15 декабря 2018  06:01 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 6 15 апреля 2018 г.


 

КЕРЧЕНСКАЯ МОЛОДЁЖНАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТУДИЯ «ДЕПО ПЕГАСА»


 

Валерия КРЕМЛЁВА


***

Сквозь космос путешествуют впадины –

Огромные чёрные лужи,

Небесные водовороты,

А я их вижу и наслаждаюсь зрелищем,

Как они растворяют облака:

Перьевые, вихревые, плотные...

На них смотрю – и сердце очищается.

Нет больше лишних мыслей,

Хотя раньше шла, как по лезвию,

Подчиняясь своим призрачным истинам.

 

А впадины плывут, плывут, добрые,

Давят на небо прохладное

И кажется, в любое мгновение

Оно рухнет на меня вдохновением,

Блаженным вдохновением.

 

***


Пол сегодня плавал серым морем,
Я слышала дельфинов с нижних этажей.
Тогда-то поняла, как мною не доволен
Бессмертный и зловонный недосып.

И небо не стекало на лица синим соком,
Как раньше, в лучшие деньки.
Оно пьяно качалось куполом бездонным,
Слепящим снегом таяло, тоскуя по зиме.

А ночь всё приближалась, кусками мир глотая,
Приняв облик вороны, влюблённой в грустный день.
И йогуртом черничным закручивала тучи
В горячий и пахучий стеснительный рулет.

 

***


Машины, полные людей,

Как мяско тряское в коляске.

Среди толпы есть лицедей

С улыбкой отрешенно вязкой.

 

Легко живётся душелову

Среди забытых Богом суш.

Его уверенное слово

Немало испивает душ.

 

Но всё же в расцветающей пустыне

Его отягощает сплин:

Не первый век прокля'тый демон

Ходит один. Один.

 

***


Небо, полное лунного света,

Тучи, как черный пепел.

Вскрываю вечные могилы

В поисках ответов.

 

Давно во мне плещется рыба

Индиго – темного цвета,

Вязкие тайны прячет

За печатью бесстыдно раздетой.

 

Герб надо мной – молчание.

Соль во мне – лишь для ранок.

Не скажу никому, что печально

Чешуйчатой, в кожу одетой.

 

На ЕГЭ 

Моё место 5В
 
Последний столик, 
Слепое место для камер. 
В голове
знаний нолик, 
И прыгает кролик 
На одной ноге. 

Я устал. 
Исписал все тетради 
Цитатами, 
Но моя память 
Забыла выучить их 
Перед глазами
листик бумаги 
И ручки с черной пастой. 
Не люблю больше черную пасту! 
Ар-р...

В бездну проклятый экзамен! 

Я знаю. Незнание истязает 
Розгами, но не 
Только сейчас, 
А по жизни. 

Желаю утонуть 
И лучше 
В моей бутылке годы, 
Чтобы плавать и таять 
На дно полумёртвой, 
Пресной, желанной 
Жидкости, 
Которая манит 
Выпить её, 
Как этот чёртов экзамен, 

Точнее, яд, 
И уснуть, 
Протыкаясь стихами, 
Чем сейчас занимаюсь 
Я.


***


Море огромное, буйное, тихое,
Много скрывает прощений, проклятий
И жаждет в итоге близких объятий.

Море великое, смирное, дикое,
Бредит людскими желаньями,
Разбивая их воспоминанья.

Оно помогает, но также страдает
И никто не заметит, не видит,
Как копится желчь на стареющем дне,
Чудовищ орду создавая...

 

***


Бутылка вина, о, таинственный предок,
Ты гордо стоишь в ожидании рассветов.
На запыленной полке, в забытом серванте,
Или в погребе посреди замкнутых братьев.

Убита надежда, лишь слышится шорох –
Прокрались тупые хвостатые воры.
Хихиканье слышится в тёмной коморке,
И только. Вот всё, что за жизнь всю ты помнишь.

Стоишь ты не день и не два-три сезона,
Столетье томишься – и три на подходе.

«Прошу, искуситель, меня похвалите,
Я ценной слезы золотая обитель.

Мне память давно, как ножом, раскроили.
Кто создал? В какой год сюда положили?
Никто не придёт. Забирают соседей,
А я им не нужен – пылюсь здесь зачем я?

И есть только мысль моя, как утешение:
Я чувствую, движется преображение.
Ровняя года, шепчет чуткое сердце:
Чем дольше лежу – тем ценнее коллекции.

Моложе меня мои сонные братья,
И праздник без них ежегодный – проклятье.
Ответ на вопрос с каждым днём исчезает –
Не вечным ли будет моё наказанье?

Меня ждут века – до меня умирают.
Я знаю, бог Кронос меня ожидает.
Течёт бурный сок в моей тёмной крови –
Святое затменье вечерней зари…

 

***


Жерло сонного вулкана
Тает сказкой Атлантиды.
Всё, закручиваю краны
Расплескавшегося сидра

В разуме. Он еле дышит

А душа уже не стонет.
Я давно упала с крыши,

Я в агонии? Я в коме?


Жизнь – потерянное море,
Среди стойких океанов.
Её память высыхает,
Будто трупы тараканов.

Тяжкий камень тянет в воду,
Забирая небосклоны.
Кто бы думал, как спокойно
Картою лежать в колоде…

Свернуть