23 января 2019  06:25 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Русскоязычная Грузия



Виктория Кейль (Колобова)


 

Из сборника «АЛХИМИЯ СЧАСТЬЯ»

 

VIA CОMBUSTA* 1990 - …

 

В классической астрологии via combusta (лат.) или «спалённый путь» пролегает между 15 градусами Весов и 15 градусами Скорпиона.

 

* * *

Когда дожди

полощут города

дробя чечётку струй

по тротуарам

в глухой ночи

мне кажется обманом

и дружба и любовь –

сама судьба

тасует свой

безумный Бестиарий

где нет чинов

нет званий

нет регалий

а есть одна

нагая пустота

и наших душ

блаженных немота –

зияющих

как рана Сатурналий

2010 июль Тбилиси – Рига

* * *

Забыть о том –

что я ещё жива...

И обветшалые одежды

на дереве добра и зла

перевязать в узлы

надежды:

- чужих желаний письмена

- чужих любовей трепет пылкий

- чужих сомнений прочерк зыбкий.

Забыть о том

что я жила...

И удивлённую улыбку

в последний раз

стереть с лица.

* * *

...Училась забывать

любимых имена

и в памяти

стирать воспоминанья

так –

словно вовсе

не было меня.

Но воробьёв лохматых

кутерьма

и голубей балконных

воркованье

– под шум дождя –

меня свели с ума

и вновь ждала любви –

как наказанья.

* * *

человек – бывший морем

и ставший цветком на камне –

мне приснился в час тигра

под шелест тревожный листвы

вещий дервиш времён –

он мечтал подружиться

с пространством

полагая наивно

что можно прожить без любви

и безумец – отдавший

всё царство земное за слово

за творения чисел

трагический иллюзион –

по касательной ночи и дня

настигает любого

кто мучительно ищет

разгадку того же что он –

завещая в наследство свой дух

лёгкокрылый и пленный

ставший дерзким хоралом

всевластно звучащего света –

чтобы вздрогнули горы

колокола вселенной

чтобы нищие духом

пришли на поклон к поэту

«9 апреля»

1

все перепутались счета

и я опять лечу куда-то

туда – откуда нет возврата

где полная взошла луна

и чашу пролитой крови

нам поднесли рукой маньяка

и где горят в глазах любви

костры из знаков Зодиака

2

злая баба

траву пила –

всю в крови

подносила чашу

душу

словно плетень

плела –

не поверила

в ношу нашу

топоры звенят –

головы летя

кого осудят –

того не остудят

горит душа

свечечкой

в мире

предвечном –

выходи на казнь

в платье

подвенечном

пили за здравие –

пьём за упокой

а может –

всем по миру

да с сумой?..

* * *

Когда деревья

ветвями 
прорастают в окно 
и летучие мыши

дверей

уносятся

в преисподнюю –


ржавый дождь 
протекает

по стенам 
и скалится зло 
чья-то морда 
щетиной обросшая 
словно в исподнем.

По ножам 
как по зеркалу – 
быстро легко и светло: 
нам на грешную

землю с небес 
(не дай бог 
ошибиться).


Мои свечи 
сгорели дотла –
в нашем доме темно.
Надо ждать до утра. 
Надо ждать –
может 
чудо случится. 

Нам туда – 
где нас нет: 
Под луной 
белокрылый рояль 
голубой кирасир 
вуалетка 
оброненный веер. 

Белобрысый

мышонок 
прибегал слушать 
музыку сфер 
не дыша 
чуть шурша... 
Колыхание тени.

* * *

Так долго падал снег.

Сбывались странно сны

а тот кто шёл –

все проходили мимо.

Мучительно

устало и ревниво

ты тень мою любил...

Но тишины

не нарушал

ни поцелуй

ни шепот

и только нервная

охватывала дрожь

моё и без того

больное тело.

Но боже мой –

кому какое дело

жива я или нет

в петле змеиной лжи

и сколько стоит

запоздалый опыт

предательств и измен

с улыбкой злой ханжи

и отчего твой профиль

горит в огне

в прихожей на стене

а линий жизни три

на роковой ладони.

...Сошли снега

походкой рассомахи

и мокрыми щенками

пахнет дождь.

Бессонница

и – вещие стихи

из Книги Судеб

в жёстком переплете –

написаны впотьмах

на развороте.

16 ОКТЯБРЬ 1994

Как испить эту грусть

эту терпкую чашу любви

ту – что жизнью зовётся –

под вздох

до последнего вздоха?

Был и кончен урок.

И мы снова остались одни.

Отпеваем себя:

что хорошего было –

что плохо.

В поднебесной юдоли

шаги тяжелы и легки

но на зов у дверей

отзываются звери и люди.

Я жила– как умела–

упрямо сшивая стихи

не в альбом и в тетрадь

но впросвет

безвременья и буден.

На свету и во тьме

всё таинственней

шепот ладоней

холоднее земля

и дороже домашний уют

всё пронзительней

боль за детей

дни и ночи бездонней

и всё ближе черта–

где нас ждут.

Бесполезно взывать

к милосердию

ангельских судей–

нас разводит покруче

дорогами правды и лжи.

Я писала стихи

по канве перечёркнутых судеб

так –

как в древней Халдее

писали в пространстве души.

Принимаю как есть –

всю тебя –

неоглядная старость.

Но в морщинах у глаз

и в сединах теперь узнаю

то печаль глухарей

то свою

первозданную радость

беспредельность черты –

где нас ждут...

Ничего не таю.

* * *

Мне снился Вавилон.

В Багдаде всё спокойно.

Осколки времени

и – дикий лай собак.

Жгут мусор во дворе.

Безветренно и знойно.

На лоджье

щиплют шерсть

и сушится табак.

Сюда не долетают

голоса

здесь чёрен

воск свечей

и пахнет керосином.

А на стекле

тяжёлая оса

жужжит в пыли.

И выводком

крысиным

в подъезде

нас встречает темнота.

Перила – поводырь

на ощупь

ключ в дверях

петельный визг –

дискант пропела нота.

Кому как мило

каяться в грехах –

став призраком

обшарпанной квартиры–

в естествознании

познавшим толк?

Здесь нищенствуют

пьяные факиры

а за стеной живёт

астральный волк.

В аквариуме

золотые рыбки

играют

в свет и тень

на чет и нечет.

Как грустно ждать

конца своей улыбки

под занавесок

еле слышный шелест.

И ты –

устав

в потухших зеркалах

терять и находить

заржавленную бритву –

вкус жизни

на моих измученных губах

ты прочитаешь всуе

как молитву.

МОНО(а)ЛОГ

с авторским посвящением автору

это глупо…

я понимаю – глупо

биться о стены

и ждать кого-то

кто не придёт –

потому что по законам

этой странной судьбы

только твоя тень

разговаривает

с моей тенью

нет ничего бесполезней

чем крик о помощи

в пустоте души –

что зовётся разлукой

нет даже смысла в том

чтобы кричать от боли –

той что захлёстывает тело

тропическим ливнем

и полыхает пожаром

в каменоломнях

это даже не глупо –

просто несправедливо

лишать нас счастья

дышать друг другом

иногда смеяться

но как понять –

куда убегают

от нас наши тени?..

* * *

Сколько бессонниц – но ни одна не моя:

в сны возвращаются сны снова и снова.

Сколько безумств – ни одно не сводило с ума –

только предчувствие слова.

Исповедимо – не бывает костров без любви.

Исповедимо – не сложится песня без казни.

Как мне познать силу тигра и мудрость змеи

и любить безнаказанно?

Невыносимо – когда жизнь не дает взаймы

ни травинки ни даже разбитой склянки –

отшагать полмира от тюрьмы до сумы.

Но со смертью играя – все взятки гладки.

Невыносимо – в добровольном изгнание гетт

в молчаливой молитве ссутулив усталые плечи

согревать на ладонях дыханьем колеблемый свет –

душ бессмертных венчальные свечи.

Вновь по тёмной воде разбегаются в стороны круги

от летящего с берега салочкой камня –

так нежданно сурово возвращает земные долги

неподвластная времени карма.

IMPROMTU

1

это проклятье

и счастье

и мука –

слов лепетанье

и снов бормотанье

это отчаянье –

зов ниоткуда

и голосов дорогих

расставанье

2

пусть люди судачат

(им вечно неймётся)

но боги поспорят

за милую душу

и в час благовещенья

чаша найдётся

принять покаянье

за грешную душу

3

не надо грустить

и не надо сердиться:

обмой мои ноги

студёной водицей

из Чёрной Арагви

из Белой Арагви

умой мои очи

и дай мне напиться

прозрачной водицей –

воздастся сторицей…

В ЧЁМ ИСТИНА?..

1

означен век – печальны небеса

и сквозняки доносят гарь пожара

но снятся мачтам корабельные леса

которых нет на картах Таро

и кажется – чужое божество

играет деревянными крестами

но дождь на Пасху снег на Рождество

нас примиряют с разными богами

2

спалённый путь – короткое дыханье

в проём сакральных тайн

и в пол-окна мечты

под чалых табунов ночное ржанье

подлунный танец птиц

иероглифы земли

и Вечного жида грехи и покаянье

пред аналоем жертвенной любви

3

гоните прочь злой умысел теней –

черновики сжигая безвозвратно

юродивых нагих святое братство

на свете всех безумней и честней

кому – венков могильный аромат

кому – незаживающие раны

кому – интриг дешёвые обманы

дорогой в рай или дорогой в ад

а я люблю слепящий колкий снег

и хлёсткий дождь и полевые травы

и сотканный из нитей Ариадны

судьбы моей неумолимый бег

4

ложь очарует – разуверит правда

но неизбывна мудрость доброты

мне снится сон – в том сне родиться надо

чтобы словом стать или глотком воды

5

вернутся все кто дорог был и нужен

воздать за терпеливые труды –

где на могиле сплошь увитой плющем

созведием горит АЛЛА – ВЕРДЫ

Из цикла "РЕЧКА" 


   *    *    *

Бежит тропа
      тропа-тропиночка…
Луч косой 
      из-под ветвей  
      из-под косыночки.

Вся в тинёточках пыли - 
    косолапится
размуравится в пути
    располянится.

И пойдёт 
     шагать 
        моя дороженька.
На семи ветрах
   застонут ноженьки.

Эх! шагай -
            дороженька -
   вышагивай
косогорками
   да хатами
        покачивай.

Верстовых столбов
     на Руси 
     не счесть.

Там где люди есть -
там дорога есть.

 

Свернуть