18 мая 2022  16:18 Добро пожаловать к нам на сайт!

Крымские узоры


Марина МАТВЕЕВА


Анатолий Каменобродский: Вселенская Ирония гармонии


title

7 декабря 2013 года в Симферополе прошла презентация книги «Предвестие – Легендарный журнал на рубеже веков» – нового и итогового за многие годы работы творческой группы «Предвестие» – номера одноименного журнала. Книга рассказывает об истории журнала и представляет творчество участников этого знакового издательского проекта 90-х годов прошлого века. Уже сейчас можно полюбоваться, подержать в руках это творение современной – и такой надвечной – литературы. Под его обложкой собраны те авторы, которые были крымскими творческими звездами 90-х. Многие из них сейчас уже не пишут или не вращаются в литературной среде. Но с радостью предоставили свои материалы: поэзию, прозу, эссе, юмор, живопись и графику.

Журнал вышел в серии «Крымская культурная соборность» – задуманной активным ядром группы «Предвестие» (Валерий Гаевский, Сергей Савинов, Анатолий Каменобродский и др.) как серия «возрождений». Забытых – незаслуженно – или редко вспоминаемых: имен, произведений, изданий… Течений, явлений, движений… Следующим на очереди – итоговый «легендарный»«POLUS-Крым» и другие творения рук и умов незабываемых и непотопляемых писателей, поэтов, художников рубежа веков.


(кликните на картинку — и она станет больше)
К презентации нового «Предвестия» приурочен ряд творческих акций. Одна из них – прошедшая в Зале искусств Крымской Универсальной Научной библиотеки им. И. Я. Франко выставка картин художника, поэта, активного участника и автора идей группы «Предвестие» – Анатолия Каменобродского.

Выставка проходила с 20 ноября по 4 декабря, и в тот день, когда мне выпала радость ее посетить, экскурсию по ней: по сущности картин А. Каменобродского, его жизни, мировидению и истории творчества – для меня провел друг художника, один из создателей «Предвестия», поэтСергей Савинов. Без него выставка была бы не столь «живой», хотя – без всякого сомнения – не менее захватывающей.

Ибо из каждого творения Каменобродского можно делать отдельный арт-проект – что-то вроде акции «Выставка одной картины», на рассматривание и изучение которой зритель потратит не менее двух часов. Проникновение, «вхождение», выпадение из реальности и полное погружение. Иначе эти произведения воспринимать нельзя.

Не удивительно. Их автор: поэт, философ, психолог и – физик. Знакомство с ним у меня произошло в далеком 1993 году, когда я обитала в МАНовском лагере в «Артеке». Наша секция называлась «Пресс-центр» (литература, журналистика), но была там также секция физиков. И именно для них приехавший удивительный гость демонстрировал поражающие воображение физические опыты. А для нас – читал свои стихи. Но запомнилось и то, и другое.

В артековской стенгазете, выпускаемой нашим «пресс-центром», была заметка об Анатолии Каменобродском, носящая знаковое название – «Физик, но лирик». Тогда мы не знали, что он еще и художник. Видимо, вся многогранность личности не вмещалась в научно-творческий вечер для артековцев. Грани должны раскрываться постепенно. Именно так это и происходит с талантливыми людьми.

Анатолий Григорьевич Каменобродский родился в 1941 году в Симферополе. Учился на физико-математическом факультете в Крымском педагогическом институте (ныне – Таврический Национальный университет им. В.И. Вернадского). Закончил аспирантуру по сейсмологии и защитил диссертацию на звание кандидата физико-математических наук в Москве, работал ассистентом, в настоящее время – доцент кафедры общей физики ТНУ им. В.И. Вернадского, занимался научной работой по сейсмологии.

Пишет стихи, рассказы, его работы опубликованы в журналах «Предвестие», «POLUS -Крым», «Ковчег-Крым», «Фанданго». Принимал участие в создании журнала «Предвестие», участвовал в выставках картин крымских художников. Автор книги стихов «Полночный рассвет». Занимался философией (И. Кант, проблемы познания в современной физике, иное и мир). Философские работы публиковались в «Ученых записках Таврического национального университета».

«Предвестие» дает ему такую характеристику: «Истинный предвест. Характер – устойчиво-предвестийный. Беспощаден к проявлению в людях обывательства, «куркулизма». Бичом изгоняет из храма Поэзии торгующих бесценным Даром».
На выставке представлена часть работ в философско-изобразительном плане, созданных в смешанных техниках (масло, тушь, карандаш, фломастер).

Сергей Савинов рассказывает: «Каменобродский никогда не отрицал, но никогда и не персонифицировал Бога. Он – «верующий от ума», пришел к вере благодаря (а не вопреки) научному мышлению. Именно наукой вера доказывается, а не низвергается».

Но научная вера – своеобразна, не всегда соотносима с обыденными представлениями о таковой. Мир, как считает «физик, но лирик», происходит из космического вещества. Жизнь – постоянна, просто перемещается с планеты на планету. И человек в том числе. Человечество – субстанция вечная. А Бог – надвечен. Бог не «трехмерен», несоизмерим с людскими понятиями. Чтобы человеку понять Бога, ему нужно дорасти до богочеловека. Но до этого ему далеко. Однако все то, что происходит с нами, «имеет отзвуки во Вселенной, кладет отпечатки на Создателя». Все тождественно Его замыслу, но все в развитии, и от нас очень многое зависти. Да, бог-садовник проводит над нами эксперимент, но каждое растение в Его саду растет и выживает само, и каждое дает свои собственные цветы и плоды.

Отражением именно такого мышления являются картины художника. Они создавались на протяжении многих лет, являют собой триптихи (более ранние) и монополотна (поздние). Произведения делятся на два типа. Первый – «перечисления» – на которых изображено большое количество людей, вещей, деталей, они похожи на комиксы, в них даже можно обнаружить юмор: к примеру, очередь, стоящая к ларьку за счастьем, – и надпись на окошке продавца: «Ушел в нирвану» – и это на фоне нагроможджения всего остального.

И второй тип – четкие, емкие символические произведения глубинно-архетипического плана: переплетения строения Вселенной с психологией внутреннего мира человека, точнее, даже психофизиологией и социологией, социальностью. Но оба типа картин несут в себе философскую глубину, от которой автор не отступает никогда: развертывается ли она в мелких и даже порой назойливых (как и сама людская суета) деталях, или в надмирных, трансцендентных образа

Триптих «Прозрение нигилиста» – именно о научном мышлении, приводящем к вере. Неожиданно, как удар. Когда старания в течение долгих лет доказать «ничто» – вдруг приводят к вспышке «Нечто». «Инопланетян – нет?» – едва ли не прямое деказательство вечности человеческой субстанции на разных – или чередующихся? – планетах. О наших всплывающих из подсознания воспоминаниях о том, какими мы были, как выглядели в то непостижимое время, когда жили еще не на Земле.

Да, всего лишь воспоминания, видения, скачки несознаваемого – а не «контактёрство» и прочее навязываемое нам ныне СМИ и телевидением мракобесие. Об этой информационной навязчивости – картина «Спрут социума». Возможно, неслучайно тело спурта с характерными пятнами напоминает голову «классического», привычного нам гуманоида с узкими косыми глазами. В произведениях хватает юмора – тонкого, завуалированного, доступного лишь тем, кто готов вдуматься.

Во всю эту беспощадную в своей гармоничности Вселенскую Иронию – уж не над нами ли? «Голгофа» – гора с распятием, под ней группа закованных в железо рыцарей с мечами, выстроенная в форме (металлического же) космического корабля, взмывающего (пытающегося взмыть?) к кресту. Насколько мы знаем, так и не получилось долететь: ни рыцарям-крестоносцам, ни ракетам. Однако можно продолжать – пытаться никто не запрещает. «Ангелы» – глаза с крыльями. На другой картине ангелы изображаются в виде белокрылых черепов.

Интеллектуально любоваться можно одними названиями произведений: «Этюды о свободе воли», «Из истории уроков истории», «Сверхценная идея», «Вдохновение идеалиста», «Космическое яйцо», «Умолчание силами потустороннего», «Водное и небесное», «Дарвинизм», «Революция надежды», «Три неба человеческих». Каждая из картин – такая загадочная, и одновременно – такая узнаваемая. Для тех, кому есть, что узнавать. Стремящихся и готовых думать, познавать, изучать.

«Работы А. Каменобродского будят мысль, – пишут в «Книге отзывов». – И это самое главное! Мысль, к большому сожалению, безмятежно спит в большинстве голов наших современников, а у иных – отсутствует. Хорошо, что есть человек, способный растормошить сонное царство».

А вот еще отзыв: «В каждой картине, в каждом антисюжетном сюжете – своя магнитуда физика-сюрреалиста, своя сейсмика… простого парня, глазами которого Вселенная преображает себя».

Именно так. Сколь ни неожиданно это прозвучит, но взгляд художника Каменобродского – этовзгляд простого человека. Только личность «без божеств», не помешанная на «возвышенном», всяческой эзотерике и фантазмах, – а просто: ученый, исследователь, натуралист, наблюдатель, философ, скрупулезный алхимик – способен так ярко и четко, и одновременно так архетипично – видеть мироздание. И понимать его тонкую иронию.

Этот термин – «сюрреалист» – прозвучал. Хотя он вряд ли способен дать определение чему-то – неопределимому, многогранному, живому. Так же, как и «авангардист», хотя чуткость Анатолия Григорьевича к миру – это и чуткость к слову-звуку-смыслу, что делает его поэтическое мышление авангардным:

Вы ли, тая,
Вылетая,
Выли: «Тая,
Вы – литая!»
___

Несносны
Нонсенсы
Анонсов!

Хотелось бы повторений – и расширений – выставок А. Каменобробдского. Творческих встреч с ним. И обязательно – акции «Выставка одной картины». Инициативная группа «Предвестия» могла бы провести такое мероприятие, которое очень украсил бы «экскурс во внутренний мир художника» в исполнении С. Савинова. Впрочем, рассматривать полотно лучше без комментариев. Главные комментаторы – наш разум и сердце.

Rado Laukar OÜ Solutions