22 января 2022  06:44 Добро пожаловать к нам на сайт!

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 65 июнь 2021 г.

Дебют

 

Алексей Фёдоров

 

Алексей Фёдоров, родился и живёт в Москве. Закончил Московскую Медицинскую Академию им. И.М. Сеченова, работает врачом-кардиохирургом, кандидат медицинских наук. Обозреватель и колумнист журналов «Здоровье» и «Сноб».  Финалист международных литературных конкурсов «Русский Гофман», «Витебский листопад», лауреат Московского областного конкурса «Звёздное перо» имени Г. Кольцова в номинации «Поэзия». Публиковался в журнале «Зинзивер», участник ЛитО «Пиитер». 

Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга»   

                                                                                                                                    Феликсом Лукницким 

 

СТИХИ

 

Ночной трамвай маршрута номер три, 

ты знаешь этот город изнутри, 

скользишь колёсами по двум тупым ножам 

и подбираешь сонных горожан. 

 

Включу воспоминаний патефон 

и пусть летит, качается вагон, 

пусть за окном мерцают фонари 

ночной маршрут трамвая номер три. 

 

Греми доспехами, ныряй в густой туман, 

звени, как полный мелочи карман, 

притормози у тусклого огня 

и в темноту высаживай меня.  

 

бог 

 

Написала бог с маленькой  — 
модно, и подружки так пишут тоже, 
но душевный внезапно пропал покой, 
неприятное чувство гложет. 
 
Нервно курит, и надо в чат, 
надо выстроить вечер, 
а слова почему-то горчат, горчат. 
Раздавила бычок  — не лечит. 
 
Ходили, гуляли, пили немного, 
у забора нашли птенца 
отпустили, а он упал на дорогу, 
и на душе нехорошая такая тревога 
словно обидела зря отца. 

 

*** 

 

Иероглиф улиц меня от центра 
вывел к дому, не удержав процента. 
Дождь утих. Лишь большая воронья стая 
шелестела в листве, её листая. 
 
День прошел, как финал непростого матча, 
возвышался фонарь корабельной мачтой. 
Ненасытно прожектор по небу шарил, 
находя и теряя воздушный шарик. 
 
Я поднялся к себе, и, не раздеваясь, 
лёг, всем телом тебя касаясь. 
И тянулся из форточки приоткрытой 
воздух, свежий и ядовитый. 

 

*** 

 

Уедем с тобой в плохие места, 
в хороших нас не поймут. 
Я буду охранником у моста, 
за это меня убьют.  
 
Ты будешь играть вечерами в дартс, 
пить виски и тёплый ром. 
Всё то, что хорошего было в нас,  
ты разглядишь в другом.  
 
Вы будете вместе ходить на пляж 
и под большой луной,  
ты руку и сердце ему отдашь 
закрепленные за мной.  
 
Безжалостно время течёт в песок, 
а там, под ним, пустота.  
Я выброшусь вверх и наискосок  
последним прыжком кита.  

 

*** 

 

Ты удивишься, что Балчуг  — остров, 
и не подходит под пункты ГОСТа 
за близость от крепостного рва. 
Арбат  — арба и орда  — Ордынка, 
и что славянского дно суглинка 
меряне, вятичи, татарва. 
Что первый   — Минин, второй  — Пожарский, 
и в том киоске на Пролетарской 
по-прежнему жироточит гриль. 
Года идут, тяжело смириться, 
что впереди их примерно тридцать 
и нас, наверно, сдадут в утиль. 

 

*** 

 

Достав коробку с антресоли, 
мужчина средних лет ничем 
не примечательного вида 
присел немного отдохнуть. 
Смотрел на порванные тапки 
и слушал, как над головой, 
уже почти касаясь кожи 
свистели пули бытия. 
Вздохнул, и медленно поднялся, 
и начал молча собирать 
надёжно спрятанные раньше 
игрушки детства своего. 
Вот самодельная рогатка 
под папкой в ящике стола 
и старая приставка Денди 
и жёлтых картриджей набор. 
Отнёс всё это на помойку, 
ещё немного постоял, 
махнул рукой, и быстрым шагом 
вернулся в опустевший дом. 
Открыв подаренный друзьями 
с зелёной крышечкой кефир, 
мужчина с детством попрощался 
ему сегодня сорок лет. 

 

*** 

 

Ничего не происходит 
человек к стеклу приник, 
перекрёсток переходит 
одинокий дождевик. 
 
Перепад высоток пьяных  — 
шпиль царапает глаза, 
в зоопарке обезьяны 
и метро всем этим за. 
 
Выпьем няня, где же кружка, 
где фамильное вино? 
Гром шарахнет, словно пушка 
или рыба в домино. 
 
Вечер душу раскурочит, 
ветер тучи гонит прочь 
и косой, неровный почерк 
перемалывает ночь. 

 

Лось 

 

Когда тебе навстречу вышел лось 
ты вспоминаешь всё, что не сбылось 
и признаёшься в мелком и неважном. 
И страшно хоть на миг вообразить, 
как будешь перед богом егозить 
если медведь появится однажды. 
Лось, между тем, показывает бок 
и медленно уходит на восток, 
степенно, как чужой авианосец. 
И ты, поняв, что снова жизнь легка, 
косишься на него издалека 
и шепчешь: испугался, рогоносец. 

 

*** 

 

Молчи. Если угодно свой кулак 
засунь поглубже, сковывая зубы. 
Наш век    разговорившийся дурак, 
себя перегружающий в ютубы. 
 
Как много расплодилось воробьёв  — 
огромные клокочущие стаи, 
и прилетают из других краёв 
играющие словом попугаи. 
 
Молчание, тем временем, лежит 
в глубинах мирового океана, 
и одинокий стражник сторожит 
покой титана. 

Rado Laukar OÜ Solutions