30 ноября 2022  05:51 Добро пожаловать к нам на сайт!

Религия

Алан Элфорд

КОГДА БОГИ СПУСТИЛИСЬ С НЕБЕС

(продолжение, начало в № 32)

Глава 7

Жизнь в Ковчеге

Слушай, хижина!

Стенка, запомни! Шуррупакиец, сын Убар-Туту,

Снеси жилище, построй корабль,

Покинь изобилье, заботься о жизни,

Богатство презри, спасай свою душу!

На свой корабль погрузи всё живое.

Эпос о Гильгамеше

Неужели месопотамский герой Потопа отплыл с Небес на Землю с семенем всего живого? До сих пор я представлял только широкий спектр умозрительных доказательств. Я отметил, что слово «город» было метафорой планеты; берег Евфрата, на котором стоял древний Шуррупак, мог быть метафорой источника Потопа и устья небесной реки. Более того, я предположил, что в Шумерском царском списке буквально говорится, что Шуррупак был ниспослан с неба. Кроме того, дополнительно ко всему прочему я продемонстрировал, что месопотамский герой Потопа был взят на Небеса после Потопа, что, в свою очередь, предполагает его сошествие на Землю к моменту Потопа.

Все эти утверждения, сложенные вместе, представляют собой любопытный сценарий, но события этого сценария ещё пока не имеют доказательств. Кроме того, мы ещё не рассмотрели одну из легенд о Потопе.

Таким образом, целью этой главы я ставлю возвращение к истокам и исследование подробных легенд обо всех героях Потопов. Сможем ли мы с их помощью подтвердить или опровергнуть гипотезу о том, что герой отплыл с Небес на Землю?

Существует три месопотамских легенды о героях Потопа Найденные таблички с одной из них — шумерской историей о Зиусудре, — к сожалению, безнадёжно повреждены. Следовательно, нам остается сконцентрировать своё внимание на двух оставшихся. Одна из них — это легенда об Утнапиштиме, которая записана на Табличке XI «Эпоса о Гильгамеше». Другая — легенда об Атрахасисе, герое «Мифа об Атрахасисе».

Несмотря на различия во всех этих трёх легендах, они все рассказывают одну и ту же историю. «Человеку» тайно сообщается о том, что боги задумали устроить Великий потоп. Это предупреждение во всех трёх легендах бог сообщает стене или хижине (см. эпиграф к этой главе). Герою советуют построить большой корабль и взять на борт семя всех живых существ, но ничего не говорить остальным жителям Шуррупака. Затем случается Потоп, и корабль выносит на вершину горы, где «человек» сходит с корабля, на высохшую землю слетаются боги, которые принимают решение взять «человека» (иногда вместе с женой) в небесную обитель бессмертных богов.

Несмотря на общее сходство, все три легенды содержат ряд важных отличий, которые становятся ценным инструментом для понимания всей истории в целом.

И опять же, как мы увидим, метафоры являются ключом к пониманию смысла легенд. Действительно бог говорит со стеной или хижиной? Действительно ли шуррупакец снёс дом и построил корабль? И действительно ли этот корабль причалил к горе?

Тайны этих и других метафор теперь, надеюсь, будут раскрыты.

Миф об Атрахасисе

Я хочу начать с легенды об Атрахасисе, самая старая версия которой датируется XVIII веком до н. э. В то время легенда была скомпилирована (предположительно, с более древних источников) писцом по имени Нурайя,[636]который, предположительно, жил в вавилонском городе Сиппаре.

В «Мифе об Атрахасисе» история Потопа представлена в более широком контексте. Она начинается с пересказа событий, произошедших в начале времён, когда Ану поднялся на небо, когда боги Апсу сошли вниз, когда Энлилю была отдана Земля, а Энки — Апсу, чтобы последний контролировал «засовы вод, врата океана». Последнее показывает, что Энки был послан в подземный мир.

Затем в мифе рассказывается о тяжёлом труде богов в подземном мире и вынужденном создании людей, которые должны были облегчить бремя богов (об этой легенде мы поговорим в следующей главе). Этот рассказ о создании человеческого рода является тем фоном, на котором развёртываются события. Дело в том, что шум людей стал настолько силён, что бог Энлиль начал подумывать об их уничтожении:


Не прошло и двенадцати сотен лет [шести сотен лет],
Страна разрослась, расплодились люди.
Как дикий бык, ревут земли,
Бог встревожен громким шумом
Энлиль слышит людской гомон,
Богам великим молвит слово…
«Шум человека меня донимает,
Спать невозможно в таком гаме.
Прикажем — пусть чума нагрянет!»[637]

Здесь мимоходом отметим, что в этом отрывке содержатся две интересные параллели с библейским рассказом о Потопе. Во-первых, период в шестьсот лет совпадает с возрастом Ноя к моменту Потопа.[638] Во-вторых, библейский Потоп произошёл, «когда люди начали умножаться на земле».[639] Следует отметить, что шумерский бог Энлиль также сожалел о создании человеческого рода, а затем велел его уничтожить, как и еврейский бог Яхве в Книге Бытия.

«Миф об Атрахасисе» представляет своего героя, Атрахасиса, чьё имя буквально означает «мудрейший из всех».[640] Такое же прозвище было дано и Утнапиштиму, из чего можно сделать вывод, что мы имеем дело с одним и тем же персонажем.[641] Атрахасис «говорил со своим богом, и бог давал ему наставленья» (сравните с выражением «Ной ходил пред Богом», Бытие 6:9). Атрахасис пожаловался Энки на болезни, которые свирепствуют среди людей. Энки, которого обычно изображают дружественно настроенным к людям, советует Атрахасису передать старейшинам, чтобы люди снова начали чтить своих богов и перестали шуметь. Уловка сработала, и болезнь отступила.

И снова человеческий шум стал раздражать Энлиля, тогда он приказал устроить великую засуху, чтобы лишить людей пищи. Что и было сделано. Земля превратилась в пустое чрево. Люди, которым нечего было есть, постепенно угасали или превращались в каннибалов.


По наступленье пятого года
Дочь караулила мать в воротах,
Но мать не открыла дочери двери.
Следила дочь за весами матери,
Следила мать за весами дочери.
По наступленье шестого года
Дочерей своих они съели,
Сыновей употребили в пищу.[642]

Что случилось дальше, неясно — табличка разбита, но, видимо, стражи моря (герои-labmu) Энки вышли из-под контроля, разбили засовы вод (в подземном мире) и выпустили рыбу для людей.[643] В этом случае потребовались более решительные действия, чтобы прекратить людской шум. Тогда Энлиль выступил на совете богов и призвал их устроить Потоп.


Ты облегчаешь бремя, даешь послабленье…
Вы получили крик человека.
Вы бога повергли и его разум…
Вы должны… сотворить Потоп.
Использовать силу свою против людей
Вы следовали плохому плану,
Нужно полностью всё изменить.[644]

Видимо, его предложение состояло в том, что Энки должен вызвать Потоп с помощью вод подземного мира (Апсу), но Энки отказался, сказав: «Потоп, что вы мне повелели, что такое? Мне не известно! Можно ли давать рожденье Потопу? Воистину это дело Энлиля. Да будет избран на это дело».[645] Затем Энлиль, будучи богом неба, понял, что в его силах самостоятельно вызвать Потоп. Решение было принято: Энлиль собирался полностью уничтожить людей, чтобы боги наконец зажили в покое и мире.

Однако Атрахасис был недаром мудрейшим из всех, поэтому он внимательно прислушивался к своему богу Энки. Атрахасису приснился сон, подробности которого нам, к сожалению, неизвестны — табличка сильно повреждена, и отправился к Энки за его истолкованием. В ответ он услышал удивительный приказ:


Эйа [Энки] уста свои открыл,
Так рабу своему отвечает: —
Ты говоришь: «Что я узнаю?» —
Следи же за вестью, что ныне шлю я!
Внемли, о стена!
Хижина, слушай!
Разрушив свой труд, корабль выстрой!
Презри богатства, спасай душу!
Корабль, который ты построишь,
Шириною длине да будет равен!
Назови его именем «Спасающий жизни»![646]

Почему Энки обращается к стене и к хижине, а не прямо к Атрахасису? Учёные пришли к выводу, что эта хитрость потребовалась, чтобы не выдать прямо тайну грядущего Потопа. Возможно, и так, но если «стена» и «хижина» — это также метафоры? Может быть, они связаны с чем-то большим, нежели обычное жилище? Мы вернёмся к этим вопросам в своё время.

Атрахасису было дано семь дней на постройку корабля и подготовку к Потопу, что он и сделал, взяв на борт всех тварей полей, птиц небесных и всё живое. Затем, на седьмой день, когда бог грозы Адад заревел на небесах, Атрахасис вместе с семьей и своими работниками взошёл на корабль, перерубил канат и отправился в плавание. В сильно поврежденном фрагменте текста из Старовавилонской версии говорится:


Анзуд разрывает когтями небо.
…………………………страна,
Он расколол……………………
…………………потоп вышел.[647]

Эта дразнящая лакуна, к счастью, заполнена частично текстом Новой ассирийской версии «Мифа об Атрахасисе»:


Идёт Нинурта, открывает плотины,
Эррагаль якоря и столбы вырывает.
Анзуд разрывает когтями небо.
Разум страны [Иштар], как горшок, расколот.
Поднялись воды, и Потоп вышел.[648]

Отметим здесь подтверждение того, что Потоп пришёл с неба (эта подробность неслучайно совпадает с библейской историей). Отметим также метафорическое представление Потопа, как будто он пролился с неба, как из расколовшегося горшка. Мы вспомним эту метафору чуть позже, и я прокомментирую её.


После этой небесной катастрофы наступил полный хаос;
Его мощь [kasusu-оружия] прошла по людям, как битва
Один не может увидеть другого,
Узнать друг друга в уничтоженье.
Как дикий бык, Потоп бушует.
Как ревущий осёл, завывает ветер.[649]

В тексте говорится, что даже сами боги были в отчаянии и не могли вынести горя при виде великого несчастья. Мами, великая богиня-мать, так оплакивает своих детей:


Как могла я вместе со всеми богами
В совете решиться на гибель мира?
И я ныне по собственной воле
Над собою слышу их вопли [детей Мами]!
Без моего догляда моё потомство, как белые овцы,
Как стрекозами, запрудили реки!
Как лодчонку, землю перевернули,
Как лодчонку в степи, вверх днищем поставили![650]

Потоп длился семь дней и семь ночей, а затем прекратился. Атрахасис вышел из корабля и принёс жертву, на запах которой боги слетелись, как мухи. Когда Энлиль прибыл и увидел корабль Атрахасиса, он был взбешён и напомнил богам, что они все поклялись в том, что не оставят жизни на земле. «Как ускользнула душа живая и человек уцелел в разрушенье?» — спрашивает он царя богов Ану, а потом говорит: «Кто, как ни Энки, сотворил такое? Я же не разглашал приказа».[651]

В конце этой истории, как мы и предполагали, Атрахасису боги даруют бессмертие. К сожалению, текст отсутствует на табличках.

Итак, перед нами была версия Потопа Атрахасиса. С одной стороны, она подтверждает, что Потоп пришёл со взорванной планеты (метафора расколовшегося горшка), но, с другой стороны, создаётся впечатление, что катастрофа произошла с людьми на Земле, ведь Атрахасис был почётным жителем древнего Шуррупака на Земле. И может даже показаться на первый взгляд, что «Миф об Атрахасисе» не является хорошим доказательством моего предположения о том, что Атрахасис отплыл на своём корабле с Небес, Наоборот, перед нами, кажется, та же история библейского Ноя.

Но действительно ли «Миф об Атрахасисе» представляет собой изначальную версию истории? Может быть, это просто переложение более древней легенды, в которой главный герой отплывает из небесного «города» Шуррупака?

Это не просто «может быть», это так и есть. И сейчас я попытаюсь предоставить доказательства своей точки зрения.

Давайте вернёмся к той части мифа, где Энки говорит с Атрахасисом через стену и хижину и приказывает построить корабль. Затем Атрахасис идет к старейшинам города и объясняет, почему он собирается строить огромный корабль на глазах у всего Шуррупака. В конце своей речи Атрахасис говорит старейшинам следующее:


Мой бог не согласен с вашим богом.
Друг на друга гневаются Энки и Энлиль.
Они изгоняют меня из града,
Оттого, что я поклоняюсь Энки,
Он сообщил мне это решенье.
Не могу я жить во граде вашем,
Не могу ступать по земле Энлиля.
Я должен сойти в Апсу и остаться с моим богом Энки.[652]

Где находился Апсу? Как отмечено во многих местах предыдущих глав, Апсу был подземным миром — местом, изначально предназначенным во владение Энки. Читатели могут вспомнить легенду «Энума элиш», в которой Апсу был богом Небес, которого сбросил на Землю Энки. Энки сам потом спустился на Землю и установил свою «священную комнату» и «культ хижины» на Апсу.[653]

Если Атрахасис был землянином, то почему он должен спускаться в Апсу, т. е. в подземный мир? Это не имеет смысла Особенно в свете того, что Атрахасис строит свой корабль и собирается отплыть на нем в верхнем мире, а не в подземном.

Если даже мы изменим определение Апсу и будем считать его Землёй, то все равно в этом нет смысла, потому что непонятно, как Атрахасис, предположительно, житель Земли, должен плыть на Землю.

Лучшее, что мы можем сделать в этой ситуации, это предположить, что финальные сцены «Мифа об Атрахасисе» (когда боги слетелись, как мухи) разыгрывались в подземном мире, а Атрахасис отплыл на своём корабле с поверхности Земли именно в подземный мир. Но здесь следует подчеркнуть, что подобный вход в подземный мир доступен только богам, упавшим с Небес (и, следовательно, пронзившим поверхность Земли).

В любом случае фразу Атрахасиса: «Я должен спуститься в Апсу и остаться с моим богом» лучше всего интерпретировать, предположив, что сказал он её в небесном городе Шуррупаке.

Но какова была изначальная история?

Легенда об Утнапиштиме

Теперь мы вернёмся к истории Потопа, рассказанной Утнапиштимом в «Эпосе о Гильгамеше». В своей основе эта легенда полностью отличается от «Мифа об Атрахасисе» в том, что она начинается не с рассказа о создании людей на Земле. В начале этой легенды вообще нет упоминаний о создании людей именно на Земле. А если мы примем мое предположение о том, что Утнапиштим и городские старейшины жили в небесном городе? Давайте следовать ходу истории, имея в виду такую возможность.

Как мы уже видели, история самого Утнапиштима начинается со следующих загадочных слов:


Я открою, Гильгамеш, сокровенное слово,
И тайну богов тебе расскажу я.
Щуриппак, город, который ты знаешь,
Что лежит на бреге Евфрата, —
Этот город древен, близки к нему боги.
Богов великих Потоп устроить склонило их сердце.[654]

Это очень интересно. Нам говорят, что боги близки к этому городу и сердце заставило их устроить Потоп. Восхитительная двусмысленность. Неужели боги сидели в зале совета и голосовали за устройство Потопа, как правители из плоти и крови? Или боги жили в планетарном «городе», как будущие метеориты, составные части взорванной планеты, выпущенные на волю Великим потопом?

Кем были эти боги, пребывавшие в древнем «городе» Шуррупаке? Нам говорят следующее:


Совещались [в городе] отец их Ану, Эллиль [Энлиль], герой, их советник,
Их гонец Нинурта их мираб Эннуги.
Светлоокий Эа с ними вместе клялся[655]

Рассказ становится всё интересней. Город, который собирались разрушить, оказывается, был под управлением Ану — верховного бога Небес Поскольку Анну очень редко, практически никогда не жил на Земле, то это является дополнительным доказательством того, что Шуррупак действительно был городом Небес. Совместное присутствие Ану, Энлиля и Эа в городе предполагает, что перед нами разворачиваются изначальные события, произошедшие ещё до разделения богов по отдельным обителям — Небесам, Земле и подземному миру.

Затем Утнапиштим рассказывает, гак Эа выдал тайну Потопа хижине и стене точно так же, как и в «Мифе об Атрахасисе»:


Хижина, хижина! Стенка, стенка!
Слушай, хижина! Стенка, запомни!
Шуррупакиец, сын Убар-Туту,
Снеси жилище, построй корабль…
Покинь изобилье, заботься о жизни,
Богатство презри, спасай свою душу!
На свой корабль погрузи всё живое.[656]

Смысл этого отрывка, если верить учёным, заключается в том, что нужно было хижину перестроить в корабль.[657] Согласно ученым, разрушение дома и строительство из этих материалов корабля — вполне приемлемое объяснение, поскольку в Месопотамии дома строили из тростника.[658] Тем не менее может ли быть у этих метафор — «хижина», «стена» и «дом» — более глубокий смысл? Мы вскоре ответим на этот вопрос.

Вернёмся к рассказу Утнапиштима. Пока мы обойдём молчанием описание самого корабля и его строительство и обратим наше внимание на слова, которые Утнапиштим сказал городским старейшинам, когда те спросили его о непонятной строительной деятельности:


Я знаю, Эллиль меня ненавидит, —
Не буду я больше жить в вашем граде,
От почвы Элл идя стопы отвращу я.
Спущусь к Океану [Апсу], к владыке Эа![659]

Эта речь практически идентична речи Атрахасиса, процитированной ранее. И опять-таки, желание Утнапиштима спуститься в подземный мир (Апсу) — полная аномалия в контексте легенды.

Что думают ученые по поводу этой аномалии? Ничего удивительного в том, что они отмели её как не имеющую значения. Джон Гарднер и Джон Майер так прокомментировали спуск в Апсу: «Это имеет смысл, только если Земля покрыта водами — потоком, выпущенным из Aпсу».[660] Другими словами, они предположили, что корабль Утнапиштима должен был спуститься на воды Потопа, после того как они отступят.

Чистый софизм. Во-первых, Гарднер и Майер проигнорировали тот факт, что кораблю вначале придётся подняться на водах Апсу во время Потопа, а затем уже спуститься. Это делает слова Утнапиштима, сказанные до Потопа: «Спущусь к Океану [Апсу], к владыке Эа!» — слишком странными, чтобы не сказать больше.

Во-вторых, нигде в «Эпосе о Гильгамеше» не говорится, что воды пришли из Апсу. Наоборот, создаётся впечатление, что воды пришли с Небес (непонимание Гарднера и Майера, возможно, проистекает из слишком внимательного чтения Книги Бытия).[661]

В-третьих, корабль на самом деле вовсе не спускался в Апсу — он пристал к высокой горе, которую трудно принять за Апсу.

В-четвёртых, повторим главный аргумент, пусть мы даже примем, что воды подземного мирз Апсу хлынули на Землю, тогда все равно остается только один путь для спуска гиг них — спуск с Небес.

С точки зрения всех этих аргументов утверждение Гарднера и Майера нужно просто отвергнуть. Перед нами типичный пример того, как учёные склонны отмахиваться от аномалий, когда такая аномалия, возможно, является главным ключом к правильной интерпретации. Но факт остается — Утнапиштим отправился вниз, в Апсу, как и Атрахасис.

Вернёмся к истории Утнапиштима, Корабль был построен за семь дней, и наш герой погрузил на него семя всех живых существ вместе со своей семьёй, родственниками и работниками. Странно, но мы узнаем, что он взял на борт всё своё золото и серебро.[662] Зачем он это сделал, хочется узнать?

Затем Утнапиштим сам взошёл на корабль, заколотил вход и отдал управление корабельщику по имени Пузур-Амурри, «тому, кто знает тайны запада».[663] Как только корабль отчалил, весь ад сорвался с цепи, если использовать современную идиому. Далее в тексте читаем:


Едва занялось сияние утра,
С основанья небес [горизонта] встала чёрная туча
Адду гремит в её середине,
Шуллат и Ханиш идут перед нею,
Идут, гонцы, горой и равниной
Эрагаль [Нергал] вырывает жерди плотины,
Идет Нинурта, гать прорывает,
Зажгли маяки Ануннаки,
Их сияньем они тревожат землю.
Из-за Адду цепенеет небо,
Что было светлым — во тьму обратилось,
Вся земля раскололась, как чаша.[664]

Этот отрывок содержит очень ценную информацию. Во-первых, отметим появление ануннаков, которые обычно считались богами подземного мира (внутренней части Земли). В этом контексте, однако, зажигание маяков означает огненное рождение на небе, как будто они были выброшены с планеты Небеса, Это имеет смысл, поскольку слово «ануннаки» означает «те, кто пришел с Небес на Землю».

Отметим также бога Нергала, вырывающего жерди. Он также, в основном, считается богом подземного мира, но в легенде «Нергал и Эрешкигаль» говорится, что он родился на Небесах, а потом сошёл на Землю, в подземный мир.[665]

В контексте истории всё это предполагает, что Нергал, Нинурта и ануннаки вырвались из глубин небесной планеты.

Если моё прочтение верно, то вторая строка — «С основанья небес [горизонта] встала чёрная туча» — относится к планетарному «горизонту», в этом случае причиной появления чёрной тучи является взрыв недр планеты.

Если мы прочитаем этот отрывок снова, то он станет прямым доказательством того, что интерпретация с позиции взорванной планеты имеет смысл.

Рассмотрим также последнюю строку. «Вся земли раскололась, как чаша». Ранее мы прочитали в «Мифе об Атрахасисе», что Анзуд разорвал небо своими когтями, вызвав Потоп. Мы также отметили, что «разум страны [Иштар], как горшок, расколот», и я утверждал, что расколотый горшок — это метафора для взорванной планеты. Если кто-либо сомневается а этом представлении, то в тексте, процитированном выше, говорится, что «вся земля раскололась, как чаша».

Этот прорыв сквозь метафоры жизненно важен для расшифровки следующей части истории Утнапиштима:

Боги Потопа устрашились, Поднялись, удалились на небо Анну… Иштар кричит, как в муках родов.


Госпожа богов, чей прекрасен голос —
Пусть бы тот день обратился в глину,
Раз в совете богов я решила злое,
Как в совете богов я решила злое,
На гибель людей моих войну объявила?
Для того ли рожаю я сама человеков,
Чтоб, как рыбий народ, наполняли море»[666]

Этот удивительный отрывок практически в точности повторяет приведенные ранее слова Мами из «Мифа об Атрахасисе». Мами оплакивает судьбу своих людей — своих детей, — которые убиты, как жертвенные белые овцы; запрудили реки, так стрекозы, и в конце концов оказались выкинутыми на берег, Можем ли мы разобраться в этих метафорах? Мы так и сделаем.

А что, если история рассказывает, как люди плыли по небесной реке и их выбросило на берег — Землю. Другими словам — что если эти люди родились на небе?..

Более того, из процитированного отрывка ясно, что эти странные люди родились из чрева небесной богини, которая раскололась на куски, как горшок.

Это напоминает нам египетскую небесную богиню Нут, «Первобытный холм земли посреди моря», которая тоже рожала в катастрофических обстоятельствах. Её имя, напомним, детерминировалось знаком горшка для воды на её голове.[667] Она была владычицей Великого потопа — владычицей взорванной планеты.

Ещё одной повелительницей Потопа и также небесной богиней (вернее, бывшей небесной богиней) была вавилонская богиня Тиамат, чьё имя происходит от корня, означающего «океан».[668] Таким образом, убийство Тиамат Мардуком, как это описывается в «Энума элиш», вызвало Потоп, который упал на Землю. Следует отметить, что существовал праздник — вавилонский Новый год, — на котором эта битва отмечалась ритуалом разбивания горшка. Вот соответствующий текст.

«Царь разбивал горшок-йдгш оружием, как Мардук, повергший Тиамат».[669]

Более того, следует отметить, что сам акт творения в «Энума элиш» продолжается вихрями внутри чрева Тиамат, от которых и родились все боги.[670] Согласно этому тексту, люди были сделаны из плоти этих богов.[671]

Вернёмся к легенде об Утнапиштиме, интерпретация которой проясняется. Люди, вышедшие из чрева Иштар, на самом деле не были людьми — это было метеоритное потомство взорванной планеты.

На Небесах началась буря, которая бушевала шесть дней и шесть ночей и на седьмой день пошла на спад.[672] Именно в этом месте, по моему мнению, в строке 128 Таблицы XI Земля впервые появляется в «Эпосе о Гильгамеше». В тексте мы читаем:


При наступлении дня седьмого
Буря с потопом войну прекратили,
Те, что сражались, подобно войску.
Успокоилось море, утих ураган — Потоп прекратился.
Я открыл отдушину — свет упал на лицо мне,
Я взглянул на море — тишь настала,
И всё человечество стало глиной.[673]

Что за человечество имеется в виду — «человечество», которое могло превратиться в глину? Теперь совершенно ясно, что это не было человечество, жившее на Земле, а именно то количество «людей», которые были изверг нуты из расколотого чрева небесной богини. Действительно, как описано в «Мифе об Атрахасисе», люди были, как стрекозы, запрудившие реки.[674]

Вернувшись к нашей истории на седьмой день, мы обнаруживаем Утнапиштима, смотрящего с корабля на приближающуюся «гору». Однако в тексте нет никаких указаний на то, что корабль плывет по водам, а затем опустился вниз, когда воды отступили. Наоборот, создаётся впечатление, что Утнапиштим плыл прямо с Небес на Землю, последняя теперь выглядит на расстоянии как планетный «остров» или «гора»:


Стал высматривать берег в открытом море —
В двенадцати поприщах поднялся остров.
У горы Ницир корабль остановился.
Гора Ницир корабль удержала, не даёт качаться.[675]

Именно в этом месте библейского рассказа о Ное начинаются загадочные противоречия, из-за которых невозможно понять, появились горы над водой или нет. Однако в месопотамском рассказе о Потопе нет противоречий. Корабль с Небес просто встал на мертвый якорь на горе Ницир, т. е. на земле, которая в тот же момент была затоплена водами Потопа, принесёнными вместе с кораблем.

В течение шести дней гора Ницир (что значит «гора спасения») крепкоко удерживала корабль на водах.[676] Затем, на седьмой день после прибытия Утнапиштим выпустил голубя, ласточку и ворона. Именно во время полета ворона показалась земля, и корабль наконец пристал к настоящей земной горе, на которой Утнапиштим принёс жертву богам.[677]

Как написано в «Мифе об Атрахасисе», боги почувствовали сладкий аромат жертвы и слетелись к Утнапиштиму, как мухи. Странное отношение к богам, как: отметили некоторые учёные, но его с легкостью можно объяснить с позиции культа взорванной планеты.

Какое значение придаётся сравнению богов с мухами? В легенде об Утнапиштиме рассказано, как великая богиня Иштар подняла большое ожерелье из ляпис-лазури.[678] Затем на этом ожерелье она поклялась, что навсегда запомнит ужасный день Потопа Символическое значение ляпис-лазури уже было отмечено несколько раз в предыдущих главах, а в переводе «Эпоса о Гильгамеше» Джона Гарднера и Джона Майера мы обнаруживаем, что ляпис-лазурь использовалась в особом «узоре из мух». Их перевод таков:


Издалека повелительница богов [Иштар/Инанна] прибыла.
С трупов [жертвы] она подняла радужную муху,
Которую в знак любви ей сделал Ану.[679]

Это упоминание «мухи в знак любви» ничего не значит для учёных, но очень важно для нас в контексте тех тем, которые рассматривались в главе 2, — о беременности Матери-Земли от метеоритов, которых иногда символизировала ляпис-лазурь.

Имея в виду эту возможность символического значения «мух», рассмотрим следующую речь Иштар (Мами-Нинту) из «Мифа об Атрахасисе»:


«Вы решились на гибель мира!
Их [детей Мами] ясные лики потемнели ныне!»
И она [Мами] подошла к амулету-мухе,
Что Ану изготовил и носил на радость.
«Да будет этот амулет-муха
Темно-синего камня на моей шее,
Чтоб я те дни вспоминала вечно!»[680]

Вот! Теперь у нас есть большие мухи, мухи из ляпис-лазури и ещё мухи, сделанные Ану. Поскольку Ану был верховным богом взорванной планеты, есть ли сомнения, что эти мухи были метеоритами? Будто в подтверждение моей гипотезы учёный из Оксфордского университета Стефани Далли заметила, что существует фрагмент текста, переведённый в 1930 г., в котором утверждается, что «все боги Урука превратились в мух, когда покидали Урук».[681] И снова перед нами всё та же идея разрушенного города в качестве метафоры разрушенной планеты.

Хватит о мухах, этих докучливых созданиях смерти и. разложения! Давайте вернёмся к финальной сцене из рассказа Утнапиштима, где рассерженный Энлиль появляется на острове и вопрошает:


Какая это душа спаслася?
Ни один человек не должен был выжить![682]

Стоит отметить, что Энлиль возложил вину на игигов-богов, которые пришли с Небес, а это ещё один ключ к небесному происхождению корабля Утнапиштима.[683] Затем ради Энки Энлиль оставил гнев и произнёс слова, которые придали истории драматическое завершение:


До сих пор Утнапиштим был человеком.
С этих пор Утнапиштим и его жена пусть станут, как мы, боги.
Утнапиштим пусть поселится далеко отсюда, на большом расстоянии,
Рядом с устьем [или истоком] рек.[684]

Тайна хижины и стены

Теперь я хочу кратко вернуться к тайне стены и хижины, которым Энки поведал весть о Потопе, чтобы Утнапиштим (или Атрахасис) смог построить корабль и спастись. Следует отметить, что мотив хижины появляется во всех трёх сохранившихся легендах о месопотамском Потопе. Я уже привел два из трёх примеров использования этого мотива, а теперь хочу процитировать третий, из шумерской легенды о Зиусудре:


В Киуре бога […] стена […]
Зиусудра, у края встав, слышит […]
[Энки говорит: ] — Край стенки слева, ну-ка, послушай!
Край стенки, скажу тебе слою, прими моё слово!
Будь внимателен к моим наставленьям!
Потоп пронесётся надо всем миром,[685]

Дабы семя человечества уничтожить.
Окончательное решенье, слово божьего собрания […]
Решение, реченное Аном, Энлилем, Нинхурсаг,
Царственность, её прерывание […].[686]

Каково значение этой стены? Почему она столь важна, что все древние авторы включали её как главный элемент в легенды о герое Потопа?

Ответ, я думаю, уже был дан в начале этой книги, когда стало ясно, что стеной назывался свод подземного мира Другими словами, стена была поверхностью планеты. Это особенно очевидно в легенде «Гильгамеш и Агга», но также можно отметить и в других текстах, например, в «Эпосе о Гильгамеше», где герой свешивается через стену, чтобы увидеть мертвые тела, плывущие по реке подземного мира; в легенде «Энмеркар и повелитель Араты» царю Урука говорят, что ему придётся отделиться от богини Инанны стеной, потому что богиня спустится в подземный мир. И ещё в одной шумерской легенде павшая богиня Нингаль заявляет: «Как павший бык, я не смогу подняться по стене Ура [её разрушенного города][687]».

Что это означает в случае Утнапиштима? Эго означает, что он живёт внутри небесной планеты Шуррупак, И это также предполагает, что «дом», в котором живёт Утнапиштим, это сама планета Небеса Внимательные читатели вспомнят использование той же метафоры в шумерских плачах, приведённых в главе 6, где горожане восклицали: «О, буря, вернись в свой город, вернись в свой дом».[688]

Теперь прочитаем совет, который Энки дал Утнапиштиму:


Слушай, хижина! Стенка запомни!
Шуррупакиец, сын У бар-Туту,
Снеси жилище, построй корабль.

А что, если «дом» в действительности был планетой? Разрушение дома, следовательно, метафора разрушения планеты?[689] Более того, превращение дома в корабль может стать прекрасной аллегорией для превращения планеты в рой метеоров.

Притянуто за уши? Абсолютно нет. Мы думаем, что Утнапиштим действительно был человеком? Вспомним слова, произнесенные Гильгамешем, когда он столкнулся лицом к лицу с Утнапиштимом в первый раз:


Гляжу на тебя я,Утнапишти,
Не чуден ты ростом — таков, как и я, ты.
И сам ты не чуден — таков, как и я, ты.
Не страшно мне с тобою сразиться;
Отдыхая, и ты на спину ложишься.

Утнапиштим похож на Гильгамеша. Но Гильгамеш не был обычным человеком Он был на две трети бог, «побег Урука», который был силён, как нб-sir Ану. Он был Мес, или метеоритом, «проросшим семенем нового дерева». Он родился на Земле от священного брака двух павших божеств.

Кроме того, Гильгамеш был титаноподобным царём — богом, равным по своей природе шумерскому богу Зу, или вавилонскому Мардуку, или египетскому богу-соколу Гору. Если Утнапиштим выглядел, как Гильгамеш, следовательно, Утнапиштим тоже не был человеком. Но это не должно нас удивлять, потому что Утнапиштим никогда прямо не заявлял, что он — человек. Наоборот, именно он снисходительно отметил, что Гильгамеш сделан из плоти богов и людей.

Есть и еще один момент. Почему так оказалось, что Гильгамеш представлял себе Утнапиштима совершенным в битве? Эта строка очень сильно раздражает специалистов по месопотамской мифологии, которые не могут себе представить мирного спасителя всего живого в таком воинственном виде. Но этот эпитет приобретает совершенный смысл в свете взрыва планеты, потому что Утнапиштим действительно затеял сражение, что следует из его катастрофического спуска на Землю. Он действительно сражался в битве, потому что сам Потоп ревел, как сражение.

Корабль Утнапиштима был огромным метеоритом или, если быть технически точным, взорванной планетой. Он и буквально, и метафорически разрушил свой дом и построил корабль.

Когда мы так представляем эти события, то используем именно тот вид аллегорий, которые использовали древние люди, жившие в своих тростниковых хижинах, которые легко можно было разобрать и построить из них тростниковые же лодки.[690]

Более того, нет лучшей метафоры, чем «корабль», чтобы назвать, скорее, абстрактное представление о планетоподобном «метеорите» Утнапиштима, плывущем по небесным водам между Небесами и Землёй.

Это нелепо? Мы принимаем желаемое за действительное? Нет. На самом деле месопотамские тексты содержат загадочные упоминания о срезанном носе корабля, которые невозможно объяснить. В легенде «Гильгамеш и Агга», к примеру, атака Киша на Урук описана такими словами:


Людей он поверг, людей он вознёс,
С пылью он людей смешал,
Страны враждебные он сокрушил,
Прахом «уста земель» покрыл,
Ладьи гружёной нос отсёк.[691]

Подобные представления есть и в «Эпосе о Гильгамеше», но здесь герой выражает надежду, что его подъём на Небеса не будет сопровождаться катастрофическим падением божества, подобного Агге:


За меня другой не умрёт,
Груженый корабль [Небеса] не потонет [на Земле],
Три рубахи не порвутся,
На стене [поверхности Земли] никого не затопит,
Дом и хижина не будут разрушены.[692]

Писатель эпоса затем повторяет загадочный трёхстрочный стих:


Затем он утонул, затем он утонул,
Затем корабль Маган утонул,
Затем корабль «Мощь Магилума» утонул.[693]

Этот корабль Маган (Магур) очень смущает учёных. Он встречается снова в легенде «Энки и мировой порядок», «нагружённый до небес».[694]

Смысл всех этих отрывков очевиден — потопленный или разрубленный корабль символизирует бывшую планету Небеса Эта метафорическая аллегория практически идентична мотиву срубленного дерева, который мы рассмотрели в главах 5 и 6.

И все же этот мотив потопленного или разрубленного корабля можно найти и в древнеегипетских текстах. В Заклинании 132 Текстов саркофагов мы находим такие слова: «канат порвался, и паром был утерян в волнах потопа».[695] Египтяне верили, что достичь загробной жизни можно, только «причалив» ладью к великому «причалу» неба.[696]

Теперь давайте внимательно исследуем корабль Утнапиштима. В «Эпосе о Гильгамеше» Энки даёт следующие инструкции:


Тот корабль, который ты построишь,
Очертаньем да будет четырёхуголен,
Равны да будут ширина с длиною,
Как Океан [Апсу], покрой его кровлей![697]

Вполне понятно, что конструкция этого корабля, как и Ноева ковчега, вызывает большие затруднения и споры среди учёных. Достаточно сказать, что фразу «кровля, как у Апсу» следует понимать буквально: кровля Апсу — это земная кора, но изначально она была поверхностью планеты Небеса. Следовательно, корабль Утнапиштима был равен по своему объёму небесной планете Шуррупак.[698] У корабля была кровля, как поверхность планеты, потому что корабль был по своему предназначению и строению планетой. Вот почему все его размеры были равны между собой. Корабль имел сферическую форму.

Теперь мы понимаем, почему и корабль Зиусудры из шумерского «Мифа о Потопе» назывался магургур, что означает «очень большой корабль».[699] Также понятно, почему корабли Утнапиштима и Атрахасиса называли экаллу — «большой дом» или элиппу (элиппу рабити) — «великий корабль».[700] Более того, все размеры корабля Утнапиштима соответствовали размерам зиккурата, как объяснили Джон Гарднер и Джон Майер:

«Корабль был огромен, размером с самый большой зиккурат Вавилона… для его строительства использовалось большое количество материалов… его размеры предполагают нечто похожее на зиккурат или храм, нежели на корабль…»[701]

Это так. Как отмечено в главе 4, зиккурат или храм был микрокосмом планеты Земля и отражением планеты Небеса. Следовательно, корабль Утнапиштима был на самом деле не кораблём, а упавшей «горой», которая вторглась в подземный мир и стала истинно «космической горой». Зиккурат был уменьшенной копией этой космической горы, построенной из кирпича.

И последнее. Интересно отметить, что существует шумерская легенда, в которой Зиусудра сделан сыном царя Шуррупака.[702] Может показаться, что изначально планета-город Шуррупак был персонифицирован и сделан отцом Зиусудры. Эта аналогия имеет смысл, поскольку Зиусудра действительно был уроженцем Шуррупака, как и рой метеоритов, порождённых взорванной планетой. В поддержку этой интерпретации можно привести имя царя Шуррупака из Царского списка — SU.KUR.LAM, где центральный знак KUR означает «гора».[703] Создаётся впечатление, что отец Зиусудры был царём страны-горы.

Других догадок больше нет.

Семена жизни

Мы рассмотрели большую часть доказательств, которые складываются в удивительно стройную картину. Во-первых, «древний город» Шуррупак был городом-планетой — планетой Небеса до её взрыва. Во-вторых, шуррупакец Утнапиштим вовсе не был человеком, он являлся персонификацией взорванной планеты. В-третьих, огромный корабль Утнапиштима, размером с зиккурат, также символизировал взорванную планету, что приводит нас к следующему заключению: корабль и Утнапиштим одновременно были метафорическим представлением одной и той же взорванной планеты.

Что касается Атрахасиса, то он, видимо, в отличие от Утнапиштима был жителем Земли (или, возможно, подземного мира). Однако таково сходство между легендами об Атрахасисе и Утнапиштиме, что первая легенда кажется адаптацией второй. Первенство легенды об Утнапиштиме вытекает из того факта, что она имеет больший смысл, а в легенде об Атрахасисе слишком много нестыковок, например, бессмысленное утверждение, что земной герой должен покинуть Шуррупак и спуститься в Апсу.

Зачем автор легенды об Атрахасисе адаптировал изначальную сюжетную линию и превратил героя Потопа в землянина? Объяснение, по моему мнению, заключается в упрощении истории, чтобы сделать её более понятной массам. Очевидно, большей части простонародья интереснее было бы услышать о том, что Потоп уничтожил человеческое население Земли, а не мифических «людей» на Небесах. Более того, вполне возможно, что адаптация истории Потопа послужила политическим целям, чтобы предупредить людей о том, что может случиться, если они своим шумом будут слишком раздражать богов.[704]

О библейском герое Потопа Ное мы поговорим более подробно в контексте иудаистской религиозной философии, поэтому я приберегу свои рассуждения до следующих глав (см. главу 9). Теперь же достаточно сказать, что иудейские священнослужители могли иметь собственные причины для адаптации оригинальной истории, чтобы создать собственную версию эпоса о Потопе.

Насколько определенно мы можем сказать, что герой Потопа был небесным героем, а его корабль — небесным кораблем? Может быть, эта версия является адаптацией, а изначально история рассказывала о земном. герое и земном корабле?

Прежде чем суммировать все накопленные доказательства в пользу небесного происхождения героя Потопа лучше закончить эту главу обращением к здравому смыслу. Я прошу читателей подумать, какой из двух предложенных сценариев является более вероятным развитием событий для изначального эпоса.

Первым сценарием являются истории Атрахасиса или Ноя. Представьте, если хотите, Землю, уже населённую людьми и просто переполненную жизнью. Затем представьте Атрахасиса (или Ноя), получившего известие о Потопе, который скоро упадет с неба и уничтожит все живое. Он начинает действовать: собирает мужских и женских особей всех живых существ и сажает их во плоти на реальный корабль. Затем ценой титанических усилий — все это время его бьют рогами носороги, на него бросаются львы и кусают змеи — Атрахасис проводит свой плавучий зверинец через воющую бурю. Через семь дней и семь ночей ада в открытом море корабль пристаёт к вершине горы, и Атрахасис вновь заселяет землю (первым делом прирезав одно из его драгоценных животных в качестве жертвы!).

Теперь рассмотрим второй сценарий. Представим на этот раз Землю пустой планетой с недостатком воды для поддержания жизни на её поверхности. Но представим также и другую планету в небесах — настоящий рай со всеми семенами жизни. В один прекрасный день планета взрывается или, попросту говоря, падает на Землю. Во время плавания через водную бездну космоса, как на корабле, фрагменты планеты несут на себе все семена жизни, которые затем попадают на «гору» Земля. После этого межпланетного осеменения Земля становится горой Ницир или горой Спасения для тех семян жизни, которые покинули Небеса и нашли приют на Земле.

Первый библейский сценарий, конечно, слишком причудлив. Возможно, некто и мог бы придумать подобную историю, но только обладая слишком богатым воображением. С другой стороны, можно допустить, что именно такая драматичная и волнующая история была нужна для упрощения действительных событий, чтобы изложить их массовому читателю.

Второй сценарий, однако, не столь причудлив» но представляет главную суть древнего мышления — Земля действительно была заселена взрывом Небес. Эта вера очевидна в легендах об Энлиле, установившем зиму и лето на горе Земля, и Энки, заполнившем реки Месопотамии своим сверкающим семенем, и Уту, пролившем с небес свой Потоп и превратившем голую пустыню Дильмун в прекрасный рай.

Помимо этих, уже рассмотренных нами легенд, существует ещё одна шумерская легенда, в которой описано, как скот и зерно были первыми созданы на Небесах, в зале творения богов, а затем позднее спущены на Землю (см главу 8). Существует также шумерская легенда о двух братьях-богах, принёсших ячмень на землю Шумера (где ещё не знали ячменя) с небесной горы, где её хранил Эилиль.[705]

Подобные представления есть и в древнеегипетских Текстах саркофагов, где бог Щу заявляет.

«Я тот, кто живёт, кого Атум сделал богом зерна, когда он заставил меня сойти в эту страну, Огненный остров, когда я стал Осирисом, сыном Геба».[706]

Именно по этой причине древних богов всегда ассоциировали с плодородием как прямо, так и косвенно, через связь с символами плодородия — например, быком Так, Ану, отец богов, был «плодовитым племенным быком».[707]Так, Энки хвастает: «Я воистину семя великого дикого быта».[708] Энлиль в образе быка овладел горой Харсаг. Про Нинутурту говорили, что он «животворящее семя»,[709] Ануннаки были «семенем князя Эриду». Египетские цари произошли от «семени быка запада» (т. е. Осириса)[710]

Помимо фундаментального представления о том, что все семена жизни прибыли на Землю с Небес, также очевидно, что бот, принесшие эти семена, часто спускались с Небес на кораблях.

В древнеегипетских легендах Осирис был заперт в ящике, который бросили в небесный Нил, воды реки принесли его на берег Земли. Подобным образом Ра и Атум прибыли на Землю в Hnbnw- барке, которая могла отправить их обратно на Небеса, если они «откроют рот Земли».[711] Про бога Сокара говорится, что он также спустился на Землю в Hmv-барке, у которой был железный нос.[712] Можно привести ещё множество подобных примеров.

Вернёмся к легендам Месопотамии. Энки спустился на Землю в ладье, окружённой водами и камнями. Энлиль, «великая гора», овладел Нинлиль (Землёй), когда приплыл на корабле. К этим двум примерам можно добавить и многие другие. В «Энумаэлиш» поверженное тело Тиамат привозит на Землю бог по имени Сирсир, который управляет её телом, как будто пилотирует «космическим кораблём».[713] В шумерских плачах мы читаем как Инанна «отплыла из своих владений, спустилась в подземный мир».[714]

Вполне возможно, что второй сценарий — сама планета была кораблем, несшим семена жизни, — становится странным только после упрощения его для всеобщего употребления, например, когда планету сравнивают с городом или делают персонификацией планеты человека-героя, который разрушил свой дом, чтобы построить из него корабль. Наверное, такое упрощение неизбежно. Но по крайней мере изначальный смысл легенды оставался прежним, пока главному герою не приписали земное происхождение.

Этот вывод имеет большое значение для нашего понимания Библии. Но, прежде чем мы тщательно изучим библейскую историю во всей её полноте, есть еще одна тема, поднятая в этой главе, которая требует нашего внимания.

Давайте вспомним слова небесной богини Иштар, которая раскололась, как чаша.


Для того ли рожаю я сама человеков,
Чтоб, как рыбий народ, наполняли море!
И слова Энки, обращенные к Зиусудре:
Будь внимателен к моим наставленьям!
Потоп пронесётся надо всем миром,
Дабы семя человечества уничтожить…
Окончательное решенье, слово божьего собрания […]
Царственность, /… /прерывание.

Затем Зиусудра стал спасителем, тем, «кто имя жизни сберёг, человечества семя спас».[715]

Возможно ли такое, что Потоп не уничтожил человечество на Земле — то человечество, которое мы знаем, — а уничтожил семя человечества, жившего на небе? И если так, то могло ли это небесное семя иметь отношение к последующему созданию людей на земле?

Возможно, ответ на этот вопрос содержится в раскрытии тайны загадочной таблички, найденной в Ассуре, в которой говорится, что человечество выросло из земли, как планетное семя:


Аруру, великая повелительница богов, способная управлять,
Предопределила им (Уллигарре и Зальгаррс) великие судьбы:
Умелый работник для рождения умелых работников
И неумелый работник для неумелых работников.
Растущие, как зёрна из земли.
Это, подобно звёздам на небе, должно быть неизменно во все времена…
Пусть мудрые учат таинствам только мудрых.

Rado Laukar OÜ Solutions