6 июля 2022  17:04 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 11 декабрь 2007


Поэзия



Федор Тютчев



Тютчев Фёдор Иванович (1803 год, село Овстуг Орловской губернии - 1873 год, Царское Село, близ Петербурга) - известный поэт, один из самых выдающихся представителей философской и политической лирики. Тютчев Федор Иванович происходил из родовитой, но небогатой дворянской семьи. Тютчев не был плодовит как поэт (его наследие - около 300 стихотворений). Начал печататься в 16 лет, но печатался редко, в малоизвестных альманахах, в период 1837-1847 почти не писал стихов и, вообще, мало заботился о своей репутации поэта. Впервые поэзия Тютчева обратила на себя внимание после публикации ряда его стихов в пушкинском "Современнике" в 1836-1837. Первое собрание стихов, выпустил в 1854 Тургенев. Однако прижизненная известность Тютчева ограничивалась кругом литераторов и знатоков.

СТИХИ


Проблеск

Слыхал ли в сумраке глубоком
Воздушной арфы легкий звон,
Когда полуночь, ненароком,
Дремавших струн встревожит сон?..

То потрясающие звуки,
То замирающие вдруг...
Как бы последний ропот муки,
В них отозвавшися, потух!

Дыханье каждое Зефира
Взрывает скорбь в ее струнах...
Ты скажешь: ангельская лира
Грустит, в пыли, по небесах!

О, как тогда с земного круга
Душой к бессмертному летим!
Минувшее, как призрак друга,
Прижать к груди своей хотим.

Как верим верою живою,
Как сердцу радостно, светло!
Как бы эфирною струею
По жилам небо протекло!

Но ах, не нам его судили;
Мы в небе скоро устаем, -
И не дано ничтожной пыли
Дышать божественным огнем.

На новый 1816 год

Уже великое небесное светило,
Лиюще с высоты обилие и свет,
Начертанным путем годичный круг
свершило
И в ново поприще в величии грядет! -
И се! Одеянный блистательной зарею,
Пронзив эфирных стран белеющийся
свод,
Слетает с урной роковою
Младый сын Солнца - Новый год!..
Предшественник его с лица земли
сокрылся,
И по течению вратящихся времен,
Как капля в океан, он в вечность
погрузился!
Сей год равно пройдет!.. Устав небес
священ...
О Время! Вечности подвижное зерцало! -
Все рушится, падет под дланию твоей!..
Сокрыт предел твой и начало
От слабых смертного очей!..

Века рождаются и исчезают снова,
Одно столетие стирается другим;
Что может избежать от гнева Крона злого?
Что может устоять пред грозным богом
сим?

Пустынный ветр свистит в руинах
Вавилона!
Стадятся звери там, где процветал Мемфис!
И вкруг развалин Илиона
Колючи терны обвились!..

А ты, сын роскоши! о смертный
сладострастный,
Беспечна жизнь твоя средь праздности
и нег
Спокойно катится!.. Но ты забыл,
несчастный:
Мы все должны узреть Коцита грозный
брег!..
Возвышенный твой сан, льстецы твои
и злато
От смерти не спасут! Ужель ты не видал,
Сколь часто гром огнекрылатый
Разит чело высоких скал?..

И ты еще дерзнул своей рукою жадной
Отъять насущный хлеб у вдов и у сирот;
Изгнать из родины семейство безотрадно!..
Слепец! стезя богатств к погибели ведет!..
Разверзлась пред тобой подземная обитель!
О жертва Тартара! о жертва Евменид,
Блеск пышности твоей, грабитель!
Богинь сих грозных не пленит!..

Там вечно будешь зреть секиру изощренну,
На тонком волоске висящу над главой:
Покроет плоть твою, всю в язвах
изможденну,
Не ткани пурпурны - червей кипящий
рой!..
Возложишь не на одр растерзанные члены,
Где б неге льстил твоей приятный
мягкий пух,
Но нет - на жупел раскаленный, -
И вечный вопль пронзит твой слух!

Но что? сей страшный сонм! сии кровавы
тени
С улыбкой злобною, они к тебе спешат!..
Они прияли смерть от варварских гонений!
От них и ожидай за варварство наград! -
Страдай, томись, злодей, ты жертва
адской мести! -
Твой гроб забвенный здесь покрыла
мурава! -
И навсегда со гласом лести
Умолкла о тебе молва!


Двум друзьям

В сей день, блаженный день, одна из вас
прияла
И добродетели и имя девы той,
Котора споборала
Религии святой;
Другой же бытие Природа даровала.

Она обеих вас на то произвела,
Чтоб ваши чувства и дела
Взаимно счастье составляли
И полу нежному пример бы подавали.

Разлука угнетает вас,
О верные друзья! Настанет вскоре час -
Приятный, сладостный, блаженный час
свиданья:
И в излиянии сердец
Вы узрите ее конец
И позабудете минувшие страданья!..

* * *

Пускай от зависти сердца зоилов ноют.
Вольтер! Они тебе вреда не нанесут...
Питомца своего Пиериды покроют
И _Дивного_ во храм бессмертья проведут!


Послание Горация к Меценату, в котором приглашает его к сельскому обеду

Приди, желанный гость, краса моя
и радость!
Приди, - тебя здесь ждет и кубок круговой,
И розовый венок, и песней нежных сладость!
Возженны не льстеца рукой,
Душистый анемон и крины
Лиют на брашны аромат,
И полные плодов корзины
Твой вкус и зренье усладят.
Приди, муж правоты, народа покровитель,
Отчизны верный сын и строгий друг царев,
Питомец счастливый Кастальских чистых дев,
Приди в мою смиренную обитель!
Пусть велелепные столпы,
Громады храмин позлащенны
Прельщают алчный взор несмысленной
толпы;
Оставь на время град, в заботах
погруженный,
Склонись под тень дубрав; здесь ждет тебя
покой.
Под кровом сельского Пената,
Где все красуется, все дышит простотой,
Где чужд холодный блеск и пурпура
и злата, -
Там сладок кубок круговой!
Чело, наморщенное думой,
Теряет здесь свой вид угрюмый;
В обители отцов все льет отраду нам!
Уже небесный лев тяжелою стопою
В пределах зноя стал - и пламенной стезею
Течет по светлым небесам!..
В священной рощице Сильвана,
Где мгла таинственна с прохладою слиянна,
Где брезжит сквозь листов дрожащий, тихий
свет,
Игривый ручеек едва-едва течет
И шепчет в сумраке с прибрежной осокою;
Здесь в знойные часы, пред рощею густою,
Спит стадо и пастух под сению прохлад,
И в розовых кустах зефиры легки спят.
А ты, Фемиды жрец, защитник беззащитных.
Проводишь дни свои под бременем забот;
И счастье сограждан - благий, достойный
плод
Твоих стараний неусыпных! -
40 Для них желал бы ты познать судьбы предел;
Но строгий властелин земли, небес и ада
Глубокой, вечной тьмой грядущее одел.
Благоговейте, персти чада! -
Как! прах земной объять небесное посмеет?
Дерзнет ли разорвать таинственный покров?
Быстрейший самый ум, смутясь, оцепенеет,
И буйный сей мудрец - посмешище богов! -
Мы можем, странствуя в тернистой сей
пустыне,
Сорвать один цветок, ловить летящий миг;
Грядущее не нам - судьбине;
Так предадим его на произвол благих! -
Что время? Быстрый ток, который в долах
мирных,
В брегах, украшенных обильной муравой,
Катит кристалл валов сапфирных;
И по сребру зыбей свет солнца золотой
Играет и скользит; но час - и бурный
вскоре.
Забыв свои брега, забыв свой мирный ход,
Теряется в обширном море,
В безбрежной пустоте необозримых вод!
Но час - и вдруг нависших бурь громады
Извергли дождь из черных недр;
Поток возвысился, ревет, расторг преграды,
И роет волны ярый ветр!..
Блажен, стократ блажен, кто может
в умиленье,
65 Воззревши на Вождя светил,
Текущего почить в Нептуновы владенья,
Кто может, радостный, сказать себе: _я жил_!
Пусть завтра тучею свинцовой
Всесильный бог громов вкруг ризою багровой
Эфир сгущенный облечет,
Иль снова в небесах рассыплет солнца
свет, -
Для смертных все равно; и что крылаты годы
С печального лица земли
В хранилище времен с собою увлекли,
Не пременит того и сам Отец природы.
Сей мир - игралище Фортуны злой.
Она кичливый взор на шар земной бросает
И всей вселенной потрясает
По прихоти слепой!..
Неверная, меня сегодня осенила;
Богатства, почести обильно мне лиет,
Но завтра вдруг простерла крыла,
К другим склоняет свой полет!
Я презрен - не ропщу, - и, горестный
свидетель
И жертва роковой игры,
Ей отдаю ее дары
И облекаюсь в добродетель!..
Пусть бурями увитый Нот
Пучины сланые крутит и воздымает,
И черные холмы морских кипящих вод
С громовой тучею сливает,
И бренных кораблей
Рвет снасти, все крушит в свирепости
своей...
Отчизны мирныя покрытый небесами,
Не буду я богов обременять мольбами;
Но дружба и любовь, среди житейских волн
Безбедно приведут в пристанище мой челн.


* * *

Всесилен я и вместе слаб,
Властитель я и вместе раб,
Добро иль зло творю - о том не
рассуждаю,
Я много отдаю, но мало получаю,
И в имя же свое собой повелеваю,
И если бить хочу кого,
То бью себя я самого.

Урания

Открылось! - Не мечта ль? Свет новый!
Нова сила
Мой дух восторженный, как пламень,
облекла!
Кто, отроку, мне дал парение орла! -
Се муз бесценный дар! - се вдохновенья
крыла!
Несусь, - и дольный мир исчез передо
мной, -
Сей мир, туманною и тесной
Волнений и сует обвитый пеленой, -
Исчез! - Как солнца луч златой,
Коснулся вежд эфир небесный...
И свеял прах земной...
Я зрю превыспренних селения чудесны...
Отсель - отверзшимся таинственным
вратам -
Благоволением судьбины
Текут к нам дщери Мнемозины,
Честь, радость и краса народам и векам!..

Безбрежное море лежит под стопами,
И в светлой лазури спокойных валов
С горящими небо пылает звездами,
Как в чистом сердце - лик богов;
Как тихий трепет - ожиданье;
Окрест священное молчанье.

И се! Как луна из-за облак, встает
Урании остров из сребряной пены;
Разлился вокруг немерцающий свет,
Богинь улыбкою рожденный...
Несутся свыше звуки лир;
В очарованьях тонет мир!..

Эфирного тени сложив покрывала
И пояс волшебный всесильных харит,
Здесь образ _Урания_ свой восприяла,
И звездный венец на богине горит!
Что нас на земле _мечтою_ пленяло,
Как _Истина_, то нам и здесь предстоит!

Токмо здесь под ясным небосклоном
Прояснится жизни мрачный ток;
Токмо здесь, забытый Аквилоном,
Льется он, и светел и глубок!
Токмо здесь прекрасен жизни гений,
Здесь, где вечны розы чистых наслаждений,
Вечно юн Поэзии венок!..

Как Фарос для душ и умов освященных,
Высоко воздвигнут _Небесныя_ храм; -
И _Мудрость_ приветствует горним плененных
Вкусить от трапезы питательной там.
Окрест благодатной в зарях златоцветных,
На тронах высоких, в сиянье богов,
Сидят велелепно спасители смертных,
Создатели блага, устройства, градов;
Се _Мир_ вечно-юный, златыми цепями
Связавший семейства, народы, царей;
_Суд правый_ с недвижными вечно весами;
_Страх божий_, хранитель святых алтарей;
И ты, _Благосердие_, скорби отрада!
Ты, _Верность_, на якорь склоненна челом,
Любовь ко отчизне_ - отчизны ограда,
И хладная _Доблесть_ с горящим мечом;
Ты, с светлыми вечно очами, _Терпенье_,
И _Труд_, неуклонный твой врач и клеврет...
Так вышние силы свой держат совет!..

Средь них, вкруг них в святом благоговенье
Свершает по холмам облаковидных гор
В кругах таинственных теченье
Наук и знаний светлый хор...

_Урания_ одна, как солнце меж звездами,

Хранит Гармонию и правит их путями:
По манию ее могущего жезла
Из края в край течет благое просвещенье;
Где прежде мрачна ночь была,
Там светозарна дня явленье;

Как звезд река, по небосклону вкруг
Простершися, оно вселенну обнимает
И блага жизни изливает
На Запад, на Восток, на Север и на Юг...
Откройся предо мной, протекших лет
вселенна!
Урания_, вещай, где первый был твой храм,
Твой трон и твой народ, учитель всем
векам? -
Восток таинственный! - Чреда твоя
свершенна!..
Твой ранний день протек! Из ближних
Солнце врат
Рожденья своего обителью надменно
Исходит и течет, царь томный
и сомненный...
Где Вавилоны здесь, где Фивы? - где мой
град?
Где славный Персеполь? - где Мемнон, мой
глашатай?
Их нет! - Лучи его теряются в степях,
Где скорбно встретит их ловец или оратай, Бесплодно роющий во пламенных песках;
Или, стыдливые, скользят они печально
По мшистым ребрам пирамид...
Сокройся, бренного величья мрачный
вид!..
И солнце в путь стремится дальний:
Эгея на брегах приветственной главой
К нему склонился лавр; и на холмах Эллады
Его алтарь обвил зеленый мирт Паллады,
Его во гимнах звал Певец к себе слепой,
Кони и всадники, вожди и колесницы,
95 Оставивших Олимп собрание богов;
Удары гибельны Ареевой десницы,
И сладки песни пастухов; -
Рим встал, - и Марсов гром и песни
сладкогласны
Стократ на Тибровых раздалися холмах;
И лебедь Мантуи, взрыв Трои пепл
злосчастный,
Вознесся и разлил свет вечный на морях!..
Но что сретает взор? - Куда, куда ты
скрылась,
Небесная! - Бежит, как бледный в мгле
призрак,
Денница света закатилась,
Везде хаос и мрак!
"Нет! вечен свет наук; его не обнимает
Бунтующая мгла; его нетленен плод
И не умрет!.." -
Рекла _Урания_ и скиптром помавает,
И бледную, изъязвленну главу
Италия от склеп железных свобождает,
Рвет узы лютых змей, на выю ставши льву!..
Всего начало здесь!.. Земля благословенна,
Долины, недра гор, источники, леса
И ты, Везувий сам! ты, бездна раскаленна,
Природы грозныя ужасная краса!
Все возвратили вы, что в ярости несытой
Неистовый Сатурн укрыть от нас хотел!
Эллады, Рима цвет из пепела исшел!
120 И солнце потекло вновь в путь свой
даровитый!..
Феррарскому Орлу ни грозных боев ряд,
Ни чарования, ни прелести томимы,
Ни полчищ тысячи, ни злобствующий ад
Превыспренних путей нигде не воспретят:
На пламенных крылах принес он в храм
Солимы
Победу и венец; -
Там нимфы Тага, там валы Гвадалквивира
Во сретенье текут тебе, младой Певец,
Принесший песни к нам с брегов другого
мира; -
Но кто сии два гения стоят?
Как светоносны серафимы,
Хранители Эдемских врат
И тайн жрецы непостижимых? -
Един с Британских вод, другой
с Альпийских гор,
Друг другу подают чудотворящи длани;
Земного чуждые, возносят к небу взор
В огне божественных мечтаний!..
Почто горит лицо морских пучин?
Куда восторженны бегут Тамизы воды?
Что в трепете святом вы, Альпы,
Апеннин!..
Благоговей, земля! Склоните слух, народы!
Певцы бессмертные вещают бога вам:
Един, как громов сын, гремит средь вас
паденье;
Другой, как благодать, благовестит
спасенье
И путь, ведущий к небесам.
И се! среди снегов Полунощи глубокой,
Под блеском хладных зарь, под свистом
льдистых вьюг,
Восстал от Холмогор, - как сильный кедр,
высокой,
Встает, возносится и все объемлет вкруг
150 Своими крепкими ветвями;
Подъемлясь к облакам, глава его блестит
Бессмертными плодами.
И тамо, где металл блистательный сокрыт,
Там роет землю он глубокими корнями, -
Так росский Пиндар встал! - взнес руку
к небесам,
Да воспретит пылающим громам;
Минервы копием бьет недра он земные -
И истекли сокровища златые;
Он повелительный простер на море взор -
И свет его горит, как Поллюкс и Кастор!..

Певец, на гроб _отца, царя-героя_,
Он лавры свежие склонил,
И дни бесценные блаженства и покоя
_Елизаветы_ озарил!

165 Тогда, разлившись, свет от северных сияний
Дал отблеск на крутых Аракса берегах;
И гении туда простерли взор и длани,
И Фивы новые зарделися в лучах...
Там, там, в стране денницы,
Возник _Певец Фелицы_!.

Таинственник судеб прорек
_Царя-героя_ в колыбели...
_Он_ с нами днесь! _Он_ с неба к нам притек,
Соборы гениев с _ним_ царственных слетели; Престол _его_ обстали вкруг;
Над _ним_ почиет божий дух!
И музы радостно воспели
_Тебя, о царь сердец_, на троне Человек!

_Твоей_ всесильною рукою
Закрылись Януса врата!
_Ты_ оградил нас тишиною,
_Ты_ слава наша, красота!
Смиренно к _твоему_ склонялся престолу,
Перуны спят гор_е_ и долу.
И здесь, где все - от благости _твоей_,
Здесь паки гений просвещенья,
Блистая светом обновленья,
Блажит своих веселье дней! -
Здесь клятвы он дает священны,
Что постоянный, неизменный,
В своей блестящей высоте,
_Монарха_ следуя заветам и примеру,
Взнесется, опершись на Веру,
К своей божественной мете.


* * *

Неверные преодолев пучины,
Достиг пловец желанных берегов;
И в пристани, окончив бег пустынный,
С веселостью знакомится он вновь!..
Ужель тогда челнок свой многомощный,
Восторженный, цветами не увьет?..
Под блеском их и зеленью роскошной
Следов не скроет мрачных бурь и вод?..

И ты рассек с отважностью и славой
Моря обширные своим рулем, -
И днесь, о друг, спокойно, величаво
Влетаешь в пристань с верным
торжеством.
Скорей на брег - и дружеству на лоно
Склони, певец, склони главу свою -
Да ветвию от древа Аполлона
Его питомца я увью!..


К оде Пушкина на Вольность

Огнем свободы пламенея
И заглушая звук цепей,
Проснулся в лире дух Алцея -
И рабства пыль слетела с ней.

От лиры искры побежали
И вседробящею струей,
Как пламень божий, ниспадали
На чела бедные царей.

Счастлив, кто гласом твердым, смелым
Забыв их сан, забыв их трон,
Вещать тиранам закоснелым
Святые истины рожден!
И ты великим сим уделом,
О муз питомец, награжден!

Воспой и силой сладкогласья
Разнежь, растрогай, преврати
Друзей холодных самовластья
В друзей добра и красоты!
Но граждан не смущай покою

И блеска не мрачи венца,
Певец! Под царскою парчою
Своей волшебною струною
Смягчай, а не тревожь сердца!


Харон и Каченовский


Харон

Неужто, брат, из царства ты живых -
Но ты так сух и тощ. Ей-ей, готов
божиться,
Что дух нечистый твой давно в аду
томится!

Каченовский

Так, друг Харон. Я сух и тощ от книг...
Притом (что долее таиться?)
Я полон желчи был - отмстителен и зол,
Всю жизнь свою я пробыл спичкой...


Весна
(Посвящается друзьям)

Любовь земли и прелесть года,
Весна благоухает нам! -
Творенью пир дает природа,
Свиданья пир дает сынам!..

Дух жизни, силы и свободы
Возносит, обвевает нас!..
И радость в душу пролилась,
Как отзыв торжества природы,
Как бога животворный глас!..

Где вы, Гармонии сыны?..
Сюда!.. и смелыми перстами
Коснитесь дремлющей струны,
Нагретой яркими лучами
Любви, восторга и весны!..

15 Как в полном, пламенном расцвете,
При первом утра юном свете,
Блистают розы и горят;
Как зефир в радостном полете
Их разливает аромат, -

Так, разливайся, жизни сладость,
Певцы!.. за вами по следам!..
Так п_о_рхай наша, други, младость
По светлым счастия цветам!..
Вам, вам сей бедный дар признательной
любви,

Цветок простой, не благовонный,
Но вы, наставники мои,
Вы примете его с улыбкой
благосклонной.
Так слабое дитя, любви своей в залог,
Приносит матери на лоно
В лугу им сорванный цветок!..


A. H. M.

Нет веры к вымыслам чудесным,
Рассудок все опустошил
И, покорив законам тесным
И воздух, и моря, и сушу,
Как пленников - их обнажил;
Ту жизнь до дна он иссушил,
Что в дерево вливала душу,
Давала тело бестелесным!..

Где вы, о древние народы!
Ваш мир был храмом всех богов,
Вы книгу Матери-природы
Читали ясно без очков!..
Нет, мы не древние народы!
Наш век, о други, не таков.

О раб ученой суеты
И скованный своей наукой!
Напрасно, критик, гонишь ты
Их златокрылые мечты;
Поверь - сам опыт в том порукой, -
Чертог волшебный добрых фей
И в сновиденье - веселей,
Чем наяву - томиться скукой
В убогой хижине твоей!..


Одиночество


Как часто, бросив взор с утесистой
вершины,
Сажусь задумчивый в тени древес густой,
И развиваются передо мной
Разнообразные вечерние картины!
Здесь пенится река, долины красота,
И тщетно в мрачну даль за ней стремится
око;
Там дремлющая зыбь лазурного пруда
Светлеет в тишине глубокой.
По темной зелени дерев
Зари последний луч еще приметно
бродит,
Луна медлительно с полуночи восходит
На колеснице облаков,
И с колокольни одинокой
Разнесся благовест протяжный и глухой;
Прохожий слушает, - и колокол далекий
С последним шумом дня сливает голос
свой.
Прекрасен мир! Но восхищенью
В иссохшем сердце места нет!..
По чуждой мне земле скитаюсь сирой
тенью,
И мертвого согреть бессилен солнца свет.
С холма на холм скользит мой взор
унылый
И гаснет медленно в ужасной пустоте;
Но, ах, где стречу то, что б взор
остановило?
И счастья нет, при всей природы
красоте!..
И вы, мои поля, и рощи, и долины,
Вы мертвы! И от вас дух жизни улетел!
И что мне в вас теперь, бездушные
картины!..
Нет в мире одного - и мир весь опустел!
Встает ли день, нощные ль сходят
тени, -
И мрак и свет противны мне...
Моя судьба не знает изменений -
И горесть вечная в душевной глубине!
Но долго ль страннику томиться
в заточенье?
Когда на лучший мир покину дольний
прах,
Тот мир, где нет сирот, где вере
исполненье;
Где солнцы истины в нетленных небесах?..
Тогда, быть может, прояснится
Надежд таинственных спасительный
предмет,
К чему душа и здесь еще стремится,
И токмо там, в отчизне, обоймет...
Как светло сонмы звезд пылают надо
мною,
Живые мысли божества!
Какая ночь сгустилась над землею,
И как земля, в виду небес, мертва!..
Встают гроза и вихрь, и лист крутят
пустынный!
И мне, и мне, как мертвому листу,
Пора из жизненной долины, -
Умчите ж, бурные, умчите сироту!..

Rado Laukar OÜ Solutions