24 августа 2019  21:19 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Лондонский Литературный клуб

 
 
Валентина Коркоран
 

Валентина КоркоранРодилась на юге Украины. Окончила Криворожский горнорудный институт и высшие курсы экскурсоводов (г. Львов). Пять лет посещала лондонское Литобъединение. Вице-президент APIA (Международный союз литераторов и журналистов), председатель литературного клуба при APIA. В 2007 году на 5-ом международном фестивале «Пушкин в Британии» стала победительницей в конкурсе короткого рассказа.Автор книги: «И на том спасибо…»


Красная Мата Хари


Мария (Мура) Закревская-Будберг-Бенкендорф

(1892 – 1974)

 

 

Чтобы выжить, ей надо было быть зоркой, ловкой,

смелой и с самого начала окружить себя легендой

(Нина Берберова «Железная женщина»)



Мария Закревская

 

Есть женщины, которые поступают так, как другие не смеют. Они могут нарушать табу, переходить границы дозволенного и делать свою жизнь по собственному сценарию. Такими женщинами можно восхищаться, осуждать их, завидовать… Невольно примеряешь такой образ на себя: «А я бы так смогла?..»

Речь пойдет о женщине, которая вошла в историю как знаменитая любовница, и запомнилась современникам как фантазёрка и авантюристка. Она была возлюбленной (гражданской женой) нескольких знаменитых мужчин ХХ века.

Мария (Мура) Закревская-баронесса Будберг-Бенкендорф – муза двух писателей и двух разведок.

Её любили, ей доверяли и посвящали свои сочинения Максим Горький и Герберт Уэллс. Ею был увлечен британский дипломат и разведчик Роберт Брюс Локкарт. Её считали то немецкой, то английской шпионкой, то агентом НКВД.

В разные времена её называли «кошечка из железа», «красная Мата Харри», «русская Миледи». В историю она вошла как «Мура» (в её облике, улыбке находили что-то «кошачье»). Существует также несколько версий (с подачи самой героини) как и почему это имя так прочно «приклеилось» к ней [1]. Поскольку Мария Закревская более известна под этим именем (особенно на западе), чаще я буду ссылаться на него.

О Марии Закревской-Будберг-Бенкендорф и по сей день ходят самые невероятные истории.

Мифическая женщина и мифы о себе она создавала сама.

О ней знали казалось бы всё, но в действительности не знали ничего.

Продираясь сквозь мифы и легенды постараюсь восстановить факты (порою также противоречивые).

Родилась Мария Закревскаяв 1892 году в Черниговской губернии в селе Берёзовая Рудка (сейчас это Полтавская область), в семье крупного помещика Игнатия Закревского.

Она уже с детства почувствовала прелесть всеобщего внимания и обожания. Всё вокруг обещало быть веселым и беззаботным, а будущее казалось большим и светлым.

Жизнь начала свой разбег, когда девочке исполнилось девятнадцать лет и ее отправили в Англию (школа для девушек в Кембридже) для изучения языков, под присмотр брата Платона, который в то время уже служил в русском посольстве в Лондоне. (Позже Мура будет рассказывать, что она окончила Кембриджский университет).

Эта поездка определила дальнейшую судьбу девушки, потому что здесь состоялось ее знакомство с будущим мужем Иваном Александровичем Бенкендорфом, прибалтийским дворянином, потомком графского рода. В это время он работал вторым секретарём русского посольства в Берлине. В 1912 году они поженились. Мура стала называть себя графиней, хотя супруг графом не был.[2] Родилось двое детей: сын Павел и дочь Татьяна.

До революции работала в русском посольстве в Берлине. Жила с мужем в его родовом замке Йендель (Янеда) в Эстонии, но после его убийства крестьянами в 1917 году вернулась в Петроград и нашла приют в британском посольстве.

Для женщины, выброшенной жизнью умирать в Москве в голодном 1918 году, чьего мужа убили восставшие крестьяне, не имевшей никакого опыта «приспосабливаться», Мария Закревская справилась «на отлично». Она смогла не только выжить, что само по себе было подвигом, но и как заметила Н.Берберова, не выпасть из своего «круга», из элиты творческой и интеллектуальной.

На долю Закревской выпали тяжкие испытания в годы революции: гибель родных, нищета, аресты. Но не зря ее называли «железной женщиной». Она выдержала всё. Не раз оказывалась на волосок от гибели и всегда была в центре событий.

Дальше судьба связала Муру с тремя выдающимися мужчинами ХХ века. А мужчин для своего окружения она умела выбирать. Мужчины, окружающие её, были талантливы, умны, и независимы.

 

Роберт Брюс Локкарт

Именно в это неподходящее время, в годы хаоса и всеобщего крушения, в ее жизни случилась любовь. Он – британский дипломат и агент разведки Роберт Брюс Локкарт, выполняющий в России тайную миссию. Когда они встретились с Мурой, ему было тридцать два года, в Лондоне у него была законная жена и сын. Они страстно влюбились друг в друга, и для обоих началось неожиданное и недозволенное счастье среди жестокой и страшной действительности. Локкарт поселил русскую любовницу в своей квартире.

Любовная история приказала долго жить в ночь с 31-го на 1-е сентября 1918 года, когда в дверь постучали чекисты. На англичанина повесили «дело послов», в котором он был задействован, а заодно взяли и Муру. Спустя три недели в камеру Локкарта пришёл заместитель Дзержинского Яков Петерс с Мурой под ручку, чтобы освободить шпиона. Каким образом Мура отблагодарила Петерса – неизвестно. Существует несколько версий. По одной - её завербовали работать на НКВД. Любовную связь с Петерсом Мура то отрицала, то на вопрос: «Переспали ли вы с Петерсом?» - отвечала: «Конечно!»

Будущее готовило им разлуку.

После освобождения Локкарт отбыл в Англию, и Закревская осталась в Москве в полном одиночестве, больная легкой формой испанки. Когда кончились деньги, она продала свои девичьи бриллиантовые серьги, последнее, что у нее было. Денег хватило, чтобы добраться до Петрограда в коридоре вагона третьего класса. Она выехала туда зимой 1919 года. Но в Петрограде ее арестовали и освободили лишь после звонка на Лубянку. Мура понимала, что она должна работать, чтобы прожить.

Но как и где?




Максим Горький

Закревская не была хрупкой, слабой и беззащитной, поэтому не стала заламывать руки и впадать в депрессию, тем более, что война слезам не верит. Чтобы выжить, ей надо было быть зоркой, ловкой и смелой. И не выпускать из рук отвоёванные у жизни радости, комфорт и возможность общения с людьми своего уровня.

Чёрная полоса в жизни длилась почти год, но помог случай…

Так в 1919 году на горизонте появился новый мужчина - 52-летний М.Горький. Их познакомил Корней Чуковский, порекомендовав Горькому Марию Игнатьевну в качестве секретаря. Он же описал первое редакционное заседание, на котором присутствовала Закревская: «Как ни странно, Горький хоть и не говорил ни слова ей, но всё говорил для неё, распустив весь павлиный хвост. Был очень остроумен, словоохотлив, блестящ, как гимназист на балу». Мария Закревская была моложе писателя на 24 года.

Скорее всего, не красотой (Мария Игнатьевна не была красавицей в полном смысле этого слова), а своенравным характером и независимостью Закревская пленила Горького.

 Мура поселилась у Горького и очень скоро стала незаменимой. Когда она рассказала, что родилась в Черниговской губернии, её немедленно признали украинкой и прозвали «Титкой».

Эта женщина заняла главное место не только за обеденным столом, но и в сердце хозяина квартиры. Горький всегда тянулся к сильным женщинам, а Мура была не только сильной, она была таинственной и загадочной.

Закревская подолгу жила с Горьким на его вилле на Капри и чувствовала себя там вполне хозяйкой. Она прожила с Горьким двенадцать лет, из которых неполных десять была его гражданской женой. Официально выйти замуж за буревестника революции не пожелала, а может не получила благословения на брак от своих «крёстных» из НКВД

Именно Горький организовал и второй, фиктивный брак Марии Закревской. Писатель оплатил огромные карточные долги некоего барона Будберга, взамен сосватав ему свою очаровательную протеже. Этот брак ей был весьма необходим: в Эстонии у нее оставались дети от первого мужа, а замужество давало ей эстонское гражданство и право свободно посещать их. Так Мура стала баронессой Будберг.

До сих пор жива версия, что Закревская причастна к смерти Горького - по заданию НКВД, а возможно, и самого Сталина. Она находилась с ним с глазу на глаз. Незадолго до смерти она приходила к Горькому в сопровождении Ягоды.

Баронесса Будберг отбыла в ЛондонНавсегда…

После смерти пролетарского писателя советское правительство оформило Муру как наследницу зарубежных изданий писателя, и вплоть до второй мировой войны она получала гонорары со всех его зарубежных изданий.  Горький уехал и оставил Муре часть своего итальянского архива. Но в 1936 году на Муру было оказано давление кем-то, кто приехал из Советского Союза в Лондон с поручением и письмом к ней Горького: перед смертью он хотел проститься с ней, Сталин дал ей вагон на границе, ее обещали доставить в Москву, а потом обратно. Она должна была привезти в Москву его архивы.

  Мура привезла архивы в Москву, ее провели к Горькому и, сразу же после ее ухода, объявили о его смерти.

Мура жила в Лондоне совершенно свободно, без денежных затруднений. Она несколько раз ездила в СССР как британская подданная.

 

 

Герберт Уэллс

В 1920 году под обаяние Муры попал другой всемирно известный писатель – Герберт Уэллс. Это произошло на квартире у Максима Горького.

Она всё чаще ездила в Лондон, где встречалась с Локкартом, а в 1930 году возобновила отношения с Уэллсом. Вскоре, окончательно выбрав Лондон, она поселилась в двух шагах от дома Уэллса. Она сказала ему, что останется с ним столько, сколько он захочет, но замуж за него не выйдет никогда: «С меня достаточно трёх фамилий». Эта связь длилась около тринадцати лет, до самой смерти писателя (1946г.) По завещанию после смерти Уэллс оставил Муре сто тысяч фунтов стерлингов, на которые она и жила почти до конца.

После смерти Уэллса она получила по завещанию 100 тыс. фунтов стерлингов. Исправно продолжали приходить и гонорары от публикации сочинений Горького.

Уже много лет идут споры, была ли она агентом разведки. Если была, то какой именно? Или, может быть, сразу нескольких?.. В Москве в свое время ее считали тайным агентом Англии, в Эстонии — советской шпионкой, во Франции русские эмигранты одно время думали, что она работает на Германию, а в Англии, что она — агент Москвы. Не зря её называли «Красной Мата Хари». Если бы какой-нибудь следователь задал им сакраментальный вопрос:

На кого вы работаете? — обе, не замедлив, ответили бы:

 На себя.

    Мата Хари работала на себя ради денег и своих любовников.

Мура — чтобы выжить.

Зрелые годы и старость Закревская прожила в Лондоне. Она много переводила: Горького, Толстого, Чехова. Получалось не слишком хорошо. По свидетельству дочери, «переводчиком она была слабым, не владела ни одним языком в совершенстве, как должен ими владеть переводчик художественной литературы. Только непоколебимый апломб позволил ей предстать в глазах англичан знатоком русской литературы и России вообще. Она консультировала по вопросам истории таких известных режиссеров, как А. Корда и Д. Лиин. Интересный, недавно обнаруженный факт: Мария Закревская является двоюродной бабушкой британского политика (лидера партии либерал демократов).

Интересный, недавно обнаруженный факт: Мария Закревская является двоюродной бабушкой лидера партии либерал демократов – Ника Клегга.

Вот что писала «Daily Mail», 2 сентября 2015 г. «Премьером Великобритании может стать украинец».

У Александры - сестры Муры - родилась дочь Кира, которая в 1932 году вышла замуж за Хью Энтони Клегга — редактора медицинского журнала.  Их сын Николас Клегг приходится отцом политику Нику Клеггу. Ник не был на Полтавщине, а вот его отец приезжал в родные края в 2004 году.



 Мура, 1972 год


В старости Мария Закревская стала сварливой и грузной, много пила, поражая этим умеренных британцев. Даже в некрологе говорилось, что она могла «перепить любого матроса». Закревская жила в плену своих представлений о собственной значимости в истории, вспоминала именитых любовников и охотно рассказывала об авантюрной молодости. Осенью 1974 года Мария Игнатьевна переехала в Италию к сыну.

А 12 октября 1974 года мир узнал из газет о смерти во Флоренции «известной британской переводчицы Муры Будберг». Тело баронессы сын перевёз в Лондон, где её отпели в православной церкви и похоронили на лондонском кладбище в Чизике.

Лондонская «Таймс» назвала покойную «женщиной, которая в течение 40 лет находилась в центре лондонской интеллектуальной и аристократической жизни».

Многое (или почти всё) в судьбе Марии Закревской-Бенкендорф-Будберг остаётся загадкой. Мура умудрилась превратить свою жизнь в легенду, авантюрный роман. Она не оставила ни дневников, ни мемуаров: думайте, что хотите! А свой архив она сожгла. Значит было чему гореть…

Наконец, она сумела покорить сердца трех знаменитых мужчин.

Что касается слухов и домыслов, витавших вокруг неё, то в этом нет ничего удивительного: вокруг людей яркой, необычной судьбы они всегда были и будут — таковы уж нравы человеческие.

 

 

Адрес кладбища:

Chiswick New Cemetery,

Chiswick,

London Borough of Hounslow,

Greater London, England

 

[1] Одна из версий происхождения имени Мура: так её назвал в 18-м году первый возлюбленный Муры - англичанин РобертБрюс Локкарт. Одной из самых любимых его книг была «Житейские воззрения кота Муpa» Гофмана. Его возлюбленная казалась Брюсу чуть ли не единственным нормальным, трезвомыслящим человеком в спятившей России. Совершенно как кот-философ Мур.

 

[2] И.А.Бенкендорф принадлежал к боковой ветви знаменитого рода и прав на титул не имел.

 

Ссылки:

  1. Нина Берберова «Железная женщина».

  2. Игорь Муромов «100 великих авантюристов».

  3. Материалы разных сайтов

  4. Daily Mail, 2 sep. 2015 «The sexy Russian spy in Lib Dem leader hopeful Nick Clegg’s past»

Свернуть