24 августа 2019  21:17 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Вселенная № 4


Грузинские мелодии 

 
 
Давид Шемокмедели
 
Давид Такидзе (литературный псевдоним: Давид Шемокмедели), поэт, прозаик, общественный деятель. Родился в селе Шемокмеди Озургетского района Грузии. В разные годы работал редактором издательства «Национальная литература» и главным редактором грузинского журнала «Литература и искусство». Президент Всегрузинского Общества Руставели. Давид Шемокмедели - автор двенадцати книг стихотворений, прозы и публицистики. Лауреат премий Галактиона Табидзе (поэзия), Нико Лордкипанидзе (проза) и Иванэ Мачабели (художественный перевод). Стихи Шемокмедели переведены на многие иностранные языки, включены в «Антологию классической грузинской литературы».
 
Стихи в переводах Владимира Саришвили


Из книги «Отпечатки памяти»

 

1. ***

С. 8

Ты помнишь ли ту ночь,

Когда читала супругу

Лирику Шандора Петефи?

А он, прихрюкнув,

Повернулся набок

И погрузился в дремоту...

Ты помнишь ли, как, отбросив одеяло,

Вынула из гардероба девичье платье,

Принарядилась,

Сняла с пальца обручальное кольцо

И расплакалась...

И такою тоскою наполнилось сердце

По весеннему полю, устланному ковром ромашек,

Без единого сорняка...

А ныне...

Ныне ты прямо с утра брюзжишь

И жалуешься на судьбу,

И, утопая в бесконечной стирке, глажке

И прочих хозяйственных мелочах,

Не замечаешь, как вновь,

Тяжёлая, мешкотная, словно старый верблюд,

Приближается к окнам вечерняя мгла...

 

2. ***

С. 23


РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОЧЕЛЬНИК

 

Позови меня в ночь Рождества,

Позови,

Может, вновь я на свет появлюсь,

Словно рухлядь, покрытая плесенью...

И развешу, как ветошь, грехи

Из годов глубины,

Я на руки, покрытые мхом...

Позови меня в миг равноденствия,

Только взойдут

День и ночь на заветное ложе,

Возлягут в слиянии равном.

Я пишу тебе праздничный адрес

Из глуби годов,

И щекочет мне ноздри

Дымком ароматным назуки из печки...

И бродящего в городе дальнем, чужом,

Позови...

Когда без надежды, ищу себя,

Заживо мёртвый.

Позови же меня,

Там, у старости врат, где мечтаньям всё меньше часов остаётся,

Позови меня, там, на черте,

Между явным и скрытым от взоров...

Одною рукою

Удержусь за того, кто мне жизнь расцветит

А другой – за любимых, родных, кто мне путь облегчит,

Путь последний, по смерти...

Позови,

Пока мир не покину подлунный,

Пока,

Бросив в прошлое взгляд,

На челе у отца я увижу печаль вековечной «Урмули»,

А в сыновних глазах – грубых циников юмор –

Репперов «Эминем».

Позови, позови,

Пока мы удаляемся в разные стороны,

Чтоб

Снова встретиться, сблизиться, слиться, сродниться в единстве,

Прежде чем не растает любовь

Льдинкой-капелькой в тёплых ладонях...

Душам заиндевевшим что ныне желанней всего?

Лишь тепло, лишь одно лишь тепло, и одна только ласка!

Позови!

Во весь голос меня позови, мне нужнее всего

В этот лунный морозный сочельник свиданье с тобою!


***


3. С. 15

 

ДВОЙНИК (ALTER EGO)

 

Я не мог разгадать

Твоих козней, измен твоих ушлых, лукавых,

Полушария мозга

Свинцовою тяжестью гулко столкнулись

На качелях моей гомосферы – мышления зоны рабочей,

Корёжа друг друга...

Издоманаслужбусработывсемью,

Тянешь длинную лямку

Обязанностей неизменных,

Сколько раз прикрепишь бечеву –

Столько раз оборвётся.

И одною рукою себя осеняешь крестом ты,

А другою сжимаешь кинжал,

Под лопатку вражине назначенный.

Не один ты родился на свет, материнское чрево покинув, -

Alter ego – двойник, он с тобою навечно сроднился,

Хоть на разных наречьях общаетесь вы меж собою...

Точно как сололакский парнишка с гурийскою тёткой.

А мужчины, почуяв чесночного варева запах,

Набиваются тут же в друзья, прибежав на похмелье,

Представляя себе стопку водки и хаши дымок из тарелки.

 

Занимаются женщины сексом с тобой, исцеляясь

От симптомов своих невротических, связанных с уединеньем,

Без любви, без заботы, без ласки...

И в подушках твоих ныне значатся лишь вековуши,

У кого не сложилось замужество, ранены души,

Равновесие гендерное фатум грубо нарушил...

Платонических много ль скопилось подружек, ответь?

Их в постель не манишь, и они не манят тебя тоже...,

И какое из двух этих «я» настоящее –

Средь подвыпивших шлюх, что вломились в твой дом,

Или кающихся пред иконой Иоанна Предтечи,

Горько плача, кляня себя за непотребные речи,

Жизнь – один марафон беспрерывный, рождением начатый,

Он закончится кладбищем, это бесспорно,

Но почувствуй всем сердцем, как входит мгновенье последнее,

И поймёшь, что Сократа завет невозможно исполнить при жизни...

 

4. ***

С. 18

 

Это бремя воспоминаний

Облегчишь ты мне, может быть, мама,

Ношу памяти,

Ту, что на плечи мне взвалена.

 

Тот, первый плач-причитанье над мёртвым,

Мною услышанный,

Сколько в нём горести было!

И сельчане боязливо сгрудились –

Осиротела деревня на одного человека,

Но дух её вновь оживал

В слезах Харитона, Бабуны,

Нателы, Хахутии,

Пасико, Ангелины –

Всех не перечислить!

И бежали мы, дети,

Охвачены горем, на крик тот ночной,

Кто босой,

Кто наскоро полуодевшись,

Потеряв чувство времени, чувство пространства...

Всяк рождённый на свет так по жизни бежит –

С дней младенчества, светлых кудряшек на подушечке люльки скрипучей –

До того

Неизбежного холмика над заколоченным гробом,

До цветов, что взрастут из растаявшей плоти весной...

Что же там, за чертой?

Встреча с Богом или пустота, пустота, пустота...

Мы вопросами этими не задавались,

Мы бежали туда,

Где случилась беда,

Любопытствуя – впрямь

Он ушёл навсегда?

Он покинул сей мир,

Поселился в ином?

Обходили мы гроб всем скорбящим селом,

А потом, у ворот, мы стояли как бы на часах,

И судили-рядили о том, есть ли жизнь в небесах?

Что есть смерть – возрожденье иль исчезнованье?

Будто всё остальное нам было уже досконально известно,

И осталось узнать лишь одно –

Что в небесных чертогах увидеть нам всем суждено?

 

Мама, ты распрощалась с колодками времени,

Там, в беспредельности,

Взором смертным тебя не могу я узреть

В этом мире, гудящем,

Словно улей пчелиный,

В этом хаосе мегагалактики,

Дребезжащем, жужжащем, звенящем, -

Суть слова познал я,

Познал подноготную женской души и желаний;

Но подкосит старуха беззубая – Смерть, и меня.

И тогда ношу памяти на плечи перенесу

Ставшим взрослыми детям моим,

Словно снег, ветви голые отяжелят

Эти воспоминанья потомков моих...

Научили прожитые годы меня:

Ничего никогда в мёртвой точке не может застыть,

Ни секунда, ни даже мгновенье.

Ноль – понятие несуществующее.

Не придумали, изобрести не сумели даже светочи мысли

Формулу настоящего времени.

Так что ж мы имеем в остатке сухом?

Только жизнь - вечных воспоминаний итог...

 

5. С. 4



ПОЭТ

 

Строки слёз рассыпались, как снежные бусы, слились,

В горсти рифм и созвучий, как точно бы скрытых под маской,

Для кого-то – как памятник стих: славно прожита жизнь,

Для кого-то же стал безымянной могилою братской.

 

И какая же хворь поразила твой разум сплеча,

Что не в силах из чащи ты выбраться словосплетений,

И вельможи тебя приглашают читать при свечах,

Виршеплёта, в разгар карнавальных своих развлечений.

 

Стих – копьё пехотинца и посох пастуший тебе,

Ты воюешь, и агнцев своих защищаешь строкою,

Что ж, проклятье воздашь или благодаренье судьбе,

Когда первый твой стих родниковой польётся струёю?

 

Опустились туманы с вершин, как вечерняя снедь,

Но успел возвести ты из облака белого ране

Дом стихов и Метафор шатёр, дабы вечность воспеть,

Сотворяя свой мир, между жизнью и смертью, на грани.

 

Внял ты голосу крови ребёнком ещё и прозрел,

Знал, на крыльях каких вознесёшься к Парнасу впервые,

Что поэзия – бой, что сраженье – поэта удел,

Что Дидгорская битва твоя – эти строки литые...

 

6. С. 53

***

 

ЮМОРЕСКА

 

Ревнивца раскрасавица-жена

Корить-бранить его пришла ко мне,

Гульнуть не прочь (молва гласит) она,

А правда нервно курит в стороне.

 

Всё плачется в жилетку: «Ни на грош

Тепла и ласки, ругань лишь одна!».

Уйду скорей! Бьёт искушенья дрожь,

Вот-вот со мною согрешит она!



7. С. 40



ОТВЕРГНУТАЯ ПОЭТАМИ

 

Лишь бледное мерцанье монитора,

Знакомых клавиш постук... За окном

То шелест тополей, то гул моторов

Но я прикован, стал тюрьмой мне дом.

Луна царует, день ли рассветает –

Клавиатуры стрёкот в уши бьёт,

Напротив Мзия кактус поливает,

Внизу скандалит пьяница Ашот.

Взовьётся коброй новостная лента,

Страшнее пулемётных канонад,

А пальмы, словно пьяные клиенты,

На пляже в Гаграх, устыдясь, стоят.

Компьютерное время не в ответе

За буйство трав, за капельки росы,

И на алтарь дурацких фоток дети

Приносят жизни лучшие часы.

Сам продан в рабство – спорить нет резона,

Молчу – едва стих завершить сумел,

Слоняется луна по небосклону,

Поэтам надоевши, не у дел.



8. С. 90

***



Первую двойку свою

Помню отчётливо: класс выпускной,

Тема – свободная. «Счастье».

Прямо за партой всплывает картина из детства:

Мама моя ворошит кочергой угольки,

Прядают искорки;

Входит отец,

С мимолётной улыбкой садится к столу,

В ожидании ужина медленно перелистает газету...

Сёстры мои, как замёрзшие птенчики,

Жмутся друг к другу

У неостывшего жара углей.

Те раздумья и воспоминанья свои

Завершил я одним предложеньем:

«Счастье – это когда

Вся семья собирается дома»...



9. ***



От «а» до «я» - в азбуке,

От альфы до омеги – в метафизике,

От элементарной частицы – до исполинской планеты – в галактике,

Где найдёт наконец свой приют и прибежище

Эта бродяга-Вселенная?

И возможно ли человеку

Устремления жизни своей уместить

В разнонаправленных течениях четырёх рек Едемских:

Фисона. Гихона, Хиддекели, Прата –

Одно – для алчущих злата,

Другое – взыскующим в мире разврата,

А третье – не мыслящим жизни без славы, почёта,

Четвёртый поток же –

Пророкам, мыслителям и звездочётам.

Как же их съединить?

Человек пребывает везде и нигде,

Так не лучше ль оставить метанья, скитанья, быть там, где ты есть,

Пока не настанет время погаснуть твоей звезде;

Мучим ты частоколом словес,

И дрожащей рукою выводишь извилины фраз,

Мысля – только б звезды моей раньше времени свет не погас...

И чего дожидаешься здесь,

Преклоняя колена перед компьютером,

Умертвившим твоих читателей...

Девы-поэмы ночами в раздумья твои крадутся,

Мыслями завладевают, искус тебя охватит...

Может, разок-другой ускользнёшь из сетей,

Да однажды

Всё-таки втюришься... Всё же тебя окольцуют...

Оглянись – плачет Грузия, словно дитя в лихорадке...

Поспеши ей на помощь, заботу свою прояви...

Размышлений потоки плотиною останови,

И слова обуздай, точку время поставить пришло,

Иль покинут тебя стихотворцы, певцы, живописцы...

До точки – краткое текстовое сообщение

Для этой Вселенной,

Белый лист в ожидании слов, упоительных, лестных,

И тебе безразлично, что целятся в «яблочко» сердца, палят,

Пересудами, сплетнями, низким враньём иль хвалою...

Если в жизни нет цели, если не хочет солдат

Генеральский примерить мундир –

Значит, тенью мелькнули

Годы жизни твоей...

А за точкой,

За чертой бытия – сколько новых амбиций...

Пусть же душу бродячего мира

Крылья души твоей СЛАБЫЕ ПУШИСТЫЕ ВОРОБЬИНЫЕ

Провожают по вечности,

Вне времени, вне пространства...



10.

МОНОЛОГ ДОН-КИХОТА



Пора уйти, не станет время ждать,

Мой верный Санчо, будь со мною рядом,

Не жаль ристалищ свинских покидать,

Гнилая рама жизни стала адом...

Что тут творится, Санчо, мир наш стал

Пристанищем грехов, что здесь мне надо?

Бахвальством я шальным не щеголял,

Вельможного не целовал я зада...

Я не в строю всех этих бурых крыс,

У тронных ножек ревностных лакеев,

Что грабят нас, по жизни тянут вниз,

Рядясь в одежды щедрых добродеев.

Смотри, мой Санчо, как с утра бредут

Голодные на мусорные свалки,

Рабов толпа – незыблемый редут

Всех деспотов, в ком капля есть смекалки.

Не нужно нам их злата-серебра,

Роскошных яхт или дворцов-палаццо,

Взыщи, мой друг, небесного добра,

Иль на луну не время ль перебраться?

Любимца – Россинанта приведи,

Спешу я на свиданье с Дульсинеей,

Да наточи копьё – ведь на пути

Врагов полно, одни других лютее.

Пора мне, Санчо! Сердце медлит бой,

И облака – как братья горным пикам,

Взлечу! Земля, да будет Бог с тобой,

В аду подлунном, в горе многоликом...

 

11. С. 102



ИЗ СТАРОГО ДНЕВНИКА


Скоро зиме уж конец, мама, прошу, превозмоги это время,

Не сокрушайся до слёз из-разваленного забора...

Преодолей снегопада глухого, туч этих снежных свинцовое бремя.

Жалуется на здоровье отец: «Сердце уходит, помру, видно, скоро».

Вытерпи, мама... В слякоть и дождь хворост в лесу собираешь в потёмках...

Сытых соседей насмешками пренебреги, идя с полной котомкой.

Тягот полна твоя доля, терпи же, знаю, болеешь и спишь беспокойно,

Тощ кошелёк твой, но выглядишь на людях благообразно, степенно, достойно.

Кто-то присвоил твои трудодни, врылся кротом, переделал бумаги,

И прикарманил копеечки – много ли надо смекалки, отваги...

Скоро конец этой нудной зиме – что там осталось – неделька-другая,

Выглянет солнце, на мельницу съездишь, вновь за валежником.

Свечкою тая,

У очага ты сидишь,

Про себя что-то нашёптывая под сурдинку,

Словно снежинка, почти невесома и безобидна, словно снежинка...

 

12. С. 324



МИГРАЦИЯ

 

Магнитофон, в полутьме мурлыкающий, манящий.

Стан твой раскачивается в такт одержимо.

Вот и настал расставания вечер.

Ты остаёшься в памяти сном причудливым,

Таинственна, непостижима.

Ревность скрывая,

Не выдавая

Даже намёком своё изумление...

 

 

Давид Шемокмедели

Капли на стекле

(Избранные миниатюры)



***

  1. В лоно детства веди меня,

Тропинка сельская,

Бегущая к погосту...

***

  1. Что скажешь, небо,

Опасность и тебе грозит,

Летел ведь давеча

По южной кромке коршун...

***

  1. Цветок трепещет

Под ветерком

На могиле мамы.

И его колыханье

Кажется мне

Материнским дыханьем.

 

О ты, цветок,

Расцветший на могиле материнской,

Трепещешь ты под ветерком,

Кажешься ты мне И это кажется мне

Дыханьем матери...

 

***

  1. (Поэт)

Предупреждают:

По следам динозавров

Ходить воспрещается,

Но что тебе запреты?!..

***

  1. Сколько же длинных зим

От бессонных моих ночей

До вечного сна твоего,

Мама...

***

  1. Вернулся я домой,

И стало ясно вдруг –

Никуда

Не уходил я отсюда.

***

  1. Раз уж солнце зашло,

Хоть подснежники бы цвели

Под моими окнами...

***

  1. Кому же в ум пришло

Тебя весной назвать?

Ведь всякий раз, являясь вновь и вновь,

В тоску-печаль меня ты погружаешь...

***

  1. Может, никакая не трагедия –

Прощание со старыми масками,

Вроде как выбросить

Поднадоевшие игрушки

И купить новые...

***

  1. Зацвела сирень,

Будто бы поздравляя

С тем, что стал я

Старее на год...

***

  1. Я законопослушный плательщик,

Добром плачу за зло,

За ненависть – любовью,

За яд – бальзамом,

Жизнь – строжайший инспектор,

Поэтому выписывает мне

Самые крупные штрафы.


12.Благодарю слова –

Те, что не льстят, не мстят.

Свернуть