29 мая 2022  09:04 Добро пожаловать к нам на сайт!
Сценарии № 23
 
 
М.Новицкий
 
Начало и конец начал
 

(Окончание, начало в № 22)

 
 
Утро в островной деревне.
Капли утренней росы, крик петуха, туман, домик (прочие находки оператора).
На дереве висит умывальник.
Аха бреется.
Аха: Захар, ты проснулся или нет?!! (Отрывается от бритья, стучит в окно).
Заха-ар! Нельзя поздно спать!
Сетку смотреть пора.

Комната в домике. Захар лежит на кровати с закрытыми глазами. На тумбочке пепельница с окурками, пустые бутылки. Этикетки на непонятном языке.
Голос Ахи: Заха-ар, вставай, а то опоздам - Визаль сердиться бут.
Захар (отрывая один глаз): Да встал, встал! Не суетись, ничего с этой сеткой не случилось – ночь тихой была.

Улица. Идут Пиотровский, Худышка и Зимма.
Зимма: …когда мяч закатится в верхний левый угол, я набираю…
Пиотровский (перебивая): Правый! Зимма, в верхний правый угол…
Зимма: Когда мяч закатится в верхний правый угол, я набираю три точки, пробел… м-м-м… прочерк, вставляю эту штуку и… точку.
Пиотровский: Правильно - во второй игре.
Зимма: Во второй игре… (Начинает хныкать). Нет, у медя дичего не получится! Я все беребутаю! (Хныкая, садится на скамейку). Саш, а божет, ды к нам в гости бридешь и сам все сделаешь?
Пиотровский: Ну, нет! Ной сразу догадается.
Худышка: Нечего ты не пегепутаешь! Что тут путать – во втогой игре, когда мяч будет в пгавом вегхнем углу, тги точки, пгобел, пгочегк, вставляешь хгеновину, ставишь точку и все. Хватит ныть! Вставай, пошли!

Встают, идут, удаляются.
Зимма (бормочет): Когда мяч закатится в верхний….

***
Дом Ноя. Гостиная. Ной курит, делает глоток виски. В его внешности появились признаки легкого помешательства. (Задача актеру).
Он тупо смотрит в свою любимую деревянную коробочку (о содержании которой мы так ничего и не знаем), закрывает ее, подходит к окну.

***

Берег острова. Захар и Аха садятся в лодку, заводят мотор и отправляются на осмотр сетки.
***

Комната в домике на острове. Кровать. Спит Визаль. Спит себе и спит. И пусть пока поспит. Давно не спал.
***

Гостиная Ноя. Ной у окна. Нервно двигаются мышцы на его лице от сжимания зубов. За окном все та же башня с флюгером. Ной начинает тихонько скулить, потом выть, как дикий зверь, затем, что есть сил, бить кулаком в стену и снова безудержно выть. (В этом вое не должно быть красивых жестов). Ной один на один с собой и со своим горем, в своей безвыходной западне, ему не перед кем рисоваться, быть мужественным, сильным и холодным. Чувства хлынули из него. Он плачет, как ребенок. Возможно, текут слюни или сопли, но какое это имеет значение? Кто его видит? Что он сам способен видеть, кроме своего безвыходного горя?
Ной ударяет кулаком в стену. (На этом ударе кадр сменятся прямой склейкой).

Комната, где спит Визаль. Визаль резко просыпается, как бы от того ноевского удара. Осматривается, переводит взгляд на часы, поднимается.
***
Полигон. Транспортная кабина.

Голоса дежурных:

Первый на месте!
Четвертый готов!
Второй готов!
Третий тоже!
Внимание, вызов кабины!

Кабина открывается. Мертвая пауза. Секунд на пять.
Голос дежурного: Чисто. Проводы гостей.

Пиотровский, Худышка и Зимма подходят к транспортной кабине.
Зимма: Три точки, пробел, прочерк, штучка, точка.

Пиотровский утвердительно кивает головой. Обнимаются.
Зимма входит в транспортную кабину.
Кисть Зиммы, сжатая в кулак. Зимма раскрывает ее, смотрит на микрофлешку.
***

Гостиная в доме Ноя. Ной, как и был, весь в соплях. Шум транспортной кабины. Ной на секунду замирает, затем бросается в ванную.
***

Транспортная кабина. Кисть Зиммы с микрофлешкой. Кисть сжимается

Гостиная дома Ноя. Дверь кабины открывается. Зимма входит в гостиную, озирается, прячет флешку в ящик стола. Проходит в спальню, возвращается, прислушивается к шуму воды в ванной.
Зимма (сама с собой): Три точки, пробел, (подходит к кормушке, заказывает и получает кофе) прочерк, штучка, точка. Включает плазменную панель. На экране появляется игра, типа футбола. Зимма устраивается в кресле, хлебнула кофе, начинает играть.
Играет плохо, ей забивают голы, но, в конце концов, и она умудряется забить.
Из ванной комнаты выходит в халате мокрый Ной. Дежурный семейный поцелуй.
Ной: Здравствуй, Ангел мой. (Пауза). Футбол? У тебя неплохо получается. Ной придвигает кресло, садится рядом, смотрит в экран.

Зимма: Плохо.

Ной понимающе обнимает ее за плечо.
Зимма: (нервно передернув плечами): У меня всегда плохо получается, когда мне мешают!
Ной: Давай помогу! Главное в этой игре… (Пытается взять в руки пульт управления).
Зимма (истерически): Не-е-ет!!!

От резкого движения Зиммы падает на пол и разливается чашка с кофе
Ной: Извини, ангел мой!
Зимма: Я хочу побыть одна! Я устала. Я имею право отдохнуть?
Ной молча уходит к себе. Зимма смотрит ему вслед. Убедившись, что Ной ушел, достает флешку.
***

В домике на острове. Все та же аппаратура. За ней сидят Пиотровский, Иона и другие сотрудники, напряженно смотрят в монитор.
Иона (Пиотровскому): Ййесть! Зимма вошла? (Кивает на монитор там бегают какие-то нам непонятные символы).
Лицо Пиотровского расплывется в довольной улыбке.
Пиотровский (Ионе): Угу! Когда ей очень надо, Зимма и умной бывает (всем): Перекур!
Входит Визаль, вытираясь полотенцем.

Визаль: Какой перекур в наше время?
Пиотровский: Общий. Давай, старый ворчун, прогуляемся! Давай-давай! Воздуха свежего...
***

Транспортная кабина изнутри.
Из ниоткуда появляется Мойша. Осматривается. Одет он абсолютно также, как в прошлый раз, когда выходил из кабины на поляне: все тот же деловой костюм, папка под мышкой в левой руке. Из ниоткуда появляется Роман. На нем его дурацкая шляпа, красно-белый рюкзак, с притороченной складной мебелью, а на шее висят ботинки. Роман осматривается, увидев Мойшу, несколько пугается. (Мойша для Романа давно уже покойник, тут есть чему удивиться).
Мойша: Рома? Привет, Роман!
Рома: Здравствуй...те, дядя Моисей.
Мойша: Ром, а ты не в к-у-уурсе, куда й-йедет этот лифт?
Рома: Т-теперь не знаю. Мы с Машей догоняли моих предков… Отправились на пикник... Они поехали чуть раньше… (Озирается, пожимает плечами). И Маша куда-то исчезла...
***

Полигон. В укрытии Пиотровский, Визаль и вся команда.

Голоса дежурных:
Четвертый готов!
Первый на месте!
Второй спрятался.
Третий тоже!
Вызов кабины. Внимание! Начали!

Открывается кабина. Выходят Роман и Мойша. Мойша совершает характерное телодвижение: мизинцем правой руки он ковыряется в левом ухе, как бы пытаясь его прочистить. К ним подходят Пиотровский, Визаль и все остальные.
Мойша: П пр И-и-и вет! Куда я п-п-пО -о пал? (Пытается улыбаться, как и тогда, выходит у него это глуповато). А-а-а ч-ч-что вы т А-а-а-акие с- с-с Ерьезные?
Пиотровский (обнимая Мойшу): Дело к тебе серьезное. Роман, привет! Как себя чувствуешь? Пошли, перекусим!

Тусовка направляется к выходу с полигона.

Рома (оглядывая полигон): Норма-а-альненько. Странноватый у вас пикничек… Дядя Визаль, а где Мария?. Где мои старики?
Визаль (обнимая Романа за плечо): Уф!
Роман: Что? Что случилось?!!
Визаль: Нет, ничего не случилось. Вернее, случилось все, но ничего не случилось. Все живы: и предки твои, и Мария твоя, и ты вот, снова жив.
Роман: Снова? То есть, я был мертв?
Визаль: Ну, в общем… да. Давай по порядку...
Голос дежурного: Ложись!!! Закрыть кабину!!!

Все падают на землю. Визаль увлекает за собой Романа, Пиотровский - Мойшу.
Голос дежурного: Огонь!!!

Транспортная кабина. Около нее два муравья. Один сразу переворачивается от залпа дежурных. Второй муравей отстреливается длинной очередью, затем тоже валится набок, загорается и взрывается.
Через несколько секунд взрывается и первый. Пламя во все стороны. После взрыва все поднимаются, отряхиваются. На Романе тлеет его красная шляпа. Визаль снимает ее, тушит, отдает Роману. Роман крутит ее в руках, смотрит по сторонам и выбрасывает.
***

Утро. Дом Ноя. Спальня. Зимма и Ной лежат спиной друг к другу. Зимма просыпается, осторожно встает с кровати и на цыпочках выходит из спальни. Ной открывает глаза - похоже, он не спал. Слышен шум воды в ванной, скрип шкафа, ходьба - сборы Зиммы. Все это заканчивается шумом транспортной кабины.
Ной встает, надевает халат, проходит в гостиную, закуривает, подходит к окну, упирается лбом в стекло и в такой позе некоторое время стоит. Затем задергивает занавески и решительно подходит к компьютеру. Включает и начинает быстро колотить по клавишам.
Ной (сам себе): Лямехов Роман… Вот.
***

Море.
По морской глади, мимо камеры, вдоль сетки-экрана проносится лодка. В ней четверо: Захар, Аха, Роман и Мария. Вдали - остров.
Мария (жестикулируя): …и тут Ахиз схватил огромный камень и ка-ак звезданет этому монстру! Прожектор вдребезги!!! А муравей все прет и прет! (к Ахизу): Помнишь, Аха?
Аха кивает.
Роман: А я что делал?
Мария: Ты дрался, как тигр: схватил горящую дубину и бросился на него…
Захар смотрит в бинокль, на его лице возникает озабоченность, он передает бинокль, Роману. Роман смотрит в него и передает Марии. Захар включает рацию.
***

Домик на острове. Выходит Визаль, сразу закуривает, берет висящий на суку бинокль, смотрит в него.
Визаль (тихо сам себе): Опять двадцать пять!

В бинокле дозорная лодка, за ней сетка, вдали за сеткой прямо на нас движется некое судно (В дизайне его могут присутствовать муравьиные элементы: щупальца, усы и т.п.)
***

В домике все на рабочих местах.
Мойша: н-нА шел!

Пиотровский и Иона подходят к его монитору.
Мойша: в-вОт, т-т-тРи сервера.
Пиотровский (полунапевая и направляясь к окну): Нет, без женщин жить нельзя на свете, нет... Чтоб мы делали без Зиммки! (громко Визалю в открытое окно): Эй ты, старый ворчун!
Мойша (беспокойно , указывая пальцем в монитор): А-а-а в-в-вОт и ч -ч-чЕт…! ч-ч-чЕт...!

***

Возле домика.
Визаль продолжает смотреть в бинокль. В окне появляется Пиотровский.
Пиотровский: Танцуй! Нашли все три сервера БМР! Они у нас в клешнях!

***

В домике.
Мойша (обеспокоенно): Т-т-Ут ч-ч-Ет...!
***

Возле домика.

Визаль (Пиотровскому спокойно): Передай на полигон, пусть живо закроют транспортную – у нас смена дислокации.
Пиотровский (понимающе указывая на море): Опять?
Визаль: Угу - плывет корыто. (В рацию): Катер, на остров! Быстро! Смена дислокации!
Из рации: Ясно. Возвращаемся.

Звучит бодрая, переходящая в тревожную, музыка. Все дальнейшее действие разворачивается на ее фоне.
В домике.
Мойша (пытается сказать Пиотровскому): ч-чЕт...! ч-ч-чЕт...!

Пиотровский (не обращая на Мойшу внимания, в рацию): Полигон, ответь!
Из рации: Слушаю!
Пиотровский: Закрывай лавочку - перемещаемся!
Из рации: Нельзя - прием гостя!

У домика.
Иона, Мойша и еще несколько человек высыпались из домика и наблюдают за морем.
Пиотровский (Визалю, высовываясь из окна): Там гости!..

Визаль (глядя в бинокль): Слышал.
Пиотровский: Что делать?
Визаль: Что! Ничего. Все по местам. Приготовиться к смене координат!
Иона: Но...
Визаль (Ионе и всем, наблюдающим за морем): Какие "Но!"? Я сказал: "По местам!" (в рацию): Полигон, сколько времени вам еще надо?
Из рации: Минуты четыре.
Визаль (Пиотровскому): Кого принимаем?
Пиотровский: Зиммку. Все из-за них.
Визаль (вполголоса): Из-за них…

Тревожная музыка усиливается. Дальше идет очень быстрое чередование кадров:

Приближается судно БМР.

Зимма прихорашивается внутри транспортной кабины.

Мчит к берегу смотровой катер с четверкой наших героев.

Полигон. Транспортная кабина снаружи.

Голос из рации: Первый готов!

Полигон. Напряженные лица дежурных из укрытий.

Голос из рации: Четвертый готов!

Берег. Приближается катер.

Сетка над водой. Сквозь нее видно, как быстро приближается судно БМР.

Голоса из рации:
Третий готов!
Второй готов.

Внутри транспортной кабины. Зимма закончила прихорашиваться, закрыла косметичку.

У домика. Визаль смотрит в бинокль.

Монитор. Работает таймер.

Море. (Судно БМР в 30 метрах от сетки).

Голос из рации: Внимание!

Берег. Катер причаливает. Четверка начинает высаживаться.

Голос из рации: Прием гостей!

(Судно БМР в 10 метрах от сетки).

Визаль (в рацию): Трехсеундная готовность к передислокации!

Иона: Готовы.

Море. (Вдали остров. Судно ВМР идет прямо на остров. По курсу сетка. До нее осталось 1,5-2 метра).

Транспортная кабина изнутри. Начинает открываться дверь.
Таймер.

Берег. Четверка высадилась из катера.

Море. (До сетки полметра).

Полигон. Зимма выходит из транспортной кабины.
Голос дежурного: Гость принят! Хвоста нет!

Море. Судно касается сетки.
Голос Визаля: Иона, жми!!!

Сетка натягивается, начинает разрываться.
Голос Ионы: Жму!

Сетка и остров вдали исчезают. Тревожная музыка выключается. Судно БМР продолжает двигаться по морской глади туда, где только что был остров. На этом длинном кадре, пока пресловутое корыто удаляется и уменьшается, звучат голоса наших героев:
Голос Пиотровского: Ху,.. вроде, пронесло. По пиву что ли?
Голос Мойши: ч-чЕт вертый!
Голос Визаля: Пожалуй. А что, есть?
Голос Худышки: А то!

***

Полигон.
Зимма подходит к склону. Ее встречают дежурные: приветствуют, сопровождают и т. п. Зимма поднимается наверх. Ей навстречу бегут Роман и Мария. Дальше «сопливая» сцена (Отдается на откуп актерам).

***

В домике-штабе.
Крупным планом открывающиеся бутылки. Камера сопровождает одну из бутылок, которая отправляется к Мойше.
Мойша (отхлебнув из бутылки, достаточно четко, без заикания): Есть Четвертый сервер.

Все смотрят на Мойшу.
Мойша: н-нА С-с-стАламусе!
Визаль: Ты уверен?
Мойша кивает головой на экран.

Дальнейшая беседа проходит, как сопровождение мультипликационной картинки на мониторе. Там Земля и два спутника, вращающиеся вокруг ее.
Пиотровский: Похоже, козявки нас обыграли.
***

Дом Ноя.
Щиток около транспортной кабины разломан. От щитка тянутся несколько проводов к компьютеру.
Ной работает на компьютере. Капельки пота выступили у него на лбу. Лицо напряжено. Нога нервно дрожит. Он смотрит в экран, ждет результата.
Ной (сам с собой): Гении хреновы!

Монитор выдает какие-то значки.
Ной (довольный результатом, злорадно улыбаясь): Вот так-то, Йокселева мать!!! (Дрожащей рукой нажимает клавишу).

На экране появляется картинка (хроника) из супермаркета, где Роман с Марией входят в транспортную кабину. (Картинка – один в один из сцены в супермаркете. Роман в той же дурацкой красной шляпе, с красным в белую полоску рюкзаком с притороченной складной мебелью, Мария вешает ему на шею ботинки, и они скрываются в транспортной кабине).

Ной щелкает клавишей, разворачивается на стуле лицом к транспортной кабине.

Кабина открывается. Выходит Роман в том виде, в котором мы его только что видели на мониторе. Он осматривается, удивляется. Увидел отца.
Роман: Что-то я недопонял… Почему ты в халате? Паа ? Поход отменяется? А где мама? (Оглядывается на транспортную кабину и говорит, как бы сам себе): Где Маша?
Ной: Да… отменяется поход. Проходи, сынок, раздевайся.
Роман: Ну, черти что! Только оделся! ( Снимает с шеи ботинки, швыряет их в угол).
Ной: Входи, входи, сынок! (Подходит, обнимает Романа).
Роман недоволен и озадачен. Он уворачивается от объятий отца.
Роман: Па, что здесь такое происходит? Почему ты не на пикнике? Ты здоров? И где мама?

Ной садится на стул, смотрит на сына, вытирает пот с лица, глаза его увлажняются… Роман сбрасывает рюкзак, быстро проходит в комнату родителей, возвращается.
Роман (обеспокоено): Где мама?
Ной (через паузу): Что, мама... Как обычно, черти-где твоя мама…
Роман: Тогда почему ты не черти-где? Гм… Куда девалась Маша? Идиотские шутки!

Достает мобильник начинает звонить.
Ной: Брось, сынок. Туда не дозвониться.
Роман (слушая телефон): Куда это - туда?
Ной: Вот это мы сейчас и поймем. (Открывает шкаф, начинает переодеваться). Сынок, ты голоден, есть будешь?
Роман: Па, ты че ? Мы ж только что завтракали!
Ной: Ну да, да , конечно...
***

В домике на острове.

Иона: Не понимаю, какая разница, сколько грохнуть серверов: что три, что четыре, да хоть десять!
Визаль: У этих трёх круговая порука. Как три головы дракона с одинаковыми данными. Если в одной голове случается сбой, то тут же две другие вправляют ей мозги на место. Потом сверяют данные с этой четвертой - на Сталамусе.
Пиотровский: Может там тоже три головы и круговая порука...
Визаль: Скорее всего… Переиграли, козявки. Переиграли… Какие мысли?
Голос из рации: Говорит полигон. Прием гостей. Нестандартная ситуация.
Визаль (в рацию): Конкретнее, в чем проблема?
Из рации: Прибывает Лямехов Ной...
Визаль: Ну и что с того - принимайте!
Из рации: Ной прибывает с Лямеховым Романом.

(Пауза. Народ переглядывается).
Пиотровский: Рома уезжал?
Иона: Рома здесь. Это какая-то засада...
Пиотровский: Хм…
Визаль (в рацию): Принимайте! В ружье, на прицел и прием. (Не в рацию): Пошли, посмотрим, что там…

Полигон. Темнеет.

На верхотуре карьера уже собралась куча народу. Зимма и Роман тоже здесь.

Подходит тусовка, пришедшая из домика. Визаль жмет руку Роману, дежурный дружеский поцелуй с Зиммой.

Визаль с Пиотровским спускаются по склону, Роман увязывается за ними.
Троица втискивается в набитый народом блиндаж.

В блиндаже.
Дежурный (ворчливо): Ну куда вы все? Елки-метелки, Рома, это не аттракцион!
Пиотровский: Аттракцион-аттракцион! Еще какой аттракцион - человек встречает сам себя!
Визаль: Ты думаешь, это не "хвост"?
Пиотровский: Уверен. (Смеется). Ной киданул мурашей.
Дежурный (в рацию): Парни, готовность?
Голоса из рации:
Четвертый готов.
Второй готов.
Третий тоже.
Первый на месте.

Открывается транспортная кабина, из нее выходит Ной, за ним Роман Второй. (Так будем его отныне величать).

Визаль (по громкоговорителю): Ной, это ты?
Ной: Нет, Йокселева мать, не я!!!
Визаль: Это он… (по громкоговорителю): А кто с тобой?
Ной: Сын мой - Роман. Что еще?!! И хватит нас слепить, Йокселева мать!!!

Транспортная кабина закрывается. Народ вылезает из блиндажей, спускается со склонов, приближается к прибывшим. Визаль, естественно, первым подходит к Ною, рукопожатия, объятия.
Визаль: С прибытием в резервацию, братья!
Пиотровский: Значит, у тебя теперь снова есть сын Роман? Молодец! Орел! Привет, Рома! (Рукопожатие). Прикинь, а у нас теперь тоже есть твой сын Роман!
Народ расступается.
Дальше немая сцена. (Она может быть длиннее или короче, с музыкой или без, радостная ли, сопливая ли – все отдается на откуп актерам, но камера должна обязательно показать крупным планом лица: Романа Первого и Второго, Зиммы, Ноя и Марии).

***

Утро нового дня. Море, вдали остров, пролетает дозорный катер. В нем Захар, Аха, Мария и два Романа.

Штабной домик.
В домике все те же плюс Ной. Ной бродит по комнате, скептически оценивая техническую начинку штаба: то проводок потрогает – типа плохо закреплен, то посмотрит в монитор и ухмыльнется – мол, дурацкая программа используется, то стол покачает – стоит, мол, неустойчиво.
Короче, все стоит, лежит и работает не так, не по-ноевски.
Пиотровский: Против лома нет приема. Надо бомбить Сталамус.
Мойша: А С- с-стАламус нас не стАаанет б-б-Омбить?
Ной: Во-о-от! Не все у нас еще свихнулись!
Визаль: Станет, сразу же. Ну и что? Да, у нас не будет права на второй выстрел. Заряд дожен быть достаточно точным и мощным. Чтоб сразу зверюгу наповал... Нннаповал!!!
Ной: Друзья мои, Визалюшка, вот ты, например, уверен, что людям очень-очень надобно вот это твое, то есть это ваше освобождение?
Пиотровский: Я тебя что-то недопонимаю, ты же сам пострадал от козявок: сына чуть не потерял, семья вот теперь в резервации.
Ной: Да, мне досталось, нам всем досталось, но мы, наш остров – это же не вся планета! Последний опрос показал, что 80% населения вполне устраивает установившийся порядок БМР.
Визаль (язвительно): ...Или беспорядок!
Ной: У людей сейчас появилось все, о чем они мечтали с начала цивилизации… И даже больше.
Иона: Неужели они всегда мечтали стать скотами?
Пиотровский: Иона, не перебивай старших...
Визаль (перебивая Пиотровского): ...даже если они несут полную чушь. (зло) : Продолжай, продолжай, Ноюшка.
Ной: Спасибо, Визаль, ты настоящий друг! Так вот, в конце концов решены проблемы экологии – раз (загибает пальцы), решены проблемы международных конфликтов – два, проблема социального неравенства – три, медицина на высшем уровне, транспорт...
Визаль: Это все могло быть сделано и без козявок...
Ной (перебивая): Визалюшка, я тебя понимаю, твои амбиции несколько ущемлены…
Визаль: Нихрена себе – "несколько"! Вся работа, вся жизнь коту под хвост!
Худышка: Вовсе не "под хвост". Мы-то знаем, что ты сам это наизобгетал!
Иона: А они все потырили.
Ной: Да и я так думаю, но не об этом разговор! Мы не вправе ради наших исключительных интересов объявлять войну БМР.
Визаль: А мы и не будем объявлять. Война давно идет. Мы ее просто завершим – и все!
Ной: Не понимаешь... Ну не созрела ситуация, людей все устраивает. Воевать с сегодняшней властью – это все равно, что воевать с собственным народом.
Визаль: С кем? С кем-с кем?!! С народом? С каким это таким народом? Ты эти 80% народом называешь? Народу свойственна гражданская позиция. Вот мы – островитяне - это народ, а вот это твое большинство - это просто биомасса.
Худышка: Ну, нельзя же так о людях.
Визаль: О людях - нельзя, а о быдле – можно. Если мы возьмем власть, то, уверяю тебя, уже через месяц обыватель будет кричать, что именно этого он и хотел.
Ной: Хорошо, но вот если план не удастся, а БМР в ответ начнет какую-нибудь карательную чистку? Думаешь, люди тебе за это спасибо скажут?
Пиотровский: В любом случае – привыкнут, и каждый будет надеяться, что придут не за ним, а за соседом.
Иона: Аплодировать громче и сердечнее станут!
Визаль (к Ною): Ладно, что ты предлагаешь?
Ной: Для начала – оставить все, как есть. Ведь, в общем, неплохо получатся: те, кого устраивает режим, живут с ним в любви и согласии, всех несогласных просим на остров.
Пиотровский: Остров не резиновый.
Ной: Можно сотворить еще пару-тройку подобных оазисов.
Иона: И прыгать от БМР, как блохи по океанам, пока нас не грохнут.

Мойша: и-и-ли с-ссАми не с-с-стОлкнемся… С ними… Или с-с –Ообой.
Пиотровский: Сами с Собой?! А это идея!!!!
Худышка: Шуточки дугацкие!
Ной: Не надо бегать и сталкиваться. Можно попробовать, как-то по-хорошему договориться с БМР. Легализоваться что ли.
Визаль: Эта чушь оскорбляет мой разум!
Ной: А меня как человека оскорбляют твои милитаристские планы! Йокселева мать!!! Ну не попадете вы в Сталамус. Из какого пениса стрелять собрались?
Визаль: Ну, уж точно не из твоего.
Ной: Конечно, это же ты у нас семирукий восьмикрыл!
Голос из рации: Говорит дозорный катер. Вижу корабль Бомрей.
Визаль: Катер, домой! Полигон, доложите обстановку!
Голос из рации: Полигон чист.
Визаль (Ионе): Передислоцируешь? (Иона кивает). Посмотрим, что там... (Берет бинокль, смотрит на море).

Кадры с жителями острова, которые повыходили из домов.

Дозорный катер причаливает к берегу.

Недалеко от домика стоит Визаль. Смотрит в бинокль. Подходит Пиотровский, садится на камень.
Пиотровский: Ну что, брат художник, считаем?..
Визаль: Выкладывай, брат технарь, что придумал. Ведь нам вовсе не придется стрелять? Так?

Пиотровский: Так. Я-то думал, что ты не понял.
Визаль: Я-то?!! Тебя?!! (Улыбается, закуривает, присаживается рядом. Хлопает Питровского по плечу). Как только речь пошла о столкновениях островов, я тоже хотел крикнуть « Идея!» (Злорадно смеется.) Короче, Сталамус копируем самого в себя. Так? Спутник сам себя и разорвет. Правильно?
Пиотровский: Почти.
Визаль: Хм?
Пиотровский: Весь нельзя, а то так долбанет, что ни Сталамуса, ни Земли, ни Луны не останется. Еще и Венеру двинем. Нужен взрывчик , так себе – такой, чтоб Сталамус с Бомрами раздробило, а нам ничего и не было.
Визаль: Ты знаешь, как это сделать?
Пиотровский: Ну да, забубенить в него не всю копию, какую-то часть.
Визаль: Четвертинку-осьмушку?
Пиотровский: Ну, где-то так. Считать надо.
Голос из рации: Внимание! Смена координат.
Визаль смотрит в бинокль.
Вид моря как бы с острова через бинокль. Корабль БМР приближается к острову.
Голос из рации: Приготовились, начали!
Картинка на море меняется: исчезает корабль, который был вдали, а вместо него нарисовались два других .
Пиотровский: Эк их, наплодилось!
Визаль (в рацию): Всем оставаться на своих местах. Повторная передислокация. (Пиотровскому): Короче, сегодня в полночь надо собрать мозговуху. Только по-тихому, чтоб Ной не приперся. Только свои. И это... без баб.
Пиотровский: Ну без баб, так без баб.

***

Крупная (непонятная надпись во весь экран) ,
Голос диктора: Через три дня…
Остров. За окном одновременно светит солнце и льет дождь. Капает с потолка. Потолок в трещинах. Трудится конструкторское бюро. Работают компьютеры, осциллографы и прочее. Двое (Ахиз и Мойша) со стремянкой прокладывают какие-то временные провода, коих под потолком повисла уже целая паутина. Кругом всякие разные приборы от современнейших до школьных. Все скоммутировано, скручено и закреплено на подсобном материале: на скотче, веревочках, проволоке. На полу разбросаны бумаги. Люди тут же, работая, на ходу перекусывают. Несколько человек спят на ящиках. Время от времени все сотрясается, сыплется с потолка штукатурка, в стенах появляются трещины. Пропадает электричество – гаснут некоторые приборы.
Худышка: Опять!.. Захаг, газбегись!

***
Во дворе.
Захар, одетый в плащ и строительную каску, выходит из домика, осматривает пучок проводов, ведущих из дома к сараю, находит обрыв. Тут же дымится и шипит в луже небольшой метеорит.
Захар (громко): Фигня! Ща сделаю!

Сарай изнутри. Крыша течет. Работает генератор. Входит Захар.
Внезапно обваливается часть потолка, проваливается еще один метеорит.
Кудахтают куры, загорается сарай.
Захар к произошедшему относится спокойно – привык. Он по-хозяйски берет у двери огнетушитель, обдает метеорит пеной, и при помощи лопаты выбрасывает его под дождь, выключает генератор и выходит.

***

Во дворе.
Захар соединяет провод, возвращается в сарай.
Захар: Даю!

***

В домике.
Появляется электричество.
Камера, проехавшись по всем персонажам, останавливается на Пиотровском.
Пиотровский (флегматично, глядя в монитор и наливая себе чай): Готово…
Худышка (подпрыгивая и хлопая в ладоши): Угга!

В помещении начинается оживление.

Худышка подходит к Визалю, тормошит его.

Визаль просыпается, молча поднимается, направляется к Пиотровскому, вокруг которого уже сгрудился народ. Ной здесь же.
Визаль: Рассказывай!
Пиотровский: Все-таки она вертится!
Ной: Не умничай, вандал! Что-нибудь стабилизировалось?

(Дальнейшая беседа должна сопровождается компьютерной графикой).
Пиотровский: В общем-то, да. Цунами еще будут, но уже не такие мощные. Смещение геологических пластов незначительное, могло быть и хуже. Еще четыре вулкана проснулись...
Визаль: Вулканы и цунами, как я понимаю – фигня. А как наклонился шарик?
Пиотровский: У меня выходит угол... Что-то вроде 22-х -24-х градусов к плоскости эклиптики.
Ной: Что значит этот угол?
Визаль (Ною): Ну вот, посмотри на схему. Раньше он составлял 1,5-2 градуса, ну почти перпендикулярно, практически незаметно.
Пиотровский: Ну-у-у, теперь то мы, наверняка, это заметим. Сейчас температура воздуха уже на 15 петерсон превысила норму.
Толстушка: Но так будет не навсегда, правда? Ну, Земля, когда будет вот здесь... (тычет пальцем в монитор) с другой стороны солнца – все переменится, станет холодней.
Визаль: Люблю женщин с мозгами. Да, Летта, ты абсолютно права. Будем жить по сезонам. Лун, эдак, четыре всегда будет жарко. И мы назовем этот сезон... Ммм... Леттой! В честь тебя!
Зимма: Что будет дальше?..
Визаль: Через шесть, вернее через семь лун, как заметила Летта, похолодает.
Зимма: Как на полюсе?
Ной смотрит, на Визаля, хочет что-то сказать ему – явно нелицеприятное, но передумывает, сдерживается.
Визаль: Да нет, не думаю, помягче... И этот сезон с понижением температуры мы назовем Зиммой. Догадайся, в честь кого!
Ной (раздраженно обращается к Пиотровскому): На сколько понизится?
Пиотровский: ...гм! ...гм ...гм? Но пока она быстро повышается, и не только в наших краях… (флегматично щелкая клавишами): Уровень о- ке- а -на... (Поражаясь, смотрит в монитор). …Уровень океана быстро поднимется. (Щелкает клавишами). Уже поднимается.

Все смотрят в монитор.
Мойша: Ооо-ткуда ст ооолько воды?
Пиотровский: Со старого полюса, друг мой. Веками накопленные льды пошли в ход.
Хотя (Щелкает клавишами), это не единственная причина: центробежная поднимает уровень, и ...еще откуда-то. Похоже на синтез.
Мойша: Ччч-то бы это мооо гло быть?
Пиотровский: А хрен его знает. Копировалки какие-нибудь. Но эта вся фигня на резервном питании. Пописают неделю и заглохнут. Не больше.
Ной: Много ли написают за неделю?
Пиотровский (флегматично): Судя по динамике, достаточно, чтоб все горы залить по самое «не хочу». Короче – спасайся, кто может!

Все некоторое время молчат.
Мойша: И чччч-то, вот так просто все з ааакончится? Все п ооогибнет?!!
Пиотровский: Не все. Водоплавающие выживут, и… (подмигивая Визалю): …и расплодятся. Во-от.
Ной: Какие предложения, коллеги?
Визаль: Чего тут думать! Надо срочно становиться водоплавающими.

Дальше звучит бодрая ритмичная несколько авангардная, но не лишенная мелодии музыка. На диалогах она несколько прижимается.

Порт. Причал, покрытый водой. Рядом залитый пляж. Плавают лежаки. Кабинки для переодевания, кормушки, транспортные кабины торчат, на 20- 30 см утопленные в воде. Среди этого бардака ходят по колено в воде два муравья-мусорщика.
Хоть структуры БМР уже не существует, эти двое автоматически продолжают выполнять свою обычную работу – убирают пляж, вылавливают и сортируют мусор.

Камера с пляжа плавно переходит на панораму города, задерживается на старинном – самом высотном – здании с флюгером. На многих зданиях и сооружениях видны трещины. Пройдя полукруг, камера перемещается на морской вокзал, к которому стекаются струйками жители города.

***

Морской вокзал изнутри. Полно народу. Скамейки все заняты, люди сидят на багаже.
Плачет грудничок.
Транспортная кабина. Около двери Толстушка и Худышка. Открывается дверь. Вываливается семья: бабушка, мать, отец, дочь. У всех в руках пожитки. У девочки две куклы и плюшевый медведь. Все в растерянности, девочка «в соплях».
Бабушка: Ну вот, и получилось – выбрались! Дашенька, сейчас не время хныкать. Ты же умная девочка. Не роняй Мишку.
Худышка (к семье): Извините, пожалуйста…
Бабушка (деловито): Да-да?!!
Худышка: Вам нужно загегистгиговаться!
Бабушка (секунду соображая): Так?..
Толстушка: Здравствуйте, Ваши номера (Выдает семье карточки). 38 972, 38 973, 38 974, 38 975.
Худышка: Располагайтесь и ждите пгиглашения на богт.
Отец: Чего ждать?
Толстушка: Слушайте объявления на корабль.

Дверь кабины открывается. Выходит дедушка с собакой, рюкзаком и этюдником.
Худышка: Здгаствуйте, ваш номег 38 976.
Дедушка (По всей видимости, глуховатый): Ась?!

Багажное отделение порта. Туда-сюда гоняют грузоподъемники с контейнерами, цистернами, тюками сена и прочим. За рулем одного из них сидит Аха. Он как всегда улыбчив. Лицо его в поту. Грузоподъемник его подъезжает к Ною и останавливается.
Аха: Господин Лямехов, можно конфет каких-нибудь вкусных загрузить!
Ной: Видишь ли, не до конфет, Ахизушка. Надо возить крупу. Хорошо? Рис, гречку, горох, овес…(дружески хлопнув Аху по плечу): Давай, брат, поторопись!
Аха (бормочет сам с собой): Ахизушка, надо возить крупу. Хорошо? Рис, гречку, горох, овес… Не до конфет, Ахизушка… Надо возить крупу: рис, гречку, горох….

Продолжая бормотать, Аха направляет грузоподъемник к копировальному аппарату. Навстречу ему едет другой грузоподъемник, везущий поддон с коробками. Он проезжает мимо Ноя и отправляется на причал. Вслед за ним другой погрузчик увозит клетку, с каким-нибудь диким зверем.

Открывается дверь транспортной кабины. Из кабины выходят Романы, Мария и еще несколько подростков. Вид у ребят достаточно помятый: одежда местами разорвана, испачкана, на теле ссадины, царапины, но глаза, как говорится, горят. В руках у них сачки и клетки со всякой живностью: голубями, курами, черепахами, хомяками, ежами, банки с бабочками… К компании подростков подъезжает на погрузчике Визаль. Клетки складываются на поддон. Поддон тут же подхватывается погрузчиком.
Визаль (слезая с погрузчика): Ну что, друзья, запарились?

Подростки наперебой:
- Ну, так, немного.
- Да не, нормально!..
- Дядя Визаль, что еще надо сделать?
Роман: Такая охота нам в удовольствие!

Снова открывается транспортная кабина. Из нее выходит еще одна стайка подростков с клетками.
Мария: Дядя Визаль, а если этих животных копирнуть?..
Визаль: Если б можно было, я бы всю планету копирнул... Ладно, пока с фауной повременим – с флорой отстаем.
К компании молча подходит Ной.

Визаль: Короче, хватайте… (Смотрит по сторонам, находит). Вот эти ящики и отправляйтесь на материки… (почесав репу): на те материки, где еще остались транспортные кабины. Возьмите совки и грузите дерн в ящики…
Ной: Может, в мешки? Земля рассыпаться не будет и больше влезет.
Визаль: Блин, р-р-р! Я сказал в ящики, значит - в ящики. Причем так, коллеги, в один слой на дно. Нам нужны куски дерна, как образцы жизни, а не как просто почва.
И….иии, это… В одиночку не ездить! (Смотрит пристально ребятам в глаза, окидывает взглядом всю тусовку. Звучит тревожная музыка).
Визаль (тоном ниже и медленнее): Ребята, копировалки скоро накроются.
Шанс потеряться в сети высок. Восстановить не сможем. Если кто боится, пусть лучше останется в порту.

Роман Первый первым молча берет два ящика и отправляется в сторону транспортной кабины. Роман Второй, Мария и еще человек семь сразу отправляются за ним. Остальные некоторое время стоят на месте и переглядываются.
Романы с компанией входят в транспортную кабину, дверь за ними закрывается.

Неловкая пауза. Визаль молча садится за руль погрузчика и увозит живность на причал.
Ной (в рацию): Борта 73 и 18Б, ответьте!
Голоса из рации: 18 Б слушает!
73 на связи!

Один из оставшихся подростков – Скрепка (самый маленький) – отделяется от тусовки, бежит к копировальному аппарату, жмет на кнопки.
Скрепка: Ну ни идиоты? – Конечно же, идиоты! Чем они копать собрались? Получает вязанку совков. Бежит к транспортной кабине.
Остальные подростки один за другим хватают ящики и отправляются вслед за ним.
Ной (в рацию): Доложите обстановку!
Голоса из рации: 73-й загружен под завязку. 18Б загружен на семьдесят процентов.
Ной: Отходите от причала. Оба. Свободный борт, под загрузку. Как поняли? Кто свободен, ответьте!
***

Причал, залитый водой. Собака бежит по причалу. Два судна отходят. Собака плывет за одним из них. Два других причаливают, занимают их место, швартуются, загружаются, какие-то стоят в стороне. К ним подплывают лодки, водные мотоциклы, байдарки, надувные матрасы и т.п. с пассажирами. Естественно, крики, суета, падающие в воду люди и предметы. Корабли исключительно гражданские – все военные корабли давно уже уничтожены муравьями.

Ной выходит из багажного отделения, идет по причалу. Уровень воды уже выше его ботинок.
Начинает звучать музыка (не очень авангардная, не очень ритмичная).
Ной наблюдает за погрузкой, затем взгляд его перемещается на пляж.
Пляж еще больше залит водой.
Кабинки для переодевания наполовину в воде. Наполовину утонули и муравьи-мусорщики, которые продолжают делать свою работу. Вода покрыла набережную, подобралась к домам. Между домами мокрая кошка тащит котенка.

Из-за угла выезжает джип. Колеса по оси в воде.
За рулем Захар. На месте пассажира Зимма. На коленях у нее шляпная коробка. На коробке белое норковое манто. Задние сидения полностью загружены всевозможными чемоданами, сумками, коробками.
Зимма: Ой, что делается! Захар, мы здесь не утонем?
Захар: Не беспокойтесь, госпожа, я эту дорогу с закрытыми глазами проехать могу.
Зимма: Ну, тогда будьте добры, поскорее! Ой, что делается!
***

Багажное отделение. Здесь тоже теперь вода. Пока ее немного – по щиколотку. Шастают подъемники.

Въезжает джип с Зиммой, петляет между погрузчиков, подъезжает к Ною, останавливается.

Захар: Господин, Ваш багаж! Куда его направить?
Открывается транспортная кабина, выходит молодежь с ящиками в руках. Стоят, смотрят по сторонам, ждут – ящики ставить некуда.

Аха едет мимо на погрузчике с пустым поддоном. Улыбается, бормочет сам с собой.
Ной показывает знаками Ахе, чтоб тот подъехал к джипу, но его опережает Роман Второй.
Роман Второй: Аха, тормози!

Погрузчик останавливается. Молодежь складывает ящики на поддон. Аха смотрит на ящики с недоумением и даже возмущением.
Роман Первый: Езжай!
Аха (недоумевая, бормочет): Надо возить крупу, Ахизушка, хорошо? Не до конфет.
Мария (смеясь): Аха, вези ящики на корабль.

Аха смотрит и соображает.

Подъезжает Визаль на пустом погрузчике.
Визаль (вылезая из кабины): Аха, садись на эту машину. Все в порядке - вози крупу.

Аха улыбается – у него в голове все совпадает – садится, уезжает.
Визаль: Все, пацаны, – на корабль!
Мария: Мы не все образцы еще взяли…
Визаль: Вижу. Что взяли, то взяли.
Роман: Может, смотаемся еще разок?

Открывается транспортная кабина. Из нее с шумом вырывается вода. Вместе с ней выплескивается команда ребят с ящиками.

Все бросаются к ним, у прибывших в глазах испуг. Последний буквально выползает из кабины. Ему помогают подняться. Кабина закрывается.
Один из них (откашливая воду): Думали, что кранты.
Визаль: Все вернулись?

Подростки смотрят друг на друга.
Один из подростков: А где Скрепка?

Все переглядываются.
Визаль: Куда он отправился? Ну, говорил же – по одному не ездить! Все на корабль! (Вызывает транспортную кабину и исчезает в ней).

Подростки стоят и смотрят на дверь. Через несколько мгновений открывается транспортная кабина, из не выходит счастливый полуголый Скрепка с узлом из своей красной футболки, заполненной дерном.
Скрепка: Идиоты! Совки-то не взяли!
***

Океан, по которому плавают разные предметы: доски, стулья, детские игрушки, книги. Среди этого пейзажа торчит шпиль старинного здания с флюгером. Конструкция, естественно, медленно погружается в воду. По шпилю ползают крысы. Места всем не хватает, крысы, возможно дерутся.
Несколько грызунов сваливается и отправляется вплавь к скопищу, состоящему из кораблей, плотов и других плавсредств.

Палуба корабля. Визаль выкручивает рубашку и вешает ее на канат. Достает из кармана брюк мокрую пачку сигарет. Раскладывает сигареты на какой-то железяке.

Ной: Добровольная ссылка. (Визалю): И все это твои гениальные идеи! Я же говорил тебе, баранья голова…
Визаль (восторженно): Идея!

Визаль сбрасывает остатки одежды и прыгает за борт.
Зимма: Визалюшка, ты куда?!
Визаль: Умная мысля приходит опосля!
(Плывет от корабля).

Визаль отплывает достаточно далеко и ныряет.
***

Под водой.
Звучит музыка – как бы лейтмотив Визаля и Зиммы, но более ритмизованный.
Все красиво: рыбы, медузы (творчество оператора) и т. п.
Визаль подплывает к крыше порта, открывает достаточно большое вентиляционное окно, ставит его на подпорку, ныряет вниз, подплывает к копировальному аппарату, нажимает на кнопки. Из аппарата выскакивает пустая полиэтиленовая фляга литров на сорок и улетает вверх, за ней другая, третья… Визаль хватается за четвертую и тоже устремляется вверх.

Музыка несколько изменяется, она как бы та же, но с диссонансными вариациями.
***

Слуховое окно в крыше. Проплывает первая фляга. Она задевает раму и проскальзывает вверх, подплывает вторая, выбивает подпорку, проскальзывает вверх. Рама опускается и защелкивается. Подплывает третья фляга и упирается в окно. Подплывает на фляге Визаль. Он пытается открыть окно, но оно на это не рассчитано – ручка находится с внешней стороны крыши. Визаль продолжает бороться, пытается разбить стекло, но его оттесняют прибывающие снизу фляги. Визаль находит под коньком небольшую воздушную пробку, куда едва помещается лицо, Вдыхает, пытается раздвинуть фляги, теряет силы.
***

На корабле.
Все смотрят в ту сторону, куда нырнул Визаль.

Поверхность воды.

Выныривает фляга, за ней другая. Идет время.
Ной: Что-то не так…
Зимма (Ною): Зачем ты на него накричал?!!
Ной (передразнивая): Ой-е-ей! Накричал! Причем тут я? Он меня даже не слышал, Йокселева мать! У гения очередная идея!
Пиотровский (флегматично): Как бы не последняя... (Начинает быстро раздеваться. Смотрит по сторонам) Тут технически бы надо... Летта, кинь мне вон ту веревку.
Толстушка приносит моток. Пиотровский хватает его и прыгает в воду. Пиотровский подплывает к фляге, накидывает на нее петлю и ныряет.

От корабля отправляется на помощь резиновая лодка.

***

Под водой.
Пиотровский подплывает к вентиляционному окну, таща за собой веревку, поворачивает ручку. Окно открывается, вверх вырываются фляги. Пиотровский снимает окно с петель и отбрасывает его в сторону. Затем выныривает, набирает воздуха, ныряет обратно вниз – в вентиляционное окно.

На дне, то есть на полу вокзала лежит без движения Визаль.

Стихает диссонансная музыка.
***

Поверхность воды около одного из кораблей.
Выныривает фляга. К ней подплывает резиновая лодка. Кто-то из находящихся в лодке подталкивает ее к другой лодке.
Там флягу подхватывают, обвязывают, как сосиску привязывают к веренице подобных фляг. Вереница тащится за лодкой, в которой сидят Ной и Визаль. Ной: Да, друг, с тобой не соскучишься, но горя хватишь!
Визаль: Левее загребай, вон куча уходит!
Камера отъезжает и мы видим картинку – огромный, аж до горизонта, пластиковый остров, состоящий из связанных между собой канистр.
***

Пластиковый остров. Идет работа.
Одни связывают канистры, другие расстилают полиэтилен, клеенки, и т.п., третьи черпают со дна ведром грунт, рассыпают по настилу. Молодежь - Романы, Мария, Скрепка с компанией раскладывают куски дерна, выпускают всякую мелкую живность.
***

Машинное отделение корабля:
Захар с Ахой чинят дизель-генератор. Запускают – машина работает, загорается лампочка. Парни радуются, машина чихает и глохнет. Лампочка гаснет. Захар бросает ключ, достает из кармана окурок и прикуривает. Аха берет отвертку, начинает что-то крутить в генераторе.
***

Корабль снаружи.
Продолжается процесс создания плавучего острова.
Ной с Визалем о чем-то спорят. Слышно, как чихает дизель.
Визаль сквозь чихи дизеля: ..ты только голову мне не морочь. (дизель- Чих!)… вязать, пока вяжется, я потом придумаю... (Снова чихает дизель, заводится. Работает ровно).
Захар высовывается в иллюминатор.
Захар: Ну че, виват цивилизация!
Выплевывает окурок. Окурок падает рядом с лодкой Ноя.
Ной: Отлично, Захарушка! Вечером будет кино?
Визаль: Я всегда говорил, что ты гениальный механик. Только это не дает тебе права бросать окурки в море!
Захар: Вот-те раз! А куда теперь мусор девать?
Ной: В компост, дорогой. Мусора больше нет. Теперь это все - наша земля. Лун на пятьдесят... это точно.
***

Титры: Прошло три года

Пластиковый остров. Он изрядно озеленился.
По периметру к нему пришвартованы поросшие зеленью корабли.
Остров достаточно велик – другого берега невидно. На пластиковый он уже совсем не похож.
Растет трава, кусты…бегают кролики, куры, гуси, утки, собаки, телята, козы
Стоит множество хижин и навесов, сделанных из всякой всячины в сочетании с водорослями, крупными костями.
Висят гирлянды сушеной рыбы.
Огорожен плетнем огород.
На лужайке детишки играют в мяч. Вернее будет сказать "в пузырь", выполненный из рыбы или из какого зверя.
Глуховатый дедушка-художник, дашина бабушка в компании стариков плетут под навесом корзины, циновки, лапти.
У людей от старой одежды почти ничего не осталось. В ходу какие-то вязанные из водорослей, и шерсти одежды, плетеные тапочки. Многие ходят вообще босиком. Загорелые, бородатые.
Мужчины тащат из моря сеть с рыбой.
Около сети «шакалят» чайки.
Подросток Даша под навесом забавляет двух детенышей: Худышкиного и Толстушкиного. Группа женщин с шутками-прибаутками разбирает и потрошит улов. Среди них Мария, Худышка и Толстушка. Рыба летит в одну корзину, потроха в другую, водоросли в третью. Тут же возле корзины с потрохами ошиваются тигренок и (или) медвежонок. Ему бросают маленькую рыбешку.
К этой группе женщин подходит Аха. Он приносит пустую корзину, забирает корзину с водорослями и направляется к одному из кораблей.
Толстушка: Что ж это сегодня так палит?
Худышка: Наслаждайся, Летта своим сезоном! Чегез полгода будешь вогчать, что слишком холодно!
Толстушка: Раньше было все же лучше: ни тебе холода, ни жары.
Худышка: Ну да, ганьше мы и помоложе были.
Дружный смех.

Вдруг Мария меняется в лице. Ее стошнило. Она отходит в сторону, с ней отходит Толстушка.

Подходят Романы с корзиной, наполненной уловом.

Роман Первый: Что с ней?
Худышка (передразнивая): «Что с ней? Что с ней?!» Это вам лучше знать, что с ней!

Дружный смех.

Романы забирают пустую корзину, молча уходят.
Худышка (громко вслед им): Газбойники!

Дружный смех.

Одна из женщин (дурнушка): Везет же людям! У некоторых аж два романа сразу, у других – ни одного…
***

Палуба корабля.
Корабль весь освоен растениями, он похож на тропический лес: по мачтам прыгают белки, обезьяны. На мачтах пристроены скворечники, голубятни, свиты гнезда, по всем веревкам и конструкциям вьется виноград, огурцы, тут и там на палубе всевозможные бочки, ящики, ведра, корзины с землей, и в них растет всякая всячина. По бортам свисают многочисленные клумбы в виде авосек с компостом. Сам корпус корабля оброс лианами, веревки, которыми пришвартовано судно, тоже увиты растениями.

Аха с корзиной идет по верхней палубе. Проходит мимо небольшого загона с лошадьми, подходит к штабелю фляг.
Здесь под небольшим заросшим виноградной лозой навесом в кресле сидит Зимма. В руках у нее изрядно потрепанная тетрадь.

В одну из фляг через воронку Захар заливает воду из кувшина. Рядом (в полуметре) в другой кувшин капает вода из трубочки. Камера чуть отъезжает, и мы видим котел с дистилиратором – самогонным аппаратом, по сути. Вылив воду из кувшина, Захар подбрасывает в топку кизяк, вытирает водорослями руки, подсаживается к Зимме, начинает набивать табаком трубку.
Зимма: Как я устала... Никак не могу закончить сценарий для постановки. Островитяне меня просто съедят, если к осени спектакля не будет!
Захар: Выпить хочешь?
Зимма: Немножко. Ну, как я его, скажите, поставлю, если они сами же репетиции пропускают? Декорации никто делать не хочет! Один только Ной мне и помогает!.. И со сценарием и с бутафорией.
Аха (проходя мимо, Захару): Хватит парить воду. Дождь будет.
Захар: Какой к черту дождь - уже неделю ни облачка на небе!
Аха: Аха ночью видел знак. (Указывая на ведро): Это холодная?
Захар: Да.
Аха: Аха возьмет воду для коров?
Захар: Возьмет, возьмет. (Наливает себе и Зимме самогона, выкладывает на стол вареного краба, сыр, луковицу и помидор).

Аха подхватывает свободной рукой ведро и спускается в трюм.
Зимма (закрывая тетрадь): Ой! Какое богатство! Мы, никак, кутим?!!
Захар: Это так, баловство. Сегодня еще и хлеба принесут!
Зимма: Хлеба! Захарушка, ты просто чудо!

Выпивают. Закусывают.
Захар: А про что ваш спектакль то будет?
Зимма: Про спасительный ковчег. Он так и называется «Ноев ковчег» Как тебе название?
Захар: Ну че? – ниче , хорошее такое название. А вы заходите сегодня с Ноем вечерком – посидим . (Сует в топку травину, от нее раскуривает трубку).
Зимма (игриво): Обязательно с… С Ноем?
Захар: Ну-у-у, девочка моя, надо же как-то соблюсти приличия… (Дает Зимме трубку. Зимма затягивается).
***

В трюме.
Горит лампада. Пиотровский и Иона доят коров. Рядом сидит котенок. Аха наливает коровам воды и отсыпает из корзины водорослей. Проходит к загону со свиньями и высыпает им оставшуюся часть водорослей. Рядом со свиньями стоит клетка с хищником. (С тигром, например.)
Пиотровский: Аха, ты давно коров выгуливал?
Аха: Позавчера коров давно выгуливал.
Пиотровский (наливая котенку в блюдечко молока): А сегодня?
Аха: Сегодня лошади гуляют, очередь их – купаться будут.
Пиотровский: Что, никак дождь пойдет?

Из темноты появляется взрослый толстый кот и пристраивается лакать молоко вместе с котенком.
Пиотровский: А ну, брысь!!! Вот халявщик!!! Крыс кругом кишмя кишит, а этот бездельник на детский корм налегает! Брысь, позорник!!!

Пиотровский хватает кота за шкирку и отбрасывает его в темноту. Слышен плеск воды и мяуканье кота.
Иона: У-уу! Похоже, опять работы подвалило – протечка .
Пиотровский: Посмотри, насколько это серьезно, и скажи Захару, пусть откачает. Завтра заварим.
Иона: Ага, он откачает - жди! Как дистилиратором, устроился, так вообще обленился! Крутой, блин, как министр финансов…
Пиотровский: Да, дистилираторы нынче в почете, даже вожди с ними как-то особо вежливы… Ладно, откачаем сами! Скажи, пусть хоть самогону выделит на генератор.
Иона: Если он опять весь не разбазарил.
Пиотровский: Вот я и говорю – завтра! Если выжрал, то к утру нагонит. Ахиз, так, может, сегодня заодно и коров помоешь?
Аха: Дождь будет быстрый – коней умыть Аха успеет, коров Аха не успеет. Аха постарается.

Аха нагружает в ведра навоз и поднимается из трюма.

***

На небе грозовая туча. Молнии, гром.
Поднявшийся ветер срывает шляпку с головы Зиммы.
Шляпка катится по палубе, «прыгает» с палубы на остров, катится по лужайке… Захар спасает свои разлетевшиеся продукты. Начинается дождь.
Везде: и на кораблях, и на острове веселая суматоха. Народ повылезал из своих укрытий. Ветер заваливает плетни. Люди бегают, кричат, смеются, сбрасывают с себя одежду, подставляют дождю лица, выставляют тазики, корыта, ведра, бочки под желоба навесов, переливают собранную воду во фляги, бурдюки.
Мужчины тут же поднимают и восстанавливают разрушенные ветром навесы.
Под одним таким полуразрушенным оказались Худышка и Толстушка.
Они хохочут, прикрывая собой люльку с младенцами. (хорошо бы, чтоб и младенцы тоже как-то позитивненько «гугукали»)
Тут же нарисовываются Визаль с Пиотровским, оба Романа. Они поднимают над женщинами соломенную конструкцию и увязывают.

Палуба корабля. Загон.

Аха и Иона трут соломой лошадей.
Дождь стихает.

Приводит в порядок свои перья птичка, например.
Ремонтирует паутину паучок.
Лежит в траве, прибитая дождем шляпка Зиммы.
(хорошо бы полсолнца на горизонте, да так, чтоб капли дождя на траве поиграли в лучах)

Темнеет.
Визаль с Пиотровским идут вдоль берега своего плавучего острова, осматривают разрушения ветра. Подходят к очередному безобразию. Фляги вывернуты волнами, веревки порваны, дерн смыт.
Пиотровский: Однако, брат, художник, надо что-то думать. Еще десяток дюжих штормов и остров разлетится.
Визаль: Я давно уже думаю. Нашим увязкам нужна замена...
Пиотровский: Где-то в большом океане болтался мусорный остров, закрученный двумя встречными течениями… Вот там материальчику на века… Может, поищем?
Визаль: Давай. Но как? Это ж, как иголку искать в стогу сена! (Смотрит внимательно в лицо Пиотровскому, улыбается). Ты, похоже, знаешь, как?
Пиотровский: Похоже... Глянь! (Указывает вперед и улыбается). Это по твою душу!

По берегу идет им навстречу Зимма. В руке у нее промокшая шляпка.

Пиотровский тактично ретируется в сторону.

Зимма подходит к Визалю.
Зимма: Привет. Гуляешь?
Визаль: Конечно, как всегда – тунеядствую! Разве не видно?
Зимма: Не бузи, Визалюшка! Давай вместе потунеявс… Тьфу ты! По-ту-не-ядствуем! (Садится на пустую флягу). Как поживаешь? Счастлив?
Визаль: Сомневаешься? (Подбирает другую флягу, стряхивает с нее тину и садится на нее).
Зимма: Да, с тебя всё – как с гуся вода! Другого на твоем месте мучила бы совесть!
Визаль (недоумевая): За что?
Зимма: За разрушенный Сталламус, за всемирный потоп, за меня, в конце концов!
Визаль (иронично): Ой, а что там не так, в конце концов твоих? Крепкая семья, прекрасный любовник – влиятельный человек… Никак не пойму, как вы с ним снюхались... Бррр! Хотя…
Зимма: А ты никогда ничего не понимал! Знаешь, а Захар меня любит! По-настоящему! И всегда любил! Я просто не знала этого. А ты никогда не любил меня! Ты вообще никого не любишь, кроме себя! Ты и Сталламус уничтожил только для того, чтоб потешить своё самолюбие!
Как раньше было красиво по ночам! Каким сказочным было небо! Ты отобрал у людей чудо! Ты дикарь!

Некоторое время сидят молча и смотрят на Луну.
Зимма: Поцелуй меня.

Визаль поворачивается к Зимме, смотрит на нее в упор. Звучит их музыка.
Лицо Зиммы крупным планом сменяют кадры из их прошлого. Цепочка их продолжается несколькими кадрами жизни на плавучем острове, последний из них: Зимма за столом с Захаром. Крупный план: губы Захара. В музыке резкий диссонанс, обрыв музыки, шум и крики вдалеке. Зимма и Визаль вскакивают.
Зимма: Что это?
Визаль: Не знаю. Побежали!

***
Вздыбливается часть поверхности острова. Разрушенная хижина. Вокруг собрались островитяне с факелами. Среди них Аха.
Аха: Аха сидел – кушал , не делал плохо ничего. Ничего Аха не делал. Стол едет вверх! Ахин чай тоже вверх! Крыша вверх!
Худышка: Смотгите, оно шевелится!
Пиотровский: Наташка, отойди!
Захар: Ребята, это еда! Кит или кашалот!
Иона: А может акула?

Пиотровский, Визаль, Романы и еще несколько мужчин, вооружившись копьями, приближаются к шевелящейся вздыбленности.
Визаль: Только все вместе, по команде. Ииии… Бей!

Копья вонзаются в цель, слышен скрежет металла.
Народ переглядывается.

Мужчины разрывают холм, обнажается металлический флюгер.
Пиотровский: Ну всё, плавунцы, мы приплыли! Ура!
Худышка: Ура?
Визаль: Ура-ура.
Всеобщая радость и ликование.


Титры на непонятном языке
Голос диктора: Прошел еще один год.

Утро. Восход солнца. Островитяне не спят.

Ной: Такая масса воды ушла! Куда?

Пиотровский: Этого я понять не могу… Здесь, наверно, замешан Главный с его законом сохранения.

Похожие на дикое племя, островитяне стоят возле своего, уже не плавающего острова.
С одной стороны от них отступившее море, с другой - бескрайняя пустыня, посреди острова торчит часть старинной башни со шпилем- весь в ракушках и засохших водорослях.
У Марии на руках новорожденный малыш. Дети Худышки и Толстушки ползают в луже и пытаются поймать рыбок, не успевших уйти с морем.

Пояснительная записка.

Все надписи в картине, вывески, дорожные указатели, рекламные щиты, газеты, технические приборы, показывающие время, скорости и прочее должны быть выполнены на вымышленном языке. Очень похожем на древний иврит (С сокращением некоторых согласных, например). То же самое с цифрами – это некие закорюки, совсем непохожие на современные.

Нигде в фильме не должно встретиться источников с намеком на дату: месяц и год происходящего.

Дизайн бытовой техники, автомобилей, и прочего должен быть достаточно современным, но не напоминать современные брэнды. Логотипы имеют место быть, но все они должны быть вымышленными.

Визаль - служащий из конструкторского бюро Ноя. Ученый-холерик, бабник. Внешность брутальная, ни в коем случае не слащавая.

Ной - Бизнесмен. Шкафчик с брюшком. Умный, честный, осторожный, пунктуальный – человек-график. Работа, отдых, пьянка – все в свое время.

Зимма – Жена Ноя, ОЧЕНЬ красивая женщина. Тряпки, косметика (кукла Барби или Синди).

Роман – Сын Ноя и Зиммы. Подросток, как подросток. 15-16 лет в начале событий. Парень из хорошей семьи. Нормально обучен гувернерами, педагогами, тренерами, слегка избалован, чуть грузноват.

Мария – Подружка Романа (его ровесница). Старшая дочь из небогатой семьи. Самообразована, любопытна, ответственна. Рукодельница – любит делать всякие украшения из бисера.

Мойша – Мал золотник, да дорог. Энциклопедические знания в физике, химии, электронике... Очкарик.

Скрепка – самый младший и маленький из подростков – Сын Мойши. (У Мойши рост ниже среднего).

Захар – Водитель-охранник Ноя. Жлобоват, ленив, хитер, не дурак выпить.

Пиотровский – Друг Визаля и Ноя. Технарь, не лишенный романтики.
Женщина-дурнушка – женщина дурнушка.
Сталламус (1) – спутник Земли, существовавший до всемирного потопа. С земли выглядел блином процентов на 15 больше Луны. Вращался со скоростью 36 оборотов в сутки.

Сталламус (2) – единица измерения времени, соответствует сорока минутам, т.е времени полного оборота Сталамуса (спутника) вокруг земли.

Петерсон – единица измерения температуры, равная одному градусу Цельсия.

Коготь – единица измерения длины, равная одному километру.

Коробочка Ноя – загадочная вещица, содержание которой известно только Ною
Rado Laukar OÜ Solutions