15 ноября 2019  05:21 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 57 июнь 2019 


Отзвуки Великой Отечественной Дети войны вспоминают о своём детстве


 

 Феликс Лукницкий


  Мои воспоминания

Феликс Исаевич ЛУКНИЦКИЙ, 

                                                                                     Ветеран Блокады, Спорта, Литератор 

                                                                                     Санкт-Петербург

 

      Я родился 25 сентября 1937 года в Дзержинском районе Ленинграда в родильном доме имени профессора Снегирёва на улице Маяковского и жил с Матерью и Отцом (точнее – с Мамой и Папой) в коммунальной квартире дома на ул. Некрасова, 12 кв. 6 (между Банями и Театром Кукол), на пятом этаже шестиэтажного дома, без лифта (лифт установили в начале 60-х). Большая комната с красивой печью и тремя окнами, выходившими на солнечную сторону, во время Блокады – опасную при арт-обстрелах. 

      В квартире жили ещё четыре семьи. Напротив нас (в комнате с окном во двор) жила семья певицы-сопрано Малого Оперного театра Сердечковой Нины Михайловны, муж Владимир Матвеевич работал в Филармонии, а их дочь – моя ровесница Лена. Помню фотографию, где мы с Леной сняты в день её рождения. Другая семья (тоже в комнате с  окнами на двор) – артистка Областного театра (школы режиссёра Гайдебурова) Мария Михайловна Гурвич с мужем Владимиром (отчества не помню), работавшим в музыкально-театральном мире. Далее – семья Богоприимцевой Маргариты Васильевны – бухгалтера Гастронома на углу Некрасова и Маяковского, муж её работал в военном ведомстве на Инженерной улице, окна их комнаты выходили на улицу Некрасова, а входная дверь была напротив большой кухни и рядом с туалетной комнатой (туалет, ванна и дровяная колонка).  В смежной с нами комнате с окнами на улицу Некрасова и с балконом жила семья артиста ТЮЗа Георгия Николаевича Тейха - жена Городецкая (имя-отчество не помню) и сын Юрий (Георгий), на класс-два старше меня. Г.Н. Тейх в 60-х был приглашён Н.П.Акимовым в Театр Комедии, где Г.Н. начал с роли Исаака  Ньютона  в спектакле «Физики». Он также сыграл десятки ролей в большом количестве фильмов. Г.Н. Тейх был талантлив и более известен зрителям по кино-работам. А их сын Юрий Тейх со временем стал сочинителем басен, которые публиковались в ленинградских газетах и в других изданиях. 

      Мои родители были преподавателями английского языка в ВУЗах, перед Войной – отец в ЛИИЖТе (с 1938 г. по 1 сентября 1941 г.), мама в Институте Связи им. Бонч-Бруевича (1939-1940).  

      На лето 1941 года родители вывезли меня на дачу (помню фотографию: я на даче с овчаркой), но сразу после начала Войны привезли в город. 

     Отец с 11 сентября 1941 года по 13 января 1942 г. работал на административных должностях в системе Ленгорздравотдела, в том числе в Хирургическом стационаре № 39. Далее – в РККА: рядовой пехоты, Ленинградский фронт. Дважды ранен. В феврале 1945 г. получил звание младшего лейтенанта и был направлен в Военный Институт Иностранных Языков (ВИИЯ) МВС СССР, Москва, старшим преподавателем английского языка, где работал по май 1947 года (он говорил, что в одной из его групп училась Валерия Борц, участница «Молодой Гвардии»). После возвращения в Ленинград Отец преподавал фонетику английского языка в Педагогическом институте имени Покровского, защитил кандидатскую диссертацию, был доцентом и зав. кафедрой фонетики английского языка. Один из инициаторов аудио-обучения иностранных языков в школе.                                                                                      

   В  первую блокадную зиму, насколько я помню от Мамы, во время голода я дошёл до слабого, близкого к дистрофическому, состояния. И мама отвезла меня на санках в больницу (далеко от нас, на Выборгской стороне,  где Нева делает поворот, огибая  

Смольный). Но спустя короткое время что-то (или кто-то) ей подсказало, что надо срочно забирать меня из той больницы. И мама с санками туда добралась. Сказала, что забирает сына. Её приход удивил, как раз начинался обед. Сказали – подождите, оформим документы, и после обеда заберёте, пока посидите. Разносят обед детям, в тарелочках суп, в каждой тарелочке несколько вермишелин, в моей тарелке побольше. Мама спрашивает: - Почему моему сыну больше вермишели? Отвечают: - Потому что вы здесь… После нашего обеда мама сразу пошла к заведующей за документами на выписку.  А там сидят несколько тёток, перед ними тарелки, полные вермишели… 

     Мама с 1942 по 1944 годы работала воспитателем детских садов в системе Дзержинского РОНО, и я был с нею. Из трёх детских садов – основной период был в 43-м детском саду, на углу Запорожского переулка и Дворцовой набережной Невы, около Дома учёных. 

     Сохранилась общая тетрадь, в которой мама – воспитатель средней и старшей групп ежедневно на страницах, разлинованных пополам по вертикали, записывала задания на занятия и что делали, чем занимались, об участии конкретных детей в том, что планировалось. Из этих записей, а также из вложенного машинописного Отчёта воспитателя за период с октября 1942 года, видно насколько энергично и многосторонне  работали воспитатели с детьми, и сколько души вкладывалось в этих детей. 

 Кстати:  

 При  арт-обстрелах и бомбёжках дети и воспитатели ночевали в дет.саде. Помню один эпизод из зимы 1943 года: мы спали на раскладушках, свет был погашен. Вдруг зажгли свет и нас будят, обнимают,  целуют – воспитатели и нянечки, сами радостные, кто-то в слезах: «ПРОРВАЛИ БЛОКАДУ!» И запомнилось моё ворчанье – зачем разбудили, утром бы рассказали… То есть это было вечером 18 января 1943 года, когда по радио объявили о прорыве Блокады. (Ф. И. Лукницкий) 

    Время от времени из детсада нас привозили в госпитали, и мы выступали перед раненными со стихами и песнями. Эти поездки тщательно готовились, и дети были воодушевлены, зная о предстоящих «гастролях». 

     В конце 1943 года из 43-го детского сада мама перешла воспитателем в детский сад на Загородном пр. у Пяти углов (не помню номера этого детсада). Это было значительно ближе к дому, чем 43-й. Мы с мамой ездили туда на трамваях 9 или 20, а иногда маме надо было пораньше, а я приезжал на трамвае к девяти утра. 

     Помню, что из детсада нас водили гулять по Чернышёву переулку в сад около Холодильного института. И на прогулке иногда мы пели революционные песни, видимо, их разучивали в саду для выступлений. 

      С 1 сентября 1944 г. я учился с 1-д классе 200-й мужской средней школы Дзержинского района (ул. Маяковского, 24), которая по время Блокады была госпиталем. Окончил школу в 1954 году с золотой медалью. 

     Мама с 1 сентября 1944 года по август 1948 года преподавала английский язык в Военно-Механическом Техникуме НКВ, откуда переводом – с 1 сентября 1948 г. – в Высшем Военно-Морском Училище имени Дзержинского. 

   

Свернуть