12 декабря 2017  11:56 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 Английский Сурож – частица России


300-летию присутствия русского Православия на Британских островах посвящается


 

 

Протоиерей Георгий Завершинский – благочинный Шотландии и Северной Ирландии Сурожской Епархии Русской Православной Церкви, доктор философии, кандидат технических наук, член Союза Писателей


«ВСЕ БЕРЕТ НАЧАЛО В БОГЕ» Презентация книги протоиерея Георгия Завершинского По благословению архиепископа Сурожского Елисея 25 июня, в четверг, после вечернего богослужения в библиотеке нашего собора состoялась презентация электронного издания книги священника Георгия Завершинского «ВЕРЮ! СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ!». Книга отца Георгия посвящена актуальному для многих христиан вопросу - как верить в Бога, несмотря на разочарования и трудности? Во время презентации автор весьма поэтично выразил мысль, что Бог есть источник всего: «Он выше тайн, Он за пределами всего, даже бытия». Но только соприкосновение человека и Бога в таинстве Евхаристии делает человека причастником Творца. Святым Духом человек приобщается к тайне Святой Троицы. Из этой мысли вытекает другая: тревоги и беспокойста попускаются нам для того, чтобы мы могли прийти ко Творцу. Единство души и тела - это особое состояние, которое надо ценить. Человек не может достигнуть его из-за греха, но Господь восстанавливает это единство. Тайна вещественного мира представляет собой соединение души и тела в окончательном, цельном состоянии. Отец Георгий привел интересный пример: когда человека приглашают в гости, ему рекомендуют прежде всего навести справки о хозяине и, если о нем плохо отзываются, отказаться от приглашения. Но если бы Бог так рассуждал, Он никогда бы не посетил нас. Ставший человеком Иисус Христос открывает Своему Отцу скрытое в человеке достоинство и в корне меняет его репутацию. После презентации книги о. Георгий ответил на вопросы присутствовавших. Прихожанка нашего храма Диля Джураева рассказала о своих впечатлениях от встречи: «Отец Георгий с радостью делился своим знанием и опытом, за что я ему премного благодарна. Вопросов было много и не всем удалось все спросить, а значит, интерес был неподдельный как к презентации книги, так и к самой беседе! Интересным было мнение отца Георгия о том, какие книги хотелось бы видеть на наших книжных полках, что можно приобрести для себя и в подарок тем, кто ищет помощи в познании божьих промыслов». «ВЕРЮ! СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ!» – тринадцатая по счету книга автора, которая выпущена издательством «Эксмо».  Татьяна Салмон

 

Верю! Слава Тебе Боже!

 

От автора

Возможно ли подобное название книги? – Верить?.. Но в какого из богов? Нам предлагают их на выбор. Все наши способности и пожелания учтены – пожалуйста, пройдите туда, где Вам будет комфортнее, приятнее и спокойней. Ведь Вы – наш клиент, Ваша воля для нас – закон. Но и Вы не останьтесь в долгу. Ведь, как понимаете, за определенное вознаграждение можно получить все…

* * *

Однако здесь остановимся – оказывается, не все доступно для технологий маркетинга. Кому можно предложить беспокойство? Как представить «товар лицом», если этот товар – «уверенность в невидимом», то есть вера в Бога. Не в многих богов, похожих на наши капризы, а в единого Бога, Который «недоведом, невидим и непостижим» для человека.

* * *

Стоит ли вообще говорить о том, что нам неподвластно и не может быть предоставлено даже при наличии определенных ресурсов? Может быть, лучше употребить свои силы и средства на более понятные и доступные вещи?

* * *

«Радуйся жизни и не беспокойся, Бога, может быть, и нет…» – такая маркетинговая идея возникла у британских «экспертов в области спокойствия».

* * *

Но как мы будем радоваться жизни, если не можем разделить эту радость с Тем, от Кого исходит «дыхание жизни»? Если Его «может быть, и нет», то возникает естественное беспокойство – так, может быть, и самой жизни нет? – Просто иллюзия, а в реальности ничего…

* * *

К счастью, все не так – ведь беспокойство есть, и это уже что-то! Вера приходит не как продукт разума или приобретенный за деньги товар. Она – дар, за который хочется благодарить. А благодарят кого-то, не вещь и не предмет. Бог – личность и человеку дал подобный статус – личности. Поэтому наше благодарение – желаемое для Бога действие, ради которого Он дает нам веру.

* * *

Именно беспокойство веры никак не может вдохновить на ее приобретение в качестве «товара». Скорее напротив, мы ищем от Бога успокоения и готовы для этого на многое. Однако сначала нужно побеспокоиться, чтобы верой прийти к согласию с Тем, Кто ее нам дает.

* * *

Стоит потрудиться и приложить усилие, чтобы вера не угасла и не сменилась суеверием. Мир и покой бывают не сразу. Вера есть путь, беспокойный и нелегкий, однако проходимый, потому что на этом пути нам помогает Бог.

* * *

Слава Богу, Который Сам дарует веру в Себя каждому человеку лично. Стоит ожидать и принимать такую веру, ведь она открывает нам Божье присутствие и дает возможность общения с Ним.

* * *

Бог настолько благоволит о человеке, что послал Своего Сына, ставшего человеком и не переставшего быть Богом. В Нем состоялся подлинный диалог человека и Бога. Он принимает наше благодарение и ожидает услышать славословие.

 

А восклицание «Верю! Слава Тебе, Боже!» – свободный и естественный ответ человека на Божий дар веры в Него.

 

Может, Бога нет… живи и не беспокойся

Всегда мечтал не беспокоиться

Человек не желает беспокоиться, однако «жизнь заставляет»…

* * *

Немало хлопот, будничных дел и забот. Случается и более серьезное – любовь, семья, рождение детей, работа, кредит, дом, пенсия, внуки… А иногда происходят особенные события, которые поглощают человека без остатка. Не будем приводить примеры, только отметим, что эти события редки, но имеют, как правило, далеко идущие последствия.

* * *

Многое связано с личными особенностями человека. Не только внешними – такими, как характер, воспитание и образование, но и с глубоко внутренними: сердечные привязанности, склонность к добру и духовные способности. Именно внутренние особенности выходят наружу, когда происходит что-то потрясающее нас. Вообще говоря, деление на внутреннее и внешнее условно, если человек таков, каков он есть.

* * *

Однако так бывает не всегда. Не замечая, мы часто прикрываемся внешним, пытаясь спрятаться от самих себя и от других людей, как древний Адам, который после греха прятался от Бога. Можно сказать, что именно с тех пор беспокойство вошло в человеческую природу. Оно стало неотъемлемой частью того, что обобщенно называют человеком (human being).

* * *

Итак, беспокойств в жизни хватает. Зачем, казалось бы, добавлять еще то, что связано с появлением и развитием человеческой веры в Бога. Ведь достоверно никто не может сказать и доказать, есть Он или Его нет. В течение столетий уже столько сделано для веры – построены прекрасные храмы и монастыри, созданы традиции поклонения и обучения вере. Система воспитания подрастающего поколения во многих странах была веками основана на вере. Что можно к этому добавить или чему воспротивиться?

* * *

Никто не знает реакции Самого Бога на человеческое устройство мира и в особенности на то, как человек «материализует» свою веру. Значит, может, Его нет, а люди разработали удобную «идеологию», чтобы одним были внимание и почет, другим – власть и деньги, а над всем этим стояла «вера в Бога». Тогда никто не будет беспокоиться в поисках справедливого общественного устройства и внимания к себе со стороны власти и государства. На деле это не так.

* * *

Даже демократия должна быть «контролируемой и управляемой». Соединенные Штаты – самая «верующая» христианская страна: по статистике около 20 процентов взрослого населения прочитали Библию «от корки до корки». Современная демократия – вроде бы основанный на общечеловеческих принципах способ управления страной и народом – была практически с самого начала положена в основу Конституции – основного закона США.

* * *

Однако, чтобы осуществить демократию в «одной, отдельно взятой стране», необходимо остальной мир держать «под контролем». Так появляются информационные системы, которые связывают «всех со всеми» – президента и террориста, коррупционера и народного активиста, академика и грубоватого блогера. Чем больше возможностей сиюминутного общения, тем яснее, «что у кого на уме» во всем мире.

* * *

Не следует забывать – кто устанавливает правила игры и обеспечивает ее техническую реализацию, тот, без сомнения, сам желает возвыситься над происходящим и подобно некоему «божеству» все видеть и регулировать. Иногда открывается, что, оказывается, в мире существуют системы «тотальной слежки»: бывшие сотрудники специальных подразделений время от времени «выдают секреты» и показывают всем, что за ними «следили». Некрасиво, но факт…

* * *

Возможно ли не беспокоиться хотя бы тому человеку, который не желал зла, честно и добросовестно трудился, своими силами решал все вопросы и никого не обидел? Другими словами, есть ли из нас кто-то «без греха», чтобы первый мог «бросить камень» в обидчика и грешника – сказать всю правду, «назвав вещи своими именами»?

* * *

Тот, кому не о чем беспокоиться, по всей видимости, должен быть совершенно чист перед собой и людьми. Открыто и спокойно пройдут годы его жизни и наступит ее конец. А есть что-нибудь далее или нет – вопрос к вечности, не стоит его поднимать «раньше времени».

* * *

Вечность потому и вечность, что прежде времени и после него, а время потому и время, что начинается и заканчивается. «Откуда я пришел и куда иду?» Не будет ли беспокойством для «хорошего и спокойного» человека хотя бы этот вопрос?

* * *

Почему «взявшие камни» в руки, чтобы наказать грешника, в ответ на предложение выявить «самого безгрешного» среди них, вдруг стали расходиться? (Ин 8:3-11) «Не показывая пальцем», посмотрим реальности в глаза – смогу ли я показать честно и открыто перед другими людьми, что лучше их и мне не о чем беспокоиться? Древний евангельский рассказ говорит, что тогда такого человека не нашлось.

* * *

Может, сегодня все изменилось, и поскольку «Бога, возможно, нет», то не стоит беспокоиться – каждый человек может стать «спокойным», если захочет этого сам? Не утверждая наверняка, что Его нет, можно просто отложить до времени этот вопрос и «жить как живется», не создавая никому проблем. По крайней мере, постараться осуществить свою мечту «не беспокоиться». Пусть каждое мгновение жизни приносит радость, а не хлопоты, – это стоит того, чтобы потрудиться и достичь…

* * *

Здесь опять возникает беспокойство – достичь, но как?

* * *

Во «внутреннем человеке» все-таки что-то не так – если совесть не дремлет, то изнутри приходит ее слабый голос: «Ведь ты мог этого не говорить и не делать, а сделал – посмотри, ему стало неприятно, а она так расстроилась от твоих слов!» Переступим через это, чтобы не беспокоиться. Больше не будем с теми людьми встречаться – как бы не обидеть вновь.

* * *

Новая ситуация: надо что-то делать – делаю и опять кому-то «наступаю на любимую мозоль». Хорошо, вот с завтрашнего дня уже точно никого не обижу. Приходит завтра, за окном сумрачно и уныло, надо вставать и куда-то идти. Ночью прошел дождь и вокруг слякоть – как не вспомнить о хороших солнечных днях и не расстроиться? Будем встречаться с другими людьми – трудно будет удержаться от замечания о погоде – вот и у них стало тоже «мрачно на душе».

* * *

Встретил давнего друга и не нашел ничего лучшего, как отметить, что тот сильно изменился, то есть постарел. Опять не получилось, чтобы никого не задеть и совсемне беспокоиться…

* * *

Жизнь заставляет человека беспокоиться именно потому, что он живет – ест и пьет, думает и говорит, волнуется и переживает, верит и надеется. Все это непреложный факт нашего бытия, поэтому, даже устранив из него веру в Бога, полностью нам не успокоиться.

* * *

Может, без веры все-таки будет меньше хлопот и недоразумений, когда дело касается встречи представителей разных культур, традиций и образов жизни? – Возможно… Однако подобных встреч тогда придется избегать.

* * *

Поиск веры в Бога – основа всякой древней культуры и духовной традиции. Без осознания этой основы собственно культуру некому будет представлять. Человеческое общение или диалог уместны, когда есть основа для взаимопонимания, которое начинается с осознания того, что мы люди – human beings.

* * *

С чего начинается просто человек, какова отправная точка его сознания, первопричина его человечности? Здравый смысл подсказывает нам, что здесь НИКАК без веры в Бога не обойтись!

* * *

Кстати, в отношении беспокойства – так будет определенно спокойнее, когда Бог определенно есть, без неразумных сомнений. Ведь разум имеет в Нем свое начало. Да и не только разум…

Любовь есть, а Бога нет?

Никто в здравом уме не станет оспаривать любовь как факт человеческого бытия.

* * *

Даже младенец в утробе матери «реагирует» и радуется, когда его принимают и любят. Вспомним евангельский рассказ о встрече «носящих во чреве» сестер Марии и Елизаветы, когда, услышав приветствие Марии, «взыграл младенец радостно во чреве» Елизаветы (Лк 1:44).

* * *

Любовь – особое качество, присущее природе человека как такового. Однако это качество проявляется адресно и личностно, то есть в отношении другого человека с определенным именем и внешностью. Значит, через любовь человечность становится воплощенной и явной в Петре и Екатерине, например, или в Николае и Александре – личности человека, узнаваемого и воспринимаемого другими людьми.

* * *

Как «реализуется» любовь Бога? Вероятно, скажем себе, она что-то совсем иное – непостижимое и далекое, а человек недостоин Божьей любви. Или Божьей любви может просто не быть, как и самого Бога?..

* * *

Человеческая любовь, воспетая поэтами, известна всем и не нуждается в доказательстве своего существования. Самые проникновенные слова и прекрасные образы обращают внимание человека на его способность любить и быть любимым. Возвышенное и преображающее чувство приходит как бы ниоткуда, чтобы глубоко уязвить сердце и «оживить» его самые неожиданные места.

* * *

Не всегда высокий душевный образ находит свое земное отображение. «Стихи о Прекрасной Даме» Александра Блока – одно из ярких тому подтверждений. Важен сам образ любви, а не его реализация – к такому заключению приводит человека творчество. Вспомним, какими чуткими и нежными словами Марина Цветаева благодарит неведомого избранника за то, что он, не зная сам, ее так любит.

* * *

Каким было бы творчество поэта в присутствии «воплощенной мечты»? Впрочем, даже «земная реализация» образа любви не препятствует поэту возноситься в мечтах… Именно для того, чтобы они никогда не «приземлялись».

* * *

Божья любовь «распята на кресте», о чем теперь знают все…

* * *

Крест – главный ее образ, который и есть повод для подлинного беспокойства. Это уже не красивая мечта поэта, а встреча с реальностью мира и способность ее преобразить. Поэтому не получится жить так, как будто Бога нет, чтобы не беспокоиться: этого не дает Бог, Который есть и слишком нас любит. Не много столетий назад, а «здесь и сейчас» Он активно входит в наше земное существование, отвечая на устремление человеческой души.

* * *

С дерзновением можно сказать, что любовь Бога к человеку «уязвила» Его божественное бытие. Он привлекает наше внимание реальностью Своего присутствия, а не мечтой поэта, которая все-таки остается плодом воображения.

* * *

Способность иметь мечту и творчески устремляться к ней дана Богом человеку, чтобы тот сумел ощутить Его присутствие. Когда это произойдет, образы «прекрасной дамы» и «неведомого избранника» рассеются, и как из облака проступит очертание Божественного «Ты», исполненного милосердия и нежности к человеку. Его очертание останется неявным, пребывающим как бы в облаке, пока «распятая на кресте» любовь Бога не обретет встречной жертвы любви со стороны человека.

* * *

Тогда всякое беспокойство пройдет…

* * *

Вера приходит на смену беспокойству. Ничто иное, кроме веры, не успокоит. Так влюбленные юноша или девушка ожидают малейшего знака внимания со стороны «предмета» своего чувства и не успокоятся, пока не примут его. Доверие тому, кого любишь, помогает спокойно ждать и надеяться.

* * *

Если отношения людей бывают безответными, сложными и запутанными, то с Богом иначе. Его ответ всегда актуален для открытой веры, однако такая вера подразумевает готовность человека пойти на жертву.

* * *

Что значит жертва, приносимая Богу?

* * *

В древности полагали, что надо Бога умилостивить, ущедрить и убедить в своей преданности. Приносили в жертву животных и птиц для восстановления союза или «завета» с Богом. Грех разлучал с Ним, а жертва со стороны человека как бы «подвигала» Бога на милосердие и прощение. Так действовали люди, искренне полагая, что без жертвы нет прощения.

* * *

Бог прощает…

* * *

Прощение является отправной точкой для любви, и Божья любовь превосходит всякое человеческое ожидание. Но приходит она к нам в ответ на наше терпение и веру. Любовь переполняет сердце влюбленного человека, когда проявлено внимание. Сколь великую радость может принести внимание со стороны Бога, но как его распознать и отличить от восторженной чувственности?

* * *

Чтобы окончательно убедить человека, Бог отменяет всякие условия со Своей стороны и Сам идет на жертву, уверяя человека в Своем расположении к нему. «Бог есть любовь» (1 Ин 4:8,16) – значит, если возможна любовь, то есть Бог, Который вне всего, что чуждо любви. Его внимание приходит к всякому человеку, воспринимающему Его жертву. Так мы различаем свои собственные ощущения и реальность Божьей любви.

* * *

Если нам хотят помочь и для этого жертвуют чем-то своим, то разумно принять жертву, а не отвергать. Жертва как таковая уверяет в подлинности намерения действительно помочь, а не сделать вид, что помогают. Чтобы помочь, люди создают благотворительные фонды и для начала собирают средства. Но как потом распределяются собранные средства?

* * *

Один человек говорил так: «Был бы у меня миллион, я бы отдал его в помощь бездомным». Затем он стал активно скупать лотерейные билеты, приговаривая: «Вот выиграю миллион, половину отдам голодающим». Спустя некоторое время от него слышали: «Когда же наконец удача мне улыбнется, ведь от миллиона я готов целых сто тысяч отдать бедным». Нечто подобное иногда случается, если миллион поступает на счет «благотворителей».

* * *

Бог не собирает «средства», чтобы помочь обездоленным, а отдает Себя Самого. Кто может остаться «без доли», если распределяет всеблагой Бог. Для каждого у Него с избытком есть именно то, что более всего необходимо. А в конечном итоге нужна просто радость и полнота жизни, ради которой человек приходит в этот мир.

* * *

К этому мы вольно или невольно стремимся, ожидая исполнения своих желаний. Но желания не всегда бывают искренними, и потому их исполнение не приносит ожидаемого результата. Трудно усомниться лишь в искренности подлинной жертвы. Она восполняет всякое желание помочь и свидетельствует о любви.

* * *

Любовь и жертва нераздельны. Именно это и открывает нам Бог, чтобы мы верили в Него и принимали Христа – Божьего Сына, отдавшего Себя на смерть, чтобы поверили в Его воскресение. Если есть любовь, то нужно возлюбить Христа и Бога всем сердцем, душой и разумением, как говорит древняя заповедь.

Неприступный и неотступный Бог

Бог превыше всего.

* * *

Невозможно по человеческому желанию «приступить» к «недоведомому, невидимому и непостижимому» Богу. Поэтому нередко бывает, что человек служит и поклоняется более понятным стихиям, с которыми надо суметь договориться, чтобы выжить в этом мире. В древности это были природные силы и божества, теперь – удача, богатство и власть.

* * *

Сама жизнь как бы убеждает нас, чему легче служить, чтобы решить свои проблемы. Однако проблемы не исчезают – одни сменяют другие, и все обращается по кругу. Если человек удачлив, ему завидуют. Когда богат, на его богатство претендуют другие, имеет власть – рядом всегда соперники.

* * *

Нет окончательного решения ни одной проблемы. Тогда человека убеждают обратиться к Богу, поверить Ему и просить у Него помощи. Однако это оказывается еще труднее. Особенно сначала…

* * *

Непросто сделать первый шаг.

* * *

Неприступность единого Бога иногда доводит человека до отчаяния, на грани которого может проявиться его подлинная вера и готовность на жертву. Бог знает человеческие пределы.

* * *

«Переступая» Свою неприступность, Он выходит навстречу человеку, чтобы тот не погиб, оказавшись на пределе своих возможностей. И не отступает даже в случае греха и предательства с нашей стороны, однако настойчиво напоминает, что вместе с Ним для нас будет лучше.

* * *

Как представить себя в Божьем присутствии? Разве такое вообще возможно? Если бы знать наверняка, то многое следовало бы поменять в себе самом и вокруг. Кто сможет убедить человека верить в Бога и признавать Его присутствие в своей жизни?

* * *

Современный русский путешественник Федор Конюхов, теперь православный священник, говорил, что «путь к вере лежит через океан одиночества». Именно оказавшись лицом к лицу с крайне опасной стихией во время своего кругосветного путешествия в одиночку, отец Федор раскрылся навстречу Богу, Который Сам встретил его посреди бушующего океана.

* * *

Вспомним «хождение по водам» апостола Петра, который вышел из лодки навстречу Христу и пошел, как и Христос, по воде (Мф 14:28–32). Не стоит углубляться в размышление – нарушились законы тяготения или временно приостановилось их действие. Петр шел по воде только потому, что по ней шел Христос.

* * *

Легкость безгрешного Христова тела сообщилась верующему в Него Петру. Пока тот не усомнился, вера превозмогла тяжесть греха. А возникшее потом сомнение сразу начало топить Петра.

* * *

Закон тяготения не нарушался и не приостанавливался, просто верой человек облегчился от греха и телесно буквально воспарил. Подобно телу Иисуса его тело было настолько легким, что как пушинка держалось на воде.

* * *

Есть другие примеры. Из жития преподобной Марии Египетской, рассказанного старцем Зосимой, известно, что она переходила Иордан как по суху и телесно была настолько легкой, что в молитве поднималась на локоть над землей.

* * *

Во сне человек может летать и перемещаться на любые расстояния. Наше «Я» временно покидает тело, бездвижно лежащее на кровати, и не перестает быть самим собой. Удивительный эффект! Однако нас больше удивляют евангельские и житийные рассказы – как такое могло быть?

* * *

Не будем останавливаться на странных ощущениях неправдоподобности рассказов, подобных историям о «хождении по водам». Бог неприступен своей легкостью и свободой, которые бывают недоступны для отягощенного сомнениями человека. Однако Он неотступно зовет нас, как позвал Петра: «Выйди из утлой лодки своего недоверия и с верой пойди по воде».

* * *

Пребывание в ограниченном и слабо защищенном пространстве своего внутреннего мира не оградит человека от «житейских бурь и ветров». Христос знает это и потому не отступает от нас, пока не двинемся в Его сторону. Даже если мы оступимся и начнем тонуть, Он Сам не отойдет и протянет Свою руку, чтобы нам вернуться в «лодку нашего мира» уже не одному, а вместе с Ним – Богом и Спасителем.

* * *

Бог неприступен, потому что дух – легок и свободен.

* * *

Бог неотступен, потому что любит нас, хотя и «приземленных» тяжестью греха.

* * *

Любовь даже человек не может забыть и отбросить как прочитанную книгу.

* * *

Влюбленный не может объяснить, почему любит именно его или ее. Внешность, характер, возраст и привычки – неустойчивое и проходящее состояние человека, а любовь, как мы понимаем, должна быть «вечна». Она необъяснима, недоказуема и неопровержима, потому что приходит, подобно дыханию ветра, ниоткуда.

* * *

Охватывая человека, любовь делает его устремленным к своему предмету. До известной степени влюбленный бывает неотступным, даже если не получает никакого ответа. Бог любит человека и ждет столько, сколько необходимо, чтобы тот обратил свое внимание на Творца и возгорелся ответной любовью.

* * *

«Насильно мил не будешь» – всякое принуждение препятствует любви, однако терпение и неослабевающее внимание к своему предмету «творят чудеса». Заметив, что его полюбили, человек может воспылать ответной любовью, хотя и не всегда.

* * *

Вечная и неотступная Божья любовь рано или поздно непременно достигнет нашего сердца. Она разбудит нас и привлечет к Христу, Который сострадает человеку в разлуке и хочет, чтобы наши страдания завершились радостью встречи с Ним.

«Титаник» никогда не доплывет до берега

Для комфорта сделано много, а люди гибнут

Всякий человек мечтает о спокойной и комфортной жизни.

* * *

«Закончу работу и возвращусь домой, в тепло и уют семейного очага. Нужно успеть кое-что сделать, чтобы достичь полного счастья. Еще немного и хватит…» Вот это самое «немного» продолжается всю жизнь, и человек никогда не удовлетворится, потому что рядом кто-то устроился более комфортно и красиво. Не только зависть, а естественное чувство прогресса и стремление к улучшению жизни двигает мир в его развитии.

* * *

Наука и технологии прибавляют возможности для человека более удобно жить, преодолевая время и пространство. Совсем недавно мы восхищались телевидением. Какой прогресс, разве наши предки могли об этом мечтать!

* * *

Сегодня Интернет и телевидение постепенно отходят на задний план, как нечто обыденное и не привлекающее особого внимания.

* * *

Завтра – «реальное» вхождение человека в киберпространство, где он сам погружает себя в собственную мечту и уже не вспоминает Интернет, телевидение и прежние «чудеса техники».

* * *

Независимо ни от чего, однако, настоящая жизнь все-таки напомнит человеку, что он имеет тело и душу, которые требуют к себе не виртуального, а реального внимания.

* * *

Комфорта на всех никогда не хватит. Может, сократить население планеты?..

* * *

Бог Ницше умер, есть лишь свободный человек – «так говорил Заратустра». Человеку, свободному от «предрассудков» веры и религии, предстоит сделать мир счастливым и отбросить ненужный «материал». Однако готов ли сам «свободный человек» к тому, чтобы его «сократили»?

* * *

Среди всех свободных от веры и обязательств есть те, которые более свободны, а остальные – пока еще не так свободны, как им кажется. Тогда над сверхчеловеком будет сверх-сверхчеловек, над которым сверх-сверх-сверх-, и так далее… Пока не остановимся на одном отдельно взятом. Он будет иметь право «сокращать» всех прочих свободных людей, находящихся ступенью ниже. В конце концов заменит собой Бога и принудит всех верить в себя… Реальна ли подобная фантазия? Разум отказывается с этим согласиться, особенно когда на него оказывается давление извне, которого трудно избегать.

* * *

Бог выше разума, потому Его не затрагивают поиски «лукавого ума».

 

Но не во всяком умственном усилии лукавство, нечто от Бога открывается и нашему рассудку.

 

* * *

Бог творил разум в человеке, не отступая от Своих образа и подобия. Не хватает земных удовольствий на всех, значит, нужно уменьшить свои аппетиты. Возможно, вместо них найдется что-то «разумное и вечное» и не потребуется никого «сокращать», а напротив, будет хорошо именно вместе всем. Однако пока все-таки необходимо устроить отношения таких людей, какими мы являемся сейчас, а не в отдаленном будущем.

* * *

Одна из задач цивилизации дать достойное занятие большинству из живущих в ней – каждому по силам, разуму и сердцу, насколько возможно. Когда строили «Титаник», возникло немало рабочих мест, начиная от авторов проекта, инженеров и ученых и заканчивая рабочими на конвейере или теми, кто убирал за ними. Многих объединила идея плавучего «рая» – лайнера, комфорт на палубах которого превосходил все, что было ранее.

* * *

Приближалась эпоха больших потрясений, грандиозных перемен, революций и мировых войн – глобального пересмотра человеческих отношений. И время спуска «Титаника» на воду в судоверфи Белфаста было временем ожиданий и предупреждений. Но пока люди еще верили в мечту…

* * *

Удовольствие и комфорт возможны, лишь когда спокойно и безопасно.

* * *

Лучшие умы придумывали системы контроля и управления лайнером. Сколько технических изобретений и открытий было связано с его созданием. Сверхсовременные приборы для навигации, эффективные двигатели и рулевые устройства – все это обещало сберечь покой самых взыскательных пассажиров во время долгого трансатлантического рейса в Новый Свет.

* * *

«Теперь даже Бог не сможет его потопить», – во всеуслышание заявил конструктор «Титаника» после окончания строительных работ.

* * *

Встреча с айсбергом, конечно, никак не могла стать трагической неожиданностью. В тех водах, где бывают айсберги, опасные своей скрытой подводной частью, навигация осуществлялась уже не одно столетие. Опасные случаи и катастрофы принимались во внимание проектировщиками, и с их учетом создавались системы многократной надежности.

* * *

Можно предполагать, что для первого рейса персонал был тщательно подобран и особо натренирован. Трудно поверить одной из киноверсий «Титаника», что айсберг попросту проглядел «впередсмотрящий». Однако то, что случилось столетие назад, было уже не в кино…

* * *

Требования к безопасности и комфорту растут, науки развиваются, технологии совершенствуются, а люди гибнут…

* * *

Техногенные катастрофы, падения и крушения, неготовность развивающейся техники к комплексным проблемам и нештатным ситуациям – что еще к этому добавить? – Разве только человеческий фактор. Остальное будет форс-мажор или стихия (acts of God).

* * *

Что случилось с «Титаником»? Какова причина – техника или стихия? Тайна «Титаника» покоится на глубине почти четырех километров в толще воды океана и не дает к себе прикоснуться. Вероятно, стоит направить мысль в несколько ином направлении? Первое плавание чуда техники бросало вызов…

* * *

Очень давно люди уже пытались возвыситься до небес и перестали друг друга понимать, а башня в Вавилоне так и не была достроена. Может быть, потому и «Титаник» не дошел до берегов Америки?

* * *

Цивилизация создает одним избыточный комфорт, а других ставит в положение все более серьезной опасности. По независящим лично от них причинам. Однако человек рождается не для того, чтобы нелепо погибнуть, будучи вовлеченным в один из массовых «проектов века». Будь то «Титаник» или Беломорканал, ГУЛАГ или Холокост…

* * *

Хотел ли Бог погубить «Титаник»?

* * *

Может быть, стоило проучить людей, чтобы не возносились? Как иногда поступают те, кто стремится к безграничной власти, которой все равно никогда не достигают. Бог имеет всю полноту власти «на небе и на земле». Он противится гордым, но не уничтожает их.

* * *

Божья сила осуществляет Его намерение – спасать человека, а не губить. В этом или том мире, Он непременно достигнет Своего. Если не препятствовать вавилонами и титаниками, то Его любовь преображает уже этот мир. Не глобальными проектами и не превращением «камней в хлебы», а внутренним покоем человеческой души.

* * *

Нам в действительности не так много надо: творить красоту и радоваться, что это никого не обижает, а напротив, многих радует. Сам по себе человек может быть красив «неземной красотой», потому что имеет на себе Божий образ. Разделив в общении с другими людьми радость от своей красоты в Боге, он находит подтверждение от Бога. Тогда наша радость не имеет предела и переходит в вечность.

* * *

Многие пассажиры «Титаника» погибли, но все по-разному, как и жили. Поэтому перед Богом оказались в разном состоянии: сохранившие естественную красоту своей души предали ее вечности, а другие предстали на Его суд (см. Ин 5:29).

Верил в Бога или нет, стихия не разбирает

Неверие обречено. Тем более когда кругом ледяная вода… А вера? Разве она помогла?

* * *

Огромное судно стало опрокидываться и уходить под воду. Его палуба накренилась под прямым углом, и все, кто на ней был, как горох посыпались в воду. Некоторые пассажиры «Титаника» в это время читали Библию. Они тоже утонули вместе со своим пастырем, возгласившим: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр 21:1). Кто знает, где они теперь и что с ними стало? – только Бог.

* * *

Бог знает тех, кто знает Бога! Но как можно судить о том, знаю ли я Его?.. В последний момент жизни? Рискованно, а вдруг Он совсем не таков, каким я Его себе представлял. Тогда получится, что и Он меня совсем не знает, а я ведь хотел предстать в наилучшем виде – при своих самых добрых качествах.

* * *

Хотелось бы узнать о Боге пораньше… И если возможно, не в качестве пассажира «Титаника» или иного «чуда света».

* * *

Когда речь зайдет о смысле жизни, о смерти и том, что после нее, никто, кроме Самого Бога, не даст нам достойного ответа. Понимая это, стоит серьезно подумать, возможно ли ощутить Его присутствие «здесь и сейчас». Если возможно, то что я должен для этого сделать?

* * *

Когда случится что-то непоправимое, стихия, не разбирая, поглотит всех. Только кому «суждено» – тот выживет, ведь и на «Титанике» погибли не все пассажиры. Лучше всего будет, вероятно, построить более надежное судно и не рассчитывать на судьбу. Однако это не станет тем делом, которое позволит ощутить «Божье присутствие».

* * *

Кроме трагедии «Титаника» происходят другие катастрофы и бедствия, когда людям не хватает сил и способностей противостоять стихии или примирить враждующие стороны. Многие погибли и продолжают гибнуть, когда случаются засухи и наводнения, цунами и землетрясения, войны и конфликты. В то время как человеческая цивилизация находит решение одних проблем, возникают новые, которым нет «конца и края».

* * *

Мир живет от трагедии к трагедии. Весьма редко разносятся радостные известия общечеловеческого характера. Ведущие мировые агентства предпочитают обращать внимание на новости чистой политики и экономики или на экстренные сообщения о катастрофах и стихийных бедствиях. Сегодня, например, всех порадовала новость о появлении наследника в британской королевской семье, а завтра трагедия затмила собой всякую радость: с рельсов сошел поезд, погибло около сотни человек. Случилось самое крупное крушение в истории Испании, которое сразу потеснило прежнее радостное известие о рождении младенца.

* * *

Иногда создается впечатление, что Бог, если Он есть, как бы отошел в сторону и свысока наблюдает за происходящим в человечестве. До тех пор, пока человек так видит Бога и таким образом оценивает Его «милосердие» по отношению к себе, очень трудно рассчитывать на встречу с Ним. Да и сам подобный взгляд вряд ли посеет что-то «разумное, доброе, вечное» в человеке. Скорее, напротив, убедит его в полном одиночестве и свободе творить все, что захочется.

* * *

«Если Бога нет, то все дозволено» – многих это состояние вполне устраивает. Однако оно «не устраивает» Бога…

* * *

Природную стихию не унять, и человека не сделать праведным без его желания. Внутренний мир человека бывает подвержен действию не менее агрессивных стихийных сил, чем дикая природа мира внешнего. Гадаринский бесноватый из евангельского рассказа разбивал оковы и рвал на себе цепи, которыми его пытались связать, кричал и бился о камни (Мк 5:4–5).

* * *

В тихом южном российском городе один человек вышел из магазина, где продавали оружие, и начал стрелять в прохожих. Он убил несколько человек, а когда на суде его спросили, не хочет ли раскаяться в содеянном, то страшно и цинично рассмеялся, пригрозив судье расправой. Ранее экспертиза подтвердила его абсолютную вменяемость. Кто или что это было?

* * *

Чувства бессмысленной злобы и агрессии у человека обычно проходят, их сменяет физическая усталость и безразличие. Гадаринский бесноватый был силен нечеловечески и никогда не уставал, «белгородский стрелок» – без устали циничен и агрессивен, другой «стрелок» – норвежский – не уставая рыскал по острову и убивал безоружную молодежь. Не одной ли природы внутренняя стихия в том, другом и третьем случае? Она не дает человеку хоть на короткое время стать человеком. Насилует его и обладает им – внутренне и внешне.

* * *

«Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста» (Мк 9:29). Бог может освободить человека, когда захочет. Важно, чтобы человек этого захотел, но состояние, когда «все дозволено», бывает таким заманчивым. К чему это приведет? Странно было бы рассчитывать только на то, что никогда не встретишь на своем пути гадаринского, норвежского или белгородского бесноватых, которым в высшей степени «все дозволено». Чья стихия тогда одолеет?

* * *

Христос имеет власть над стихиями мира и укрощает их, чтобы помочь нам верить. «Молитва и пост» – ответ человека Богу, желающему, чтобы мы стали свободными и разумными. Стихии же и прочие «странные» силы утихают там, где не находят подходящей почвы для хаоса и насилия. Будет ли спокойный и молитвенный человек разрывать цепи или стрелять в женщин и детей?

* * *

Утихают и природные стихии – проходят катаклизмы и бедствия. Наступает тишина, в которой звучит человеческое восхищение, – «кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуется Ему?» (Лк 8:25). Действительно, кому мог бы повиноваться тот айсберг, что встал на пути «Титаника»?

* * *

На верхних палубах «Титаника» под аккомпанемент тонких разговоров проходил блестящий ужин аристократии, а на нижних – кочегары и ирландские бродяги танцевали степ под звон бокалов с гиннесом. Для «молитвы и поста» было явно не время… Возник на пути айсберг, и кто мог ему «запретить»?

* * *

Разве Бог требовал отчаянных просьб и непрерывных взываний к Нему, чтобы увести гору льда в сторону? Или ожидал, не найдется ли на круизном лайнере необходимое число праведников? Может быть, кто-то из пассажиров особенно досадил Ему? А прочими просто «пожертвовали» во имя «праведного гнева»…

* * *

Не стоит много размышлять и философствовать на столь болезненную тему. Лучше вспомнить о том, что человек имеет свое лицо перед Богом, но не всякому оно открывается. Иногда бывают обстоятельства, когда вольно или невольно нужно обрести это лицо. Такова правда о трагедиях и особенность времени ожидания неизбежной гибели.

* * *

Около двух часов происходило погружение «Титаника». Сначала подступила вода и постепенно стала заполнять шикарные апартаменты и залы. Люди устремились на верхние палубы, но туда пустили не всех. Кто смог, выбрался и увидел спокойствие и чистоту звездного неба. Аварийные лодки наполняли прежде всего пассажиры люкса, и среди них находилось немало желающих уступить свои места женщинам и детям. Однако на это шли не все, некоторым мужчинам подобное стремление было совершенно чуждо.

* * *

Потом погас свет, и надвинулся убийственный мрак и холод ночи. Корабль стал медленно и неуклонно крениться. Некоторые прыгали в воду и потом выплывали на ее поверхность. Другие не смогли и дождались последнего момента своей жизни, цепляясь за поручи и за все, что попадалось на палубе. Это лишь ненадолго отдалило их от смерти, быстрой и внезапной от ударов о воду при падении с огромной высоты кормы накренившегося судна.

* * *

«Титаника» не стало… На воде оставались десяток лодок и сотни плавающих людей. Хроника событий говорит о том, что некоторые лодки была полупустыми, а часть из них была наполнена до предела плавучести, установленного правилами. Любая инструкция составлена с учетом «запаса прочности». То есть лодка могла вместить больше людей, но при этом могла и затонуть. Экипажи предпочли удалиться с места трагедии…

* * *

Один за другим уходили на дно океана свидетели происшедшего. Молодые и постарше, офицеры и матросы, состоятельные пассажиры и не очень. Возможно, среди плавающих в холодной и спокойной воде под луной были влюбленные пары, познакомившиеся во время незаконченного рейса, или родители со своими детьми. А может быть, те, кто попал на злополучный рейс случайно и непредвиденно. Всех объяла ледяная стихия океана…

* * *

Человеческая помощь тогда была далеко, а Божья?

Помощь пришла, и погибли не все

Когда спустя два часа приплыло другое судно спасать замерзших в ледяной воде, «живая душа» все-таки нашлась. Этой «живой душе» уступили место на плавающем обломке деревянной двери. Ведь там мог уместиться лишь один человек. Спасена… Но кто? – «Живая душа» прожила счастливую жизнь, которая подошла к концу… А тот, кто уступил, – остался ЖИВ ДЛЯ БОГА, чему конца не бывает.

* * *

Бог есть любовь (1 Ин 4:8) и не бывает больше той любви, когда отдают жизнь за ближнего (Ин 15:13). Человек не хочет умирать, и в его намерении отдать жизнь за «други своя» проступают божественное присутствие и вдохновение. Даже если тот человек никогда раньше не верил в Бога…

* * *

Вера бывает явлением мгновенным и не до конца осознанным. В критические моменты она приходит как дар и помощь Бога. Если человек откликается и вверяет себя Ему, то решение отдать жизнь принимается как жертва, подобная жертве Христа. На такое способен человек лишь в полном согласии с Богом. Даже если его предшествующая жизнь не была свободна от ошибок в отношении веры и благочестия.

* * *

Мученическая кончина Марии Скобцовой – матери Марии, святой Греческой церкви Константинопольского патриархата – была жертвой. Есть свидетельства, что она с группой смертников пошла в газовую камеру добровольно – вместо другого человека. Это случилось в немецком концлагере в 1945 году, за неделю до прихода советских войск. Не все очевидцы могут подтвердить ее поступок, однако состояние человека в тот момент определялось не людьми. Раньше мать Мария писала об этом митрополиту Евлогию: «Мое состояние сейчас – это то, что у меня полная покорность к страданию, и это то, что должно быть со мною, и что если я умру, в этом я вижу благословение свыше».

* * *

Это была помощь, которую оказал Бог человеку, готовому пойти на жертву ради другого.

* * *

Бог помогает человеку спастись и ожидает нашего безусловного согласия. Иначе жизнь для Бога будет отложена. Так бывает, пока мы сами это откладываем на потом, когда станем «лучше и чище». Страдания, конечно, очищают человека, но их проходят не все. Как быть с теми, кто не уступал свое место на деревянном обломке в океане и не пошел в газовую камеру вместо другого человека?

* * *

Вера не избирает людей, а объединяет – будущих святых мучеников и просто хороших людей, священнослужителей и недавно принявших крещение, монашествующих и тех, кто посвятил себя семье и детям. Бог встречает человека и не судит его, а прощает, потому что любит. Сам человек, бывает, судит себя точно так, как он раньше судил других.

* * *

Кто после трагедии «Титаника» спас свою жизнь в лодке, возможно, всю оставшуюся жизнь «не находил себе места». По крайней мере, совесть напоминала ему об упущенном шансе иметь жизнь для Бога, если бы уступил другим свое место в лодке. Это был суд человеческий, а не Божий. Бог ему простил и ждал того, чтобы он принял Его прощение и успокоился. Однако для этого многое в жизни следовало поменять. Все ли смогли? Трудно сказать…

* * *

Для всякого суда есть пределы, за которыми должно наступить «удовлетворение» сторон. Человек не хочет суда над собой, а предпочитает сам судить других. Тогда удовлетворения ему не дождаться, ведь и другие поступают таким же образом. Бог не желает бесконечного «прения сторон» и ставит этому Свои пределы. С возрастом приходит опыт, который подсказывает, что можно остановить суд над самим собой, если перестать судить других людей.

* * *

«Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк 6:37). «Но где гарантия, – скажут некоторые, – что когда я прощу другого человека, то и он меня простит и не станет осуждать больше». «Гарантию» в данном случае дает Христос, обращаясь к человечеству в Своей Нагорной проповеди со словами, приведенными выше.

* * *

Когда мы приобретаем автомобиль или иное «чудо техники», тратим большую сумму денег и требуем от продавца гарантии его безотказной работы. Нас в этом случае предупреждают, что у гарантии есть условия, которые надо выполнить, иначе ее снимут. Всем понятно, что не стоит «забивать гвозди компьютером»…

* * *

Один небедный человек купил недешевую спортивную машину и уехал на ней. Не успели рассеяться клубы дыма после его спортивного старта, как машину привезли назад в нерабочем состоянии. «Что это за «режим ракеты» на коробке скоростей?» – громко возмущался покупатель. Оказалось, что набрав максимальную скорость, он включал заднюю передачу автомобиля, потому что полагал, что буква «R» на ней буквально означает «ракета». А это, как понимает любой водитель, ведет к полной негодности трансмиссии автомобиля. Того покупателя, вероятно, не слишком волновали гарантийные условия его покупки.

* * *

«Христова гарантия» имеет безусловный характер, потому что, принимая Его прощение, мы тем самым прощаем других. Иначе оно проходит мимо нас – безуспешно пытаться включить «режим ракеты» там, где его нет. Однако за это не лишат «Христовой гарантии» прощать и быть прощенным, а простят… Бог нас не судит, когда мы судим других, а медленно и терпеливо обучает «науке прощения».

* * *

Олицетворением прощения стал Христос. Его искушали, подвергали гонению и намеревались физически устранить. Однако этого не случилось, пока не пришел Его час. Он Сам вошел в Иерусалим и добровольно встретил Свои страдания и смерть на кресте. Чтобы «исполнилось Писание», Он не поднял руки в Свою защиту, всегда оставаясь Сыном всесильного Бога, послушным воле Отца. Христос просил Бога Отца простить тех, кто его распинал. Он умер на кресте и воскрес, и тогда помощь от Бога стала доступна всем, чтобы «никто не погиб».

* * *

Спасатели приблизились к «Титанику» слишком поздно – из тех, кто плавал в воде на месте крушения, практически никто не выжил. Спасать было уже некого…

* * *

Бог никогда не приходит на помощь слишком поздно, и Ему всегда есть, кого спасать. Души усопших, чьи тела покоятся на дне океана или в сырой земле, живы перед Богом. А души живых, о чьих делах стыдно говорить, бывают мертвы для Бога. Он не видит человека, сознание и совесть которого затемнил грех.

* * *

Бог силен восставить всякого человека от его смертного одра. Вопрос в том, желает ли человек жить вечно. Будет ли благом для него жить вечно в присутствии Бога и тех людей, которых обидел при жизни и не простил после смерти? Человек этого может не знать, пока на опыте не познает благость Самого Бога. Всем ли будет это дано?

* * *

«Если бы люди знали, что есть любовь Господа, то они стадами бежали бы ко Христу», – говорил святой Силуан Афонский. Такой опыт получил подвижник. Он уже не сомневался в способности любить, данной всем без исключения. Но союз «если» все-таки остается. Не все еще знают об этой своей способности, значит, нуждаются в помощи, чтобы не удалиться на недосягаемое расстояние от Того, Кто обладает всей полнотой любви и Кто есть сама любовь.

«Душа по природе христианка»

Религиозность в природе человека

Религиозное чувство – неотъемлемая основа жизни человека. Начиная с самого раннего детства встреча с Богом может происходить естественным образом, практически без труда. «Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф 19:14).

* * *

От детей можно научиться простоте естественного восприятия веры. А можно детей самих отучить верить в Бога…

* * *

Многим кажется, что в первую очередь надо воспитать человека, «способного постоять за себя». Этому нас учили в школе, напоминали родители, и сама жизнь заставляла быть сильным, чтобы отвечать силой на силу. Иначе, скажет всякий, тебя просто «съедят».

* * *

Есть образы «сильных людей» мирного и военного советского времени – Чкалова и Челюскина, например, или Матросова и Зои Космодемьянской. К этим образам можно добавить западного супермена, непобедимого ковбоя или «проповедника», чьи роли в собственных фильмах блестяще исполнил Клинт Иствуд, а также восточных мастеров джиу-джитсу, карате или японских самураев. Сила всегда порождает встречную силу… А хочется, чтобы доверие порождало доверие.

* * *

Можно ли верой остановить силу, а доверием исчерпать угрозу? Как быть, когда «жизнь заставляет» ответить злом на зло, ведь Божья заповедь говорит об обратном? Может, Бог пока подождет, а мы расправимся со злом этого мира и представим Ему человечество в добре и согласии? Или наше открытое «непротивление злу насилием» объединит весь мир и сделает его удобным для Христова пришествия?

* * *

Бог не ждет и приходит Сам.

 

Найдет ли Он веру?..

 

* * *

«Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф 17:20). Христос представляет человеку великие возможности, которые дает вера в Бога. С верой можно не только остановить человеческую силу, но и повелевать природными стихиями, переставлять горы, исцелять и воскрешать людей.

* * *

Где же, спросим, обрести такую веру? Столько искали и не получилось.

* * *

Вот и наступило время вспомнить, что мы росли, чтобы стать сильными и не дать себя в обиду. А Бог стал человеком и «дал Себя в обиду» другим людям, которых, несмотря ни на что, любит. Может быть, вера и нас приведет к любви, когда мы перестанем не доверять никому и постоянно бояться обид и унижений.

 

 

 

 

Протоиерей Георгий Завершинский – благочинный Шотландии и Северной Ирландии Сурожской Епархии Русской Православной Церкви, доктор философии, кандидат технических наук, член Союза Писателей


«ВСЕ БЕРЕТ НАЧАЛО В БОГЕ» Презентация книги протоиерея Георгия Завершинского По благословению архиепископа Сурожского Елисея 25 июня, в четверг, после вечернего богослужения в библиотеке нашего собора состoялась презентация электронного издания книги священника Георгия Завершинского «ВЕРЮ! СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ!». Книга отца Георгия посвящена актуальному для многих христиан вопросу - как верить в Бога, несмотря на разочарования и трудности? Во время презентации автор весьма поэтично выразил мысль, что Бог есть источник всего: «Он выше тайн, Он за пределами всего, даже бытия». Но только соприкосновение человека и Бога в таинстве Евхаристии делает человека причастником Творца. Святым Духом человек приобщается к тайне Святой Троицы. Из этой мысли вытекает другая: тревоги и беспокойста попускаются нам для того, чтобы мы могли прийти ко Творцу. Единство души и тела - это особое состояние, которое надо ценить. Человек не может достигнуть его из-за греха, но Господь восстанавливает это единство. Тайна вещественного мира представляет собой соединение души и тела в окончательном, цельном состоянии. Отец Георгий привел интересный пример: когда человека приглашают в гости, ему рекомендуют прежде всего навести справки о хозяине и, если о нем плохо отзываются, отказаться от приглашения. Но если бы Бог так рассуждал, Он никогда бы не посетил нас. Ставший человеком Иисус Христос открывает Своему Отцу скрытое в человеке достоинство и в корне меняет его репутацию. После презентации книги о. Георгий ответил на вопросы присутствовавших. Прихожанка нашего храма Диля Джураева рассказала о своих впечатлениях от встречи: «Отец Георгий с радостью делился своим знанием и опытом, за что я ему премного благодарна. Вопросов было много и не всем удалось все спросить, а значит, интерес был неподдельный как к презентации книги, так и к самой беседе! Интересным было мнение отца Георгия о том, какие книги хотелось бы видеть на наших книжных полках, что можно приобрести для себя и в подарок тем, кто ищет помощи в познании божьих промыслов». «ВЕРЮ! СЛАВА ТЕБЕ, БОЖЕ!» – тринадцатая по счету книга автора, которая выпущена издательством «Эксмо».  Татьяна Салмон

 

Верю! Слава Тебе Боже!

 

От автора

Возможно ли подобное название книги? – Верить?.. Но в какого из богов? Нам предлагают их на выбор. Все наши способности и пожелания учтены – пожалуйста, пройдите туда, где Вам будет комфортнее, приятнее и спокойней. Ведь Вы – наш клиент, Ваша воля для нас – закон. Но и Вы не останьтесь в долгу. Ведь, как понимаете, за определенное вознаграждение можно получить все…

* * *

Однако здесь остановимся – оказывается, не все доступно для технологий маркетинга. Кому можно предложить беспокойство? Как представить «товар лицом», если этот товар – «уверенность в невидимом», то есть вера в Бога. Не в многих богов, похожих на наши капризы, а в единого Бога, Который «недоведом, невидим и непостижим» для человека.

* * *

Стоит ли вообще говорить о том, что нам неподвластно и не может быть предоставлено даже при наличии определенных ресурсов? Может быть, лучше употребить свои силы и средства на более понятные и доступные вещи?

* * *

«Радуйся жизни и не беспокойся, Бога, может быть, и нет…» – такая маркетинговая идея возникла у британских «экспертов в области спокойствия».

* * *

Но как мы будем радоваться жизни, если не можем разделить эту радость с Тем, от Кого исходит «дыхание жизни»? Если Его «может быть, и нет», то возникает естественное беспокойство – так, может быть, и самой жизни нет? – Просто иллюзия, а в реальности ничего…

* * *

К счастью, все не так – ведь беспокойство есть, и это уже что-то! Вера приходит не как продукт разума или приобретенный за деньги товар. Она – дар, за который хочется благодарить. А благодарят кого-то, не вещь и не предмет. Бог – личность и человеку дал подобный статус – личности. Поэтому наше благодарение – желаемое для Бога действие, ради которого Он дает нам веру.

* * *

Именно беспокойство веры никак не может вдохновить на ее приобретение в качестве «товара». Скорее напротив, мы ищем от Бога успокоения и готовы для этого на многое. Однако сначала нужно побеспокоиться, чтобы верой прийти к согласию с Тем, Кто ее нам дает.

* * *

Стоит потрудиться и приложить усилие, чтобы вера не угасла и не сменилась суеверием. Мир и покой бывают не сразу. Вера есть путь, беспокойный и нелегкий, однако проходимый, потому что на этом пути нам помогает Бог.

* * *

Слава Богу, Который Сам дарует веру в Себя каждому человеку лично. Стоит ожидать и принимать такую веру, ведь она открывает нам Божье присутствие и дает возможность общения с Ним.

* * *

Бог настолько благоволит о человеке, что послал Своего Сына, ставшего человеком и не переставшего быть Богом. В Нем состоялся подлинный диалог человека и Бога. Он принимает наше благодарение и ожидает услышать славословие.

 

А восклицание «Верю! Слава Тебе, Боже!» – свободный и естественный ответ человека на Божий дар веры в Него.

 

Может, Бога нет… живи и не беспокойся

Всегда мечтал не беспокоиться

Человек не желает беспокоиться, однако «жизнь заставляет»…

* * *

Немало хлопот, будничных дел и забот. Случается и более серьезное – любовь, семья, рождение детей, работа, кредит, дом, пенсия, внуки… А иногда происходят особенные события, которые поглощают человека без остатка. Не будем приводить примеры, только отметим, что эти события редки, но имеют, как правило, далеко идущие последствия.

* * *

Многое связано с личными особенностями человека. Не только внешними – такими, как характер, воспитание и образование, но и с глубоко внутренними: сердечные привязанности, склонность к добру и духовные способности. Именно внутренние особенности выходят наружу, когда происходит что-то потрясающее нас. Вообще говоря, деление на внутреннее и внешнее условно, если человек таков, каков он есть.

* * *

Однако так бывает не всегда. Не замечая, мы часто прикрываемся внешним, пытаясь спрятаться от самих себя и от других людей, как древний Адам, который после греха прятался от Бога. Можно сказать, что именно с тех пор беспокойство вошло в человеческую природу. Оно стало неотъемлемой частью того, что обобщенно называют человеком (human being).

* * *

Итак, беспокойств в жизни хватает. Зачем, казалось бы, добавлять еще то, что связано с появлением и развитием человеческой веры в Бога. Ведь достоверно никто не может сказать и доказать, есть Он или Его нет. В течение столетий уже столько сделано для веры – построены прекрасные храмы и монастыри, созданы традиции поклонения и обучения вере. Система воспитания подрастающего поколения во многих странах была веками основана на вере. Что можно к этому добавить или чему воспротивиться?

* * *

Никто не знает реакции Самого Бога на человеческое устройство мира и в особенности на то, как человек «материализует» свою веру. Значит, может, Его нет, а люди разработали удобную «идеологию», чтобы одним были внимание и почет, другим – власть и деньги, а над всем этим стояла «вера в Бога». Тогда никто не будет беспокоиться в поисках справедливого общественного устройства и внимания к себе со стороны власти и государства. На деле это не так.

* * *

Даже демократия должна быть «контролируемой и управляемой». Соединенные Штаты – самая «верующая» христианская страна: по статистике около 20 процентов взрослого населения прочитали Библию «от корки до корки». Современная демократия – вроде бы основанный на общечеловеческих принципах способ управления страной и народом – была практически с самого начала положена в основу Конституции – основного закона США.

* * *

Однако, чтобы осуществить демократию в «одной, отдельно взятой стране», необходимо остальной мир держать «под контролем». Так появляются информационные системы, которые связывают «всех со всеми» – президента и террориста, коррупционера и народного активиста, академика и грубоватого блогера. Чем больше возможностей сиюминутного общения, тем яснее, «что у кого на уме» во всем мире.

* * *

Не следует забывать – кто устанавливает правила игры и обеспечивает ее техническую реализацию, тот, без сомнения, сам желает возвыситься над происходящим и подобно некоему «божеству» все видеть и регулировать. Иногда открывается, что, оказывается, в мире существуют системы «тотальной слежки»: бывшие сотрудники специальных подразделений время от времени «выдают секреты» и показывают всем, что за ними «следили». Некрасиво, но факт…

* * *

Возможно ли не беспокоиться хотя бы тому человеку, который не желал зла, честно и добросовестно трудился, своими силами решал все вопросы и никого не обидел? Другими словами, есть ли из нас кто-то «без греха», чтобы первый мог «бросить камень» в обидчика и грешника – сказать всю правду, «назвав вещи своими именами»?

* * *

Тот, кому не о чем беспокоиться, по всей видимости, должен быть совершенно чист перед собой и людьми. Открыто и спокойно пройдут годы его жизни и наступит ее конец. А есть что-нибудь далее или нет – вопрос к вечности, не стоит его поднимать «раньше времени».

* * *

Вечность потому и вечность, что прежде времени и после него, а время потому и время, что начинается и заканчивается. «Откуда я пришел и куда иду?» Не будет ли беспокойством для «хорошего и спокойного» человека хотя бы этот вопрос?

* * *

Почему «взявшие камни» в руки, чтобы наказать грешника, в ответ на предложение выявить «самого безгрешного» среди них, вдруг стали расходиться? (Ин 8:3-11) «Не показывая пальцем», посмотрим реальности в глаза – смогу ли я показать честно и открыто перед другими людьми, что лучше их и мне не о чем беспокоиться? Древний евангельский рассказ говорит, что тогда такого человека не нашлось.

* * *

Может, сегодня все изменилось, и поскольку «Бога, возможно, нет», то не стоит беспокоиться – каждый человек может стать «спокойным», если захочет этого сам? Не утверждая наверняка, что Его нет, можно просто отложить до времени этот вопрос и «жить как живется», не создавая никому проблем. По крайней мере, постараться осуществить свою мечту «не беспокоиться». Пусть каждое мгновение жизни приносит радость, а не хлопоты, – это стоит того, чтобы потрудиться и достичь…

* * *

Здесь опять возникает беспокойство – достичь, но как?

* * *

Во «внутреннем человеке» все-таки что-то не так – если совесть не дремлет, то изнутри приходит ее слабый голос: «Ведь ты мог этого не говорить и не делать, а сделал – посмотри, ему стало неприятно, а она так расстроилась от твоих слов!» Переступим через это, чтобы не беспокоиться. Больше не будем с теми людьми встречаться – как бы не обидеть вновь.

* * *

Новая ситуация: надо что-то делать – делаю и опять кому-то «наступаю на любимую мозоль». Хорошо, вот с завтрашнего дня уже точно никого не обижу. Приходит завтра, за окном сумрачно и уныло, надо вставать и куда-то идти. Ночью прошел дождь и вокруг слякоть – как не вспомнить о хороших солнечных днях и не расстроиться? Будем встречаться с другими людьми – трудно будет удержаться от замечания о погоде – вот и у них стало тоже «мрачно на душе».

* * *

Встретил давнего друга и не нашел ничего лучшего, как отметить, что тот сильно изменился, то есть постарел. Опять не получилось, чтобы никого не задеть и совсемне беспокоиться…

* * *

Жизнь заставляет человека беспокоиться именно потому, что он живет – ест и пьет, думает и говорит, волнуется и переживает, верит и надеется. Все это непреложный факт нашего бытия, поэтому, даже устранив из него веру в Бога, полностью нам не успокоиться.

* * *

Может, без веры все-таки будет меньше хлопот и недоразумений, когда дело касается встречи представителей разных культур, традиций и образов жизни? – Возможно… Однако подобных встреч тогда придется избегать.

* * *

Поиск веры в Бога – основа всякой древней культуры и духовной традиции. Без осознания этой основы собственно культуру некому будет представлять. Человеческое общение или диалог уместны, когда есть основа для взаимопонимания, которое начинается с осознания того, что мы люди – human beings.

* * *

С чего начинается просто человек, какова отправная точка его сознания, первопричина его человечности? Здравый смысл подсказывает нам, что здесь НИКАК без веры в Бога не обойтись!

* * *

Кстати, в отношении беспокойства – так будет определенно спокойнее, когда Бог определенно есть, без неразумных сомнений. Ведь разум имеет в Нем свое начало. Да и не только разум…

Любовь есть, а Бога нет?

Никто в здравом уме не станет оспаривать любовь как факт человеческого бытия.

* * *

Даже младенец в утробе матери «реагирует» и радуется, когда его принимают и любят. Вспомним евангельский рассказ о встрече «носящих во чреве» сестер Марии и Елизаветы, когда, услышав приветствие Марии, «взыграл младенец радостно во чреве» Елизаветы (Лк 1:44).

* * *

Любовь – особое качество, присущее природе человека как такового. Однако это качество проявляется адресно и личностно, то есть в отношении другого человека с определенным именем и внешностью. Значит, через любовь человечность становится воплощенной и явной в Петре и Екатерине, например, или в Николае и Александре – личности человека, узнаваемого и воспринимаемого другими людьми.

* * *

Как «реализуется» любовь Бога? Вероятно, скажем себе, она что-то совсем иное – непостижимое и далекое, а человек недостоин Божьей любви. Или Божьей любви может просто не быть, как и самого Бога?..

* * *

Человеческая любовь, воспетая поэтами, известна всем и не нуждается в доказательстве своего существования. Самые проникновенные слова и прекрасные образы обращают внимание человека на его способность любить и быть любимым. Возвышенное и преображающее чувство приходит как бы ниоткуда, чтобы глубоко уязвить сердце и «оживить» его самые неожиданные места.

* * *

Не всегда высокий душевный образ находит свое земное отображение. «Стихи о Прекрасной Даме» Александра Блока – одно из ярких тому подтверждений. Важен сам образ любви, а не его реализация – к такому заключению приводит человека творчество. Вспомним, какими чуткими и нежными словами Марина Цветаева благодарит неведомого избранника за то, что он, не зная сам, ее так любит.

* * *

Каким было бы творчество поэта в присутствии «воплощенной мечты»? Впрочем, даже «земная реализация» образа любви не препятствует поэту возноситься в мечтах… Именно для того, чтобы они никогда не «приземлялись».

* * *

Божья любовь «распята на кресте», о чем теперь знают все…

* * *

Крест – главный ее образ, который и есть повод для подлинного беспокойства. Это уже не красивая мечта поэта, а встреча с реальностью мира и способность ее преобразить. Поэтому не получится жить так, как будто Бога нет, чтобы не беспокоиться: этого не дает Бог, Который есть и слишком нас любит. Не много столетий назад, а «здесь и сейчас» Он активно входит в наше земное существование, отвечая на устремление человеческой души.

* * *

С дерзновением можно сказать, что любовь Бога к человеку «уязвила» Его божественное бытие. Он привлекает наше внимание реальностью Своего присутствия, а не мечтой поэта, которая все-таки остается плодом воображения.

* * *

Способность иметь мечту и творчески устремляться к ней дана Богом человеку, чтобы тот сумел ощутить Его присутствие. Когда это произойдет, образы «прекрасной дамы» и «неведомого избранника» рассеются, и как из облака проступит очертание Божественного «Ты», исполненного милосердия и нежности к человеку. Его очертание останется неявным, пребывающим как бы в облаке, пока «распятая на кресте» любовь Бога не обретет встречной жертвы любви со стороны человека.

* * *

Тогда всякое беспокойство пройдет…

* * *

Вера приходит на смену беспокойству. Ничто иное, кроме веры, не успокоит. Так влюбленные юноша или девушка ожидают малейшего знака внимания со стороны «предмета» своего чувства и не успокоятся, пока не примут его. Доверие тому, кого любишь, помогает спокойно ждать и надеяться.

* * *

Если отношения людей бывают безответными, сложными и запутанными, то с Богом иначе. Его ответ всегда актуален для открытой веры, однако такая вера подразумевает готовность человека пойти на жертву.

* * *

Что значит жертва, приносимая Богу?

* * *

В древности полагали, что надо Бога умилостивить, ущедрить и убедить в своей преданности. Приносили в жертву животных и птиц для восстановления союза или «завета» с Богом. Грех разлучал с Ним, а жертва со стороны человека как бы «подвигала» Бога на милосердие и прощение. Так действовали люди, искренне полагая, что без жертвы нет прощения.

* * *

Бог прощает…

* * *

Прощение является отправной точкой для любви, и Божья любовь превосходит всякое человеческое ожидание. Но приходит она к нам в ответ на наше терпение и веру. Любовь переполняет сердце влюбленного человека, когда проявлено внимание. Сколь великую радость может принести внимание со стороны Бога, но как его распознать и отличить от восторженной чувственности?

* * *

Чтобы окончательно убедить человека, Бог отменяет всякие условия со Своей стороны и Сам идет на жертву, уверяя человека в Своем расположении к нему. «Бог есть любовь» (1 Ин 4:8,16) – значит, если возможна любовь, то есть Бог, Который вне всего, что чуждо любви. Его внимание приходит к всякому человеку, воспринимающему Его жертву. Так мы различаем свои собственные ощущения и реальность Божьей любви.

* * *

Если нам хотят помочь и для этого жертвуют чем-то своим, то разумно принять жертву, а не отвергать. Жертва как таковая уверяет в подлинности намерения действительно помочь, а не сделать вид, что помогают. Чтобы помочь, люди создают благотворительные фонды и для начала собирают средства. Но как потом распределяются собранные средства?

* * *

Один человек говорил так: «Был бы у меня миллион, я бы отдал его в помощь бездомным». Затем он стал активно скупать лотерейные билеты, приговаривая: «Вот выиграю миллион, половину отдам голодающим». Спустя некоторое время от него слышали: «Когда же наконец удача мне улыбнется, ведь от миллиона я готов целых сто тысяч отдать бедным». Нечто подобное иногда случается, если миллион поступает на счет «благотворителей».

* * *

Бог не собирает «средства», чтобы помочь обездоленным, а отдает Себя Самого. Кто может остаться «без доли», если распределяет всеблагой Бог. Для каждого у Него с избытком есть именно то, что более всего необходимо. А в конечном итоге нужна просто радость и полнота жизни, ради которой человек приходит в этот мир.

* * *

К этому мы вольно или невольно стремимся, ожидая исполнения своих желаний. Но желания не всегда бывают искренними, и потому их исполнение не приносит ожидаемого результата. Трудно усомниться лишь в искренности подлинной жертвы. Она восполняет всякое желание помочь и свидетельствует о любви.

* * *

Любовь и жертва нераздельны. Именно это и открывает нам Бог, чтобы мы верили в Него и принимали Христа – Божьего Сына, отдавшего Себя на смерть, чтобы поверили в Его воскресение. Если есть любовь, то нужно возлюбить Христа и Бога всем сердцем, душой и разумением, как говорит древняя заповедь.

Неприступный и неотступный Бог

Бог превыше всего.

* * *

Невозможно по человеческому желанию «приступить» к «недоведомому, невидимому и непостижимому» Богу. Поэтому нередко бывает, что человек служит и поклоняется более понятным стихиям, с которыми надо суметь договориться, чтобы выжить в этом мире. В древности это были природные силы и божества, теперь – удача, богатство и власть.

* * *

Сама жизнь как бы убеждает нас, чему легче служить, чтобы решить свои проблемы. Однако проблемы не исчезают – одни сменяют другие, и все обращается по кругу. Если человек удачлив, ему завидуют. Когда богат, на его богатство претендуют другие, имеет власть – рядом всегда соперники.

* * *

Нет окончательного решения ни одной проблемы. Тогда человека убеждают обратиться к Богу, поверить Ему и просить у Него помощи. Однако это оказывается еще труднее. Особенно сначала…

* * *

Непросто сделать первый шаг.

* * *

Неприступность единого Бога иногда доводит человека до отчаяния, на грани которого может проявиться его подлинная вера и готовность на жертву. Бог знает человеческие пределы.

* * *

«Переступая» Свою неприступность, Он выходит навстречу человеку, чтобы тот не погиб, оказавшись на пределе своих возможностей. И не отступает даже в случае греха и предательства с нашей стороны, однако настойчиво напоминает, что вместе с Ним для нас будет лучше.

* * *

Как представить себя в Божьем присутствии? Разве такое вообще возможно? Если бы знать наверняка, то многое следовало бы поменять в себе самом и вокруг. Кто сможет убедить человека верить в Бога и признавать Его присутствие в своей жизни?

* * *

Современный русский путешественник Федор Конюхов, теперь православный священник, говорил, что «путь к вере лежит через океан одиночества». Именно оказавшись лицом к лицу с крайне опасной стихией во время своего кругосветного путешествия в одиночку, отец Федор раскрылся навстречу Богу, Который Сам встретил его посреди бушующего океана.

* * *

Вспомним «хождение по водам» апостола Петра, который вышел из лодки навстречу Христу и пошел, как и Христос, по воде (Мф 14:28–32). Не стоит углубляться в размышление – нарушились законы тяготения или временно приостановилось их действие. Петр шел по воде только потому, что по ней шел Христос.

* * *

Легкость безгрешного Христова тела сообщилась верующему в Него Петру. Пока тот не усомнился, вера превозмогла тяжесть греха. А возникшее потом сомнение сразу начало топить Петра.

* * *

Закон тяготения не нарушался и не приостанавливался, просто верой человек облегчился от греха и телесно буквально воспарил. Подобно телу Иисуса его тело было настолько легким, что как пушинка держалось на воде.

* * *

Есть другие примеры. Из жития преподобной Марии Египетской, рассказанного старцем Зосимой, известно, что она переходила Иордан как по суху и телесно была настолько легкой, что в молитве поднималась на локоть над землей.

* * *

Во сне человек может летать и перемещаться на любые расстояния. Наше «Я» временно покидает тело, бездвижно лежащее на кровати, и не перестает быть самим собой. Удивительный эффект! Однако нас больше удивляют евангельские и житийные рассказы – как такое могло быть?

* * *

Не будем останавливаться на странных ощущениях неправдоподобности рассказов, подобных историям о «хождении по водам». Бог неприступен своей легкостью и свободой, которые бывают недоступны для отягощенного сомнениями человека. Однако Он неотступно зовет нас, как позвал Петра: «Выйди из утлой лодки своего недоверия и с верой пойди по воде».

* * *

Пребывание в ограниченном и слабо защищенном пространстве своего внутреннего мира не оградит человека от «житейских бурь и ветров». Христос знает это и потому не отступает от нас, пока не двинемся в Его сторону. Даже если мы оступимся и начнем тонуть, Он Сам не отойдет и протянет Свою руку, чтобы нам вернуться в «лодку нашего мира» уже не одному, а вместе с Ним – Богом и Спасителем.

* * *

Бог неприступен, потому что дух – легок и свободен.

* * *

Бог неотступен, потому что любит нас, хотя и «приземленных» тяжестью греха.

* * *

Любовь даже человек не может забыть и отбросить как прочитанную книгу.

* * *

Влюбленный не может объяснить, почему любит именно его или ее. Внешность, характер, возраст и привычки – неустойчивое и проходящее состояние человека, а любовь, как мы понимаем, должна быть «вечна». Она необъяснима, недоказуема и неопровержима, потому что приходит, подобно дыханию ветра, ниоткуда.

* * *

Охватывая человека, любовь делает его устремленным к своему предмету. До известной степени влюбленный бывает неотступным, даже если не получает никакого ответа. Бог любит человека и ждет столько, сколько необходимо, чтобы тот обратил свое внимание на Творца и возгорелся ответной любовью.

* * *

«Насильно мил не будешь» – всякое принуждение препятствует любви, однако терпение и неослабевающее внимание к своему предмету «творят чудеса». Заметив, что его полюбили, человек может воспылать ответной любовью, хотя и не всегда.

* * *

Вечная и неотступная Божья любовь рано или поздно непременно достигнет нашего сердца. Она разбудит нас и привлечет к Христу, Который сострадает человеку в разлуке и хочет, чтобы наши страдания завершились радостью встречи с Ним.

«Титаник» никогда не доплывет до берега

Для комфорта сделано много, а люди гибнут

Всякий человек мечтает о спокойной и комфортной жизни.

* * *

«Закончу работу и возвращусь домой, в тепло и уют семейного очага. Нужно успеть кое-что сделать, чтобы достичь полного счастья. Еще немного и хватит…» Вот это самое «немного» продолжается всю жизнь, и человек никогда не удовлетворится, потому что рядом кто-то устроился более комфортно и красиво. Не только зависть, а естественное чувство прогресса и стремление к улучшению жизни двигает мир в его развитии.

* * *

Наука и технологии прибавляют возможности для человека более удобно жить, преодолевая время и пространство. Совсем недавно мы восхищались телевидением. Какой прогресс, разве наши предки могли об этом мечтать!

* * *

Сегодня Интернет и телевидение постепенно отходят на задний план, как нечто обыденное и не привлекающее особого внимания.

* * *

Завтра – «реальное» вхождение человека в киберпространство, где он сам погружает себя в собственную мечту и уже не вспоминает Интернет, телевидение и прежние «чудеса техники».

* * *

Независимо ни от чего, однако, настоящая жизнь все-таки напомнит человеку, что он имеет тело и душу, которые требуют к себе не виртуального, а реального внимания.

* * *

Комфорта на всех никогда не хватит. Может, сократить население планеты?..

* * *

Бог Ницше умер, есть лишь свободный человек – «так говорил Заратустра». Человеку, свободному от «предрассудков» веры и религии, предстоит сделать мир счастливым и отбросить ненужный «материал». Однако готов ли сам «свободный человек» к тому, чтобы его «сократили»?

* * *

Среди всех свободных от веры и обязательств есть те, которые более свободны, а остальные – пока еще не так свободны, как им кажется. Тогда над сверхчеловеком будет сверх-сверхчеловек, над которым сверх-сверх-сверх-, и так далее… Пока не остановимся на одном отдельно взятом. Он будет иметь право «сокращать» всех прочих свободных людей, находящихся ступенью ниже. В конце концов заменит собой Бога и принудит всех верить в себя… Реальна ли подобная фантазия? Разум отказывается с этим согласиться, особенно когда на него оказывается давление извне, которого трудно избегать.

* * *

Бог выше разума, потому Его не затрагивают поиски «лукавого ума».

 

Но не во всяком умственном усилии лукавство, нечто от Бога открывается и нашему рассудку.

 

* * *

Бог творил разум в человеке, не отступая от Своих образа и подобия. Не хватает земных удовольствий на всех, значит, нужно уменьшить свои аппетиты. Возможно, вместо них найдется что-то «разумное и вечное» и не потребуется никого «сокращать», а напротив, будет хорошо именно вместе всем. Однако пока все-таки необходимо устроить отношения таких людей, какими мы являемся сейчас, а не в отдаленном будущем.

* * *

Одна из задач цивилизации дать достойное занятие большинству из живущих в ней – каждому по силам, разуму и сердцу, насколько возможно. Когда строили «Титаник», возникло немало рабочих мест, начиная от авторов проекта, инженеров и ученых и заканчивая рабочими на конвейере или теми, кто убирал за ними. Многих объединила идея плавучего «рая» – лайнера, комфорт на палубах которого превосходил все, что было ранее.

* * *

Приближалась эпоха больших потрясений, грандиозных перемен, революций и мировых войн – глобального пересмотра человеческих отношений. И время спуска «Титаника» на воду в судоверфи Белфаста было временем ожиданий и предупреждений. Но пока люди еще верили в мечту…

* * *

Удовольствие и комфорт возможны, лишь когда спокойно и безопасно.

* * *

Лучшие умы придумывали системы контроля и управления лайнером. Сколько технических изобретений и открытий было связано с его созданием. Сверхсовременные приборы для навигации, эффективные двигатели и рулевые устройства – все это обещало сберечь покой самых взыскательных пассажиров во время долгого трансатлантического рейса в Новый Свет.

* * *

«Теперь даже Бог не сможет его потопить», – во всеуслышание заявил конструктор «Титаника» после окончания строительных работ.

* * *

Встреча с айсбергом, конечно, никак не могла стать трагической неожиданностью. В тех водах, где бывают айсберги, опасные своей скрытой подводной частью, навигация осуществлялась уже не одно столетие. Опасные случаи и катастрофы принимались во внимание проектировщиками, и с их учетом создавались системы многократной надежности.

* * *

Можно предполагать, что для первого рейса персонал был тщательно подобран и особо натренирован. Трудно поверить одной из киноверсий «Титаника», что айсберг попросту проглядел «впередсмотрящий». Однако то, что случилось столетие назад, было уже не в кино…

* * *

Требования к безопасности и комфорту растут, науки развиваются, технологии совершенствуются, а люди гибнут…

* * *

Техногенные катастрофы, падения и крушения, неготовность развивающейся техники к комплексным проблемам и нештатным ситуациям – что еще к этому добавить? – Разве только человеческий фактор. Остальное будет форс-мажор или стихия (acts of God).

* * *

Что случилось с «Титаником»? Какова причина – техника или стихия? Тайна «Титаника» покоится на глубине почти четырех километров в толще воды океана и не дает к себе прикоснуться. Вероятно, стоит направить мысль в несколько ином направлении? Первое плавание чуда техники бросало вызов…

* * *

Очень давно люди уже пытались возвыситься до небес и перестали друг друга понимать, а башня в Вавилоне так и не была достроена. Может быть, потому и «Титаник» не дошел до берегов Америки?

* * *

Цивилизация создает одним избыточный комфорт, а других ставит в положение все более серьезной опасности. По независящим лично от них причинам. Однако человек рождается не для того, чтобы нелепо погибнуть, будучи вовлеченным в один из массовых «проектов века». Будь то «Титаник» или Беломорканал, ГУЛАГ или Холокост…

* * *

Хотел ли Бог погубить «Титаник»?

* * *

Может быть, стоило проучить людей, чтобы не возносились? Как иногда поступают те, кто стремится к безграничной власти, которой все равно никогда не достигают. Бог имеет всю полноту власти «на небе и на земле». Он противится гордым, но не уничтожает их.

* * *

Божья сила осуществляет Его намерение – спасать человека, а не губить. В этом или том мире, Он непременно достигнет Своего. Если не препятствовать вавилонами и титаниками, то Его любовь преображает уже этот мир. Не глобальными проектами и не превращением «камней в хлебы», а внутренним покоем человеческой души.

* * *

Нам в действительности не так много надо: творить красоту и радоваться, что это никого не обижает, а напротив, многих радует. Сам по себе человек может быть красив «неземной красотой», потому что имеет на себе Божий образ. Разделив в общении с другими людьми радость от своей красоты в Боге, он находит подтверждение от Бога. Тогда наша радость не имеет предела и переходит в вечность.

* * *

Многие пассажиры «Титаника» погибли, но все по-разному, как и жили. Поэтому перед Богом оказались в разном состоянии: сохранившие естественную красоту своей души предали ее вечности, а другие предстали на Его суд (см. Ин 5:29).

Верил в Бога или нет, стихия не разбирает

Неверие обречено. Тем более когда кругом ледяная вода… А вера? Разве она помогла?

* * *

Огромное судно стало опрокидываться и уходить под воду. Его палуба накренилась под прямым углом, и все, кто на ней был, как горох посыпались в воду. Некоторые пассажиры «Титаника» в это время читали Библию. Они тоже утонули вместе со своим пастырем, возгласившим: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр 21:1). Кто знает, где они теперь и что с ними стало? – только Бог.

* * *

Бог знает тех, кто знает Бога! Но как можно судить о том, знаю ли я Его?.. В последний момент жизни? Рискованно, а вдруг Он совсем не таков, каким я Его себе представлял. Тогда получится, что и Он меня совсем не знает, а я ведь хотел предстать в наилучшем виде – при своих самых добрых качествах.

* * *

Хотелось бы узнать о Боге пораньше… И если возможно, не в качестве пассажира «Титаника» или иного «чуда света».

* * *

Когда речь зайдет о смысле жизни, о смерти и том, что после нее, никто, кроме Самого Бога, не даст нам достойного ответа. Понимая это, стоит серьезно подумать, возможно ли ощутить Его присутствие «здесь и сейчас». Если возможно, то что я должен для этого сделать?

* * *

Когда случится что-то непоправимое, стихия, не разбирая, поглотит всех. Только кому «суждено» – тот выживет, ведь и на «Титанике» погибли не все пассажиры. Лучше всего будет, вероятно, построить более надежное судно и не рассчитывать на судьбу. Однако это не станет тем делом, которое позволит ощутить «Божье присутствие».

* * *

Кроме трагедии «Титаника» происходят другие катастрофы и бедствия, когда людям не хватает сил и способностей противостоять стихии или примирить враждующие стороны. Многие погибли и продолжают гибнуть, когда случаются засухи и наводнения, цунами и землетрясения, войны и конфликты. В то время как человеческая цивилизация находит решение одних проблем, возникают новые, которым нет «конца и края».

* * *

Мир живет от трагедии к трагедии. Весьма редко разносятся радостные известия общечеловеческого характера. Ведущие мировые агентства предпочитают обращать внимание на новости чистой политики и экономики или на экстренные сообщения о катастрофах и стихийных бедствиях. Сегодня, например, всех порадовала новость о появлении наследника в британской королевской семье, а завтра трагедия затмила собой всякую радость: с рельсов сошел поезд, погибло около сотни человек. Случилось самое крупное крушение в истории Испании, которое сразу потеснило прежнее радостное известие о рождении младенца.

* * *

Иногда создается впечатление, что Бог, если Он есть, как бы отошел в сторону и свысока наблюдает за происходящим в человечестве. До тех пор, пока человек так видит Бога и таким образом оценивает Его «милосердие» по отношению к себе, очень трудно рассчитывать на встречу с Ним. Да и сам подобный взгляд вряд ли посеет что-то «разумное, доброе, вечное» в человеке. Скорее, напротив, убедит его в полном одиночестве и свободе творить все, что захочется.

* * *

«Если Бога нет, то все дозволено» – многих это состояние вполне устраивает. Однако оно «не устраивает» Бога…

* * *

Природную стихию не унять, и человека не сделать праведным без его желания. Внутренний мир человека бывает подвержен действию не менее агрессивных стихийных сил, чем дикая природа мира внешнего. Гадаринский бесноватый из евангельского рассказа разбивал оковы и рвал на себе цепи, которыми его пытались связать, кричал и бился о камни (Мк 5:4–5).

* * *

В тихом южном российском городе один человек вышел из магазина, где продавали оружие, и начал стрелять в прохожих. Он убил несколько человек, а когда на суде его спросили, не хочет ли раскаяться в содеянном, то страшно и цинично рассмеялся, пригрозив судье расправой. Ранее экспертиза подтвердила его абсолютную вменяемость. Кто или что это было?

* * *

Чувства бессмысленной злобы и агрессии у человека обычно проходят, их сменяет физическая усталость и безразличие. Гадаринский бесноватый был силен нечеловечески и никогда не уставал, «белгородский стрелок» – без устали циничен и агрессивен, другой «стрелок» – норвежский – не уставая рыскал по острову и убивал безоружную молодежь. Не одной ли природы внутренняя стихия в том, другом и третьем случае? Она не дает человеку хоть на короткое время стать человеком. Насилует его и обладает им – внутренне и внешне.

* * *

«Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста» (Мк 9:29). Бог может освободить человека, когда захочет. Важно, чтобы человек этого захотел, но состояние, когда «все дозволено», бывает таким заманчивым. К чему это приведет? Странно было бы рассчитывать только на то, что никогда не встретишь на своем пути гадаринского, норвежского или белгородского бесноватых, которым в высшей степени «все дозволено». Чья стихия тогда одолеет?

* * *

Христос имеет власть над стихиями мира и укрощает их, чтобы помочь нам верить. «Молитва и пост» – ответ человека Богу, желающему, чтобы мы стали свободными и разумными. Стихии же и прочие «странные» силы утихают там, где не находят подходящей почвы для хаоса и насилия. Будет ли спокойный и молитвенный человек разрывать цепи или стрелять в женщин и детей?

* * *

Утихают и природные стихии – проходят катаклизмы и бедствия. Наступает тишина, в которой звучит человеческое восхищение, – «кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуется Ему?» (Лк 8:25). Действительно, кому мог бы повиноваться тот айсберг, что встал на пути «Титаника»?

* * *

На верхних палубах «Титаника» под аккомпанемент тонких разговоров проходил блестящий ужин аристократии, а на нижних – кочегары и ирландские бродяги танцевали степ под звон бокалов с гиннесом. Для «молитвы и поста» было явно не время… Возник на пути айсберг, и кто мог ему «запретить»?

* * *

Разве Бог требовал отчаянных просьб и непрерывных взываний к Нему, чтобы увести гору льда в сторону? Или ожидал, не найдется ли на круизном лайнере необходимое число праведников? Может быть, кто-то из пассажиров особенно досадил Ему? А прочими просто «пожертвовали» во имя «праведного гнева»…

* * *

Не стоит много размышлять и философствовать на столь болезненную тему. Лучше вспомнить о том, что человек имеет свое лицо перед Богом, но не всякому оно открывается. Иногда бывают обстоятельства, когда вольно или невольно нужно обрести это лицо. Такова правда о трагедиях и особенность времени ожидания неизбежной гибели.

* * *

Около двух часов происходило погружение «Титаника». Сначала подступила вода и постепенно стала заполнять шикарные апартаменты и залы. Люди устремились на верхние палубы, но туда пустили не всех. Кто смог, выбрался и увидел спокойствие и чистоту звездного неба. Аварийные лодки наполняли прежде всего пассажиры люкса, и среди них находилось немало желающих уступить свои места женщинам и детям. Однако на это шли не все, некоторым мужчинам подобное стремление было совершенно чуждо.

* * *

Потом погас свет, и надвинулся убийственный мрак и холод ночи. Корабль стал медленно и неуклонно крениться. Некоторые прыгали в воду и потом выплывали на ее поверхность. Другие не смогли и дождались последнего момента своей жизни, цепляясь за поручи и за все, что попадалось на палубе. Это лишь ненадолго отдалило их от смерти, быстрой и внезапной от ударов о воду при падении с огромной высоты кормы накренившегося судна.

* * *

«Титаника» не стало… На воде оставались десяток лодок и сотни плавающих людей. Хроника событий говорит о том, что некоторые лодки была полупустыми, а часть из них была наполнена до предела плавучести, установленного правилами. Любая инструкция составлена с учетом «запаса прочности». То есть лодка могла вместить больше людей, но при этом могла и затонуть. Экипажи предпочли удалиться с места трагедии…

* * *

Один за другим уходили на дно океана свидетели происшедшего. Молодые и постарше, офицеры и матросы, состоятельные пассажиры и не очень. Возможно, среди плавающих в холодной и спокойной воде под луной были влюбленные пары, познакомившиеся во время незаконченного рейса, или родители со своими детьми. А может быть, те, кто попал на злополучный рейс случайно и непредвиденно. Всех объяла ледяная стихия океана…

* * *

Человеческая помощь тогда была далеко, а Божья?

Помощь пришла, и погибли не все

Когда спустя два часа приплыло другое судно спасать замерзших в ледяной воде, «живая душа» все-таки нашлась. Этой «живой душе» уступили место на плавающем обломке деревянной двери. Ведь там мог уместиться лишь один человек. Спасена… Но кто? – «Живая душа» прожила счастливую жизнь, которая подошла к концу… А тот, кто уступил, – остался ЖИВ ДЛЯ БОГА, чему конца не бывает.

* * *

Бог есть любовь (1 Ин 4:8) и не бывает больше той любви, когда отдают жизнь за ближнего (Ин 15:13). Человек не хочет умирать, и в его намерении отдать жизнь за «други своя» проступают божественное присутствие и вдохновение. Даже если тот человек никогда раньше не верил в Бога…

* * *

Вера бывает явлением мгновенным и не до конца осознанным. В критические моменты она приходит как дар и помощь Бога. Если человек откликается и вверяет себя Ему, то решение отдать жизнь принимается как жертва, подобная жертве Христа. На такое способен человек лишь в полном согласии с Богом. Даже если его предшествующая жизнь не была свободна от ошибок в отношении веры и благочестия.

* * *

Мученическая кончина Марии Скобцовой – матери Марии, святой Греческой церкви Константинопольского патриархата – была жертвой. Есть свидетельства, что она с группой смертников пошла в газовую камеру добровольно – вместо другого человека. Это случилось в немецком концлагере в 1945 году, за неделю до прихода советских войск. Не все очевидцы могут подтвердить ее поступок, однако состояние человека в тот момент определялось не людьми. Раньше мать Мария писала об этом митрополиту Евлогию: «Мое состояние сейчас – это то, что у меня полная покорность к страданию, и это то, что должно быть со мною, и что если я умру, в этом я вижу благословение свыше».

* * *

Это была помощь, которую оказал Бог человеку, готовому пойти на жертву ради другого.

* * *

Бог помогает человеку спастись и ожидает нашего безусловного согласия. Иначе жизнь для Бога будет отложена. Так бывает, пока мы сами это откладываем на потом, когда станем «лучше и чище». Страдания, конечно, очищают человека, но их проходят не все. Как быть с теми, кто не уступал свое место на деревянном обломке в океане и не пошел в газовую камеру вместо другого человека?

* * *

Вера не избирает людей, а объединяет – будущих святых мучеников и просто хороших людей, священнослужителей и недавно принявших крещение, монашествующих и тех, кто посвятил себя семье и детям. Бог встречает человека и не судит его, а прощает, потому что любит. Сам человек, бывает, судит себя точно так, как он раньше судил других.

* * *

Кто после трагедии «Титаника» спас свою жизнь в лодке, возможно, всю оставшуюся жизнь «не находил себе места». По крайней мере, совесть напоминала ему об упущенном шансе иметь жизнь для Бога, если бы уступил другим свое место в лодке. Это был суд человеческий, а не Божий. Бог ему простил и ждал того, чтобы он принял Его прощение и успокоился. Однако для этого многое в жизни следовало поменять. Все ли смогли? Трудно сказать…

* * *

Для всякого суда есть пределы, за которыми должно наступить «удовлетворение» сторон. Человек не хочет суда над собой, а предпочитает сам судить других. Тогда удовлетворения ему не дождаться, ведь и другие поступают таким же образом. Бог не желает бесконечного «прения сторон» и ставит этому Свои пределы. С возрастом приходит опыт, который подсказывает, что можно остановить суд над самим собой, если перестать судить других людей.

* * *

«Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк 6:37). «Но где гарантия, – скажут некоторые, – что когда я прощу другого человека, то и он меня простит и не станет осуждать больше». «Гарантию» в данном случае дает Христос, обращаясь к человечеству в Своей Нагорной проповеди со словами, приведенными выше.

* * *

Когда мы приобретаем автомобиль или иное «чудо техники», тратим большую сумму денег и требуем от продавца гарантии его безотказной работы. Нас в этом случае предупреждают, что у гарантии есть условия, которые надо выполнить, иначе ее снимут. Всем понятно, что не стоит «забивать гвозди компьютером»…

* * *

Один небедный человек купил недешевую спортивную машину и уехал на ней. Не успели рассеяться клубы дыма после его спортивного старта, как машину привезли назад в нерабочем состоянии. «Что это за «режим ракеты» на коробке скоростей?» – громко возмущался покупатель. Оказалось, что набрав максимальную скорость, он включал заднюю передачу автомобиля, потому что полагал, что буква «R» на ней буквально означает «ракета». А это, как понимает любой водитель, ведет к полной негодности трансмиссии автомобиля. Того покупателя, вероятно, не слишком волновали гарантийные условия его покупки.

* * *

«Христова гарантия» имеет безусловный характер, потому что, принимая Его прощение, мы тем самым прощаем других. Иначе оно проходит мимо нас – безуспешно пытаться включить «режим ракеты» там, где его нет. Однако за это не лишат «Христовой гарантии» прощать и быть прощенным, а простят… Бог нас не судит, когда мы судим других, а медленно и терпеливо обучает «науке прощения».

* * *

Олицетворением прощения стал Христос. Его искушали, подвергали гонению и намеревались физически устранить. Однако этого не случилось, пока не пришел Его час. Он Сам вошел в Иерусалим и добровольно встретил Свои страдания и смерть на кресте. Чтобы «исполнилось Писание», Он не поднял руки в Свою защиту, всегда оставаясь Сыном всесильного Бога, послушным воле Отца. Христос просил Бога Отца простить тех, кто его распинал. Он умер на кресте и воскрес, и тогда помощь от Бога стала доступна всем, чтобы «никто не погиб».

* * *

Спасатели приблизились к «Титанику» слишком поздно – из тех, кто плавал в воде на месте крушения, практически никто не выжил. Спасать было уже некого…

* * *

Бог никогда не приходит на помощь слишком поздно, и Ему всегда есть, кого спасать. Души усопших, чьи тела покоятся на дне океана или в сырой земле, живы перед Богом. А души живых, о чьих делах стыдно говорить, бывают мертвы для Бога. Он не видит человека, сознание и совесть которого затемнил грех.

* * *

Бог силен восставить всякого человека от его смертного одра. Вопрос в том, желает ли человек жить вечно. Будет ли благом для него жить вечно в присутствии Бога и тех людей, которых обидел при жизни и не простил после смерти? Человек этого может не знать, пока на опыте не познает благость Самого Бога. Всем ли будет это дано?

* * *

«Если бы люди знали, что есть любовь Господа, то они стадами бежали бы ко Христу», – говорил святой Силуан Афонский. Такой опыт получил подвижник. Он уже не сомневался в способности любить, данной всем без исключения. Но союз «если» все-таки остается. Не все еще знают об этой своей способности, значит, нуждаются в помощи, чтобы не удалиться на недосягаемое расстояние от Того, Кто обладает всей полнотой любви и Кто есть сама любовь.

«Душа по природе христианка»

Религиозность в природе человека

Религиозное чувство – неотъемлемая основа жизни человека. Начиная с самого раннего детства встреча с Богом может происходить естественным образом, практически без труда. «Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф 19:14).

* * *

От детей можно научиться простоте естественного восприятия веры. А можно детей самих отучить верить в Бога…

* * *

Многим кажется, что в первую очередь надо воспитать человека, «способного постоять за себя». Этому нас учили в школе, напоминали родители, и сама жизнь заставляла быть сильным, чтобы отвечать силой на силу. Иначе, скажет всякий, тебя просто «съедят».

* * *

Есть образы «сильных людей» мирного и военного советского времени – Чкалова и Челюскина, например, или Матросова и Зои Космодемьянской. К этим образам можно добавить западного супермена, непобедимого ковбоя или «проповедника», чьи роли в собственных фильмах блестяще исполнил Клинт Иствуд, а также восточных мастеров джиу-джитсу, карате или японских самураев. Сила всегда порождает встречную силу… А хочется, чтобы доверие порождало доверие.

* * *

Можно ли верой остановить силу, а доверием исчерпать угрозу? Как быть, когда «жизнь заставляет» ответить злом на зло, ведь Божья заповедь говорит об обратном? Может, Бог пока подождет, а мы расправимся со злом этого мира и представим Ему человечество в добре и согласии? Или наше открытое «непротивление злу насилием» объединит весь мир и сделает его удобным для Христова пришествия?

* * *

Бог не ждет и приходит Сам.

 

Найдет ли Он веру?..

 

* * *

«Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф 17:20). Христос представляет человеку великие возможности, которые дает вера в Бога. С верой можно не только остановить человеческую силу, но и повелевать природными стихиями, переставлять горы, исцелять и воскрешать людей.

* * *

Где же, спросим, обрести такую веру? Столько искали и не получилось.

* * *

Вот и наступило время вспомнить, что мы росли, чтобы стать сильными и не дать себя в обиду. А Бог стал человеком и «дал Себя в обиду» другим людям, которых, несмотря ни на что, любит. Может быть, вера и нас приведет к любви, когда мы перестанем не доверять никому и постоянно бояться обид и унижений.

 

Свернуть