4 июля 2022  00:07 Добро пожаловать к нам на сайт!

Блокада


К СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЮ ПОЛНОГО СНЯТИЯ вражеской БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА



Жанна Бурковская

БЛОКАДНАЯ ПОЭМА

«Грудное блокадное детство...
– Подумаешь! – кто-то сказал,
Вы сами не видели бедствий –
Кто в Год что-нибудь понимал!..»
Ж.Бурковская

* * *

Дедушке Иосифу Ивановичу

Смотрю на фотографии…Живые

Солдат с ребёнком…дедушка и я.

И в миллионный вижу: как впервые

Мне фото… как загадка бытия.

В семьи былое сладко погруженье,

Всё новое пытаюсь отыскать:

Вот чьё-то изменилось выраженье

Лица…А чьё-то каменно опять.

Я вновь воспоминаниями маюсь…

О, если бы прижать его к груди!..

Я к дедушке в пилотке прижимаюсь.

Я маленькая… Беды впереди.

* * *

тетушке Маргарите
Её пристроили в казарму –
В солдатской кухне мыть полы.
Ей разрешалось в благодарность
От каши очищать котлы.

И что со стенок соскребалось,
То – тут же съесть была должна.
Но нет… себе и эту малость
Позволить не могла она.

Туда-сюда гуляли двери.
Мороз снаружи. Здесь – жара…
И строгие, совсем не «звери»,
За ней следили повара.

Войны железные законы…
Никто с едой не выходил
Но шла, остатки каши пшенной
Размазав тайно по груди…

Спеша к малышке годовалой,
Шла через город напрямик
И где-то зарево пылало.
И душу резал чей-то крик.

Глазастой, худенькой – семнадцать.
Сама голодная, без сил
Плелась… До дома бы добраться –
Сестры ребенок есть просил…
. . . . . . . . . . . . .
Сорокаградусный блокадный
Впечатан памятью мороз
Хрип изнуряющий, надсадный…
И, как клеймо, туберкулез

БАБУШКЕ, МАРИИ ИВАНОВНЕ ...

А бабушка с чашкой по дому,
Как по миру, с Богом, прошла,
К знакомым стучась, к незнакомым:
Где крошки смели со стола,

А кто-то муки из пакета
Остатки стряхнул словно пыль,
Крупинки... Кто помнит про это?..
И небылью кажется быль...

Справляясь с причудами лестниц
К себе шла – где спуск, где подъем...
А дома ждал синий младенец
И жизнь еле теплилась в нем.

От холода тело немеет,
Но бабушка выжить должна.
Вот плитку столярного клея
В еду превращает она,

Потом в содержимое чашки
Живительный льет кипяток,
Теперь и до завтра не страшно –
Жить будет любимый росток!

И дальше, Бог даст, прозимуем
Фашистскому гаду назло!
. . . . . . . . . .
Как видите – я существую!
Считайте, что мне повезло.
01.12.98

О МАТЕРИ
Ах, всё же какой Вы талантище! –
Говаривал Майкопар.
Гудел инструмент содрогающе –
Рахманиновский удар…

Но всё сорок первый бомбежкою
Предательски перечеркнул.
Осталась с дочерью-крошкою,
Где голод нес караул.

И не в санаторий, в субтропики,
А в город безвестный Уржум
Потом вывозили дистрофиков,
В тот страшный ладожский бум.

Хозяйка… Квартира съёмная…
И местный "выдал" Собес
Делянку леса огромную,
Да лошадь, вывезти лес…

Где ж двадцатилетней неженке
Махать лесорубу под стать!..
Но спас на дороге заснеженной
Мужик лежащую мать.

Вернулись домой – везучие!
В квартире – чужие живут.
Все продано ими по случаю
Сказали, что есть – не вернут.

А музыка? – Вещь бесполезная…
Жестока военная сталь.
Украли соседи любезные
Наш беккеровский рояль.

. . . . . . . . . . . . .

Да… были в ту пору и выжиги,

Но… выжили, выжили, выжили!

Мы выжили – главное – выжили

В котле этих страшных годин!

И мама, и тетя, и бабушка –

Все жили надеждою радужной –

И город восстал из руин!

Из пекла злодейского шабаша

Спаслись мама, тетушка, бабушка

И я, благодарная им!

* * *

Умолкла война в Ленинграде…

Однажды, покинув детсадик,

Девчонка ушла в непогоду.

Был город на откуп ей отдан,

Ей, пигалице пятилетней,

Став первой любовью, последней…

Путей и дороги не зная,

Бродила девчонка шальная…

Шальная – мишень наказаний,

Тропою заветных познаний –

Смешная, брела в непогоду

От Первой до Гаванской – ходу! –

Внимая сказаниям давним…

Влекла корабельная Гавань

Когда же нашли у причала,

- Смотрю корабли, - отвечала.

Когда из «Гавани»

1

Возврата нет, я понимаю,

А всё же херувим и заяц

В родном мерещатся окне

На пятой линии, дом двадцать…

Успела с детством распрощаться…

Опала лепка на стене…

2

Укор забвения травы

Мой дом загадкой у Невы:

Куда исчез витраж знакомый,

И кто живёт за тем окном?..

Но проезжаю мимо дома,

И застревает в горле ком, –

Когда троллейбусом, по средам –

С Большого – Пятая видна,

Я вижу бабушку и деда,

Что дружно машут из окна,

И сразу – в школу провожанье,

И впрок – напутствия слова…

И в сердце сладость замиранья,

Как будто бабушка – жива!..

* * *

И снова розовый рассвет

Орозовил домов фасады,

И белый самолётный след

Стрелой несётся без преграды.

И колоколен купола

Заполыхали словно свечи…

Вчерашних откровений вечер

Мне душу иссушил дотла.

Вы там все четверо теперь,

На фотографиях… могила

Всех примирила, погасила,

Навек закрыла распрей дверь.

Последний кончился спектакль.

Отыгран роковой сценарий.

Не будет слёз и долгих арий.

Пульс жизни биться перестал…

За подведённою чертой

Я здесь осталась сиротой.

08.05.2002

* * *

И снова розовый рассвет

Орозовил домов фасады,

И белый самолётный след

Стрелой несётся без преграды.

И колоколен купола

Заполыхали словно свечи…

Вчерашних откровений вечер

Мне душу иссушил дотла.

Вы там все четверо теперь,

На фотографиях… могила

Всех примирила, погасила,

Закрыв ненужных распрей дверь.

Последний кончился спектакль.

Отыгран роковой сценарий.

Не будет слёз и долгих арий.

Пульс жизни биться перестал…

За подведённою чертой

Я здесь осталась сиротой.

08.05.2002

Rado Laukar OÜ Solutions