17 июня 2021  07:36 Добро пожаловать к нам на сайт!

Актуальное № 47



Борис Кагарлицкий


Как я стал угрозой для свободного мира


Всё это выглядело несколько странным. В прошлое воскресенье лондонская «Sunday Times» публиковала очередную порцию нападок на лейбористов и их лидера Джереми Корбина. Что уже стало для британской прессы чем-то вроде традиции. Чем выше оказывается его популярность среди избирателей и сторонников партии, тем больше появляется статей, убедительно доказывающих, что у него нет никаких шансов, что положение его безнадежно и возглавляемое им движение обречено на провал.

Однако на этот раз обнаружилось нечто новенькое. Журналисты нашли связного, который передает Корбину инструкции от Путина. Этим связным оказался я…

Из статьи я узнал, что возглавляемый мною Институт глобализации и социальных движений это «финансированная Кремлем организация, созданная для того, чтобы подорвать Запад». А совместное наше с Корбиным участие в митинге, проходившем в Кардиффе несколько лет назад, — бесспорное доказательство прямой связи между российскими властями и лейбористским лидером.

Разумеется дело не во мне и не в нашем институте.

На протяжении ряда лет Корбин был председателем движения Stop the War Coalition, которое активно выступало против британской политики в Ираке, против бомбардировок Ливии и других подобных инициатив Лондона. Став лидером партии, Корбин с поста в STWC ушел, но связь с товарищами, разумеется, сохраняет, тем более, что они сыграли немалую роль в его избрании на нынешний пост. Скандал разгорелся уже несколько недель назад, когда в окружении нынешнего министра иностранных дел Бориса Джонсона родилась великолепная идея — потребовать введения нелетной зоны над территорией Сирии и предоставить самолетам НАТО право сбивать все прочие летательные аппараты, там появляющиеся. Иными словами начать небольшую войну с Россией.

По мнению Джонсона эту инициативу должна была выдвинуть именно STWC в связи с бомбардировками Алеппо, проводимыми российской авиацией. О чем министр прямо и заявил в парламенте.


Что касается бомбардировок Алеппо, то движение уже несколько раз выступало с критикой российских действий в Сирии, но создана общественная коалиция была для того, чтобы противодействовать интервенциям и войнам, организуемым именно британским правительством.

Тут-то и началось. От Корбина потребовали осудить своих бывших товарищей как «агентов Кремля». Он отказался. Интенсивные словесные бомбардировки в прессе и на телевидении тоже не дали ни малейшего эффекта. Мало того, что Корбин и руководство STWC продолжали стоять на своём, так их популярность среди публики с каждым днем лишь росла. Проявив слабость во время референдума и пойдя на уступки правому крылу партии, заставившему его отказаться от поддержки выхода Британии из Евросоюза (за что выступали, в частности Джон Риз и другие лидеры STWC), Корбин упустил шанс получить лавры победителя. А его противники лишь набросились на него после референдума с удвоенной энергией. Однако урок был усвоен. Выиграв повторные выборы руководителя партии, Корбин занял жесткую позицию. Уступок и компромиссов больше не будет. Большинство, избравшее его на этот пост, дало лидеру лейбористов мандат на решительные действия и жесткие заявления.

Именно это и вызывает панику его оппонентов. Всячески подчеркивая разногласия среди лейбористов и настаивая на том, что партия находится на грани раскола, они на самом деле прекрасно сознают, что у консерваторов происходит как минимум то же самое. А последние заявления Терезы Мэй, неожиданно вспомнившей о правах рабочих и о безответственном поведении финансового капитала, доказывают, что массовые настроения в Соединенном королевстве радикально меняются. Настолько радикально, что именно взгляды Корбина и его сторонников становятся с каждым днем всё более популярными

Живя по своим законам и действуя по инерции, представители масс-медиа не могут понять, почему опробованные на протяжении многих лет методы всё чаще дают осечку

Разворачивая кампании против неугодных им политиков, они не понимают, почему результаты раз за разом оказываются обратны ожидаемым. Хотя объяснить происходящее несложно: ведь именно систематическое искажение реальности и всё более откровенная дезинфрмация в прессе стали частью общего кризиса институтов либеральной демократии. Кризиса, жертвой которого сами же масс-медиа сегодня и становятся. Чем более откровенно, беззастенчиво и безответственно они вели свои пропагандистские кампании, тем меньшим было общественное доверие — вплоть до того момента, когда массовые атаки в прессе против того или иного деятеля уже сами по себе превращаются в лучшую для него рекламу.

Казалось бы, Брекзит, когда массированная пропагандистская бомбардировка общества дала ровно обратный эффект, должен был чему-то научить. Но, увы, вывод был сделан прямо противоположный разумному. Вместо того, чтобы снизить градус пропагандистской истерии, его повысили.

И ссылка на «руку Москвы» опять, как и во времена «Холодной войны», становится последним аргументом

Беда в том, что подобными выступлениями пресса дискредитирует не атакуемых ею политиков, а саму себя. Наращивая уровень словесной агрессии, она лишь провоцирует недоверие.

Что же касается меня самого, то, признаюсь, мне публикация «Sunday Times» понравилась. Всё же немного лестно, что именно меня и моих коллег назначили на роль главных злодеев.

Остается только уподобиться герою известного анекдота, спрашивавшего: если евреи продали Россию, то где моя доля?

Rado Laukar OÜ Solutions