15 декабря 2018  05:59 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная. Выпуск № 6  15 апреля 2018 г.

 

 Лит. объединения Санкт-Петербурга

 

 

Алексей Бриллиантов, ЛИТО Гармония


Алексей Бриллиантов – фамилия своя, от прадеда. Кадровый офицер, гражданские специальности: политическая история 20 века, социальная психология, педагогика, технологии и организация производства наружной рекламы. Первая публикация – 1987 г. в газете «На страже Родины», регулярно публиковался в журналах «Невский альманах», «Союз писателей», альманахах «Гармония», «Дорога», «Синь апельсина» и др., в нескольких антологиях Санкт-Петербургского отделения Союза Писателей РФ. Автор 3 книг стихов.

                                                                                                                          Материал подготовлен Феликсом Лукницким

 

 

Родина

 

Кто не плакал в кайму её шали?

Глаз её не искал оберег?

Если тяготы, если печали

По излучинам судеб и рек…

 

Ворожа временами и далью,

В чём-то пёстром с подбоем ветров,

Сном чудная, булатная сталью

Русь моя на развилке веков.

 

За тропою ловцов синекуры,

Незабудкой в обрывном песке,

Набухающей жилкой Амура

На открытом восточном виске…

 

Питеру. Признание.

 

Редакция 2003г.

 

В городе из «Линий» и каналов,

Портиков, решёток, тополей,

В небо зрящих каменных пеналов,

Небо пьющих водяных полей…

 

Где мосты парят чугунной стаей,

Крылья разминая по ночам;

Где рассвет, в закате прорастая,

Не оставит времени свечам…

 

В городе с чухонским низким небом

Над болотным гимном комарья,

Где хранят в музеях корки хлеба

С привкусом особым января…

 

В городе потопов и восстаний,

Где, на вид, поток Невы свинцов;

Где дворцов по более, чем зданий,

Но развалин больше, чем дворцов…

 

Где кристаллизованы эпохи,

Трёх веков созвездьями искря;

Где блуждают в подворотнях вздохи

По былым, на «ять», календарям…

 

В городе, что в европейской маске,

Но по-русски плечи развернул,

Мне вонзили в сердце, по-завязку,

Золотую с Ангелом иглу…

 

Космос Бёрнса 

 

Огрызок Луны закатился за тучу,

Которая

чёрною дыбится кручей,

Которая

мнится подножием звёзд,

Которые

влажными искрами слёз,

Которые

в полночь роняют ресницы,

Того, кто

Миры воздвигает десницей,

Которая

правит движеньем светил,

Что тихо

сочатся потоками сил,

Которые

будят для жизни планеты

И пишут

мазками багрянца рассветы,

В которых

расплавятся странные сны,

В которых

за тучей – огрызок Луны…

 

Пустой кувшин с дыханьем ветра

 

В хоромах грома

На краю краёв,

Где шорох громок

Снеговых роёв

И ветер тесен

От напрасных слов,

Никчёмных песен

И бездарных снов,

Презрев вершины

Утончённых строф,

Поют кувшины

На губах ветров.

И мантрой чистой

Там дудук времён,

А в травах истин –

Шелуха имён…

 

Пабло Неруде

 

Вас не встретить уже на краю Кордильер,

Над гремящей лазурью лесных водопадов.

К счастью, книге неведом надгробья барьер:

Строфы – крылья, а кондоры выше преграды.

 

Было: небо скользило крестами теней

По мадридским проулкам, испятнанным сталью, –

Презирая защиту посольских дверей,

Ваши строки испанскою болью вскипали.

 

Сталинградом назвали победы мечту…

Отыскали звезду Хоакина Мурьетты.

И колосьями пели «у ветра во рту»,

Профиль Анд прочертив в полушарье планеты.

 

Только вновь для любимой зарю не раздуть,

И не плакать над новой чилийскою раной:

Пуля,

Чили

навылет пробившая грудь,

В вашем сердце последним биеньем застряла.

 

Но рубцы зарастают на склонах невзгод.

И нельзя не молиться, о чём вы молили:

Заглядится в тот край, где намок небосвод

«Босоногая тонкая девочка Чили».

 

Обозреватель

 

Идёт война…

Куда идёт война?

Куда глаза глядят – нигде не ждали…

И даже те, кто вешает медали,

Не ведают, где утолится зверь?

Поверь мне:

от неё не прячет дверь…

Бойцы кладут свои и вражьи жизни…

Куда кладут?

И кто из них враги?

По алтарям спланированной тризны

Кумы без них поделят пироги…

 

Наступит мир…

На что наступит мир?

На горло?

На руины?

На погосты?

Метёт сквозь время пепел вьюгой хлёсткой,

Присыпав темя спелой головы

Над строчкой недописанной главы…

 

Апрель

 

Вбивает серебряный гвоздик

Синица в апрельскую мглу.

И капель прозрачные грозди

Созрели в кустах на углу.

 

Водица из тающих слитков

Забыла и русла, и строй.

И топчется возле калитки

Лирический чей-то герой...

 


Свернуть