27 июля 2021  23:29 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 19 декабрь 2009

Поэзия

Николай Некрасов
НЕКРАСОВ, НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ (1821-1878), русский поэт. Родился 28 ноября (10 декабря) 1821 в с.Синьки Подольской губернии. Детство его прошло в деревне на берегу Волги. В 1838 Некрасов приехал в Санкт-Петербург; в 1839 был принят вольнослушателем на философский факультет Петербургского университета. Опубликовал стихотворный сборник Мечты и звуки (1840). Неблагожелательный прием произведения столь обескуражил его, что за несколько месяцев он буквально преобразился: отошел от туманного романтизма и принялся сочинять водевильные куплеты. Затем, под влиянием критика В.Г.Белинского, обратился к социальной проблематике. К 1845-1846 относятся его первые удачи в этой области — стихотворения В дороге, Тройка и Родина. Поэт выступал за права народа, обличая паразитизм господствующих классов. В 1846 он стал редактором журнала "Современник" и оставался в этой должности до закрытия журнала в 1866.
В 1857 Некрасов пережил нравственный кризис, вызванный плохим состоянием здоровья и усугубленный раздорами в первой редакции "Современника". В 1860 И.С.Тургенев окончательно ее покинул, и после этого журнал стал выражать почти исключительно взгляды российских радикалов революционно-демократического крыла. Некрасов опубликовал в своем журнале несколько автобиографических признаний (стихотворение На Волге и др.); напечатана была и поэма Коробейники, образчик крестьянской тематики, которой Некрасов оставался верен до самой смерти. В этом же русле написана и поэма Мороз, Красный нос (1863). После нее мастерство Некрасова в полной мере сказалось лишь в наиболее выразительных эпизодах поэмы Кому на Руси жить хорошо (1863-1877). Поэма представляет собой изображение крестьянской жизни после реформы 1861. В 1876-1877, умирая от рака, он написал Последние песни — цикл проникновенных стихотворений.
Умер Некрасов в Петербурге 27 декабря 1877 (8 января 1878).
СТИХИ

1840

НАШ ВЕК

Свет похож на торг, где вечно,
Надувать других любя,
Человек бесчеловечно
Надувает сам себя.
Все помешаны формально.
Помешался сей на том,
Что, потея, лист журнальный
Растянуть не мог на том;
Тот за устрицу с лимоном
10 Рад отдать и жизнь и честь;
Бредит тот Наполеоном
И успел всем надоесть.
Тот под пресс кладет картофель,
Тот закладывает дом,
Тот, как новый Мефистофель,
Щеголяет злым пером.
Тот надут боярской спесью,
Тот надут своей женой;
Тот чинам, тот рифмобесью
20 Предан телом и душой.
У того карман толстеет
Оттого, что тонок сам,
Что журнал его худеет
Не по дням, а по часам.
Тот у всей литературы
Снял на откуп задний двор,
С журналистом шуры-муры
Свел - и ну печатать вздор.
Тот мудрец, тот тонет в грезах,
30 Тот состряпал экипаж
И со славой на колесах
Трехсаженных марш, марш, марш!
От паров весь свет в угаре,
Всё пошло от них вверх дном;
Нынче всякому на паре
Ездить стало нипочем.
Ум по всем концам Европы
К изобретеньям прилип,
Телеграфы, микроскопы,
40 Газ, асфальт, дагерротип,
Светописные эстампы,
Переносный сжатый газ,
Гальванические лампы,
Каучуковый атлас,
Паровозы, пароходы,
Переносные дома,
Летоходы, весоходы,
Страховых компаний тьма!
Пневматические трубы,
50 Стеарин и спермацет,
Металлические зубы
Сбили с толку белый свет.
Доктора свои находки
Сыплют щедрою рукой,
Лечат солью от чахотки
И водой от водяной;
В бога здравья тянут воду,
Воду всем тянуть велят
И, того гляди, природу
60 От сухотки уморят;
Водяная медицина
Наводнила целый свет,
Пациентам же от сплина
В кошельке - лекарства нет...
С быстротою паровоза
Совершенствуется век;
Ни пожара, ни мороза
Не боится человек.
Что для нас потоп, засухи?!
70 Есть такие лихачи,
Из воды - выходят сухи,
Из огня - не горячи.
В деле разные языки,
Руки, ноги, голова;
Все мы мудры, все велики,
Всё нам стало трын-трава.
Нет для нас уж тайны в море:
Были на его мы дне;
Кто же знает? Может, вскоре
80 Побываем на луне.
А потом, как знать! с терпеньем
Где не будет человек?..
Малый с толком, с просвещеньем
Далеко пойдет наш век!..


ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ПОДЬЯЧИЙ В ПЕТЕРБУРГЕ

<1>

Ох, времечко! Скорехонько
Летишь ты, хоть без крыл.
Уж двадцать лет ровнехонько,
Как в Питере я был.
В питейном департаменте
Служение имел,
На каменном фундаменте
Домишком я владел.
С особами отличными
10 В знакомстве состоял,
Поклонами приличными
Начальству угождал.
Как всё переменилося!
Мне Питер стал чужой;
Всё новое явилося,
Чуть пахнет стариной!
Секрет мой обнародовать
Вновь прибыл я в него,
Хоть много израсходовать
20 Пришлось мне для того.
Одно мне утешительно,
Что ведать кой-кому
Секрет такой спасительно.
Приступим же к нему:

Грамматику, эстетику
Из мысли я прогнал.
Люблю лишь арифметику,
От ней богат я стал.
Сперва я от "деления"
30 Немало получил:
Начальник отделения
Делить меня учил.
По мере повышения
Мой капитал толстел
И рос - от "умножения"
Просителей и дел.
Дало плод "вычитание",
Как подчиненным я
Не брать дал приказание,
40 За "вычетом" себя.
Сложив всё, в заключение
"Сложенье" я узнал,
И вышел от сложения
Изрядный капитал.
Хоть шиворот-навыворот
Я правила прошел,
Не выведут за шиворот,
Куда б я ни вошел!

До Павловска катался я
50 Железной мостовой,
Парами восхищался я -
Не столько быстротой!
В воксале, в упоении,
Прослушал я цыган:
Вот, доложу, уж пение -
Что палкинский орган!..
Смотрел намедни "Фебуса"...
В нем Сосницкий лихой...
Ну точно у Брамбеуса,
60 Смешливый слог такой.
Я надорвал животики,
От смеха лопнул фрак!
Читая "Библиотеки",
Не хохотал я так!..
Пришлося "Титулярных" раз
Мне как-то посмотреть,
Вот здесь так, уверяю вас,
Другому б умереть.
Над ними, посудите-ка,
70 Смеются так, что страх;
Ну, это просто критика:
Я сам в таких чинах!..
Вчера смотрел Тальони я,
Притом еще в "Тени":
В поступках - благовония
И прелести одни.
Что это за чудесница!
Не жаль пяти рублей!
Отменно пляшет крестница, -
80 Но далеко до ней...
Весь Невский, чудо Питера,
На ваньке облетел;
На вывеске кондитера
Я диво усмотрел:
Там в "Пчелку" с умилением
Турецкий франт глядит,
Читает с наслаждением
Гречанка "Инвалид".
Он в красках всё прелестнейших
90 Представил напоказ;
Таких вещей чудеснейших
И в Пскове нет у нас!
Не ждал, чтоб ум в кондитере
Был сметлив так, клянусь...
Уж подлинно, что в Питере
Во всем изящный вкус...
Трубой какой-то внутренней
На Невский из земли
Светящий до заутренней
100 Газ немцы провели.
Накрыт стеклянной шапкою,
Огонь большой такой
Горит гусиной лапкою!
Ну так... что день-деньской!
Прощайте! оставляю вас.
Чувств много, мало слов!
В Кунсткамеру бегу сейчас,
А завтра еду в Псков...

<2>
СНОВА - ЗДОРОВО!

Хоть друг я аккуратности,
110 Хоть я не ротозей,
Избегнуть коловратности
Не мог я в жизни сей.
Вернуться с первой станции
Я в Питер должен был,
Понеже в нем квитанции
По делу позабыл.
В великую конфузию
Был тем я приведен,
Как будто бы контузию
120 Мне дал Наполеон.
Меня так озадачило,
Что тут же на пути,
Как в лихорадке, начало
В санях меня трясти.
Я чуть не обморозился,
Не мог ни есть, ни спать;
Приехав, прямо бросился
Квитанции искать.
Хозяйка той гостиницы,
130 Где я стоял, была
В тот день у именинницы
И комнат не мела.
"Ну, это, - молвил радостно
Я сам себе, - к добру!"
Искал с надеждой сладостной
И всё нашел в сору...
Душа в каких-то сладостях
Тонула у меня;
Я в Питере, на радостях,
140 Остался на три дня.

На Невском у механика
Казал мне кум Антип
Картины в виде пряника, -
То есть - дагерротип.
Божуся вам сурьезно я:
Их солнушко печет;
Ну, штука прекурьезная:
Немецкий всё расчет!
Ходил я в Академию
150 "Помпею" ту смотреть,
За что Брюллову премию
Пришлося возыметь.
Вот это прелесть сущая!
Картина вся в огнях,
Народу там тьма-тьмущая
Пешком и на конях.
И видно, что с постели их
Спугнул всех ночью страх:
Иные без сапог из них,
160 Иные в колпаках.
Там мальчик, такой душенька,
На улице лежит
И точно мой Петрушенька
Глазенками глядит.
Там деньги, ради прибыли,
Сбирает с мостовой,
Согнувшись в три погибели,
Кащей такой седой.
На псковского подьячего
170 Похож, ни дать ни взять,
Теперь с того не для чего
Портрета рисовать.
Там дама авантажная
Катилась впопыхах;
Хоть одноколка важная,
А вся расшиблась в прах.
Сумятица ужасная!
Помпея же в пожар
Уселася, несчастная,
180 Одна на тротуар.
Какой-то хват пригоженький
С собой старушку звал:
Куда! - отнялись ноженьки:
_Последний день_ настал.
Отменно нарисовано,
Отличнейшая вещь!
Я был к ней как прикованный,
Впился в нее как клещ.
Так живо представляется,
190 Что хоть рукой бы взять.
Брюллов наш отличается,
Уж нечего сказать!..
Конторы все питейные,
Горевшие в ту ночь,
Заводы оружейные
Потрафил он точь-в-точь.
Я думал: не в чаду ли я?
Похоже чудо как;
Был сам в то время в Туле я;
200 Действительно, всё так.
Создатель! Что за множество
Там разных этих зал;
Я всякого художества
Там пропасть повстречал.
А лучше всех красуется
Статуя мужика:
Он важно в бабки дуется,
И видно, что битк_а_!
По выходе из комнат сих
210 Я мимо сфинок шел
И было не заметил их,
Да надпись вдруг прочел:
"Мемноновым представлены
В святой наш Петроград,
На пристань здесь поставлены".
Действительно, стоят.
Скажу, _огромные сии
Две сфинки_ - чудеса:
В фалборках, как из кисеи,
220 Закрыты волоса.
Таких чудн_ы_х окроме я
Не видел отродясь:
У них физиономия
Такая, как у нас!
Вот выдумка забавная -
В театре маскерад!
Попировал там славно я,
Уж подлинно впопад.
Как в дни великопостные,
230 Во всей таки красе,
Такие пресурьезные,
Там в шляпах ходят все.
На всех салопы черные
До самых до колен,
А на иных отборные
Наряды всех племен;
Как будто с чайных ящиков
Пришли все в маскерад.
Кабы достать образчиков,
240 Весь Псков наш будет рад.
Уж стали бы отхватывать
Мазурку - ай-люли!
Сумели б всех порадовать,
Как в пляс бы мы пошли.
А здесь что? - Как уходятся -
Расходятся домой;
За это деньги платятся:
Обычай уж такой!..
Раскланяюсь почтительно
250 Теперь без дальних слов;
Прощайте! Уж действительно
Я завтра еду в Псков...

<3>
ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ПОДЬЯЧИЙ ОПЯТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ
БЕДА НЕМИНУЧАЯ И РАДОСТЬ МОГУЧАЯ

Проплакали отчаянно
Пять суток мы с женой:
Стряслась беда нечаянно
Над нашей головой.
У черта сердце сжало бы,
Случись такой изъян:
На барина две жалобы
260 Пришло к нам от крестьян;
Донос их на господчика
Упрятал я под спуд,
За то меня, молодчика,
Упрятали под суд.
Прочли то есть нотацию, -
Хоть просто умирать!
Вписали в аттестацию:
К местам не принимать.
Ну где ж тут правосудие,
270 Я б всякого спросил?..
Чуть только вышел в люди я,
Брюшко чуть отрастил,
Количество изрядное
Деньжонок позашиб;
Житье-то было б знатное,
Да вдруг - и скушал гриб...
Скажите, - как правительство
Изволит рассуждать:
Вишь, я чиню грабительство!
280 С чего б им это взять?..
Ходил всегда я в нанковых,
Не то чтобы в трико,
Не брал бумажек банковых
И не тянул клико,
Умел всегда делишечки
Чистехонько вести,
И только разве лишечки
Пришлось мне загрести.
В суде не вележирствовал,
290 Не делал тяп да ляп;
Ни с кем не дебоширствовал:
Не всё ж ведь цап-царап...
Да что же?.. я утешуся,
Лиха ль еще беда!
Не бойтесь - не повешуся!
Найду кусок всегда!
Я поступлю в компанию:
Довольно их зело;
Приличную по званию
300 Я выберу - назло!..

С женою от Аничкина
Извозчика я взял, -
"Льва Гурыча Синичкина"
Глядеть каприз припал...
Да сбился я афишками,
И вышел тут крючок:
С различными делишками
Шел Пантелей Жучок.
Он человек, как водится,
310 Сенатский, деловой;
Да от жены приходится
Пропасть, хоть с головой.
Всё дело-то в нотациях:
Толкуют то и сё;
На тонких экскузациях
Основано тут всё.
Скажу: в большом был горе я,
Бедняга Деловой!
Такая же история,
320 Вот точно как со мной!..
Зато нас с Василисою
Утешила - вон та,
Что _хочет быть актрисою_, -
Такая суета.
Мне кажется, что шутствует
Она напрасно так:
Актрисой ведь присутствует
Она давно никак?
Еще тут есть отменнейший,
330 Честнейший человек,
Расчетливый, почтеннейший,
Одесский то есть грек.
Так сердце к нему клонится,
Ведь как умен, злодей!
Приятно б познакомиться:
Люблю таких людей!..
На днях смотрел _Парашеньку_ -
Нет прелестям конца!
На крестницу Евлашеньку
340 В ней сходство есть лица.
Тут очень уморительно
Всех Гусева смешит,
Тут пляшут так чувствительно,
Что плачут все навзрыд.
Печальная оказия!
Не видел ввек такой:
Чуть сам не выл в экстазе я -
Уважил Полевой!
В окошке на пришпекте я
350 Фигуру видел раз;
Признаться: стал в репшекте я,
Глядел почти что с час.
Вертится тут помещица,
Ну точно дама ник;
Я думал, мне мерещится,
И стал-таки в тупик.
С испуга я зажмурился,
Но вдруг открыл глаза
И чуть было не втюрился,
360 Такая ведь краса!..
Что ж это?.. У завивщика,
Так просто, для проказ,
Машина, вроде живчика,
Вертится напоказ.
Меня сначала мучило,
Стоял я как дурак;
А вышло - просто чучело...
И всё-то в жизни так!..
Намедни, кажись в пятницу,
370 Иду повеся нос,
Встречаю вдруг сумятицу
И вижу тут курьез.
Коляска самокатная
Катит без лошадей:
Работа деликатная,
Не русских, знать, затей...
И лодка б так не плавала
На полных парусах -
Как будто бы два дьявола
380 Уселись в колесах...

Но я здесь закалякался,
А дома ждет жена;
Ну, как бы я не всплакался:
Задорлива она!
Живу в Грязной покудова,
Не плачу ни о чем;
А в Псков меня отсюдова
Не сманят калачом.
Мне здешнее правительство
390 Оказывает честь:
В газеты, с местом жительства,
Меня велело внесть;
Чин, имя и фамилия -
Всё внесено в столбец.
Ведь это значит - в силе я,
Каков я молодец?..
Итак - мое почтение!
Готовый быть по гроб
У вас во услужении
400 "Феклист Онуфрич Боб".


1841

ТАБАК

Табак не признан модным франтом,
Но человек с прямым умом,
Писатель с истинным талантом
Живут, как с другом, с табаком.
Нос образованный и дикий
Его издревле уважал,
И даже Фридрих, муж великий,
Табак в карман жилетный клал.
Наполеон пред жарким боем
10 Им разгонял свою тоску,
И вряд ли б он прослыл героем,
Когда б не нюхал табаку.
Табак смягчает нрав суровый,
Доводит к почестям людей:
Приятель мой через _бобковый_
Достиг _известных степеней_.
Табак, наш разум просветляя,
Нас к добродетели ведет;
И если, трубку презирая,
20 Весь свет понюхивать начнет,
Добро, как будто в мире горнем,
Здесь процветет с того числа
И на земле табачным корнем
Искоренится корень зла.


1844

И СКУЧНО, И ГРУСТНО!

И скучно, и грустно, и некого в карты надуть
В минуту карманной невзгоды...
Жена?.. но что пользы жену обмануть?
Ведь ей же отдашь на расходы!
Засядешь с друзьями, но счастия нет и следа -
И черви, и пики, и всё так ничтожно.
Ремизиться вечно не стоит труда,
Наверно играть невозможно...
Крепиться?.. Но рано иль поздно обрежешься вдруг,
10 Забыв увещанья рассудка...
И карты, как взглянешь с холодным вниманьем вокруг, -
Такая пустая и глупая шутка!..


РОСТОВЩИК

Было года мне четыре,
Как отец сказал:
"Вздор, дитя мое, всё в мире!
Дело - капитал!"
И совет его премудрый
Не остался так:
У родителя наутро
Я украл пятак.
Страсть навек к монете звонкой
10 Тотчас получив,
Стал у всех я собачонкой,
Кто богат и чив.
Руки, ноги без зазренья
Всем лизал, как льстец,
И семи лет от рожденья
Был уж я подлец!
(То есть так только в народе
Говорится, а зато
Уж зарыто в огороде
20 Было кое-что.)
Говорят, есть страсти, чувства -
Незнаком, не лгу!
Жизнь, по-моему, - искусство
Наживать деньгу.
Знать, во мне раненько скупость
Охладила кровь:
Рано понял я, что глупость -
Слава, честь, любовь,
Что весь свет похож на лужу,
30 Что друзья - обман
И затем лишь лезут в душу,
Чтоб залезть в карман,
Что от чести от злодейки
Плохи барыши,
Что подлец, кто без копейки,
А не тот, кто без души.
И я свыкся понемногу
С ролею скупца
И, ложась, молился богу,
40 Чтоб прибрал отца...
Добрый, нежный был родитель,
Но в урочный час
Скрылся в горнюю обитель,
Навсегда угас!
Я не вынес тяжкой раны, -
Я на труп упал
И, обшарив все карманы,
Горько зарыдал...
Продал всё, что было можно
50 Хоть за грош продать,
И деньжонки осторожно
Начал в рост пускать...
Чтоб нажиться - лез из кожи,
Лук да редьку ел,
Ни спины, ни рук, ни рожи,
Верьте, не жалел!
Всех завел, провел и вывел,
С кем сойтись пришлось,
И, пока не оплешивел,
60 Брал процент с волос:
Вырастать им как угодно
Волю я давал
И в цирюльню ежегодно
Косу продавал.
И теперь зато, под старость,
Есть немножко тут.

(Хлопает по карману.)

Пусть приходят люди в ярость,
Говорят: он плут!
Шутки!.. нет, побольше стою!
70 Я ведь знаю свет:
Лишь тряхни-ка я казною
Да задай обед,
Все в объятья тотчас к плуту,
Все в родню, в друзья -
Я честнейший в ту ж минуту..
Что, не так ли.... а???..


1841

ТОЛК С НОВЫМ ГОДОМ

Здравствуй, братец новый год!
Ну садись-ка, потолкуем,
Как с тобою мы надуем
Православный наш народ.
Нынче люди - бог их знает -
Мудрено себя ведут.
Сидор Карпа надувает,
Смотришь - Сидор сам надут...
Перепутаются мысли
10 От вседневной кутерьмы,
Хоть по алгебре расчисли -
Всё внакладе мы да мы.
Издадим-ка два журнала,
Слепим бричку без осей
Да наделаем из сала
Восковых себе свечей.
А чтоб в люди выйти разом,
Ярко мы осветим газом
Глупости своих друзей.
20 Для детей составим книги
(Ведь на них теперь расход)
И на акциях до Риги
Смело пустим весоход...
Иногда же, так, от скуки,
Гальванические штуки
Можно будет отливать;
Иль, приделав к шару крылья,
В новый свет за кошенилью
Станем с выгодой летать;
30 Иль давай, mon cher, {*} писать,
{* Мой милый (франц.).}
Не шутя, проект, ей-богу!
Про железную дорогу,
Хоть на Дон, в пример сказать.
А когда об нас по миру
Зашумит, мой друг, молва -
Нам авось дадут квартиру
И - казенные дрова!..


СТИХОТВОРЕНИЕ,
_ЗАИМСТВОВАННОЕ_
ИЗ ШИЛЛЕРА И ГЕТЕ

Я герой!..
Припеваючи жить
И шампанское пить,
Завираться!

Жребий мой:
Вечеринки давать,
И себя восхвалять,
И стишки издавать,

И собой
10 Восхищаться!
Верить одному
Вкусу своему,
Всех блаженней в мире,
Всех несчастней быть;
Но какое счастье
Так себя любить!..


1850

<ИЗ "САНТИМЕНТАЛЬНОГО ПУТЕШЕСТВИЯ
ИВАНА ЧЕРНОКНИЖНИКОВА
ПО ПЕТЕРБУРГСКИМ ДАЧАМ">

<1>

Ферапонт овчину дубил
И руку себе зашибил.
Он стал овчину бранить,
Когда руку стало сводить;
А я скажу ему на то,
Что он бранил ее ни за что!
Так знай же ты, детина,
Что может ушибить и овчина,
Когда ты дурак
10 И делаешь не так.

<2>

О, если б мог я шар земной
Схватить озлобленной рукой, -
Схватить... измять и бросить в ад!..
Я был бы счастлив... был бы рад!..

<3>

Злодею выбиты все зубы,
Порок достойно награжден.

<4>
ДРУГУ КОПЕРНАУМОВУ

Люблю твой пламенный азарт,
Когда, с небритой бородою,
Накрывшись шляпою кривою,
Идешь сражаться ты в бильярд,

Когда ты с чашей пуншевой
Кружок друзей своих обходишь
И вензеля ногами водишь
Пред хладно-чинною толпой,

Когда, вооружась бутылкой,
10 На драку радостно спешишь
Иль стулом франта по затылку
Как бы перуном ты разишь!

Так, удаль мне мила твоя,
Твоим я видом восторгаюсь,
И сам кием вооружаюсь,
И в драку смело лезу я!

<5>

Была прекрасная погода -
С злодеем ты гулять пошла,
И все дивились на урода,
С которым ты нежна была;
И канареечного цвету
Его безвкуснейший жилет
Являл осьмое чудо свету.
Он был, казалось, средних лет,
В его наружности холодной
10 Не замечалось и примет
Ни той осанки благородной,
Ни энергии юных лет,
Которые к твоим услугам -
Твои покорные рабы -
Мы предлагаем друг за другом
По воле сердца и судьбы...
Скажи: ужель сей зверь небритый
Твоей душою овладел?
Быть может, что вчера побитый
20 В харчевне грязной он сидел?
А нынче вдруг такой наградой
Он наслаждается, глупец,
Которая была б отрадой
Для наших пламенных сердец.
Каким достоинством сокрытым
Тебя сей зверь очаровал?
Скажи, не глазом ли подбитым?
Иль ядом лести и похвал?
Иль против воли ты, Мария,
30 Под гнетом роковой тоски,
Небритого и злого змия
Себе избрала в женихи?
Но ты, быть может, непослушна
Веленьям матери своей
И, к злому зверю равнодушна,
По сердцу жаждешь ты связей?..
О, если так... узнай, что ныне
Три сердца, полные тобой,
Блуждают в мире, как в пустыне,
40 Под гнетом страсти роковой.
Внемли же страстные моленья
Влюбленных пламенных сердец!
Но если ты без сожаленья
Идешь с злодеем под венец -
О! Гнев наш будет дик и страшен!
Где ты гуляешь с ним теперь,
Лежать там будет бездыханен,
Безгласен, мертв сей лютый зверь...
А сами мы, сплетясь руками,
50 Низринемся в пучину вод...
И трупы хладные волнами
К ногам жестокой принесет!

<6>

Несчастный день! позорный день!
День срама и стыда!
Я вел себя как глупый пень,
Да, да, да, да! да, да, да, да!

Смотрите, рощи и поля,
Меж вас идет колпак...
Я был глупее журавля...
Так, так, так, так! так, так, так, так!

"Ты жалкий трус! ты жалкий трус!" -
10 Она кричит вослед.
К ней никогда не возвращусь...
Нет, нет, нет, нет! нет, нет, нет, нет!

<7>

Нет, мало места здесь возвышенной натуре;
Пойду я в дикий лес прислушиваться к буре!
Rado Laukar OÜ Solutions