15 декабря 2018  06:00 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 6  15 апреля 2018 г.


 Лит. объединения Санкт-Петербурга


 

Тата Купрейко, ЛИТО Линии Времени


Тата Купрейко – слушательница школы поэтического мастерства «Линии времени» при Василеостровском доме молодёжи. Межвузовский Фестиваль «Серебряный якорь-14», заняла 3-е место. 1 место в Фестивале-конкурсе "Путем героя к заветной мечте" в номинации "Духовное наследие память о героях!".  1 место в фестивале-конкурсе "Звучащая поэзия" в номинации "Родные напевы".  Диплом 1 степени в межфакультетском творческом конкурсе "Мы вместе" в номинации "Литературное творчество (поэзия).  1 место в V и VI-ом ежегодных Фестивалях «Зажигаем на Васильевском».  Диплом первой степени в открытом фестивале мелодекламации «Стихотворные струны города Питера» в номинации " Я этим городом храним" (2015 ), диплом второй степени в номинации «О войне и мире» (2016 г.)  1 место в Заочном литературном конкурсе «Салют во славу моряков».

Материал подготовлен  Феликсом Лукницким

 

ПОТЕШКИ


Солдату сниться на войне 
Отдел игрушек в магазине, 
Где дочка просит: «Папа мне, 
Купил бы куклу-в платье синем, 
Она желает с нами жить», 
«Жить»- это слово, как заноза, 
С ним замелькают этажи, 
Потом, прощальный, паровоза 

Гудок, и ..выжить бы хотел, 
В кровавой смертной бойне каждый, 
Но неподвижной массе тел, 
Желанье жизни не однажды, 

Сотрет костлявая рука 
Старухи смерти тряпкой красной 
От крови, Двигая войска 
Куда? Ей и самой не ясно. 

И все ж: да, да : солдаты спят, 
Им сняться детские игрушки, 
Насмешлив –молчаливый взгляд, 
Костлявой, сморщенной старушки. 

Все врут, что бабушка слепа, 
И , что не глядя жизни косит, 
Вот ведь мужчины, могут спать, 
не на войне как будто вовсе. 

Солдату сниться куклы взгляд, 
Но от чего же он насмешлив? 
Хихикнет кукла : Ты назад, 
Когда вернешься суть потешки, 

Узнаешь в солнечные дни» 
«Эй, кукла, дочь куда пропала?» 
«Пропажу смогут объяснить , 
Тебе возможно генералы, 

Героя пригласив в Москву, 
Для получения награды», 
Солдат проснется.Наяву- 
Ни куклы и ни Ленинграда, 

И не Москвы, куда потом, 
И впрямь получит приглашенье, 
А на войне сплошной дурдом, 
Но выжить прежнее хотенье 

Сохранено. И всей душой, 
Домой стремиться папа к дочке, 
Уже наверное большой, 
Большой, но все таки, не очень. 

А смерть хихикнув в сотый раз, 
Про куклу что-то пробормочет, 
Мол : в глубине стеклянных глаз, 
Войны не детская порочность – отражена. 

Отражена? Что из того? Когда - победа 
И дома доченька, жена, 
Ни наступлений, ни разведок. 
Вот лишь зайти за поворот» 

И что? За этим поворотом.. 
Ни стен, ни окон, ни ворот… 
Хотя смотри, синеет что-то.. 

И верно в груде кирпича 
Синеет платье куклы жуткой, 
А может смерти, 
… хохоча, 
Спросившей « Удалась ли шутка? 

Меня попробуй, обмани» 
И громко кукла захохочет, 
Безумны станут ночи, дни, 
И снова дни и снова ночи, 

Лишь сны уносят время прочь, 
Что замолкает далью гулкой, 
И близко-близко просит дочь, 
Как до войны: «Купи мне куклу..»

 

РОДИТЕЛЬСКОЕ ДРЕВО

 

Пусть яблоня в саду, как херувим, 
Не прижилась , которую растили.
Жизнь навсегда одних , лишая силы, 
Обязана отдать её другим.

И я расту за яблоню в саду, 
Для жизни подобрав другое поле, 
Мои мечты скрипят на антресолях,
Мой каждый день- хождение по льду, 

Пусть ветер мысли путает назло , 
Вокруг бушует будней непогода, 
Я приживаюсь с каждым новым годом, 
Пускаю корни , словно повезло, 

Что отведут сомненья и беду,
Родители- совсем , как садоводы.
И я хочу приехать к ним в субботу, 
На день, на два часа, на пять минут. 

Когда в моем саду тоска гудит, 
Снег осыпает траурные крыши
Я знаю, что могу им позвонить, 
Они на том конце меня услышат.

И папа будет звать меня домой, 
Смотреть, как много навалило снегу.
Я рада, когда дом звенит от смеха, 
И я хочу приехать , но травой, 

Усажена вокруг меня земля, 
И я должна не нарушая правил,
Работать над собой, учиться ладить,
Не враждовать , а отдавать любя.

Пока горит свет путевой звезды 
Быть птицей в нескончаемом полете.
Мне важно знать, что вы безумно ждете, 
Когда начну я приносить плоды.

 

ШАГ В ВЕЧНОСТЬ

 

Начинают сгущаться сумерки, страшно братцы, 
Оставаться в своей лачуге, когда дорога, 
За окном начинает дразниться и брыкаться… 
Я сложу свою жизнь в чемодан и отправлюсь к Богу. 

Я отправлюсь к нему, когда чернокрылый ворон, 
Обернется летучей мышью с истошным криком. 
Когда в доме моем оденутся пылью шторы, 
Циферблатовы руки стиснутся молчаливо. 

И дорога строку – растянет на всю планету, 
Мне её перейти, поставив в итоге точку. 
Скажет злая кассирша: « До Бога билетов нету!» 
Я её обману, я узнаю дорогу точно! 

Он глядит на меня, смеется, но я не вижу. 
Только чувствую взгляд, давящий могучей глыбой, 
Я дойду до него по самой прогнившей жиже, 
Доплыву до него по мелкому морю рыбой. 

Бог не встретит, он не встречает настолько дерзких, 
Кто бросает своё оружие перед боем, 
Жизнь взамен отдавать, чтоб Бога пытать по-зверски, 
Задавая в лицо вопросы и корчить злое, 

Человеческое лицо. Чтоб вопросом дальше, 
Упрекая его в делах человечьих, скверных, 
Он нарядит меня в смирительную рубашку, 
И отправить душой скитаться у рая верных, 

Будет зыбко. И холод кожу оденет в мрамор, 
Но я выстою перед пыткой или прощеньем, 
Я, не первую вечность выход ищу обратно, 
И надеюсь найти на вербное воскресенье.

 

ОДНА ВТОРАЯ

 

Полночи без сна, следи, затаив дыханье, 
Как рядом во сне смеется сосед по койке. 
Полночи молчи, подумаешь, расставанье 
Куда ты уйдешь, побудь хоть немного стойким. 

Пусть не оловянным , пусть не железным, проще 
Казаться во сне беспомощным, безмятежным, 
А так проживешь полжизни, выходишь в полночь, 
Выходишь из жизни и больше не станешь прежним. 

Полночи прошли, осталась одна вторая. 
Одна у окна рассматривай блики света. 
Огни фонарей к рассвету совсем растают, 
Но ты будешь спать пол-утра, полураздета. 

Луны половина в синих объятиях вязнет, 
Мелькают машины редкие по проспекту. 
Ты просишь взамен у ночи вселенской связи, 
Чтоб сны обрели слова и с рассветом крепли. 

Полночи без сна, пол-яблока, пол на кухне 
Скрипит если встать неровно, не зная шага. 
Полжизни живешь, пытаясь во тьму не рухнуть, 
А в зеркало смотришь, видишь, совсем большая. 

Бездонны глаза у ночи, боишься тени, 
Своей половины жизни, что прожевала. 
И утро приходит грубо, без сновидений. 
И, кажется, словно прожито было мало. 

Проснулся сосед, луна растворилась в небе,
Кровавый рассвет царапает подоконник
И тяжесть твою, как в птичьей кормушке хлеба, 
Сухою листвой сметет у подъезда дворник

 

ЦИФЕРБЛАТ ПОЭЗИИ ПИТЕРБУРГА

 

Пыль вечности на старых зеркалах,
В гранатовом свечении заката,
В ней сохраняют контуры дома,
С таинственной печалью виноватой.
Затерянные отблески дождя
Не ощутимы при..прикосновенье,
Включаешь свет, в квартиру заходя,
Где детство пронеслось в одно мгновенье,
Как будто, а теперь твой дом под снос,
Уже готов: ни мебели , ни звуков…
И лишь на зеркалах намеки слез,
Сквозь пыль мерцают , как-то близоруко.
Великий город свой меняет вид,
В ночном тумане новостройки тонут.
Кому какое дело до обид,
твоих обид, не будет скоро комнат!
Хоронит мрак усталость голосов,
В сырую тяжесть невского гранита,
Сурова экономика часов,
За прошлое заплатишь по кредитам,
Печальной поэтической строкой,
Вдруг вспомнив , как смотрел на город с крыши,
Ты стал другим , и город не такой,
Пусть корпуса домов гораздо выше
Растут сегодня , словно на дрожжах,
Понятно : всё течет, а неизменна-
Царица вечность- эта госпожа,
Былое почитает лишней пеной,
Что на волнах холодных вод,
Впиваясь каждый раз в гранит щербатый,
Поэтом спать ночами не дает,
Их возвращая в мир семедесятых,
Восьмидесятых , девяностых, и…
Смотрите-перья вновь заговорили,
Вновь , воскрешая музыку любви,
Разрушив толстый слой налипшей пыли.
Ночь встрепенется в старых зеркалах,
Заре позволив оглядеть границы…
И город станет снова весь в делах,
Писать своей истории страницы.

 

НАЧАЛО ДНЯ

 

Утром легче всего усомниться в прочности:
Человеческой жизни, любви, погоде,
Начинается день,а тебе не хочется 
Ты- сорняк, в прополотом огороде. 
Начинается жизнь, как ступени лестницы,
Что ведут наверх -облака раскачивать,
Но в дождливый полдень бы не повеситься,
Оттого, что небо так горько плачет.
И закат закатывая глазницы,
Окунает в сон - поджигает звезды,
И года летят, как шальные птицы,
Покидая гнезда.

Свернуть