1 декабря 2021  09:05 Добро пожаловать к нам на сайт!

Дебют № 49


Любовь Левитина

Любовь Левитина - родилась и выросла на Урале. Физиолог, биохимик, врач-лаборант. В последние несколько лет – социальный работник. В Израиль репатриировалась в 1993 году. Бронзовый лауреат 6-го Международного Конкурса Русской Поэзии памяти В. Добина 2011. Финалист Интернет-конкурсов «Эмигрантская лира» 2014-2015 и 2015-2016. Финалист Конкурса на соискание Премии «Народный поэт» 2014. Лонг-листер Поэтического конкурса «Заблудившийся трамвай» им. Н.С.Гумилёва 2016. Победитель 6-го Международного Грушинского Интернет-конкурса 2016 в номинации «Поэзия». Публикуюсь на разных ресурсах в интернете, самая большая подборка на сайте Стихи.ру. Имею публикации в печатных изданиях (журналах и сборниках) Израиля и России, а также авторские сборники стихов «Не сжигайте мосты» (изд-во «Союз писателей, Новокузнецк, 2012) и «Гербарий неисполненных желаний» (Издательские решения, Краков, 2016).


СТИХИ


Она всегда его ждала


Он забегал к ней на ходу - на час-другой, вздыхал: «Дела.
Ты жди. На днях опять зайду».
Она кивала и ждала.
Он уезжал. И не звонил. Терялся в резвой скачке дат.
Она ждала. Считала дни. Ей было даже сладко ждать.

Когда и вовсе он исчез, ночная стражница луна
шепнула вкрадчиво с небес: «Представь, что ты его жена».
Его красивое лицо ей улыбалось со стены.
Купила скромное кольцо как признак статуса жены.

В бреду блаженном, как в дыму, не помня лет и бед своих,
рубашки гладила ему, постель стелила для двоих.
И ночь – не тьма, и дом – не клеть, не огорчали зеркала,
ей было некогда стареть: она всегда его ждала.

Мечта печатала курсив совместных планов, общих дел,
в мечте он был ещё красив и лишь немного поседел.
Во сне сплетались их тела, она ласкала мягкий шёлк
его волос, а днём ждала, всегда ждала.

И он пришёл.

Забился в ней беззвучный крик.
Слова щербатым ртом жуя,
плешивый сгорбленный старик
спросил: «Ждала? Ну вот и я».

Не Галатея


Тучи плывут, закатные
сумерки шевеля.
Я превращаюсь в статую
личного февраля.

Скульптор притихший, что же ты
бледен и утомлён?
Глупо мечтать о прожитом,
грустно, Пигмалион.

Холод снаружи просится,
стынет материал.
Видишь, душе не по сердцу,
как ты её ваял.

Всё неживое, лишнее
трудно залить вином.

Ветер играет с вишнями
голыми, за окном,
крут и богат затеями,
с веток сорвал листву.

Жаль, что не Галатея я –
к марту не оживу.


Повториться


"Где видел я персидскую сирень,
И ласточек, и домик деревянный?"
Анна Ахматова

"Люблю - но мука еще жива."
Марина Цветаева


из памяти запах персидской сирени,
усталое солнце рассыпало тени
лучом предзакатным обласканы лица
вернуть повторить повторять повториться
сумеем едва ли
стрижи-миражи над бревенчатым домом
проносятся мимо не ведая кто мы
куда-то летят стреловидные птицы
о чём-то ворчливо скрипят половицы
а нас не узнали
но память упряма послушай кому как
не нам воскрешать эту сладкую муку
с дождём что бормочет погода плохая
вдыхать задыхаясь и снова вдыхая
до точки в финале

Свои чужие


Соломка найдётся, да где упасть?
Покуда меняли и сласть, и власть,
слова и монеты,
списали страну, где я родилась,
я здесь пообвыкла и прижилась,
ах, Родина, где ты?

Я снова при деле, шаги легки,
и время не верит словам тоски,
пусть плачут другие.
По-русски приветствую интернет,
но если и Родины больше нет,
к чему ностальгия?

А время не хочет играть на бис,
уже перестало, спускаясь вниз,
считать этажи.
Шалом, разноцветное царство, и
на этой земле мы давно свои
и всё же чужие.

Во сне и наяву


Сон многоцветный рассыпан мозаикой,
чтобы сложиться картинкой любой.
Юной красавицей, лапушкой, заинькой
ты во дворце,
и желанный с тобой.
Светят фонтаны хрустальными струями,
сладко гитарные стонут лады,
радужный мир увлечён поцелуями,
празднуя ночь до последней звезды.

А наяву только тучи целуются,
дождь размывает картонный дворец,
ветер взлохматил поникшую улицу
и со звездой полетел под венец.
Ты не дождёшься к себе королевича,
твой королевич принцессе не рад.
Утро нисходит с картины Малевича:
темень глубокая, чёрный квадрат

Плач горящей свечи


Я много видела рассветов,
оставив счёт календарю…
И вот горю. Да что же это?!
Алло, пожарная, горю!!!

Мой фитилёк взлетел, как птичка,
расправил крылышки огня.
Скажи, предательница спичка,
зачем сгубила ты меня?!
Мы столько дней лежали вместе
в привычном ящике стола.
Забыв о совести и чести,
за что меня ты подожгла?

Теперь стекаю белой кровью,
чернея в гневе и ворча:
«Что, на дворе средневековье?
Но я не ведьма, я свеча!»

Прощай, любовь моя, подсвечник,
к себе прижавший горячо.
Когда мои поникли плечи,
лишь ты подставил мне плечо.

Потом, обняв другую свечку,
ты позабудешь обо мне,
а я, спалив своё сердечко,
останусь лужицей на дне.
Но если вдруг, ногой сверкая,
припомнишь ты свою свечу ,
взгрустнёшь: « Ах, да, была такая…».

Горю, сгораю.
Но свечу.

Это лучше...


Мы не знали друг друга, старели досрочно,
наши будни делила вода.
Я была неказистым комочком песочным,
ты был слеплен из снега и льда.

В мутном небе моём суховеи застыли,
оценив твой подарок сполна:
горстку белого снега в прозрачной бутыли
принесла мне морская волна.

От жестокого солнца послание пряча,
вытирая осевшую пыль,
знак зимы я песком заменила горячим
и тебе возвратила бутыль.

Жар и холод под пробкой менялись дарами,
и к мечте прикоснувшись почти,
мы хотели обняться, но море меж нами
от воды отражало «Прости!»

Неусыпные волны стояли в дозоре.
Только стал небосвод голубей,
подобрело и сжалилось вечное море,
и пустило для встречи к себе.

Знаю, ты растворишься в обманчивой сини,
я с придонным смешаюсь песком.
Это лучше, чем сгусток бесплодной пустыни
или снежный бесформенный ком.

Студенческое ностальгическое


Живём на биостанции,
ровесники, ровесницы.
На ней должны остаться мы
на два ближайших месяца.

Усеян лес палатками,
а мы почти не заняты.
Гуд бай, любовь с оглядками
на время до экзаменов.

Под соснами, под клёнами,
под солнечными струями
романы нескреплённые
скрепляем поцелуями.

Пронизан воздух струнами,
звенящими, гитарными.
Горим сердцами юными,
воспитанные бардами.

И самой главной темы взвесь
удерживаем песнями:
"как здорово, что все мы здесь...",
как здорово, что вместе мы.

Красивые, голодные,
лишённые парадности,
все шлягеры походные
вопящие от радости.

А мир глядит внимательно
на молодость счастливую
студентиков-романтиков
советского разлива.
Rado Laukar OÜ Solutions