15 ноября 2019  05:28 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 57 июнь 2019


Прибалтийские васильки


 

Рута Ванагайте


О жизни Руты Ванагайте когда-нибудь напишут книгу и снимут кино. Тот сюжет, который представляет собой ее биография, не придумает ни один сценарист.
Она родилась в 1955 году в Шауляе, в литовской семье, стала успешным журналистом, писателем, театральным и телевизионным продюсером. Она была советником премьер-министра Литвы по вопросам связей с общественностью, вела успешные избирательные компании и в 1993 году была названа «Женщиной года». А потом стала писать книги. И здесь ее тоже ждал успех — ее «Не бабье лето» о мире женщин за пятьдесят, стала бестселлером. Но в 2014 году Руту ждало потрясение, полностью изменившее ее жизнь, — в том году в ее стране открылись архивы советского КГБ. Изучая историю своей семьи по ранее секретным документам, она поняла, откуда в их доме оказались многие привычные ей с детства вещи — некоторые из ее родственников принимали участие в Холокосте.
Рута погрузилась в документы, изучала протоколы допросов НКВД, свидетельские показания, она поехала по Литве, общаясь с оставшимися в живых очевидцами тех событий. И она поняла, что такую книгу не напишет больше никто. Люди боялись говорить о том, что происходило в стране с приходом туда нацистов, люди — через семьдесят лет (!) — были в панике, отказывались с ней разговаривать, захлопывали перед ней двери: «Говорили, еще придут и убьют. Кто убьет? Литовцы! Они знают, что в большинстве случаев евреев конвоировали, охраняли или убивали отцы или деды соседей…»
Ровно два года тому назад, в январе 2016 года, книга «Наши» («Mūsiškiai») увидела свет. С самого начала она вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Первое издание было раскуплено за два дня. Родные Руты сказали, что она предает родственников, многие друзья отвернулась от нее, сказав, что она предает Родину
Книга Руты Ванагайте шокирует. Это хроника зверских убийств 200 тысяч евреев, причем совершенных по большей части литовцами, бывшими соседями. Машина уничтожения работала так исправно, и в ней было столько добровольцев, что евреев везли для уничтожения даже из других стран. Она рассказывает о разграблении еврейских домов и о том, что почти в каждом литовском доме есть вещи убитых евреев.
Благодаря ей Холокост стал в 2016-м году самой обсуждаемой в стране темой. «Возможность открыто говорить о роли Литвы в трагедии стала той границей, которая отделила молодых, открыто мыслящих литовцев от старого советского поколения. Процесс излечения, наконец-то, начался».
Предложив своей стране взглянуть на свое прошлое открытыми глазами и признать свою вину, Рута Ванагайте пожертвовала своей карьерой, друзьями, родными. «Я выполнила свой долг перед Родиной, — говорит она, — хотя она меня об этом и не просила».

Наши


«Опять о евреях?». Как всё началось.
 
Ну, Гитлер ненавидел евреев и привез их в Германию. Затем типа загнал в ямы и пустил газ. Так их не стало.
Мой друг Дайнюкас, 15 лет

Я типичная простая литовка. Жила о Холокосте зная, столько сколько знает большинство из нас, простых людей. Может быть, больше, чем Дайнюкас, словами которого я начинаю эту главу , но не немного. Являюсь типичным продуктом лжи советской власти и молчания свободной Литвы.. Homo sovieticus lituanus.(человек советский литовец) Когда я работала в газете, читала, какое сообщение читателя наиболее интригует. Самым неинтересным в мире названием будет:«Небольшое землетрясение в Чили, погибших немного». Все признаки неинтересного известия: далеко, случилось с незнакомыми людьми, жертв немного. Разве это не так с гибелью евреев? Давно это случилось с незнакомцами и, возможно, с многочисленными жертвами, но что мы знаем о них? Шесть миллионов жертв в мире, 200 000 в Литве - Это просто статистика, много нулей и нулей, ничего не сообщают нашему сердцу и уму. Как сказал Сталин: «Смерть одного человека - это трагедия, миллионов - только статистика. Путешествие в темноту
15 лет назад, - тогда я была директором фестиваля LIFE, - в моей жизни была одна, казалось бы, незначительная вещь, и это меня очень потрясло. от сталинской статистики и литовского поля безразличия я подошла на один шаг к человечности. Только один, но никто не поддержал его и тема Холокоста меня больше не беспокоила, как других. В 1998. я написала первый текст о евреях в своей жизни, он был опубликован в еженедельнике „Ekstra žinos“. (Экстра новости)
Вот он. РИСК ИНФЕКЦИИ В ЛИТВЕ ОСТАЕТСЯ.
- Не поехать ли в Понары? - спрашивает мой гость, французский художник Кристоф Бертонно (всемирный мастер огненного шоу в парке Vingis, где состоялось открытие LIFE, в котором приняли участие 100 000 человек).12 километров от Вильнюса, место смерти евреев, 100 000 мертвых («Вильнюс в кармане»).
- Хорошо,- отвечаю, но так и не отвожу.- Я не знаю дорогу.
На другой день уворачиваюсь от прогулок по Вильнюсскому гетто. Я не знаю его пределов.
- Еврейское кладбище в Калну парке?
Разве мы, литовцы, не имеем собственных трагедий и мемориалов, что он о них не расспрашивает?.Или, может быть, давайте посмотрим, - он не француз, а еврей, кто? Нет, он просто человек Запада, который умеет читать.
Наше поколение получило образование в здоровом советском духе. О еврейском Холокосте, их историях мы ничего не знали, зато мы знали мнного хороших анекдотов об евреях, и умели их, затаившихся, сразу распознавать. Наши дети также воспитываются в здоровом то есть литовском духе. Трагедия литовского народа велика, страдания являются самым важным, потому что они - наши. Небольшой раздел для еврейского Холокоста в 1941 году в учебнике пятого класса.
Хватит - в конце концов, они даже не говорили по-литовски.
У меня есть культурные знакомые - они знают больше. В их глазах священный огонь ненависти возбуждается только после того, как произносится слово «еврей». «Опять о евреях?» "Известные артисты Молодежного театра были вынуждены играть в пьесе с еврейскими мотивами, однако их не заставили идти музей Модильяни в Париже, зная у двери, что ...
Знаменитый путешественник Литвы и покровитель исчезающих народов неожиданно почуствовал: - они, они управляют миром, я их ...
Насколько у нашего интеллигента есть проблемы с поиском чистых впечатлений - даже в кино не пойдешь: есть Чаплин, Хофман и Спилберг. На воротх гетто Вильнюса было написано: "Осторожно: евреи. Инфекционная опасность".
Интересно, что все изменилось в Литве в течение 20 лет независимости, И от статьи «Евреи и литовцы», написанной Томом Венцловой в 1978 году, ничего не изменилось. Только евреев не осталось - почти.95% населения было ликвидировано крупнейшей еврейской бойней в Европе. До войны евреи составляли около трети населения Вильнюса. Позже - огромная волна эмиграции. В Литве было 5000 евреев. Кого мы будем обвинять в том, кого презирать после нескольких десятилетий? Что братья будут дезинфицировать? В Вильнюсе ни мои предки, ни мои родители не жили. За несколько лет здесь три раза переселялась из одной квартиры в другую - и я все три купила у евреев, которые бежали отсюда. Купила их дешево. Я воспользовалась их паникой и сделала себе хорошо. Кто из нас был евреем? «Литовское правительств  не антисемитское», - заявил писатель Григорий Канович на одном телешоу: «Нет, действительно нет». И деньги были даны к юбилею Гаона, и президент Бразаускас каялся в Израиле, и вице-мэр Вильнюса согласился разрешить перенести еврейские могилы из Дворца спорта в более спокойное место, если это будет сделано не на средства города. Политики должны действовать разумно, т.е. чтобы избиратели их переизбрали. Как бы мы ни выглядели снаружи. Но мы выглядим так: никто из военных преступников, участвовавших в убийстве евреев, еще не был осужден в Литве, поэтому празднование Гаона должно быть бойкотировано, говорит Центр Симона Визенталя. 700 жертв Тускуленай более важны для Литвы, чем 100 000 погибших в Понарах, - пишет „US News“. (новости США.). В Вашингтоне, округ Колумбия, состоялась выставка «Тайная история Каунасского гетто» - 200 фотографий, сделанных Джорджем Каддишо  камерой собственнго производства через отверстие пуговицы пальто. Кто будет платить за доставку этой выставки в Литву? Что такое Холокост? Кто продвинет издание 15 000 экземпляров образовательного проекта «Дневник Анны Франк» и еврейские учебники истории для школ Литвы? Кому нужно 5000 голосов? Нужно для Зингера (еврей - депутат Сейма Литвы) - пусть он и заботится. И если не для избирателей, даже не для просто человеческих ценностей, но только с прагматической точки, мы рассмотрим: какие преимущества государства, если мы сделаем больше, потому что мы вынуждены и, возможно, иначе, чем хочет большинство избирателей, если бы останки евреев были бы перевезены за счет фонда города Вильнюса. В конце концов они управляют миром или нет, а тысячи тех, правящих, происходят из Литвы. Даже в Южной Африке литваки - это 85 процентов евреев.
- Нет - ответит мне настоящий литовец - Образ Литвы в мире будет основан на репродукциях Чюрлениса и бросках баскетболистов. И вы сами подумаете: может быть, вы сами, если можно так выразиться, если вы уже поднимаете этот вопрос? Да. Мой дед, со стороны матери, Серадзинскис - был рижским сапожником. Моя семья - жертва или нет?
Должна разочаровать подозрительных читателей - я простая литовка, еврейской крови не имею. Я не только литовка, но я примерная литовка, потому что отец Ионаса Ванагаса, старый Ванагас, был политическим заключенным, осужденным за антисоветскую деятельность. Он умер, замерзши  в Карлаге . Вся его семья - была депортирована в Красноярский край. Я всегда гордилась своим дедом, который в 1941 году спилил дерево в Каварске, чтобы преградить путь отступающей Красной Армии. И он сорвал портрет Сталина со школьной стены. Соседи литовцы конечно донесли и он был арестован. Я прочитала секретный файл 96-страничного архива моего деда в Литовском специальном архиве, в то время как Советы арестовали и соседа. Об этом свидетельствовали, допросы и показания протоколов, Подвиг Йонаса Ванагаса был несколько омрачен - нашла сведения о том,что во время немецкой оккупации он был комиссаром, который составлял еврейские списки. Он не принимал участия в массовых убийствах евреев, он не делил еврейскую собственность, потому что был достаточно богат. Свидетели, которые были допрошены, сказали, что все десять зарегистрированых евреев Каварска в 1941 году в августе были отвезены в Укмерге. Сосед Балис, арестованный и допрошенный вместе с моим дедом, конвоировал этих евреев на место экзекуции и за это получил награду - еврейский дом и 4,5 гектара земли. Так написано в деле.
Я не только литовка, я литовка, вынесшая советскую годину. В годы зрелого социализма четыре двоюродных сестры, молодых барышни, мы хотели украшаться, чтобы быть стильными, но у нас не было ни джинсов, ни пластинок. Но у нас была тетя, сестра отца, в Америке и ее невероятно хороший муж Антанас. Мы писали им письма с списками пожеланий. Teтя была очень занята, работала зубным врачом, и ее муж отправили нам джинсы в коробках все советское время, с пластинками, и даже зубными пломбами. Он писал красивые и теплые письма. По какой-то причине письма были подписаны не Антанасом, а Антоселе. Родители сказали нам, что дядю Антанаса ищут Советы, поэтому он предпочитает, чтобы его имя и фамилия нигде не были упомянуты. (письма из-за границы прочитывались сотрудниками советской госбезопасности). Моя тетя была довольна своим мужем, потому что он был великим, честным человеком, правда офицером, полковником Независимой литовской армии, а при немцах командиром полиции безопасности Паневежиса. Теперь, когда все джинсы, отправленные "Антоселе", уже давно сношены, когда сами  они ушли в мир иной и нет ни его, ни тетки, ни Советов, когда я пишу эту книгу, я уже знаю, что такое в годы немецкий оккупации литовская полиция в Паневежисе и других городах и почему Советы дядю Антанаса так интенсивно искали. Не нашли. "Aнтоселе" умер во Флориде, в красивом доме недалеко от океана с садами, в которых росли большие манго. Памятник ему был поставлен в одном из литовских городов. К сожалению, его фамилия упоминается в известном списке 5000 литовских палачей, который составили евреи. Так что я, Рута Ванагайте, - хороший потомок хороших литовских героев или представитель народа презренных убийц евреев, в семье которой есть пятно преступления против человечества?
Но у меня была и мать. Она родилась и выросла в Паневежисе, большом прекрасном доме с жильцами, где была воспитана не только ее строгой матерью, но и квартиросъемщицей, тетей Цилей, которая работала в Пайневежской женской семинарии, преподавала немецкий. Циля была немецкой еврейкой. Она убежала от нацистов сюда? Возможно. Моей матери было 14 лет, когда началась война, в Литву вступили немцы, и Циля-Танте, как ее мама называла, быстро убежала из Литвы. Куда? Никогда, несмотря на все поиски прежних адресов Танте, мать не могла найти ее следов. В какую яму вы были сброшены тетя Циля, в какую печь? Моя мать потеряла не только Танту-Цилю. В Паневежисе, на улицу А. Сметона дом мамы, номер 47 все еще стоит. По соседству жила семья еврейских интеллигентов. У нее был только один ребенок, Ицик, на год моложе моей матери  В детстве они вдвоем играли в саду мамы. Затем наступил 1941 год, немецкая оккупация и семья соседей однажды исчезла. Люди в этот день видели евреев, гонимых из гетто. В тот день в Зеленой пуще, недалеко от Паневежиса, 8 000 евреев были расстрелены. 1609 детей кладут и стреляют (или стреляют и кладут?) в отдельную яму. Там, не очень глубоко, среди других детей Паневежиса, лежат и кости Ицика.Так кто я? Может быть тоже своеобразная жертва, если моя мама в Холокост потеряла двух близких людей? Я просто литовка, чьи дедушка, бабушка и родители пережили как советскую, так и нацистскую оккупацию. И я принимаю все трагедии своего народа, не разделяя их на свои и чужие, большие и малые. Я принимаю ошибки и потери моей семьи, не обвиняя и не повторяя, что было. Я хочу понять, что произошло из-за ни х и со всеми моими людьми. С моими литовцами и моими евреями. В моей Литвее. Чтобы поняли, знали и помнили мои дети.Если никто из ваших родственников, и нигде больше не участвовал и не знал евреев, то, подумайте о других статистических данных: во время войны уничтожено больше, 200 000 евреев Литвы. Это 50 000 домов, но еще магазины, синагоги и школы, кафе и библиотеки, аптеки и больницы ... Немцы брали еврейское золото, выдирали зубы. А сколько в других еврейских домах в Литве, осталось добра: шкафы, кровати, часы, простыни, подушки, обувь, блузки,
- Что, конечно, это не ваши бабушки и дедушки хватали и везли на тележках, когда все это было брошено через окна или продавалося дешево на площадях городков. Точно не ваши, а другие, худшие, литовские бабушки и дедушки. Но, может быть, вы знаете, хорошие литовцы где эти антикварные кровати убитых? Кто на них спит? Что им снится? "Быть евреем" игра с последствием. В пятьдесят семь, и я впервые, заработала деньги в своей жизни на Холокосте. Я заработала немного - минимальную полугодичную зарплату. Я сделала много. Проект «Panerių lopšinė»(Панеряйская колыбельная) получил финансирование от Европейского фонда, и это позволило нам сделать десять самых замечательных мероприятий в Вильнюсе. Их идея. Это просто: собрать группу из 40 человек и позволить им  в один прекрасный день почувствовать себя евреями: узнать в синагоге, что такое иудаизм (в конце концов, вильнюсец встречается там редко). Пойдти в гетто, побывать в укрытиях, слушать еврейскую музыку, Изучить еврейскую песню и танцы, есть то, что они едят. И только потом, после хорошего полдника, заняться, подтянуться, разобраться и идти туда, где были убиты евреи. В Понары И это не конец: отправляясь в Panerius мы выучили песню «Paneriai lopšinė», созданную 11-летним мальчиком из гетто Тамилом. Тамил был в гетто в 1942 году. Эта песня в 2012 году участвовала в конкурсе песни и выиграла.. Я читала в первый раз, я говорила и пела на идиш вместе с сорока другими:
 
Shtiler, shtilerS’htiler shtiler, lomir shvaygn kvorim vaksn do.Shobn zeyfarflantst di sonim: grinen zey tsum bio.SJirn vegn tsu Ponar tsu, sjirt keyn veg tsurik.Iz der täte vufarshvundn un mit im dosglik.Shtiler, kind mayns, veyn nit oytser, s’helfi nit keyn geveynUndzer umglik vein sonim zay vi nit farshteyn.Syhobn breges oykh di yamen. S’hobn tfises oykhet tsamen,Nor tsu undzer payn keyn bisl shayn.Tyliai tyliaiTyliai tyliai, patylėkim, mirusieji čia auga.Juos pasodino tironas, pažiūrėk, kaip jie žydi.Visi keliai veda į Panerius, nėra kelių sugrįžti.Ir mūsų tėvas pražuvo, o su juo mūsų laimė.Bet neverk, mano mielas, ašaros nepadės.Mūsų skausmo žiaurūs žmonės niekad nesupras.Jūros ir okeanai niekam nepaklūsta, kalėjimas irgi kažkur baigiasi,Bet mūsų skausme nėra šviesos.
Тихо, тихо, скажем, мертвые здесь растут. Они были посажены тираном, видят, как они цветут. Все дороги ведут к Панеряй, нет возможности вернуться. И наш отец погиб, и с ним наше счастье. Но не плачь, мои дорогой, слезы не помогут. Жестокие люди нашей боли никогда не поймут. Море и океаны никому не подчинятся, тюрьма также заканчивается где-то, Но в нашей боли нет света.
 
В лесу Панеряй, где большинство из нас было в первый раз, куда несут розы и лежат  камни, мы стояли и слушали про убийства. И мы пели. Затем мы положили тихо розы на снег одной из шести ям смерти, которая была переполнена смертью, самой большой На дне ямы следы на снегу, по-видимому, недавно над тысячами разбитых черепов пробежал панеряйский кролик. И это еще не все. Поездка из Панеряй в Вильнюс была смелым экспериментом. Должны ли мы вернуться в Вильнюс молча, видели ли вы и так опытных Панеряй? или наоборот - вернуться, чтобы вдохнуть, объединиться? После Панеряй , после очной ставки с Холокостом. В автобусе открываем кошерное вино, полученное из Израиля, Домашние сладости - имберлех, и Михаил, музыкант еврейского ансамбля, заиграл для нас «Тумбалалайку». То, что было невероятно, было ощущение поездки по Северному Иерусалиму в воскресенье днем, пустой город без евреев, без литовцев и петь со смехом: «Tumbala, tumbala, Тум-балалайка!» Или хором: «Le-Хаим» - «Да здравствует!» Петь вместе с сорока другими. Сорок литовцев, которые не знали, сегодня утром о евреях практически ничего, а сейчас, вечером, возбужденные, вдохновленные, грустные и очень радостные ...Приехав в Вильнюс участники не могли разойтись, мучили нашего гида Симона вопросами, попросили прийти в следующее воскресенье, позволить привести чью-то мать, брата, тетю, подругу ... Потом рассказывали дома, что они слышали о евреях, что увидели.
Не одна подруга сомневалась и подозрительно качала головой: ну, они тебя охмурмли, разговариваешь как сектант. Вы видите, как их надо остерегаться ... Дадите им мизинец, всего утащат ...
Прошел год. Проект "Быть евреем" прошел в Каунасе и в других европейских городах, в некоторых, к сожалению, все было казенным,только поглощение фондов ЕС. Но Каунас ... Каунас потряс меня. Час, проведенный в Слободке, теперь в Вильямполе, очень потряс. Вот картина бывшего одного из крупнейших гетто в Литве, где жили десятки тысяч каунасских евреев и где через несколько «акций» (одна из их детская) - все убиты ...Тридцать учителей в Каунасе во главе с евреем Симоном стоят в середине прежнего Каунасское гетто. Дома, кладовые - сараи, где были тысячи во время войны, куда нацисты согнали евреев во дворах играли дети, а затем все они были доставлены на какую нибудь площадь или в Каунасский форт и расстреляны. Дома и кладовые, перестроенные, отремонтированные, там живут каунасцы, которые не знают, где они живут, и кто пришел сюда к ним. Откуда знать - ничего не написано, не сохранено. Просто камень у входа. Отремонтированный дом - бывший магазин, в окне которого была выставлена отрубленнвя голова раввина гетто. Равину отрубили голову, когда он молился и положили на Талмуд.
Ауди останавливается около нас. Бритоголовый открывает окно и кричит: «Ну, евреи? Куда вы лезете Что вы ищете?». Получив вежливый ответ от нашего гида, почти извинение за то, что мы здесь, человек проехал по улице гетто, но после нескольких минут разворачивается и на всей скорости подъезжает к нам. Визжат тормоза, машина останавливается чуть не вьехав в нашу группу. Я вижу, что это будет плохо, я иду к машине и пытаюсь смягчить ситуацию. На сиденье не допитая бутылка пива.Я говорю мужчине: «Не бойся, понимаешь, мы не евреи, это экскурсия, в конце концов, оно было здесь. Гетто, не знал наверно?». Я вижу, что ему это новость, он не знает, что это такое за гетто. "Вы не можете ехать - вы выпили попадете в полицию." "Я сам полицейский", - признается он. В конце концов он не причиняет нам вреда. И самой замечательной частью проекта «Быть евреем» была лекция Симона о иудаизме в Вильнюсской хоральной синагоге, где почти все участники были впервые в жизни. Многие читатели, вероятно, не были в синагоге и мало что знают о евреях и иудаизме, не слышали истории о мудрой, грустной и ироничной, действительно литвакской истории по рассказам Симона. Мы его расспрашивали.
Евреи - Кто они такие?
Симон отвечал: Еврейскому календарю теперь 5776 лет. Почему? Наш календарь показывает некоторые ценности. Мы рассчитывали его не от рождения Иисуса как христиане, а от первого человека Адама. Мы - нация книг, поэтому читая внимательно  книгу, Тора, то есть Ветхий Завет, мы учимся  с годов, когда Адам родился Это очень легко для нас. Расчет календаря от первого человека, а не первого еврея, пророка Авраама, мы, показываем, что самым важным является человек, и только потом его вера и так далее. Среди десяти заповедей Бога есть приказ праздновать воскресенье - это день воскресения Иисуса. Седьмой день для нас - суббота, старый вариант, который находится в Ветхом Завете. Мы не читаем Новый Завет.
Почему вы, евреи, отвергаете Иисуса?
Нельзя сказать, что евреи не приняли Иисуса. Его ученики были евреями, они принимали Иисуса, назывались христианами и отделились от нас евреев. Но мы читаем Тору и там написано, что Мессия будет тем, кто войдет в Иерусалим, и тогда придут живые и мертвые. Когда  Иисус ожил, его ученики мертвыми не были ...Самое главное, почему мы не признавали Иисуса, это за его слова:«Поверь мне, я Сын Божий». Евреи верят в Бога, а не во  что-то еще. При условии, если бы  Иисус сказал бы: «Верь в Бога, потому что я Сын Божий» - мы, вероятно, поняли бы это. И из-за рождения Иисуса. В древнем арамейском языке слово «невинная» и «молодая» пишутся одинаково. Мы можем интерпретировать предложение двумя способами: молододая Мария родила ребенка »и« невинная женщина Мария родила ребенка. Вторая интерпретация, которую мы получили от христиан, кажется нам странной ...
Что такое суббота
Наша суббота начинается в пятницу вечером, когда солнце спускается и заканчивается в субботу вечером, когда  солнце опускается снова. Это  показывает, что значит быть народом Книги. Вы должны внимательно прочитать первую страницу Торы, написанную там, что в первый день было создание мира: «Был вечер, и было утро», а второй День, и это "был вечер, и было утро". Что это значит? Это означает, что наш каждый день в календаре начинается с вечера и заканчивается на следующий вечер.Для обеда в Шабат все одеты в самую лучшую одежду, готовят самые вкусные блюда и вино, женщины семьи зажигают свечи. Мы не используем ни технологии, ни телефоны, телевизоры, компьютеры. Мы не ездим на машинах, мы не готовим. Просто отдыхаем: разговариваем, молимся, гуляем, играем с детьми, читаем, кушаем, радуемся  И так 24 часа в неделю всю жизнь. Чем более человечество становится зависимым от технологий, тем более значима для евреев Суббота. Похоже, что ваша суббота похожа на наше Рождество, только раз в год, не каждую неделю ...
Вы избранный народ?
Многие люди думают, что евреи, называющие себя избранным народом, кажутся глупыми. Слово «избран» на иврите означает «избранный делать больше». Это не привилегия, а обязанность. Мы передаем ценности нашим детям через определенные рассказы. Одна история такова: когда Бог выбирал, какой народ был бы им избранным, евреям не предложили первыми принять Тору. Люди спрашивали: o том, что будет с нами, если мы возьмем Тору, потому что Тора - это набор обязанностей. Увидев, сколько обязанностей записано в Торе, все отказались. А евреи Тору приняли - поняли ее смысл. Таким образом, евреи выбраны для выполнения долга по улучшению мира (Тиким Олам).Тора - это универсальный набор советов. В нем написано 613 заповедей, что делать и что не делать.Бог говорит Моисею, Бог говорит Аврааму - и мы читаем пристально. Христиане скажут, что есть десять заповедей Бога, а мы имеем их 613.
Почему Тора не книга, а рулон?
Евреи покинули Египет и бродили в пустыне, ища свою родину с ними брели и животные. В то время книг еще не было, и Тора была написана на коже, как и в последнее время. Тора переписывается вручную, и если тот, кто переписывает Toру делает одну ошибку, переписывает огромный рулон. Один молящийся в синагоге читает Тору, а две стоят рядом с ним и следят чтобы прочитано было правильно.
Как вы искупаете свои грехи?
Иудаизм - это не вера, а большая реализация того, что написано. Это все во первых образ жизни. Классическим примером здесь было бы понятие греха. Если вы спросите христианина, как искупить грех, он ответит, что нужно пойдите к священнику на исповедь, возможно, пожертвовать церкви, возможно помолиться и получишь отпущение грехов. В иудаизме по другому - никакого отпущения никто не дает Раввин не является посредником между Богом и человеком. Он скорее учитель. Если я совершил грех, я должен понять, что я совершил грех, затем идти, извиниться, исправить преступление и возместить моральный ущерб, и четвертое, что я должен сделать, это обещать, что никогда не согрешу.
Почему евреи качаются в молитве?
В книге говорится, что через молитву человек должен быть сосредоточен и молиться всем телом. Евреи не преклоняют колени. Молитва в синагоге. Для молитвы в Синагоге требуется кворум - десять людей, это называется Миньян. Мы молимся вместе, чувствуя друг друга. Мы учимся не по одному, но не менее двух. Еще одна важная вещь, связанная с еврейским обучением, - это не только чтение ответов, но и задавание вопросов.
Правда ли, что евреи учатся иначе, чем наши дети, то есть не пытатаясь запоминать, а всегда споря и задавая вопросы?
Что действительно важно, так это то, как христианство учит, как смотреть на авторитеты и чему учит Иудаизм. Обратите внимание, что все наши пророки спорят с Богом. Мы спорим не потому что нам это нравится, а потому, что мы обнаруживаем в споре истину. Евреи составляют всего 3 процента человечества, а среди лауреатов Нобелевской премии более 20 процентов - евреи. Одного лауреата Нобелевской премии, кстати, происходящего из Литвы, спросили, почему он так умен. Он ответил: это заслуга моей матери. Когда я возвращался из школы, мама спрашивала совсем не то, что другие матери. Она не спрашивала, что произошло и какую я получил оценку. Она спрашивала меня: ты задал хоть один хороший вопрос? Хотя все знают, что два плюс два - четыре, мы можем думать, что есть два котенка и две мыши, тогда у нас будет вопрос, действительно ли два и два будет четыре. Эйнштейн однажды сказал, что если нормальному человеку скажешь искать иголку в стоге сена, он не станет искать, потому что прекрасно знает эту пословицу. Но успех исходит от тех людей, которые ищут иглы в стоге сена. И находят. Согласно Эйнштейну, если я найду одно иглу, я знаю, что их будут все больше и больше. И я ищу больше. Я нахожу вторую и третью. Это то, чем я отличаюсь от многих людей. Иудаизм учит вас искать истины не остановливаясь.
Скажи, откуда традиция обрезания мальчиков.
Это происходит из той же книги. Авраам, первый еврей, со своей женой Сарой не мог иметь детей в течение долгого времени. Бог сказал ему: только в союзе с Богом он может родить ребенка. Эта часть тела человека несет ответственность за рождение ребенка, поэтому ребенок должен быть зачат в союзе с Богом. Каждый еврейский мальчик обрезан на восьмой день его жизни. Теперь все это понимают, что это делается также по соображениям гигиены.
Какую пищу у вас кошерная?
Одна из 613 заповедей Бога, которую мы находим в Торе, звучит так: «Не варите теленка в молоке его матери" «Скажем, есть караимы, которые не имеют Талмуд о толковании Торы, это предложение понимают непосредственно, а евреям, не вари ягненка в молоке «означает, что мясо-продукты не следует смешивать с молочными продуктами. Другое дело, что есть мясо, которое мы не едим. Мы можем съесть мясо парнокопытных животных. Говорят, что евреи не едят свинину из-за того, что она является грязным животным. Свинья не более грязная, чем другие животные. Современная наука доказала, что свинина не является здоровой пищей для людей. Чтобы мясо было кошерным, животное должно быть убито определенным образом, предоставляя ему как можно меньше боли. Это делает специальный человек - резник с особым ритуалом. То, что мы читаем в Торе сейчас, по прошествии нестольких лет, доказала наука - если страдает животное, в мясо попадают токсины. Есть много вещей в Торе, которые не понимали, но сейчас наука доказала, что это хорошо.
А как насчет мифов о маце? Кажется, вы кладете кровь детей христиан в нее.
Этот миф был популяризирован в средние века, во времена инквизиции. вместе с охотой на ведьм. Наша пища вообще не может быть с кровью. Маца религиозный продукт, мы едим ее все восемь праздничных дней Песаха. Евреи бежали из Египта, не было времени, чтобы положить закваску в тесто хлеба, маца и вышла - воду с мукой, запеченная на солнце. Во время праздника Пейсаха все, как богатые, так и бедные, вспоминая своих предков, которые пришли из Египта, ничего не ели, кроме мацы.
Почему евреи в шапочках - кипах?
Есть детское объяснение и есть серьезне. Мама сказала, что мы носили кипу, чтобы  Бог свыше мог видеть, какой человек - еврей. В раннем христианстве все священники были с шапочками - кипами, и теперь их  носят только высокие христианские церковные иерархи. А евреи носят их все. Носить кипу нам, знак уважения, в отличие от христианского мира, где в знак уважения или в святом месте мужчины снимают шапки.
Как вы сопровождаете своих мертвецов?
Покойного человека хоронят в тот самый, или на следующий день. Он не одевается в костюм или красивую одежду. Тело обернуто простой тканью.И кто и кем в этом мире был тот человек неважно, мы все идем в другой мир одинаково. После похорон - семидневный траур, семья скорбит у себя дома и друзья и родственники приходят в гости. В современной культуре семья готовит скорбный обед, в то время как в иудаизме - наоборот - друзья и родственники приносят пищу скорбящей семье. Тридцать дней спустя разрешено ставить мемориальный камень, памятник. В могиле мы приносим не цветы, а камень как знак вечности и в то же время символ печали. Это словно часть Иерусалима, разрушенный Храм, вспоминия о его уничтожении вызывают у нас печаль. Мы верим, что в приход Мессии Храм будет восстановлен, а затем мертвые оживут и вступят туда вместе с живыми.
Как иудеи представляют Бога?
Это старец на небесах, это сила - что это? Когда вы придете в синагогу, вы не найдете никаких изображений - ни Бога, ни святых. Мы не молимся за кому-то. Бог всеобъемлющий. Мы не думаем о нем как о чем-то осязаемом. Я сравниваю это так: мы похожи на муравьев, которые копошатся на земле, и мы внезапно видим гигантский боинг (самолет).Наше восприятие Бога точно такого же уровня: что могут понять муравьи, видя летящий боинг? Они видели летающих птиц, поэтому некоторые муравьи могут сказать, что это летающая очень большая птица Другие скажут, что это как гром, третьи - много лампочек, другие даже не поймут, что это. Это примитивное сравнение, но оно точное. Мы должны делать то, что нам по силам, но в то же время мы должны понимать, что наше восприятие ограничено.
В конце беседы Симон рассказывает две короткие истории.
МОТЫЛЁК
Дети задумали посмеяться над раввином, который, казалось, знал всё. Один взял в руку маленькую бабочку - мотылька. Они решили спросить раввина, жива ли бабочка или нет, при условии если Раввин скажет, что она жива, он раздавит ее и оставит бабочку живой если он скажет, что она мертвая, ребенок откроет ладонь, и бабочка улетит. У рабби просто нет шансов. Они пришли к раввину и спросили, жив ли мотылек или нет, и раввин ответил: «Я не знаю, жив ли он или нет. Я знаю одно: все это в твоих руках"
ДВА ЗВЕРЯ
В каждом из нас есть два зверя: один злой, другой добрый. Злой - это ненависть, ложь, ревность, жестокость. Хороший - это лучшие качества: щедрость, благородство, любовь. Молодой человек спрашивает пожилого человека: «И какой из этих зверей побеждает?». Мужчина ответил: «Я не знаю, кто из зверей побеждает в каждом человеке Одна вещь, которую я знаю: зверь, которого вы кормите, побеждает. "
 
Какого зверя в себе кормили в 1941 году "наши"? Те, кто составлял списки евреев, конвоировали, охраняли ... И те, кто стрелял. А может они уже стали зверьми? А мы ответственны за нашу историю? Удивительный вопрос, согласны ли вы? Это невероятно, но правда: так называемый раздел о Холокосте назван в учебнике, рекомендованном Министерством образования и науки. Таким образом, «Время», книга истории для 10 класса, издательство «Бриедис», 2007. Я внимательно читаю."Жертвами литовских евреев и их сторонников некоторых литовских подонков стали более 130 тысяч людей (стр. 118). Раздел «Мы несем ответственность за нашу историю?» Сегодня на Западе литовцам часто приклеивают ярлык убийц евреев, считается, что литовский антисемитизм имеет глубокие исторические корни, некоторые местные жители были готовы участвовать в массовых убийствах евреев. На самом деле все было по-другому. [...] Первоначально народ был обозлен большевиками, а затем нацистами. Во время Второй мировой войны преследование и истребление евреев было организовано и осуществлено нацистской Германией, которой была оккупирована Литва. Очевидно, что без сотрудничества с нацистами Очевидно, что без сотрудничества с нацистами литовским властям не удалось бы убить так много наших евреев. Несколько тысячи участников убийств отметили Литву несмываемым кровавым пятном.
А литовский народ несет ответственность за Холокост?
Профессор Александр Штормас, бывший узник каунасского гетто, сказал: «Возможно, худшее наследие Холокоста это взаимное желание взвалить ответственность народов и групп людей на  виновных, невинных и самых благородных, которые были во всех народах. «[...] В 1994 году Сейм Литовской Республики обьявил День памяти о геноциде евреев Литвы 23 сентября, в день ликвидации Вильнюсского гетто (стр. 121).
 
Я читала, и у меня не сходится смысл. Или иудеи убили «некоторых литовских подонков», как это было на стр. 118, или все таки убийства, тем не менее, поддерживало «с нацистами сотрудничавшее правительство Литвы », как указано на стр. 121, кроме того, даже «несколько тысяч участников массовых убийства запятнали Литву несмываемым кровавым пятном»? Это либо я правильно понимаю, что тогдашнее правительство Литвы поддержало подонков, или само оно и было таким? Сколько было тысяч подонков? Много ... Или, может быть, те несколько тысяч, поддерживаемых литовскими властями, были не так уж плохи, но ... кто они были? Это было И если в учебнике предлагается отделить преступников от невинных и самых благородных, то мы отбросим их. Виновны в гибели 96 процентов евреев Литвы (без нацистов). Три варианта: Подонки. Правительство Литвы. Тысячи литовцев. Какой вариант правильный? А может все три?
Поэтому я начала искать ответы. Меня вдохновила статья историка Нериуса Шепетиса, которая после проекта «Быть евреем» была перепечатана тремя литовскими порталами (сайтами). Историк рассматривает вопрос о том, не был ли этот проект просто «шоу полезных идиотов»: Те, кто участвовал в убийстве наших евреев в Литве - в основном литовцы. И что? Давайте сделаем их списки, еще лучше - потихоньку напишите их биографии, показывая (если таковые вообще) типичные черты, но просто не давайте наших евреев тем, которые в соответствии с личностью являются охотниками за нацистами (такими как Зуров) или защитниками истории (Как Кац). Потому что евреи, живущие и убитые у нас, - всего лишь инструмент.  Слова «И что?» Подсказывали начать книгу - путешествие одной женщины к истине. Самое важное правило для этого моего путешествия - углубить только то, что написано, опубликовано или сказано в Литве, написано или сказано нами, литовскими людьми. Не тех, кто живет в США или Израиле. Никаких отзывов со стороны. С чего начать? Возможно, с детей - свидетелей Холокоста?
Политики.
Во имя той Литвы Единство {... без евреев) После 1940 года Советская оккупация в Литве вызвала большую ненависть к евреям. Почему? В конце концов, они, евреи, встретили русских цветами. Они, евреи, отослали литовцев в Сибирь. Они, евреи, заняли все ведущие позиции. Они, евреи, арестовывали, допрашивали и пытали литовских патриотов в тюрьмах НКВД. Это правда об евреях. Литовцы увидели это, услышали, прочитали об этом. Евреи пришли к власти при Советах. В конце концов, у Сметона не было еврейского правления. Они не имели права работать в правительственных учреждениях. Неожиданно евреи появились в структурах советского правительства и они стали очень заметными. Очень раздражали. Не имеет значения, что их было мало, но они были. Евреи встретили Красную Армию цветами. Появление армии означало спасение от смерти. А самые первые Краснаую Армию встретили не евреи а литовские военные офицеры, выполняя команду командующего армией генерала Виткаускаса и начальника штаба Вооруженных Сил генерала Пундзевичюса. Были случаи, когда по дорогам Литвы, катившиеся танки останавливались из за отсутствие топлива, то их топливные баки, заполняли бензовозы литовской армии. Евреи были коммунистами или теми, кто им симпатизировал.  Факты: « К 1 января 1941 года Коммунистическая партия Литвы состояла из: литовцев - 63,5 процента, евреев и русских - 16 процентов». Еврейская собственность не пострадала от Советов. Факты: «Около 83 процентов Советским Союзом национализированных предприятий принадлежало евреям. Евреев не ссылали в Сибирь. Сами евреи нас ссылали. Факты: «Не менее 20 процентов всех в 1941 году депортированых в Сибирь были евреями ». «Центральный штаб был создан, чтобы возглавить операцию по высылке: все 9 членов центрального штаба прибыли из России: Быков, Бакулин, Герасимович, Гузеев, Чолева, Иванов,Медведев, Николин, Попов. Большинство в НКВД были евреями. Факты: «В конце мая 1941 года россияне составляли 52,2 процента от общего числа. Литовцы - 31,2 процента, евреи - 16,6 процента сотрудников службы безопасности. В Райняйском лесу наши были убиты евреями. Показания исполнителя экзекуции Дома Роцюса: «Стрельба производилась красеоармейцами. От нас были: начальник отдела НКГБ Раслан Петр, уполномоченный Галкин и начальник тюрьмы Поцевичюс. В 1940-х годах «Еврейские коммунисты не могли не чувствовать себя козырем для националистов и литовских антисемитов (а позже и пропаганду нацистских оккупантов) «Образ еврея-большевика не родился в Литве, он появился в рейхе, и оттуда его Литовский активистский фронт помог имплантировать. Весной 1941 года из Берлина в Литву начали поступать бюллетени.
Литовские активисты
Приветствие активистов - поднимите правую руку. Из провозглашения Литовских активистов перед народом. Литовский активистский фронт (ЛАФ) был сформирован в Берлине, В квартире литовского посланника в Германии Казиса Шкирпы. Только за полгода до войны ... Литва оккупирована Советами ... Литва молчит. Она не испытала ссылки - она скоро будет страдать. Но в эмиграции насчитывается тысяча бывших политиков независимой Литвы, и они начинают действовать. Казис Шкирпа является первым добровольцем Литовских вооруженных сил. Честолюбивый политик, президент Антанас Сметона, не желал чтобы тот был назначен премьер - министром. Сметона, который уже живет в Соединенных Штатах, является сторонником нейтралитета Литвы. Шкирпа, который уже давно живет в Берлине, видит будущее Литвы только с Гитлеровской Германией. Он здесь свой, у него много друзей. Шкирпа координирует запланированные действия активистского фронта с немецким военным руководством. «Казис Шкирпа был в контакте с немецким старшим военным руководством (ОКВ), военной разведкой (абвером), службой безопасности Германии SD (Sicherheitsdienst). Шкирпа был убежденным противником нейтралитета Литвы и продвигал тесный экономический и военный союз с Германией».
Проходят заседания ЛАФ, собираются информационно-пропагандистские материалы, это помогает мобилизовать литовцев на борьбу с большевиками и евреями. Борьба - только вместе с немцами. ЛАФ готовит восстание, которое, по договоренности с рейхом,начнется в тот же день, когда немецкая армия войдет в Литву. Одним из новых членов ЛАФ является молодой юрист Миколас Науйокайтис. Ему в 1940. зимой гестапо помогло в переходе границы между оккупированной советской армией Литвой и Германией с намерением отправиться к своему брату в Америку. Не вышло. Получил работу в Берлине, и вскоре задача от ЛАФ- снова пройти границу с информацией.
Белые пятна 1941 года. Интервью с Саулюсом Сужиделисом.
От: Шоа (Холокост) в Литве, с. 163.49 для Литвы. Миколасу придется собирать литовцев - создавать отделения ЛАФ в Каунасе, Вильнюсе, Паневежисе и Утене. В начале апреля немцы позаботились о ЛАФе Науйокайтиса ждут в Тильзите, готовя все для него все, чтобы он успешно  перешел границу: два пистолета, патроны, химикаты для производства секретных чернил - это вместе с листовками ЛАФа должен передать людям, ожидающим в Литве. Патруль с собакой на советской границе, видит Науйокайтиса, и двоих с ним пересекающих границу, стреляют и ранят храброго связника ЛАФа. Он в бегстве оставляет портфель со всем пропагандистским материалом, разработанным лидерами ЛАФ и воззваниями для поднятия литовского боевого духа будущего антисоветского восстания:
 
Всем литовцам. Прочитав передай другому.  ДОЛОЙ ЕВРЕЕВ. Во времена Гедиминаса евреи затопили Литву. Во время польского рабства дворянства литовцы стали крепостными - рабами а Еврей - торговец, купец. Царская Россия оккупировала Литву - еврей процветал дальше; Литовец в отсутствие свободы не имел и прессы. В бурю Великой войны лопнули железные обьятия России, но остался самый жестокий паразит нашей нации - еврей ...Оккупация Литвы большевиками - евреи - все, как один, с красными тряпками дали им согласие: евреи радовались и ввергли нас в коммунистическое еврейское рабство. ЛИТОВЕЦ, сегодня ваши близкие и друзья убивают ту банду гнусных выродков. Вся Литва утопает в крови своих лучших сыновей.............
 
В потерянном портфеле Миколаса Науйокайтиса НКВД нашло такие обращения: Долой евреев - 69. Иудам Литвы - 93. Навечно освободим Литву - 35. Ни в содержимом портфеля, ни в других текстах LAF до войны не упоминается  восстановление ранее независимого государства или продолжение независимости Один из текстов, передаваемых в Портфеле, вызывает сожаление, что "в Независимой Литве не обуздали евреев и подобных. элементов, которые для своего блага жестоко эксплуатируют литовцев". Тексты LAF были созданы в 1941 году. весной. Через несколько дней Миколас Науйокайтис снова был схвачен и ранен. На допросе  в НКВД рассказал, что происходило в Берлине, в штаб-квартире ЛАФ, отметив имена командиров LAF, но без упоминания Казиса Шкирпы. Через полтора месяца в тюрьме, когда началась война, Науйокайтис вернулась на свободу. В 1944 году вместе с немцами бежал на Запад. В 1998. Президент Литвы Валдас Адамкус наградил Миколаса Науйокайтиса орденом командора Витиса.
--------
Командующий ЛАФ, друг рейха и патриот Литвы, Казис Шкирпа, согласует организацию восстания с немецким военным руководством. «Восстание в Литвы было подготовлено с ведома OKW, - пишет он в своей книге воспоминаний - Восстание. Цель организованного восстания -  показать немцам и миру, что Литва не только выступает против советской оккупации, но и будет добиваться независимости. Шкирпа надеялся, что немцы, увидев усилия литовцев, верность Рейху, дарует Литве независимость, и он сам, как заслуженный перед немецкой властью будут удостоен стать у руля государства. Немцы приветствовали восстание, участвовали в его планировании, но смутные речи Шкирпы об устремлениях независимости были отброшены и не услышаны. Рейх не видел необходимости информировать лояльных литовцев о своих военных планах. Казис Шкрипа вспоминает, что в Берлине работал один из сотрудников ЛАФа в типографии и ночью с 21 по 22 июня он случайно увидел кучу отпечатаных по указу  Гитлера листовок: «Восточный фронт». Руководство ЛАФ, знало, что Гитлер любит атаковать ночью с субботы по воскресенье, и поняло, что он начнет войну на 22-е число. В тот же день это было озвучено на радио Берлина Из Провозглашения ЛАФ: «Навсегда, мы избавим Литву от ига евреев». Воззвание немедленно стали распространять в Литве.
Восстание для восстановления суверенитета Литвы.
НАВЕЧНО ОСВОБОДИМ ЛИТВУ ОТ ЕВРЕЙСКОГО ИГА: Литовские братья и сестры. Скоро будет долгожданный час, Когда литовский народ восстановит свою национальную свободу и восстановит Литвское независимое государство. Сегодня все встанем на борьбу против одного общего двуличного врага. Этот враг - Красная Армия, русский большевизм. [...] Мы все убеждены, что у этого врага - величайший и самый загадочный помощник - еврей. Еврей не принадлежит никакому народу или сообществу. У него нет родины или государства. Он всегда только Еврей. [...] Российский коммунизм и его вечный еврейский слуга - есть один общий враг. Устранение оккупации русского коммунизма и еврейского рабства. Самое святое лето. [...] Витаутас Великий дал евреям в Литве право укрыться, надеясь, что они не превысят обязательств в сфере гостеприимства. Но Израильтянам ... это была первая возможность попасть в тело литовской нации. Вскоре после этого евреи стали все более расширяться, как мошенники и денежные кредиторы, . [...] Самые страшные чекисты, обвинители литовцев и мучители были и есть евреи. [...] Одним словом, евреи повсюду. Самые жестокие эксплуататоры литовских рабочих, крестьян и горожан. Фронт литовских активистов от имени всей литовской нации в максимально возможной степени торжественно заявляет:
1. Во времена Витаутаса Великого данное евреям право на приют в Литве полностью и окончательно отменено;
2. Все без исключения, литовские евреи приказом предупреждены немедлено покинуть землю Литвы;
3. Все евреи, которые в исключительных случаях были отмечены литовским государством в выдаче и преследовании литовских соотечественников или пытках, действиях, притеснениях, будут привлечены к ответственности отдельно и получат наказание. Обязанность всех честных литовцев - принять меры по задержанию таких евреев, а в важных случаях выполнять наказание;
4. Вся недвижимость, принадлежащая или управляемая литовскими евреями собственность будет передана в собственность литовского народа; [...] Во вновь созданной Литве не будет для евреев гражданских прав или средств к существованию. Таким образом будут исправлены прошлые ошибки и подлость евреев. Таким образом будут заложены сильные основы нашего арийского народа в счастли м и творческом будущемЛАФ (Литовский фронт активистов).
В 1973. Казис Шкирпа, живущий в Соединенных Штатах, опубликовал книгу воспоминаний «Восстание для восстановления суверенитета Литвы », где опубликовал наиболее важные документы ЛАФ. Все, что было написано об евреях, пропало. Другие времена - другие документы.Восстание1941.
22 июня, когда началась война, Красная Армия бежала из Литвы на Восток, оставив полные оружейные склады. ЛАФ в Каунасе 23 июня начинает восстание, которым хотело, показать Германии, что Литва не является территорией СССР и этим смыть тот позор, когда в 1940 году Советская Армия была встречена без выстрелов (Если мы будем называть героя 1940 года, мы бы его не нашли, говорят историки). В июне 1941. - все по-другому, литовские герои восстали против оккупантов. Повстанцы освобождают заключенных, которые были заключены Советами, взрывют мосты, борятся с отступающей Красной Армией. Согласно немецким инструкциям все повстанцы на рукаве носят белоую повязку с буквами TDA (Национальная трудовая охрана). Ужасное будущее ждет эту белую повязку...* LYA, К-l, ap. 58, b. 12949/3, t. 1, vokas 64-18.54
Кто были эти повстанцы? «Повстанческие вооруженные группы назывались по-разному: активисты, партизаны, охранники, вспомогательная полиция, охранные батальоны. С кем они сражались? С отступающей Красной Армией, конечно. Но и только? С коммунистами в Литве? Какую команду они выполняли? В Литовском специальном архиве есть дело работников Вильнюсской психиатрической больницы. В первые дни войны на собрании в больнице их вызвали в полицейский участок для регистрации повстанцами.Уже 25 июня все эти люди - представители администрации и санитары - получили оружие и задачу ареста евреев, живущих на улице Вокечу в Вильнюсе и привести их в тюрьму Лукишкес. Работали несколько дней - несколько десятков еврейских семей арестовано, их имущество конфисковано, квартиры запечатаны. Евреи, заключенные в Лукишкес вскоре были «переданы специальному отряду» или отданы в немецкую безопасность» - такие записи по фамилиям содержатся в тюремной книге. А семьи этих евреев были большевиками? Большевики - вся Вокечу (Немецкая) улица? Кстати, в книгах тюремных заключенных Лукишкес евреи начали регистрироваться уже с 1941 года 6 июня.И все же многие литовские мужчины пошли и начали стрелять, полагая, что они борятся за родину. Они не понимали, что их патриотизм может быть использован для убийства невиновных. Белые повязки должны были оставаться белыми. Сколько было повстанцев? Казис Шкирпа пишет в своей книге, что 100 000, но, по словам историка Альфонса Эйдинтаса, цифра "явно преувеличена чтобы показать немцам, что Литва созрела для свободы и  внесла большой вклад в уничтожение коммунизма". По словам историка В. Брандишаускаса, в июне общее количество ЛАФ и мятежных активистов, называемых партизанами, числом не более 20 000, из них погибло около 600. Представители Литвы участвуют в праздновании 50-летия Адольфа Гитлера. в центре Казис Шкирпа ( Kazys Škirpa). Видимо, тогда, в последние дни июня 1941 года, мой дед, Йонас Ванагас, покинул свой дом в Каварске, внес вклад в дело повстанцев и получил пистолет. Затем он повязал свою белую повязку и отправился в бой против ненавистных Советов - да так написано в его деле: протоколы допросов, опросы свидетелей. В конце концов, Советы только что отняли его землю и передали бедным. В первые дни войны мой дедушка, как утверждали свидетели, которые говорили на допросе в НКВД, вместе с другими, обстрелял в Каварской школе, укрывающихся красноармейцев. Затем, с помощью своего соседа, перегородил бревном дорогу через Каварск, чтобы советские танки не смогли отступить, и немецкая армия их догнала. Мой дед - патриот за это позже,  в 1945 году Был приговорен по статье 58 «контрреволюционная деятельность». Пробыл в Карлаге полгода и умер как настоящий патриот в 1946 накануне 16 февраля.Таким образом, гитлеровскую армию встретили литовцы, особенно военные, с радостью и приветствиями. Русскую армию провожали выстрелами. После первых депортаций в Сибирь множество людей думали, что любое изменение - это спасение. Для литовцев приход Гитлера означал освобождение. Для евреев - погибель, поэтому они, охваченные паникой, бежали из Литвы, но немцы оккупировали ее так быстро, что на территорию СССР успело уйдти лишь около 6 процентов всех литовских евреев Президент независимый Литвы Антанас Сметона организованное Казисом Шкирпой  июньское восстание оценил как немецкую работу.
Литовское временное.
Во многих случаях убийство «своего» биологически, социально и морально не оправдано, но когда будущая жертва становится «одной из других», открывается дверь, чтобы объяснить будущее злыми действиями. В случае с евреями до физической смерти социальная смерть уже произошла, поскольку они были исключены из социальной жизни все общественные места стали недоступны. Им было запрещено прогуливаться по тротуарам, специально приказано носить звезды Давида на одежде, идентификационые документы были отмечены ярким «J» (Jude - Еврей). Они как будто готовые к вырубке деревья в лесу - все еще здесь, но уже «отобраны», и это всего лишь вопрос времени, когда евреи станут только тенями, в обществе, которое уже жило без них. *По инициативе ЛАФ в первые дни войны был образован временное литовское правительство (LLU). Премьер-министр - Казис Шкирпа. Невероятно: LAF - друзья, соратники литовцев немцы, немедленно заключили в тюрьму нового литовского Роберта ван Ворен, премьер-министра в Берлине - дали ему домашний арест. Каждые два-три дня квартира посещалась немецким офицером и проверяли, оставался ли Шкирпа дома Он говорит, что он мог бы попытаться выбраться из дома, но он не хотел дразнить этим дружественных немцев. Вместо заключенного Шкирпы Премьер-министром Временного правительстват временно стал учитель литературы и литературный критик Юозас Амбразевичюс, ранее работавший в школе.«Почему ЛАФ объявило только Временное правительство? - спрашивает Альфонсас Эйдинтас и цитирует другого литовского историка Зенанаса Рекашюса: - «Потому что, согласно заявлению самих активистов, литовскому народу, только выяснив отношениям сотрудничества с Германией, будет создано постоянное правительств» -  власть Литвы будет сформирована не в зависимости от воли ее граждан, но от воли фашистов Германии». Только собравшись, временное правительство посылает страстную телеграмму благодарности. Для Гитлера: "Освободительная буря войны прошла через Литву, представители Свободной Литвы отправляют Вам, Вождю немецкого народа, самое глубокую и самую серьезную благодарность. За освобождение земли Литвы от оккупантов евреев и большевиков и спасение литовского народа и выражает надежду, что Ваш гений будет решающим - литовцы примут участие в победном марше ведомом вами на уничтожение большевизма и плутократии, защиту свободы человека, защиту культуру Западной Европы и внедрение нового европейского порядка".
Давайте сравним, как год назад, в августе 1940 года, другое «избранное» литовское правительство поздравило другого великого командующего: Рассматривается вопрос о вступлении Литвы в Советский Союз. Здесь он приходит и наша делегация впереди с флагом, товарищ Зиберт. Флаг из красного бархата его края обшиты золотыми полосами, на нем красный пятиугольник.* Альфонсас Эйдинтас. Евреи, Холокост и нынешняя Литвы. Из: Литовская еврейская резня. Казис Шкирпа. Восстание для восстановления суверенитета Литвы, Звезда и лица тех великих людей, чьи имена гордятся всем миром. Это имена Ленина и Сталина. За флагом идет товарищ Мотейус Шумаускас, который несет декларацию ЛССР. Декларация написана красным цветом, украшена золотыми рамами и белым барельефом Сталина. Следом идет Саломея Нерис которая несет написанную ей поэму о Сталине. Эта поэма написана золотыми буквами в одном экземпляре. *Москва громко аплодировала литовской делегации. Руководство Рейха на приветствие литовского правительства не ответило. Может быть, мы могли бы сказать, что Сталин был более наш друг чем они? Интересно, что литовские эмигрантские историки, которые очень ценят временное правительство Литвы, когда они говорят об этом историческом приветствии Гитлеру?Августин Идзелис, директор Литовского центра исторических исследований в Чикаго, в 2010 так прокомментировал поздравления временного правительства:Я не придаю этому значения. Приветствия есть приветствия, они ничего не значат. Все поздравляют всех. Это больше этикет, протокол, но не существенное дело. **Исследователь Миндаугас Блознялис утверждает:Представьте себе людей, которые только что избавились от призрака смерти. В конце концов, большинство членов Временного правительства - Юозас Амбразевичюс - Бразайтис, Адольфас Дамушис, Пранас Падалис, другие - каждую ночь, проводили каждый раз в другом месте, НКВД охотился на них и ловил. Люди после долгих переживаний, сокрытия, духовных и физических страданий внезапно чувствуют себя спасенными! Не только они, но и десятки тысяч других. Это как не поблагодарить те силы, которые им способствовали. Спасение от истинной погибели? Вот чисто эмоциональная аппеляция. С другой стороны, здесь есть определенная политика - участвовать в политической жизни. попытайться привлечь внимание к себе. Кто о них знает? А здесь - поздравление Гитлеру. Представление группы, которая стремится представлять страну.). 
Давайте поговорим о себе, давайте послушаем других. Вильнюс: где продвигается немецкой армия. Естественно, что сначала вы должны быть довольны тем, с чем вам неизбежно придется встретиться, если вы верите в какие то отношения. Проходит всего несколько дней, и литовские повстанцы разоружены немецким приказом. 28 июня Каунасский комендант, назначенный Временным правительством Юргис Бобялис формирует батальон Национальной обороны (TDA) из разоруженных бывших повстанцев - партизан и новых добровольцев. На протяжении всей оккупации в Литве было сформировано двадцать таких батальонов. Считалось, что эти батальоны станут началом новой литовской армии. Солдаты батальона охраняют евреев в первом концентрационном лагере в Литвею Лагерь - 7-й форт Каунаса. Набираются две роты нацистов из Каунасского батальона и сразу получают работу. Первая и третья роты собираются расстреливать евреев в 7-м форте. За одну экзекуцию убили 2514 евреев. В начале массового убийства евреев часть батальона дезертировала (5-11 июля 117 солдат бежали из батальона). Оставлось около 1000. Эти солдаты продолжали охрану и ликвидации в крепостях Каунаса и других местах - ликвидируя тысячи, потом десятки тысяч литовских евреев .Лейтенантами Брониусом Норкусом, Юозасом Барздой, Анатолием Дагисом руководили «ликвидаторы». Временное правительство немедленно восстановило административные довоенные структуры Литвы, муниципалитеты и полиция издавали законы о разгосударствлении, возвращая собственность всем, кроме евреев. «Ограничения росли, евреи были сосредоточены в особых местах, предназначенных для массового уничтожения. В июле литовские власти только повторяли приказы Немецкой администрации. В то время Шкирпа, который живет в Берлине под домашним арестом, все еще не верит в немецкий цинизм, сочиняет петиции и меморандумы, обращается к Гитлеру, Риббентропу. Говорящая информация: 23 июня Заключенный премьер-министр Литвы пишет министру иностранных дел Германии Йоахиму фон Риббентропу выражая ему и армии большую благодарность за освобождение и просит разрешить ему вернуться на родину. Нет ответа. 29 июня письма Шкирпы направляются одному из клерков с сопроводительным письмом: «Я посылаю вам три письма литовца Шкирпы, переданных министру иностранных дел рейха и которым министр иностранных дел Рейха не намерен давать какие-либо ответ.  Затем Шкирпа просит разрешения, по крайней мере, отправиться на похороны повстанцев в Каунас. Немцы не отвечают. Шкирпа посылают один за другой инструкции, программные документы и в Литву, включая, в частности, указание для временного правительства «очень важно продвигать лидеров повстанцев в первую очередь мою личность, таким образом, заставить немцев больше считаться с нами ». Временное правительство Литвы также постоянно пишет немцам о своей лояльности, прося признания или хотя бы внимания. Но оно этого не дожидается. Премьер-министр Литвы Юозас Амбразевичюс говорит: "Отдельные ведомства и министерства сделали все возможное, чтобы удовлетворить немцев, выполняя экономические требования, терпимость к незаконности и т. д. Правительство, надеясь, что в обмен на поддержку и лояльность, немцы в конечном итоге дадут Литве в перспективе независимость.[...] Различные министерства с различными просьбами, требованиями, поступали в различные области немецкого военного правления, которых пожелания всегда были стопроцентно удовлетворены". Временное правительство Литвы работает во имя Литвы. Оно не сделало ничего, чтобы усугубить положение евреев, говорят теперь бывшие члены этого правительства. В воспоминаниях проф. Витаутаса Ландсбергиса - даже наоборот, Каунасский комендант Юргис Бобелис протянул еврейский уход в гетто с 5 часов до полного месяца и лично отпустил из 7-го форта несколько евреев. Вилиамполе решили в тот же день «избегать публичных еврейских казней». Кроме того позднее правительство сожалело о том, что оно не может «положительно повлиять» на еврейскую резню - слова премьер-министра. О Холокосте литовское правительстельство не высказывалось. Почему временное правительство не заботилось о евреях, которые также были гражданами Литвы - , где, согласно 1938 года, Конституции равны все граждане? Ответ прост и ясен. Историк эмиграции А. Идзелис писал :Мой ответ был бы таким. Это не вопрос «обеспокоенности». Это вопрос возможности. Какова практика военной медицины, когда много раненых и когда не хватает врачей и лекарств? Пострадавшие делятся на группы: те, у кого больше возможностей выжить, и тех, которые иногда невозможно спасти. Вы должны видеть ситуацию рационально. Однако это не означает настроенности против той или другой группы. Реалистично. В зависимости от возможностей и ресурсов. Другой эмигрант-историк Кестутис Скрупскелис, профессор Южной Каролины и университета Витаутаса Великого, сказал: Возможности спасать евреев почти не существовало. В июне в первую неделю войны вопрос об убийстве евреев не мог даже подниматься. Идет война. Немцы расстреливают литовцев, поляков, русских, евреев. Большинство советские чиновники. Хотя они были убиты немецами и повстанцами. В свою очередь, кровавые бойни проводят большевики - в Правенишкесе, Райняй, Червене ... Вокруг хаос. Они пытаются восстановить порядок. В то время нет оснований говорить исключительно об евреях. Военные действия - вокруг сотни мертвых. В Каунасе повстанцы похоронены в братской могиле. Первая проблема заключается в стабилизации ситуации, ее восстановлении общего порядка. Тогда есть надежда решить другие проблемы.
Министр финансов LLV Йонас Матулионис, говоря с еврейским представителем, бывшим военным офицером Литвы Якобом Голдбергом, объяснил эту ситуацию в Литве: Литовцы не едины по вопросу о евреях. Существует три взгляда: 1. Все литовские евреи должны быть истреблены; 2. Более скромные требуют создать концентрационные лагеря, где кровь и пот евреев искупит преступления, совершенных против литовцев. Третий взгляд?  Я практикующий католик. Я и другие, подобные мне, убеждены, что человеку невозможно отнимать жизнь. Только Бог может это сделать. Я никогда не был там. Однако, прежде чем что-то решить, при власти советов, я и мои друзья убедились, что с евреями нет общего пути и никогда не будет. С нашей точки зрения, литовцы должны быть отделены от евреев, и чем скорее, тем лучше. Из-за этого необходимо гетто Там вы будете отделены от нас, и вы не сможете навредить нам. Это христианское положение.
Прошли только недели, и временное правительство увидело, что Рейх с ним не считается. Хотя правительство пытается доказать свою лояльность, у  немцев это игнорируются. Даже благодарственная телеграмма Гитлеру осталась без ответа. LLV (литовское временное правительство) все еще отчаянно пытается - а может быть? За четыре дня до отставки правительство издало «Установления о положении евреев».Вот несколько выдержек: Евреи [...] размещаются в специально выбранных местах. Носят желтый 8 см круг с буквой «J» посередине. Евреям запрещено иметь:
(A) Радиооборудование
(B) Печатные машины, пишущие машинки
(C) Автомобили, мотоциклы, велосипеды
(D) Пианино, фортепиано и фисгармонии.
(E) фотоаппараты.
*Говорят, что эти правила более мягкие по сравнению с ранее выпущенными немецкими инструкциями, например, нет запрета на посещение евреями парков. Впоследствии министры LLL, которые находились в эмиграции, утверждали, что этот документ является подделкой. Однако подпись. Амбразевичюса принадлежит ему. Нет, говорит сам Амбразявичюс. В июле 1941 года немцы дирижировали литовской борьбой за власть - литовские националисты вольдемаринкай организовали путч против временного правительства. О соотечественниках, боровшихся за власть - интересные показания премьер-министра Юозаса Амбразявичюса. После многих лет жизни в США, Амбразевичюс (тогда Бразайтис), который был одинок и уважаем, писал: "Написать воспоминания? Слишком поздно. И я не хочу. [...] Кто оставляет документы что мы были взрослыми, но не проявляли государственную зрелость. В конце концов, вся эта деятельность со времен Каунаса и Вюрцбурга не выходила на свободу Литвы (хотя этим прикрывалась), но за власть, которую мы будем иметь в Литве. Сколько неопределенности, сколько ненужных боев, подозрений и очернения друг друга. Жили самостоятельной жизнью недолго и не научились государственной мудрости! Я пишу это не охваченный впечатлениями, но прочитав эти документы. Поэтому зачем оставлять другому поколению свидетельств такого рода?"
Комментарий историка Альфонсаса Эйдинтаса: «Короче говоря, немцы обманули молодых литовских политиков - восстания и восстановленные учреждения использовали для достижения своих целей. За неправильной ориентацию пришлось дорого заплатить".
Увековечение памяти Юозаса Амбразявичюса-Бразайтиса: Одна улица Каунаса и зрительный зал имени Юозаса Бразайтиса в университете Витаутаса Великого в 2012 году. Пепел Юозаса Бразайтиса похоронен в Литве, возле Воскресенской церкви в Каунасе со всеми почестями в присутствия литовских войск и президента Валдаса Адамкуса. Правительство Литвы выделило на захоронение останков 30 000 литов. Увековечение памяти Казиса Шкирпы Улицы в Вильнюсе, у подножия горы Гедиминас, и в Каунасе, в микрорайоне Айгуляй названы именем К. Шкирпы. В центре Каунаса, по ул. Гедемино есть мемориальная доска, открытая в честь его в 25-м доме с текстом: «В этом дворце в 1925-1926 годах работал в Литве доброволец, Создатель армии, Участник битв за независимость, Член-основатель Сейма, начальник штаба, дипломат, Основатель и глава активистского фронта, Литовский Временный Премьер-министр правительства, кавалер Креста Витиса Полковник Генерального штаба Казис Шкирпа (1895-1979) Исследовательский центр геноцида и сопротивления Литвы Подготовлен сертификат о Казисе Шкирпе: Казис Шкирпа, организацию, которой он управлял, можно упрекнуть в том, что антисемитизм был поднят в деятельности организации Берлинского ЛАФ на политический уровень это могло бы стимулировать часть населения Литвы принять участие в Холокосте. С другой стороны, следует отметить, что Берлинская рганизация ЛАФ предложила «еврейские проблемы» решать не геноцидом, а выселением из Литвы*.
Стрелки евреев.
Лез еврей по лестнице
И упал нечаянно.
Берите, дети, палочку.
И убейте этого еврейчика.
Детская (литовская) считалка
 
Национальная трудовая охрана.
 
Июньское восстание началось в Каунасе. Один из символических актов - литовский флаг был поднят на крыше Воскресенской церкви. Он был поднят лейтенантом Брониусом Норкусом, который вскоре стал одним из командиров батальона. национальной обороны Некоторые штрихи для портрета Брониуса Норкауса, рассказывает Казис Бобелис: "Когда началось восстание, возможно, через три дня, мы, молодые люди, играли в футбол на углу Кауко и улицы Агуону. Внезапно с улицы Прусу мы видим человек поворачивается Синяя, литовская военная авиационная униформа. Без пуговиц. Без погон. Большие, запутанные волосы. Глаза красные. В одной руке - пол-бутылки в другой - револьвер. Мы испугались Подходит к нам. «Дети, где евреи?» О Иисус, Мария! Мы не видели никого. Здесь не живут. Начал на нас кричать. Выстрелил из револьвера три раза в воздух. И пошел себе. Потом оказалось, что это был лейтенант Норкус, литовский авиационный офицер. Когда пришли большевики, посадили его в тюрьму. После бомбардировки Каунаса он покинул тюрьму. Сначала он отправился в Жялякалнис к своей жене и детям. Соседи сказали, что его семью вывезли в субботу (21 июня). Я не знаю подробностей, но потом он начал  пить шнапс и стрелять. Он говорил: «Я убью каждого еврея на месте". Потом он стал командиром батальона. Получил лошадь, пьяный упал, лошадь ударила в голову копытом и убила его. Брониус Норкус был назначен командиром роты и начал службу в Каунасском батальое ТДА. Спрашивать «Дети, где евреи?» после 28 июня ему больше было не нужно. Евреев привозили к нему прямо в яму. В Каунасе, в 7-м Форте, 4 июля 416 мужчин и 47 женщин были застрелены в канавах (доклад К. Ягера). Стрелял ТДА и командовали лейтенант Б. Норкус и младший лейтенант Йонас Обелевичюс. Евреев застрелили в спину. Акциям в самой Каунасе, где в нашем распоряжении достаточно хотя бы сколько подготовленных партизан, можно считать парадными расстрелами. В 7-м форте, по-видимому, немцем и нашим очень понравилось, поэтому я использовал его везде". В роте служило 200 литовских солдат. В октябре батальон TDA (в августе назван в честь полицейских батальон - PPT) 3-й батальон дважды, но очень интенсивно работал в IX форте Они пригнали из гетто примерно 10 000 евреев, а затем получили еще 2000 евреев из Чехословакии - их отправили в Каунас для «вакцинации» до планируемой поездки в Южную Америку. Командиры те же: Б. Норкус, Дж. БарзаИ А. Дагис. Согласно докладу К. Ягера, из 10 000 еврейских гетто, убитых в IX форте половина детей, - 4273. Великая еврейская резня в провинции Литва состоялось в 1941 году Август-сентябрь. В двадцати шести литовских солдатских батальонах служило от 12 000 до 13 000 человек. Августовская реорганизация - в Каунасе были сформирован батальон национальной обороны, 1-й и 2-й формирования батальонов полицейской службы: PPT-1 и PPT-2.1-й батальон убил 36 000 человек. 2-й был командирован в Беларусию и там в 15-и местах Беларуси убил 15 452 еврея **** Документ № 1. Документы. Из: Литовский еврейский случай резни, стр. 293.** Протоколы опросов П. Матюкаса, LYA, K-l, ap. 58, b. 47337/3, т. 1, p. 139.*** Альфред Рукшенас. Каунасский батальон самообороны участвует в участии евреев и другихМотивы для массового убийства групп в период немецкой оккупации (1941-1944 годы). От: Геноцид иСопротивление, 2011, вып. 2 (30), с. 30.76ЗУБНОЙ ТЕХНИК и КоЯ был любитель стрелять людей. *Пранас Матюкас
Пранаса Матюкаса, в 1962 году, в суде в советской Литве спросили: «Почему расстреливал евреев?» ответил: «Потому что в 1941 году в Правенишкесе (В советском концентрационном лагере в Литве) меня вытащили из кучи трупов. Стрелявшие в нас были в основном евреями. В период Независимой Литвы Пранас Матюкас работал в типографии и в то же время  изучал стоматологию. Отступающая Красная Армия, в Каунасе он встретил красноармейца, он пригрозил ему карманным ножом и тот отдал ему винтовку. Затем Матюкас отправился в Народный оборонный батальон, чтобы зарегистрироваться. Одному сыну Матукаса было пять в то время и год другому. Этого деятеля дело составляет 12 томов. С 1961 года 3 декабря Протокола допроса :Это было летом 1941 года. Я не помню точных дат, это может быть июль. Днем наша третья батальонная рота, которая все еще была развернута на проспекте Лайсвес возле собора во главе с лейтенантами Барздос, Норкаус, Скаржинскас и Дагис, отправились пешком в седьмой форт Каунаса Городской форт, который был в Жялякалнисе. Форт охраняли других рот солдаты..Внутри форта, в овраге, расположенном между склонами, было около 300-400 человек - евреев. Они были там под открытым небом.Еврейские женщины, которых было около 100-150 человек, содержались в подземных укреплениях седьмого форта.4 LYA, К -l, ap. 58, b. 47337/3,1.1, p. 141.4 4 Aleksandras Štromas. Holokaustas: žydų ir nežydų patirtis. Iš: Šoa (Holokaustas) Lietu­voje, p. 188.4 4 4 LYA, К -l, ap. 58, b. 47337/3, t. 1, p. 208.77
Расстрелы проходили в следующем порядке. Группа солдат батальона около 10 человек под руководством унтер-офицеров и офицеров брали около 10 человек из ямы, где содержались осужденные еврейской национальности. Они были приведены приблизительно 50-100 метрах к месту, где была большим взрывом вырытая яма.После этого их установили на землю около этой ямы и стреляли в них с расстояния несколько шагов. После выстрелов трупы падали в яму. Солдаты стреляли из винтовок, которыми были вооружены, а офицеры - Дагис, Норкус, Барзда - из пистолетов. Так как приближался вечер, стрельба была прервана. На следующий день, едва рассвело мы вернулись в форт и окружили место содержания задержанных. На месте было два или три легких пулемета типа Бруно - они были поставлены на склонах. Барзда и Норкус сказал, что придется стрелять осужденных там, на месте, сверху со склонов в яму. Когда команда была дана, началась стрельба. Расстреливаемые начала метаться в этой яме, но никуда не могла убежать, потому что повсюду их доставали пули.Такая беспорядочная стрельба длилась около полутора часов. За это время дно ямы было покрыто трупами и кровью. Могу сказать, что почти вся наша третья рота стреляла, за исключением нескольких человек, которые по той или иной причине оставались в казармах. Я тоже стрелял. Я не могу сказать, сколько людей я застрелил, потому что это невозможно было установить.Сама яма была размером около 50х50 метров, склоны пологие были вокруг высотой 10-15 метров.Как свидетельствуют другие солдаты батальона, люди в 7-м и 9-м фортах были уложены в ямы и только затем застрелены. После расстрела одной партии на трупы ложились другие. В этом деле допросили свидетеля Юргиса Восилюса, он сказал: Поскольку вокруг этого форта было много жилых зданий, многие местные жители собрались посмотреть на стрельбу. Как охранник, я должен был гнать их и не пускать близко, поэтому я не очень хорошо видел сам расстрел.
Вот как, по словам Пранаса Матукаса, были расстреляны евреи Каунасского гетто. Для операции во главе были те же офицеры - Дагис, Барзда, Норкус.IX Форт, Матюкас, 1962 15 января допрос: Нам сказали, чтобы мы не напивались вечером, в шесть или восемь утром все должны быть в бараке и пойти на операцию. Вышеуказанный приказ мне передали Барзда и Дагис.Н а следующий день в восемь часов утра рота была построена, и все мы пошли в гетто В этой операции участвовал весь наш батальон. 400 евреев, мужчин, женщин и детей из гетто передали нам. После этого мы взяли около 8-10 солдат, чтобы охранять этих евреев, мы начали гнать их в Девятый форт, расположенный примерно в двух километрах от города. Мы пригнали евреев в форт, где была большая яма. Здесь мы пригнанных передали другим солдатам охранять, а сами снова вернулись в гетто, чтобы взять очередную группу людей. Пригнав в форт вторую группу осужденных, я больше не ходил в гетто, но остался в форте. За фортом на противоположной стороне Жемайтийского шоссе были выкопаны три длинных ямы, возможно, около 100 метров в длину, 2 метра в ширину и так же глубоко.Когда я добрался до раскопанных ям, я обнаружил, что там были из нашей третьей роты около 30 человек. Офицеры были с ними Бардза, Норкус, Дагис. Кроме того, группа немецких солдат и офицеров. Одновременно от нашей роты стреляли около 30 человеки и около 10 немецких солдат, которые стреляли из автоматов, а офицеры ещё и из пистолетов. Затем я стрелял из своей винтовки и сделал около 60-70 выстрелов.Я стрелил около полутора часов. Сколько людей я застрелил лично, не могу сказать, потому что мы стреляли в одно и то же время в общую массу людей в яме. Я помню, что я лично принимал участие в стрельбе по двум группам из 400 человек. Конечно, я стрелял с перерывом. В общем, сказать, кто стоял у ямы, стрелял - я не могу, потому что там не было порядка: один пострелял и уходил, другой приходил. Из осужденных в знал Гравеца Ривера. *Я брал только золотые вещи. В IX форте давали водку, но  очень мало. Когда мы пришли взять боеприпасы, Норкус и Барзда давали выпить из бутылки водки. [...] В те дни было расстреляно около 8-10 тысяч человек, как это было сказано среди охранников. После стрельбы солдаты выбирали из кучи лучшие вещи убитых, я не брал ни одного предмета, застреленных, Во время стрельбы я взял пару часов, которые они сами дали. Евреи были уложены, как и в VII форте, а затем застрелены. Когда рота закончила расстрел взрослых евреев, немцы расстреляли детей из пулемета. Только один мальчик одиннадцати лет спасся. Во второй раз мы стреляли в IX форте, это был расстрел чехословаков. Мы пригнали их в IX Форт, там сказали, что им нужно будет застрелить около 2000 человек. Осужденные были завезены с засучеными рукавами, чехи сказали, что их ведут вакцинировать против оспы. В яме чехи пытались бежать, но куда побежишь, если окружен. Я участвовал в массовом убийстве людей, потому что все мы участвовали в этом, батальон, третья рота, в которой я принимал участие. Я выполнял приказы".
Свидетельство подсудимого Алекса Райжи в деле: "После расстрела у Матукаса увидел зубы. Матукас сам показал золотые зубы на ладони.  Я спросил, зачем Матукасу нужны зубы, военные сказали, что он дантист, а его жена - дантистка. У Матукаса я видел очищенные, гладкие кажется, 4 зуба". После войны Пранас Матюкас был судим, но сидел в тюрьме в течение короткого времени. Президиум Верховного Совета СССР в 1955 году 17 января Об амнистии для советских граждан, которые сотрудничали с оккупантами во время Второй мировой войны в период1941-1945 ., лица, приговоренные к 10 годам лишения свободы,были освобождены, которые были приговорены к 25 годам лишения свободы сократили срок на половину. 1955. Пранас Матюкас был освобожден из-под стражи. Он со своей семьей поселился в Паневежисе и работал по своей специальности - зубным техником в поликлинике Йонишкелиса. Активно участвовал в деятельности драматической группы. Шесть лет спустя, когда возникли новые обстоятельства, его повторно арестовывали. Потребрвали характеристики с работы. Главный врач Йонишкской районной поликлиники ответил о Матукасе следующим образом: "Душевный, энергичный, активный участник самодеятельности, который внес большой вклад в возрождение художественной самоднятельности, Участвовал в драмкружке." Пранасу Матукасу и семерым другим убийцам 3-й роты TDA в 1962 году. 9 ноября в Вильнюсе смертная казнь была выполнена расстрелом. Стоматологического техника карьера закончилась. «Пранас Матюкас участвовал в расстреле около 18 000 человек» (Постановление суда). Историк Альфредас Рукшенас проанализировал мотивы убийц Каунасского батальона самообороны. Он выделил четыре категории людей, которые были в батальонах: Патриоты - те, кто присоединился к батальонам самообороны, чтобы защитить свою родину от врагов, полагая, что батальоны являются началом армии будущей независимой Литвы..
Безработные - бывшие офицеры Вооруженных Сил Литвы и другие безработные. Лица, которые присоединились к батальонам, потому что там выплачивалась зарплата. 
Обиженные - испытавшие обиду офицеры Литовских вооруженных сил, в советскую эпоху они были уволены в резерв, допрошенные советскими нквдистами, которые хотели разобраться с недугами.
Небезопасные - те, кто служил советской власти и присоединился к батальонам, чтобы избежать наказания. Были и те, кто боялся уезжать в Германию работать.
4 июля евреи, которых загнали в одну яму в 4-м форте Каунаса, были расстреляны не сразу. Только ранены, прошло еще полтора часа, пока никто в яме не перестал дышать. Вероятно, многие люди в яме не были расстреляны сразу, только ранены, и чтобы закончить позже, в течение нескольких минут, часа. У них было «приятное время», чтобы рассмотреть, этих людей в униформе, которые стоят на насыпи, стреляют, пьют и скоро их прикончат. - Может быть это были патриоты, может быть, безработные, возможно, самые обездоленные? Или, может быть, небезопасные люди, которым эта работа дает ощущение человеческой безопасности? Вот как сами члены третьей роты говорили о своих мотивах в суде. Алекс Райжис: "Почему я присоединился к батальону, которого не знаю сам. Я не могу объяснить свои действия. Может быть, я присоединился к батальону из нищеты, я не знаю. Почему я стрелял в людей. Я тоже не знаю." Юозас Копустас: "Цель моего вступления в батальон заключалась в том, чтобы кого-то ограбить. Мы не получали зарплату. Одежда осужденных была для нас зарплатой. Мне было полезно быть в батальоне. После первого расстрела я не понял что делаю плохо." Клеменс Скабицкас: "Я присоединился к батальону из-за плохого здоровья, работа там была не тяжелой. [...] Я не знал людей, в которых стрелял, они ничего не сделали для меня. Я верующий. Я не знал что будет, когда стрелял в людей. После этого я исповедовался."
После первой бойни 3-й роты несколько солдат дезертировали. Один солдат, капитан Бронюс Киркилас, уехал в отпуск в 1941 году и 12 июля застрелился в своей квартире. Почему? Не выдержал напряжения. По мнению историков эмиграции, он решил отомстить евреям, пока не убьет «определенное их  число». Это Киркилас выполнил  и застрелился. Если это так, Брониус Киркилас сделал это за  слишком малое время, всего за несколько дней.
Летающие убийцы.
Цель очищения Литвы от евреев могла быть достигнута только благодаря тому, что из отборных людей был организован Летучий отряд под командованием оберштрм-фюрера Хамана, который полностью понял свои цели и смог обеспечить сотрудничество с литовскими партизанами и соответствующими структурами.
К. Ягер, 1941 1 декабря Сообщение: "К 1941 году в августе, когда началось массовое убийство всех литовских евреев, 90 процентов литовских евреев были еще живы. 8-10 немцев и 30-40 литовцев служили в Летучем отряде Хамана. Для операций все было подготовлено местной администрацией, полицией и партизанами. Изоляция евреев, доставка их к заранее выкопанным ямам. [...] До 15 октября 1941. 70 105 евреев были убиты. Около 50 000 евреев оставлено на ремонтные работы и военные заказы. Крайний срок полного уничтожения евреев отложен на более позднее время.
Третий батальон Батальона ТДА стал основой команды Иохима Хамана. Несколько немцев-гестаповцев и несколько десятков офицеров и солдат 3-й роты были приглашены на конкретную акцию в провинции Литвы. "Хаман часто не ездил на убийства в провинции, он только назначал задачи для офицеров 1-го батальона" (лейтенанты А. Дагис, И. Барзда, Б. Норкус) Немцы, скорее всего, оставались в Каунасе для других функций и на расстрелы в провинции ехали всего 2-3 немца. Они прибывали на легковой машине, а немцы-палачи одним или двумя грузовиками, иногда на «Lietūkio» автобусе. Группе «Хаманн» в провинции часто помогали местные полицейские или активисты 
 В августе все области Литвы стали участвовать в уничтожении евреев. Секретный циркуляр руководителя департамента полиции Витаутаса Рейвистиса в 1941 году 16 августа №. 3, отправлено командирам полиции во всех округах: "По получении этого циркуляра немедленно задержите всех евреев в указанных местах, евреев с 15 лет и женщин, которые во время большевистской оккупации отмечались своей большевистской деятельностью или даже сейчас отличаются. такой деятельностью или наглостью. Соберите задержанных на магистральных дорогах и немедленно сообщите сотрудникам полиции специальными средствами. Сообщая, точно укажите, где именно и сколько задержанных и собранных евреев этого типа. Необходимо следить за тем, чтобы содержащиеся под стражей лица получали пищу и обеспечивались надежной охраной, для которой может использоваться вспомогательная полиция. Этот циркуляр должен быть заполнен в течение двух дней после его получения. Задержанных евреев, охранять пока они не могут быть взяты и доставлены в лагеря."
Витаутас Рейвитис, директор департамента полиции, авиатор, профессиональный стрелок в мишени, спортсмен, представлял в Литве спорт Джиу-джитсу (Опубликовав книгу об этом виде спорта). Jiuzittu - японский "Искусство нежности", один из видов борьбы самураев: Начальники полиции немедленно сообщают В. Рейвитсу: 18 августа начальник полицейского участка Вилькии пишет: "От Вилькии было вывезено 280 мужчин и 120 женщин ".
Начальник полиции Кедайняй (17 августа.): "913 евреев в городе Кедайняй и сельских районах помещены в саду и роще культурной технической школы Кедайняй. Мужчины отдельно от женщин. Они содержатся до отдельного "указания" Начальник полицейского участка Шакяй «Сообщаю, что с сегодняшнего дня во мне порученном округе евреев нет, их "организовали" местные партизаны с вспомогательной полицией".
Статистика отряда Хамана неизвестна. Неизвестно также, сколько людей в провинции убила команда Хамана и сколько им помогали местные белоповязочники. «Холокост в Литве в провинции до сих пор неизвестен, и неисследованный вопрос нашей историографии », - говорит историк Арунас Бубнис
. У нас нет средств для исследований? Историков не имеем? У нас нет желания и ждем пока вымрут всесвидетелт резни? Ждать осталось недолго.
Специальные мужчины.
Специальный отряд был создана в июле 1941 года. Он был непосредственно подчинен гестапо. Командирами и участниками были литовцы, было несколько русских и поляков. В начале штаб-квартира команды находилась на улице Швентарагис, в помещении нынешнего министерства внутренних дел. Туда приходили желающие, которые хотели вступить в отряд. Они писали прошение - никаких обещаний, подписание не требовалось. После того, как отряд перебрался на улицу Вильняус дом. 12 (теперь Вильняус 37) начали требовать подписания и обещания не раскрывать тайны деятельности. Сначала в специальном отряде участвовало около 100 человек, позже - в 1941 году во второй половине и в последующие годы войны - около 30-40. Люди, согласно опросам, получали продовольственные талоны, с ними можно было пойти в любой ресторан или столовую в Вильнюсе, необходимо было просто оторвать талон и отдайть его официанту. Служащим в отряде платили арплату, давали продпаек, в нем был изюм и рис.
В архиве осталось свидетельство девушки, участника особого отряда Владаса Клюкаса, Вероники. Когда ей было восемнадцать, она встретила девятнадцатилетнего убийцу: "Владас Клюкас и Владас Буткунас жили в Вильнюсе, на улице Басанавичюс. 15. Владас Клюкас пригласил меня в квартиру, где жил с Владом Буткунасом. Когда я начала с ним дружить, то узнала, что они служат в специальном отряде. Во время выпивок они хвастались, что расстреливают еврейских граждан в Панеряй, что имеют много еврейской собственности. Насколько я заметила, у Буткунса, Клюкаса и Чепониса было много денег, и они с ними не считались. Они рассказывали, что пили водку, а потом расстреливали еврейских граждан. Они часто пили в квартире Стасиса Чепониса , а затем дрались между собой и стреляли из пистолетов. С Владасом Клюкасом я дружила до осени 1943 года, а затем, когда я забеременела от Клюкаса, дружба кончилась. Кроме того, как я заметила, у него было больше девушек в то же время, когда он дружил со мной". На вопрос, помогал ли Владас своей подруге финансово? По словам Вероники он  "дал деньги и принес рубашку и юбку". Владаса и Вероники сын через  2 месяца умер. 
До войны Понары были тихим пригородом Вильнюса, покрытым соснами где горожане отдыхали летом . Пригород пересекала железнодорожная линия и Вильнюсско-Гродненское шоссе. От центра города - девять километров, людей можно привезти по шоссе, железной дороге или пригнать пешком. В 1941. Советы решили здесь оборудовать хранилище жидкого топлива - семь больших ям, соединенных каналами через которые прокладываются трубы. Пять квадратных километров территории были огорожены колючим забором. Немцы выбрали Понары для массовых убийств, территорию стали называть «базой». База Понары - «Paneriai» была рядом с железной дорогой и домами, где жили люди.
Железнодорожный сторож Янковский, который дежурил в будке у переезда, вспоминает: "Телами расстрелянных были заполнены две больших двадцати пяти метров в диаметре и пяти метров глубины ямы, несколько меньших ям и два канала между ямами.  Убийц возглавлял немецкий офицер, которого они называли «шефом». Это был блондин среднего роста в очках. Когда приводили очередную партию жертв, немец, и кто-то еще с ним приезжали на легковом автомобиле".
Свидетель Галина Окуневич в 1977 году 17 июля в городе Ольштын в Польше рассказала: "Однажды я спросила одного полицейского, зачем он носит такой нож с собой, и он сказал мне, что ножом режет детей, потому что на них жалко пули. Это сказал Владиславас Клюкас".
Свидетель Юстас Мартишиус, член Специального отряда, в том же суде в 1977. 25 мая на заседании вспоминает: "Если попадалась мать с ребенком на руках, то стреляли бы двое, однин в мать, а другой в ребенка".
Мечис Буткус, один из членов спецотряда, сказал в ходе допроса: "Мне пришлось писать список тех евреев, которых расстреляли в Понарах. Стол был поставлен у входа в яму, и я, за ним сидя, писал списки тех, кто был выведен из одной ямы и привден к другой яме для расстрела. Я писал фамилию, имя и год рождения. Поэтому я вспоминаю что 2000 человек были перечислены".
Главным хронистом убийств в Понарах является Казимеж Сакович. Этот польский журналист перед войной в Вильнюсе выпускал еженедельную газету Przegląd gospodarski.-Пржегланд Господарский. Во время советской оккупации, потеряв типографию и жилье в Вильнюсе, переехал в дом в Paneriai. Этот дом был совсем рядом с местом казни. С первых дней резни Саковичюс наблюдал за событиями через окошко чердака и тайно писал дневник. Он помещал листы дневника в пустые лимонадные бутылки и зарывал в землю.Дневник Казимежа Саковича вышел в 1999 году на польском, в 2000. - Иврите, 2003 - немецком, 2005 - на английском, В Литве «Дневник Paner's» появился в 2012 году. Выпуск - 500 экземпляров. (в 2017 появился перевод на русский). Из этой книги я должна процитировать выдержки из дневника Саковича - только потому, что почти никто не знает о нем в Литве. Разрешение на цитирование должно было потребоваться от Исследовательского центра геноцида и сопротивления литовского народа потому что ему принадлежит авторское право на перевод на литовский язык .Ответ этого центра, первоначально задававшегося вопросом, будет ли дневник в книге использоваться для «позитивных», целей этого или нет, ответ на первое издание книги был следующим: "Мы понимаем, какова цель этой книги, и поэтому мы не согласны с использованием и отрывков "Панеряйского дневника" в книге автора. Хватит того, что она сама выберет из архивов. Конечно, никто не запрещает ей писать, что "Paneriųdienoraštis" - «Панеряйский дневник » также публикуется на литовском языке" .Что тут добавить? Поэтому я цитирую литовский перевод, насколько это не запрещено Литовскими законами:
IV Четвертое, «Страшный судный день» в воскресенье,  как молнией, поражают новости: Должны привезти евреев поездами на запасные пути и расстрелять. [...] *Расстреляно всего 11 партий и около 11 часов все успокаивается. Вы уверены? Ну да!Потому что поезд был пуст, и локомотив прибыл, чтобы взять его".
И все имущество убитых, которые раньше высадились из вагонов на земле, казалось, было похоже на гигантскую гору вещей и еды. Подушки, матрацы, детская одежда, банки, всевозможные сумки, чемоданы, кухонная утварь, картофельные мешки,которых больше, хлебные куски, одежда - все смешивается.Как оказалось, от 7 до 11 часов. были расстреляны 49 вагонов людей.Еще не конец, на станцию прибыл новый поезд с жертвами. Литовцы двумя рядами идут за новыми жертвами. Через несколько минут звучит много выстрелов, еврей пробежал перед домом Чесника, молодой, крепкого сложения, за ним - полицейский, звучит выстрел, еврей начинает хромать, литовец его догнал у забора, он уже лежал на земле, умоляюще поднимая руки, литовец что-то говорит, он кивает головой и вынимает из за пазухи какой-то черный узелочек. Литовец берет, смотрит, прячет в кармане, ещё что то спрашивает у еврея, еврей отрицтельно кивает головой, литовец стреляют почти в упор. Еврей падает. У тела убитого лежит билет ученика с фотографией Юделя Шапиро сына Бенджамина, ученика Швенченской средней школы".  Понарах после «Последнего дня суда» многие не пьют некипяченую воду из-за страха, что в воде есть кровь. **Одним из самых потрясающих свидетельств дневника Саковича является рассказ о собаке из Панеряй - (Понаров) Мышка - это маленькая, серая с кривыми ушами и длиннохвостая сука. Эта сука лает ужасно по вечерам, до позднего вечера, а утром может видеть, как она возвращается из "базы". Ох! Дети Янковского и Рудзинского знают Мышку, потому что они пасут животных у "базы": они часто выгоняют ее из ямы. Она копает землю в яме, а затем рвет остатки одежды жертв и ест их тела. Она рвет и грызет грудь, живот, ноги - всё что откопает: лицо, щеки. Это маленький монстр. Но Сенцюс гордится тем, что у него такой маленький монстр. И сам Сенцюс имеет еврейское происхождение. Возможно, у суки есть его очень близкие родственники *Маршрут спаривания и возвращения всегда один и тот же: он проходит через отверстие забора Сенцюса и идет к холму, а затем поворачивается к железнодорожным путям. Вы можете видеть, как она проходит через рельсы, затем исчезает из глаз и только после некоторого времени появляется на основании песчано-желтой дорожки, она пересекает ее и исчезает среди .деревьев, Иногда возвращается неся что-то. Один раз, это было в 1943 году, в августе. Она в зубах несла кишки, но испугалась кого то и бросила их перед участком земли Сенцюса. Дети их повесили на заборе Сенцюса. Дневник Казимежа Саковича прерывается в 1943 году. 6 ноября. По словам родственников, дневник Саковичюс писал до своей смерти - в 1944 году 5 июля его застрелили, когда он ехал на велосипеде из Вильнюса домой в Понары. Лимонадные бутылки с записками Саковича пролежали в саду много лет и только в 1959 году были обнаружены при копании земли. Соседи, которые думали, что может быть закопано золото копали дальше, но только нашли бутылки с бумажными листами и отдали их в музей.
Портрет ученика.
Ученики Вильнюсской первой ремесленной школы в 1941 году летом, вместо того, чтобы бездельничать, работали - в спецотряде. Студент школы ремесла, перспективный слесарь, говорит: "В 1941 году, летом, я был в Вильнюсе и жил в ремесленной школе на улице Филарету. Чтобы найти работу во время летних каникул, я обратился в торговую организацию и назначили меня в продуктовый магазин на улице Ужупис. Я работал там около 2-3 недель, но  сделал недостачу, и  был уволен. А в середине июля 1941 году я встретил своего знакомого . Он сказал мне, что есть такое рабочее место, где можно неплохо заработать. Он объяснил мне, что нужны люди, которые должны собирать драгоценности у лиц еврейской национальности, такие как кольца, часы и другие золотые вещи. Он объяснил, что при сборе необходимо заполнить какие документы, но можно взять несколько дорогих предметов, не внеся их в эти документы. Я решил пойти туда, по совету этого знакомого человека. Он сказал мне, где подать заявку на эту работу. Это было на улице Вильняус, я не помню номер. В кирпичном здании на втором этаже находился так называемая «Специальный отряд». Первоначально я не знал, как он называется, но узнал, когда выдали удостоверение, что я являюсь членом «Специального отряда». Затем я нашел в отряде ученика ремесленной школы Ставара Влада, который учился со мной в группе слесарей. Чуть позже в этом отряде я заметил других наших учеников. Учеников - ремесленников, которые принадлежали к этому отряду, кормили в общежитии школы ремесел на улице Филарету. За службу в этом подразделении мы, ученики, не получили никакого вознаграждения. Я оставался в отряде примерно месяц, потом я оттуда ушел и продолжил свое образование в школе. С самого начала, когда мы присоединились к отряду, нам не давали винтовок и надо было без оружия гнать еврейских граждан из квартир на улицу, где их брали под охрану солдаты литовского батальона и вели  группами в тюрьму Лукишкес. [...] Уже после этого вручили нам русские винтовки. Нам необходимо было гнать еврейских граждан от Лукишкеса до Понаров, где они потом были расстреляны. Участники «спецотряда», вооруженные винтовками, отправились в тюрьму, но мы не попали в тюрьму, а остались у ворот. К тюрьме также пришло значительное число, солдат из литовского батальон которые были в форме бывшей буржуазии Литвы. Они были вооружены не русскими винтовками, а другими, какими я не помню сейчас. На тюремном дворе еврев: мужчин, женщин и детей выстраивали, и когда они стали проходить через ворота, мы, «Спецназ» и солдаты батальона окружили их со всех сторон, и гнали в Понары (Paneriai). Винтовки несли в руках. Солдаты шли спереди и сзади колонны.Я не замечал солдат, одетых в немецкую форму. В каждом случае гнали несколько сотен человек, но я не знаю точного числа. По какии улицам мы их гнали, теперь не помню. Я помню, что в Понарах нужно было пересечь перекресток, и сразу за перекрестком был лес, где и было место для массовых убийств. Там было несколько выкопанных глубоких ям, которые Советская Армия выкопала до войны. Насколько я помню, это были ямы диаметром около 20 метров и более. Мы загоняли осужденных в одну из ям, и они были там до расстрела. Затем их из этой ямы группами гнали  в другие ямы и там расстреливали.В той яме, где их держали до стрельбы, осужденные должны были оставить свои вещи, которые были в узлах. Перед ямой, в которой их расстреливали, они должны были раздеваться до нижнего белья и только затем их отводили в яму и расстреливали. [...] нас, ремесленных учеников, на стрельбу не брали, но приказывали отправиться охранять осужденных. Участники другого отряда отправлялись на место стрельбы и расстреливали осужденных" Комментарий из протокола допроса старшины Особого отряда Йонаса Тумаса: "Я хотел бы сказать, что в расстрелах участвовали все члены особого отряда, потому что этот отряд был сформирована для этого. Если какой-либо из участников особого отряда один день стоял на у обреченных, на следующий день он в яме их расстреливал. Не было таких , которые вообще не стреляли. Я могу категорически заявить, что в Понарах еврейских граждан расстреливали все члены Специального отряда"
Портрет почтальона.
Винцас Саусайтис, участник специального отряда, В 1944 не удалось бежать на Запад, после войны, изменил свою фамилию и жил по поддельным документам. Арестован в 1948 году, приговорен к 25 годам тюрьмы за служение, за конвоирование и охрану евреев во время резни в Понарах . Амнистирован. В 1955 году он вернулся в Литву, создал новую семью, имел детей. На допросах других членов спецотряда в Польше выяснились новые обстоятельства и в 1977 году. 26 июля Винцас Саусайтис снова арестован - подозревается, что он не только конвоировал евреев в Понары, но также стреляли в них. На вопрос, почему он не сказал о стрельба евреев в 1948 году на допросе ясно ответил: «Я не сказал, потому что меня никто не спрашиаал".
Из истории Винсаса Саусайтиса: "В 1941 году я приехал в Вильнюс, потому что у меня не было работы. Я получил работу в центральном Почтовом отделении, почтальоном, где я работал, если не ошибаюсь, до весны 1941 года. Из почтового отделения меня уволили, потому что я не отнес в этот день все письма адресатам, а оставил их за кустом на следующий день. Дети увидели письма и разорвали их. Летом 1941 года, когда Вильнюс оккупировала фашистскую Германию, люди стали говорить, что мужчин будут вывозить на работу в Германию. Из того, что я узнал, что в Вильнюсе, в здании, расположенном на улице Клайпедос, организуют резервную полицию и работающих там служащих не везут в Германию. В июле 1941 года я отправился в штаб-квартиру полиции на улице Клайпедос и подал заявку на вступление. Осенью 1941 года я не помню месяц, я с другими членами отряда, всего шесть, с немецем Вайсом, на грузовике отправились в Понары на место для расстрела людей, куда немецкие солдаты вскоре привезли на грузовие 13 пожилых евреев. Вайс приказал осужденным снять одежду и обувь, отдайть все все золотые вещи, которые у них есть. Осужденные шли один за другим к Вайсу и бросали в его портфель, обручальные кольца, часы, у которых были золотые и бумажные деньги. После этого все раздевались до нижнего белья и, сняв туфли, все бросали в кучу вещей. После этого Вайс приказал им лезть по лестнице в яму, стать в один ряд на уже лежащие трупы и повернуться спиной. После того, как осужденные выполнил все указания, Вайс выстроил нас к краю ямы, т. е. шесть членов Специального отряда и около десяти немецких солдат. Мы все были вооружены военными винтовками.Я стоял на втором месте в ряду стрелков. Вайс предупредили нас, что мы без команды не должны стрелять. Мы все зарядили оружие и прицелились в головы стоящих в яме и ждали, команды Вайса начать стрелять. Я целился в затылок второго с начала ряда в яме. Вместе со мной стояли Чепонас, Буткимас, Границкас и другие. Вайс дал команду стрелять,махнув рукой. Я стрелял вместе с другими. и увидел, как человек, в голову которого я целился, был убит. Некоторые из осужденных были только ранены. Их Вайс прикончил из пистолета. Затем Вайс приказал похоронить трупы. Я с членами особого отряда и немецкими солдатами их закопал. После этого немецы росили в грузовик одежду и обувь расстрелянных людей, и мы вернулись в Вильнюс. В дополнение к этому, мне пришлось несколько раз расстреливать осужденных в Панеряй. Если я не ошибаюсь, примерно три раза. Сколько я расстрелял во время службы в специальном отряде я не могу сказать сейчас, потому что никто не считал расстрелянных Порядок расстрела был следующим. Арестованных раздевали до нижнего белья и забирали у них ценные предметы: обручальные кольца, часы, деньги. Иногда стрелки стояли на краю ямы, и когда они стреляли в больших ямах, это было с жертвами в яме. Осужденных строили в один ряд, спиной к стрелкам. Иногда они опускались в яму по лестнице (Когда их стреляли в более мелких ямах), а в большие они были введены кем-то, в частности кем-то из особого отряда. Перед проходом в яму им приказывали взять одному другого за руки. Как правило, расстреливали десять осужденных за один раз. Такое же количество было и стрелков из особоого отряда. Команда стрелять отдавалась Вайсом, Норвайшей или старшиной Тумасом. После стрельбы мы не во всех случаях закапывали трупы. Как правило, их оставляли до расстрелов на следующий день. Затем их хоронили другие осужденные, которые впоследствии были расстреляны. Члены специального отряда, помимо Панеряй, также стреляли людей в других областях. Я слышал о их поездках с их слов, но я не помню названия этих мест. Я расстреливал осужденных только в Понарах. В других областях я их не стрелял. Я не помню год, я с другими членами специальной команды, их фамилии теперь я не могу вспомнить, я ездил в Эйшишкес и Тракай. Что мы делали? В Эйшишкес теперь я не помню, мне кажется, что мы там не стреляли. В Тракай члены специального отряда, если я не ошибаюсь, вместе с местными полицейскими расстреливали осужденных. Я тогда не стрелял в них, а стоял в охране зоны стрельбы. Число людей, убитых в Тракае, их возраст и другие обстоятельства стрельбы не сохранились в моей памяти"
Вопрос: Что вы знаете о потреблении алкогольных напитков во время расстрелов людей в Понарах ?
Ответ: Во время стрельбы людей в Панеряй спецотрядники пили водку. Ее пили перед стрельбой в людей. Насколько я помню ее на место для стрельбы доставлял шеф особого отряда Вайс. Я понял, что немцы давали участникам особого отряда пить водку перед стрельбой, чтобы они не ужасались расстрелом осужденных, чтобы они были более мужественными в то время. Ящик водки ставили в нескольких метрах от расстрельной ямы, на которой стрелки стояли на краю, - члены специального ордена. Они шли к ящику, выпивали водки, а затем расстреливали осужденных. Хотелось бы сказать, что водка доставлялась на место расстрелов в Понары не всегда. Ее доставляли, когда надо было убить много осужденных. Когда я стрелял осужденных в Панеряй, то на месте расстрела водки не было.
По данным уголовным делам в Литовском специальном архиве, по крайней мере семь почтальонов из Вильнюса работали вместе с Винсасом Саусайтисом в специальном отряде. Участие Саусайтита в массовых убийствах евреев в 1941-1944 годах. подтверждено двумя бывшими жителяит Понаров и четырнадцатью бывшими членами спецотряда. Бывший член отряда Юстас Мартишюс ( Justas Martišius) сказал: "Когда я пришел в команду, я нашел Саусайтиса и оставил его после ухода. В 1943 году я перешел в строительный батальон. [...] Я помню, что Саусайтис участвовал в расстрелах". Бывший старшина спецотряда Йонас Тумас: "Саусайтис участвовал в расстрелах много раз. Я не знаю такого факта, чтобы члены спецотряда были расстреляны за невыполнение команд. [...] Я не помню, чтобы Саусайтис попросил меня освободить его от стрельбы. Но вместе с тем такие случаи происходили"Ц
Последнее слово Винцаса Саусайтиса на судебном заседании в 1978 году16 февраля (Выдержки): "Я сожалею, что сделал жестокие преступления против советского правительства и всего человечество. Палачи разрушили мою жизнь и стерли мою совесть. [...]" Винцас Саусайтис был приговорен к смертной казни, к высшей мере наказания - исполнено в Минске в 1978 году.
После 30-и лет: Сны убийцы
Зеленая школьная тетрадь в котором находилась стопка беспорядочных листков была вложена в дело одного члена Специального отряда. В них рукой осужденного записаны сны в тюрьме Лукишкес в ожидании смертной казни. На обложке тетради написано: "Прошу, открыть после моей смерти. Прошу, не уничтожать. Очень жаль покидать родину и детей без крыльев и радоваться детям в старости и поставить их на прямую дорогу, где Ленин ведет верным путем".
11 марта. Утром кажется, что мой отец учил меня стихам, и я запел: «ноги застыли, руки застыли и голова» ...
17 марта мне снилось, что я на своем дворе, и я вспомнил, что корова не выпущена на пастбище. Я открыл дверь забора и выпустил ее. Какая то грязная, и как не наша. И заборы разбиты, и я слышу - бык мычит. Так и его я выпускаю, какой-то черный, маленький. И какого-то человека хотел застрелить, бродил по каким-то развалинам и целился стрелять. Затем он вышел на улицу и там несколько раз стрелял в мужчину, но не убил . И я вынул из головы большую вошь и убил.
19 марта я шел по красивому лесу, я хотел найти грибы, но не нашел. Такой лес чистый, белый мох. Затем я прошел через небольшое поле, перепрыгнул через канавку и вошел в густой лес, я говорю нашел ягоды, но я не нашел и увидел большие дубы я посмотрю есть ли желуди, я видел, но я не брал. Но Витас позвал меня, сказал «война», иди быстрее, я говорю,  скоро приду. Проснулся.
21 марта. Мне приснилось, что я собираюсь в какой-то коридор помочиться. И коридор настолько грязный, везде загроможден, но я стоял в середине, и я не испачкал туфли.
2. Похоже, йонас меня меня подстриг. Я говорю, не стриги много, говорит он, я просто я только укорочу, я не режу тебе шею и не стригу его с ушей, а порезал шею машиной, сначала болело, я сказал, что не жми так, потом не больно. Выгляжу красивым
3. Кажется, Петрайтиса Ангеле прибежала ко мне голая, такая красивая, и снова убежала.
4. Альгирдаса Марцеле лежала на нашей кровати как обреченная, такая худая и бледная, я лег на нее, не помню или встал, кажется, я встал.
22 марта. Мне снилось: я в своем доме, и следователь допрашивает человека, сказав: не беспокоить меня, и я вышел из этой комнаты и предупредил, я кричу, что даже не дают одеться, когда я несколько раз стучал дверью, но не закрывалась вообще. И я пошел по снегу, такой чистый ...
23 марта. Мне приснилось, кажется, кушал большие блины с моей дочерью, такие белые, только половинк отломил, это казалось более тонкая половина ... Там была вода грязная, не пил, просто стоял и смотрел. И я спал в каком-то доме, а на левой руке было два пореза. Кажется, мой отец обещал меня убить за что-то, но этот человек говорит, что это не обязательно, потому что оба пореза имеют одинаковую длину и уже заканчивают заживать, не болят. Это я пришел к отцу, мой отец такой большой, и как не отец, и я начал извиняться, чтобы не убил, и кажется, что он простил меня, и я заплакал.... До суда мне снилось, что в нашей кухне готовится какой-то бал, но мы не пили и не ели. Два покрывала белого цвета положили на стол. Ионас дал бельё белое, но я говорю: будет тепло, потом Юлия принесла чистое полосатое, но не совсем новое, и я оделся. Сидя за столом, я вымыл руки, но не совсем чисто, какие то пятна остались, и невеселый уселся. Перед судом я дал отцу белого петуха без головы, но он все еще был жив, и отец ушел с петухом. Открыв заборную доску, я вылез через маленькую дыру, это было очень красиво, и брел по чистой воде.
13 апреля. Мне приснилось, что я прохожу через канаву и забрался на такой-то крутой песчаный берег. Вцепившись в ветви деревьев тяжело влез в красивый лес. Красивая тонкая сосна, без ветвей, я стоял там у нее. Через поле бежал заяц, я стрелял, но не застрелил. Кролик влез в куст, я прижимал его палкой и вытащил  за хвост. Оказывается, эта кошка черная, маленькая. Две мертвые мыши съел. Домой не принес.
14 апреля. Мне снилось: я приехал к себе домой, поговорил с Юлей, но не видел ее. Я говорю, нужно побриться, потому что нужно попрощаться со всеми. Я взял лезвия, все старые, одно точил об руку, но не брился. Я сказал своему сыну, чтобы сложил лезвия. Он сложил, сидел на диване такой красивый. Я пришел и целовал, целовал. Он начал плакать. Последнее стихотворение:
 
В память о сиротах, оставшихся без отца
 
Замерзли руки ноги.
Замерзла голова
И где мои детишки.
Что берегли меня
Весна приходит.
Цветы расцветут
А мертвое тело
В могиле будет лежать.
Прозвенит в мире
Моя жестокая смерть
Только в груди
Сердце уже не будет бить.
Не ждите
Отец не вернется
Потому что желтый песок кладбища
Глаза мне засыпет
Простите меня за это
Что был плохой
Только не забывайте,
Что я вас растил.
 
Записка на стихотворении: "Уважаемый начальник. Пожалуйста, не уничтожайте это стихотворение, а отправьте его моим детям. Прошу мою просьбу удолетворить". Просьба не была удовлетворена. Письмо с стихотворением осталось в деле. Портреты убитых 1942-1944 м.
Священник Юозас Балтрамонайтис служил капелланом в тюрьме Лукишкес. Его дневник содержит беседы с арестованной еврейкой. Позже, в Понарах, ее расстреляли члены особого отряда.
1943.VII.20. Сегодня я посетил заключенного Робинавичюте Шейну - еврейку из Каунаса, 24 года. Девушка выглядит очень растерянной и, кроме того, сильно напряженной. Очень боится смерти, очень стремится жить. Я начал разговаривать с несчастной девушкой. На вопрос, как она смотрит вообще на свою жизнь, я получил от нее следующий ответ:
- Я никогда не завидовала богатству, я просто хотела свободы и учебы, многому научился и жить, чтобы быть полезным людям. Я расскажу вам, как я хочу убежать отсюда ... Там, где есть воля, там и сила, но здесь это не может быть применено, ее можно применять только живя на свободе. Что я хотела, я решалась, и у меня все получалось. Этого нельзя достичь и сделать здесь. Я хотела бы открыть и разрушить решетку этой камеры, но так не делается, хотя я очень этого хочу. Я понимаю, что здесь тюрьма, здесь нет ни силы, ни воли. О, Боже, как я несчастна ...
~ Какие неприятности прежде у вас были от других людей?
- Во время работы в Гебиткомисариате меня VII. 16 арестовали немецкие сотрудники службы безопасности. За что я спросила в глубине своего сердца. Может за то, что я хорошо работала и работу выполняла? До этого один литовец в гебитсккомисариате сказал, что я немецкая шпионка. О Боже, как это больно. Я чувствую, что ни кому не сделала что-то плохого. Один литовец из особого отряда, который после моего допроса в Гестапо вел в Лукишкес назад, увидев грузовик у тюрьмы и рядом стоящего немецкого гестаповца, сказал, что на таком меня повезут в Понары расстреливать.. Я взволновано спросила, почему он так ужасно говорит мне. Он ответил, что хотел посмотреть, как я буду реагировать на это заявление. Боже мой, подумала я: недостаточно, чтобы я страдала так ужасно, и ещё - такие ужасные слова. То, что немцы делают это, - это закон, но наши люди убивают невинных людей по собственной инициативе. Я могу жить в тюрьме в течение нескольких лет, но только бы я знала, что останусь в живых. Почему я хочу жить таким образом? Я не знаю ...
- Как вы прожили свою молодость?
- Уже в 12 лет я начала писать стихи. На развлечения не ходила... Я много читала. Я не читала легких романов. Я читала Шиллера, Гете, многих классиков, Кудирку, Майрониса, Вайчайтиса ...Шиллер говорит, что приходит время для людей прекратить творить, потому что то, что они создают, уничтожает других ... Я просто хотела все исправить, но что я буду делать, я такая слабая, я ничего не могу сделать ... Но что из этого всего выйдет.?
- Что вы подразумеваете под верой?«
- Если бы я действительно считала, что существует вечная жизнь, я бы не боялась умереть. Но я этого не знаю, я боюсь. Я вспоминаю случай жизни Максима Горького. М. Горький однажды прошел через красивое поле. Проходивший мимо пьяный старик спросил Горького:«Горький, скажи мне, есть Бог?» Горький ответил старику: «Если ты в него веришь, то есть, А если ты не веришь, то нет ...». Да, нужно верить, что есть Бог и загробная жизнь, но кто поможет мне поверить, и кто убедит меня в том, что есть Бог и посмертная жизнь. Много раз я говорю: «Боже, если Ты есть, я верю ... и прости меня, что я не верила; Я невиновна чт я не верю, потому что я не хочу в это верить. Я читала и нашла, что Стивенс писал, что у человека много друзей и врагов: первые для него желают хорошего, а вторые плохого. Смерть и друзья уходят, забывают; Не всегда, даже когда собака пробегая мимо останавливается у могилы, чтобы выполнить свои естественные дела ...
- Как в прошлом везло в жизни?
- Я много страдала. У меня есть следующие слова поэта: «Я хотел собрать бриллианты, но я только получил капли росы. "
VII.22. Продолжение разговоров с VII. 16 арестованной еврейкой Робинавичюте Шейной.
- Как вы себя чувствуете сейчас в тюрьме?
- Здесь нехорошо жить ... Окно окна ... Я смотрю в окно, но я не вижу его ... просто забор и забор длиной не более 3 метров верхушку березы. Веточки березы качаются, листья дрожат, как будто они боятся ... Боюсь, и я вместе с дрожащими листьями этой березы. Но почему я вздыхаю и все еще жалуюсь ...Вечно быть несчастной некрасиво. Как я хочу жить, поэтому в настоящее время нужно быть благодарной, если кто-то даст хоть несколько часов, чтобы жить ... Но если мне суждено умереть, так будет такая воля Божья. Желание жить настолько сильное, что оно не позволяет мне понять волю Бога, волю которая хочет, чтобы я умерла ...Теперь я неописуемая эгоистка, я говорю только о себе, и я не говорю о высших вещах: боль, добро ... Я ненавижу себя, что я так много говорю о своей жизни... ...
- Как вы себя чувствовали в прошлом?
- Мне нравится много читать и писать, я люблю природу и многое другое. В Германии в течение 5 месяцев я часто оставалась одна на берегу, я рвала цветы, их обнимала, целовал, любовалась и желала, чтобы люди были такими же невинными и красивыми, как эти цветы. Я делала это всю свою жизнь ...Я часто писала о цветах в Нюрнберг Оскару, с которым мы хотели пожениться. Я неоднократно писала ему, что и жизнь нас двоих будет такой же прекрасной, как и эти цветы. В моем последнем письме, написанном Оскару, теперь я вижу, как будто я осознала свое нынешнее несчастье. Я написала ему: «Оскары, я как будто109чувствую, что есть люди, которые хотят и жаждут столкнуть с порога наше счастье ... »Это было реально.
VII.23. Продолжаю разговор с Робинавичюте ...
- Как идет допрос?
- Мне очень интересно, что во время допроса все было так хорошо, они меня не били, сочуствовали, вежливо со мной разговаривали. Также в тюрьме все ко мне очень хорошие и вежливые. Или Бог хочет, чтобы перед смертью мне были приятны все люди. Что такое хороший человек? Мне кажется, что у хорошего человека должно быть что-то особенное ... Но для меня сегодня хорошо то, что не ругают и мне сочуствуют.
- Каков взгляд на будущее?
- Если бы я знал, что мне нужно будет жить в тюрьме в течение 5 лет, я бы много читала, попросила разрешения писать ... Но так жизнь в этом мире не имеет значения: Приходится самой страдать, приходится видеть, как страдают другие ...
- Как вы себя чувствуете в камере?
- Как птичка в клетке ... В камере есть мыши, я их очень боюсь. Даже смех берет - какая большая девочка и боится таких маленьких мышек ...
Начиная с VII.20, Робинавичюте готовится к крещению:  "Мы все повторяли сегодня. Она отлично знает молитвы как по литовски, так и на латыни, и знает много псалмов, она несколько лет жила в Каунасе с монахинями, с которыми сердечно дружила и с ними ходила в церковь . Уже в VII.25 я согласился крестить ее утром в церкви в тот же день Она была полна решимости принять крещение.
VII.24, как гром ударило известие о том, что Робинавичуте везут в Понары. Ей сначала говорят, что отпускают в гетто...но она сразу же узнает, что ее отвезут в Понары. Страшно преживает ... В камере я крестил ее во имя Марии, принял Св. Причастие. Лицо просветлело ...Говорит: «Я хочу жить ... потому что я никому не сделала ничего плохого ... Как жестоко: я буду стоять на краю ямы, и на меня наставит винтовку , человек, которому я не делала ничего плохого, которого я никогда не видела ...которого я не хочу видеть, но будет вынуждена увидеть. Я искренне прощаюсь с новообращенной Марией, желаю ей силы, и попрошу ее молиться о мире, чтобы в мире не было больше насилия ... Она покидает камеру с суровостью и в то же время с любовью, глядя на меня, вытирая глаза, послав последнее "прощай". Увидев в коридоре немцев с автоматами и солдат спецотряда, она кричит необыкновенным голосом и начинает умолять о пощаде, о котором она также просила в просьбе в гестапо ...Один солдат специального отряда, согласно указаниям немца, чтобы не кричала затыкает ей рот тряпкой .
В 1944 году, когда советская армия вошла в Вильнюс, в августе в Панеряй была проведена эксгумация останков убитых в 1941-1944 годах. . Находки из шести ям пронумерованы и тщательно описаны в протоколе эксгумации в 1944 году. 23 августа :Nr. 9. Труп человека с разбитым черепом. Некоторые кости отсутствуют. Одежда для гражданских лиц - серый костюм, обувь. Паспорт, найденный в вашем кармане, название не получилось. Год рождения - 1920.
Nr. 24. Женский труп 20 лет. Одежда: хлопчатобумажная кофточка, трикотажНижнее белье, юбка из ковровой ткани, шелковые носки, обувь. НА правой стороне лба ина боковой и правой стороне шеи есть два входных отверстия огня 0,7 см.Один выход 8 х 6 см был найден на левой стороне затылка под кожей, где был обнаружена пуля 0,8 мм. Еще одна пуля была обнаружена во рту.
Nr. 26. Женщина в возрасте до 20 лет труп. Одежда: трикотажная блуза, крепдешиновое платье, кожаный ремень, футболка, трусики, носки, обувь, марлевый шарф на голове. Темно-коричневый, волосы до 20 см., размер входного отверстия - внизу левого затылка, где был найдена 0,8-миллиметровая пуля. Молочные железы хорошо развиты.
Nr. 36. Женщина 50 лет труп. Одежда: трикотажная ткань, шелковое нижнее белье, две юбки, один ботинок, где 1000 марок были найдены под подошвой. есть один зуб во рту.
Nr. 68. Девочка в возрасте до 4 лет труп. Одежда: белое короткое платье, рубашка, носки, обувь. Череп и лицевые скелетные кости не повреждены.
Nr. 78. Труп человека нельзя определить по возрасту. Одежда: рубашки, нижнее белье, носки, обувь, без головы.
Nr. 80. Человек около 70 м. труп. Одежда: нижнее белье, белье, обувь. Жертва раздавлена: отверстие 18 x 15 см.
Nr. 117. Девушки 4-5 лет труп. Одежда: футболка, трусики. Входящая пуля прошла через правую сторону лба, вторая справа , оба выхода в отверстии.
123. Мальчик 12-13 лет,  труп. Одежда: черные хлопчатобумажные брюки с записной книжкой, карандашом и карандашом в карманах. Нижняя часть затылка разбита.
Nr. 192. Труп старушки с длинными волосами. Одежда: пальто, платье, две рубашки, колготки, носки, сапоги. Нет нижней челюсти.
И так далее ...
Конец отчета: Выкопав 486 трупов в 1-й, 2-й и 3-й ямах дальнейшие исследования были прекращены, так как причина смерти повторяется и ясна.
Подписи: Главного медицинского эксперта 3-го Белорусского фронта и 6 паталогоанатомов.
Не сгоревшие в аду:Свидетельство сжигателя.
В 1943. осенью гестапо начало готовиться к уничтожению следов массовых убийств в Панеряй. Была выкопана новая 8-метровая яма, покрыта крышей и оборудована кроватями и кухнями внутри. В конце 1943. под руководством офицера Вильнюсского гестапо Ойгена Фолхабера охранники привезли около 80 еврейских и советских военнопленных. Они были размещены в яме и должны были выполнять специальную работу, представляющую госудственный интерес, - сжигание трупов расстреляных. Привезенные евреи и пленные выкапывают трупы и помещают их в специально подготовленные сормированные пирамиды высотой 4,5 метра. Окрестности Понаров (Panerai) на долгое время загрязнена запахом горелой человеческой плоти
Свидетельство Авраама Блейзера, чудом сбежавшего из ямы Панеряй.1941. В октябре:«Меня не убили, потому что, услышав первый выстрел, я упал в яму. После нескольких секунд я почувствовал, что меня придавли несколько недавно застреленных мертвых тел. [...]В то же время, солдаты были пьяны и, кроме того, заняты дележем одежды, я, хотя я был заморожен и застыл, накопил всю силу и оттолкнул трупы, которые накрыли меня и, выйдя из ямы,  отправился в лес".
Абрахам Блиазер был схвачен, он вернулся в Панеряй в 1943 году. зимой: "Когда мы приехали в Панеряй, мы все были скованы цепями. Работа была организована следующим образом: Пятнадцать человек пилили для костров дрова. Десять человек выкапывали мертвые тела. Шесть из востми людей получили специальные полтора метра в длину и двадцать пять миллиметров крючки с острыми концами. Им нужно было воткнуть крюк в откопанное тело и вытащить его из ямы. Иногда мы находили мертвые тела не сгнившими, а засохшими, в таких случаях мы могли различать цвет волос. Очень сильно разложившиеся тела вытаскивали по частям ... , отдельно голова, отдельно рука, нога и т. д. Десять человек работали с носилками по двое на одни носилки, на которые грузили один или два трупа.Двое людей все время работали при кострах, на которых они эти трупы сжигали. Трупы мы складывали рядами и каждый ряд обливали бензином (горючим). Один человек двухметровый кочергой постоянно поддерживал в кострах огонь, направляя огонь и очищая костер от пепла.Из первой ямы мы выкопали восемнадцать тысяч тел мужчин, женщин и детей, у большинства головы были размржжены разрывными пулями. Первая яма была результатом ликвидации Вильнюсского второго гетто. Было много поляков, которых определяли по крестам на груди. Были также священники, которых мы определяли по одежде. Было много поляков,руки которых были связаны за спиной проводми, ремнями, часто колючей проволокой. Некоторые трупы были обнаженными, некоторые полунагие, другие только с носками.Из четвертой ямы мы собрали восемь тысяч мертвых тел, только молодых людей, часто с завязанными глазами или головами.В пятой яме, ширина которой составляла двадцать - тридцать метров, и глубиной в шесть метров, было около 25 тысяч трупов. Мы нашли в этой яме жителей приюта, а также больных, которые были привезены сюда с сотрудниками больницы - это мы узнали по больничной одежде.В той же яме расстреляли и приют для сирот. Таким образом, мы собрали около 68 тысяч трупов из всех восьми ям.
15 апреля Ночью тринадцать сжигателей трупов смогли вырваться из Панеряй выкопанным ими тайно туннелем длиной около 30 метров. Одиннадцать беглецов присоединились к советским партизанам в Руднинкайском лесу. Вместо беглецов в Paнеряй была привезена еще одна еврейская группа из Вильнюса, и она продолжала сжигать трупы почти до конца немецкой оккупации. В конце работы все сжигатели трупов были застрелены.
Судьбы членов Особого отряда.
По словам свидетеля Юозаса Мекишюса, который был допрошен в Польше, в спецотряде служили более 500 человек в течение 4 лет. Один из членов Специального взвода после войны работал дирижером в Доме культуры и художественным руководителем. Несколько членов отряда скрывались в Польше до восьмидесятых годов 20-го века под чужими фамилиями. Они были пойманы. Один из членов команды Владас Буткус, который жил в Польше как Владислав Буткунас, на первом допросе выскочил из окна, получил ранения, но позже был приговорен к смертной казни. Всего вынесено 20 смертных приговоров - в Польше, Беларуси и Литве. Некоторые члены спецподразделения не были приговорены к смерти - они отрицали, либо молчали, отвечая лишь  за охрану осужденных и конвоирование на место убийства.. Когда были обнаружены новые обстоятельства, некоторые из их обвинений были возобновлены, их судили и наказывали более суровыми наказаниями. Некоторые члены отряда, приговоренные к 25 годам лишения свободы, отбыли более короткий срок и в начале 1990-х годов были РЕАБИЛИТИРОВАНЫ прокуратурой Литовской Республики.Одним из таких является Владас Корсакас, член спецотряда, который работал после войны руководителем Дома культуры в Латвии. Он получил документ, за подписью генерального прокурора Латвии Артураса Паулаускаса, в котором отмечается, что «Владас Корсакас был незаконно репрессирован и невиновен перед Литовской Республикой и его права восстанавливаются. Репрессированному назначены компенсации, которые будут выплачиваться местным муниципалитетом и будет возвращена его собственность». Большое количество членов отряда отступили вместе с немецкой армией на Запад и позже жили в Англии, Австралии, США. Они умерли в преклонном возрасте. Самое интересное - судьба тех членов клана, о которых КГБ в полностью секретных делах написало  «принадлежал к агентской сети» или «переведен в агенты», или «Агент Йонас». Что им предлагали в КГБ? Меньшие наказания? КГБ агент также была и работавшая поваром в столовой особого отряда. В КГБ она называлась «агент Ирена». Только один из членов Специального отряда покончил жизнь самоубийством - во время операции в Панеряй выстрелил себе в живот и вскоре умер в больнице. А действительно так? По другим свидетельствам, он просто чистил винтовку. Фамилия этого человека - Ивинскис.
Статистика деятельности спецотряда
1941-1944, Вильнюс, Панеряй - 35 000-70 000 человек.
1941. Осенний период.
20 сентября, Неменчине - 403 человека.
22 сентября, Новая Вильня - 1159 человек.
24 сентября в Варене - 1767 человек.
25 сентября, Яшунай - 575 человек.
27 сентября, Эйшишкес - 3446 человек.
30 сентября Тракай - 1 446 человек.
6 октября, Семелишкес - 962 человека.
7-8 октября (Еврейский Новый год), Швенчионеляй - 3450 человек.
Командированные убивать.
Майор Антанас Импулявичюс, офицер литовской армии. Когда Литва была оккупирована Советами, был арестован и заключен в тюрьму в течение 9,5 месяцев. Он мог подвергнуться «мерам физического воздействия» .Дело Импулявичуса было поручено следующим лицам еврейской национальности: заместителю начальника 3-го отдела НКВД ЛССР. ст. лейтенанту Данилу Шварцманасу, начальнику отдела следственной части НКВД ЛССР Евсею Розаускасу и Моисеею Виленскому, а также двум русским служащим и одному гражданину Литвы. Когда началась война, Импулевич был освобожден из тюрьмы и стал командующим батальоном TDA. Он запросил 5-недельный отпуск для поправки пошатнувшегося в тюрьме здоровья и лечения нервов. Командиром батальона А. Импулевичюс стал в августе 1941 года. Это был второй батальон TDA / PPT. 6 октября батальон торжественно провожают в Беларусь. Поздравления, полученные от генерального советника Петраса Кубилюнаса, были переданы им. Каунасский военный комендант обратился к солдатам следующим: "Отбывающие солдаты, назначенные вам обязанности, выполняйте  решительно, честно и благородно. Везде, всегда будьте достойны почетного звания литовского солдата, потому что вы будете представлять всю литовскую нацию". КРТ Квецинскас, каунасский комендант. Солдаты батальона во главе с майором Антанасом Импулевичюсом, в 1941-1944 годы в Литве и в более пятнадцати мест в Беларуси убили 27 000 евреев, военнопленных, гражданских лиц и участников движение против нацистов. С 8 октября 1941 года до 13 ноября этот литовский батальон участвовал во всех акциях по Холокосту в Беларуси, например, в операции акции "без евреев" (на немецком языке. Aktion Judenrein), а затем  казнях в Минской, Борисовсой, Слуцкой областях. Батальон участвовал в убийстве евреев в Слуцке и сделал это с таким энтузиазмом, о котором позже гебитскомиссар Карл писал генеральному коммисару Вильгельму Кубе: "С сожалением я должен сообщить, что выполнение акциии было похоже на садизм". Как особую жестокость Карл определил, что некоторые евреи вылезали из своих могил, другими словами, они были похоронены заживо. "Я прошу удолетворить одну мою просьбу: в будущем этот батальон держать как можно дальше от меня".
Далее прилагаю интервью солдат батальона Импулявичуса, полученные из фондов музея Холокоста в Вашингтоне, из коллекции Джеффа и Тоби Херров. Говорит режиссер Саулюс Бержинис: Леон Стонкус родился в 1921 году. в Дарбенай В начале войны ему был 21 год, В годы Советской оккупации, с четырьмя друзьями пытались перейти немецкую границу в поисках работы. Был пойман русскими, заключен в Каунасе в тюрьме, освободился в первый день войны. Охранники, охранявшие заключенных, отперли двери и всех выпустили. Леон Стонкус: "Мы спустились вниз, там, в столовой, полно людей, может быть, полторы тысячи. Их призвали добровольцами - литовцев. Я подумал: моя жизнь очень печальная, все равно нужно будет служить в армии ... Сказали куда идти, где мы и вступили - стали литовскими военными добровольцами.[...] Мы получили литовскую военную форму и повязку: литовский военный доброволец.Учились пять месяцев. Потом дали оружие. Мы охраняли железнодорожную станцию, аэродром Шанчяй. Потом внезапно команда: выехать в Минск.и все.
- А вам приходилось участвовать в расстрелах?
- Молодых не гнали, только давали более трудную работу. И не получишь деньги. Те, кто расстреливал все время, был более зрелого возраста ... никто не знал, что придется ехать на расстрелы. Привезли, евреев поставили в ряд, а затем получаешь приказ: «Оружие вверх!» «Наметить цели!» «Огонь!» - и стреляешь. Те, кто стрелял, получали дополнение к зарплате за работу. За стрельбу в евреев платили особенно дорого.
- Сколько платили?
- Сколько получили, не говорили. В начале меньше, потом больше, больше ... Те, кто стрелял, были добровольцами. Весь батальон был из  добровольцев.
- Можно ли было отказаться стрелять?
- Это было возможно. Если бы весь батальон отказался стрелять, наши офицеры вышли бы из себя. Посмотрели бы на этих офицеров - как свирепо они выглядели ... Я не понял, получили ли они золото.
- Когда вы стоите в среди солдат - «Огонь!» - и стреляют.
- Все стреляют. Если "огонь", то и ты должен сделать "огонь".
- С какого расстояния я должен был стрелять? Нужно стрелять с расстояния около 10 метров.
- Сколько застрелили людей?
- Именно я? Одного. И то не смертельно. Я не мог этого делать и все. Мне плохо делалось, дрожу и все.
- Как выглядел ваш выстрел?
- Пять выстрелов в обойме. Пять выстрелов, и другие приходят. Солдаты стояли на другой стороне ямы после того, как пригоняли евреев. Все делалось очень внезапно: быстро выстраивали и сразу же...Кто там их закапывал, я не знаю, белорусы или другие гражданские лица, им платили зарплату.
- Вы видели их лица?
- Евреев? Люди, как люди
- Куда стреляли?
- Прямо в грудь. Мы  в голову не стреляли. В голову нужна точность. Солдат было много, некоторые волновались ... Такую работу делают ...
- Они смотрели на тебя?
- Что, евреи? Нет. Они смотрели туда. Не видели тех, кто стрелял.
- Как вы стреляли?
- Я стрелял в левую сторону. Он не упал, он так клонился, клонился, клонился. Старшина стоял рядом с ним, выстрелил в него, он внезапно упал.
- Что было дальше?
- Ну, ничего. Если не можешь стрелять снова, отстранен, не идешь в строй. Другие приходят.
- Что вы делали, когда отстранилсь?
- Ну, я отошел, поставил винтовку, оперся на ствол. Подошел унтер-офицер, говорит, почему не в строю? Я говорю «нет», я не могу. Мне плохо, очень плохо, я ничего не могу сделать, делайте что хотите, хоть меня стреляйте. Тогда, он говорит, поставьте оружие здесь, со всем оружием и отступите назад, за спины солдат.
- Вы возвратились домой без оружия?
- Без оружия И прямо в карцер. Затем допрашивали, почему так делал, почему поднял панику. Я говорю, я паники не поднимал, я никому не говорил, чтобы он не делал бы этого. Я не могу, делайте, что хотите со мной, я в юности этого не делал, и теперь я этого не сделаю.
- Сколько раз еще вы отказались?
- Похоже, много. Трудно сказать, сколько было может раз двадцать. Все молодые, не служившие в армии. Из Каунаса, из Плунге, из Тельшяй, из Шяуляй было немало.
- А всех одинаково наказывали, кто отказался?
- Те, кто не служил в армии, их одинаково наказывали. А которые уже служили в армии и отказываясь, их уже строго, знали, что из них солдата не будет. Когда я отказался, я после этого был только охранником.
- Выпивать давали?
- Ну, возможно, старшинам, а так нет. Боялись.В конце концов, могли бы покуситься на начальство.
- Евреи пытались убежать?
- Нет. Я не знаю, может быть, в тот момент что-то парализует. Все люди были как обмершие.Они ведь видели, зачем их привезли сюда. Отобрать жизнь. Все застыли. Никто не двигался.
- Что было с детьми?
- Дети не понимали что будут убивать. Дети идут, матери следом..
- Все ли были раздеты?
- Нет детей не раздевали. Ни женщин, ни детей. Только мужчин.
- Кого вы расстреливали первым?
- Первыми мужчин.
- Почему?
- Понимаете, чтобы не вызывть тревоги. Когда мужчин расстреляли, женщины сами ложились наземь и все. А дети прыгают, они понятия не имеют, что здесь будет. Дети не понимают, что родители больше не живы. Которые побольше, девочка, мальчик, те понимают, но которые маленькие, играют, и все.
- Они не боялись этих выстрелов?
- Не боялись. Они не волновались и не понимали, что это уже кончено и навсегда ....Не было ничего страшного. Матери вели детей. Была такая команда: ребенока не оставлять. Дайте соседке, пусть соседка ведет.. К яме приводили вместе. Мало того, что стреляли солдаты, были поставлены пулеметы.
- Что делали ночью после стрельбы?
- Тот, кто делал это, видите, уже пел по ночам ... По-видимому, приносили самогон, частно продававшийся на железнодорожной станции. Напьются и поют.
- На исповедь ходили?
- Церковь была в центре Минска, Белоруская, но католическая. В церковь ходили. Вся рота шла и вооруженные. О, хороший был священник ...Игнатавичюс... Кажется. Исповедь была общая. 4-5 человек собираются, и исповелуются за свои грехи. И потом священник перекрестит, попросит помолиться, молишься.
- Вам не нужно было говорить священнику в ухо.Почему вы это сделали?
- Мне кажется, что нет необходимости говорить об этом в ухо. Если я сделал жестокую вещь, то мне этого не простят. Становись на колени, поцелуй землю и проси прощения у Бога.
- А вы кому нибудь рассказывали о том, что застрелили мужчину в Руденске?
- Я сказал, когда пришел к своему исповеднику на отпуске в Дарбенай. Я сказал, что застрелил одного человека, а сразу ли он умер или не умер, этого я не могу сказать. Но я больше не занимался такими делами. И сегодня мне жаль.
- Что сказал вам священник?
- Он сказал: в такой юности, и такой грех жесток, был, по-видимому, вынужден. Уже не добровольно стал стрелять. Всё.
- А рассказывали детям?
- После войны рассказал. Знали дети. Я сказал, что был в такой армии, которая должна была быть в таком месте, где они расстреливали людей еврейской национальности. Я должен был быть там, и я должен был убить одного. Скажи почему, отец, ты пошел в эту армию? Поскольку у меня не было дома, у меня не было где жить, я должен был пойти в эту армию. Я специально не стрелял в евреев. Литовские добровольцы - это батальон и все такое. Защита Литвы, а не такие дела. И если правительство это сделало, то это правительство виновнее.
- Когда вы охраняли евреев, думаете ли вы, что вас могут обратно взять к яме, стрелять евреев?
- Нет, никто не возьмет. Если вы откажетесь, вы уже будете приговорены к смертной казни или тюремному заключению, но не отправят стрелять. Потому что сами командиры не знают в кого вы будете стрелять. Если вы вдруг повернетесь и выстрелите в командира?
 - Считаете ли вы, что те, кто стреляли, стреляли добровольно?
- Да, конечно, добровольцы. Заставь тебя. Ни одного не .заставили.
1988 год, апрель.Юозас Алексинас родился в 1914 году и служил в армии независимымой Литвы, а затем в батальоне А. Импулявичаса. Во время Советской оккупации был профсоюзным секретарем. Во время резни в Беларуси ему было 28 лет. Юозас Алексинас: "Служил с 1941 года, из резерва призвал Кубилюнас. Мне пришлось явиться в комендатуру. Сказали, чтобы сохранить внутренний порядок. Полгода. Помогать немцам. Мы охраняли военнопленных на работах в торфянике.
- Когда вас отправили из Литвы?
- Когда, не скажу, знаю только что в осень, с сентября по конец октября или в начале октября. Отбыли в Минск. Не сказали, куда везут, только посадили в машины. Тогда первый и последний раз я видел капитана батальона майора Импулявичуса, участвовал в прощании.
- Как долго вы там пробыли?
- В мае растаял снег, и тогда я сбежал.
- Почему сбежали?
- Я не хотел сражаться за немцев. Немцы не были настоящими друзьями, мы были только их инструментами. Хотя они нами не командовали, они просто ездили с нами. Мы не понимали их языка, поэтому нами командовали наши офицеры. Гецевичюс - командир отряда, командир роты Плунге. Из всех офицеров я знал, что только Гецевичюс хорошо владел немецким языком, что у него всегда был общий язык с немцами. Приказания, которые мы получали, передавали нам. Жили в Минске, не в казармах, но отдельными небольшими группами жили в комнатах.
- Так вас возили по всей Беларуси?
- Возили.
- И в каких городах вас заставляли стрелять в евреев?
- Во всех. Было много автомобилей, всем батальоном ездили в более крупные города. Мы ездили в открытых немецких машинах. Никто не говорил нам, куда мы идем. Местная полиция шла по квартирам и собирала евреев, гнала их на площадь. Впоследствии, согласно списку, немцы оставляли для себя, кого было необходимо - возможно, врачей или инженеров, все остальные впадали в яму. Ямы уже были вырыты за пределами города, на склонах.
- Сколько вам пришлось видеть этих расстрелов?
- Сейчас я больше не могу сосчитать. Около десятка. Нам приходилось гнать с площади к яме, и в конце мы стреляли. Мы брали группами от массы людей и уничтожали их.
- Были ли они с вещами?
- Нет, просто одеты. Не давали брать вещи из дома. Строем их гнали по четыре человека, Колонна длинная делалась в большом городе. Затем часть солдат уже стояли на краям ямы, а некоторые из них пригоняли к яме. Загоняли в яму ложилии мы расстреливали их.
- Стреляли лежащих?
- Лежащих. Один ряд расстрелян, затем другой ложится сверху, затем другой снова.
- Землей не засыпали?
- Нет. Затем, в конце, только хлоркой засыпали.Кто их засыпал окончательно, я не знаю. Мы заканчивали стрельбу, и мы уходили. Нам выдавали русские винтовки и русские боеприпасы.
- Среди боеприпасов были и разрывные и горящие пули?
- Были, загоралась одежда, одних гонят, а здесь горит одежда, здесь сожжена, такой запах исходит от горящего тела. Противно. Я не могу вам объяснить, это надо видеть..
- Людей пригоняли, и им приходилось ложиться на этих горящие трупы?
- Да. Ложились и все. Сопротивления не было. Чтобы остановиться на краю ямы: не пойду ... Раздевались, лезли и ложились. - В какое место необходимо было целиться?
- В основном в грудь. Или затылок. Но были разрывные пули, которые очень быстро разможжали череп человека.
- Сколько убивали за один день?
- Черт его знает. Сколько пригоняли, столько и стреляли. Не уезжали, не закончив. Назад из этих групп никого не везли. Никто не сообщал, пригонят тысячу или две, или сто, или сколько Они шли как ягнята, никакого сопротивления.
- А дети?
- Они несли маленьких детей на руках, других вели. Всех мы уничтожали.
- Если мать или отец держит ребенка на руках, он или она ложатся в яму вместе с ним?
- Ложатся, и ребенок вместе с ними, положив руку на ребенка.
- Вам нужно выбрать, чтобы стрелять в отца или ребенка?
- Сперва стреляли в отца. Ребенок ничего не чувствует. Подумайте: как себя чувствует отец, когда рядом с ним убивают ребенка? Не из автомата стреляешь, одна пуля отцу, потом ребенку.
- Что вы чуствовали когда вы расстреливали, каково было ваше настроение?
- Не спрашивайте. Становишься человеком похожим на автомат. Делаешь не зная, что. Противно. Немцы редко стреляли, в основном фотографировали
- Когда вы стреляли, то задавались вопросом, почему этих евреев  нужно было расстреливать?
- Я больше никого не виню, только Бога, если он есть, почему он разрешает убивать невинных людей. И тогда я так и думал.
1988. апрель. Солдат батальона А. Импулевичюса в командировках кормил Стасис, повар.Стасис: Сначала они не сказали, что едут, чтобы стрелять. На операцию «w» ездили. Большинство добровольцев были. Не все могли это сделать ...Когда они уезжали на операцию, то возвратившись не ели суп; Много оставалось ... Почему не ели эти супы? Это было, когда они имели полные карманы денег. В карты играли, выпивали, пьянствовали несколько дней.
- Как здесь было с этими добровольцами? Они шли все время те же самые, или в следующий раз другие?
- Те, кто жадные были, видели, что другие получают хорошие вещи, деньги, и в следующий раз они просились принять участие в операции. Многие не сразу пошли. А те, которые трусливые, не просили об этом, и они этого не делали. И те, кто такие азартные, просили об этом.
- Скажи мне, но как же уживались те, кто пошел на эти операции, и те кто не пошел?
- Те, кто едут, счастливы получить трофеи. А те, кто не пошел, не и хотели эту добычу. И те довольны, и эти ...
1998. В литовской прессе постоянно освещают ежедневный распорядок батальона. Вот что написало в 1942 году. Патриотическое издание «Воин №4: В 10 часов в Минском соборе была молитва. Проповедь держал капеллан литовских батальонов на востоке Игнатавичюс. Во время служения в Минском соборе звучали литовские песнопения. Поклонение было завершено литовским гимном. [...] Продолжая программу, хор батальона спел несколько литовских песен. Воины батальона прочитали несколько стихотворений, написанных ими и некоторыми из поэтов. Затем играли сцену, написанную лейтенантом Йодисом «Эхо Рожины». Программа была дополнена куплетами «Минские колокольчики», которые показывали на более типичные события в жизни литовских батальонов. Жизнь минских колокольчиков не была сладкой. Большинство солдат, которые вступили в батальон в 1941 году летом им пообещали служить 6 месяцев, а служили в два раза больше. Никто даже не собирался отпускать их домой, где остались хозяйства, жены, дети. На просьбы солдат уволить со службы, потому что они уже отслужили больше чем год, немцы не реагировали. Один из командиров литовского батальона самообороны  в ноябре 1942 году писал немецкому начальнику тыла области: "Когда в 1941 году в декабре мы прибыли на фронт, мы были оборваны, без рубашек, часть без обуви, но когда срочно необходимо выполнить боевую задачу, мы сами подготовились, хотя оставшиеся на постоянную охраны остались голыми и (без рубашек), 25 солдат совсем босые, но мы не оставили службу. Все без зимней одежды в январе 1942 года. Но литовцы и в более сильный холод, исполняли обязанности на фронте. Это все факты, которые говорят за имение идеалов."
Майор Антанас Импулевичюс, возглавлявший батальон, который убил десятки тысяч людей в своей стране и Беларуси, уехал на Запад, Стал Импулоном. В 1964 году получил гражданство США и был избран в Филадельфии председателем литовской общины. В Литве была приговорен заочно. Умер в США
Убийцы с человеческим лицом.
Кто такие были наши люди, которые стреляли в других мужчин, женщин, детей, стариков и больных? Одно из немногих исследований по этой теме - Статья историка Руты Пуйшите о Холокосте в Юрбаркасском уезде. Основная идея Руты Пуйшите: «Уничтожение людей было преднамеренным, т. е. преступник осознавал, что он делает - убийство женщин, на виду его матери ребенка убивал ударом о дерево Владас Клюкас, специальный член команды. По мнению историков, убийствам  способствовали следующие внешние факторы:
1. Адаптация к новому правительству (некоторые люди приняли участие в антиеврейских действий, чтобы доказать свою лояльность новому правительству, потому что в 1940-1941  слишком усердствовали в создании советской системы в Литве).
2. Политическая ситуация. Человек был награжден за зверства, показанную жестокость и наказан за милость (смертная казнь за спасение евреев), более того, немцев считали гарантами сохранения государственности.
3. Позиция Временного правительства, общественных лидеров, Иерархов Церкви.
4. Общественные настроения испытавшие открытую советизацию и депортации. Сперва пытались оправдать убийства - расстреляли еврейских мужчин, советских активистов. Тем не менее, с течением времени общественное настроение стало меняться, люди были в шоке, появилось унизительное слово žydšaudys -«стрелок евреев»
5. Пропаганда.
6. Повиновение приказу, внутренний долг. Кампания по уничтожению евреев в провинции началось, когда пресса стала пестреть антисемитскими атаками. Преступников можно разделить на несколько категорий, в соответствии с отношением убийцы к жертве:
1. Человек, который знаком, сосед, одноклассник, друг или коллега.
2. Преступник чувствует себя «неприятно» рядом с жертвой,
3. Судьба жертв воспринимается как неизбежность: рано или поздно евреев не останется.
4. Перед убийством над жертвой без разбора издеваются.
5. Преступник не является прямым убийцей. Его вклад носит чисто «официальный» характер, Составляет список жертв с адресами, находит место для уничтожения этих жерв. Эта категория людей чаще всего не чувствовала ненависти или враждебности по отношению к евреям.
6. Позволялось жертве бежать или иным образом помочь. Однако, в большинстве случаев, это делалось путем личного знакомства или за отдельную плату.
Историк Римантас Загрецкас сделал уникальное исследование. Автор использовал современные междисциплинарные методы для изучения литовского специального архива.  Фонд уголовных дел. Фонд LYA "относится к нескольким тысячам людей, вовлеченных в Холокост, поэтому не имея возможности сразу охватить такого множества, мы остновились на историографии менее исследованых кругов: Биржай,Кедайняй, Паневежис, Рокишкес и Утена. По этим округам удалось определить 205 относящиеся к Холокосту и частично за это осужденных лиц.Все они в этих областях в 1941 году были участники повстанческих сил, которые восстали в июне, а затем реорганизовались в вспомогательные полицейские силы ». Был представлен анализ анкетных анкет на 205 человек и автобиографических данных. Протоколы допросов и свидетельские показания. Выводы: Все [...] люди были приговорены за действия, связанные с массовым убийством евреев, были в 1941. участники или полицейские, которые участвовали в восстании в июне и еще не расформированы. Социальный статус осужденных примерно отражает социальные структуры всего населения Литвы (большинство из них - крестьяне, меньшинство - ремесленники, наемные работники  рабочие, слуги и интеллигенты).Самая высокая доля осужденных по Холокосту была малообразованной - закончив четыре или менее начальных школьных класса или вообще не получив, осужденные члены Холокоста в Независимой Литве были аполитичными лицами.
Почему евреев стреляли батальоны войск самробороны? По словам историка Альфреда Рукшнаса, «основным фактором, побуждающим войска батальонов к участию в массовых убийствах, было чувство долга. Еврейские кампании уничтожения были выполнены в порядке приказа. Те, кто участвовал в структурах, выполняли задачи из обязанности подчиняться приказам и обеспечивать их соблюдение. Участие в геноциде евреев и других групп лиц стало обязанностью солдат. Такое назначение было неожиданным для солдат, потому что они не знали, когда они вступали в батальон, что их долг будет военным преступлением. Уникальный разговор с Альфредом Рукшанасом о мотивации солдат Батальона TDA, участвующих в убийствах, объявленный в 2012 году. Вот несколько важных моментов в интервью: Согласно моему долгу, я бы выделил три типа поведения батальона самообороны Каунаса: простой, активный и нонконформистский. Простой тип поведения является более механическим, без каких-либо конкретных особенностей. Это было характерно для большинства. Приказы исполнялись только потому, что от них требовалось, и не более того. Другие, т. е. небольшая часть солдат, были очень активны, пошли стрелять добровольцами. Некоторые из активных с жертвами были жестокими. Я думаю, что их вдохновляло чувство удовольствия от активного выполнения своих обязанностей, т. е. садистские начала. Нонконформистами были те солдаты, которые отказались выполнять приказы во время операций. На вопрос, можно ли отказаться от стрельбы и было ли много таких, историк ответил: Дело не в том, что солдаты массово отказались расстреливать жертв, т. е. в течение всей организованной немцами операции.. Мне удалось найти данные об одном солдате, который отказался убивать евреев в Каунасе, долине Мицкевича, в 1941 году. в июле. Он был расстрелян за это. Есть также свидетельства того, что один солдат отказался расстреливать жертв в 1941 году. в начале июля в каунасском VII форте. Литовский офицер обругал его и отправил в охрану. Один из офицеров каунасского народного охранного батальона, участник резни в VII форте, вспоминает, что за отказы в стрельбе по жертвам, немцы грозили расстрелять. Хотя с немецкой стороны и были угроза санкций, многие офицеры и солдаты были вовлечены в бойню не из за этого. Как я уже сказал, их участие было вызвано, как командованием, так и ненавистью. Я приведу вам пример из Беларуси: 1941 10 октября 2-й батальон PPT 2 рота проводила операцию по уничтожению еврейского гетто в Руденске. В жертв отказались стрелять около 15 солдат. 1941. 14 октября солдаты третьей роты того самого батальона расстреливали евреев, проживающих в городе Смиловичи. Часть солдат отказалась это сделать. В результате, на расстрел жертв вместо третьей роты были назначены солдаты 1-й роты. Следует подчеркнуть, что солдаты, которые отказались стрелять в Руденске и Смиловичах, во время уничтожения людей, однако подняли оружие против жертв. Можно было отказаться один или другой раз, но не постоянно. Сведений того, что за отказы были назначены наказания нет. Скорее всего, они не были назначены. Кто были литовцы, которые убивали евреев? Я думаю, что литовцы, которые служили в батальонах и убивали невинных людей, не были не лучше, не хуже, чем их другие сверстники. Не хуже людей нынешнего времени. Если бы не было советских и немецких оккупаций солдаты, которые служили в этих батальонах, действовали бы так же, как в период независимой Литвы. Офицеры служили бы в Литовских вооруженных силах, которые также были их местом работы. Они успешно поднимались бы по карьерной лестнице, учили молодых людей, призывали к военной службе и защите страны. Офицеры запаса работали бы в литовских полицейских структурах и на других рабочих местах. Другие солдаты были бы заняты наемными работниками в сельском хозяйстве, строительстве и фабриках. Некоторые из них считались бы хорошими, образцовыми, другие - неквалифицированными рабочими. Остальные солдаты остались бы унтер-офицерами Литовских вооруженных сил.Те солдаты, которые жили на границе с Германией, могли заниматься успешной контрабандой. Многие солдаты были бы активны в деятельности Союза литовских стрелков. Один, другой солдат, которые были более религиозными вступили бы в семинарию или стали монахами. С этим прозрением от историка я могла бы оказаться в самой печальной части книги о мотивации убийц евреев. Тем не менее, я должна процитировать слова известного психоаналитика и философа Эриха Фроммо, что значительно усиливает понимание литовского историка. (Это первый и последний раз в этой книге, когда я нарушаю свой принцип - приводить только произведения литовских и (или) авторов, опубликованные только в Литве).
Книга Эриха Фромма называется «Анатомия разрушения человека». По мнению ученого, агрессивность группы часто определяется следующими двумя мотивами:
Конформистская агрессия. Это агрессивные действия, которые не выполняются, не потому что агрессор охвачен желанием уничтожать, а потому, что его преследуют и убеждают, что это его долг. Послушание считается добродетелью, Неповиновение - грех. Конформистская агрессия довольно распространена и требует серьезного внимания. Начиная с подростков и заканчивая солдатами, многие деструктивные действия осуществляются, потому что они боятся оказаться «разными» из-за препятствий приказам.
Групповой нарциссизм. Он имеет важные функции. Сначала он поощряет групповую солидарность и чувство общности, которое облегчает манипулирование людьми. Во-вторых, это чрезвычайно важно для членов группы, чувство удовлетворения, особенно для тех, у кого есть еще несколько причин гордиться собой и чувствовать себя достойным. Даже если вы худший, самый бедный, наименее респектабельный член группы, состояние вашего бедствия компенсируется чувством: «Я, на самом деле являясь земляным червем, становлюсь гигантом, когда  становлюсь членом группы». Степень группового нарциссизма тем выше, чем меньше человек доволен своей жизнью. Те социальные слои, которые наслаждаются жизнью, менее фанатичны, чем те, кто страдает от лишений и чья жизнь полностью монотонна.
В год нацистской оккупации в Литве было убито около 200 000 евреев. 200 000 - это 50 000 семей. Они покинули свои дома, землю, скотину, мебель, драгоценности и деньги. Они оставили свои компании, магазины, аптеки, больницы, школы, синагоги, библиотеки со всеми ценными активами и инвентарем. Куда все это делось? Кто стал богатым? Неужели немцы приказали передать все ценности Рейху? Только те, кто стрелял, а затем золотые зубы выдирал и делил одежду? Или, может быть, наша страна, наши литовские учреждения и даже обычные литовцы, например, моя и твоя бабушка и дедушка, купили ее подешевле, на аукционах, проводимых городскими властями? Кто знает ... 1941 год. Начальник полиции Департамента Витаутас Рейвитис считал, что «ликвидация еврейской собственности может решить раз и навсегда для полиции и всех ее сотрудников, вопрос предоставление помещений и квартир. Инструкции по ликвидации движимого имущества евреев и бежавших коммунистов. Извлечение:
1. Из собранного имущества необходимо оставить и продолжить хранить отдельно до моих инструкций, хорошую мебель, материалы в рулонах и неиспользованное белое белье. Списки этого имущества доставить мне.
2. Другим соответствующим имуществам обеспечить учреждения, такие как школы, поселковые советы, приюты, больницы и т. д. , но не мененее четверти их надлежащего имущества осталось хранить до моей отдельной инструкции
Йонаса Норейки эта забота и партизанская деятельность увековечены во многих местах Литвы - мемориальные доски, названия улиц и школ. Также на стене Специального архива. На другой стороне стены, всего в нескольких метрах от надписи, посвященной литовскому герою Йонасу Норейкасу - читальный зал ЛСА, в котором содержатся дела еврейских убийц,в том числе из Шяуляй ...
По приказу Норейки евреев отвезли в Шяуляйское гетто. Вернемся к собственности. Известно, что часть активов убитых людей не доходила до складов - местные жители вывозили до аукционов. Сотрудники полиции разграбляли имущество, взяв под стражу еврейские дома. «Разграбление имущества происходит в течение дня, и это компрометирует  имя полиции», - жаловались чиновники Вильнюсской полиции. В конце торгов некоторые активы остались, например, Рокишская комиссия по ликвидации еврейского имущества передала на склад нереализованные активы. Среди оставшихся предметов - посуда, горшки, ведра, платья и блузки - 2399, полотенца - 1661, скатерти - 894, женские рубашки - 837. Между тем радиоприемники, телефоны, часы, учитываются в единицах. Некоторые учреждения бесплатно получали еврейскую собственность: среди них - приюты, начальные школы, районные управы, местные муниципалитеты. медицинское оборудование досталось амбулаториям и больницам. Жизнь улучшилась. «Большинство еврейских ферм были переданы физическим лицам, абсолютное большинство которых были литовцами». Регистрацию, обслуживание и распределение всех оставшихся еврейских активов (продажи) пришлось организовать местной администрации: руководителям, старостам, полицейским и другим должностным лицам. Комендант Рокишкиса жаловался, что поддерживать правильный порядок невозможно из-за большого притока покупателей в пункт продажи. Что сказал великий моральный авторитет католической церкви, покупателям, получателям еврейской собственности? Отношение католической церкви к собственности евреев было частично раскрыто католической церковью в 1942 году. Прочтите священнические конференции. В сообщениях преобладают мнения о том, что если бедный забрал имущество и оно нужно только для его собственных нужд, то это имущество останется в его распоряжении. Но если человек взял больше, чем мог использовать, он должен вернуть: лучшее - Церкви, но вы можете обеспечить бедных или передать на благотворительность. Оговорка применяется только в нерегулярном порядке: еврейское имущество расхищено бывшими партизанами, которых они не ругают так как те преследуют благородные цели: они не обязаны к реституции, потому что в начале войны они рисковали жизнью. Приобретенная еврейская собственность это вознаграждения за бывший большой риск.
Саулиус Бержинис беседует с Региной Прудниковой: из Вашингтонского музея Холокоста, Коллекции Джеффа и Тоби Херра. Многие бедные литовцы служили евреям. Евреи были милосердными людьми. Я также служила, но потом я ушла, я боялась ... потому что я была очень красивая, крупная, но, говорили, что евреи не живут без крови христиан, на праздники должны иметь хоть каплю крови. Когда немцы пришли, евреи не имели права ни на что. Литовцы грабили магазины, несли все ... Всего наприносили, и я принесла.
- Что вы принесли?
- Я принесла материала из еврейского магазина и обуви, но ботинки были разные. И тогда евреев выгнали из дома на площадь. С оружием и окружили. построили в ряды. Все гнали, потому что они просили всех пойти и сказали, что они отдадут имущество, дома, квартиры. Тогда много кто жил здесь, в еврейской собственности. Затем в ресторане «Липке» были торги, покупали, рвали, возили ... Ресторан Липки был загружен одеждой, куда ее привозили на лошадях. Из окон бросали покрывала, подушки, одеяла, это люди хватали, кто что успел схватить, и Иисус, что здесь происходило ...
- Кто бросал?
- Те, кто участвовал в стрельбе. Те и бросали. Лучшее из вещей, мебель оставили себе.
- Когда вы зашли, то увидели эту мебель?
- Я знаю, что у них ничего не было, они были нищими, а потом я посмотрела и увидела пальто каракулевое ... жена кузена надела. Обуви был полный коридор. Я взяа бордовые сапоги из замши, а он вышел и отобрал. Сказал это моё. Я говорю - не твое, а евреев. Там вероятно, были и золотые кольца ...Это было ... они избавлялись от них голыми, которые были более богатыми. Зубы вынимали ... Так я купила один зуб.
- Вы купили зуб? Можно было купить зуб?
- Да, да, золотой. Я заплатила небольшую цену. Когда руммкие пришли, купила у одной женщины.
- Где этот зуб сейчас?
- Здесь (показывает золотой зуб во рту пальцем). Расплавили и сделали мне зуб. Мужчина той женщины стрелял евреев, он продал его мне с целой коронкой
- Так покупали коронку с зубом?
- Да, с зубом.
- .Это, значит, и вы нажились от евреев?
- Как это я нажилась?Я ведь купила этот зуб.
1998. апрель

Свернуть