14 ноября 2019  03:18 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 57 июнь 2019 


Отзвуки Великой Отечественной Дети войны вспоминают о своём детстве


Ирина Жаркова

Ирина Васильевна Жаркова — член Союза литераторов ( Санкт-Петербург) 


Дети войны

 

Сразу оговорюсь, мой рассказ не от первого лица – я родилась в Ленинграде через несколько  лет после окончания войны. Но рассказы родных о пережитом в годы войны и блокады,настолько врезались в мою память, что иногда мне кажется, что и я незримо была с ними в это страшное время. Наверное это и есть генетическая память. 

В альбоме, где хранятся фотографии моих родных, есть фото, на котором маленький мальчик в короткой распашонке, с  широко открытыми глазами удивлённо смотрит на кого-то, находящегося за кадром. Он, видимо, только недавно научился сидеть. 

На обратной стороне –надпись, сделанная каллиграфическим почерком моей мамы (его двадцатилетней тёти  — Антонины Филипповны Гудковой) : « На память дорогой бабушке от внучонка Вовочки». А чуть ниже Ленинград, Песочная. 26 мая 1941 год. (6 месяцев)  

До начала войны оставалось меньше месяца! 

На самом деле в нашей семье было несколько детей, родившихся до войны: мой двоюродный брат Володя Гвоздев  родился в ноябре 1940 года у моей будущей крёстной – Марии Филипповны, Женечка – дочка тёти Зины (Зинаиды Филипповны), Вася Гудков – сын дяди Ивана (Ивана Филипповича Гудкова) и племянники моей бабушки – Валя и Юра Горбатенко.                     Надо уточнить: я, оказавшись единственным ребёнком у своих родителей, но имея маму, которая была седьмым ребёнком в семье, считаю своей семьёй и своих бабушек: Пелагею Антоновну и Александру Ивановну ( деды умерли до войны), и свою крёстную Марию Филипповну с её мужем Григорием Петровичем (спасшим мою маму в блокаду, а значит, косвенно, и меня с моими потомками), и тётю Зину (Зинаиду Филипповну) с её мужем Александром Михайловичем (писавшим в юности стихи и отнюдь не случайным человеком для меня) и, конечно, двоюродных братьев и сестёр.                                                                                                                                                                                                          Так сложилось, что нынче кроме меня рассказать об их судьбах некому. Вот и выходит, что это мой долг перед ушедшими, 

живущими и теми, кто идёт за нами.  Писать о пережитом в годы войны твоими родными и близкими, очень тяжело.  

Да и  судьбы детей сложились по- разному: пятилетняя Женечка (единственный ребёнок тёти Зины) умерла в блокадном Ленинграде 

( Кузнечный переулок дом 6), вслед за ней ушла наша бабушка Поля.  Вася выжил, но остался сиротой (дядя Иван погиб на Ладоге), Валя и Юра выжили, но здоровье было подорвано, потеряли отца в последний день войны, всю жизнь помнили взрывы и постоянное чувство голода. 

Прошли годы… Вася Гудков вырос, работал механиком, ходил в кругосветные рейсы на теплоходах:« Александр Пушкин « и «Михаил Лермонтов». Был очень добрым человеком, как говорится, с широкой русской душой! У меня дома хранится большая морская раковина. Смотрю на неё и вспоминаю нашего Василия Ивановича Гудкова. 

Да, многие ушли …  Вот и брату Володе уже 78 лет. О том, как  его спасли  в годы войны , он знает, как и я, по рассказам родных. После смерти Женечки и нашей бабушки, моя крёстная увезла маленького сына на дачу в посёлок Песочный. Там, в доме  на углу улиц Садовой (дом 4) и Речной, в  большом  доме ( да ведь и семья до войны была большая), они и поселились. К слову сказать, в нашей семье всегда говорили не Песочный, а Песочная, (и я тоже говорю, что детство моё прошло в Песочной.) 

Во время войны посёлок оказался прифронтовым. Рядом (на другой стороне речки Чёрной ) – в Дибунах ,шли военные действия, гремели взрывы.  Но, чтобы выжить и спасти  детей, женщины шли на всё.  

Рискуя жизнью, не взирая ни на какие запреты, они пробирались на болото и собирали клюкву рядом с линией фронта. Именно так и спасала моя крёстная своего сынишку. 

. Однажды на один день в дом на Садовой пришёл на лыжах из Кронштадта её муж.  До  этого он побывал на Кузнечном переулке, узнал  страшные новости  и нашёл записку о том, что жена с сыном в Песочной. По дороге , не доходя до дома, ему навстречу бросилась женщина с опухшим от голода лицом, в которой он  с трудом узнал свою жену. А его маленький сын совсем не помнил отца. Мужественный моряк- подводник не смог сдержать слёз. Хорошо помню, как взволнованно он сам об этом рассказывал. 

В посёлке Песочный в доме №11 по улице Садовой до сих пор существует детский сад.  

Мемориальная доска на административном корпусе гласит: «В этом здании во время Великой Отечественной войны и блокады работал детский сад «Очаг №12». Мы этому саду обязаны жизнью. 

Он домом родным стал для нас.» Дата: 5 октября 2009года. 

Детский сад для ослабленных детей Ленинграда был открыт в 1942 году. 

 В годы войны в его стенах не погиб ни один ребёнок. Сюда устроилась на работу моя крёстная.  

В декабре 1942 года она с сыном вместе с детским садом были эвакуированы на Алтай. Всего на Алтай было эвакуировано  

46 детских домов и 37 детских садов. Многие дети были так истощены, что умирали по дороге. 

4714 ленинградских детей было размещено в Алтайском крае. 

После окончания войны крёстная с сыном вернулись в Ленинград. 

А потом был город Пиллау (Балтийск), где вплоть до демобилизации служил её муж. 

… И снова – возвращение в родной Ленинград. 

Володя вырос в высокого красивого парня, окончил школу, три с половиной года отслужил на Новой Земле, потом работал на заводе, окончил ВУЗ, стал инженером, хорошим специалистом в своём деле. Сидящим праздно его не увидишь. Трудоголик -  так нынче называют таких людей.  Да ещё и золотые руки! 

Жизнь продолжается … Владимир Григорьевич Гвоздев до сих пор работает в одном из научно- производственных объединений Санкт-Петербурга.    . 

Санкт-Петербург, апрель 2019г. 

 

 


Свернуть