21 ноября 2019  23:31 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 57 июнь 2019 



Публицистика. Столкновение цивилизаций


Максим Каракулов


Максим Каракулов


Хантингтон-Столкновение цивилизаций


Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов. Мы узнаём, кем являемся, только после того, как нам становится известно, кем мы не являемся, и только затем мы узнаем, против кого мы.

В мире после «холодной войны» наиболее важные различия между людьми уже не идеологические, политические или экономические, а культурные. Народы пытаются дать ответ на самый простой вопрос, с которым может столкнуться человек: «Кто мы есть?». И обращаются для этого к своему происхождению, религии, языку, истории, ценностям, обычаям, общественным институтам. Они начинают идентифицировать себя с культурными группами: племенами, этносами, религиозными общинами, нациями и — на самом широком уровне — цивилизациями.

Основными игроками на поле мировой политики остаются национальные государства. Их поведение, как и в прошлом, определяется стремлением к могуществу и процветанию, но определяется оно теперь больше культурными предпочтениями, общностями и различиями. Соперничество сверхдержав сменилось столкновением цивилизаций. В этом новом мире наиболее масштабные, важные и опасные конфликты произойдут не между социальными классами, бедными и богатыми, а между народами различной культурной идентификации. Внутри цивилизаций будут случаться межплеменные войны и этнические конфликты. Однако наиболее опасными будут те, которые пройдут вдоль линий разлома между цивилизациями.

 
Карта этнокультурного разделения цивилизаций, построенная по концепции Хантингтона: 1. западная культура (тёмно-синий цвет), 2. латиноамериканская культура (фиолетовый цвет), 3. японская культура (ярко-красный цвет), 4. синская культура(тёмно-красный цвет), 5. культура Индии (оранжевый цвет), 6. исламская культура (зелёный цвет), 7. православная культура(бирюзовый цвет), 8. буддийская культура (жёлтый цвет) и 9. африканская культура (коричневый цвет)

Что такое цивилизация

Любой человек в один и тот же момент соотносит себя с самыми разными общностями людей. Например, житель Рима может одновременно ощущать себя римлянином, итальянцем, католиком, христианином, европейцем и жителем Запада. Самая большая общность, с которой он себя соотносит, и есть цивилизация.

Цивилизация — это самая широкая культурная общность людей, с которой может соотнести себя человек, после той, что отличает его от других биологических видов. Это самое большое «мы», внутри которого каждый чувствует себя в культурном плане как дома и отличает себя от всех остальных «них».

Каждая цивилизация характеризуется своими особым набором признаков, отличающих её от другой цивилизации, прежде всего это: язык, обычаи, история, религия, социальные институты. Эти различия не просто реальны, они — наиболее существенны. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями и не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами.

Цивилизация и государство

Цивилизации являются культурными, а не политическими единствами. Они сами не занимаются поддержанием порядка, восстановлением справедливости, сбором налогов, ведением войн, заключением союзов и не делают ничего из того, чем заняты правительства. У различных цивилизаций разное политическое устройство, которое само может меняться внутри одной цивилизации с течением времени.

 
Русская цивилизация в форме Российской империи, 1914 год
 
Русская цивилизация в форме СССР, 1962 год

Цивилизация может содержать одно или более политических образований. Эти образования могут быть городами-государствами, империями, федерациями, конфедерациями, национальными государствами, многонациональными государствами, и у всех них могут быть различные формы правления. Цивилизация также может включать в себя народы, которые отождествляют себя с ней, но живут в странах, где доминируют члены других цивилизаций. По мере того как цивилизация эволюционирует, число и природа составляющих ее образований обычно меняются.

В некоторых случаях цивилизация и политическая целостность могут совпадать. Например, Япония — это цивилизация, границы которой совпадают с границей государства. Однако в большинство цивилизаций входит более одного государства или других политических единиц.

Размер и количество цивилизаций

Цивилизации могут состоять из большого количества людей, как китайская цивилизация, или очень небольшого, как англоязычные жители островов Карибского моря.

Цивилизации смертны, но живут очень долго: они эволюционируют, адаптируются и являются наиболее стойкими из человеческих ассоциаций. Практически все основные цивилизации, существующие в мире в XX веке, возникли по крайней мере тысячу лет назад или, как в случае с Латинской Америкой, являются непосредственными «отпрысками» другой, давно живущей цивилизации.

 
Динамика численности основных цивилизаций, на основании данных US Census Bureau

Цивилизации динамичны: у них бывает подъем и упадок, они распадаются и сливаются. Цивилизации могут смешиваться, накладываться одна на другую, включать субцивилизации. Западная цивилизация существует в двух основных вариантах: европейском и североамериканском, а исламская подразделяется на арабскую, турецкую и малайскую. Границы между цивилизациями редко бывают четкими, но они реальны.

Всего насчитывают 15 важнейших цивилизаций, из которых 7 уже исчезли (месопотамская, египетская, критская, классическая, византийская, центрально-американская, андская), а 8 продолжают существовать (китайская, японская, индуистская, исламская, западная, латиноамериканская, африканская и русская).

История взаимоотношений между цивилизациями

Взаимоотношения между цивилизациями прошли три этапа: случайные встречи, гегемония Запада и многополярный мир.

Случайные встречи

На протяжении более трех тысяч лет после того, как появились первые цивилизации, контакты между ними можно назвать «случайными встречами». Цивилизации были разделены большими расстояниями. Одновременно существовало лишь небольшое их количество.

Коммерческие, культурные и военные взаимоотношения развивались, в основном, внутри цивилизаций. И если Индия и Китай, например, иногда подвергались набегам и завоевывались другими народами (моголы и монголы), то обе эти цивилизации знали также и продолжительные периоды войн в пределах своей цивилизации. То же самое греки — они торговали и воевали друг с другом куда чаще, чем с персами и другими негреками.

 
Карта древних цивилизаий Старого Света

До 1500 года андская и мезоамериканская цивилизации не имели контактов с другими цивилизациями и друг с другом. Ранние цивилизации в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Желтой реки также не взаимодействовали друг с другом. Со временем контакты между цивилизациями стали множиться в Восточном Средиземноморье, Юго-Западной Азии и Северной Индии. Однако связь и коммерческие взаимоотношения затруднялись расстояниями, которые разделяли цивилизации, и ограниченным количеством транспортных средств, способных пересечь эти расстояния. В то время как в Средиземном море и Индийском океане еще велась какая-то торговля, пересекающие степь лошади, караваны и речной флот были единственным средством передвижения, с помощью которого цивилизации были связаны вместе и поддерживали контакты друг с другом.

Идеи и технологии передавались из одной цивилизации в другую, но зачастую для этого требовались столетия. Пожалуй, наиболее значимой культурной диффузией, не являвшейся результатом завоевания, было распространение буддизма в Китае, что произошло через VI веков после его возникновения в Северной Индии. Книгопечатание было изобретено в Китае в VIII веке нашей эры, печатные машины с подвижными литерами — в XI, но эта технология достигла Европы только в XV веке. Бумага появилась в Китае во II веке нашей эры, пришла в Японию в VII столетии, затем распространилась на запад, в Центральную Азию, в VIII, достигла Северной Африки в X, Испании — в XII, а Северной Европы — в XIII. Еще одно китайское изобретение, порох, сделанное в IX веке, проникло к арабам несколько сот лет спустя и достигло Европы в XIV веке.

Подъём и гегемония Запада

С 1500 года начинается агрессивная экспансия западной цивилизации. Случайные и непродолжительные контакты между цивилизациями на 400 лет уступили место непрерывному и однонаправленному воздействию Запада на все остальные цивилизации и подчинение их.

Во время европейской экспансии андская и мезоамериканская цивилизации были полностью уничтожены, индийская, исламская и африканская цивилизации покорены, а Китай оказался в зависимости от Запада. Лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование.

 
Запад и остальные: 1920 год

Европейское христианство стало возникать как отдельная цивилизация в VIII-IX веках. На протяжении нескольких веков, однако, она плелась позади многих других цивилизаций по своему уровню развития. Китай с VII по XV век, исламский мир с VIII по XII век и Византия с VIII по XI век далеко опережали Европу по накопленному богатству, размерам территории и военной мощи, а также художественным, литературным и научным достижениям.

Однако между XI и XIII столетиями европейская культура начала бурно развиваться, чему способствовало горячее стремление и систематическое усвоение подходящих достижений более развитых цивилизаций — ислама и Византии, а также адаптация этого наследия в особые условия и интересы Запада. В тот же самый период народы восточной и серверной Европы были обращены в западное христианство, там также распространились римское право и другие составляющие западной цивилизации, и восточная граница западной цивилизации стабилизировалась там, где ей суждено было остаться без значительных изменений еще надолго.

Конец XV века ознаменовался окончанием реконкисты на Пиренейском полуострове — изгнанием оттуда мавров, а также проникновением португальцев в Азию, а испанцев — в обе Америки. Во время последующих 250 лет все Западное полушарие и значительные территории в Азии находились под управлением или господством европейцев. В последние годы XIX века обновленный западный империализм распространил влияние Запада почти на всю Африку, усилил контроль над Индостаном и по всей Азии, и к началу двадцатого века практически весь Ближний Восток оказался под прямым или косвенным контролем Европы. Европейцы контролировали 35% поверхности суши в 1800 году и 84% в 1914. Цивилизация как термин в этот период означала одну западную цивилизацию.

Непосредственной причиной экспансии Запада была технология: изобретение средств океанской навигации для достижения далеких стран и развитие военного потенциала для покорения их народов. Запад завоевал мир не из-за превосходства своих идей, ценностей или религии (в которую было обращено лишь небольшое количество представителей других цивилизаций), но скорее превосходством в применении организованного насилия.

Переход к многополярному миру

Приход к власти марксизма сначала в России в 1917 году, затем в Китае и Вьетнаме стал переходной фазой от европейской международной системы к постевропейской многоцивилизационной системе. Марксизм был продуктом европейской цивилизации, но он в ней не укоренился и не имел успеха. Революционная элита импортировала ее в не-западные общества: Ленин, Мао и Хо Ши Мин подогнали ее под свои цели и использовали, чтобы бросить вызов западному могуществу, а также чтобы мобилизовать свои народы и утвердить их национальную идентичность и автономность в противовес Западу.

Во время «холодной войны» мир был разделен на три части. Группа капиталистических стран во главе с США противостояла идеологически, экономически и военным способом группе коммунистических стран, ведомых СССР. Этот конфликт в значительной степени проявлялся за пределами двух лагерей — в «третьем мире», который состоял зачастую из бедных, политически нестабильных стран, которые лишь недавно обрели независимость от Запада.

 
Мир холодной войны: 1960-е

Таким образом, в XX веке взаимоотношения между цивилизациями перешли от фазы, характеризующейся однонаправленным влиянием одной цивилизации на все остальные, к этапу интенсивных, непрерывных и разнонаправленных взаимоотношений между всеми цивилизациями. Завершилась «экспансия Запада» и началось «восстание против Запада». Неравномерно, с паузами и «отыгрываниями», могущество Запада стало ослабевать по сравнению с влиянием других цивилизаций. Уже не являясь просто объектами создаваемой Западом истории, не-западные общества быстро становились движущими силами и создателями как своей собственной, так и западной истории.

Ни одна другая цивилизация, кроме Запада, не породила достаточно значимую политическую идеологию (как либерализм, социализм, марксизм, фашизм и др.). С другой стороны, все главные мировые религии родились в не-западных цивилизациях и, в большинстве случаев, раньше, чем западная цивилизация. По мере того как мир уходит от господства Запада, сходят на нет идеологии, олицетворяющие позднюю западную цивилизацию, и на их место приходят религиозные и другие культурные формы идентификации. Внутрицивилизационное столкновение политических идей, порожденное Западом, постепенно вытесняется межцивилизационным столкновением культур и религий.

Глобальная политическая география, таким образом, изменилась: вместо одного мира в 1920 году на карте появилось три мира в 1960-м и более чем полдесятка миров в 1990-х. Каждая цивилизация видит себя центром мира и пишет свою историю как центральный сюжет истории человечества. Это, конечно же, более справедливо по отношению к Западу, чем к другим культурам. Такие моноцивилизационные точки зрения, однако, утратили значимость и пригодность в полицивилизационном мире.

Устройство современных цивилизаций

Во время «холодной войны» все страны соотносились с двумя сверхдержавами (США и СССР) как союзники, сателлиты, нейтральные или неприсоединившиеся. В мире после «холодной войны» страны соотносятся с цивилизациями как страны-участницы, стержневые государства, страны-одиночки, расколотые страны и разорванные страны.

Страна-участница

Страна-участница — это страна, которая в культурном плане полностью отождествляет себя с одной цивилизацией, как Египет с арабско-исламской цивилизацией, а Италия — европейско-западной.

Стержневая страна

Стрежневая страна — наиболее могущественная и центральная в культурном отношении страна цивилизации. Страны-участицы признают эту страну как основной источник своей цивилизации. Количество и роль стержневых государств в различных цивилизациях отличаются и могут меняться со временем.

 
Распространенность русского языка

Японская цивилизация практически совпадает с единственным стержневым государством — Японией. Синская, православная и индуистская цивилизации имеют абсолютно доминирующие стержневые страны, признаваемые другими странами-участницами, а также и народами, связанными с этими цивилизациями, которые живут в странах, где доминируют люди из других цивилизаций (зарубежные китайцы, русские из «ближнего зарубежья», тамилы из Шри-Ланки). Исторически Запад обычно имел несколько стержневых стран, теперь у него два стержня: Соединенные Штаты и франко-германский стержень в Европе, плюс дрейфующий между ними дополнительный центр власти — Великобритания. Ислам, Латинская Америка и Африка не имеют стержневых стран. Отчасти это объясняется империализмом западных держав, которые делили между собой Африку, Ближний Восток, а в предыдущие столетия в меньшей мере — Латинскую Америку.

Страна-одиночка

Страна–одиночка не имеет культурной общности с другими обществами. Ее культура не имеет потенциально универсальной религии (христианство, ислам) или идеологии (либерализм, коммунизм), с помощью которых можно было бы установить культурную связь с другими обществами.

Так, например, Эфиопия изолирована в культурном плане из-за своего доминирующего языка — амхарского, в котором используется эфиопский алфавит, своей доминирующей религии — коптского православия, своей имперской истории, а также религиозной обособленности на фоне окружающих ее преимущественно исламских народов. Гаити тоже является страной-одиночкой вследствие особых причин: элита Гаити традиционно одобряет культурные связи этой страны с Францией, добавим к этому редкостный духовный сплав креольского языка, религии вуду, революционные традиции рабов и кровавое историческое прошлое. В Латинской Америке Гаити не воспринимается как латиноамериканская страна. В такой же мере Гаити отличается и от англоязычных черных стран Карибского бассейна.

Расколотая страна

В расколотой стране живут люди, относящие себя к разным цивилизациям. Они словно заявляют: «Мы различные народы и принадлежим к различным местам». Силы отталкивания раскалывают такие страны на части, которые притягиваются к цивилизационным магнитам других обществ.

Почти все страны разнородны и состоят из двух или более этнических, расовых или религиозных групп. Многие страны разделены, и различия и конфликты между этими группами играют важную роль в политике этих стран. Страны с четкими культурными группами, принадлежащими к одной и той же цивилизации, могут быть глубоко разделенными, и может дойти даже до политического разделения (Чехословакия) или возможности разделения (Канада). Однако глубокое разделение вероятнее всего возникает в расколотой стране, где большие группы принадлежат к различным цивилизациям.

 
Выборы президента Украины в 1994 году. Примечательно, что украинская общественность с очень небольшим перевесом голосов подтвердила выбор Хмельницкого 1654 года (цитата Хантингтона)

Глубокие цивилизационные различия в стране могут привести к массовому насилию или угрожать ее распаду. Эта угроза чаще всего имеет место там, где культурные различия совпадают с различиями в географическом местоположении. Если культура и география не совпадают, то можно добиться совпадения путем геноцида или насильственной миграции. В такой стране часто группа, принадлежащая к одной цивилизации, пытается определить страну как свой политический инструмент и сделать свой язык, религию и символы государственными, как это попытались сделать индуисты, сингальцы и мусульмане в Индии, Шри-Ланке и Малайзии.

 
Процент людей, говорящищ дома на испанском языке в США, 2008 год

С коллапсом коммунизма культура вытеснила идеологию, и будто благодаря эффекту притяжения и отталкивания магнитных полей, Югославия с Советским Союзом распались на части и разделились на новые целостности, сгруппированные вдоль цивилизационных линий: протестантские и католические (Эстония, Латвия и Литва), православные (Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Грузия, Армения) и мусульманские (Средняя Азия) республики бывшего Советского Союза; католические Словения и Хорватия, частично мусульманские Босния и Герцеговина, а также православные Сербия, Черногория и Македония в бывшей Югославии. В самой России есть несколько относительно небольших мусульманских меньшинств, особенно на Северном Кавказе и в Поволжье. В Эстонии, Латвии и Казахстане проживают большие русские общины. Украина разделена на униатский националистический, говорящий по-украински запад и православный русскоязычный восток.

Разорванная страна

Разорванная страна, напротив, имеет у себя одну господствующую культуру, которая соотносит ее с одной цивилизацией, но ее лидеры стремятся к другой цивилизации. Они как бы говорят: «Мы один народ и все вместе принадлежим к одному месту, но мы хотим это место изменить». В отличие от людей из расколотых стран люди из разорванных стран соглашаются с тем, кто они, но не соглашаются с тем, какую цивилизацию считать своей.

 
Этнографическая карта Российской империи

Россия была разорванной страной со времен Петра Великого, и перед ней стоял вопрос: стоит ли ей присоединиться к западной цивилизации или она является стержнем самобытной евразийской православной цивилизации. Конечно же, классической разорванной страной является Турция, которая с 1920 годов пытается модернизироваться, вестернизироваться и стать частью Запада. После того как на протяжении почти двух столетий Мексика, противопоставляя себя Соединенным Штатам, определяла себя как латиноамериканскую страну, в 1980-е годы ее лидеры сделали свое государство разорванной страной, попытавшись переопределиться и причислить себя к североамериканскому обществу.

Чтобы разорванная страна могла переопределить свою цивилизационную идентичность, должны быть выполнены как минимум три условия:

  1. Политическая и экономическая элита страны должна с энтузиазмом воспринимать и поддерживать данное стремление.
  2. Общество должно по крайней мере молча соглашаться с переопределением идентичности (или стремиться к этому).
  3. Преобладающие элементы в принимающей цивилизации (в большинстве случаев это Запад) должны хотя бы желать принять новообращенного.
 
Религиозная карта Украины

Процесс переопределения идентичности может быть длительным, прерывающимся и болезненным в политическом, социальном, институциональном и культурном плане. На данный момент этот процесс нигде не увенчался успехом. К 1990–м годам Мексика была разорванной страной в течение нескольких лет, Турция — на протяжении нескольких десятилетий. Россия же была разорванной страной на протяжении нескольких столетий, и в отличие от Мексики или республиканской Турции она является еще и стержневым государством основной цивилизации. Если Турция и Мексика успешно переопределят себя как членов западной цивилизации, то влияние этого на исламскую или латиноамериканскую цивилизации будет слабым или умеренным. Если же Россия примкнет к Западу, православная цивилизация перестанет существовать.

Конфликты по линии разлома

Во все эпохи и во всех цивилизациях самыми распространенными были войны между кланами, племенами, этническими группами, религиозными общинами и народами, причины таких войн коренятся в несхожести людей между собой. Цивилизации же представляют собой человеческие племена в предельной форме развития, и столкновение цивилизаций суть племенной конфликт в глобальном масштабе.

Конфликты по линиям разлома — это конфликты между государствами или народами, принадлежащими к различным цивилизациям. Войны по линиям разлома — конфликты, которые переросли в насильственные действия. Такие конфликты и войны могут быть как между соседними государствами, принадлежащими к различным цивилизациям, так и внутри одного государства между группами из разных цивилизаций.

В этих конфликта проявляются классические проблемы международной политики, среди которых:

  1. Оказание влияния на формирование глобальных процессов и на действия мировых международных организаций, таких как ООН, МВФ и Всемирный банк;
  2. Уровень военной мощи, что проявляется в таких спорных вопросах, как нераспространение и контроль над вооружениями, а также в гонке вооружений;
  3. Экономическое могущество и благосостояние, что находит свое отражение в разногласиях по вопросам торговли, вложения капиталов и пр.;
  4. Конфликты из-за людей, к которым относятся стремление государства одной цивилизации защитить своих соплеменников в другой цивилизации, проведение им в отношении людей, принадлежащих к другой цивилизации, дискриминационной политики или применение мер, направленных на вытеснение указанной группы со своей территории;
  5. Моральные ценности и культура: конфликты в этой области возникают тогда, когда государство навязывает собственные ценности людям, принадлежащим другой цивилизации;
  6. Территориальные споры: спорная территория часто рассматривается одной или обеими сторонами как крайне важный символ их истории и идентичности, как некая священная земля, на которую они имеют незыблемое право (Западный берег реки Иордан, Кашмир, Нагорный Карабах, долина Дрины, Косово).
 
Процент совпадения позиций других стран с точкой зрения США в голосовании ООН.

В своем соперничестве стержневые страны стремятся сплотить цивилизационные когорты, заручиться поддержкой стран третьих цивилизаций, усугубить внутренний раскол и способствовать отступничеству в противостоящих цивилизациях. Для достижения своих целей они прибегают к целому комплексу разнообразных дипломатических, политических, экономических действий и тайных акций, а также к использованию пропагандистских приманок и средств принуждения. Тем не менее маловероятно применение стержневыми странами непосредственно друг против друга вооруженных сил.

Иногда государства и группы людей, принадлежащие к двум различным цивилизациям, для достижения общих целей или для отстаивания своих интересов против представителей какой-либо третьей цивилизации могут вступать в ограниченные тактические отношения и коалиции. Тем не менее отношения между группами из различных цивилизаций никогда не станут близкими, обычно они остаются прохладными и зачастую — враждебными.

Мир, где происходит столкновение цивилизаций, — это неизбежно мир с двойной моралью: одна используется по отношению к «братским странам», а другая — по отношению ко всем остальным.

 
Государства, проголосовавшие в ООН в 2008 «за» независимсть Косово от Сербии (выделены зеленым)
 
Государства, проголосовавшие в ООН в 2014 «против» независимости Крыма от Украины (выделены зеленым)

Отличие конфликтов по линии разлома от прочих конфликтов

Если прочие межобщинные войны имеют локальный характер, и вероятность их разрастания и вовлечения в конфликт дополнительных участников относительно мала. То в войнах, происходящих по линиям разломов, по определению участвуют группы, которые представляют собой часть более крупных культурных сущностей.

В обычном межобщинном конфликте группа А ведет борьбу с группой В, а у групп С, D и Е нет никаких причин для участия в нем, если только А или В не посягнут непосредственно на интересы С, D или Е. В войнах вдоль линий разломов, наоборот, группа А-1 борется с группой В-1, и каждая старается расширить войну и добиться поддержки от цивилизационно родственных групп — А-2, А-3, А-4 и В-2, В-3 и В-4, и эти группы будут отождествлять себя со своими борющимися родичами.

Развитие транспортного сообщения и средств коммуникации способствовало установлению этих взаимосвязей и, следовательно, «интернационализации» конфликтов вдоль линий разломов. Благодаря процессам миграции возникли диаспоры в третьих цивилизациях. Благодаря средствам связи борющимся партиям стало проще обращаться с просьбами о помощи, а родственные им группы могут теперь сразу же узнавать о судьбе этих партий. Таким образом, «общее уплотнение» мира позволяет родственным группам обеспечивать борющимся партиям моральную, дипломатическую, финансовую и материальную поддержку — и намного труднее стало этого не делать. Для предоставления подобной помощи развиваются международные сети, и эта помощь намного продлевает конфликт. Основным признаком войн, идущих по линиям разломов, является «синдром родственных стран». Более того, даже малые проявления насилия между людьми, принадлежащими к различным цивилизациям, как правило, дают такие результаты и имеют такие далеко идущие последствия, каких не бывает в случаях внутрицивилизационного насилия.

На протяжении сорока лет «холодной войны» конфликт распространялся по нисходящей, по мере того как сверхдержавы стремились вербовать союзников и партнеров и пытались низвергнуть, перетянуть на свою сторону или нейтрализовать союзников и партнеров другой сверхдержавы. Разумеется, соперничество наиболее интенсивно проходило в «третьем мире», новообразовавшиеся и слабые страны подвергались давлению со стороны сверхдержав, старавшихся втянуть их в грандиозную глобальную борьбу.

В мире, сложившемся после «холодной войны», многочисленные межобщинные конфликты на религиозной или национальной почве пришли на смену единственному конфликту сверхдержав. Когда в эти межобщинные столкновения втягиваются группы из различных цивилизаций, конфликт приобретает тенденцию к расширению и обострению. По мере того как он углубляется, каждая сторона стремится заручиться поддержкой стран и группировок, принадлежащих к ее цивилизации.

Если сравнивать войну по линии разлома с «холодной войной», то конфликт не «стекает» сверху вниз, он «бьет ключом» снизу вверх.

В ходе войны идентичности, которые прежде были множественными и случайными, постепенно исчезают, и преобладающей становится идентичность, наиболее значимая в конфликте. Общинные конфликты соответствующим образом получают название «войн идентичностей». По мере нарастания насилия поставленные на карту первоначальные проблемы обычно подвергаются переоценке исключительно в терминах «мы» против «них», группа сплачивается все сильнее и убеждения крепнут.

 
Складывающиеся союзы цивилизаций по Хантингтону

Поддержку в той или иной форме, официальную или неофициальную, открытую или тайную, материальную, общественную, дипломатическую, финансовую, символическую или военную, всегда предоставляет одна или несколько родственных стран или групп. В результате такого «синдрома родственных стран» конфликты по линии разлома обладают более высоким потенциалом эскалации, чем внутрицивилизационные, и для их погашения обычно требуются совместные межцивилизационные действия.

Структура конфликтов по линии разлома

Уровни вовлеченности стран и групп в войны, идущие по линиям разлома, различны. На первом уровне находятся те участники, которые фактически ведут боевые действия и убивают друг друга. Ими могут быть государства, как в войне между Индией и Пакистаном и между Израилем и его соседями, а также местные группировки, которые являются, в лучшем случае, государствами в зачаточном состоянии, как в случае с Боснией и с армянами Нагорного Карабаха.

В эти конфликты могут быть в то же время вовлечены второстепенные участники. Обычно это государства, впрямую связанные с главными участниками, как, например, правительства Сербии и Хорватии в бывшей Югославии и правительства Армении и Азербайджана на Кавказе.

Еще более отдаленно связаны с конфликтом третьестепенные участники, находящиеся много дальше от реальных сражений, но имеющие цивилизационные узы с его участниками; таковыми, к примеру, являются Германия, Россия и исламские страны по отношению к бывшей Югославии и Россия, Турция и Иран — в случае армяно-азербайджанского спора. Эти участники третьего уровня часто оказываются стержневыми государствами своих цивилизаций.

Диаспоры участников первого уровня — там, где они существуют, — также играют определенную роль в войнах по линиям разломов. Принимая во внимание, что обычно на первичном уровне непосредственно задействовано небольшое число людей и вооружений, то относительно скромная внешняя помощь, в виде денежных средств, оружия или добровольцев, часто способна оказывать существенное воздействие на исход войны.

Ставки других участников конфликта — не те же самые, что у участников первого уровня. Наиболее активно и искренне участников первого уровня обычно поддерживают различные объединения в диаспорах, которые в высшей степени ревностно выступают за дело своих «родичей» и становятся «большими католиками, чем сам Папа Римский». Более сложна заинтересованность правительств стран второго и третьего уровня участия. Обычно они оказывают поддержку участникам первого уровня и, даже если они так не поступают, противостоящие группы подозревают их в подобных действиях, что оправдывает для последних помощь своим «родичам». Но, кроме того, правительства второго и третьего уровней заинтересованы в том, чтобы сдержать разрастание войны и самим не оказаться непосредственно в ней замешанными. Следовательно, одновременно поддерживая участников первого уровня, они также стремятся обуздать последних и вынудить их умерить свои амбиции.

 
Структура конфликта по линии цивилизационного разлома

Обычно они еще и пытаются вести переговоры со своими противниками второго и третьего уровней по другую сторону линии разлома и таким образом не допустить перерастания локальной войны в более крупную, в которую окажутся втянутыми стержневые государства. На вышеприведённом выше рисунке показаны взаимоотношения потенциальных участников войн по линии разлома. Не во всех случаях можно выделить полный спектр действующих лиц, но для ряда конфликтов, включая и те, что происходили в бывшей Югославии или в Закавказье, он выявлен, и едва ли не все войны по линиям разломов имели потенциальную возможность для эскалации и вовлечения в нее участников всех уровней.

Например, Россия была первостепенным участником в чеченской войне, второстепенным — в столкновениях в Таджикистане и третьестепенным — в войнах в бывшей Югославии.

Как остановить войну по линии разлома

Для войн по линиям разлома свойственны частые периоды затишья, договоренности о прекращении огня, перемирия, но вовсе не всеобъемлющие соглашения о мире, которые призваны разрешить основополагающие политические вопросы. Подобный переменчивый характер такие войны имеют потому, что корни их — в глубоком конфликте по линии разлома, который приводит к длительным враждебным отношениям между группами, принадлежащими к различным цивилизациям.

В основе конфликтов, в свою очередь, лежат географическая близость, различные религии и культуры, разные социальные структуры и разная историческая память двух обществ. В течение столетий они могут эволюционировать, и лежащий в первооснове конфликт может исчезнуть без следа. Или же конфликт будет исчерпан быстро и жестоко — если одна группа уничтожит другую. Однако если ничего из вышесказанного не произойдет, то конфликт продолжится, как продолжатся и повторяющиеся периоды насилия. Войны по линиям разлома являются периодическими, они то вспыхивают, то затухают; а конфликты по линиям разломов являются нескончаемыми.

Войну, идущую по линии разлома, возможно прекратить хотя бы на время, обычно это зависит от двух факторов. Первый — истощение главных участников. Подобные приостановки ограничены по срокам. Они дают возможность обеим сторонам собраться с силами и пополнить ресурсы. Затем, когда одна из сторон сочтет, что настал благоприятный для нее момент, война возобновляется. Для достижения временной паузы также требуется наличие второго фактора: вовлеченность участников неглавных уровней, заинтересованных в урегулировании и обладающих значительным политическим весом, чтобы свести вместе воюющие стороны. Войны по линиям разломов почти никогда не удается остановить непосредственными переговорами между одними только главными участниками и крайне редко — при посредничестве незаинтересованных сторон. Для главных участников чрезвычайно сложно сесть за стол переговоров и начать продуктивное обсуждение с тем, чтобы рассчитывать на какую-то форму прекращения огня — слишком велика культурная дистанция между ними, слишком сильна взаимная ненависть и жестокость. На первом месте продолжают оставаться лежащие в основе конфликта политические проблемы — кто и на каких условиях какую территорию и каких людей контролирует, — и это обстоятельство мешает достичь согласия по более узким вопросам.

Войны по линиям разлома прекращают вовсе не бескорыстные личности, группы или организации, а заинтересованные второстепенные и третьестепенные участники конфликта, которые объединились в поддержку родственных им главных участников и которые имеют, с одной стороны, возможность вести переговоры о соглашениях со своими противниками и, с другой стороны, средства оказать воздействие на своих цивилизационных родичей, чтобы те приняли эти соглашения.

В то время как сплочение обостряет и затягивает войну, оно, как правило, является также необходимым, хотя и недостаточным условием для ограничения и приостановления войны. Страны, участвующие в конфликте на втором и третьем уровнях, обычно не хотят превращаться в воюющие стороны первого уровня, и, следовательно, стараются удержать войну под контролем. Интересы у них также более разнообразны, чем у основных участников, которые сосредоточены исключительно на войне, и в своих взаимоотношениях друг с другом у этих стран есть и другие насущные вопросы. Следовательно, на каком-то этапе они, вероятно, придут к выводу, что в их интересах остановить вооруженную борьбу. Поскольку они поддержали своего цивилизационного родича, то у них имеются рычаги воздействия на него. Таким образом, те, кто оказывал поддержку воюющей стороне, превращаются в тех, кто стремится сдержать и обуздать войну.

Подобные проблемы осложняются в том случае, если у участвующих в конфликте цивилизаций отсутствуют стержневые страны. В некоторых обстоятельствах одно-единственное стержневое государство может оказаться достаточно влиятельным, чтобы добиться прекращения войны. В 1992 году Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) предприняло попытку посредничать в армяно-азербайджанской войне. В специально созданный комитет, так называемую Минскую группу, вошли главные, второстепенные и третьестепенные участники конфликта (армяне Нагорного Карабаха, Армения, Азербайджан, Россия, Турция), плюс Франция, Германия, Италия, Швеция, Чехия, Беларусь и США. Не считая США и Франции, где есть заметная армянская диаспора, остальные страны были мало заинтересованы в результате переговоров, а их способность добиться окончания боевых действий была мала или отсутствовала вовсе. Когда два третьестепенных участника, Россия и Турция, совместно с США согласовали план урегулирования, его отвергли армяне Нагорного Карабаха. Однако Россия независимо выступила спонсором длительного ряда переговоров в Москве между Арменией и Азербайджаном, которые создали альтернативу Минской группе. В конце концов, после того, как главные соперники истощили силы и русские заручились поддержкой переговоров со стороны Ирана, усилия России привели к заключению соглашения о прекращении огня.

Горизонтальные связи через линию разлома существуют между парами основных, второстепенных и третьестепенных участников. Вертикальные связи существуют между участниками на различных уровнях в рамках каждой цивилизации. Следовательно, для достижения прекращения боевых действий в войне в случае «полной модели», вероятно, требуется, чтобы:

  1. в процессе урегулирования активно действовали участники второго и третьего уровней; 2. участники третьего уровня вели переговоры об общих принципах прекращения боевых действий;
  2. третьеуровневые участники проводили политику «кнута и пряника», вынуждая участников второго уровня принять условия договора и оказать, со своей стороны, давление на основных участников, чтобы заставить и тех принять условия соглашения;
  3. второстепенные участники прекратили поддерживать главных участников, таким образом, в сущности, предав их;
  4. в результате оказанного давления основные участники должны согласиться на условия соглашения, которые, разумеется, они нарушат, когда сочтут, что это в их интересах.
 
 
Учёные Стэнфордского университета проанализировали 10 млн. писем пользователей Yahoo и случайно подтвердили теорию Хантингтона. Чем чаще люди данных двух стран переписываются друг с другом, тем ближе располагаются точки, обозначающие эти страны. Источник

Цивилизации и порядок

В зарождающейся глобальной политике стержневые государства главных цивилизаций занимают места двух сверхдержав периода «холодной войны» и становятся основными полюсами притяжения и отталкивания для других стран. Эти изменения наиболее явно видны в западной, православной и синской цивилизациях. Здесь возникают цивилизационные группы, в которые входят стержневые государства, страны-участницы, родственное в культурном плане меньшинство, проживающее в соседних странах, и (хотя это спорно) народы других культур, которые проживают в соседних государствах. Страны в этих цивилизационных блоках зачастую можно расположить концентрическими кругами вокруг стержневой страны или стран, отражая степень их отождествления с этим блоком и интеграции в него.

Странам свойственно примыкать к странам со схожей культурой и противостоять тем, с кем у них нет культурной общности. Это особенно верно в случае со стержневыми государствами, чья мощь привлекает родственные культурно страны и отталкивает культурно чуждые. По соображениям безопасности стержневые государства пытаются включить в свой состав или подчинить влиянию народы других цивилизаций, которые, в свою очередь, пытаются сопротивляться или уйти из-под такого контроля (Китай и тибетцы; Россия и мусульмане Центральной Азии). Исторические взаимоотношения и соображения баланса власти также заставляют некоторые страны сопротивляться влиянию своих стержневых стран. И Грузия, и Россия — православные страны, но грузины исторически сопротивлялись российскому господству и тесным связям с Россией. Несмотря на то что и Вьетнам, и Китай — конфуцианские государства, между ними существовала такая же вражда. Однако со временем культурная общность и возникновение более широкого и сильного цивилизационного сознания может объединить эти страны, как объединились европейские страны.

Порядок, сложившийся во времена «холодной войны», был результатом господства сверхдержав двух блоков и их влияния на третий мир. В зарождающемся мире глобальная власть уже устарела, а глобальное сообщество остается далекой мечтой. Ни одна страна, включая Соединенные Штаты, не имеет значительных глобальных интересов безопасности. Условия для установления порядка в сегодняшнем более сложном и однородном мире лежат как внутри цивилизаций, так и между ними.

В мире сложится либо порядок цивилизаций, либо вообще никакого. В этом мире стержневые страны цивилизаций являются источниками порядка внутри цивилизаций, а также влияют на установление порядка между цивилизациями путем переговоров с другими стержневыми государствами.

Мир, где стержневые страны играют доминирующую роль, — это мир сфер влияния каждой из них. Но это также и мир, где влияние стержневой страны ограничивается и ослабляется культурой, общей с другими представителями цивилизации. Культурная общность делает законным лидерство стержневого государства и его роль гаранта порядка как в глазах стран-участниц, так и внешних держав и институтов. В каждом регионе, где есть доминирующее государство, мир может быть достигнут только под предводительством этой страны. ООН не является альтернативой региональной власти, а региональная власть становится ответственной и легитимной только в том случае, когда она применяется стержневыми государствами по отношению к другим странам этой цивилизации.

Стержневая страна может выполнять свои функции по поддержанию порядка только потому, что другие страны воспринимают ее как культурного родственника. Цивилизация — это большая семья, и стержневые государства как старшие члены семьи поддерживают своих родственников и обеспечивают порядок.

Если подобное родство отсутствует, способность более могущественных держав улаживать конфликты и наводить порядок в своем регионе ограничена. Пакистан, Бангладеш и даже Шри-Ланка ни за что не воспримут Индию как гаранта порядка в Южной Азии, и ни одно восточно-азиатское государство не даст Японии выполнять эту роль в Восточной Азии.

Когда у цивилизации нет стержневой страны, проблемы создания порядка внутри цивилизации или ведение переговоров о взаимоотношениях между цивилизациями становится намного более трудным. Отсутствие стержневого исламского государства, которое могло бы официально и легитимно поддерживать в Югославии боснийцев, как Россия — сербов и как Германия — хорватов, заставила Соединенные Штаты попытаться играть эту роль. Отсутствие стержневых государств в африканском и арабском мире значительно усложнили проблему окончания продолжающейся гражданской войны в Судане. Там же, где есть стержневая страна, появляются центральные составляющие нового международного порядка, основанного на цивилизациях.

Свернуть