21 марта 2019  10:41 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Давид Кудыков





Для тебя……

 

 Раствори с утра шире оконце,

И открой весне входную дверь.

Для тебя сегодня встало солнце,

Для тебя с утра звенит капель.

 

Лучиком приду в твою светлицу,

Проблесну, играя по окну.

Будь любима, прокричу я птицей,

Будь счастлива, ветерком шепну .

 

Родина.

 

Родина,

               где умывался россами,

Где таскал на зорьке пескарей,

Где траву я мял ногами босыми,

В синь препровождая журавлей.

 

Родина, мне поле стлала клевером

И  в тепло

                     - дубрав давала тень,

Толику мне  вечности отмерила,

В даль,   маня огнями деревень.

 

Родина,

                     девичьи губы сладкие

Некуда от памяти мне  деться?

А года,  на лбу сложились складками

Родина-

                   То не страна, то   детство

 

Памяти серебряного века русской поэзии.

 

 Время, будто неслось по лезвию,

Век кровавых знамений, штрихов.

Век серебряный  русской  поэзии,-

Блеск  поэтов и россыпь стихов..

 

Всяким измам бредовым  в угоду,

Лилась реками разная кровь,

На штыках выносили свободу,

Соль  поэзии, боль стихов…

 

Унесли  с Гумилёвым, с Цветаевый

И с Есениным унесли….

Заменяя места  их   Демьянами,

Очень бедными, боже прости…

 

Травлей, лагерем… нет, не критикой,

Век серебряный в муках мерк,

Реализмом социалистическим….

Пораспяли  - серебряный век !!!

 

  Серёгино поле.

                        Поэту Сергею Есенину.

 

Заржавели железные кони,

Что  сменили живых коней

И колхозное поле не помнит

Ни кобыл, ни лихих жеребей…

 

 И Серёжина Русь  исчезла,

Той  комсою поизвелась,

 Поглотили колхозные  жерла-

  Обезлюдела,   испилась.

 

Лили в глотки и уши- отраву

И мозги полоскали во лжи,

Ни  Руси вековой  не оставив,

Ни волос цвета спелой ржи.

 

Он был прав,

                что и жить не ново,

Он был прав,

            Умирать не новей.

Но несмертно  Серёжино  слово,

От заброшенных  русских полей.

 

МАРИНЕ ЦВЕТАЕВОЙ.

 

Не икона я,

                    Не святая я,

Совершенно земная,   не вечная,

Я Марина….

            Марина Цветаева

Жизнью битая,

                          русская женщина.

Не ломалась я и не кланялась

Пусть ошибок не мало, свершала,

А страна всё шаги чеканила,

Души наши в гулагах сжигая.

 

Об колено нещадно ломана,

Я к любви этот мир взывала….

Вы об этом возможно вспомните,

Лет раздвинув глухие завалы

 

И из этого страха и пламени,

Сквозь страницы желтеющих книг,

Долетит к Вам обрывком памяти-

Боли сердца отчаянный крик

 

Не икона я, не святая я,

Я всего лишь искорка вечности

Я Марина, Марина Цветаева

Жгучей звёздочкой в бесконечности.

 

 

М.  Цветаева.

 

            Без названия.

 

Ты, мерящий меня по дням,

Со мною, жаркой и бездомной,

По распалённым площадям-

Шатался- под луной огромной?

 

И в зачумлённом кабаке,

Под визг неистового вальса,

Ломал ли в пьяном кулаке

Мои пронзительные пальцы?

 

Каким я голосом во сне

Шепчу- слыхал?- О, дым и пепел!-

Что можешь знать ты обо мне,

Раз ты со мной не спал и не пил?

 

 

Давид Кудыков

Мой ответ Марине Цветаевой

 

Ответ Цветаевой.

 

Да я ходил по площадям,

Шатался под луной бездомной,

Визжали рядом тормоза

И холода пронзали копья….

Но как сегодня мне понять?

Мне сносит мозг мой  на бекрень…..

Век, меривший тебя по дням,

Ломал как в пьяном кулаке….

 

Что знать могу я о тебе?

Раз я не спал, тебя  не нежил,

Не пил в промозглом кабаке,

В тот век, когда я даже нежил…

 

Но времени, подтаив лёд,

Живой и трепетной  строкою,

Душа, подраненная в лёт,

С моею  встретилась душою…

 

Заснул, сжимали томик твой,

Мои пронзительные пальцы….

Не досягаемый твой трон,

Мне не оставил даже  шанса.

 

Но я влюблён,  люблю тебя,

Стихов вдыхая дым и пепел….

Открыла  времени фата

 Всю боль твою и сердца трепет.

 

Поэт великий, просто женщина,

Таланта божьего не  меряно….

С поэзией на век повенчана,

И временем лихим проверена.

Новые песни..

 

Звучат новые песни

О любви, о пришедшей весне.

Наши внуки всё меньше

Познают, о прошедшей войне.

За заботами, в суе-

Всё о будущем, не о вчерашнем…..

Ну а жизнь  торжествует

И память уносит о страшном.

И стирает все шрамы,

                                  раны-

Времени вечная  сила.

Не отдать нашу память…,

Что бы жуткое не повторилось.

Ни бомбёжки,  пожары,

                                   ни голод,

Ни  блокадный паёк,

Ни под ядерной шапкою

                                             город-

Хиросима…..            ,                                 

                    Ни  Холокост

Наши правнуки  меньше

Будут помнить о страшной  войне……

Звучат новые песни-

Дань пришедшей любви и  весне.

 

 

Послушай тишину

 

Ты эту тишину послушай,

В ней притаился спящий ад –

Не упокоенные души,

Не захороненных солдат.

 

В полях,

              в лесах,

                         в болотном  иле…

Кто  где застыл

                           и где остыл.

К вам уваженья  не хватило,

Для всех не вырыли могил.

 

И не случилось превращенья,

Глаза нахальны и пусты.

Никто не попросил прощенья

Одни победные тосты.

 

Ни за  пальбу заградотрядов,

И депортации в снега,

Ни за Катынь,

                        Ни за штрафбаты,

Ни за гниенье в лагерях.

 

Белеют под дождями кости,

Над ними  шевелиться пар.

Концлагеря,

                                 мрак Холокоста,

Почти забытый Бабий Яр.

 

 

Звучат победные аккорды

Не об ушедших,

                                  не о них…

Где дела не было  до мёртвых,

Там и не будет до живых.

 

Гуу-гаа…*  

       Памяти штрафбатов

 

Гуу-гаа..

           Гуу-гаа….

                     Гуу-гаа..

Гул звериный,

                    гул  потуги,

Вопль боли,

                        вопль боя,

 вопль жизни.

Под ногой земля горбится,

Наливая  сталью мышцы.

 

И летит,

          летит сметая

                        всё живое,

 всё, что дышит,

В шквал огня и в шквал металла,

Вверх по склону,

                        выше,

выше…

Гуу-гаа….

            Гуу-гаа…

                        Как набат,

Сквозь свинец

                        летит штрафбат.

Нет  почёта,

                        Нет  наград,

Кишки разметал снаряд.

Гуу-гаа..

            Гуу-гаа…

                        Продержись!

Не за славу,

                        а за жизнь…

Тем, кто смертью искупил-

Ряд со звёздочкой могил…

 Тем, кто кровью искупил…                     

Госпитали и фронты,

А кто дрогнул,

                        тех в распыл.

Командиры точно  знают –

Бабы  новых, нарожают.

Будет всем,

                    что искупать,

В бога,

             В  душу, вашу мать…

Нет сомненья,

                     Нет  испуга….

Гуу-гаа….

            гуу-гаа…

                        гуу-гаа…

                                   гуу-гаа…

 

*Гуу-гаа- это был протяжный гул советских  штрафных батальонов идущих в атаку во времена Второй мировой войны. За Родину и Сталина зэкам кричать не полагалось и УРА они тоже не кричали. Немцы от этого протяжного гула приходили в ужас.

 

 

 

Лёне Усову.

                             В память о доме на Edgware.

По русски выпили,

                         трепясь о ренесансе.

Мы в Альбионе встретились на час,

Где наша память билась   в  резонансе

И схожесть судеб породняла нас.

Был Ломоносов ,

                                   были Холмогоры

И Афанасьев и его  Сибирь,

Ну и конечно суд российский скорый

И  души пораспахнутые в  ширь

Был город Томск,

                            был просто Лёня Усов-

Великий скульптор,

                                   чудик и актёр,

Была поэзия

                                в ней билось море вкуса,

На весь в саду раскидистый шатёр.

 

И утро,

                     и пора нам расставаться

И c грустью сердце бьётся в унисон:

О Альбион,

                 ты вдохновлял на счастье

И пролетел,

                         как мимолётный сон

 

Прага- Париж-  Москва

 

Посвящено Марине Цветаевой

 

Прага-

               Париж-

                          Москва,

И штык, что  вертикаль-,

Тридцатые  года-,

Колючка, да печаль….

 

Как хочется домой!

К родимым очагам,

Где ветер жжёт степной,

Свирепствует  ЧК.

 

Вот он- родной закат,

Родные берега,

Гусиная  строка,

Чиновничьи  бега.

 

Но Русь уже не та,

И царствует в ней страх…

И всё то, здесь не так,

Несбыточна   мечта.

 

Марина ты куда ?

Постой, не торопись…

Любовь бьётся  в стихах,

Расплатой  будет жизнь!

 

Туда же Маяковский…

Есенин- всех их- так…

Бульдозер  мелет кости,

В той куче-  Пастернак…

 

Простите нас живущих,

Как стыдно нам и плохо….

Загубленные  души..

Позорная эпоха.

 

Но то- совсем не малость,

Что не убить в  стихах,

Марина, ты осталась

Соринкою в глазах….

 

Осталась нежность сердца,

Нарывом-  боль души.

Пронизывая вечность,

Марина будет  жить.

 

Промысел

 

Поэзия- промысел божий.

Юродивый, сброшенный в лужу,

Смеяться над ним не гоже,

Тот смех пробуждает  ужас,

 

Не жалуют люди  пророков,

Их дразнит боль и  любовь,

Открытые язвы пороков

Что губы разбитые в кровь.

 

А  истина, -глаз болью колет,

Являясь  сквозь музыку строк,

То ведь не  поэта  слово,

То с  Вами беседует  бог…..

 

Поэтов рождает  время….

За истину данную людям

Не платят поэтам денег,

А платят  не редко  пулей…..

 

Альбион

 

Лег туман волнистой поволокой,

Ветер по пиратски окоян…

Так случилось – я в стране далекой,

Там, где скалы лижет океан.

 

Где корветы уводили флибустьеры

К берегам непокорённых стран,

Бедный Лир в людей утратил веру

И познал предательство и срам.

 

Видно богу было так угодно,

Отряхнул я социализма  прах,

Здесь живётся, дышится свободно,

Не по лжи и вовсе не за страх

 

Улочки Сохо.

 

Рано. Улочки Сохо

Пробивает рассвет.

Неуёмную похоть

Манит розовый свет.

 

Дремлют барки на Темзе    

Окунаясь в туман,

Где витает не трезвый

Ночи сладкий дурман.

 

Одинокому кэбу –

Шлю  приветственный жест.

Тянет Вестминстер к небу

Свой намоленный крест

 

Настальгический голод

Утоляя на раз,

Я люблю этот город

В зыбкий утренний час

 

Ну приди...

 

Я, как дом, где промозглые стены.

В нем давно не живут, не гостят.

И, как пьяный мужик,

 В угол бросивший сено,

Спит душа на промерзших костях.

 

Я, как дом, где потухший очаг

и пугливые движутся тени.

Без тебя я совсем одичал.

Ну, приди, отогрей эти стены.

Свернуть