30 ноября 2022  15:36 Добро пожаловать к нам на сайт!
Новые имена

Федор Дорожков

Дорожков Федор Игоревич. Родился в городе Москва 12-го июня 1986-го года, в семье потомственных москвичей в третьем поколении. Отец – Дорожков Игорь Борисович, инженер по образованию. Мать – Дорожкова Елена Вячеславовна, библиотекарь. Довольно редкое имя Федор получил в честь прадедушки по линии отца – Маслакова Федора Ивановича, военного врача. Женат. Воспитывает четырехлетнего сына. В силу гуманитарного склада мышления, со школьных лет мечтал стать журналистом. Очень любил литературу и поэзию. Увы, судьба распорядилась по-своему. Окончил Академию Менеджмента Инноваций (2008 г.). По образованию экономист. Первым творческим экспериментом был постмодернистский рассказ “Москва – Завтра” написанный осенью 2003-го года. Трагическое повествование о юноше-идеалисте пытавшемся изменить несовершенный, по его мнению, мир получило много положительных отзывов от друзей и однокурсников. До сегодняшних дней произведение, к сожалению, не дошло. Примерно в то же время появляются первые поэтические строчки. Ироническая – «Поэма Десять» и романтическая «Городская печаль». На Дальнейшую стихотворную деятельность поэта сильное влияние оказала французская экзистенциальная литература (А. Камю, Ж.П. Сартр, С. Бовуар) и русские, современные писатели- постмодернисты (В. Пелевин, В. Сорокин). Своими творческими наставниками считает В. Маяковского и современного поэта А. Никонова, вдохновляющих, и по сей день. В творчестве не прослеживается жанровой или сюжетной последовательности. Поэт-экзистенцианалист – так характеризует себя автор. Федор пытается передать читателю свои внутренние переживания и идеи посредством рифмованных строчек. Никаких набросков заранее. Просто какое-то внутреннее содержание души, в определенный момент времени принимает стихотворную форму, отражается на бумаге и в сердцах читателей. Поэт-экзистенцианалист – так характеризует себя автор. Федор пытается передать читателю свои внутренние переживания и идеи посредством рифмованных строчек. Никаких набросков заранее. Просто какое-то внутреннее содержание души, в определенный момент времени принимает стихотворную форму, отражается на бумаге и в сердцах читателей. Стихи неожиданны, современны, оригинальны. Чувствуется независимое мышление, внутренняя свобода, та, за которую человек расплачивается драматическими коллизиями в жизни. Трагизм судьбы нынешнего юного поколения, чуткое осознание реальной действительности. Драматизм жизни умного мыслящего молодого человека ощущаем мы во многих произведениях автора.
Пожелаем молодому автору снискать понимание и признание у широкого круга читателей.

ХУДОЖНИЦА ВАНДА

Трагедия одной строкой.
Весна, как миг преображенья.
Ума нескромные движенья,
Воплощены твоей рукой.

Зимой пропитанные слезы.
Ирония, как путь домой.
Тоски графитовый ковбой
Не оценил масштаб угрозы.

Эмоций пламенный запас.
Глоток, как лизергина чашку.
Коней унылую упряжку,
Отпустишь ты, неровен час.

КРИЗИС И ДУХОВНЫЙ РОСТ

Устало сознание от мирских дум
Строго идет все по курсу,
Открытое сердце и ясный ум
Стало друзья мне по вкусу.

Мантру заветную дайте в кредит,
Дух просветите в рассрочку,
Чувства уже перевел на санскрит,
Ставлю последнюю точку.

Ох, наступает душевный аврал –
Средства кончаются в мае,
Чакры раскрылись, уходим в астрал
Ом намах шивайя...

ПОСТОРОННИЙ

Для многих посторонний.
Статичный, словно небо,
Сжимая трон в ладони,
Я выпал первым снегом.

Гадаю, как ромашка,
Страдаю, словно море.
Растерянный, как кошка,
На мировом просторе.

Строкой в твоих легендах,
Плыву, что твой, Титаник.
Самоубийство в генах –
Сырой судьбы избранник.

Горю, как солнце ночью,
На чувства дую ветром.
Знаком с самой луною…
Ты не спеши с ответом!

Огнем решаю споры,
Привычками живу.
Как корень мандрагоры,
Во сне и наяву…

О ЛЮБВИ

Пока я спал на облаках, под океаном,
Сплелись Мгновенья в линию судьбы.
Я содержимое твоих пустых карманов,
В которых гордо греешь руки ты...

ЛЕТО

Зловещей обреченностью на лицах
В лучах дневной луны купается тоска.
Седой туман, нависший над столицей,
Окрасил в пепел желтизну песка...

Лето на стыке неоновых ламп,
Нас отражает тигровым закатом.
Сладкая ласка его мягких лап
Сменится грома могучим раскатом!

ТОВАРИЩАМ

Товарищи скорей! Скорей!
Вставляй шарфы, вместо ремней!
На службе у слепой лягушки,
Прослужит звонкий соловей!
В век инноваций и конструкций,
Младенец светских конституций,
С морских заборов снял замки!
Завел коллайдер революций!
Товарищи усните! Спите...!
Эстет забыл скупой эпитет!
Заткнул ушко иглы консерватизм,
Хлестал из горла растворитель!
Ты будешь изгнан потребитель,
С насиженных могил на Крите!
Встаете Вы?! Иль дальше спите?!
Я блюдо лишь... Переварите!!!

РЕФЕРЕНДУМ ON-LINE

Свой голос отдаю за образ,
Воссозданный умелыми руками.
В сознании промытом область
Созреет бутафорскими плодами.

Приказы массмедийных офицеров
Родным стахановским движением,
Достроят мыслеформы инженеров
Опрятным цифровым решением.

Очнись скорей ликующий народ!
Последний раз на вечный цикл.
У нас в запасе високосный год,
И магия зеленых цифр!

Взорвите псевдо-пафосные речи,
Накалом яростных суждений.
Я ухожу! До новой встречи!
На красной кнопке новый гений!

ПЕРЕХОДНЫЙ ВОЗРАСТ

Публикую на асфальте мимолетные признания.
Пролетают мимо птицы очень хитро улыбаясь.
Колочу, о голый кафель, абстинентное сознание,
Красотой и совершенством мирозданья восхищаясь!

Оппозиция на страже этих дерзких приключений
Крошит мерзкие угрозы на израненное сердце.
Неумеренно шаблонный пафос школьных сочинений
Обернется лишь поклоном и захлопнутою дверцей.

Резолюцию свободы в чашку с саморазрушеньем
Легким банковским билетом я уверенно отправлю.
Замки газонефтяные, сказки станут завершеньем
Траур серых пятилеток своевременно прославлю…

УТРЕННИЙ СУИЦИД

Стремясь отутюжить помятые догмы
Наметил серьезный разгон
Смешал, не подумав, секунды и годы.
Грустит одинокий перрон…

Чарующий опыт немых откровений
Открылся пытливому взору.
Исчезли ленивые тени сомнений,
Зашли за астральную гору.

Безмолвную вечность увижу в окне –
В себя загляну чуть поглубже.
Оставлю записку на белом столе
У атомов пыли на службе

Живя в одинокой, наивной мечте,
Историкам многим не нравлюсь.
Штрихкод наколю я на левом плече
И молча на экспорт отправлюсь…

ОБЫВАТЕЛЬ

Великолепен день под звуки марша,
На своде потемневших облаков.
Узоры линий умственного фарша
Растерты по холсту былых веков.

На полную неоновый рубильник,
Раскрутим слабовольною рукой.
Наполним расцветающий могильник
Безмолвной, зеленеющей рекой.

Пергаментом обтянутые стены.
Страстей людских немая панорама.
Нам повскрывают нефтяные вены.
Лучи с небес невидимого храма,

Потом пройдем мы самым дружным строем,
Каких не видывал былой союз.
И дружно молча, на луну, завоем
Приняв уже самих себя всерьез…

СТРАШНЫЙ СОН

Бездушных мыслей километры,
От радости до слез морфея.
Сознание слегка немея,
Наполнит мыслями конверты.

Ломбард моих кошмарных снов
Опять на выкуп не поддался.
Зловещий смех в ночи раздался,
Развеяв розу всех ветров.

На половину обезвожен.
Зрачок наполнен светотенью.
Страх перешел по назначению,
Я им по горлышко загружен.

Воистину нелегкий труд!
Скорее в солнечное завтра!
От финиша бы прямо к старту,
Перешагнул унылый труп.

ЛИЛИЯ

Ты тоже остался по нижнюю часть новогоднего салюта,
Искры и жаворонки вспыхнули, так ничего и не ответив...

Междометьями не стоило беседовать с Лилией...
Каждый камикадзе это правило наизусть изложит!
Вектор в Вавилон я считаю линией! –
Линией изгиба всех дюралевых ложек...

ТАТЬЯНА

На фоне сверкающих радугой ампул,
Ди Каприо выглядел слишком убого…
Татьяна талантом владела от Бога!
Характером стал новорусский тарантул…
Сводила на нет мировые культуры!
Была на заре очагом безрассудства!
Татьяна искала, где звезды пасутся,
Считая во сне мировые купюры…
Лежат мудрецы в магазине игрушек,
Но истина вновь не сыта и не пьяна…
Встречай новый век, дорогая Татьяна!
Под праздничный плач алюминиевых кружек..!

СИДЯ НА КРЫШЕ ПУСТОТЫ

Я покидаю все столицы
Во имя Праведной мечты,
Размылись вафельные лица
Растут границы темноты.

В пучину пышных ожиданий
Ушел весенний листопад,
Локомотив мирских желаний
Возглавил старости парад.

Подвешен на канатных нитях
Раскрепощенный здравый смысл
Примите жертву Нью-Йорк Сити!
Отпразднуйте святую мысль!

Распятый осознаньем плоским,
Вновь поцелую пустоту…
О чем же думал Маяковский,
Тогда, на Бруклинском мосту...?

ПОЭМА «ДЕСЯТЬ»

Уколы в трубке телефонной.
Скрипит промокшая мембрана.
Намек необратимо тонкий,
На перепонке барабана.
Скитаний вечных панорама,
Очередным маневром Бога.
Накинулась овец орава,
Судили по закону, строго.
Ярлык прилип невыносимо,
Постригли заживо в монахи.
Мгновенья прошептали лихо
Ура! Ротация на плахе!
Стратегия угрозы в страхе,
Не успокоить грозы в мыслях.
Гранит в оранжевой рубахе
В букеты собирает листья.
Пылится в уголочках счастья
Баян-романтик пятый месяц,
Не ожидал приход ненастья
Порыв душевный в луже месят.
Наступит век поэмы "Десять"!
Тут автор явно прокололся.
Повыше инструмент подвесят,
Ни поиграл, ни укололся...

НЕОНОВЫЙ РУБИН

Летит душа сквозь годы и пространство
Навстречу всем законам бытия,
Любовь Богов космического танца
Впитаю с каждой капелькой дождя.

Неразрушимый мой сакральный символ.
Посланник космоса – неоновый рубин,
Ты держишь в равновесии весь мир,
Ликующей, неудержимой силой.

Все улицы ведут на купол храма,
Обряды силы у невидимых святынь.
Я только нить в сети самообмана.
Я обжигающий мороз пустынь.

КОГТИ И СЛЕЗЫ

Вгрызаюсь острыми когтями, средь ночи темной в кафель плитки!
Как жаль! Опять про безысходность нам ничего не предсказали...
Вся комната с водой из крана похожа на пустую клетку!
Сушитель полотенец мрачных со мною делится слезами...

Взаймы возьму кусочек тайны у жадных, всех в пыли плафонов!
Лучами – копиями солнца, в кипящий мозг впитался молча...
В былое время, с каждой каплей, на душ нанизывал корону!
Витрина на стене расскажет про смыслы запятых и точек...

Швырну, перемешаю жадно все слезы с откровеньем тайным!
На ванну, с ледяной улыбкой намажу, толстым-толстым слоем!
Цвет волн раскрашу в темно-красный, невозмутимо идеальный!
А когти в кафеле оставлю, великолепным, ровным строем...

ПОРТ АЛЕКСАНДРИЯ

Скажи, мой гордый порт Александрия,
Как оказаться мне в твоих стенах?
Крик вражеский остановить на время,
Блик солнца рассмотреть в глазах.

Курортный край безжалостных сомнений
Я идеальным вижу, как во сне,
Необратим восторг грядущих поколений,
Прекрасней нет рассвета на земле.

Мой райский субтропический оазис,
О, город Сочи, я в тебя влюблен!
Потоком юных и чарующих фантазий
Сиюминутно – да, навеки! – окрылён.

Нас разделяют сотни километров,
Весенний вальс ты без меня танцуй
Игриво, беззаботно, в стиле ретро,
На расстоянии в один лишь поцелуй...

МОЛОКО И ТУШЬ

Ярлычок от шарфа в малахитовых тонах,
Ветер смело отшлифует в тихий мел...
Мысли о секундах превратятся в прах,
Хлопковое поле – первозданный плен...

Засверкает радугой июльская снежинка,
Пробежится струйкой тонкой волокно.
Тень на горизонте упадет слезинкой,
Счастье мимолетно – было и прошло...

Не увидеть ночью легкости в окрасе,
Точкой черной стану в зимнем полотне.
Угасает импульс мысли о прекрасном,
Молоком и тушью пахнет в тишине...

ЗИМА

Ты будешь бояться морозных рассветов,
С сугробов и льдинок начав этот вечер.
Скупая слеза тошнотворных сонетов,
Впитает весь пафос и боль ее речи.
Смолу едкой лжи из волос и ресничек,
Не выведет даже фонтан Ниагары!!!
Мечта и забвенье здесь мирно граничат,
Тайком от любви расставляя капканы...
Ты думал, зима навалилась внезапно? –
А это лишь взмах рассеченного лета!
Чей жгучий задор не вернешь ты обратно.
Ее кожи шелк – часть немая ответа...
На горький вопрос романтических песен...

КОШКИ

Я видел выходящих в окна кошек,
Таких, как свет настольной лампы ярких.
Пропавших тысячей сгоревших ложек,
Приклеенных, к конвертам словно марки.

Веками и пространством бился с трассой,
Всех храбрых мудрецов ведущей в бездну.
И белым полотном махал и красным!
Ученый кот рычал, что это бесполезно...

Все под контролем было лишь у Клеопатры,
Шагающей походкой Сфинкса в пропасть...
Псалмы читайте иль орите мантры!
За летом все равно наступит осень...

Изрядно пропитавшись белым ядом,
Сжигал ментоловые поцелуи счастья!
В пылу бытийных дум осеннего ненастья...
А кошки все со мной бежали рядом...

ЧАЙКИ

Насквозь всех сканировать стану из окон,
Продам подоконник, съем с чаем бананы!
Накину на уши виниловый кокон,
Придавит их бас, а затем барабаны...
С разбегу скопирую угол тех крыльев,
Что чайке не дали пропасть безвозвратно...
На миг объявлю все фантазии былью,
Чуть-чуть полетаю и сразу обратно...
К прокуренной кухне с эскизом обоев,
В которой сканировал редких прохожих...
Где чай, и бананы питают героев,
На чаек с рождения очень похожих...


ВОКЗАЛЫ

Минута выскакивает не так уж и часто, из стопки героических неоно-фианитовых залпов, минуя красно-гуталиновые кнопки прокрутки пластилиновых дней... Ты ловишь напрасно ускользающий шлейф... Секундная стрелка, как маятник ловкий, не выдаст стоп кадр, чтобы стало виднее, упущенный тамбур пронзающий время... Скорее! Скорее... Всего ты не сможешь очнуться... Чуть раньше, как пушечный выстрел, захлопнуться двери! Как дикие звери набросятся шпалы и мокрые рельсы, впитавшие мысли, отбросят нас всех на пустые вокзалы...

ГОРОДСКАЯ ПЕЧАЛЬ

Во рту легкий привкус металла,
Свинцовый пожар в моих мыслях.
Прощальный сюрприз возвратился
Пейзажем пустого вокзала...

Великая мать-безысходность,
Налей пол стакана печали!..
Зачем вы так долго молчали,
Копируя псевдо духовность?

Пейзаж декадансовых ноток,
Звучит, как обычно, фальшиво.
Колеса стучат торопливо
Симфонию пыльных высоток.

Феномен былых откровений…
Любовь на бумаге – не модно.
Останется вечность голодной.
Умрет кетаминовый гений...
Rado Laukar OÜ Solutions