20 мая 2022  09:43 Добро пожаловать к нам на сайт!

История

Н. Модестов

Москва бандитская.

(Продолжение, начало в № 28)

Всероссийский староста

В тюрьмах и острогах он провел более двух десятков лет, а среди арестантов о нем ходили легенды. Хотя настоящую его фамилию, простую и распространенную, - Захаров, вспоминали редко. Главным образом когда составляли официальные документы - протоколы допросов, обвинения, приговоры. Зато прозвище Паша Цируль знали все и, произнося это имя, нередко легко решали самые трудные проблемы.
Рассказывают, что однажды доверенное лицо Цируля Потапов отправился в Тольятти получать крупную партию - 286 штук новеньких "Жигулей". Машины должны были отойти к людям Цируля по отпускной цене, что сулило солидный барыш. Но неожиданно местные авторитеты, привыкшие чувствовать себя полноправными хозяевами края, встали в позу: "Вы чего, москали, оборзели? Платите, как все, - две цены и у… к себе домой!"
Потапов в расстроенных чувствах позвонил в Москву, объяснил ситуацию. Цируль спокойно выслушал своего "зама по экономическим вопросам". "Ты завтра подойди к их главному, - произнес он, - и скажи, что это машины для Паши". На следующий день необходимые документы уже до полудня были оформлены…
Даже следователи и оперативники, опытные и психологически сильные, с ним никогда не расслаблялись. Понимали, что это жесткий, хитрый и расчетливый противник. Сергей Новоселов, заместитель начальника отдела Следственного комитета МВД России, работавший с Дато Ташкентским, Расписным, Бичико, Бархошкой, Сибиряком, Тенгизом Пицундским и другими ворами в законе, считал Цируля выше по уму и жизненной хватке. Захаров не имел законченного среднего образования, был семь раз судим и в предложении из пяти слов употреблял три непечатных выражения. Другой с подобным багажом достиг бы уровня завсегдатая местной пивнушки. А он - ворочал миллионами долларов, был уважаем и любим братвой, купался в роскоши, а в Жостове возвел из "кремлевского" кирпича виллу в пяти уровнях с крыльцом из Лабрадора и тремя "мерседесами" в подземном гараже! Согласитесь, заурядному человеку такое не по плечу.
Цируль знал себе цену. "Мне шестьдесят лет, - любил повторять он, - но ни на одном сходняке мне как вору никто "предъяву" сделать не мог. Как я говорю - так и будет".
Об авторитете Паши свидетельствует забавный эпизод. На той же улице в Жостове строил дом сотрудник прокуратуры Мытищинского района. Строил, конечно, не с таким размахом - скромнее и проще. Как-то раз блюститель закона подъехал на участок осмотреть хозяйство, вышел из служебной "Волги" и ахнул: приготовленный брус и вагонка исчезли. Хозяин схватился за голову: в такой ситуации в милицию обращаться бессмысленно. Даже если заявление примут (прокурорский работник все же), то искать, конечно, не станут. Что искать ветра в поле? И вдруг обобранного дачника осенило - нужно пойти к соседу, может, подсобит?
Цируль выслушал взволнованный рассказ о краже стройматериалов и успокоил: "Поможем, люди должны друг другу помогать". Хозяин бруса поблагодарил за отзывчивость и отправился домой, не слишком надеясь на хорошее. Через день он рано зарулил в Жостово и не поверил глазам. На прежнем месте лежал аккуратно уложенный штабелем брус и вагонка. Даже больше того, что украли…
Во время последнего задержания, рассердившись на назойливость следователей в Лефортове, Цируль пригрозил: "Есть два слова. Скажу - меня сразу выпустят". Увидев ироничные улыбки, Паша разошелся еще больше: "Что, не верите? Думаете, все вокруг рядовые и блатных нет? Если бы все рядовые были, Ельцина в седьмой ряд бы поставили и приказали: шагом марш! И беспредел бы кончился…"
Свои два слова он так и не произнес. В конце января 1997 года на пятьдесят восьмом году жизни старейший российский вор в законе Паша Цируль скончался в Лефортовской тюрьме. Официальная медицинская комиссия назвала причину смерти: острый сердечный приступ. Но скорее всего, случилось то, что должно было случиться. Последние годы Захаров сидел на игле. Он употреблял наркотики самых разнообразных видов - от кокаина до морфина и метадона. Знающие люди считают, что Цируль и погиб из-за передозировки зелья. Не выдержало сердце.
Захаров был фигурой более чем заметной и постоянно находился в поле зрения спецслужб. Но его интенсивная оперативная разработка, с применением соответствующей техники, началась после задержания в Москве вора в законе Николая Самана, известного под кличкой Бархошка. Один из почтеннейших жуликов еще советского периода возвращался из Прибалтики с 18-ю килограммами маковой соломки. Взяли его с поличным, когда он ехал по кольцевой дороге. Наркотики изъяли, возбудили уголовное дело, а Бархошку отправили в Лефортово.
Зелье предназначалось не только для Самана (он не дождался приговора, скончавшись в тюрьме), но и для Захарова. Выяснилось, что Цируль является активным распространителем наркотиков. Он же, по оперативным данным ФСБ, был назначен держателем российского воровского общака. Захаров регулярно приобретал у Бархошки раствор ацетилированного опия, который тот получал, привозя из Львова крупные партии маковой соломки. Кроме того, Цируль потреблял метадон, покупая его у знакомых азербайджанцев, и снабжал им авторитетов Западной и Средней Сибири, присылавших гонцов-перевозчиков в Москву.
Выявились имена других соучастников Захарова. Сотрудники ФСБ, проводившие документирование преступной деятельности в течение двух лет, проследили связи Цируля, установили каналы приобретения и сбыта наркотиков. Оперативники предполагали арестовать Захарова вместе с его близким другом, также употреблявшим и распространявшим синтетический наркотик метадон, известным вором в законе Тенгизом Пицундским. Но непредсказуемые события внесли коррективы в намерения контрразведчиков.
Из материалов уголовного дела: "В ходе прослушивания телефонных разговоров Тенгиза Пицундского (санкция Московского городского суда от 18 апреля 1994 года) была получена информация о готовящемся незаконном проникновении в помещение следственного изолятора N 2 ГУВД Москвы (Бутырская тюрьма) авторитетов преступной среды, для встречи с содержащимися под стражей, а также передачи заключенным запрещенных предметов. Проникновение в Бутырку организовывал Тенгиз Пицундский вместе с влиятельным вором Сергеем Липчанским по кличке Сибиряк. Содействие им оказывали коррумпированные сотрудники следственного изолятора".
Подробно о сходняке в Бутырке - уникальном эпизоде в богатой событиями истории уголовной Москвы, написано в предыдущей книге. В ходе операции оперативники ФСБ и следователи МВД задержали Сибиряка, Тенгиза Пицундского и верхушку солнцевской группировки - Авилова, Шаповалова, Тамма, Гурченкова и других. Интересно, что организаторы сходняка были абсолютно уверены в благополучном исходе мероприятия. Накануне о предстоящем визите Тенгиз Пицундский рассказывал по телефону своему приятелю:
"Тенгиз: Мы прямо на машинах заедем во двор.
Пируз: Как, проверяют же?
Тенгиз: Кто нас проверит! Прямо вовнутрь заедем на машинах. Еда и выпивка в багажниках будет. Не в руках же это все нести…"
Для Пицундского история закончилась приговором суда - лишением свободы на три года. Наказание он отбывал в Липецке. После отбытия срока Тенгиз был освобожден и выразил желание вернуться в Москву. Об этом сообщил в Следственный комитет МВД РФ начальник учреждения ЮУ-323/СТ-1 УИН УВД Липецкой области Ю. Фролов. В документе от 10 апреля 1997 года приведены факты, свидетельствующие о настроениях Тенгиза Пицундского - верного последователя Паши Цируля:
"В период пребывания в учреждении зарекомендовал себя как злостный нарушитель режима отбывания наказания, активно поддерживал воровские традиции. Пользуется авторитетом среди заключенных, является лидером группировки отрицательной направленности. Вор в законе, кличка - Тенгиз Пицундский".
Цируль предупреждал о возможных последствиях организации сходняка в Бутырке. Позже, после его собственного задержания, он рассказывал следователям в Лефортове, что не советовал идти на встречу в изолятор Тенгизу и Сибиряку. Но те не послушались.
Мудрый Цируль остался на свободе и продолжал свою деятельность. Оперативники готовились к его задержанию вместе с сообщниками по распространению наркотиков. Но вновь непредвиденные обстоятельства помешали взятию Захарова с поличным. В жостовский особняк нанес визит московский РУОП, и Паша Цируль оказался в Бутырке "досрочно".
Из оперативной сводки ГУВД Москвы: "…в результате оперативно-розыскных мероприятий в поселке Жостово Мытищинского района в своем коттедже задержан авторитет преступной среды, вор в законе П. В. Захаров, 1939 г. р., уроженец Москвы, бомж, ранее неоднократно судимый. Во время обыска у Захарова изъята обойма к пистолету "ТТ" с восемью патронами. При доставлении задержанного в РУОП ГУВД по улице Шаболовка, д. 6, у него под подкладкой кожаного пальто обнаружен пистолет "ТТ" N РАО 03668 иностранного производства".
Сам Цируль убежденно заявлял, что пистолет ему "подбросили менты". "Зачем мне волыну с собой таскать, - обиженно говорил он следователям. - Любой по моей указке что хочешь сделает… Смеетесь? Вот и мне смешно!"
Объективности ради стоит напомнить: вес снаряженного боекомплектом пистолета "ТТ" составляет 910 граммов. Надо полагать, что перед транспортировкой на Шаболовку Захарова еще в доме тщательно обыскали. Причем обыскивали не курсанты школы милиции, а опытнейшие оперативники московского РУОП. Трудно понять, как они могли проглядеть почти килограммовую железку, спрятанную в полу кожаного пальто? Утверждать ничего не берусь, всякое случается. Тем более с таким же точно пафосом Цируль объявлял после обыска вещей в камере, что наркотики ему тоже подсунули.
"Откуда мне знать, чей наркотик? - возмущался он. - Утром "кормушку" открыли и говорят: "Павел Васильевич, вам две пачки сигарет, покурите… Я ж не думал, что обе пачки кум "зарядил". Взял. А он сразу в оперчасть побежал, следователям звонить: "Приезжайте, обыскивайте!" Тут Цируль явно лукавил. Подбрасывать метадон в таком количестве (по оценкам экспертов-химиков его запаса хватило бы на два месяца!) нужды не было. А ведь изъяли еще героин, опий… Распространять наркотики Захаров продолжал, даже находясь в тюремной камере.
Из материалов уголовного дела: "Зная, что в СИЗО N 2 содержится неоднократно судимый вор в законе Р. Арабули по кличке Робинзон, Захаров, через отбывавшего по приговору суда Дианова, сбыл Арабули 2,2 грамма ацетилированного опия. Наркотик он упаковал в записку, адресованную Робинзону. Записка изъята и приобщена к делу в качестве вещественного доказательства".
Содержание записки с соблюдением орфографии подлинника: "Робинзон привет вот посылаю готовую на 100 кубов. Дербани там сам как сможешь…"
Заключенные "кубом" называют один миллилитр жидкого наркотического вещества, а слово "дербануть" означает разделить дозу между заключенными.
Относительно причин своего ареста Цируль также придерживался оригинальной версии. Он считал, что в тюрьму его упрятал… Япончик. По словам Захарова, Иваньков должен был приехать в Москву осенью на сходняк (напомню, что события происходили до задержания Иванькова в Нью-Йорке), затем побывать в Турции. Но ни там, ни в Москве Иваньков не появился. Цируль прозрачно намекал, что к Япончику у братвы есть вопросы и тот не торопится на них ответить. Захаров загадочно упоминал о покушении на Япончика - взрыве его автомобиля, и сожалел о том, что в результате пострадал ни в чем не повинный сын Иванькова. "Японец никому не нужен, - ворчал Цируль во время обыска себе под нос, - ни американцам, ни нашим, жидкий оказался…" А иногда добавлял, обращаясь уже непосредственно к следователям: "Неужели вам денег столько дали, что я не откуплюсь?"
Захаров был скуп на оценки, лишь иногда давал лаконичные характеристики: "Бархошка не вор никакой. Он наркотики возил, нам помогал, но никогда не продавал. Я точно знаю". Затем вздыхал и затягивал "песню": "Мы люди больные, нас лечить нужно. В других государствах так и делают, а у нас страна такая - некогда этим заниматься, все время несчастья. Поэтому и вам приходится действовать по-другому - работать, искать, ловить, - проповедовал он оперативникам, - но я не в обиде, понимаю".
Или такая оценка известных людей: "Роспись для меня не вор. Это для вас - вор, а для меня нет. Сибиряк выбрал себе сам судьбу трудную. Жуть! Я-то старый человек, знаю, на что он идет…"
Напрасно Захаров обижался на "подброшенные" наркотики. В камере они появились потому, что Цируль сидел на игле давно и без зелья жить не мог - начинал болеть. Свидетельство тому - протоколы прослушивания телефонных переговоров, которые он вел с подельником Хуриевым. Желая приобрести наркотик, Цируль позвонил Хуриеву и попросил 10 граммов.
Из телефонного разговора, записанного оперативными службами ФСБ.
Захаров: Здорово. Это Паша.
Хуриев: Здорово, Паша.
Захаров: Как дела, дружок?
Хуриев: Нормально.
Захарев: Ну ничего, когда приехать? На 10 граммов привезу…
Хуриев: Пошли этого парня ко мне. Дай деньги ему…
Захарев: А во сколько послать-то?
Хуриев: Сейчас, деньги дай и в 18.00 пошли…"
Через несколько дней произошел разговор, который подтвердил состоявшуюся ранее сделку. В тот день Хуриеву позвонил неустановленный следствием мужчина:
"Неизвестный: Здорово.
Хуриев: Здорово.
Неизвестный: Пойду Пашку позову, а то я тебе звонил, звонил. Ты что не предупреждаешь, что уезжаешь? Сказал бы, когда мы последний раз у тебя были: "Передайте Пашке, что уезжаю". И мы бы взяли, допустим, не десять граммов, а двадцать бы взяли…
Хуриев: Знаешь, я думал, улечу так на дватри дня…
Неизвестный: Понятно. Ну просто ты же мог предупредить? Пашка болеет, дела никакие не делает. Уезжай, на сколько нужно, только говори. Мы бы взяли больше, и никаких проблем… Ты же такой серьезный человек. Если ты не понимаешь, то тогда с кого требовать. С чертей каких-то требовать?.. Вот он уже ждет".
Далее телефонную трубку берет Захаров:
"Xуриев: Здорово, Паша.
Захаров: Здорово. Ты хоть бы сказал мне…
Хуриев: Ты что, болеешь, Паша?
Захаров: Конечно. У тебя есть. Я сейчас человека пришлю, нужно очень…"
Вор в законе с таким авторитетом и связями, как Цируль, не мог остаться в одиночестве, даже находясь за толстыми стенами Бутырской тюрьмы. В изоляторе, само назначение которого отсечь подозреваемого от контактов с внешним миром, Паша продолжал руководить своими подчиненными… по телефону. Информация об этом поступила в ФСБ, и в камере N 51, где "в заточении" пребывал Цируль, произвели обыск. Каково же было удивление следователей и оперативников, когда среди личных вещей Захарова обнаружили радиотелефон, портативную радиостанцию, 5,78 граммов метадона, 2,5 грамма ацетилированного опия и 20,6 грамма опия.
Примерно с таким же комфортом устроился позже Паша Цируль в СИЗО-1 ("Матросская тишина"), где постоянно получал с воли через адвокатов и подельников наркотики. В один из дней адвокат передал своему "больному" подзащитному 1,423 грамма героина.
Не отказывал себе Паша Цируль и в других маленьких радостях. Во время обыска личных вещей, который продолжался несколько часов, в сумках Захарова встречались деликатесы, не часто украшающие стол даже на воле: осетрина, балык, импортный паштет, ветчина в вакуумной упаковке, а также более прозаичные вещи - курага, спагетти, сухари, пряники, печенье, картофельное пюре, кофе и бесчисленное количество чая. Эти яства не относились к перечню запрещенных предметов. Но были найдены и другие менее безобидные "лакомства".
Оперативники в присутствии понятых осмотрели около 6 тысяч сигарет, среди которых в двух сигаретах "Мальборо" был обнаружен метадон. Наркотик, под видом лекарства, был засыпан в желатиновые ампулы. Следы кокаина, морфина и других наркотиков медики выявили в смывах с рук и лица, в волосах и смывах с поверхности ногтей. Характерно, что обыск Цируля проводился не в его камере, поскольку вор в законе может указать на любого из соседей и заставить признаться, что наркотики принадлежат ему. По инициативе Сергея Новоселова решено было пойти на хитрость. Захарову, под предлогом перевода в больничное отделение, предложили собрать все вещи. А затем перенесли сумки в другое помещение, где и провели обыск с применением видеозаписи.
Опасения Новоселова строились не только на предположениях. В одном из писем, перехваченных оперчастью изолятора, Захаров дает рекомендации телохранителю Игорю Кутьину, чтобы тот взял на себя ответственность за обнаруженные пистолет и патроны (приводится без грамматических поправок):
"Нужно срочно послать Игорька в прокуратуру, но обязательно с адвокатом и пусть грузиться. Пусть скажет, что мы были в билиардной, я смотрел какую-то картину, а он что-то клеил. После сильных криков и стрельбы буквально за минуту ворвались солдаты в масках и он видел как мне ударили в голову автоматом и я упал. В следующую минуту после криков ложись его тоже накрыли и вырубили. Когда он очнулся в компьютерной на полу, они его облили водой то он на столе увидел два своих пистолета, один газовый а второй ТТ, который купил на рынке на Дмитровском шоссе у молодых ребят за 500$. А купил после того, как в доме взорвали взрывчатку, понял? Номер этого ТТ РАО 03668. Это тот самый который они у меня отняли.
Они обязательно спросят, а видел ли кто у тебя эту валыну? Ты скажи что один раз разбирал в компьютерной и вошли Володя с Соней поиграть. Они видели его разобранным на столе. Когда Соня ушла Володя попросил посмотреть, он воевал в Афганистане. Володя пусть запомнит N валыны…
Напишите заявление с этой ксивы и в прокуратуру. Ну а Игорька мы самое большее через два месяца с суда дернем. Ну и все будет правильно. Сейчас неудобно Игорю что-то обещать, это не по-человечески обижать его. Короче говоря заранее за тебя переживаю. Возьмите адвоката и все будет нормально…"
Осуществить рекомендации Захарова Кутьин не успел, так как во время обыска в доме Цируля в Жостове был задержан с пистолетом иностранного производства калибра 6,35 мм и позже осужден Мытищинским районным судом к двум годам лишения свободы условно. Кстати, приведенное выше письмо опровергает утверждение Захарова о том, что пистолет ему подбросили сотрудники РУОП.
Отдельный разговор о жостовском доме Паши Цируля. Обыск в нем проводила следственно-оперативная бригада МВД России и ФСБ. В ее состав входило шесть следователей, двенадцать оперативных сотрудников и более десяти понятых. Дом осматривали в течение полутора суток, а для обнаружения тайников и спрятанных сейфов привозили специальную аппаратуру, занимавшую целый автобус "ЛИАЗ". Во время обыска с использованием технических приспособлений ФСБ нашли пять пустых, тщательно замаскированных (вделанных в стены и пол) тайников, два подземных тоннеля, один из которых выводил за пределы земельного участка особняка. Причем сейф, размещенный под лестницей на второй этаж, удалось взломать лишь после того, как бронированный ящик расстреляли из винтореза…
По оперативной информации, в особняке Захарова хранился общероссийский воровской общак. Сам Цируль называл цифру 130 миллионов долларов. По его словам, денег было столько, что в один из напольных тайников пачки долларов впихивали ногами. Увы, общак изъять не пришлось. Как пояснил на допросе брат Цируля Валентин Захаров, уже на следующий день после задержания хозяина виллы в Жостово приехала кавалькада иномарок. Гости с братом Цируля не церемонились. Заперли его в туалете первого этажа и через два часа, загрузив какие-то вещи в джипы и "БМВ", уехали. Единственное, что удалось вынуть из сейфов оперативникам, - груду брелоков с ключами от богатого автопарка Паши Цируля. Позже Захаров, перебирая ключи, пояснил, который из них от какой машины. По признанию хозяина, он очень любил водить автомобили (их у него было одиннадцать), предпочитая другим микроавтобус "Форд Премьер". "Видел его? - спросил он следователя, улыбнувшись от приятных воспоминаний. - Вот это вещь - холодильник, бар, музыкальный центр, кондиционер. Но самый лучший - "Мерседес-600". Что может быть крутее "шестисотого"?" На вопрос, зачем в доме два подземных хода, Цируль легко отшутился: "Погодите, еще не вечер. Я там озеро выкопаю. И как вы появитесь - в подводную лодку и уплыву". В тот день, предаваясь воспоминаниям, Захаров рассказал следователям, откуда появилась его странная кличка: "Я еще пацаном был, привезли меня на пересылку. Там - четыреста воров и семнадцать фраеров. Мне восемнадцати не исполнилось, посадили на спец. Потом в баню повели. Там одного вора Аграма выпускали. Он спрашивает: "Кто мне волосы подровняет?" Я взял ножницы, дай, думаю, пощелкаю. Как начал - чик-чик и ухо ему задел. Тот схватился за голову: "Цируль, мать твою!" С тех пор и пошло…" Суд приговорил проходивших по делу пятерых соучастников Цируля к различным срокам лишения свободы - от шести до пяти лет. Имущество Захарова и его гражданской жены Розы (по воровским понятиям он не имел права регистрировать брак официально, и она по паспорту считалась супругой брата Валентина) решением суда должно быть конфисковано. В отношении самого патриарха воровского движения дело прекращено в связи с его смертью. Мне вспоминается фраза Паши Цируля, произнесенная им во время обыска: "Все бывает в жизни, все бывает. Кто терпеть не может - тот умирает".

Последний из могикан

В час добрый, братва!
Приветствую всех достойных арестантов.
Здоровья и удачи всем, во всем Мира и благополучия Дому Нашему. Есть возможность обратиться к Вам, внести ясность в уклад и традиции. Бродяги! На централах зачастую появляются нарушения и несправедливость в поступках, что неприемлемо среди людей. Этим губят истинно Воровской уклад нашей жизни. Призываю всех к здоровому и трезвому благоразумию и нравственному пониманию наших традиций, которые приняты Ворами по всему Воровскому миру. Масса Воров и достойных Арестантов отдали жизнь и здоровье во благо братвы, чтобы была вера и твердость в сердцах, убежденность за истинную дорогу, которой идут.
Братва:
1 Будем справедливы друг к другу и благожелательны.
2 Не применяйте удавки - это пресекать.
3 Не ведите разборов, выслушав только одну сторону.
4 Не позволяйте до выяснения обстоятельств подымать руку или ногу.
5 Ведите разборки в здравом уме.
6 Не гоните из хаты несознательно или незначительно оступившихся. Этим помогаем ментам. Из этой массы отверженных менты делают пресс хаты, где ломают Воров и порядочных Арестантов.
7 Впервые попавшим в тюрьму объясните правильный образ жизни Дома Нашего.
8 Не спрашивайте за вольные дела за исключением мусорских.
9 Не спрашивайте строго с малолеток, до определенного возраста они ведут несознательный образ жизни.
10 Уделяйте внимание и интересуйтесь на этапах, кто откуда и куда идет. Кто из людей где сидит. Транзит это наши дороги.
В общем, если есть неясности, то обращайтесь к Ворам или достойным для решения вопросов. За несправедливость ответствен каждый. По возможности эту ксиву размножьте и ознакомьте каждого, кому не чуждо Воровское. Удачи Вам в делах Ваших правых. Здоровья в духе свободы.
С уважением к Вам, достойной массе Арестантов Вор Аркаша Николаевский".
Под этим катехизисом воровской идеи могли бы поставить подпись многие законники, и уж конечно Ростик, известный соблюдением всех традиций и правил. Его считали справедливым, скромным в желаниях и доброжелательным человеком даже те, кому было что с ним делить. Поэтому убийство Ростика удивило не только уголовный мир, но и представителей оперативных служб.
Из обстоятельств его гибели известно очень немногое. О мотивах же преступления даже информированные люди говорили полунамеками, не вдаваясь в детали и не называя конкретных имен.
…Тяжелораненый был доставлен в приемный покой Мытищинской ЦРБ около двух часов ночи. Дежурная медсестра даже не успела записать данные привезших его молодых парней - они бережно положили тело мужчины на топчан и молча удалились. Осмотрев находившегося без сознания пациента, медики определили, что он ранен в живот. Причем ранен из огнестрельного оружия. Последовал звонок в местное УВД, а еще через несколько минут прибывшие милиционеры установили личность пострадавшего. Им оказался Вячеслав Петрович Слатин - один из старейших и наиболее уважаемых в Московском регионе воров в законе по кличке Ростик.
Гибель авторитета такого ранга, как правило, провоцирует волну криминальных событий - воровских сходняков, разборок, заказных убийств. Поэтому первой реакцией местных сыщиков была попытка выяснить обстоятельства ЧП. Увы сам Ростик рассказать ничего не успел. Он умер в реанимации, так и не придя в сознание, и тайну смерти унес с собой. Не слишком преуспели в расследовании и мытищинские оперативники. Ростик получил пулю из пистолета "ТТ" у подъезда собственного дома, куда возвращался изрядно навеселе с загородного пикника в кругу друзей. Почему киллер сделал единственный выстрел - непонятно. Неясно также, кем был брошен найденный недалеко от подъезда автомат Калашникова с глушителем.
Покушение на Ростика стало неожиданностью. Большинство, в том числе и сотрудники милиции, считали его фигурой символической. По имевшимся данным, Слатин удалился отдел, вел малоактивный образ жизни. Прошляк, как называют ушедших на покой лидеров уголовной элиты, никому как будто не мешал… Однако оперативники, занявшиеся вплотную последним периодом жизни Ростика, поставили под сомнение версию об его уходе на "заслуженный отдых". Собранные материалы свидетельствовали, что на покой Ростик удаляться и не думал. Оставаясь в тени, он продолжал пользоваться огромным влиянием, выступал в роли арбитра в спорах, делил междуавторитетами зоны влияния и вершил судьбы бригадиров и их бойцов.
Первую судимость уроженец деревни Заюскино Самарской области Вячеслав Слатин получил еще в 1948 году, когда ему было только 16 лет. Сталинский указ определил жесткую меру наказания - десять лет исправительно-трудовых лагерей. Не отмотав "десятку" до конца, Ростик освободился, но гулял недолго. В 1955 году он заработал новый срок - восемь лет. На этот раз по чисто воровской статье - за кражу. Отбывал наказание в Коми АССР, вышел на волю досрочно в 1961 году - и сразу же очередная судимость все по той же воровской 144-й статье УК РСФСР. Затем последовали, с интервалами в четыре года, еще три судимости. Причем своим принципам Ростик не изменял, как и подобает "правильному" законнику, он совершал кражи.
С 1977 года монотонная серия "вышел-украл - сел" была прервана. Ростик начал пользоваться излюбленным приемом опытных воров: как только ему грозил очередной срок, он обращался к помощи врачей и избегал реального наказания. В худшем случае ему приходилось проводить некоторое время в больнице, а большей частью законник обзаводился медицинской справкой и делал милиционерам ручкой… В 1993 году Ростика вызвали в местное УВД, чтобы он рассказал о связях с ворами Захаром, Савоськой, Горбатым, авторитетом Сигуновым. Но беседы не получилось. Слатин заявил, что он тяжело болен и будет отвечать на вопросы только в присутствии врача-психиатра. Он пояснил, что в октябре - ноябре 1992 года под чужой фамилией находился в психиатрической больнице и плохо помнит, с кем и когда встречался. Правда, назвать номер лечебного учреждения Ростик также не захотел. Отчасти жалобы на пошатнувшееся здоровье основания имели. Шутка ли - большую часть жизни провести в тюрьмах и лагерях! Однако хвори Ростика объяснялись не только его многолетними скитаниями по острогам и зонам. Он был любителем крепко выпить, не избежал пристрастия к наркотикам. Оперативники утверждают, что однажды из-за передозировки зелья у Ростика отказало сердце. Перепуганные друзья, боясь, что врача не дождутся, начали делать массаж сердца, сломали при этом два ребра, но Слатина все же спасли.
Последние годы Ростик обосновался в ближнем Подмосковье. Он соседствовал в Мытищинском районе со знаменитым вором Пашей Цирулем, с Сашей Захаром, Сергеем Степуниным (Горбатым). Влияние Слатина распространялось на весь Московский регион. Особый, авторитет он имел в Дмитрове, Пушкине, Сергиевом Посаде, Щелкове, Химках и Калининграде, но своей вотчиной справедливо считал Мытищи, где был на короткой ноге с представителями администрации и правовых структур. Так, на презентации по случаю открытия мытищинского ресторана "Добрый дракон" в 1992 году за одним столом оказались Ростик с Захаром и "отцы города", что нисколько не нарушило торжества. Частым гостем Слатин был в других заведениях - ресторанах "Галерея", "Сказка", казино "Нимбург", кафе "Тайнинское", "Дружба", "Ласточка". Во время застолий совмещалось приятное с полезным: решались локальные проблемы, обсуждались возможности вовлечения в сферу своих интересов местных чиновников и милиционеров.
Ростик не был прошляком, он оставался влиятельным и расчетливым идеологом воровского движения столичного региона. В его распоряжении имелся автомобиль "ГАЗ-24". Хотя человек его уровня без хлопот мог бы получить в распоряжение любую самую престижную иномарку. Сам Ростик за рулем не ездил, для этого был специальный человек. Ни одна сходка или "коронация" без него не обходилась. На последнем для Ростика "толковище" в апреле 1996 года Слатин одобрил новую систему "коронации" - не меньше десяти голосов, отданных за очередного соискателя воровского звания. Тогда же в Электроуглях сделали подход к новичку, дав ему кличку Забава.
О месте Ростика среди королей российской криминальной империи можно судить по его ближайшим связям. Он дружил с Шакро, Шишканом, Вахо, Робинзоном, Блондином, Савоськой, Славой Зеленым, Русланом, Хасаном. Менее тесные контакты поддерживал с Чайковским, Куклой, Петриком, Колючим, Хусейном, Захаром, Мухой. Эти списки отражают скрытое противоборство двух групп воров в законе, отголоском которого становились кровавые стычки и заказные убийства.
Для организованных преступных группировок Мытищинский район стал той самой курицей, несущей золотые яйца. Здесь расположен индустриальный гигант европейского масштаба Мытищинский машиностроительный завод и отделившееся от него АОЗТ "Метровагонмаш", художественные промыслы Жостова и Федоскина, экспортирующие свою продукцию за рубеж, узловая железнодорожная станция, завод художественного литья - уникальное производство, обеспечивающее монументальной скульптурой всю Россию. В Мытищах действует несколько научно-производственных комплексов всероссийского значения, строительных предприятий, и вместе с тем это один из старейших дачных районов, с развивающейся торговой сетью, сферой бытового обслуживания и другими видами сервиса. Понятно, что за такой кусок идет постоянная бескомпромиссная борьба.
Из оперативных документов: "На территории Мытищ действуют два преступных сообщества, общая численность которых свыше 120 человек. В них входит восемь группировок различной направленности: землебизнес, квалифицированные вымогательства, разбои, бандитизм, убийства, автобизнес, а также предпринимательская деятельность (строительство торговых точек, баз, АЗС, гостиниц, дач, автостоянок, жилых домов). По данным спецслужб, около 90 процентов всех коммерческих структур города контролируются мафиозными кланами, в обороте которых находятся десятки миллиардов рублей.
Сообщества имеют на вооружении современное автоматическое оружие, прекрасно технически оснащены, пользуются радиосвязью и компьютерными коммуникациями. Поддерживают тесные контакты с бандформированиями других районов области, таганской и измайловской группировками Москвы, а также преступными организациями Ивановской, Пензенской, Тульской областей и Республики Коми. Имеют разветвленные связи в административных органах района, в том числе милиции, поддерживают традиции и нормы общения преступной среды, уважают воровские "понятия", используют общие денежные средства для поддержки арестованных и лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы".
Первым в череде громких разборок стало убийство признанного мытищинского авторитета Варнака. В лидеры он выдвинулся после освобождения из мест заключения, где полностью отмотал немалый срок - пятнадцать лет. Он и до ареста имел хорошие позиции и связи, а побывав на зоне, приобрел еще больший вес и влияние. Достаточно сказать, что незадолго до гибели Варнаков построил в поселке Жостово прекрасный двухэтажный особняк, на той же самой улице, где вознесся "замок" самого Паши Цируля.
Вернувшись в родные края, Варнак, разумеется, отодвинул от уже поделенного "пирога" тех, кто был послабее, и тем самым нажил себе не только друзей и компаньонов. Опытные оперативники предсказывали конфликт, который назревает между Варнаком и обиженными им авторитетами. Но возникшая междоусобица превзошла все ожидания.
Сначала недруги решили убрать Варнака чужими руками. Для деликатной "работы" пригласили свердловскую бригаду, лидером которой был Кувалда. Свердловчане открыли настоящую охоту на Варнакова, его автомобиль постоянно эскортировался людьми Кувалды, искавшими удобный для расправы момент. Но их жертва сделала соответствующие выводы. Скоро при невыясненных обстоятельствах неизвестные расстреливают из автоматов самого Кувалду. И все же от пули Варнаков не ушел.
Он возвращался домой на "мерседесе", когда в районе Пирогова дорогу ему преградил "ЗИЛ-130" с крытым брезентом кузовом. Варнак почувствовал неладное, вывернул руль и попытался уйти от недругов по целине засыпанного снегом поля. Но сидевшие в кузове грузовика киллеры шансов ему не оставили, расстреляв иномарку с водителем из трех стволов, в числе прочих из автомата Калашникова. Сейчас в поле на месте гибели Варнака его друзья установили огромный камень…
Летом на центральной площади города в двух шагах от здания администрации днем убивают Мастюгина - одного из лидеров группировки местного авторитета Свининова. Неизвестные в черных масках стреляли в Мастюгина в упор из пистолетов и автомата. После этого на некоторое время наступило затишье, а в 1996 году стрельба пошла как в заурядном гангстерском боевике, где недостаток интриги компенсируется обилием пиротехнических эффектов.
17 января в магазине "Стройматериалы" убивают товарища Мастюгина, некоего Выборнова. На следующий день двойное убийство членов той же группировки Хоривой и Крутина, а через десять дней Долгополова. В марте настает черед считать убитых в противоборствующей команде Зиновеева. Первого числа гибнет Щелоков, но в тот же день уже в Москве киллеры расправляются с самим Свининовым и его товарищем Проходчиковым. Свининова не спасло даже то, что его уже почти "короновали". Во всяком случае, один из старших друзей Свининова Цируль представлял его как кандидата в воры.
Зиновеев, которому оперативники приписывали организацию многих разборок с группировкой Свининова, пережил своего оппонента всего на один месяц. В апреле на улице Каргина Зиновеева и Шейнина расстреливают из автоматов неизвестные в масках. Затем гибнет авторитет Куваев по кличке Дрон (его расстреляли из двух стволов киллеры, переодетые в строительные робы, когда Дрон подъехал к дому на своем "Мерседесе-ЗОО"), а в Мытищах в лифте жилого дома автоматная очередь прошивает Гольева (кличка Паштет) из той же бригады Зиновеева. Междоусобица нанесла сокрушительный удар группировке Варнака (убито четверо), почти полностью уничтожила формирование Свининова (погибло восемь человек) и обескровила бригаду Зиновеева, имевшего громкую кличку Зорро (в перестрелках погибло пятеро). В конце апреля ситуация в Мытищах становится одним из поводов для воровской сходки. На ней контролирующие это направление законники, в числе которых был и Ростик, решили остановить беспредел и бестолковую стрельбу. Что из этого вышло, теперь известно…
Ростика хоронили 28 мая на Волковском кладбище в Мытищах со всеми подобающими его рангу почестями. Такого количества венков и оранжерейных роз местный погост еще не видел. До позднего вечера у могилы патриарха уголовной элиты толпились друзья. Дюжие парни строго следили за порядком, помогали укладывать букеты на гору из живых цветов. Почтили память погибшего и его коллеги по воровскому ордену. Среди приехавших видели Андрея Исаева, больше известного как Расписной.
Над свежей могилой вспоминали о заслугах погибшего, говорили о его умении примирять недругов, таланте находить справедливое разрешение споров. Не было недостатка в версиях о мотивах убийства. Мнений хватало, звучало и такое: смерть Ростика выгодна тем, кто гноит братву в острогах и пытается задушить воровское движение. Кто-то убежденно сказал: "У них есть отдел. Там перепроверенные все, бывшие комитетчики. Задача - обезглавить нас, лишить лидеров…"
Версия о существовании тайного отряда "Белая стрела", созданного секретным приказом под крышей одной из спецслужб, давно обсуждается в уголовном мире. Арестанты молодые и особенно старые, проведшие в тюрьмах и лагерях немалую часть жизни, приводят в подтверждение этой версии веские аргументы. По их мнению, от рук неуловимых убийц гораздо чаще гибнут те, кто пользуется у братвы особым уважением, некровожаден, призывает жить по понятиям, не хвататься за оружие по любому поводу, а решать споры миром.
Часто вспоминают смерть в крытой тюрьме "Белый лебедь" ревнителя воровских традиций Василия Бабушкина, больше известного как Вася Бриллиант. Его в камере задушили урки-беспредельщики, потому что на сговор с администрацией, отказ от воровских понятий Бриллиант идти не захотел. Убийц, как водится, не нашли, а на безымянной могиле установили табличку с номером. У Бриллианта на воле, как того и требовала правильная жизнь по "закону", не осталось ни единой родной души…
Не меньшей тайной окутана неожиданная смерть другого патриарха воровского клана, тоже Василия, Бузулуцкого. В тюрьмах и острогах он провел 38 лет, но до конца, даже в преклонном возрасте, не забывал о долге перед братвой. Во время последней отсидки в Ветлаге, по свидетельству очевидцев, Бузулуцкий следил за порядком, не допускал беспредела, наказывал за беспричинные обиды. Как-то раз пошел с "инспекцией" из зоны N 50 в соседнюю сороковую. Первым делом появился в столовой, попробовал пищу: как кормят мужиков? Понятно, что качеством лагерной баланды он доволен не остался. В бараке загремел его низкие хриплый голос: "Что вы смотрите? Не знаете, как поступить? Повара - в котел! Или за вас это Васька должен делать?"
Побелевший от страха повар забился в дальний угол кухни между ящиками с макаронами и бочками с капустой. Бузулуцкий же, сказав, что завтра зайдет снова, в сопровождении трех порученцев пошел дальше. В тот же вечер ему доложили, что еда в "сороковке" стала лучше, а повар повинился перед братвой и обещал кухней мужиков не обижать.
Бузулуцкому было за шестьдесят, когда он решил поехать в известную больницу "Газы" в Ленинградскую область на операцию. Один глаз он потерял на Колыме еще в молодости, а с возрастом ухудшилось зрение второго. Старые зеки пытались его отговорить: "Ты же сам здоровый, Василий, зачем тебе под нож ложиться?" Но Бузулуцкий уже принял решение. Его привезли в больницу в конце 1992 года, операцию провели в ноябре. 22 числа он отпраздновал день рождения, дело шло на поправку, и неожиданно на пересылках заговорили: "Бузулуцкий умер". Скончался он 28 января, когда опасений не было ни у врачей, ни у самого больного. Его похоронили на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Причем ни у кого из провожавших именитого законника в последний путь сомнений не было: его смерть не случайна.
Кроме воспоминаний о Бриллианте и Бузулуцком, над могилой Ростика, последнего из могиканворов старого поколения, звучали имена других законников, чья гибель вызвала кривотолки (с 1993 года в Москве при невыясненных обстоятельствах погибли по крайней мере три десятка воров в законе, о чем подробно написано в предыдущей книге "Москва бандитская"). И вновь произносились слова "Белая стрела".
…Насколько обоснованны рассуждения о тайном спецназе? Может ли существовать что-либо подобное в структуре ФСБ, МВД или ГРУ? Лично мне эта теория кажется совершенно неубедительной. Правоохранительная система развалена и не справляется даже с более простыми задачами. Ее оперативный аппарат ослаблен, а коррупция столь велика, что, появись под крышей спецслужб какая-нибудь действенная организация соответствующего профиля, о ней бы рано или поздно стало известно газетчикам или депутатам. Контрразведка тоже потеряла былую силу и влияние из-за политических встрясок и бесконечных реорганизаций. Положение усугубляется нестабильностью власти, придворными интригами в Кремле и все более основательным втягиванием российских силовых ведомств в дела на Кавказе. Тут уж не до тонких агентурных разработок, требующих высочайшего профессионализма и решительности, не до радикальных действий, стоящих за гранью дозволенного законом.

Второе пришествие

Положение воров всегда зависело от ситуации в обществе, отражало его приоритеты - духовные, нравственные и даже экономические и политические. После почти полного уничтожения клана к середине пятидесятых, с наступлением хрущевской оттепели, наметился ренессанс воровского движения. При брежневском правлении уголовная элита не только вернула утраченные позиции, но трансформировалась и приобрела новые, отвечающие изменившимся экономическим ориентирам качества.
По существу, именно на воров в законе или их доверенных лиц опирались инициаторы так называемой перестройки. Дельцы и цеховики, перекупщики и мелкие производственники, валютчики, торговцы антиквариатом и петрушкой на колхозных рынках, шабашники и промысловики - все они, кто раньше, а кто позже, оказались под опекой имеющих связи, опыт организаторов и влияние лидеров преступной среды.
В хаосе бездарно реформируемой экономики (опыт "младших" братьев по бывшему соцлагерю тому подтверждение) первыми удар приняли крупные промышленные предприятия, заводы-гиганты и в меньшей степени, в силу автономии и менталитета, сельскохозяйственные и агротехнические объединения. В реалии нового периода удачнее вписывались небольшие коммерческие структуры, особенно торговые и посреднические, которые и в былые времена вели двойную бухгалтерию, знали о теневой экономике не понаслышке. В этих условиях воры в законе получили уникальную возможность выбить себе лучшие места под солнцем не только в привычном зарешеченном мире. И законники свой шанс не упустили. Лимузины, особняки и совершенно неисполнимые еще вчера путешествия по заграницам… Казалось, их восхождению не может помешать ничто. Но жизнь преподнесла неприятный сюрприз. В условиях, когда законы не работали, а карательные органы находились в ступоре политической трансформации, многие процессы в обществе регламентировались силой мышц и отсутствием рефлексий. Так на социальную сцену вышли коротко стриженные завсегдатаи качалок и дисциплинированные воспитанники школ ДОСААФ. Жить под ворами они не захотели. Началась война на истребление.
Было бы наивно предполагать, что в кровопролитной схватке прошедшие уникальную жизненную школу генералы преступного мира потерпят поражение. Они победили, но победа далась им очень тяжело.
Легкой и безоблачной жизнь "коронованных" особ не была никогда - ни на зоне, ни на воле. Воры в законе всегда обязаны держать марку. В противном случае они лишаются "высокого" звания и переходят в категорию прошляков, что влечет за собой покровительственно-презрительное отношение братвы. В лагерно-тюремном мире законники являются гарантами жесткого, но большей частью мирного и бескровного противостояния администрации и заключенных. Они же отвечают за порядок, выход на работу, гасят конфликты и предотвращают возможные инциденты.
Владимир Харламов, проведший большую часть сознательной жизни в лагерях и тюрьмах, почитает воровские традиции не только потому, что называет себя "заслуженным крадуном". Он - профессиональный, многократно судимый квартирный вор, каждый раз освобождавшийся "звонком" (полностью отбывая срок). Харламов сидел вместе с Василием Бузулуцким, Сашей Говорунчиком, Шуриком Устимовским и другими законниками. Бывал в печально знаменитой крытой тюрьме "Белый лебедь", мотал срок в Кировской области, Коми, на окраинах бывшего Союза - за Байкалом и на Камчатке, знает поселок Бадья, Княжногост и Ветлаг. Он вспоминал страшный кровавый бунт заключенных в августе 1978 года на зоне УФ-91/2 под Новосибирском. Беспорядки были безжалостно подавлены, погибло около сотни человек, еще сотни получили увечья и "довески" - прибавку к уже имевшемуся сроку. По мнению Харламова, стихийно возникшего бунта никогда бы не случилось, если бы на зоне был хоть один-единственный вор в законе.
По образному сравнению Владимира Харламова, для лагеря жулик что-то вроде директора на крупном промышленном предприятии. Есть он - и завод работает в нормальном режиме, нет - все рушится. Предприятие будет функционировать месяц, другой, третий, но рано или поздно начнет разваливаться.
Не меньший авторитет в уголовной среде воры, или, как их иногда называют, жулики, всегда имели и на свободе. Они выступали арбитрами в спорах, решали вопросы защиты цеховиков и раздела сфер влияния, организовывали грев изоляторов и зон, исподволь руководили молодыми бригадами квартирных воров, угонщиков автомобилей, рэкетиров. К их словам прислушивались не только товарищи по "ремеслу", но и оперативники. Потому что не учитывать мнение информированных и влиятельных людей, какими являются законники, было бы непростительной ошибкой.
Однако привычный порядок начал давать сбои. Старые зеки приход беспредела относят к 1987 году. Характерно, что дата совпадает с появлением на политической арене "великого" реформатора.
Первое время изменения были не так заметны. Но постепенно все громче стали заявлять о себе молодые - бритоголовые, дерзкие, уважающие лишь один аргумент - силу. На зонах и пересылках они вели себя скромнее и вынуждены были считаться с заведенным порядком. Но к началу девяностых воровские традиции начали подвергаться испытанию повсеместно. Не только на воле, но даже в зарешеченном мире молодые, увешанные цепями и упакованные в "адидасы" быки захотели на равных говорить с прошедшими десятилетия лагерей и острогов ворами и авторитетами. Вчерашние пэтэушники, не имевшие ни одной ходки, презрев "закон", брались за оружие и направляли его против элиты криминального мира. Ради перспективы получения денег они, не раздумывая, готовы были разрядить рожок автомата в любого конкурента.
Самые серьезные потери воровской орден начал нести с 1993 года. Один за другим гибли люди, чьи имена знал любой зек или оперативник со стажем. Киллеры расправились с Глобусом, Арсеном Микеладзе, Султаном, Гогой Ереванским, лидером грузинского клана Квежо, Пипией, Сергеем Кругловым по кличке Сережа Борода. (Его, кстати, незадолго до смерти назвали российским наркобароном и определили на контроль за поставками кокаина в СНГ.)
Затем наступила очередь известного вора Тайора, расстрелянного наемным убийцей около гостиницы "Бега", погибли законники Резо, Роин, Пушкин, Садиков, Босяк, ногинский вор Витя Зверь. Нашли преждевременную смерть авторитеты Вальдон, Заяц, Паша Родной, Англичанин, Емеля, погибли братья Амиран и Отари Квантришвили, Федя Бешеный, Мансур, Леонид Завадский, глава чеченской группировки Сулейманов, Виктор Коган, по кличке Жид, в собственном автомобиле был расстрелян лидер бауманцев Владислав Ваннер, известный всей Москве по кличке Бобон. На Тверской взорвался "Мерседес-600" с некоронованным королем российского криминалитета Сильвестром. Его тело удалось опознать, только показав платиновый зубной протез американскому дантисту-изготовителю…
Список погибших в мафиозных войнах можно продолжать. И все равно полным он не будет. Перечислены лишь наиболее именитые фигуры, но они дают представление о масштабах противостояния.
Еще в недавнем прошлом человек, поднявший руку на вора или авторитета, превращался в смертника. Приговор исполняли специально избранные "перспективные" бойцы. И избежать смерти нарушитель закона уже не мог. Теперь ситуация изменилась. Каждое новое убийство, как правило нераскрываемое, порождало волнение и растерянность в уголовном мире, разговоры и обсуждения на очередных похоронах и последующих сходках. Те же, кто посягнул на жизнь авторитета, лишь получали дополнительные очки. Они жили по законам себе подобных молодых беспредельщиков, наводнивших столицу и раскатывавших по улицам в джипах и "БМВ", с многозарядными пистолетами и помповыми ружьями под сиденьями.
Смерть выкашивала тех, кого раньше старательно обходила стороной. Казалось, владычеству воров в законе вот-вот придет конец. Но неожиданно они сделали ответный ход. И сделали его там, где всегда играли белыми - за тюремной решеткой.
Второе пришествие воров началось с того момента, как на зону пришли первые отморозки, те, кто не привык считаться ни с кем и ни с чем. Там законники показали, кто "в доме" настоящий хозяин. И весы качнулись, постепенно ситуация стала меняться. Уже беспредельщики, поставленные в экстремальные условия переполненных изоляторов и тюрем, вынуждены были искать покровительства и расположения жуликов и положенцев. Убийства и пренебрежение уголовными законами на воле продолжалось, но уже не так откровенно и вызывающе. Что касается тюрем и лагерей, течение жизни в них понемногу возвращалось в прежнее русло. Второе пришествие законников состоялось…
Из оперативных материалов: "В условиях социальной напряженности и развития кризисных процессов в экономике масштабы распространения организованной преступности приняли общественно опасный характер. Мафиозные кланы новой волны поглотили коммерческие и банковские структуры, органы власти и управления стали стимулятором роста общеуголовной преступности. Особую опасность, в связи с возрастающим влиянием на происходящие процессы, представляют воры в законе и лидеры бандформирований - представители элиты уголовного мира, профессионалы криминального бизнеса.
По своей сути вор в законе - вдохновитель и идеолог преступного сообщества, основная деталь в машине организованной преступности. Он же - консультант по "правовым" вопросам, третейский судья и мозговой центр.
В настоящее время в Московском регионе постоянно находятся около 50 воров в законе, наиболее влиятельные из которых Шурик Захар, Расписной, Дато Ташкентский, Вахо Сухумский, Дед Хасан, Рудик, Шишкан, Якутенок, Шакро, Руслан, Джем. Они проводят жесткую и настойчивую политику установления своего влияния на преступные группировки как в России, так и за ее пределами".
Полковник Михаил Гамзаев многие годы работал заместителем начальника Восточно-Сибирского Регионального управления по организованной преступности МВД РФ. Сейчас он возглавляет один из ключевых отделов РУОП Московской области. С именитыми законниками Гамзаев знаком не понаслышке. Ему приходилось общаться с Япончиком, когда тот отбывал срок в Тулунской тюрьме, Дато Ташкентским, Володей Соломой, убитым в прошлом году на автотрассе, Патой Маленьким, Махо, Масей и другими. Воры в законе, по мнению Михаила Гамзаева, очень отличаются друг от друга по интеллекту и влиянию. Япончик, например, по этим показателям гораздо выше остальных. Но все они обладают силой воли и умением оказывать влияние на заключенных. Эти качества использовались администрацией лагерей и одновременно выделяли воров в особую категорию. Им позволялись, в обмен на уступки и гарантию порядка в бараках и на производстве, некоторые вольности и поблажки.
Тем не менее на союз или сотрудничество с оперчастью никто из воров не шел. Более того, иногда они демонстративно вызывали конфликт, чтобы показать свою стойкость и верность традициям. Законник Боец (Сергей Бойцов), например, зашил себе рот нитками, а Япончик был завсегдатаем штрафного изолятора. Жулики и положенцы строго следили за расходованием общака, разбирали конфликты, контролировали порядок в столовой и бараках. Вор в законе Мираб, отбывавший срок в Ангарске в ИТК-2, лично наказывал битьем палкой дежурных, оставлявших грязь после уборки помещения.
Воровской образ жизни на зоне, по выражению Гамзаева, можно определить как "чтение лекций". Законники постоянно пропагандируют свою идеологию, поощряют песни блатного репертуара, расширяют круг преданных им людей - исполнителей, осведомителей, наводчиков. Знаний и опыта им для этого хватает, так же как и красноречия. Иваньков охотно рассуждал на любые темы, очень много читал книг и газет, никогда не сквернословил. Тот же Дато Ташкентский любил поговорить, но был крайне осторожен и скуп на оценки.
Даже находясь за колючей проволокой, лидеры преступного мира регулируют денежные потоки на воле. Они легко продолжают руководить подконтрольными структурами, используя все возможные виды связи - радиотелефоны, письма, устные указания, передаваемые через коррумпированных охранников или освобождающихся зеков. Вор в законе Петруха (Петр Козлов) принадлежит к числу наиболее влиятельных. Он имеет связи в Оренбурге, Минске, Орске, Ногинске, Видном, Чехове, Балашихе, а также Германии и Польше. Его поддерживают одинцовские, ногинские и видновские группировки.
Влияние Петрухи настолько велико, что, оказавшись в камере СИЗО, он продолжал через положенцев контролировать свои точки: поставки бензина с Орского нефтеперерабатывающего комбината на АЗС Одинцовского и Наро-Фоминского районов, а также воинскую часть, дислоцирующуюся в поселке Кубинка. Кроме того, Петруха "доглядывал" за работой таможенного терминала в Кубинке, следил за поставками газа с Оренбургского газового завода по заниженным ценам в адрес АО "Казаньоргсинтез" и сбытом из Казани полипропиленовой крошки. Он владел ситуацией на производстве Орского никелевого комбината и продолжал опекать один из крупных московских коммерческих банков.
Связь Петрухи вор Виталик Зверь, почти постоянно находящийся в Германии, через группировки Одинцовского, Чеховского и Балашихинского районов контролирует цеха винно-водочных изделий на мини-заводах Видного, которые закуплены за рубежом на общаковские деньги.
Из аналитической справки МВД РФ: "В воровской среде усиливаются тенденции к склонению директоров государственных предприятий, чья продукция пользуется спросом за рубежом, к сотрудничеству с лидерами криминального мира. Снимая с директорского корпуса проблемы поставок сырья и другие больные вопросы - сбыта продукции, взаимных неплатежей, контакта со смежниками, а также используя средства общаков на нужды предприятий, воры в законе все чаще подменяют государственный механизм регулирования хозяйственных отношений. Уже сложилась четкая система распределения преступно нажитых доходов, в которой правом первого голоса обладают лидеры ОПГ и авторитеты. Очевидна дальнейшая криминализация экономики государства. По оперативной информации, большая часть операций с алюминием на заводах Братска, Иркутска и Красноярска контролируется авторитетами преступной среды. За поставки сырья на эти заводы отвечают узбекские воры в законе Гафур и Салим, вложившие в оборот предприятий средства из общака. Вор из Братска Тюрик, с привлечением московских друзей Аксена и Антона Малевского, используя знакомства с руководством Братского и Иркутского алюминиевых заводов, учредителями АО "КраАЗ" и братьями Черными, отвечает за поставку металла на Лондонскую сырьевую биржу через контролируемые американские, испанские и израильские фирмы. Доходы от сделок распределяются ворами в законе".
Влияние Тюрика, которого многие сыщики называют "профессором преступного мира", росло с начала девяностых годов. Еще в тот период он познакомился с представителями руководства Братского алюминиевого завода, а через них вышел на одного из высокопоставленных чиновников Правительства России и добился увеличения квот на продажу алюминия за рубеж. Затем в июне 1993 года Тюрик, в составе весьма солидной делегации промышленников Братска, отправился в Лос-Анджелес, где встречался с Япончиком. Информаторы сообщили, что Тюрик от имени братвы передал Иванькову кругленькую сумму долларов. После этой встречи Тюрик был коронован и получил еще большую известность в криминальном мире России.
Не менее интересна история внедрения в экономику лидера Воскресенской группировки Дорожина. По оперативным данным, с одобрения Япончика и при поддержке Паши Цируля и Андрея Расписного, он создал в Москве коммерческий банк и даже авиакомпанию. Причем филиалы компании в Иркутске и Братске опекались Тюриком. Взяв кредиты и инвестиции в несколько миллионов долларов, Дорожин перевел их за рубеж и одновременно выхлопотал лицензию на пользование сырьем фондов Роскомдрагмета, для производства изделий из золота и бриллиантов. Программа кредитовалась через крупный коммерческий московский банк. Финансисты, возражавшие против вложения средств в эти проекты, вплотную познакомились с методами ведения боевых действий в городских условиях. Квартиры заместителя директора банка и бухгалтера были взорваны. Однако планы так и не реализовались. Помешали аресты Иванькова и Цируля. Дорожин вынужден был свернуть схему и выехал за границу.
Под влиянием воров находятся гастролирующие по России хабаровская, казанская, екатеринбургская и новокузнецкая группировки. Они специализируются на заказных убийствах, а роль "чистильщиков" выполняют боевики местных ОПГ. Так, по одной из версий оперативников, законник Ростик, пытаясь войти в долю фирмы, торгующей строительными материалами, перешел дорогу самому Паше Цирулю. Расплата последовала незамедлительно. Ростик был устранен бригадой из Екатеринбурга. Свидетелей расстрела, по мнению оперативников, "отработали" местные мытищинские специалисты. Типичным примером гастролирующих киллеров является новокузнецкая группировка, на счету которой несколько десятков заказных убийств.
Из оперативных сообщений: "На воровских сходках регулярно обсуждаются тактика противодействия правоохранительным органам, передел территорий и сфер влияния в экономике. В начале 1997 года в связи со смертью воров Цируля и Овика, арестом в Самаре 23 воров и авторитетов уголовной среды и судом в США над Япончиком, влиятельные воры в законе Дато Ташкентский, Джем, Якутенок, Руслан, Вахо и некоторые другие лидеры собирались в Москве на сходку. По имеющейся агентурной информации, на ней решался вопрос о перекраивании зон влияния на территории России.
По данным источников МВД РФ, многие убийства авторитетов и неугодных руководителей коммерческих структур, а в иных случаях представителей власти и чиновников различных уровней напрямую связаны с мнением сходок. Несколько покушений на воров в законе Расписного и Шакро-молодого, по предположению аналитиков спецслужб, имеет непосредственное отношение к выводам, сделанным их недругами на сходках.
В настоящее время ворами активизируется процесс налаживания и укрепления связей с лидерами мафиозных кланов стран ближнего и дальнего зарубежья. Проводятся переговоры для облегчения легализации незаконной торговли сырьем, операций с похищенным автотранспортом, антиквариатом, поставками оружия, валюты, наркотиков, а также для наиболее выгодного вложения в западные банки части воровского общака. Имеющиеся данные свидетельствуют об особом интересе преступных сообществ, вышедших на международный уровень, к сырьевым ресурсам России, в том числе к месторождениям и предприятиям - переработчикам цветных и редкоземельных металлов".
О масштабах действий транснациональных преступных группировок можно судить по таким фактам. Эстония, не имеющая практически никакой сырьевой базы, занимает одно из ведущих мест по экспорту цветных металлов. По информации оперативных служб, воры Роспись, Шакро и Виталик Зверь патронируют этот международный криминальный бизнес в Германии, Испании, Израиле и других странах, а Якутенок, Бойко и Цицка, имея прочные связи в таможенных службах и других структурах власти, используют их для легализации и прикрытия сделок в России.
Режим наибольшего благоприятствования для проведения контрабандных операций действует довольно давно. Еще в марте - апреле 1994 года беспрецедентную махинацию провели предприниматели, контролируемые вором в законе Пашей Цирулем, - тогда по поддельным контрактам из Финляндии и Бельгии в Москву и на Украину было переправлено более 200 автофургонов с товарами, пользующимися устойчивым рыночным спросом (бытовая электроника, сигареты, винноводочные изделия). Инициаторы сделок имели от реализации товаров до тысячи процентов прибыли, не облагаемой налогами.
Еще одна новая линия деятельности воров - внедрение "своих" людей в административные структуры и правоохранительную систему. В ходе предвыборных кампаний с их одобрения в местные органы власти во многих округах выдвигались кандидаты в депутаты с уголовным прошлым. Законники поощряют организацию секций и клубов кикбоксинга, каратэ, греко-римской борьбы, бокса, вербуя среди занимающейся спортом молодежи бойцов для группировок и бригад.
Влияние законников распространяется далеко за пределы административных территорий, на которых они проживают. Московские воры Вахо Сухумский, Робинзон, Рудик, Коча, Торчик оказывают воздействие на социально-экономические процессы в Подмосковье. Их деятельность тесно связана с подконтрольными коммерческими структурами, рынками, базами и промышленными предприятиями. Вахо Сухумский, например, имеет огромное влияние в Долгопрудном и Лобне, где расположены нефтебазы, заводы, таможенные терминалы и другие выгодные для вложения средств точки.
Рыночные отношения наложили свой отпечаток на нравы воровского ордена. Сейчас, по предположениям аналитиков МВД РФ, может возникнуть серьезный конфликт за лидерство в контроле над доходами белорусской экономики. В связи с наметившимся сближением России и Белоруссии воры славянской ориентации стремятся обеспечить себе особо благоприятные условия.
До недавнего времени в Минске на "положении" от воров Хряка и Крыла находился Шавлик - представитель грузинской группировки Руслана, Цицки, Томаза и других. Естественно, лидеры славянского движения Шурик Захар и Андрей Роспись с таким раскладом сил не согласны. Они намереваются пригласить в столицу Белоруссии нескольких воров из Новосибирска, Екатеринбурга и других регионов традиционно российской ориентации, с целью перераспределения доходов в пользу славянского клана. На место положенца, вероятнее всего, будет выдвинут авторитетный Андрюша Татарин из Свердловской области.
Особая роль отводится лидерам мафиозных кланов при захвате заложников с целью получения выкупа. Этот криминальный бизнес распространен среди группировок кавказского крыла, но не чураются им и чисто российские бандформирования. В последние годы потерпевшие нередко откупаются переоформлением в пользу похитителей недвижимости. Таким акциям предшествует кропотливая подготовка, изучаются объект преступления, его связи, платежеспособность, прорабатываются различные варианты последующих событий, обеспечивается прикрытие операции со стороны коррумпированных сотрудников милиции и прокуратуры.
Из аналитической записки МВД РФ: "Авторитарная система контроля преступности ворами в законе сохраняется и упрочняется благодаря их практически неограниченному влиянию на заключенных в системах исправительно-трудовых учреждений. На сходках среди первых вопросов всегда обсуждается грев зон, изоляторов, пересылок, а также перемещение осужденных воров в нужную тюрьму или лагерь. Исправительная система сегодня испытывает серьезные трудности в финансировании, чем умело пользуются воры и авторитеты уголовной среды. Они оказывают гуманитарную помощь, одновременно направляя заключенным в места лишения свободы наркотики и спиртные напитки. Это не только принижает роль руководителей ИТУ, но оказывает огромное психологическое воздействие на зеков и их семьи.
Характерно, что, несмотря на воровские традиции, осуждающие участие в общественно-политической жизни государства, авторитеты преступного мира проводили активную работу среди заключенных и членов их семей в период предвыборной президентской кампании. По имеющейся информации, агитация шла в пользу Бориса Ельцина, так как воры в законе и лидеры ОПГ опасались прихода к власти прокоммунистически настроенных политиков и возрождения жестких гулаговских режимов".

Гей, славяне!

Непосвященному человеку воровское сообщество может показаться монолитным и духовно единым формированием. Это далеко от истины. И в прошлые годы внутренние распри между законниками нередко приводили к серьезным конфликтам, поножовщине и даже убийствам. Так, по агентурным сообщениям, старый вор Вася Очко несколько лет назад был зарезан в интуристовской гостинице "Ялта" знаменитым Пашей Цирулем. Ссора имела давние корни и вспыхнула с новой силой при встрече двух законников в ночном баре отеля. Для Васи она закончилась смертью. Сам Цируль отрицал причастность к инциденту, но говорил о нем довольно невнятно. Так что оснований для подозрений было более чем достаточно. Хотя сегодня это уже не имеет значения. Оба недруга почили с миром…
Можно привести и другие примеры, когда личные амбиции или корыстный интерес делали равных по "званию" авторитетов лютыми врагами. Однако с начала девяностых годов антагонизм между представителями элиты уголовного мира получил вполне серьезное "идеологическое" обоснование. Воровское сообщество раскололось на два лагеря - славянский и кавказский. Причем с каждым годом размежевание приобретало все более серьезные и откровенные формы.
Опытные оперативники, знающие реальное положение дел в клане законников, относят противостояние на счет борьбы лидеров за контроль над российским общаком. Отчасти это верно. Но и сбрасывать со счетов национальный аспект тоже не стоит. Союз нерушимый объединял не только полтора десятка республик свободных, но имел к тому же единую систему исправительно-трудовых учреждений. Зеки, независимо от их национальности и места жительства, перетасовывались в лагерях и колониях, получали реальный урок интернационального братства. Распавшаяся империя похоронила под своими обломками и эту иллюзию.
Разделение пенитенциарной службы, чтобы ни говорили о преступности, не знающей границ, сближению лидеров этнических мафиозных кланов не способствовало. Отчуждения добавили межнациональные конфликты, война в Чечне, "кавказский синдром", появившийся в Москве после серий террористических актов и заявлений политиков. Сегодня пресловутый пятый пункт стал как никогда актуальным вопросом не только для милиции, проверяющей документы у всякого даже отдаленно напоминающего кавказца мужчины, но и для представителей столичных группировок.
И все же главная причина противостояния славян и кавказцев кроется в борьбе за общак. Раньше он был "союзным". И особой разницы в том, куда уйдут деньги, собранные в Москве, для авторитетов не было. Теперь на капитал, вывезенный в Чечню, Грузию или Армению, славянский вор претендовать права не имеет и зону "греть" уже не сможет. Он должен рассчитывать только на средства, оставшиеся в российском общаке. Понятно, что появление нахлебников никому не по душе. Тем более речь идет о миллионах долларов. Этим и объясняется "национальная политика" московских воров в законе.
Похожие процессы идут и в других российских городах. В Чебоксарах, например, в апреле 1997 года подорвался на взрывном устройстве кутаисский жулик Анзор Кварцкелия по кличке Гога. Сыщики, выяснявшие обстоятельства гибели вора, установили следующее. Гога прибыл в Чебоксары из Череповца, где не "сработался" с местными авторитетами. Им не хотелось брать на себя бремя содержания кавказского законника. До открытой войны не дошло, Гога предпочел уехать в Чувашию. Но и здесь его встретили без радости. Кварцкелия даже вынужден был завести себе телохранителей, сопровождавших его в поездках по городу.
В роковой день Гога, вдоволь попарившийся в баньке, в сопровождении охраны сел в джип и двинулся домой. Далеко он отъехать не успел. Тротиловая бомба весом почти 400 граммов взорвалась под днищем автомобиля. Кварцкелия получил множественные ранения, травматическую ампутацию правой ноги и скончался по дороге в больницу на тележке "скорой помощи".
В Московском регионе историй подобных чебоксарской хватает. Финансовые вопросы стоили жизни кавказцу Худо Гасояну. Его причисляли к наиболее именитым ворам в законе, проживающим в столице. Сорокачетырехлетний Худо, как звали его друзья, был коронован двадцать три года назад, а в лагерях и следственных изоляторах провел половину жизни. Первую судимость он получил в родном Тбилиси, где попался на квартирной краже. На зоне Худо примкнул к "отрицаловке" - заключенным, не подчиняющимся порядкам администрации, завел нужные связи и попутно пристрастился к наркотикам. Впоследствии тяга к зелью не раз оборачивалась для него проблемами с законом. В последний раз он задерживался МУРом в конце 1995 года именно за наркотики, когда пытался на своем джипе удрать от оперативников арбатскими переулками.
Погиб Худо в том самом джипе "Исудзу Родео", когда собирался отъезжать от своего дома в Малом Предтеченском переулке. Киллер сделал два выстрела сквозь боковое стекло автомобиля и скрылся. Убийцу найти не удалось…
Гасоян жил на широкую ногу. Достаточно сказать, что квартиру в районе Старой Москвы он приобрел за 200 тысяч долларов, а за прописку, по данным оперативников, "отстегнул" около семидесяти миллионов рублей. Тем не менее упрекнуть в нарушении воровских традиций Худо никто не мог, он пользовался уважением как лидеров славянского клана, так и земляков. Поэтому его смерть стала для многих полной неожиданностью.
По одной из версий, убийство заказали наркодельцы, не поделившие московский рынок с Гасояном. Он являлся монополистом по контролю наркопоставок из Средней Азии. Другое предположение: Худо залез в общак и истратил на собственные нужды около полумиллиона "зеленых". Последнее, как считают знавшие Гасояна люди, исключается. Покойный правила игра знал очень хорошо и посягать на "святое" никогда бы не стал. Здесь уместно вспомнить о Паше Цируле. Уже находясь в следственном изоляторе Лефортова, он узнал, что друзья на воле хотят использовать для его освобождения деньги общака. Реакция патриарха уголовного мира была незамедлительной и однозначной: "Даже не думай. За общак - руки отрублю!.."
Позже стало известно, что Худо задолжал 200 тысяч баксов чеченским "коллегам". Те дважды предупредили о намерениях получить долг. Гасоян обещал кредит возвратить, но слово так и не сдержал. И в третий раз к нему послали ликвидатора с пистолетом Макарова. Эта версия, перепроверенная сыщиками МУРа по нескольким каналам, очень похожа на правду.
Гибель не менее знаменитого вора в законе Султана Даудова - единственного на тот момент "коронованного" чеченца, также связывают с борьбой за общак. Напомню, что Султан вместе со своим телохранителем Дерябиным был расстрелян в окрестностях Балашихи. В тот день Даудов улетал в Крым и, по оперативной информации, имел при себе солидную сумму в долларах. Денег в карманах убитого не нашли. Не отыскали их и позже…
Летом 1996 года погиб еще один патриарх уголовного мира Шакро-старый. Смерть пятидесятишестилетний зугдидский вор Шакро Какачия нашел в Берлине, где его труп с простреленной головой обнаружили сторожа многоярусной автостоянки в районе Вильмерсдорфа. Покойный считался поборником старых воровских традиций, вел очень умеренный образ жизни, был рассудителен и справедлив. Он жил в небольшой скромной квартире в Москве и большую часть времени проводил в ресторанах "Райский уголок" на Соколе, "У Елисея" на Тверской и "Вавилон". Единственной слабостью Шакро, проведшему в острогах долгие годы, оставались наркотики. Он пристрастился к морфину и в последний раз задерживался милицией именно изза этого.
Причин гибели Шакро никто не знает. Даже те, кто поддерживал с ним тесные дружеские отношения. Скорее всего, загадка кроется в нефтяном бизнесе, которым начал заниматься опытный законник. Говорят, он перешел кому-то дорогу и был устранен как конкурент. Впрочем, конфликтами из-за нефти сейчас объясняют слишком многое…
Есть и такое предположение. Шакро умело контактировал и с "пиковыми", и с российскими ворами, он умел примирять и находить справедливое решение в спорах. Может быть, его миротворческая миссия кому-то пришлась не по душе? Возможно, мы так никогда и не узнаем истину. В целом, после кровопролитных 1993-1995 годов, потери среди элиты уголовного мира за прошедшие два года невелики. Они коснулись главным образом кавказцев. Воры славянского крыла, если не считать гибели Ростика и смерти в Лефортовском изоляторе Цируля, сумели сберечь свои ряды. Исключение составляет бесследное исчезновение Сергея Сибиряка - несомненно перспективного и набиравшего авторитет законника.
Сибиряк (Сергей Липчанский, 1968 года рождения) счастливо избежал крупных неприятностей после неудачной организации сходняка в Бутырке. Надо сказать, что молодой вор в законе в этом столичном изоляторе был своим человеком. Предыдущий срок он отбывал именно там и, по словам очевидцев, считался настоящим хозяином старейшего московского острога. Злые языки утверждают, что когда он коротал вечера за бутылкой с офицерами из охраны тюрьмы, то требовал от них выворачивать милицейские кители наизнанку: "Погоны блестят, пить западло…" И требования Сибиряка неукоснительно выполнялись.
После сходняка Липчанский некоторое время провел в Лефортове, где в тот же период находился Паша Цируль. Они иногда даже перекрикивались между собой. Но скоро Сибиряк вышел на свободу с подпиской о невыезде и занялся привычным делом. Прием "граждан" он осуществлял в роскошном отеле "Палас", где его знал и любил весь обслуживающий персонал. Казалось, на ближайшее время неприятностей не предвидится.
Сибиряк был ярким представителем славянского крыла, этого не скрывал, и врагов у него хватало. Сначала неизвестные совершили на него покушение. Но смерть прошла стороной. Через месяц вторая попытка. Во время перестрелки погиб телохранитель Липчанского. Сам вор в законе чудом избежал гибели. Последний раз его видели в июне 1996 года, когда в сопровождении трех своих знакомых Сибиряк садился в джип "Гранд Чероки". С тех пор о нем никто ничего не знает.
Розыскное дело по факту исчезновения, заведенное в Балашихинском районе Московской области, где официально был прописан Липчанский, вряд ли даст положительный результат. Большинство знакомых с ситуацией оперативников уверены, что Сергея Сибиряка уже давно нет в живых.
Из оперативных сообщений: "Наиболее значительное влияние на ситуацию в Московском регионе оказывают 25 воров в законе, которых условно можно разделить на две группы. Славянское крыло - Захар, Роспись, Аксен, Колючий, Пынька, Хобот, Хусейн Слепой, Муха и Слива. Они имеют большую поддержку среди воров регионов Дальнего Востока, Сибири и Урала. Вторая группа - законники кавказской ориентации. Среди них особый статус завоевали Шишкан, Дато Ташкентский, Зеленый, Шакро-молодой, Руслан, Вахо Сухумский, Забава и другие. Они получили признание не только в уголовной среде России, но и за рубежом. Анализ поступающей оперативной информации свидетельствует об активизации крыла воров славянской ориентации. Идеей этого движения является постепенное вытеснение "грузинских" воров из российских территорий с целью захвата сфер влияния в различных областях производственно-коммерческой деятельности и в банковской сфере. В этой борьбе законники используют так называемых положенцев из числа лидеров ОПГ и авторитетов уголовной среды.
С этой же целью для принятия полномочных воровских решений без участия кавказцев осуществляются подходы к проявившим себя вожаками лидерам славянской ориентации. Делаются систематические попытки решить вопрос в свою пользу дипломатическими методами. Происходит "переподчинение" русских воров, примыкавших ранее к кавказскому клану. Так, в марте 1997 года безусловный авторитет славянского движения законник Шурик Захар ездил в Мытищи, где представлял молодых воров Леру и Шрама. Примерно в это же время Роспись и Аксен встречались с Шишканом, Зеленым и Забавой. На встрече шел разговор о консолидации воров, поддерживающих политику Шурика Захара".
По мнению первого заместителя начальника Главного управления по организованной преступности МВД России Александра Карташова, хотя статистика регистрирует снижение общего числа преступлений на 3,2 процента, это вовсе не свидетельствует о благополучии и стабилизации ситуации. Случаев бандитизма стало на 22 процента больше, вдвое выросло число захватов заложников, похищений людей. Усилились общие позиции организованной преступности, уголовщина стала более изощренной, то, что криминалисты определяют термином "квалифицированной".
Из аналитических документов РУОП Московской области: "В Подмосковье, по оперативным данным, насчитывается 180 организованных преступных группировок. В их состав входит 2500 активных боевиков. Из них 37 группировок объединены в пять мафиозных сообществ. Более 170 ОПГ ориентированы на совершение насильственных преступлений, в том числе 17-на бандитизм и 168-на квалифицированное вымогательство. 56 специализируются на финансовых, имущественных и иных махинациях, 67 - на криминальном автобизнесе, 45 группировок занимаются транспортировкой и перепродажей наркотиков, 14 - игорным бизнесом, а 21 ОПГ контролирует ввоз и торговлю оружием в столичном регионе. Эти структуры возглавляют 279 лидеров, над которыми стоят 16 воров в законе". О размахе криминального бизнеса, уровне подготовки и дерзости группировок можно судить по такому факту. Недавно сотрудники областной милиции задержали участников банды, долгое время терроризировавших автотрассы Рижского, Минского и Каширского направлений. Налетчики совершали разбойные нападения на туристические автобусы и большегрузные автомобили. Причем бандиты использовали форму сотрудников милиции, патрульные машины с символикой ГАИ, оборудованные проблесковыми маячками, имели переговорные устройства, автоматы и пистолеты. Налетчики все чаще для удобства наряжаются в милицейскую форму. Убийцы депутата Госдумы С. Скорочкина, члены луховицкой ОПГ, для выполнения заказа раздобыли не только автоматы Калашникова и табельное оружие, но и специальные камуфлированные комбинезоны сотрудников спецподразделений МВД. Не хуже были подготовлены члены банды Лабоцкого, на счету которых свыше 50 убийств, совершенных не только в Новокузнецке и Москве, но и в Анапе, Новороссийске и других городах. Разоблаченная воркутинская ОПГ специализировалась на заказных убийствах. По далеко не полным данным, на счету воркутинцев более двадцати преступлений…
По словам Александра Карташова, можно предположить дальнейшую консолидацию преступной среды, формирование разветвленных криминальных структур, в том числе транснациональных и межрегиональных. Их деятельность будет направлена на расширение контроля за наиболее доходными сферами легального и нелегального бизнеса, подготовку и совершение крупномасштабных посягательств на денежные средства и материальные ценности.
Наиболее активной сферой приложения криминогенного потенциала, сосредоточенного в организованных преступных структурах, останется экономика. Преступные проявления возрастут практически во всех основных отраслях и сферах экономической деятельности, что окажет негативное влияние на дальнейший ход реформ. Произойдет усиление международных мафиозных структур экономической и смешанной направленности, вывозящих за рубеж редкоземельные и цветные металлы, валюту, легализирующих преступные доходы. С другой стороны, активизируется контрабандный ввоз из-за рубежа импортных потребительских товаров, оружия, наркотиков, фальшивых денежных знаков.
Негативное воздействие будет оказывать ситуация в Чеченской Республике. Здесь сосредоточено множество лиц с криминальным прошлым, боевым опытом, имеющих современное оружие. Можно ожидать террористических актов, захвата заложников, других силовых акций в регионах, где чеченские этнические преступные группировки имеют экономические интересы, но потеряли их из-за военных действий, уступив доходные места своим конкурентам.

Творимая легенда

Основываясь на имеющейся информации, оперативники различают воровское сообщество не только по этническому признаку. Некоторая специфика есть и в деятельности группировок, подконтрольных славянским и кавказским законникам.
Из аналитических материалов:
"Главными направлениями криминальной деятельности славянских воров являются квалифицированные вымогательства, перепродажа автомобилей и запчастей, квартирный бизнес, торговля на оптовых рынках, контрабанда оружия и наркотиков. Кавказское сообщество тяготеет к незаконным операциям в области хозяйственно-финансовой деятельности, сбыту редкоземельных металлов, нефтепродуктов, изготовлению и реализации винноводочных изделий, а также контрабанде оружия, валюты 14 наркотиков".
Хотя хорошо известно, кто из воров опекает тот или иной вид бизнеса, предъявить им какие-либо претензии спецслужбами удается крайне редко. Законники, умудренные жизненным и правовым опытом, полученным от рождения и приобретенным за долгие годы отсидок, стараются лично не участвовать ни в каких сделках, руководят через посредников и почти не появляются среди рядовых исполнителей. Сотрудники финансовых или коммерческих организаций могут только теоретически знать, кто же настоящий хозяин их предприятия. Помогают в критических ситуациях и коррумпированные связи в милиции, прокуратуре, судах. Есть у воров свои люди среди высших правительственных чиновников (известный вор в законе, специализирующийся на серьезных международных торговых сделках, ногой открывал дверь в кабинет ныне уже отошедшего от дел члена российского Правительства), крупных финансистов, депутатского корпуса и журналистов. Достаточно вспомнить, сколько шума было после задержания Паши Цируля. Сергей Новоселов, контролировавший следствие громкого дела, называл фамилию журналиста, опубликовавшего в центральной газете материал в защиту Цируля. Называл Новоселов и сумму в долларах, которая пошла на организацию акции. Только просил не указывать ни цифру, ни фамилию. Потому что, как гласит известная поговорка: не пойман - не вор. Любой оперативник, не напрягая память, приведет примеры, когда законник, задержанный с поличным и помещенный в камеру, уже на следующий день оказывался на свободе. Только фамилии и суммы никто называть не захочет. Все по той же причине…
Лидером славян по праву считается Шурик Захар. Подробную справку о нем можно найти в предыдущей книге "Москва бандитская". Там, в рейтинге самых влиятельных законников, он стоит под первым номером. Сейчас, после осуждения Иванькова в США и смерти Паши Цируля, Захар еще больше упрочил свое положение.
Лозунг, с которым он выступает последние годы, импонирует очень многим. Вокруг Захара объединяются не только авторитеты славянского происхождения, но и просто когда-то где-то обиженные или обойденные выходцами с Кавказа. Захар же действует последовательно и очень разумно. Даже недруги признают за ним талант стратега и природный ум. Иначе чем объяснить, что козни врагов, а их у него хватает, не могут выбить его из седла. Знающие Захара люди отмечают, что с годами он стал еще осторожнее и хитрее.
От оперативников я услышал историю, которая как нельзя точнее характеризует личность Шурика Балашихинского. По словам моих собеседников, он бросил употреблять наркотики. Причем сделал это демонстративно: проезжая по мосту через реку на своем "Мерседесе-500", он остановился, вытащил из карманов все имевшееся у него зелье, швырнул через ограждение в воду и объявил, что отныне он в "завязке". Рассказ вызывает обоснованные сомнения, так как Захар первую судимость получил в пятнадцать лет и с тех пор наркотики употреблял регулярно (и регулярно за них садился за решетку). Наркоману с таким стажем избавиться от вредной привычки нелегко, если вообще возможно. Хотя волевому человеку такой "подвиг" по плечу.
Но скорее всего, эта история не более чем хорошо продуманный ход, рассчитанный на завоевание дополнительного авторитета. Известно, что наркотики делают слабыми и зависимыми даже самых крепких людей. Многие воры в законе, считавшиеся в свое время могущественными фигурами, бесславно закончили жизненный путь именно из-за пристрастия к зелью - кто на нарах изолятора, кто в больнице. Захара такая перспектива не устраивает, и он хорошо понимает, что о его слабости знают и враги и друзья. Поэтому он и мог сотворить легенду о "завязке". Впрочем, не будем гадать, поживем - увидим.
Последний раз Захарова задерживали два года назад около московского ресторана "Шаман" на шоссе Энтузиастов. Кавалькаду автомобилей (два "мерседеса", "шевроле" и пр.) окружил милицейский спецназ, а во время обыска машины законника сотрудники ГУОПа нашли снаряженный боевыми патронами "ТТ". Поначалу события развивались по знакомому сценарию. В печати появились победные реляции об аресте лидера балашихинской группировки, оптимистичные прогнозы по поводу перспектив уголовного дела. Но скоро на волю вышли задержанные с Захаром бойцы, а через пять месяцев освободился и он сам. Дело в отношении Захара было прекращено.
С тех пор он не попадал в серьезные передряги. По мнению сыщиков, Захар "сидит на нефти", кроме того, его люди контролируют торговлю и автосервис, занимаются финансовым бизнесом и недвижимостью. Доходы от таких операций, конечно, высоки, но Захар своих привычек не меняет. Оперативники считают, что он едва ли не единственный вор в законе, который не имеет валютных счетов за границей. Захар вкладывает деньги в общак и лично ездит на зоны, контролируя грев братвы. Недавно он навещал с этой целью хорошо знакомые ему по личному опыту централы во Владимире и Волоколамске. Подвижничество Захара привлекает к нему молодых, с каждым годом у него становится все больше сторонников. Как и подобает лидеру, окружают его крепкие, хорошо подготовленные и решительные бойцы, готовые пойти за своим шефом до конца.
Правой рукой Захара является Расписной. В прошлом он на практике воплощал призывы славян избавиться от засилья "лаврушников" и не раз из-за этого находился на волоске от гибели. Расписного взрывали, в него стреляли из винтовки и карабина, доставалось ему и от милиции. Шрамов на его теле не меньше, чем наколок, за обилие которых он и получил необычную кличку. В свое время Роспись был коронован Японцем, еще в восьмидесятых начавшим войну "по расовому признаку". Кстати, с Японцем они перезванивались постоянно, обсуждая самые сложные проблемы клана. Сейчас Андрей Расписной коронует сам, его авторитет очень велик и в России, и в Европе, где у него есть интересы. По оперативным данным, Роспись курирует таганскую группировку, а также несколько иногородних бригад.
Следом за Захаром и Расписным можно назвать тридцатиоднолетнего Аксена - наиболее авторитетного и серьезного из молодых законников славянской ориентации. "Крестили" его в 1996 году Захар, Роспись и воры Вологодя, Кукла (убит в Челябинске), кировский Кипиш и другие. Аксен из Люберец, имеет там огромное влияние. Учитывая, что подмосковный город всегда был "кузницей кадров", активность Аксена не пропадает даром. Как и опытные товарищи, он греет зоны, а кроме того, отчисляет значительные деньги на церковь. Колючий и Пынька приверженцы старых воровских традиций, Колючий (Владимир Морских) родился в 1954 году в Рязанской области. Имеет прочные связи в Балашихинском районе, Владимирской области, Серпухове, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Свердловской области. Пынька (Рыжов Владимир) коронован в апреле 1996 года, проживает в Электростали. Его считают очень перспективным и дипломатичным лидером. Оба неоднократно судимые, хорошо знают контингент, с которым приходится работать. Без них, так же как и без воров Блондина, Хобота и Савоськи, не обходится ни одна сходка по серьезному вопросу. Блондин, или Вова Воронежский (Владимир Баркалов, 1949 года рождения), законник старой формации, прописан в Пушкинском районе, но проживает в столице. Он поддерживает тесные отношения со многими уважаемыми людьми уголовного бомонда, имеет надежных друзей в Воронеже, Липецке, Башкирии, на Украине. Контролирует несколько кафе и ресторанов в Москве, а также казино "Посад".
Савоська считается патриархом воровского клана. После гибели Ростика, с которым его связывала крепкая дружба, он приобрел особое влияние. Савоська является старейшим законником, мотавшим срок еще в те годы, когда многие нынешние авторитеты считали для себя самым большим подвигом открытое курение на школьных переменах.
Еще одним патриархом можно назвать шестидесятилетнего грузинского вора Анзора Однорукого. Он сидел в Кемерове, Саратове, Княжнопогосте и других острогах. Его авторитет основывается не на высокие завязках и больших деньгах, а на умении рассудить ситуацию и быть справедливым. Живет Анзор Однорукий скромно, в малогабаритной типовой московской квартире. А его ближайшим другом является другой старый авторитет Датико Гаприндашвили, больше известный как Робинзон.
Самым известным и опытным вором в законе кавказского крыла остается Дато Ташкентский (Датико Цихелашвили). Он уважаем не только среди братвы, о нем хорошо отзываются оперативники. Его считают спокойным, справедливым и по-своему порядочным человеком. Во всяком случае, он прямо в глаза говорит то, что думает, не боясь последствий и выводов собеседника. В декабре 1994 года он был задержан в гостинице "Москва" (квартиры, как и другой недвижимости, Дато не имеет, следуя старым воровским традициям). В номере отеля оперативники обнаружили большое количество наркотиков. Их хватило, чтобы отправить Дато в Бутырку, где он просидел до конца 1996 года. О влиянии Дато говорит и такая деталь. В период пребывания в СИЗО через него шел весь грев заключенных.
Именно к Дато Ташкентскому, страдающему из-за отсутствия зелья, собирался Сергей Сибиряк. Он, кстати, не единственный пострадавший в этой истории. За передачу Дато наркотиков был арестован его же личный адвокат Андрей Чувилев. Милиция обнаружила подготовленные для подследственного 46,8 грамма опия, и адвокат получил по приговору суда четыре года лишения свободы. На этом связанные с арестом неприятности Дато не закончились. Говорят, что перед освобождением сорокашестилетний вор узнал о готовящемся на него покушении. Чтобы не стать легкой мишенью, он вышел из стен Бутырского СИЗО на рассвете и тем самым избежал гибели. Так это или нет, судить не берусь. Но очевидно, что врагов у Дато Ташкентского не меньше, чем друзей.
Один из ведущих оперативников подмосковного РУОП Юрий Орлов привел такую характеристику Дато. Когда сыщики решили сделать на компьютере распечатку судимостей вора в законе, то одного листа для стандартного перечисления статей, по которым он задерживался, и сроков отбытия наказаний по приговору суда оказалось мало… Ташкентский имеет обширные связи, особенно в тех регионах, где приходилось сидеть. Он хорошо знает знаменитого дальневосточного вора Джема (Евгения Васина) и встречался с ним в Москве, где обсуждал последствия осуждения Иванькова в Нью-Йорке. С Япончиком он знаком близко (оба были в тюрьме Тулуна Иркутской области), ездил к нему в США, поддерживал постоянный контакт по телефону и через доверенных людей.
Вслед за Дато Ташкентским обычно называют Захария Калашова, хорошо известного как Шакромолодой. Ему сорок четыре года, он энергичен, пользуется авторитетом (контролирует курдскую группировку и казанские бригады), успешнее других внедряет своих людей в бизнес. Шакро часто и подолгу живет в Испании, где у него есть недвижимость. По оперативным данным, ему принадлежит и яхта, стоимость которой более миллиона долларов.
За последние три года Шакро трижды пытались убить. Еще в июне 1994 года в 12.10 у дома N 28 по Рублевскому шоссе его джип "Чероки" был обстрелян неизвестными. Сам Калашов, его телохранитель и жена были госпитализированы в Центральную клиническую больницу (в просторечье "кремлевку"), находившаяся рядом девятилетняя дочь, к счастью, не пострадала. Отделался легким испугом и еще один пассажир - вице-президент Северо-Восточной нефтяной компании. Сыщики считают, что нахождение в автомобиле нефтяного бизнесмена во многом проясняет ситуацию. Известно, что за контроль над нефтяными компаниями в Москве давно идет самая кровопролитная война. Шакро в этом бизнесе не новичок и наверняка уже успел приобрести опасных врагов.
Последнее покушение в конце марта 1996 года было самым серьезным. Киллеры тщательно подготовились к акции. Они заранее (за десять дней) установили в удобном месте "уазик" с санитарными крестами на бортах и тонированными стеклами, обзавелись тремя пистолетами-пулеметами иностранного производства, приобрели войсковые маски с прорезями для глаз. Когда в середине дня "мерседес", в котором ехал Шакро, и сопровождающий джип с телохранителями подъехали к дому N За по Большому Златоустовскому переулку, киллеры вылезли из укрытия. Шквальный огонь был таким плотным, что пассажиров не спасла даже толстая броня лимузинов. Шакро получил четыре ранения - в грудь, руку и плечо. Две пули задели авторитета Джиндаяна, а основной заряд принял некий Фероян, скончавшийся, не приходя в сознание, в больнице.
Шакро и Джиндаян были срочно отвезены все в ту же "кремлевку", а милиционерам чуть позже удалось задержать причастных к расстрелу бойцов. Ими оказались члены измайловской группировки, которые заявили, что инцидент к разборкам не имеет ни малейшего отношения, они, дескать, стреляли из-за дорожной ссоры. Подобное объяснение даже близко не похоже на правду.
Между тем Шакро не сделал ответный ход, что вызывает недоумение в столичных бандкругах. Такое поведение нетипично для авторитетов высокого уровня и противоречит общепринятым "понятиям". Оперативники же считают, что Шакро-молодой - лидер нового поколения. Он, конечно, обиду без внимания не оставит, но и бросаться очертя голову, лишь бы отомстить, не станет. Бизнес требует постоянного контроля и внимания, а Калашов не из тех, кто ради амбиций будет рисковать огромными деньгами. Однако история, по мнению сыщиков, обязательно получит продолжение в ближайшем будущем.
Вор в законе Слава Зеленый самый молодой из лидеров кавказского крыла, ему только двадцать шесть лет. Между тем на сходках он имеет право голоса, равное авторитетам, разменявшим пятый десяток. Особое влияние Зеленый получил в родном Павлово-Посадком районе, в Балашихе, Электростали, Егорьевске. Он контролирует ряд коммерческих структур в Подмосковье, приобрел полезные связи на Дальнем Востоке, в Испании, Грузии, на Украине, в Самаре, Рязани и Туле. Оперативники считают его значительным и дальновидным лидером. Точнее, считали…
Жизнь вносит в табель о рангах постоянные поправки. 23 июня 1997 года из Павлова-Посада, где проживал Вячеслав Чуварзин, он же Зеленый, пришло трагическое известие. Когда в десять утра вор в законе вместе с супругой и телохранителем собирался отъезжать от дома в своей "девятке", раздались выстрелы. Киллер разрядил в Зеленого всю обойму автоматического пистолета. Авторитет скончался на месте, ранения получила его жена, убийца скрылся с места преступления. Позже удалось найти лишь брошенное за ненадобностью оружие иностранного производства.
К влиятельным законникам относится и Вахо Сухумский, который не только расставил по "хлебным" точкам всю свою родню, но и помогает сохранять достойное положение старым ворам, не вписавшимся в современную коммерческую ситуацию. Особый разговор о старейшем тбилисском законнике шестидесятилетнем Аслане Усояне, имеющим ласковое прозвище Дед Хасан. Он по праву считается пионером освоения Москвы представителями кавказского криминалитета. Во многом благодаря его усилиям грузинская уголовная элита имеет самое солидное представительство в столичном регионе. По самым скромным подсчетам, сейчас в Москве и области проживают постоянно или без регистрации более 50 воров, выходцев с Кавказа.
Несмотря на почтенный возраст, Дед Хасан ведет активный образ жизни. Он распространяет свое влияние над всем Северным Кавказом, Краснодаром и Грузией, его знают в США, Германии, Бельгии, Израиле и Франции. Усоян начинал еще в доперестроечное время, хорошо знал именитых законников прошлого - Гиви Резаного и Рантика Сафаряна. На могиле последнего в Сочи Дед Хасан два года назад собрал более 300 человек. Формальный повод - годовщина смерти Сафаряна, фактически же Усоян сумел собрать небывалую по числу авторитетных людей сходку. Правда, милиция не прониклась должным уважением к памяти покойного и собравшимся его помянуть. Приехавшие на погост были задержаны, но после объяснений их пришлось отпустить. "Креста на них нет", - жаловались на действия правоохранительных органов участники сбора.
Летом прошлого года Усоян попал в переделку в Санкт-Петербурге. Любопытно, что в момент задержания сотрудниками ГУОП МВД РФ Дед Хасан находился в "Вольво-850" с депутатскими номерами, а за рулем иномарки сидел помощник заместителя председателя законодательного собрания Санкт-Петербурга депутата Новоселова четырежды судимый господин Авдушев. Его милиция отпустила, а Деда Хасана, у которого нашли пистолет "ТТ" с боекомплектом, отправили в следственный изолятор. Позже на снимаемой Усояном квартире устроили обыск. Улов маленьким не назовешь - около двух килограммов ювелирных изделий и 380 тысяч долларов россыпью. По предположению сыщиков, Дед Хасан является одним из держателей общака грузинского воровского клана. Впрочем, сам Усоян обсуждать эту тему отказался наотрез.
Грузинский воровской клан, несмотря на кажущуюся монолитность, довольно давно разделился на две группы. Причем противостояние групп порой приобретает агрессивный и жестокий характер. К первой относятся западники - менгрелы, абхазцы, зугдидцы и представители других районов. Вторая группа состоит из кутаисских воров в законе. Они материально обеспечены лучше, а потому консервативнее и редко идут на тяжкие преступления, предпочитая делать деньги полулегальным путем.
Западники, напротив, объединяют дерзких и прагматичных людей. Именитые воры, придерживавшиеся старых традиций - Юрий Лакоба (клички Хаджарат и Ваджахет), внук пламенного революционера-ленинца, и Акакий Кохия (кличка Како) уступили место лидеров молодым. Лакоба умер два года назад на родине от цирроза печени, а его старший товарищ шестидесятипятилетний Кохия, потрясенный трагической гибелью сына в Москве (погиб в перестрелке), совсем отошел от дел. Нынешние авторитеты - Мераб Джангвеладзе и Тариэл Ониани законники с иным мировоззрением. Оба живут во Франции в Каннах и предпочитают руководить братвой издалека. В Москве проживают молодые, но уже известные воры в законе - Валера Сухумский, Гиа Кварацхелия, Отари Кварацхелия (кличка Кимо) и Ваха (Вахтанг Эхвая). Руководимые ими бригады, по мнению оперативника МУРа Александра Яковлева, и делают погоду по "грузинской" преступности в столице.
У бригад, контролируемых западниками, есть "фирменные" виды преступлений. Например - способ краж из автомобилей. Прокалывается колесо машины. Приходит хозяин, обнаруживает неприятность, снимает куртку с документами, кладет в салон, открывает багажник, наклоняется за домкратом и запаской. В это мгновение ловкие парни успевают не только облегчить карманы лежащей в салоне куртки, но прихватить барсетку и заодно магнитолу…
Наиболее представительным среди западников является законник Гиа Кварацхелия. Он контролирует нефтяную компанию в Москве и сеть автозаправочных станций, расположенных вдоль кольцевой автодороги.
До своей гибели кутаисское крыло возглавлял Автандил Чихладзе (Квежо). С ним убийцы безжалостно расправились еще три года назад. Спящего Квежо застрелили в постели, жену убили в прихожей, пытались расправиться и с ребенком - десятилетним сыном Гурамом. Но мальчик перехитрил ранивших его киллеров - притворился мертвым и тем самым спас себе жизнь. Место Квежо у кутаиссцев занял Гижо - сорокапятилетний Элгуджа Кублашвили. Он не оставил сына своего предшественника, опекает и заботится о мальчике. Гижо приблизил к себе и брата убитого законника.
После Гижо в табели о рангах воры в законе Мелитона и Црипа. Последний является связующим звеном между кутаисцами и западниками, так как крепко дружит с Ониани. Он даже летал во Францию на крестины ребенка Ониани. На торжестве, кстати, гостями были грузинские дипломаты, коммерсанты и артистическая элита. Гижо проводит разумную политику в отношении славян. Он никогда не идет на конфликты, предпочитает решать споры путем переговоров и обязывает соплеменников делать "крышу" только своим коммерсантам. Недавно представители клана провели "инвентаризацию" на рынках - от челноков до мошенников - и установили твердую таксу отчисления в общак. Сейчас кутаисцы занимаются престижным легальным бизнесом, банковскими операциями, организацией торговли на вещевых рынках и коммерческих магазинах. Похищение людей, кражи и налеты как будто ушли в прошлое.
Не забывают они и грузин, оставшихся на родине. Неписаное правило, поддержанное мэром города Тэймуразом Шашпашвили: приехавшие из Москвы в Кутаиси земляки обязаны внести в муниципальную казну добровольное пожертвование величиной в 10 тысяч долларов.
Гижо сумел развернуться в масштабах бывшего СНГ. В Сочи его люди отобрали несколько магазинов, контролировавшихся раньше армянскими авторитетами. В Кишиневе кутаисцы "оприходовали" ряд коммерческих структур. А в Приморье они наладили закупку и перевозку в Центральную Россию красной рыбы. Гижо проявляет заботу о будущем клана. Говорят, что на все разборки и переговоры он захватывает с собой тринадцатилетнего Вахо. Как знать, может быть, ему в скором времени придется примерять "корону" законника?
Сергей Сибиряк, строго придерживавшийся традиций воровского ордена, сказал как-то: "Не мы меняем правила, их меняет жизнь". Действительно, сегодняшние воры в законе разительно отличаются от послевоенных жуликов-жиганов. Они передвигаются на бронированных лимузинах в сопровождении вооруженной до зубов охраны, нежатся в самых дорогих ресторанах, участвует в открытиях выставок и элитных тусовках, разъезжают по международным курортам, заводят семьи. Их дети учатся за границей, а они вкладывают деньги в коммерцию и недвижимость, становясь постепенно преуспевающими бизнесменами и добропорядочными буржуа. По-другому теперь уже нельзя. Даже самая отмороженная братва не поймет и осудит вора в законе, если тот, как в далекие времена, начнет промышлять на "утренниках", карманными кражами в трамваях или электричках. Да и не только братва… Нынешние авторитеты стали воплощением мечты о красивой и сытой жизни для очень многих людей. Уважение и подобострастие испытывают к ним не только вчерашние зеки, но и вполне правопослушные обыватели. Однако респектабельный имидж не делает нынешних законников менее опасными, чем их люмпенизированные предшественники. Те и другие-идеологи и проповедники преступного образа жизни. И можно лишь посочувствовать гражданам государства, оказавшегося полигоном для криминальной революции в масштабах целого общества.

Надежно, как в банке

Рыночные реформы окончательно победили не с развитием кооперативного движения и акционированием госпредприятий. Эти процессы еще можно было без хлопот остановить и вернуть все в прежние рамки. И даже не после политического кризиса 1991 года и подавления в августе робкого выступления консервативной коммунистической оппозиции. Здесь причислявшие себя к демократам партийные группы проиграть уже не могли.
Необратимость перестройки экономики наступила только с появлением коммерческих банков и потерей государственного контроля над процессами в денежно-финансовой сфере. Собственником, имеющим реальную возможность реализовать себя в бизнесе, человек стал в тот момент, когда в его кошелек прекратило заглядывать бдительное "государево око" тоталитарной системы, а открытие счета в банке, даже в самой твердой из валют, не могло повлечь за собой немедленных репрессивных мер. Деньги, независимо от их запаха, превратились в мерило всего или почти всего. С этого момента загнать джинна обратно в бутылку стало невозможно…
Огромная финансовая система СССР до начала реформ координировалась тремя учреждениями - Госбанком, Внешторгбанком и Стройбанком. Указанных организаций и их многочисленных филиалов республиканского, областного и районного уровня вполне хватало, пока не появились кооперативы, совместные и частные предприятия и другие пионеры перестроечной экономики. Отлаженный десятилетиями финансовый механизм первое время справлялся с денежными ручейками. Но время шло, ручейки сливались в потоки, бурные и неуправляемые, механизм начал давать сбои. Наступила пора кардинальных изменений в банковской политике. Время рождения первого коммерческого банка-26 августа 1988 года. Диковинная по советским меркам структура была зарегистрирована в Ленинграде и названа банком "Патент" (позже переименована в "Викинг"). Затем лидерство перехватила Москва и с тех пор его не отдавала. Получили лицензию столичные Москоопбанк (ныне "Премьер") и банк "Кредит-Москва". Затем появились МЕНАТЕП, Автобанк, Инкомбанк… Уже к концу 1988 года в СССР был зарегистрирован 41 коммерческий банк. Дальше дело пошло еще быстрее. Ежегодно только в столице открывалось до трехсот банков, а к началу 1992 года на территории Российской федерации их число достигло полутора тысяч. Кроме того, действовали другие кредитные учреждения, имевшие лицензию на ведение некоторых банковских операций.
Нормативная база для осуществления столь фундаментальной реорганизации финансовой сферы отсутствовала. Только в законе "О кооперации" (имевшем, кстати, множество противоречий и, мягко говоря, нестыковок с действующим законодательством) предусматривалась возможность формирования подобных банков. Закон "О банках и банковской деятельности в СССР" был принят гораздо позднее. Превратиться в банкира мог даже человек со средним достатком. Нужно было собрать уставный капитал всего 500 тысяч рублей, а для банков, не имеющих пайщиков-кооператоров, - пять миллионов (согласитесь, даже по меркам тех лет суммы не сногсшибательные), написать устав, получить лицензию в Центробанке и бежать заказывать визитные карточки с золотым тиснением: банкиры - особые люди…
Возникновение частного финансового капитала не противоречило развитию общей ситуации в стране. Кооперативное движение, получившее индульгенцию от партийных структур, а следовательно, всемерную поддержку государственного и карательного аппарата, превратилось в полигон для применения криминальных талантов. Ни один даже самый захудалый кооператив не мог обойтись без включения отдельной строкой в свой бухгалтерский баланс специфической статьи расхода на "крышу". Она могла быть легальной - новшества не обошли стороной армию, милицию и даже КГБ, но чаще оказывалась бандитской. Как известно, строительные кооперативы создавались при трестах и управлениях, торговые - при соответствующих магазинах, оптовых складах или производственных предприятиях… Государственное или, как любили говорить, общенародное постепенно и незаметно, а иногда откровенно без маскировки превращалось в личное, собственное. Работая на каком-нибудь краснознаменном всевозможных орденов предприятии, наивные труженики порой не предполагали, что выполняют отнюдь не государственный заказ, а если и предполагали, доказать ничего и никому не могли. Имевшие реальную власть руководители успешно использовали преимущества круговой поруки, подключая к дележке пирога имеющих право подписи ответственных сотрудников и пользующихся влиянием рабочих.
Так же или почти так же появлялись ростки нового в финансовой сфере. Некоторые банки выросли из филиалов крупных, другие заручались помощью состоятельных партнеров в виде кредитов на уставный капитал, выделения помещения и квалифицированных специалистов, а главное, неафишируемой, но такой необходимой поддержки при получении клиентов и решении вопросов в высших эшелонах власти.
Этим процессам способствовал развал государственных структур СССР. Имевшие огромный опыт и обширные деловые связи чиновники союзных министерств и ведомств пришлись ко двору в новых финансовых организациях. Они становились руководителями сами, помогали создавать банки друзьям, родственникам, бывшим женам и подругам. Многие банки появлялись с помощью уже накопивших солидный капитал кооперативов. Так, известные и респектабельные ныне "Кредо-банк" и "Столичный" были учреждены кооперативами.
Увидавшие в коммерческих банках дееспособных конкурентов чиновники Госбанка поначалу крайне неохотно и долго визировали уставы, а спецбанки без желания открывали им корреспондентские счета. Но, как и в случае с кооперативами, на стороне рвущихся в финансовый бизнес новичков была государственная политика. Регистрирующая группа даже не проверяла компетентность будущих руководителей, что привело к появлению финансовых структур с весьма сомнительной репутацией. Лишь позже начали внимательнее относиться к кандидатам в банкиры и рассматривать их личные дела.
Из аналитических документов МВД России: "С принятием законов "О Государственном банке СССР", "О банках и банковской деятельности" и аналогичных законов союзных республик начался активный процесс реорганизации старой финансовой системы, преобразования специализированных банков в коммерческие на паевой и акционерной основе. Была создана двухуровневая система банков, включающая в себя Госбанк СССР и национальные банки союзных и автономных республик. Новые коммерческие структуры способствовали внедрению механизмов хозрасчета, ускорению денежного обращения, экономическому и социальному развитию предпринимательской деятельности в регионах. Уже в первом квартале 1991 года кредитные поступления в народное хозяйство России на 69 процентов обеспечивались субсидиями коммерческих банков в сумме свыше 130 миллиардов рублей.
Однако трудности переходного периода и изъяны в формировании рыночных отношений создали благоприятную почву для злоупотреблений и финансовых махинаций. Наиболее опасные формы экономической преступности активно перемещаются в денежно-кредитную и валютно-финансовую систему страны. В условиях дефицита ресурсов число хищений в крупных и особо крупных размерах за 1991 год возросло на 20 процентов. Ущерб от преступлений исчисляется миллионами рублей. Коммерциализация банковской деятельности, расширение финансового рынка и рынка ценных бумаг приводят к "отмыванию" и вложению криминальных капиталов в предпринимательскую и банковскую деятельность.
Оперативный анализ кредитно-финансовой сферы свидетельствует о резком росте взяточничества, нелегальных операций с крупными денежными и валютными средствами, других противозаконных действий, совершаемых по инициативе или с участием служащих государственных и коммерческих банковских учреждений".
Все банки отличались друг от друга не только названиями, уставом и фамилиями учредителей. Разнились их капиталы. У одних вложенные в уставный капитал деньги имели вполне законное, подтверждаемое легальными документами, происхождение. Другие создавались на бандитские деньги с целью их отмывания, торговли кредитами или банального грабежа доверчивых вкладчиков. Были "водочные" банки, сколотившие капитал на бутлегерстве, порожденном антиалкогольной кампанией, были банки, созданные на средства воровского общака. Мне называли разные цифры, дающие представление об истинном происхождении банков. По оценкам оперативников, число бандитских или близких к тому финансовых структур колеблется от 30 до 60 процентов. Такая значительная погрешность в оценках имеет логичное объяснение.
Настоящих хозяев банка, так же как и ситуацию внутри него, доподлинно знают от силы двое-трое. И конечно, предпочитают ни о чем не распространяться. Разглашение конфиденциальной информации грозит не только увольнением без церемоний и выходных пособий (все сотрудники банка нанимаются на работу и подписывают соответствующие документы), но и более серьезными последствиями. Что касается рядовых сотрудников, то они держатся за свое место обеими руками, так как ни в одном учреждении России наемный труд не оплачивается по столь высоким расценкам. Водитель обычной, как говорят "разгонной", машины банковского гаража даже без премиальных, квартальных и тринадцатой зарплаты получает без задержек до тысячи "зеленых" в месяц. Речь идет, разумеется, о солидном банке, занимающемся реальным финансовым бизнесом.
Тайны банка помогает оберегать и служба безопасности. В серьезных учреждениях этими вопросами занимаются не обладатели различных поясов и даже не бывшие "альфовцы", а опытнейшие профессионалы, возглавлявшие не один десяток лет оперативные подразделения МВД, контрразведки и ГРУ. Любой сотрудник, идущий на работу в банк, кроме рекомендаций, должен получить соответствующую характеристику негласно проверивших его специалистов СБ, штат которых достигает порой двух тысяч человек.
Почему банки так пекутся о сохранении завесы тайны вокруг своей деятельности? Кроме вполне уместной для финансистов профессиональной осторожности, есть и другие причины. О них знают все, но предпочитают делать вид, что ничего этого нет и в помине.
Из аналитической справки МВД России: "Изучение материалов уголовных дел, актов ревизий и проверок показывает, что сотрудники кооперативных и коммерческих банков допускают нарушения банковского законодательства: незаконное открытие расчетных счетов, открытие счетов кооперативам, общественным организациям и другим субъектам, не зарегистрировавшим в установленном законом порядке устав и не обладающим в связи с этим статусом юридического лица; открытие одному субъекту хозяйственной деятельности нескольких расчетных счетов, посредством чего осуществляется сокрытие денежных поступлений от налогообложения, а также маскируются незаконные операции, совершаемые через дополнительные счета, не попадающие в поле зрения контролирующих организаций и ревизий; несообщение в местное отделение Госбанка о выдаче крупных кредитов (превышающих 20 процентов капитала банка), непредставление банками в установленный срок отчетности или неполное ее представление; выдача кредитов без надлежащей проверки кредитоспособности клиента, чем нарушаются основные положения кредитования: обеспеченность, срочность и возвратность кредитов; выдача кредитов, в нарушение нормативных документов, без предоставления клиентами необходимых документов, служащих основанием для установления размера кредита; продолжение кредитования без погашения клиентами предыдущих ссуд либо при отсрочке их погашения".
Законодательная и правовая неопределенность создавала почти неограниченные возможности для крупномасштабных махинаций в финансовой сфере. Но даже в тех случаях, когда ущерб государству и вкладчикам был очевиден, принятие правильных решений по уголовным делам было затруднено. Законодательство безнадежно отстало от реформ хозяйственного механизма. Добротным традиционным финансовым бизнесом занимались очень немногие банки. Большинство свело свою деятельность к малодостойному ростовщичеству, создавало финансовые пирамиды различной высоты, беззастенчиво играло на валютной бирже, срывая куш на разнице "длинного" и "короткого" рублей…
Начало девяностых годов было золотым периодом для представителей "беловоротничковой преступности" и делающих им крышу бандитских группировок. В эти годы создали себе стартовый капитал многие из авторитетов - ныне здравствующих или уже отошедших в мир иной, появились первые официальные долларовые миллионеры, богатые перестали прятать свое богатство, а государство, нищее и разворованное, оказалось под контролем финансово-промышленных групп и лоббирующих в их интересах политиков.
Криминализация кредитно-финансовой сферы коснулась каждого. Миллионы людей оказались обманутыми, поверив обещаниям и назойливой рекламе финансовых махинаторов. Некогда расхожее выражение - надежно, как в банке, - теперь получило совершенно иной смысл и стало звучать издевкой.
Рост преступлений в области банковского бизнеса являлся единственной неизменной константой экономики с начала девяностых. Если в 1993 году здесь было выявлено 5,4 тысячи нарушений закона, то в следующем году преступлений экономической направленности в банках зарегистрировано уже вдвое больше - 11,3 тысячи, в 1995 году - 16,1 тысячи, примерно столько же и в 1996 году. По числу хищений в крупных размерах и мошенничеств (только доказанных и отмеченных статистикой) кредитно-финансовая система вышла на первое место среди других сфер экономики. Материальный ущерб лишь по законченным уголовным делам за прошедшие четыре года составил почти 1,5 триллиона рублей.
Аналитики выявили этапы "большого пути", по которым двигалась отечественная экономика. На первом (1992-1993 годы) преобладали хищения денежных средств из банков с использованием фиктивных платежных документов (авизо, чеков "Россия" и тому подобное). Обналичивание похищенных сумм производилось с участием почти 900 банков и 1500 предприятий, расположенных в 68 регионах России. Наибольшее число таких преступлений совершено в Москве, далее следуют Санкт-Петербург, Дагестан, Ставропольский и Краснодарский края, Московская и Томская области.
Второй этап характерен совершением преступлений с использованием финансовых и трастовых компаний криминальной направленности. Расцвет приходится на 1993-1994 годы. Было присвоено более двадцати триллионов рублей (по оценкам трехлетней давности!), а пострадавшими оказались около десяти миллионов граждан. Основными способами, применявшимися преступниками при завладении денежными средствами частных инвесторов, стали заведомо невыполнимые договоры займа, траста, страхования, а также продажа акций и других суррогатов без денежного или иного материального обеспечения.
С 1994 года получили распространение фонды незаконного получения и присвоения кредитных ресурсов банков. По оценкам экспертов, задолженность по банковским ссудам уже составила на сегодняшний день 100 триллионов рублей! При этом не оценены еще в полном объеме масштабы криминализации сферы вексельного обращения. Недавно в Москве пресечена деятельность преступной группы, изготовившей вексели и иные виды ценных бумаг на сумму около 300 миллиардов рублей, а также на несколько десятков миллионов долларов США.
Даже установив имена мошенников, далеко не всегда удается привлечь их к уголовной ответственности. Они успевают скрыться еще до того, как на их след удается выйти подразделениям МВД или ФСБ. За астрономическими цифрами статистики, характеризующими нынешнюю ситуацию в экономике, не только разорившиеся банки, компании, фирмы и невыполненные обязательства, за ними - миллионы обворованных вкладчиков и акционеров. Причем во многих случаях откровенное махинаторство прикрывается договорно-правовыми отношениями, а конкретные руководители коммерческих и финансовых структур умело находят лазейки в законодательстве и уходят от наказания. Впрочем, легче ли вкладчикам ИЧП "Властелина" оттого, что организатор самой знаменитой "пирамиды" Соловьева оказалась на скамье подсудимых?
Дело "Властелины" (оно составляет 500 томов - абсолютный рекорд нашего времени) завершено, ее жертвами оказались более чем 30 тысяч вкладчиков, но вряд ли они смогут вернуть даже малую толику похищенного аферисткой триллиона рублей.
Практически неразрешимой остается проблема возврата валютных средств, незаконно перемещенных за границу. Общая сумма вывезенных денег, по различным оценкам, колеблется от 150 до 300 миллиардов долларов США. Большая часть потенциальных капиталовложений переводится за рубеж с использованием иностранных банков и других финансовых структур, имеющих самые тесные связи с лидерами преступного мира России. Средства вкладываются в недвижимость - особняки, гостиницы и даже замки (один из криминальных авторитетов Москвы приобрел во Франции на подставное лицо настоящий рыцарский замок, имеющий многовековую историю).
Переток валютных средств из одной страны в другую, если он осуществляется в рамках международного и национального права, не вызывает никаких вопросов и является нормальным экономическим явлением. Увы, большая часть капиталов, о которых идет речь, получена преступным путем либо в обход правового регулирования финансовохозяйственной деятельности предприятий и банков. Усилия, предпринимаемые Россией в этом направлении, иногда достигают желаемого результата. За последний год удалось вернуть часть валюты из США, Канады, Англии, Кипра, Турции, Латвии, Германии, Австрии, Ирландии на сумму эквивалентную 70 миллионам американских долларов. Но вряд ли это может служить утешением. Сотни миллиардов, по мнению экспертов-правоведов, возвратить не удастся никогда.
Из аналитической справки МВД России: "Начиная с 1993 года отмечается сверхдинамичный рост криминальных проявлений в банковской системе. Годовые темпы роста преступлений составили в 1993 году-78%, в 1994 году - 17%, в 1995 году - 264% и в 1996 году - 260%. Однако, по мнению руководителей Главного управления по экономическим преступлениям, эти цифры не в полной мере отражают реальную ситуацию. Уровень латентности правонарушений в кредитно-финансовой сфере достигает 90%, а хищений не менее 80%. Суммарный ущерб, нанесенный банковскими преступлениями, составляет более 67 триллионов рублей".
В ближайшее время ожидается всплеск нового вида криминального бизнеса - использования для обогащения электронных средств доступа (компьютерные, телекоммуникационные системы, кредитные карточки и другие способы). Проблема становится все более актуальной, так как банковские и финансовые организации перешли на расчеты с помощью компьютерных сетей. Не так давно электронного взломщика, разыскиваемого белорусской милицией, задержали в России с помощью столичных оперативников. Мошенник, входивший в сговор с представителями крупных банковских структур, присвоил около семи миллиардов рублей.
Как считают аналитики Главного управления по экономическим преступлениям МВД России, - это лишь первая ласточка и скоро воровство с помощью компьютеров станет таким же распространенным видом преступлений, как когда-то использование для получения денег фальшивых авизо. Кстати, ущерб, нанесенный авизовками российской экономике, цифрами оценить трудно. Как долго поддельные платежки применялись мошенниками, до их обнаружения и изучения механизма обмана, не знает никто. Зато известно, что изымают их время от времени вот уже шестой год подряд, финансисты же считают, что похищенные миллиарды подорвали основы российской экономики, явились причиной стремительного роста инфляции и кризиса сотен коммерческих банков.

Воздушные миллиарды

Хищения сотен миллиардов с помощью поддельных банковских платежных документов аналогов в истории мировой криминалистики не имеют. Суммы, присвоенные махинаторами, сопоставимы с объемами валютных резервов целых государств. Таких размахов экономическая преступность еще не знала.
Операции по изъятию денег проводились настолько изящно, что их механизм долго не могли понять даже опытные финансовые ревизоры. По словам заместителя начальника Главного управления по экономическим преступлениям МВД России Кузьмы Шаленкова, ставшие жертвами банкиры разводили руками: "Кто несет за это ответственность? Ведь все как будто на месте - документы, печати, подписи…" Пока банкиры разбирались, а операционистки производили зачисление грамотно состряпанных фальшивок, на счетах подставных фирм, созданных специально для этих целей, появлялись кругленькие суммы.
Деньги крали в таких количествах, что ворам приходилось вывозить наличность в мешках на грузовых фургонах. Одну из таких групп, обналичившую несколько миллионов рублей, задержали в центре Москвы в двух шагах от Петровки, 38. Документов, объясняющих происхождение прорвы денег, задержанные предоставить не смогли. Началось следствие, которое вывело оперативников на Чечню.
Фальшивые авизовки нередко называют "чеченскими". В этом есть доля истины. Большая часть липовых документов имела реквизиты банков Чеченской республики. Однако справедливости ради нужно отметить, что и раскрыть аферу века помогли сами чеченцы.
Генерал Шаленков рассказал, что еще в начале 1992 года (период наиболее активной деятельности махинаторов) в МВД России приехали три офицера чеченской милиции. Они предложили московским оперативникам сотрудничество, с целью выявления преступлений в кредитно-финансовой системе. Общими усилиями сыщики Москвы и Грозного вскрыли миллиардные денежные операции, проведенные Центральным операционным управлением и Центральным расчетно-кассовым центром ЦБ России по документам коммерческих структур Чеченской республики.
Сегодня, после многолетнего военного противостояния и взаимного ожесточения, этот пример кажется неправдоподобным. Чеченец на стороне российского закона? Невероятно! Тем не менее факт остается фактом. Люди, с риском для жизни выполнявшие свой долг, напомнили известную аксиому: народ не может состоять из одних подлецов или добродетельных граждан, а назойливо предлагаемые ярлыки не более чем спекуляция политиков.
Что касается риска - для офицеров МВД Чечни он был более чем реален. Еще в Москве в период командировки грозненские оперативники слышали угрозы в свой адрес. 26 мая 1992 года около 8.30 утра у гостиницы "Комета" (ведомственная гостиница МВД России) их встретил некий Ахмедов, проходящий по делу малого предприятия "Тайс". Первая угроза прозвучала довольно миролюбиво. Он предупредил офицеров о возможных неприятностях, если те не прекратят проверку документов "Финист-банка". Совету "доброжелателя" оперативники не последовали, и тогда прозвучали выстрелы.
Уже в Грозном прямо в здании республиканского МВД на майора И. было совершено нападение. Офицер оказался не робкого десятка, обезоружил нападавшего и продолжал работу. Но угрозы не прекращались. И, приехал в Москву, обратился в управление кадров МВД с просьбой о переводе из Чечни вместе с семьей. Помочь ему то ли не смогли, то ли не захотели. Чиновнику, сидящему в уютном московском кабинете, доводы майора, бросившего вызов грозненской мафии, показались неубедительными. Впрочем, кавказцу предложили перевод… на Сахалин. Тот подумал, взвесил все за и против добровольной ссылки на край света, куда при царе-батюшке отправляли каторжников, и жизни на родине и выбрал последнее. Через несколько месяцев он был убит в Грозном при невыясненных обстоятельствах.
Умышленно не называю фамилий мужественного майора и его товарищей. В Чечне у них остались семьи…
Из письма, направленного руководству Центрального банка России: "МВД РФ располагает информацией о поступлении в Расчетно-кассовый центр Главного управления ЦБ России по Москве кредитовых авизо из коммерческих банков Чеченской республики под гарантии последующего перевода денег с просьбами кредитования указанных в документах коммерческих структур. Получаемая в этих структурах наличность вывозится в Чеченскую республику.
В настоящее время выявлено около 70 авизо на общую сумму более 17 миллиардов рублей. Следственные и оперативно-розыскные материалы дают основание сомневаться в реальном обеспечении указанных кредитовых авизо. Просим рассмотреть возможность безотлагательной проверки реальной обеспеченности взаиморасчетов с банками Чеченской республики и проинформировать о результатах МВД РФ".
Первое же уголовное дело заставило пойти на беспрецедентный шаг. В июле 1992 года МВД России разослало телеграмму, в которой попросило, до принятия решения на правительственном уровне, срочно приостановить финансовые операции по конкретным авизо и переводным телеграммам. Номера фальшивых документов занимали полторы страницы сплошного текста без пробелов. Суммы предполагаемых выплат колебались в пределах от 960 до 11 миллионов. Упоминались названия банков "Соцразвитие", "Центросоюз", "Востокинвестбанк", "Профбанк", "Эрабанк" и другие. При этом МВД предлагало уделять особое внимание платежным документам, поступающим из Чечни и Дагестана.
Об изобретателях гениальной "экспроприации" речь впереди. Что касается исполнения, то здесь особенно хитрить нужды не было. В российской банковской системе до той поры действовал унаследованный от бывшего Госбанка СССР порядок, в соответствии с которым средства на счета банков зачислялись на основании так называемых кредитовых авизо. Они изготавливались банками-отправителями самостоятельно. К числу уполномоченных банков относились специализированные Агропромбанк, Жилсоцбанк, Промстройбанк.
Поддельные кредитовые авизо по своим внешним признакам, с учетом установленного порядка их заполнения, полностью соответствовали требованиям действующих тогда правил ведения бухгалтерского учета. На момент их поступления в банки они рассматривались как законные финансовые документы. Если же учесть загруженность банковских служащих и огромный поток обрабатываемых ими бумаг, то станет понятна сложность выявления "черной кошки в темной комнате". Хотя можно допустить, что кошку найти никто особенно и не хотел…
Позже оперативники, занимавшиеся проблемой появления авизовок, проверили десять самых крупных банков, замешанных в скандале. Выяснилось, что на момент получения денег по фальшивым авизовкам все они находились в критическом положении. У них не оставалось выбора: либо брать незаконные кредиты с помощью авизовок, либо объявлять о банкротстве и выходить на улицу с протянутой рукой. Для многих финансистов получение воздушных миллиардов оказалось спасительной соломинкой.
И даже если бы какой-нибудь чересчур принципиальный бухгалтер захотел проверить законность авизовок, сделать это ему бы не удалось. Установить подлинность документов имеющимися в распоряжении финансовых структур средствами было невозможно. А сверка операций по счетам банков-отправителей и банков-получателей растягивалась на долгое время и желаемого результата не принесла бы.
Центробанк России сделал попытку взять ситуацию под контроль. Прежняя система расчетов между банками была признана порочной. Начиная с 1 апреля 1992 года выписка авизовок для зачисления средств по корреспондентским счетам производилась лишь расчетно-кассовым центром (РКЦ) Центробанка России. По замыслу руководства ЦБ эти меры, как и использование спецсвязи для экспедирования авизо, должны были свести до минимума риск подделки или изготовления фальшивок. Предполагалось также ввести особое кодирование финансовых документов. Однако эти благие намерения серьезного влияния на обстановку в кредитно-финансовой сфере не оказали.
Из оперативных материалов: "МВД РФ разоблачена организованная преступная группировка, совершившая через Центробанк России серию мошеннических операций по обналичиванию многомиллиардных сумм. Проведенными следственными действиями и оперативными мероприятиями установлено, что с начала 1992 года из банков Грозного в коммерческие структуры Москвы переведено не обеспеченных банковскими активами более 18 миллиардов рублей. Значительная их часть за взятки была обналичена и вывезена в Чеченскую республику.
По делу арестовано четыре человека, еще 25 человек задержано для проведения следственных действий. Проведены сотни выемок документов, десятки обысков, в ходе которых изъято 25 миллионов рублей наличными и более чем на четыре миллиона золотых изделий и ценностей. Масштабы работы с каждым днем расширяются. Сформирована следственно-оперативная бригада, куда прикомандировано 60 следователей и сотрудников территориальных УВД и МВД".
Сейчас, из-за продолжающегося долгие годы падения курса рубля, сумма похищенного - 18 миллиардов рублей, возможно, впечатляет не слишком сильно. Поэтому обратимся к привычным "измерениям". По ценам середины 1992 года 18 миллиардов рублей равнялись 200 миллионам долларов. Для сравнения в то время валютный резерв стран Балтии исчислялся 20-25 миллионами долларов…
Практически все хищения проводились по единой схеме. Получив не обеспеченную реальными денежными средствами авизовку (обычную платежку), коммерческий банк проводил ее через РКЦ Центробанка России и зачислял воздушные деньги на свой корреспондентский счет. Затем, в зависимости от целей, обналичивал рубли для конкретного лица или распылял огромную сумму по нескольким счетам каких-нибудь коммерческих организаций. Те, в свою очередь, либо пускали деньги в оборот, либо передавали их другим предпринимателям. Таким образом похищенные средства исчезали в карманах мошенников или терялись в ходе многочисленных переводов со счета на счет мелких подставных организаций.
Вот конкретный пример операций с авизовками из уголовного дела N 81015/81664. Расчетно-кассовый центр по восьми кредитовым авизо зачислил на счета банка "Стройкредит" 5,3 миллиарда рублей. "Стройкредит", чтобы не показаться скупым рыцарем, перевел всю сумму на текущий счет малого предприятия "Москворечье". Эти кредитовые авизо, как выяснилось позже, были составлены от имени пяти коммерческих структур, имеющих юридический адрес в Грозном. А в РКЦ Центробанка, для "упрощения операций", их привозило лично руководство МП "Москворечье". Последнее обстоятельство, надо полагать, значительно сократило время прохождения банковских документов через чиновничьи инстанции. Правда, выяснить, с кем конкретно руководство МП "Москворечье" общалось в ЦБ, следствию не удалось. Зато проследить дальнейший путь миллиардов можно было по бухгалтерским документам.
Как только денежные средства поступали на расчетный счет МП "Москворечье", они немедленно переводились другим коммерческим структурам, вкладывались в товары или обналичивались. Установлено 21 предприятие, куда перечислена большая часть средств. Например, 120 миллионов рублей перечислены фирме "Иман" (зарегистрирована в Грозном - функционировала в Москве). Деньги успели арестовать. 400 миллионов перечислены ТОО "Самсон". На средства также удалось наложить арест. 50 миллионов отправлены на счет фирмы "Восток", чей директор немедленно снял 14 миллионов наличными и скрылся. 700 миллионов рублей получены АО "Мерседес", а затем частично переведены в другие коммерческие структуры или обналичены и вывезены в Грозный. 42 миллиона внесено в уставный фонд коммерческого банка, который был создан одним из лидеров чеченской группировки в Москве для отмывания денег. Еще 75 миллионов обналичены и переданы некоему чеченцу по имени Ваха. Другой житель Грозного Эрихан, используя личное знакомство с одним из заместителей председателя правления ЦБ России, помогал быстро решать вопросы с зачислением денег на счета коммерческого банка "Стройкредит".
По такой же схеме проходили 860 миллионов рублей, поступившие от имени малых предприятий "Магнат" и ДСК Грозного на расчетный счет Люберецкого концерна "Люкон" в Инвестиционный Банк Экономического Сотрудничества (ИБЭС). Авизо были доставлены неким Воробьевым лично директору "Люкона". Тот, не откладывая в долгий ящик, сам отнес их председателю правления банка "ИБЭС", который непосредственно отвозил авизо в РКЦ и контролировал оперативную обработку платежек в самые короткие сроки.
14 апреля и 8 мая 1992 года в РКЦ ЦБ России поступили два телеграфных авизо: N 203 на 245 миллиона рублей.
Во время обысков в офисах Бытбанка, ТОО "Мавр" и "АСС-Азия" были изъяты соответствующие инструменты для делания миллионов из воздуха - печати, штампы, бланки финансовых документов. Технико-криминалистическая экспертиза подтвердила, что подложное кредитовое авизо на 490 миллионов печаталось на пишущей машинке "Роботрон-202", изъятой в помещении Бытбанка. На той же машинке изготавливались и другие платежные поручения. В дальнейшем был установлен водитель грузовика, который перевозил в мешках обналиченные 70 миллионов рублей. Выяснилось, что деньги около суток находились без охраны в кузове автомобиля на стоянке рядом с гостиницей "Россия". По аналогичным схемам похищались средства по другим авизо. Для их доставки мошенники использовали различные пути: почтовый, телеграфный, доставку нарочным.
Из аналитических материалов ГУЭП МВД России: "Собранные следственные и оперативные материалы дают основания утверждать, что хищения совершались с участием должностных лиц Центробанка России, коммерческих банков, на корреспондентские счета которых зачислялись средства, и руководителей предприятий, предоставивших свои лицевые счета для аккумулирования средств, не обеспеченных кредитными ресурсами.
При сложившейся ситуации в кредитно-финансовой системе принятых мер для стабилизации обстановки недостаточно. Необходимо на государственном уровне разработать комплекс мероприятий по ликвидации структур, паразитирующих на огрехах законодательства при переходе к рыночной экономике. Если этого не сделать, то они и в перспективе будут совершать еще более масштабные, замаскированные и опасные деяния, способные свести на нет любые прогрессивные преобразования и реформы".
Ревизия банковских документов установила, что, кроме уже арестованных 43 фальшивых авизовок, банки Чечни не подтверждают еще 60 платежек. Общее число не обеспеченных кредитами авизовок достигло 103 на сумму около 34 миллиардов рублей!
Стали известны коммерческие банки, на чей адрес поступали подложные авизо: "Стройкредит", "Востокинформ", "Россия-МАЛС", Московский филиал вологодского "Северного коммерческого банка", "Кредит-консенсус", "Терра-банк", "Эрабанк", "Интербизнесбанк", "Мидсбанк", Банк профсоюзных организаций, "Собинбанк", Банк рыбного хозяйства, "Ремстройбанк", "Элексбанк", "Окцион", "Столичный", "Востоксибкомбанк", "Хлебобанк", "Инкомбанк", "Росинтербанк", Российского кредитного товарищества. Установили оперативники и фамилии операционисток РКЦ Главного управления Центробанка России, которые обрабатывали финансовые документы. Из допросов операционисток выяснилось, что многие подложные авизо сначала поступали не в РКЦ, а в коммерческие банки, после чего доставлялись в Центробанк курьерами или руководителями банков. Эти обстоятельства, по мнению оперативников, ставили под сомнение позицию многих банкиров об их непричастности к незаконным операциям.
Позже эпопея с авизовками получила новый поворот. Видя, что платежные документы с реквизитами банков Чечни строго контролируются, преступные группировки изменили тактику. Только за одну неделю сентября было выявлено несколько поддельных авизо, имеющих печати коммерческих банков Московской, Брянской, Кемеровской, Новосибирской областей и Республики Татарстан. В РКЦ Центробанка пришло по почте кредитовое авизо N 361 на сумму 1,2 миллиарда рублей. Банк-плательщик из Бугульмы (Татария) на запрос об авизо выслал ответ, что представления не имеет об указанном документе. Информация поступила своевременно, и перечисления предназначавшихся для коммерческого банка "Индустрия сервис" средств удалось приостановить.
…К началу 1993 года в производстве находилось более 160 уголовных дел, возбужденных по фактам хищений денежных средств с помощью подложных финансовых документов и чеков "Россия", Фиктивные кредитовые авизо были выявлены в количестве 2,5 тысячи на общую сумму 270 миллиардов рублей. Эпидемия фальшивых платежек приобретала тотальный характер. Если раньше авизовки с реквизитами банков Чечни составляли две трети от общего числа выявленных, то к концу 1992 года их вылавливали практически во всех краях и областях России. Только с реквизитами банков Ставропольского края в различные регионы страны поступило 151 фиктивное авизо на сумму 50 миллиардов рублей. Изымались документы с печатями банков Башкирии, Перми, Калининграда, Новосибирска, Челябинска, Таганрога и других крупных городов. При этом объемы подготавливаемых к хищению сумм постоянно увеличивались и редко составляли меньше миллиарда - двух.
В Астрахани была пресечена попытка зачисления на расчетный счет АО "АСТГАЗ" 4 миллиардов 12 миллионов рублей, поступивших по кредитовым авизо от несуществующего МП "Меркурий". Преступная группа, подготовившая эту аферу, состояла из четырех человек. И все же самые значительные хищения совершались через коммерческие банки Москвы. Через них за год прошло 4048 поддельных авизо с реквизитами чеченских банков на сумму 37 миллиардов рублей. Реально же обеспечен кредитными ресурсами был лишь один миллиард!
Зачисленные на счета коммерсантов деньги превращались в роскошные особняки в ближнем Подмосковье, дорогостоящие лимузины, часть денег переводилась на счета зарубежных банков, где там же скупалась недвижимость - отели, рестораны, виллы. Грозненский лжекооператив "Смена-3" и ТОО "Аркадий", зарегистрированные в столице, сумели получить 1 миллиард 154 миллиона, из них 374 миллиона после конвертации на Московской межбанковской валютной бирже перечислили под товарный контракт фирме "Дайнпекс Инк" в НьюЙорк. Другая преступная группа похитила и конвертировала один миллиард рублей, переведя валюту в банки Венгрии.
МВД России удалось наложить арест на 20 миллиардов рублей, находившихся в коммерческих банках. Кроме того, у подозреваемых в хищениях лиц было изъято денег и ценностей на сумму свыше четырех миллиардов рублей. По инициативе МВД Центробанком России сторнировано 32 миллиарда рублей, зачисленных по фиктивным документам. РКЦ Центробанка предотвращено от введения в обращение по фальшивым телеграфным и почтовым авизо 159 миллиардов, а в целом не допущено хищение (по неполным данным на начало 1993 года) около 250 миллиардов рублей, арестовано 170 организаторов и исполнителей преступлений.
Но предотвратить тяжкие последствия для экономики было уже невозможно. Перенасыщенность внутреннего рынка безналичными средствами, введенными в обращение по подложным документам, в совокупности с другими негативными обстоятельствами (снижением производства во всех отраслях, безработицей, низкой конкурентоспособностью отечественных товаров на потребительском рынке), усложнили положение в кредитно-финансовой сфере. Это выразилось в росте инфляции и падении курса рубля по отношению к другим валютам. По мнению заместителя начальника Главного управления по экономическим преступлениям Кузьмы Шаленкова, совершение преступлений с авизовками стало возможным из-за безразличия руководства Главного управления Центробанка России. Клиенты были допущены к внутренним банковским документам, должный контроль за процессами в финансовых отношениях отсутствовал. Центральный банк фактически произвел эмиссию, равную сумме подложных кредитовых авизо. Кризиса можно было бы избежать при наличии простейшей системы анализа платежей. Она позволила бы оперативно обнаружить необеспеченность миллиардных платежей, валом шедших из банков Чечни, в силу мизерного остатка средств на счетах ее организаций. Но никто об этом не заботился.
Открытость линий связи, обеспечивающих систему межбанковских расчетов, позволила преступникам использовать все каналы доставки финансовых документов. Только в Перми для изготовления фиктивных платежек было задействовано четыре телетайпа, местонахождение которых не могли установить несколько месяцев.
Схожая ситуация возникла в банковской системе при выделении Постановлением Президиума Верховного Совета РФ в хозяйственный оборот с начала 1992 года чеков "Россия". Центробанк, утвердивший правила расчетов чеками, не только не обеспечил их надежной защитой, но и произвел выдачу региональным банкам без указаний серийных номеров. Это упущение и неотработанность проверки обеспеченности чеков реальными денежными средствами привели к новому всплеску преступлений.
Сотни подлинных чеков "Россия" оказались в руках мошенников. Причем ни один из банков не заявил об утрате ценных документов, хотя вскоре было выявлено несколько фактов хищений. Кроме того, появилась информация, что немало бланков чеков было изготовлено безучетно. В частности, чеки югославского производства. МВД возбудило более 40 уголовных дел по фактам хищения материальных ценностей с использованием чеков "Россия". С середины 1992 года практически ежедневно из обращения изымались чеки, не заверенные печатями банков.
Из оперативных материалов: "Массовое поступление в банковские учреждения платежных документов, не обеспеченных реальными активами, не случайность, а заранее спланированная и хорошо организованная акция. Инициаторами ее, очевидно, являлись коммерческие банки, остро нуждавшиеся в кредитных ресурсах после неожиданного и резкого повышения Центробанком России процентных ставок весной 1992 года. Проводка подложных кредитовых авизо позволяла банкам оставлять в своем распоряжении от 30 до 60 процентов проводимых сумм.
Отличительной особенностью грандиозной аферы является участие в каждом деле выходцев из Чечни. Более половины арестованных в связи с хищениями по авизовкам - чеченцы. Они вступали в сговор с представителями коммерческих структур, изготавливали и доставляли фиктивные платежки, регистрировали лжепредприятия, от имени или в адрес которых осуществлялись платежи, выполняли другие действия для отмывания денежных средств. При этом организаторы преступлений делали ставку на невозможность проведения полноценных оперативно-розыскных мероприятий на территории Чеченской республики.
Использование авизо и чеков "Россия" стало началом зарождения в масштабах страны "беловоротничковой преступности", когда организаторами хищений и махинаций являются высокоэрудированные образованные люди. Преступления свидетельствуют о коррумпированности чиновников, а в мошенничестве, наряду с банкирами и коммерсантами, замешаны лица, занимающие высокие посты в государстве и обществе".

Гуляй, Вася!

Настоящей сенсацией стал арест всего руководства Центрального операционного управления Центробанка России. Никогда раньше правоохранительные органы не покушались на репутацию финансовых чиновников столь высокого ранга. Тем более, что предъявленные обвинения в получении взяток и использовании служебного положения в корыстных целях свидетельствовали не о единичных нарушениях закона и морали, а о глубокой коррупции отечественной банковской системы в целом. В то время как бюджетные организации месяцами не получали зарплату, а лютый дефицит наличности ощущался по всей стране, ответственные "государственные люди" волевым решением по знакомству перечисляли десятки миллионов на счета липовых предприятий и давно прогоревших коммерческих банков.
Для правоохранительных органов скандал вокруг громкого дела был серьезной помехой. По свидетельству заместителя начальника Следственного комитета МВД РФ Леонида Титарова, давлению подвергались многие сотрудники следственно-оперативной бригады, и в первую очередь ее руководитель Игорь Цоколов. К чести юристов и оперативников, несмотря на прессинг адвокатов и заказные статьи в печати, дело они довели до суда, а обвиняемым вынесены приговоры. Впрочем, "процесс банкиров" представляет интерес не только для профессионалов. Он во многом характерен для нынешней ситуации, а потому заслуживает подробного описания.
Ключевой фигурой неприглядной истории оказался некий Андрей Пилюгин. Про таких, как он, обычно говорят: человек сложной судьбы. Пилюгин имел две судимости, причем приговоры по году каждый раз были условными. Получив второй срок, Пилюгин от контроля со стороны органов внутренних дел уклонился и, покинув родной Оренбург, пустился во все тяжкие. Авантюризма ему было не занимать.
Обосновавшись в столице, он быстро нашел себя… в финансовом бизнесе. Поясню для читателей. За плечами Пилюгина "висели" лишь десять классов средней школы. Да и не нужно ему было сушить мозги в аудиториях и библиотеках. Он обладал природным даром заводить полезные знакомства и оказывать влияние на нужных людей. Кроме того, по словам следователя Игоря Цоколова (за свою долголетнюю практику он повидал немало, есть с чем сравнивать), Андрей Пилюгин "имел особый нюх - кому, как и сколько дать в виде взятки". Понятно, что с подобными талантами в России человек никогда не пропадет…
Засветился он все на тех же авизовках. Правда, эту линию своей финансовой деятельности Пилюгин не слишком афишировал, предпочитая рассуждать на другие темы. Например, почему за ним вдруг начали охоту "быки" некой группировки. Причем Пилюгин клятвенно заверял, что крайним его сделали несостоятельные партнеры из Союзпрофбанка. Именно в офисе этого учреждения его и схватили красноярцы.
Вывезли Пилюгина в Долгопрудный, где авторитет по кличке Дипломат предъявил иск - 50 миллионов рублей, проведенных якобы по "чеченской" фальшивой авизовке через Союзпрофбанк. Пленника держали в яме гаража, систематически избивали, отняли машину, телефон, электронную записную книжку. Из рук похитителей тем не менее он вырвался, но пребывание в "долговой яме" обернулось серьезными проблемами для здоровья. Последнее обстоятельство и толкнуло его к сотрудничеству с правоохранительными органами.
Позже Пилюгин рассказал Игорю Цоколову, что сдал его Георгий Летунов - председатель правления акционерного коммерческого банка "Союзпрофбанк". Поскольку Пилюгин считал Летунова своим должником, да еще коварно подставившим его бандитам, потерпевший с легким сердцем сообщил милиции много любопытного из приватной жизни нескольких банков и коммерческих структур, в том числе и ведущих чиновников Центробанка России.
Знакомство с бандитами действительно обошлось ему дорого, и основания поквитаться с обидчиками имелись. Убежав из плена, Пилюгин никак не мог избавиться от хромоты, жаловался на боли в почках и позже вынужден был ездить на лечение в Швецию. Недуги ценного информатора вынудили оперативников поместить его в госпиталь МВД. Кстати, с момента добровольного согласия давать показания сам взяткодатель, в соответствии с законодательством, превратился в свидетеля. В милицейском госпитале он лежал как генерал - в отдельной палате. А покой Пилюгина круглосуточно оберегали два крепких бойца СОБРа. Врачебная помощь, усиленное питание и врожденный оптимизм очень скоро позволили ему не только акклиматизироваться, но и войти в привычный жизненный ритм. По словам следователя Игоря Цоколова, скучать Пилюгину было некогда. Большую часть времени больной проводил в обществе развеселых девиц, превратив палату в настоящий вертеп.
Самыми частыми гостьями были две подружки Света и Таня. К Пилюгину они испытывали почти сестринские чувства и основания для этого, судя по всему, имели. Девицы, чьи телефоны стояли на прослушивании, обожали обсуждать сексуальную технику своего приятеля и давать оценку его мужским достоинствам. Об этих качествах партнера они были весьма высокого мнения.
Разумеется, Пилюгин тратил время не только на подруг. Он объяснил следователям и оперативникам, как, не взламывая сейфов и не совершая вооруженных налетов на кассы, спокойно и без шума мешками вывозить миллионы из самого главного банка России.
Тем временем в Оренбургском УВД уклонившийся от исправительных работ Пилюгин был объявлен в розыск, а местные оперативники получили ордер на его задержание. Каким образом узник госпиталя прознал о грозящей ему беде, остается загадкой. Однако результат не замедлил сказаться. Бросив налаженный быт в Москве и не ответив на многие вопросы, Пилюгин скрылся в неизвестном направлении.
Следователи несколько приуныли. Оно и понятно: доказательства получения взяток чиновниками Центробанка строились в том числе и на показаниях беглеца. Тогда за дело взялись оперативники Главного управления по экономическим преступлениям МВД России Виталий Лавренев, Олег Степанов и Иван Еськов.
Помогли отыскать след Пилюгина его же подружки. Он не терял с ними связь, и из телефонных разговоров удалось установить, что Пилюгин находится в Прибалтике. Наконец сотрудники ФСБ запеленговали звонок беглеца. Надо отметить, что здесь контрразведчики совершили почти невозможное. Они не только узнали, что абонент находится на территории ближнего зарубежья - в литовском городе Паневежисе, но сумели вычислить адрес, откуда прошел звонок.
Розыскные действия на территории чужой теперь Литвы осложнялись многими юридическими и психологическими моментами. Во всяком случае, Пилюгин этим воспользовался. Заметив за собой слежку, он довольно легко обманул местную службу наружного наблюдения и сумел оторваться от машины оперативников на мощном "Мерседесе600". Казалось, надежд на продолжение истории нет. И вновь выручили опыт и личные связи Виталия Лавренева и Ивана Еськова. Они отправились в Вильнюс и этапировали Пилюгина из Прибалтики в Москву. Правда, на этот раз ему предоставили не апартаменты в госпитале МВД, а менее комфортную камеру следственного изолятора в Лефортове. Интересно, что на момент задержания беглец уже обладал "зеленым" паспортом гражданина Литвы. Как ему удалось за считанные месяцы сделать то, что другим не под силу за годы, также остается тайной. Впрочем, с его-то способностями… Вернувшись в Москву, Пилюгин вновь превратился в главного обличителя коррупционеров из Центробанка. Он обладал не только прекрасной памятью, но и тщательно фиксировал все свои коммерческие операции. В гроссбухе пунктуального свидетеля в точности до рубля отражены суммы подношений нужным людям, указаны купленные "для подарков" вещи, - холодильники, магнитофоны, автомобили, телевизоры… Пилюгин и в самом деле был бесценным человеком для следствия. Но прежде чем перейти к истории грехопадения Центробанка, для лучшего понимания ситуации нужно вспомнить, в каких условиях оно произошло.
Либерализация цен, проведенная с начала 1992 года, потребовала резкого увеличения объема денежной массы. В то же время ограниченные мощности ГПО "Гознак", сложности в обеспечении необходимыми компонентами для производства банкнот, невозможность в короткий срок выпустить купюры более высоких номиналов не позволили решить проблему насыщения рынка денежной массой. Поэтому уже с января 1992 года сложилось крайне тяжелое положение с наличностью.
Нехватка денежных знаков приводила к задержкам заработной платы бюджетным организациям, вызывала социальную напряженность во многих регионах. Чтобы оценить серьезность проблемы, достаточно обратиться к статистике. Задолженность по зарплате в России на 1 января 1992 года равнялась 39,7 миллиардам рублей. На 1 мая она составляла уже вдвое большую цифру, а на 1 июля достигла 221,6 миллиарда рублей.
Банком России проводилась работа по увеличению производства банкнот, развитию безналичных расчетов и строгому соблюдению ведения банковских операций. Указом Президента РФ и принятием других документов все юридические лица, независимо от форм их собственности, должны были рассчитываться по обязательствам в безналичном порядке, действуя через банки. Кроме того, предприятиям было предписано своевременно сдавать наличную выручку в кассы банков и там же хранить имевшиеся денежные средства. В своих же кассах можно было оставлять небольшие суммы, в пределах лимитов, установленных банками.
Ситуация с наличностью в стране была просто катастрофическая. Об этом свидетельствует указание Банка России от 27 февраля 1991 года, предписывающее выдачу всем без исключения юридическим лицам наличных денег на хозяйственные нужды в пределах одной тысячи рублей. Исключение составили организации, занимающиеся закупкой сельскохозяйственной продукции. Понятно, что в таких условиях на коне оказывался тот, кто распоряжался наличностью, или тот, кто имел подходы к таким распорядителям.
Одной из организаций, которая имела право распоряжаться наличностью, было Центральное операционное управление Центробанка России (ЦОУ). Деньги, как нетрудно догадаться, в главном банке страны водились. За ними, что также вполне понятно, доглядывали опытные финансисты. Один из них Равиль Ситдиков - начальник ЦОУ при Центробанке России. Его распоряжением от 10 мая 1992 года был установлен порядок рассмотрения, подготовки и выдачи ссуд. Согласно этому документу клиент, просивший о предоставлении денег, должен был представить в ЦОУ обоснованное ходатайство, прилагая при необходимости экономические расчеты: обеспеченности, своевременной возвратности и характера использования получаемого кредита. Лишь после этого, с учетом указаний Центробанка России, ЦОУ рассматривал вопрос кредита и в случае положительного решения заключал с просителем кредитный договор.
Сразу внесу ясность: даже если бы вы составили сверхобоснованный запрос и гарантировали бы своевременное возвращение кредита, у вас было бы ничтожно мало шансов на положительный ответ. Получение льготной кредитной линии в Центробанке - мечта любого бизнесмена. И не только потому, что в главном банке страны самые низкие процентные ставки. Как следует из материалов уголовного дела, они дополнительно могли корректироваться в пользу просителя. Так, если в Центробанке России кредитная ставка (то есть процент от выданной суммы, который берущий обязан вернуть в указанный срок) назначалась не менее 50 процентов, "свои" клиенты могли надеяться на ее снижение до 20, а то и до 18 процентов. Кто же был "свой", кому и как удавалось найти ключик к неприступным финансистам Центрального банка России?
Из показаний Пилюгина: "В апреле я познакомился с Летуновым Георгием Ивановичем, работавшим председателем правления Союзпрофбанка. Подружились, он даже приглашал меня в гости. Примерно в декабре у меня возникла идея создать сильную производственнокоммерческую структуру, замыкающуюся на банк. Одновременно я познакомился с президентом концерна "ГОАР" Сержем Джиловяном. Ранее я знал этот концерн, его мощности и обороты. "ГОАР" закупал крупные партии товара и реализовывал их через свою торговую сеть".
Сказано - сделано. Скоро Пилюгин осуществил свой проект. Он стал гордо именоваться генеральным директором акционерного общества "Славянский торговый дом". К нему и обратился Джиловян с предложением помочь добыть кредит. Детали сотрудничества со слов Пилюгина выглядели так:
"За использование кредитных средств "ГОАР" гарантировал нам дивиденды. Я пообещал поговорить с Летуновым, который, кроме меня, не подпускал к себе никого. Летунов сказал, что снять деньги можно только под закупку сельхозпродукции и только тем предприятиям, которые имеют счет в его Союзпрофбанке. Я пояснил Летунову, что "ГОАР" отдает нам 18 процентов от обналиченной суммы. Половину получают посредники, предлагающие нам сделку, и инкассирующие полученную сумму, а оставшиеся девять процентов получат те, кто обналичку проведут…"
Чтобы девять процентов не показались крохой, назову цифру обналички - 80 миллионов рублей. Переведя в оговоренные сделкой проценты, получим 7,2 миллиона рублей. И сделаю еще одну калькуляцию. Учитывая, что речь идет о 1992 годе, выражу все в привычных "зеленых". Похлопотав о кредите, Летунов с Пилюгиным могли получить за посредничество ни много ни мало 51,4 тысячи долларов. Неплохо, правда?
Выдать деньги Союзпрофбанк самостоятельно не мог, их у него не было. Зато получить нужную сумму для "ГОАРа" в Центробанке Летунов возможность имел. Он хорошо знал финансистов ЦОУ и запросто мог просить их обналичить даже немалую по тем временам сумму.
Какими же сверхъестественными качествами обладал глава Союзпрофбанка, почему он пользовался особыми льготами строгих и неприступных руководителей ЦОУ?
Из показаний Андрея Пилюгина: "Летунов сказал, что он договорился с ЦОУ, деньги будут, но для этого надо помочь работникам Центробанка. Спросил меня, что можно им предложить. Я составил список вещей и товаров, отдал его Летунову, предварительно отпечатав на компьютере. Через день Летунов возвратил список с проставленным количеством по каждой позиции. Я сейчас уже точно не помню, на том листке или на другом от руки были написаны адреса: Мартынова Владимира, отчества не помню, он руководил кассовым управлением, ему подчинялась приемка и выдача денег; Ситдикова Равиля Ахметовича, начальника ЦОУ; Тычковой или Тучковой, точно не знаю, работает первым заместителем начальника ЦОУ, и Валентины Ивановны, фамилию не знаю, которая руководит кредитным управлением".
Тщательная проверка показаний Пилюгина путем допросов его знакомых, окружения, проведения документальных ревизий и выемок банковских документов позволила доказать вину Ситдикова и его заместителей в получении взяток. Подтвердили доставку "даров" по месту жительства руководителей ЦОУ их соседи по дому. Зато документальными ревизиями концерна "ГОАР" и его дочерних предприятий доподлинно установлено, что никакой закупкой сельскохозяйственной продукции эти коммерческие организации не занимались.
Рассказывая о деталях передачи взяток работникам ЦОУ, Пилюгин добровольно выдал следователям хранившиеся у него в Курской области черновые записи-два еженедельника. Он постоянно вел учет своих трат, чтобы компаньоны не могли обвинить его в утаивании денег. В одном из еженедельников имеется запись, сделанная рукой Пилюгина (сохранена орфография оригинала):
"Кредит 25000$. ВАЗ-21099-7500$. Обналичка 50000$ = ВАЗ-21063-5170$.
ВАЗ-21041-6200$"
1. Видеокамера - 5 шт. x 1200$ = 6000$
2. Тел. "Сони" - 5 шт. x 1350$ = 6700$
3. Холодильник "Филипс" - 5 шт. x 1 180$ = 5900$
4. Стереомагнитофон авт. - 5 шт. x 275$ = 1375$
5. Радиостанция - 5 шт. -?
6. Пальто зимнее меховое - 1 шт.?"
Комментируя содержание записей, Пилюгин рассказал:
"Здесь отражен первоначальный вариант списка товаров, которые мы предлагали работникам банка. Мы включили туда видеокамеры, телефоны, холодильники, стереомагнитолы. Этот список я скопировал с листа, отпечатанного на компьютере. Его мы показывали банкирам для согласования. Они перечень дополнили одним плейером, пятью радиостанциями "грибы собирать" и одним зимним меховым пальто. Позже список корректировался еще раз. Но что важно - количество заказывалось, как правило, на пять человек. Кто из них был пятым, я не знаю. Мы думали, пятым заполз к ним Летунов. Но, как выяснилось позже, это был другой человек…" Оставим вопрос о "пятом" пункте открытым. Кто был еще одним получателем взятки, установить не удалось. И хотя в этом случае Летунов не "заполз", в иных ситуациях он не терялся и получал за хлопоты сполна. Пилюгин говорил без обиняков: "Летунову я передал 8400 долларов за то, что он разрешил провести сделку для "ГОАРа" на 25 миллионов… Георгий Иванович распределяет, кому и сколько дать. Когда директор ТОО "Валентине" Чернов подошел ко мне и предъявил претензии, что ему дают мало денег, я сразу же направил его к Летунову, за которым было решающее слово".
Следствие установило, что такие "фирмы", как "Павада", "Валентине", "Профиль", а позднее "Славянский торговый дом", создавались с единственной целью - выкачивать путем кредитов наличность в банках в целях личного обогащения. Сотрудник АО "Славянский торговый дом" Терентьев лаконично, но емко сформулировал кредо своего шефа: "Основным видом бизнеса Пилюгина являлось не производство и торговля, а превращение безналичных денег в наличные".
Очень скоро "денежный насос" начал работать ритмично и бесперебойно. Коммерсанты, нуждавшиеся в "живых" купюрах, выходили на контакт с Пилюгиным. Тот объяснял условия сделки. Если они устраивали обе стороны, Пилюгин, с просьбой открыть кредитную линию "для закупки сельхозпродукции", шел в Союзпрофбанк к Летунову. Тут стороны уже ни о чем не договаривались, так как сотрудничали давно и понимали друг друга с полуслова. Затем Летунов ехал в Центробанк к своим друзьям из ЦОУ. А те, идя навстречу руководству Союзпрофбанка, в фантастически быстрые сроки открывали кредит и выдавали наличные деньги.
Купюры, в плотных, запаянных в полиэтилен банковских упаковках, загружали в багажники "Жигулей" прямо на Неглинной улице у старинного здания Центробанка. Быстро отвозили мешки с деньгами "закупщикам сельхозпродукции" и ехали назад, за новой порцией рублей…
Нужно заметить, что в соответствии с существующими правилами и инструкциями Центробанка выдача наличных денег должна осуществляться на основании заявок, ежеквартально предоставляемых коммерческими банками и предприятиями. Любые изменения в потребности наличных денег в сторону увеличения или уменьшения в течение квартала производились по ходатайствам клиентов, которые рассматривались руководством ЦОУ. Существовавший в то время острейший дефицит наличности делал практически невыполнимой задачу получения денег сверх запланированного лимита. Это правило действовало для всех, но не для друзей ЦОУ, к коим, несомненно, принадлежал глава Союзпрофбанка Летунов. Его клиентам Центробанк "отсыпал" наличность, десятикратно превышающую запланированный лимит!
Выборочной проверкой установлено, что только в первом квартале 1992 года, при наличии заявки от коммерческого банка "Союзпрофбанк" на сумму 19,9 миллиона рублей наличных денег ему выдано 174,9 миллиона.
Выдавая деньги для клиентов Союзпрофбанка, в ЦОУ не могли не понимать, что о возвращении кредитов речь идти не может. Даже новичок в финансовом деле без труда мог разобраться, что банк в долгах как в шелках. Его дебетовое сальдо на февраль 1992 года составляло 512 миллионов, то есть сам банк уже был неплатежеспособен. Тем не менее оплата с корреспондентского счета продолжалась, и сальдо увеличилось еще больше, составив 2 миллиарда 624 миллиона рублей!
На какой-то момент благополучное существование Союзпрофбанка оказалось под угрозой. В ЦОУ даже ставится вопрос о правомерности его дальнейшего функционирования. Однако решение о прекращении работы Союзпрофбанка не принимается. Банкиры ЦОУ продолжают списание денежных средств с корсчета даже при наличии дебетового сальдо. В результате, выражаясь языком рядового клиента, Союзпрофбанк увеличил свой долг до 4 миллиардов 454 миллионов рублей. Всего же за период 1991-1992 годов банк выдал кредитов на 10,5 миллиарда!
Из материалов обвинительного заключения: "Следствие указало на грубые нарушения со стороны руководителей ЦОУ в выдаче и пролонгации Союзпрофбанку централизованных кредитов в период получения Ситдиковым, Туровой, Попруга и Мартыновым организованных Летуновым в интересах Пилюгина взяток… Можно сделать однозначный вывод о корыстной заинтересованности перечисленных обвиняемых в необоснованной выдаче Союзпрофбанку крупных сумм наличных денег".
Один из коммерсантов, проходивших по делу в качестве свидетеля, рассказал: "Я организовал фирму "Сэнди". У нас было два выгодных контракта: по сахару и сигаретам "Мальборо". Мы около полутора месяцев ходили к Летунову, просили дать нам кредит. Так как мы были клиентами Союзпрофбанка, нам прямо отказано не было, но и кредит мы не получили. Хотя я искал подходы, ездил с Летуновым на рыбалку, ремонтировал его автомашину".
Видно, не там искал подходы руководитель фирмы "Сэнди"…
Росло число клиентов, обслуживаемых ЦОУ через Союзпрофбанк. А вместе с этим удлинялся список подношений, который позже в уголовном деле займет несколько страниц машинописного текста. После плейеров и радиостанций "ходить по грибы" настал черед других не менее приятных "сюрпризов" - ковров ручной работы, каждый стоимостью более тысячи долларов, двухкамерных холодильников, микроволновых печей, стиральных машин, пылесосов, мужских дубленок, музыкальных центров… Все это закупалось в четырех экземплярах, чтобы, не дай Бог, никому обидно не было.
Со временем Пилюгин стал вхож не только к Летунову, но и в святая святых - Центробанк России. Он имел пропуск, позволивший ему в любое время заглянуть в ЦОУ. Своему телохранителю Пилюгин как-то заметил: "Зайду к Равильке, поболтаем о том о сем…" Равилькой Пилюгин называл начальника ЦОУ Центробанка России Равиля Ситдикова. Сближение с банкирами упростило и задачу Пилюгина - выбор достойной компенсации за их труды. Иногда вознаграждение сводилось к простой как мир форме, которая умещалась в обычном конверте.
Из материалов обвинительного заключения: "На первоначальном этапе расследования факт получения взятки валютой подтвердило и главное действующее лицо описываемых событий - Мартынов. Отвечая на поставленный следователем вопрос, получал ли он лично от Пилюгина какие-либо вещи и ценности, Мартынов сказал: "От него я получил в качестве вознаграждения 20 тысяч долларов США, которые он мне отдал в пакетике в моем кабинете… Эту сумму примерно в равных долях я разделил между мною, Туровой и Попруга". Кроме денег, руководителям ЦОУ Пилюгин "дарил" автомашины - по одной Туровой, Попруга и Мартынову. На тот момент, кстати, эти машины не были единственными у обвиняемых.
После очной ставки Пилюгина с Туровой последняя заявила, что стала "жертвой в чьей-то политической игре". Между тем, как следует из показаний Пилюгина, к политике полученные взятки никакого отношения не имеют: "Было сразу оговорено у Валентины Ивановны (Попруга. - Примеч. автора), что господину Мартынову - девяносто девятая модель "Жигулей", Валентина Ивановна настаивала и просила "04", а когда зашел разговор о третьей машине… они сказали оформить ее на Раису Федоровну (Турову. - Примеч. автора) и спросили ее о модели. Она ответила, что ей все равно, если будет машина, то будет, если не будет, то и не надо".
Несмотря на стремление следствия представить наиболее полную картину коррупции в ЦОУ Центробанка России, многое по объективным причинам осталось недоказанным. Можно лишь догадываться о "границах благодарности" десятков других коммерческих фирм и банков, которые были клиентами ЦОУ. Кое-что удалось установить оперативным путем. Например, квартиры, которые появились у родственников банкиров, поездки за границу, кредитные карточки, земельные участки… При проверке клиентов Союзпрофбанка установлено малое предприятие "Художественное объединение "феникс", которому выданы наличными "всего лишь" 240 миллионов рублей. (По курсу на тот период 1,7 миллиона долларов.) По поводу выдачи наличных денег "фениксу" заместитель председателя правления Союзпрофбанка Н. Кошкин, отмечая причастность к операции Мартынова, пояснил (цитирую по материалам уголовного дела):
"Летунов находился в Центральной клинической больнице на Рублевском шоссе, где проходил обследование. Поэтому вопрос о выдаче наличных денег пришлось решать мне. Прежде чем дать разрешение на выдачу, я по телефону связался с Мартыновым и узнал, что с ним вопрос согласован…"
Установить и допросить директора малого предприятия с символичным названием "Феникс" не представилось возможным, по причине отсутствия как директора, так и самого предприятия, имеющего фиктивный юридический адрес. Это еще одно свидетельство распространенности создания липовых фирм с единственной целью - получения кредитов и наличных средств.
Следствие продолжалось год, а итогом его работы явились 60 томов уголовного дела. Еще год обвиняемые и их адвокаты знакомились с материалами. И почти год дело слушалось в Московском городском суде.
Приговор был оглашен за несколько дней до начала 1997 года. И вызвал он вполне объяснимую реакцию. Одни восприняли его с чувством удовлетворения по поводу хорошо сделанной работы. Другие возмущались суровостью наказаний. Равиля Ситдикова, Владимира Мартынова и Георгия Летунова приговорили к семи годам лагерей. К банкиршам, учитывая их возраст и пол, суд отнесся снисходительнее - Валентина Попруга получила шесть лет, а Раиса Турова три года. Последняя уже освободилась и работает на прежнем месте.
Приговор будет обжалован в Верховном Суде России. Об этом сразу же заявили банкиры и их адвокаты. Они же возмущались несправедливостью судьи, говорили о предвзятости в отношении к обвиняемым и уверенно предсказывали отмену приговора. Думаю, это вряд ли возможно. Московский городской суд никак не упрекнешь в жесткости. Из окончательной редакции приговора ушли злоупотребления служебным положением и нарушение правил о валютных операциях. Что касается взяток, то и здесь срок заключения, учитывая действующую в старом УК вилку, вполне умеренный. Возмущение же приговором, на мой взгляд, объясняется иными причинами.
1992 год был самым "урожайным" для тех, кто действовал в кредитно-финансовой сфере. Банкиров, коммерсантов, бизнесменов пьянили шальные деньги, получаемые с помощью легко добываемых кредитов. Капитал можно было сколотить на пустом месте - только чуть-чуть удачи и разумного риска. Всеобщий психоз растащиловки, по принципу известной частушки: "Гуляй, Вася! Ешь опилки…", охватил даже вполне правопослушных и умеренных в своих желаниях людей. Девиз "Жить у реки и не напиться!" стал мотивом действий практически всех сотрудников банков. Не миновал он и финансистов ЦОУ.
Обидно же, в самом деле. Тащили-то все, а отвечают только они…

"Двойники" из Варшавы

Дефицит наличных денег заставил государство включить печатный станок на полную мощность. Спешка, как известно, до добра никогда не доводит. Выпущенные в обращение Банком России в 1993 году 50-тысячные купюры стали подтверждением этой народной мудрости.
Новый хрустящий полтинник, который должен был скрасить жизнь сограждан и вылечить финансовую систему страны от хронического безденежья, как будто бы решил поставленные задачи. Он выделялся из всех предыдущих советских и российских банковских билетов веселеньким многоцветьем. В отличие от скромных болотногрязных заокеанских собратьев - зеленых американских долларов, отечественный шедевр полиграфии пестрел радужными тонами. Создатели полтинника заботились, конечно, не о праздничном настроении обладателей дензнаков. Вероятно, составляющая сложный узор цветовая гамма должна была защитить банкноты от подделок. Увы, купюра образца 1993 года войдет в историю российской криминалистики как самый яркий пример неудачной защиты денежных знаков. Уже через несколько месяцев начали поступать сообщения о хождении фальшивок в разных областях России. Само по себе это обычное явление. Государственные казначейские билеты подделывали везде и во все времена. Но то, что случилось позже, превзошло даже наиболее мрачные прогнозы опытных оперативников. К середине 1994 года в России и соседних странах фальшивые 50-тысячные купюры начали появляться миллионами…
Пресечь канал для переброски в страну самой крупной партии поддельных полтинников удалось с помощью рискованной оперативной комбинации, проведенной сотрудниками МВД РФ. Для изобличения мошенников офицер Главного управления по экономическим преступлениям отправился в Польшу и, под видом оптовика-покупателя, внедрился в банду фальшивомонетчиков. Подобная операция, по словам начальника отдела ГУЭП Владимира Ускова, проводилась впервые за всю историю службы. Риск для сыщика, конечно, был. Нынешние фальшивомонетчики, если на кон ставится успех в бизнесе, действуют самыми жестокими бандитскими методами. Только за варшавской группой, по оперативным данным, числилось три убийства провалившихся или заподозренных в связях со спецслужбами продавцов фальшивых денег. Поэтому детали операции сначала тщательно обсудили с польскими коллегами из подразделения по организованной преступности и заранее просчитали возможные варианты. Встречи и переговоры человека из Москвы проходили под контролем, и результат того стоил. У мошенников было изъято 265 миллионов фальшивых денег.
Польские "двойники" российских 50-тысячных купюр "засветились" в августе 1994 года на ВВЦ. Тогда, благодаря внимательности кассира одного из коммерческих банков, удалось изъять 832 подделки. А позже произошел обвал. В Россию хлынул поток фальшивок. Преступники не замедлили воспользоваться слабой защищенностью 50-тысячных банкнот и наладили массовое производство высококлассных банковских билетов. За год с небольшим милицией было изъято около двух миллиардов фальшивок практически во всех регионах России от Дальнего Востока до Балтики.
Криминалисты сразу же обратили внимание на исключительное качество бумаги. Она почти ничем не отличалась от "родной" - эмиссионная, снабженная вполне достоверными водяными знаками, со специальными вкраплениями защитных "ворсинок". Вскоре удалось установить и авторов чуда полиграфического мастерства. Мошенники действовали где-то на территории Польши и занимались подделками давно. Еще в начале 1993 года местная полиция задерживала курьера с чемоданами фальшивых украинских карбованцев.
Здесь позволю себе небольшое отступление. Приходилось видеть липовые полтинники и раньше. Ни в какое сравнение с польскими они не идут. Как правило, это грубо сработанные фальшивки. Отличить от подлинных их легко - рыхлая бумага, размытая печать, недостоверный цвет. Когда же Владимир Усков положил передо мной две банкноты и предложить указать на подлинную, пришлось довольно долго выбирать, какая же действительно "преследуется по закону". Объяснялся феномен просто. Польским мошенникам еще в 1992 году удалось закупить в ФРГ несколько тонн специальной бумаги с водяными знаками "лабиринт" и приспособления для нанесения на банкноты серий и номеров.
Расследование было затруднено тем, что в руки оперативников МВД попадали посредники или продавцы мелких партий. Сами же умельцы успешно конспирировались и ускользали из ловушек, так как находились на территории другого государства. Несколько арестов, проведенных польскими полицейскими, ясности в дело не внесли. Задержанные молчали, а тех, у кого развязывался язык, подельники просто убирали.
Один из организаторов группы, авторитет по кличке Цербер, почти год находился в варшавском следственном изоляторе. Полиция отпустила его на свободу под залог в надежде, что Цербер сделает ошибку и выведет на след компаньонов. Но авторитет так никуда польских сыщиков и не привел - через два дня "БМВ", в котором он ехал, был подорван мощной радиоуправляемой миной.
Удача улыбнулась сотрудникам ГУЭП в августе 1995 года. Их коллегам из Регионального управления по организованной преступности ГУВД Московской области стало известно о варшавском коммерсанте, предлагавшем российским партнерам приобрести крупную партию качественных польских 50-тысячных купюр.
Оперативники проверили информацию. Все совпало - качество бумаги, характер водяных знаков, даже аппетиты фальшивомонетчиков (они хотели поставить в Россию под 50-процентную оплату любое количество подделок). Сотрудники ГУЭП, взвесив все за и против, начали оперативную игру.
Заручились поддержкой польских спецслужб. Те, получив данные на разрабатываемых российскими сыщиками лиц, подтвердили полученные сведения. Продавцы имели отношение к фальшивомонетничеству. С этого момента российская сторона уже не играла "втемную". Решено было ввести в комбинацию опытного офицера, имевшего подходящие для выполнения сложной задачи темперамент и физические данные.
"Покупатель" несколько раз звонил в Польшу, оговаривал детали встречи, осторожничал, чтобы не вызвать подозрение мошенников. Наконец время контакта было согласовано. Первая встреча состоялась в одном из варшавских отелей 25 июня 1996 года. Переговоры с двумя членами банды записывались скрытой видеокамерой. Продемонстрировав образцы, продавцы договорились привести заказанную сумму через несколько часов.
Дальнейшее было вопросом техники. Граждане Польши Яцик Малита и Кшиштоф Петрасински до условленного места свои миллионы не довезли. Сотрудники польской полиции взяли их с поличным - 5300 листами поддельных российских 50-тысячных банковских билетов. Так завершилась не имеющая аналогов совместная операция оперативников ГУЭП МВД и их польских коллег.
Позже польские полицейские сумели задержать двух полиграфистов, у которых изъят печатный станок и несколько десятков печатных форм. Но до конца расследования этого дела еще далеко. Аресты на территории Польши и России продолжаются, изымают и подделки. Правда, теперь проблема уже не столь актуальна, так как получили хождение новые, гораздо лучше защищенные 50 и 100-тысячные денежные знаки Центробанка России.
Фальшивомонетничество едва ли не самый древний вид "цивилизованной" преступности. Подделка денег появилась с момента возникновения товарно-денежных отношений и постоянно преследовалась законом как наиболее тяжкое преступление. Государство всегда жесточайшим образом наказывало за изготовление фальшивых денег, и во многих странах до сих пор это правонарушение карается смертной казнью.
В России за подделку монет в разные периоды истории наказывали по-разному: вливали в горло расплавленный металл, отрубали руки и ноги, топили в воде, ссылали на вечную каторгу. При тишайшем Алексее Михайловиче было казнено семь тысяч человек, уличенных в изготовлении фальшивых монет. Впрочем, в советское время и в старом российском Уголовном кодексе за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, совершенных в виде промысла, предусматривалось лишение свободы на срок до пятнадцати лет и даже смертная казнь.
Сегодня в США фальшивомонетчики могут быть приговорены к 15 годам тюрьмы или штрафу. В Дании - к 12 годам тюрьмы, в Бельгии уголовный кодекс предусматривает наказание за подделку денег в виде каторжных работ сроком от 15 до 20 лет. В Японии лиц, виновных в изготовлении фальшивых японских иен, приговаривают к пожизненной каторге, но при этом за подделку долларов США отправляют на каторгу лишь на два года.
Символично, что самым знаменитым фальшивомонетчиком нашего времени специалисты МВД считают личного шофера бывшего Генсека Михаила Горбачева. Правда, он возил Михаила Сергеевича, когда тот занимал пост первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС. Подделки этого умельца удивили экспертов-криминалистов МВД СССР своим высочайшим качеством. Причем на дворе шел 1977 год, и ни о каком цветном ксероксе или струйном принтере, понятно, и речи быть не могло. Просто человек подошел к делу с головой…
Ставропольский "левша" успел отпечатать 1249 двадцатипятирублевок и 46 пятидесятирублевок на сумму 33 545 рублей. Подделки обнаруживали в 68 городах СССР, а взяли фальшивомонетчика при сбыте "четвертных" на колхозном рынке в Черкесске. Уже после вынесения приговора (двенадцать лет лишения свободы) к нему обратились с просьбой - рассказать о "секретах мастерства". Он охотно согласился, и об этом сняли многочасовой учебный фильм для внутреннего пользования.
Вспоминается старый анекдот советских времен. Фальшивомонетчики наштамповали двадцатирублевые купюры и решили "разменять" их у соседей. Те согласились и обменяли фальшивки на "подлинные" пятнадцатирублевые банкноты… Конечно, такая ситуация нам пока не угрожает, хотя преступники действительно поставили производство фальшивых денег на поток.
В прошлые годы фальшивомонетчики считались в уголовной среде своего рода уникумами. Они имели художественный вкус, глубокие познания в химии, полиграфии, владели техникой гравировки. Ценило таких спецов и лагерное начальство. Именно фальшивомонетчики по иронии судьбы оформляли в тюрьмах и исправительных учреждениях ленинские комнаты и всю наглядную агитацию. Технический прогресс изменил традицию.
Сегодняшний фальшивомонетчик может быть примитивным и ограниченным громилой, Ему нет нужды изучать процессы цинкографии, достаточно хорошенько проштудировать технический паспорт многофункционального ксерокса - и поддельные купюры любого достоинства посыпятся к его ногам в любом количестве.
Доступность копировально-множительной техники, распространение которой раньше монопольно контролировало государство, привело к взрыву этого вида преступлений. Электрографические аппараты позволяют производить банкноты, отличить которые от подлинных почти невозможно. В настоящее время каждые девять из десяти фальшивых купюр выполнены с применением копировальной техники.
Повысилась организованность и профессионализм фальшивомонетчиков. Они устанавливают международные связи, распределяя роли и сферы деятельности, сращиваются с дельцами наркобизнеса и контрабанды. Особенно эти тенденции стали заметны после либерализации пограничных и таможенных правил, внедрением российской экономики в общеевропейские процессы. В прошлом году органами внутренних дел совместно с полицией зарубежных стран осуществлялись оперативно-розыскные мероприятия в отношении 94 иностранных граждан, подозреваемых в фальшивомонетчичестве.
С введением внутренней конвертируемости рубля у правоохранительных органов России возникла дополнительная проблема. Наиболее часто подделываемой валютой является доллар США, и с появлением его на легальном отечественном рынке число подделок "зеленых" стало расти с каждым годом. Особой тревоги эта тенденция у криминологов не вызывает, так как фальшивые долларовые банкноты имеют хождение в 87 странах Азии, Африки, Европы и Латинской Америки, а всего в мире конфисковали 500 миллионов поддельных долларов. И здесь Россия идет нога в ногу с цивилизованным миром.
Кстати, по данным МВД, ситуация на "рынке" фальшивых денег в последнее время стабилизировалась. За 1996 год зарегистрирован даже спад этого вида преступлений - 8,7 тысячи, что на 12 процентов меньше, чем годом раньше. Предотвращен выброс в обращение фальшивых отечественных купюр, иностранной валюты и государственных ценных бумаг на сумму свыше 1,5 миллиарда рублей. Из обращения изъято около 24 тысяч поддельных купюр Банка России и около пяти тысяч фальшивок иностранной валюты. Разоблачены группы "умельцев" в Москве, занимающиеся кустарным изготовлением "зелени" на дому, арестованы участники хорошо организованной банды фальшивомонетчиков в Жуковском, которые наладили выпуск стодолларовых банкнот. Изымают подделки и задерживают мошенников в других городах.
Криминологи считают, что снижение числа таких преступлений связано с арестами в Польше, остановившими "филиал" российского Гознака, а еще больше - с войной в Чечне, которая наряду с Ливией и Ираном считается лидером по изготовлению фальшивых денег. Военные действия в Грозном нанесли огромный удар по бизнесу фальшивомонетчиков. Сейчас приток "чеченских" долларов и рублей сократился в несколько раз. Но можно не сомневаться, что наступившим миром воспользуются не только правопослушные граждане.
Свято место пусто не бывает. И российские "левши" не перестают радовать мир своими талантами. В начале 1997 года в Москве и Калининградской области почти одновременно были обнаружены прекрасно изготовленные стодолларовые банкноты нового образца. Специалистов неприятно удивило не только высокое качество печати, очень правдоподобные водяные знаки и особая защитная нить, но и разные номера купюр, что говорит об искушенности и технической подготовке мошенников. Оперативники надеются лично познакомиться с умельцами, хотя пока они располагают лишь вещественными доказательствами их деятельности.
(окончание следует)

Rado Laukar OÜ Solutions