15 декабря 2018  06:01 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 6 15 апреля 2018 г.



Литературный Альманах "Глаголъ"  (Париж, Франция)

 

 

 

Елена Рузанова Украина.


Родилась в 1977 году в Днепропетровске (ныне Днепр) живу тут же. С детства любила писать дневники — хроники событий, в виде подробных воспоминаний, вплоть до диалогов. Закончила физико-математическую школу, музыкальную (класс гитары), техникум (бухгалтерский учёт и аудит), ДНУ (высшее техническое и высшее экономическое образования). Трудилась в разных местах, в том числе и зарубежом), что не мешало мне писать рассказы и романы. С 2007 по 2015 годы работала журналистом в ГП «КБ „Южное“», публиковалась в газете «Конструктор». Могу сочинять всё и обо всём, но больше всего люблю творить «живые» интервью, лёгкие эссе, статьи и романы в стиле фэнтези. Замужем, двое детей.


Египетские страсти

Начиналось всё довольно обыденно. Несколько лет назад в конце января в связи с производственной необходимостью я уехала на длительное время в командировку в славный город Каир. Так сложилось исторически, что 25 января в Египте отмечают День полиции, и в Каире в этот праздник почти все местные организации не работают.

Накануне этого знаменательного события офисные египтяне, сотрудничающие с нашей украинской организацией, рассказали, что в этот день офис будет закрыт. Воспользовавшись нежданно-негаданно подвернувшимся внеплановым выходным, мы, коллеги по трудовому десанту в будни, а по выходным — просто любознательные туристы, решили вырасти духовно, приобщившись к прекрасному, и посвятить этот день Городу Мусорщиков, а также Пещерному храмовому комплексу монастыря Св. Симеона. Город Мусорщиков, или Медина Зебела — интереснейшее местечко. Египетский православный (коптский) квартал располагается на окраине Каира у подножья горы Мукаттам, у монастыря Святого Симеона. Район появился в 1969 году по инициативе городских властей Каира с целью концентрации всех сборщиков мусора в одном месте. Жители квартала — исключительно христиане. К слову, о древних христианах. Коптов притесняли в Египте, и, судя по предпосылкам, будут притеснять и далее. Египетским христианам не сильно приходится выбирать среди профессий: вопрос безработицы тут стоит очень остро, тем более для них. На сегодняшний день процентное соотношение местных в разрезе вероисповедания такое: мусульмане составляют 80% всего населения, христиане — оставшиеся 20%. Конечно же, малочисленность коптов накладывает отпечаток на качество их жизни. Издавна христиане занимались разбором мусора, так как мусульманская часть населения не имела желания заниматься «грязной» работой

Копты сортировали мусор вручную и сдавали его мешками на переработку. Труд тяжёлый, кропотливый и малооплачиваемый. С тех пор мало что изменилось. Мусор по-прежнему привозят из Каира и поднимают на крыши недостроенных домов специальными кранами. Потом отходы спускают на первые этажи зданий, после чего женщины и дети вручную его перебирают и сортируют, а мужчины отвозят упакованные мусорные тюки на тачках и машинах. Бумагу, пластик, железо перевозят на предприятия по переработке. Здесь копты живут, молятся, работают, отдыхают, растят детей. Вся жизнь проходит на мусоре или в неимоверной близости от него. Мешки с отходами везде — на крышах, на улицах, в подвалах, на лестничных пролётах — просто повсюду. Несколько раз мы проезжали мимо арабских женщин, сортирующих очередную кучу мусора, и тут же, в метре от них, среди, мягко сказано, неприятных запахов, нечистот и роящихся вездесущих мух, мужчины мирно, с чувством, с толком и расстановкой, пили чай. Впечатляет — не то слово. Никогда бы не подумала, что можно так жить в наше прогрессивное время. И это происходит в многомиллионном Каире, сейчас и сегодня.

Кстати, об образе жизни. Как-то, проезжая на автобусе мимо кладбища, поинтересовалась, почему в мире мёртвых такое оживлённое движение. Мне ответили, что там живут люди (!). Видя моё глубокое недоумение, объяснили: жильё в Египте дорогое, не все могут даже позволить себе снимать, дождей нет, не холодно — чего не жить-то? Поверьте, друзья, в нашем понимании, такой нездоровый ажиотаж живых в мире мёртвых напоминал мне какой-то престранный фильм ужасов, события которого происходят почему-то при ярчайшем солнечном свете. Не люблю, как выглядит это выражение на бумаге, но напишу — я была в шоке. До сих пор, спустя много лет, закрывая глаза, помню эту картину маслом до мельчайших подробностей. Что-то есть крайне противоестественное в довольных лицах мужчин и женщин, прогуливающихся среди плит и надгробий, словно в парке, детях, копошащихся в песке и пыли около этих же плит, подростках, развлекающихся тут же. Впрочем, это выглядит странно для нас, неместных. А для египтян — очень даже ничего, в норме вещей. Проезжая мимо кладбища и по узким, извилистым улочкам Города Мусорщиков мы смотрели и всё-таки не верили своим глазам. Но вернёмся к нашим христианам. Церкви и часовни, находящиеся вблизи Города Мусорщиков, располагаются в зданиях и в пещерах горы. Церквушки святых похожи друга на друга архитектурой, словно матрёшки: одни — чуть меньше, другие — чуть больше, а суть и наполнение остаются безумно схожими. Разувшись, можно зайти и полюбоваться древним, более чем скромным убранством изнутри. В каждой из церквушек темно, тихо и немноголюдно. На выдолбленных в горе сидениях — ковры и мягкие подушки, припорошённые уверенным слоем вековой пыли.

Скудное освещение почти не рассеивает темноты и добавляет ощущение того, что здесь ты чужеземец, — гость, и что в этих местах такой уклад заведён испокон веков и останется неизменным, что бы ни случилось на планете Земля. Больше всего запомнился православный монастырь Святого Симеона. Он жил здесь в Х веке, прославившись тем, что смог явить чудо — сдвинуть гору Мукаттам. Мы спускались в монастырь по широкому каменному переходу и неожиданно вышли к свету. На стенах скалы где вырезаны, где — нарисованы цветными красками лики святых, а также сцены из библейских сюжетов. С каменного потолка свисает напоминающий чем-то огромный парус большой экран из плотного белого полотна, совсем неуместный в древнем храме: возможно, здесь время от времени показывают христианские кинофильмы или слайды.

Тут же прямо к небу поднимаются многочисленные ряды каменных скамеек, покрытые толстым слоем песка. Оглянувшись, мы обнаружили себя на дне огромной пещеры. В святилище покоится саркофаг с мощами Святого Симеона, выше которого располагается застеклённое место, куда туристы бросают свои записки с заветными желаниями. Мы тоже последовали древнему обычаю. Поднявшись по ступенькам, залюбовались удивительным видом: сквозь сероватую дымку смога виднелся Каир во всём своём великолепии. Жаль, что фотоаппарат не способен передать всю полноту умиро- творения и внутренней гармонии этих необычайных красот восточного мира. Такое можно увидеть только своими глазами и почувствовать не- равнодушным и открытым для восприятия мира сердцем. Пока мы поднимались и опускались по многочисленным ступенькам плохо освещённых пещер и монастырей, я размышляла о превратностях судеб египетского народа.

Египтян условно можно разделить на две категории. Первая, довольно немногочисленная, — трудоголики, работающие постоянно, не щадя себя ради успеха профессионального и достатка в семье. Вторая категория состоит из арабов, думающих, что они хорошо работают, хотя это далеко не всегда так. Причём к этой группе относится значительная часть населения. Египтяне, конечно, готовы пойти на многое, чтобы полодырничать какое-то время, и поводов для этого находится предостаточно. Праздников национальных и примкнувших к ним — много.

Больше всего из этой темы лично меня умиляет Рамадан. Обычно он длится дней 40, и в это время от восхода до заката (когда Аллах всё видит, в ночное время он отдыхает) арабы-мусульмане не работают, не едят, не пьют, только молятся и совершают паломничества по святым местам. Кстати, кушают и пьют всё, что не мутит разум, от заката до восхода, по ночам. У христиан тоже есть праздники-аналоги, и Великий Пост отдалённо напоминает Рамадан по идейному наполнению. Но в таком глубинном лодырничестве христианский праздник очищения духовного и физического замечен не был. Впрочем, как и все другие. Хотя понятие лености души вряд ли зависит исключительно от вероисповедания, это, как и многие другие качества — только от личности человека разумного. Но расположенность в связи с приверженностью к конкретной вере создаёт — определённо.

Суббота в Египте — выходной день, работают самые смелые, то есть немногие. В дни отдыха египтяне любят семьями или с друзьями, а то и смешанными компаниями, ходить в парки, которые в Каире огромные и красивые. Там и христиане, и мусульмане всех возрастов устраивают пикники на траве (благо в Египте всегда прекрасная погода и солнце с утра до ночи — во всё небо), затевают подвижные игры, общаются. Востребованность в парках отдыха, впрочем, как и в спортивных заведениях, колоссальная: ведь там арабы не пьют алкоголь, курить тоже мусульманство запрещает, да и христианство подобного плана направления не приветствует. Конечно, и мусульмане кальян с гашишем могут покурить время от времени, и копты вина выпить красного, разбавленного водой, но такого массового поклонения алкоголю и курению, как в России и Украине — нет. И, соответственно, сигареты и алкоголь просто так не купишь.

Места злачные надо знать, их можно по пальцам пересчитать, но их локации известны, наверное, всем местным. Женщине одной до сих пор самой никуда ходить не принято — это считается признаком плохого тона даже в ультрапрогрессивных бизнес-районах Каира. Её, даму любого возраста, всегда должен сопровождать мужчина-родственник, жених, в крайнем случае — подруги. Но предпочтительнее всё-таки мужчина. Если женщина сидит сама в кафе — она путана в глазах абсолютно всех жителей, даже если таковой и не является даже в собственных мыслях.

Знакомятся в Египте все по старинке: представляют друг другу родственники или знакомые. Лично, один на один, неважно где, на улице или в гостях, — ни-ни, ни при каких раскладах. Это в высшей степени моветон. Арабы-мужчины очень эмоциональные: при встрече, словно ярые поклонники Брежнева, трижды целуются вдохновенно, душевно я бы даже сказала. Женщины тоже, но делают это изящнее.

Каир огромный, более 18 миллионов душ, но со временем мне стало казаться, что все друг друга знают как минимум в лицо. По ощущениям человека приезжего, они постоянно здороваются и целуются днями напролёт. В первые дни пребывания в Каире у меня сложилось дикое ощущение, что я попала в район мужчин нетрадиционной ориентации, без преувеличения. Но нет, просто люди не стесняются выражать свои эмоции, вернее, выражают их бурно. К слову, драки тут — редкость, вся энергия уходит в слова и жестику- ляцию. Сама наблюдала картину: ну встретились «драчуны», руками помахали, покричали на всю улицу, и вот итог: уже опять обнялись и разошлись. Настоящей драки в нашем понимании — ни разу там не видела.

Через месяц пребывания в Египте, встречая очередную бригаду украинских коллег, посмотрев на них уже немного под другим углом, я остро ощутила, как сильно мы, украинцы, зажаты в своих эмоциях. Соответственно, было очевидно: для местных поначалу мы казались, наверное, бесчувственными чурбанами, пока они к нам не привыкли. И это печально очень, на мой взгляд: жизнь слишком коротка, чтобы заморачиваться какими-то глупостями, зародившимися исторически на Родине и плотно пустившими корни в наших головах и душах.

Но, как видите, друзья, при желании и упорной работе над собой раскрепоститься психологически можно, только у каждого свои сроки окончания этого процесса. Как-то, направляясь в сопровождении офисного араба на встречу через два дома от нашего офиса, я часто здоровалась на улице, и мне постоянно душевно улыбались. Сопровождающий коллега удивился моим многочисленным знакомствам. А я просто у всех на виду, словно тополь на Плющихе.

Проживая в своём районе не один день, мы, неместные, у всех как на ладони, и все кому не лень любят понаблюдать за нашими перемещениями, а ещё лучше — поучаствовать хоть как-то, хотя бы издалека. А не лень сунуть свои любопытные носы не в свои дела просто жизненно необходимо абсолютно всем без исключения. Правда, нужно помнить, что для арабов все, кто не смуглый и у кого не иссиня-чёрные волосы — те блондины. И даже шатены в нашем понимании — для арабов тоже блондины.

Как-то один офисный араб провёл мне ликбез на тему «Кто есть неместные девушки, то есть блондинки, для всех арабов без исключения». До сих пор приметы по этому вопросу в Египте такие. Если арабский мужчина идёт по улице и видит блондинку — это к удаче. Если проходит рядом с ней — к удаче вдвойне. А если удалось пройти рядом и слегка соприкоснуться — так удача и все мирские блага будут преследовать счастливца неделю, не меньше. Честно, дорогие читатели, неимоверным усилием воли мне удалось сдержаться и не хохотать до слёз, ведь беседа происходила при серьёзных лицах и вдумчивых обстоятельствах: меня явно просвещали и делились сверхважной информацией. Мне так хотелось смеяться, как никогда, но сделав это, я испортила бы рабочие отношения, наладить которые было бы крайне трудно.

Согласитесь, такое откровение было бы сложно придумать самой, неегиптянину — практически невозможно. Воскресенье — начало рабочей недели. Но какой бы ни был напряжённый день, когда приходило время молитвы — все арабы откладывали свои дела, расстилали специальные коврики и принимались налаживать связь с космосом. Всё, абсолютно всё оставалось без присмотра, и, казалось бы, что-либо стащить — проще простого. Но воровство жёстко приследуется в Египте: арабы рассказывали, что вроде бы в паспорте ставится специальный штамп «Вор», а с ним найти работу практически невозможно. Сменить паспорт не вопрос, но египтяне, как мусульмане, так и христиане, очень любят поболтать и все про всех всё знать. Поэтому тайну завести, может, и возможно, если получилось, но сохранить — миссия невыполнима.

Египтяне отзывчивые люди и всегда помогут в случае необходимости. Да, они хитрющие, забавные и все разные, как и мы с вами. По своей природе они мне симпатичны, как копты, так и мусульмане. Но все мы, приверженцы любой веры, всё равно для них неверные, иноверцы, и этим сказано всё. И это нужно помнить, когда ты живёшь в Египте, какой бы невероятной блондинкой ты ни была…

Свернуть