18 мая 2022  16:44 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поэзия

Пушкинский фестиваль в Лондоне
Представляем стихи победителей турнира

Поэтически перевод




Маргарита Каганова

Родилась в Москве. Пробовала учиться в трёх разных институтах, но наконец остановилась на одном и получила диплом историка, который пока ни разу не пригодился. Работаю дизайнером, верстальщиком и редактором. Увлекаюсь литературой, поэзией, путешествиями. В 2008 году вышла книжка стихов "Пустой караван".

Томас Флэтмен (1653-1688)

Песенка холостяков

Кто тут связан силком по рукам и ногам,
Кто попал в мышеловку, в темницу, в капкан:
Зверь пищит в западне,
Вор томится в тюрьме...
Неужели мужчина решается сам
Так свободу свою
Променять на петлю,
Где готово домашнее рабство ему!
Точно банка, что пёс волочит за собой,
Или топь, где бродяга увяз с головой, –
Незавидна судьба, плачь не плачь над судьбой.
Так не лучше ли участь мартышки ручной:
Ах, сбежал бы на волю несчастный зверёк,
Но, играя, баюкает свой поводок,
И привык, знать, верёвка на шее нужна,
Как покорному мужу – жена.



Джон Клэр (1793 -1864)

Инстинкт надежды

Мне голос внутренний твердит, что за пределом,
Где жизнь сгорает тлеющим огнём,
Душа, преобразившись, сбросит тело,
Чтоб где-то снова возродиться в нём.
Как предначертано природой, так и будет.
Но нам ли спорить, если день за днём
За знаком знак приоткрывает книга судеб.
И время в странствии своём туда стремится –
К пределам вечности, чтоб, шаг умеря свой,
Найти покой – и там остановиться.
Фиалка будущему слепо доверяет:
Цветок раскроется весной, сменив одежды –
Ничто в природе без следа не умирает,
И в человеке не умрёт инстинкт надежды.



Эдит Ситуэлл (1887-1964)

Китайская принцесса

Она смеётся надо мной,
Китайская принцесса.
Смотри: колпак мой шутовской
Из сказочного леса.
Ты звон бубенчиков ночных
Послушай, дорогая,
Я для тебя похитил их
Там, за небесным краем,
Где солнце и луна вдвоём
Играются в орлянку:
Кто золотом, кто серебром
Подует на овсянку...
Звенит на дереве колпак,
Но ей не до моих чудес,
Меня не слушает никак
Прекраснейшая из принцесс.
Красавица покинет сад,
Мелькнув улыбкой неземной,
И распускается мускат,
Посмеиваясь надо мной.
Но на прощание она
Скакалку мне вручает –
Из птичьих трелей сплетена
И ароматов чая.
Я перепрыгнул рощу вдруг
И море по колено мне,
Им не поймать меня, мой друг,
Ни солнцу, ни луне!

А это стихи, присланные финалистами турнира «Пушкинв Британии - 2011» непосредственно в редакцию журнала «Что есть Истина?»

Наталья Крофтс.

Переплетение миров

…А между тем вовсю ревел прибой
И выносил песчинку за песчинкой
На побережье. Воздух был с горчинкой
От соли океанской – и от той,
Что выступала на горячей коже
В той комнате, в пылу, у нас с тобой…

А между тем вверху, на потолке,
Два существа сплелись в кровавой драме:
Металась муха в крохотном силке;
Нетерпеливо поводя ногами,
Паук ждал ужин в тёмном уголке
И к жирной мухе подходил кругами…

А между тем в романах, на столе,
Кого-то резво догонял Фандорин,
С соседом вновь Иван Иваныч вздорил,
И рдел, как кровь, гранатовый браслет...

А между тем извечная река
Текла сквозь наши сомкнутые руки,
Через любовь и смерть, погони, муки,
Сквозь океан, шумевший здесь века, –
И паутинки блеск у потолка.
А между тем…


***
Тоска, тяжка твоя рука.
И кажется – живёшь века,
Когда глядишь, как облака
Стекают каплями с виска.


***
Ты оставил рубаху. Наверно, чтоб было теплей
Мне в морозную ночь
(Этот город прохожих не греет).
Ты налей мне. Да нет –
Просто чаю покрепче налей.
И рассвет
Мне неловко крадётся в зрачки –
И алеет.
Повезёт? Повезёт.
До меня дотянуться легко.
Присылаешь в подарок пакет –
По мобильным частотам.
Далеко? Да плевать. И пускай далеко-далеко...
...и со злостью рассвет бьёт палящим мячом по воротам.


Моя Одиссея

Рассеян по морю, по миру рассеян
Мой путаный призрачный след.
И длится, и длится моя Одиссея
Уж многое множество лет.

Ну что, Одиссей, поплывем на Итаку –
На запад, на север, на юг?
Нам, в общем, с тобою не в новость – не так ли? –
За кругом наматывать круг…

И знать наперёд, что по волнам рассеян
Наш жизненный путаный путь…
Слукавил поэт – и домой Одиссея
Уже никогда не вернуть.


***
Грусть – это гроздь неспетых песен,
Грусть – это гроздь остывших светил,
Грусть – это гвоздь, что Господь отметил
И в рану сыновнюю сам всадил...


***
Ахейские затихли голоса.
A мы всё те же по своей основе,
И снова под луною – nihil novi:
Аптека. Ночь – и света полоса.

И будет спотыкаться почтальон –
Способствуя обману и обмену,
И снова уведут твою Елену.
Не за моря – в другой микрорайон.

И так же веселит Мадам Клико,
И ось трясут периоды исходов.
Меняются модели пароходов,
А до Итаки так же далеко.

И так же мы бредём по пустырям,
Ослепшие – до одури – Гомеры,
Всё те же темы, рифмы и размеры
Гоняя по неведомым морям…
Всё так же мы бредём по пустырям.


***
Вот я уйду. Вот двери отскрипят.
Вот кошка отпоет по мне молитву
И замолчит. И тенью на калитку
Тихонько ляжет мой последний взгляд.


На маскараде душ

Мы все гостим на маскараде,
Где души, натянув костюм,
В нелепом движутся параде,
И всюду гомон, толпы, шум.

Ведут себя различно гости:
Одни шумны, одни тихи,
Одни весь день играют в кости,
Другие – гибнут за стихи.

А третьи, торопясь покинуть
Безумный и ужасный зал,
Стремятся платья в петли кинуть
Иль разорвать их о кинжал.

Кокетки расточают ласки
В кругу поклонников, подруг…
И с ужасом глядят на маски,
Где складки появились вдруг.

Вот, в поистершейся одежде,
Пугливо суетится франт.
И все ж отчаянно, как прежде,
Цепляется за свой кафтан.

А есть иные гости. Тихо
Они уйдут, как грянет час.
Сначала – буйство, танца вихорь,
Потом – усталость грустных глаз.

А бал кружит, безумство длится
Уж сотни сотен долгих лет.
Сменяются одежды, лица...
Лишь неизменен бег карет.

Лишь неизменно раздраженье
От пышной скуки суеты.
И звезд неспешное круженье.
И тихой вечности черты.


***
Рука моя слегка дрожит.
Я умираю. Потихоньку.
Молюсь до слез – тебе вдогонку -
Убереги. И удержи.


Осколки

Разбиваются – опять – на куски
Все мечты, что я держала в руке.
Барабанит горечь грубо в виски
И болтает – на чужом языке.

Поднимаю я осколки с земли –
Может, склею – зажимаю в кулак.
И мечты теперь – в дорожной пыли…
И не там я – и не с тем – и не так…

И, как вишенка, на рваных краях –
На кусочках – тёмно-красным блестит
Капля крови – от мечты острия,
От осколка, что сжимаю в горсти.


«Забудь его»

Утро светлое. Пахнет заваркой.
И чаинки запутались в сите...
Будет жизнь обязательно яркой.
Но забыть не могу. Не просите.


Письма с Мёртвого Моря

Хочешь, я привезу тебе соль из далёкого моря?
Белоснежно-сверкающий, твёрдый, искристый кристалл.
Он впитал
Столько слёз и веков, столько воли и боли...
Даже доли солёной той соли
Ты в Европе, поверь, дорогой, никогда б не сыскал.
Я её соскребу с валуна возле Мёртвого моря,
Где на вязкой воде – столько лет! – Иисуса следы.
Чувство лёгкости – не утонуть! –
Чувство смерти и горя,
И содомову муть,
И предчувствие, где-то под боком, беды –
Всё впитала в себя эта соль. А тебе стоит только кивнуть –
Привезу я в подарок плоды
Этой вязкой воды.
Хочешь, я привезу тебе древний светильник из Петры?
Освещал он палаты царей или плечи цариц.
Здесь теперь – только замки в скале, что взлетают на многие метры,
Выше птиц,
И за ними летишь – каждым взмахом ресниц.
Я б хотела любовь привезти. Ты такую не сыщешь.
Я её просолила на спинах пяти континентов, на вечных ветрах,
И в скалистых горах,
Где лишь ветер отчаянно свищет.
А ещё просолила её я в своих нескончаемо-грустных стихах.
Привезу я в подарок тебе – в общем, что ни попросишь...
Вот – Жар-Птицы перо, или – шёлк, о котором мечтала Ассоль.
Я б хотела любовь привезти, но её – поиграешь и бросишь.
Ну а соль... Пригодится.
С тобою останется
Белая соль.
Rado Laukar OÜ Solutions