6 октября 2022  19:58 Добро пожаловать к нам на сайт!

Лица и мнения



Глеб Павловский


Иван-дурак в "умной политике"

Умная политика – это и не политика для умников, и не политика умников. Умная политика – это политика, добивающаяся эффективности собственного разумного подхода. Т.е. я вырабатываю подход, который считаю разумным, и тут же проверяю его под жестким напором реальности, напором событий. Возьмите вот последние рейтинги 100 интеллектуалов мира журнала «Foreign Policy».

Интеллектуал № 1 – Бен Бернанке. Бен Бернанке, кто угодно, но не интеллигент, который сидит на кухне и обсуждает проблему, что будет с долларом в следующем веке. Интеллектуал № 2 – Барак Обама. Тоже, знаете ли, интеллектуал специфический. № 4 и № 5, по-моему, там Клинтоны, Билл и жена. Интеллектуал № 9 вот хорошо помню – генерал Петреус, у которого, вообще-то говоря, как у нормального полевого генерала, руки по локоть в крови.

Да, это американский подход, но он очень продуктивен в понимании того, что такое умная политика. Умная политика – это политика, которая ведется с умом, пускай даже не интеллектуалами. И часто даже лучше, если не интеллектуалами. Но людьми, способными оценить реальную ситуацию, отбросив в сторону весь вздор, которым набиты они сами, свои собственные предрассудки, свои собственные политические предпочтения, если надо решить задачу. И если находится решение задачи, значит, тот, кто это решает – интеллектуал. Если при этом ценности, в которых эта задача значима, ведут человека к решению.

Это очень важный вопрос. В России поток ценностей отдельно от потока действий. Это русская ситуация. Это и противоестественно и глупо. Умная политика – это политика, соединяющая интеллект, ценности и задачи текущего момента. Лет 30 назад говорили, что ты за интеллигент, если не умеешь починить замок. Вот мне кажется, что это правильный подход. Что ты за интеллектуал, если не можешь решить ту задачу, которая стоит сегодня перед тобой, а говоришь, что вот завтра ты будешь при каких-то условиях готов, может быть, приступить к ее решению.

Но для этого, конечно, одни должны тебе дать деньги, другие должны сами почему-то изменить политический строй для тебя, в нужном тебе направлении, а потом, может быть, ты подумаешь. Ну, позиция даже не Ивана-дурака, который, вообще-то говоря, на самом деле был интеллектуалом. А позиция вот такого русского лежебоки, которую пытался изменить Путин и не смог, потому что он был слишком быстрым. Он никого не хотел ждать. Если он считал, что надо решать задачу сейчас, то он никого не хотел дожидаться.

И сегодня, когда Медведев говорит об умной политике, он говорит: «Давайте откроем поле для тех, кто что-то соображает. А вы, те, кто уже в этой политике, должны будете доказать, что вы тоже что-то соображаете, а не просто в силу каких-то исторических обстоятельств оказались внутри». Это умная политика, это открытая политика. Это вход в действие для людей, которые заранее не знают, о которых заранее неизвестно, компетентны они или нет. И нет способа узнать. Вот это подход Медведева. Он пытается заразить вот этим предпринимательским духом целую нацию. Очень трудная задача.

Но кто-то клюнет. И самое интересное будет, когда те, кто клюнет вступят в конфликт с теми, кто не клюнет. Собственно говоря, здесь начнется открытая политика. Это не будет, как многие ожидают, конфликт Путина с Медведевым. Это будет конфликт внутри страны, внутри нации и внутри людей, которые обязаны Путину на самом деле тем, что он их собрал в народ. Но теперь нам надо хорошенько переругаться для того, чтобы идти дальше.

С моей точки зрения, интеллектуал – это тот, кто получил в лоб не до смерти (это важно), но вовремя и правильным способом. Вмятина во лбу – это основа для понимания, для выработки стратегии. А приспособление к бесчисленному количеству произведенных интеллектуальных оболочек, которыми полон современный мир – это процесс в обратном направлении. Это инволюция. Это деинтеллектуализация. Вот ярмарка «Нонфикшн» уже тоже их, по-моему, ровно столько же, сколько было съездов «Единая Россия», 11. Там сходный процесс, т.е. все больше оболочек. Все больше не просто принятых гламурных имен и книг, нет. А появляется третья сила. Т.е. те, кто производят псевдоинтеллектуальные оболочки и псевдоинтеллектуальное содержание, которым вытесняют реальное. И чем меньше реальной интеллектуальности, тем меньше вообще реального.

Потому что сегодня на нашем «Нонфикшн», например, это среда, где выброшена за борт вся политическая литература современного мира, вы ее просто там не найдете. Никакой. А это что значит? Это значит, что созданы тепличные условия для нашей геополитической болтовни, лояльной, антипутинской. Почему не важно, это совершенно никого не колышет. Касьянов может лежать рядом с Дугиным, и прекрасно чувствуют себя в одной постели. Почему? Да потому, что они монополисты, они не испытывают давления. А значит и отсутствует возможность интеллектуального процесса. Зато ты можешь обсуждать, а хорошо ли то, что фотошопом кулак Касьянова увеличен. Но интеллектуал ли ты в этой ситуации? Нет.

Поэтому я считаю, что интеллектуал – это тот, кто вынужден быть интеллектуалом, а не тот, кого производят в качестве интеллектуала для того, чтобы он стал питательной основой для кого-то другого. Вот сегодня производство интеллектуала – это производство потребителя, продукции, которая вместе с ним потребляется уже, допустим, медиа в качестве симптоматики и симулякры интеллектуального и политического процесса. Я думаю, значительно больше интеллектуализма в развивающихся странах: Мексике, Колумбии, Аргентины, где у тебя просто нет денег на симуляцию. Тебе за это не платят. Ты просто должен выжить и выжить в качестве мыслящего существа. А это и есть задача интеллектуала.


Rado Laukar OÜ Solutions