22 ноября 2019  00:23 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 57 июнь 2019


Крымские узоры



Даниэль Бронте

Симферополь


Колесо Времени

               

1.
     «Всё меньше хочется делать другим добра. Всё меньше хочется кому-то доверять... Человеческие пороки переполнили чашу весов  колесо истории движется вспять. Я не знаю, как такое может быть. Я не знаю, где нахожусь. Не знаю, что происходит. Это какая-то фантастика»...

     Элина была одета в платье из грубого сукна, поверх был накинут запылённый дорожный плащ. Ееё прекрасные русые вьющиеся волосы совсем растрепались от ветра. Элина смотрела на озеро, на лежащую за ним равнину, на играющее в прятки с тучей солнце, и о чём-то сосредоточенно думала. Она подняла на меня синие, как вот эти озера, глаза, и сказала:
     Мистраль, посмотри на эту девственную красоту! Быть может, не нужно останавливать Хроноса, быть может, оставить всё, как есть сейчас?
     Её глаза безмолвно вопрошали. Я стоял, поставив ногу на выступ огромной каменной глыбы, кутаясь в дорожный плащ от холодного ветра. Я чувствовал себя средневековым рыцарем-странником. Я почти забыл, как нас звали раньше, во что мы одевались, что делали. Будто это было в другом, далёком, нереальном мире. Так стоит ли искать Хроносавращающего колесо истории, чтобы вернуть тот потерянный мир, который обречён? Какая прекрасная природа окружала нас сейчас, несмотря на холод, какой чистый воздух! Захотелось обнять Элину и сказать: «Мы останемся в этом мире навсегда, такими, какими научились быть теперь!». Но я не сделал этого. Хронос мог продолжать вращать колесо истории в обратном направлении. Достигнув доисторических времён, все мы исчезнем с лица земли. Что поможет остановить Хроноса? Что поможет...
     Элина снова посмотрела на озеро. На простиравшуюся равнину. Суровая и прекрасная природа. Ее ещё не успели отравить люди.
     Я заметил приближающегося всадника и загородил собой Элину, достав коллекционный меч, когда-то украшавший мою стену. Было время, когда я занимался любительским фехтованием.
     Всадник посмотрел на мой меч и захохотал:
     На таких мечах у нас даже дети не упражняются!
     Я сдвинул брови, дав понять, что слова наглеца разгневали меня:
     Тем не менее, сударь, это не помешает мне защитить честь дамы!
     Всадник продолжал смеяться, будто слышал лепет ребенка.
     Вы кто такие будете?
     Мы бродячие музыканты,  подала голос Элина, видя мое замешательство.
     Следуйте тогда за мной, в замок,  сказал всадник.  Его величество приказал отыскать музыкантов, каких угодно.
     Элина встала, и мы поплелись за всадником.
     Я не решался спросить, какой сейчас год, чувствуя нелепость вопроса. Я спросил всадника, Элина перевела, не идут ли здесь какие-либо войны, аргументировав тем, что мы пришли издалека. Всадник ответил, что король Филипп II Август вернулся недавно из третьего крестового похода.
    Двенадцатый век,  шепнула Элина. 

Меня охватил ужас. Куда девалось мужество! Разум отказывался подчиняться. Я расхаживаю Бог знает в чём в XII-м веке! 

Элина шепнула, что нужно любой ценой отстать от всадника, потому, что она не умеет играть на средневековых инструментах. Дойдя до леса, мы легко отстали от нашего провожатого, затерявшись между деревьями. Элина сказала, что хорошо бы научиться на чем-то играть, чтобы не вызывать подозрений и зарабатывать себе на хлеб. Я не мог не согласиться.
     Осень раскрасила всё в жёлто-оранжевые тона, и Элина радовалась, как ребенок, валяясь в рыжих листьях. Её щеки залились румянцем, а глаза блестели. Знать бы, как найти Хроноса! Я присел недалеко от Элины. Листья золотом сыпались сверху, будто мы попали в сказку. Наверно, мы и в самом деле были в сказке

Откуда-то раздалось пение на латыни. Хор мужских голосов. Очевидно, они пели в очень большом и пустом помещении. Где-то поблизости находился монастырь. Элина перестала смеяться и прислушалась. Сейчас её прекрасные глаза казались лазурно-голубыми. Волосы вовсе растрепались и колечками падали на плечи.
     Слыша такое великолепие, я начинаю сомневаться в том, что мы правильно делаем, разыскивая Хроноса сказала Элина.  Мистраль, давай навсегда останемся здесь! Я не хочу назад...
     Я натянуто улыбнулся:
     Элина, ты рассуждаешь, как маленькая девочка. Ты под впечатлением, но вскоре вся эта романтика тебе надоест, и ты захочешь вернуть всё, как было.
     Элина встала. Лицо её стало серьезным, и на лбу даже показались морщинки.
     Всё, как было? Да ты ослеп! Наша атмосфера отравлена, повсюду атомные взрывы и кислотные дожди – это ты хочешь вернуть?? Попав сюда, я очутилась в другом мире, я увидела нетронутую природу, я увидела совершенно других людей... и мне захотелось остаться здесь с тобою навсегда. Но, видно, я ошиблась в тебе, Мистраль...  Элина отсела от меня. Она взяла сухую палку и принялась скрести ею по земле.
     Да нас тут спалят, как еретиков,  разозлился я.  Это время предрассудков и религиозного фанатизма. Они даже думают, что солнце вращается вокруг земли, а не наоборот, потому что еще не родился Коперник. Здесь,не долго думая, могут зарубить мечом, я уже молчу о пытках. Прости, что я не прекрасный принц из средневековой сказки. Так получилось. Но у тебя есть отличная возможность найти себе средневекового принца (из истории я знал, наверно, разве что открытия Коперника).
     Трус! Ты всегда был трусом – им и останешься!
     Через минуту мне представилась возможность доказать Элинеобратное из чащи вышли двое разбойников, и я обнажил свой шутовской для этого времени меч. Дальше всё произошло слишком быстро для того, чтобы осмыслить. Я почувствовал резкую боль в боку, в глазах потемнело, и я провалился в пустоту.

     2.
     Надо мною склонилось отвратительное лицо старика. Наполовину лысый, с разметавшимися по узковатым плечам жидкими прядями длинных волос, он ощерил маленькие острые зубки. Старик напоминал маленькую злобную куклу. Меня осенила догадка:
     Хронос?
     Старик захохотал и указал острым пальцем в бок. Я обернулся. Передо мною предстала громадная машина. Крутились и вертелись тысячи колес и шестерёнок. Самое громадное колесо  Колесо Времени остервенеловращал Хронос, злобно и при этом хохоча.
     Нет! Остановись! закричал я, но он продолжал делать свое дело, не обращая внимания на мои вопли. Скоро я должен был вылезти с другой стороны машины в виде пюре. Я громко закричал.
     Он пришел в себя,  я услышал мягкий женский голос. 

Элина! Это она – как настоящий ангел! Мне казалось, что я простился с ней в своей прошлой жизни. Я приподнялся на локтях и слабо улыбнулся ей.
    Элина, что случилось?  сдавленным голосом спросил я.
     Тебя серьезно ранил один из разбойников, полтора месяца ты не приходил в себя. Мы думали, ты умрешь... она взяла меня за руку. Её тепло передавалось мне. Я сжал руку Элины.
     Кажется, мне приснился Хронос...
     Ты бредил. Ну, и как же выглядел Хронос?
     Вспомнив мерзкого старика, я рассмеялся. Боль неприятно отдалась в боку. Я потрогал бок под одеждой  рану залатали накрепко. Я вскочил со своего ложа, но Элина мягко уложила меня обратно.
     Не нужно, Мистраль, ты ещ слишком слаб.
     А ты?  я с сочувствием посмотрел на не Как ты выжила за эти полтора месяца без меня??
    Элина улыбнулась, но улыбка казалась вымученной:
     Почему ты думаешь, что я не смогла бы выжить без тебя? Нас подобрали кочевые охотники. Вульфард и его жена Эрмоара. Всё это время мы находились с ними. На улице зима, всё в снегу... Но не это самое страшное...
     Что??  я снова сделал попытку вскочить, но Элина снова уложила меня, прикрыв до самых глаз медвежьей шкурой. Приложила палец к губам и снизила голос до шепота:
     Сейчас разгорелась вражда между римским папой Григорием XVII, и королем Генрихом IV...
     Ну, так и что? хмыкнул я.  Зачем мне лезть в средневековую политику?
     Церковь уже раскололась на католическую и православную...
     А тем более еще не хватало лезть в религию!  недовольно сказал я. 

Элина вздохнула, очевидно, её усилия были тщетны.
     Зря ты всегда пренебрегал гуманитарными науками, в частности, историейЯ к тому, что мы сейчас в одиннадцатом веке, мы сместились на век назад...
     Мне казалось, что я бледнею, как меловый камень. Хронос неумолимо вращает колесо вспять.
     Я чувствовал себя Тристаном, встретившимся со своей Изольдой. Мне хотелось снова взять Элину за руку, но я не сделал этого. Я молча смотрел на неё. На ореол её волос, в котором отражались блики огня. Хотелось продлить эту минуту, хотелось чувствовать себя больным. О, Хронос, зачем ты крутишь колесо, остановись же! Я думал о том, что есть вещи поважнее романтических минут. Что я лежу здесь, больной, а Хронос продолжает делать своё дело, и скоро вместо орлов начнут летать археоптериксы и все мы исчезнем с лица Земли. Но, в любом случае, если я покажу сейчас безрассудную отвагу и пойду куда глаза глядят, а потом свалюсь где-нибудь в снегу, легче от этого никому не станет, а Хронос порадуется. Я обречённо вздохнул и плотнее закутался в медвежью шкуру. 
     Скрипнула дверь, вошли люди. Они напоминали животных с человечьими головами, потому что были замотаны в звериные шкуры. Люди приветствовали меня и кинули к огню несколько подстреленных птиц. Элина начала ощипывать птичьи тушки. Вода в большом котле начинала закипать.
     Этим людям ты обязан жизнью,  сказала Элина.
     Я искренне, по-человечески поблагодарил охотников. Слабость давала о себе знать, и я погрузился в сон.

      3.
     Огонь догорел. В хижине никого не было. Я закутался в медвежью шкуру и, шатаясь, вышел на улицу. Мороз схватил меня за щёки. Ноги увязли в снегу. Навстречу шла Элина. Она тоже закуталась в звериную шкуру. Её волосы были заплетены в две косы. Она напоминала женщину из какого-то варварского племени.
     Мистраль, тебе лучше вернуться,  строго сказала Элина.  Вряд ли ты в таком состоянии и в такую погоду доберёшься до Хроноса.
     Я вынужден был согласиться и, поскрипывая снегом, пошёл назад. Элина наполнила бараний рог какой-то жидкостью и протянула мне.
     Что это?
     Вино,  ответила она.
     Я не пью.
     Тебе нужно лечиться. Это в лечебных целях.
     Я залпом осушил рог. Тепло разлилось по телу. Я наблюдал за тем, как поленья потрескивают в огне, испуская искры. Элина совершенно приспособилась к такой жизни. Кто бы мог подумать, что в прошлом это была деловая женщина, работающая в офисе! Но кто такое подумает, если здесь никто не знает слова «офис»! Я видел, что такая жизнь нравилась ей куда больше...


           …Елена, которую я знал и привык видеть за кипой бумаг, навсегда исчезла. Она переродилась. Элина... Почему-то в сердце закралась ревность к её увлечению этим временем и этим уже привычным для нас образом жизни. Я резко дёрнул ее за руку:
     Не забывай, что мы здесь не просто так, что мы пришли остановить Хроноса. Или ты уже сомневаешься в правильности этой идеи?
     Элина посмотрела на меня как на несмышлёного ребёнка:    
– Мистраль, нам нужно переждать зиму, поправляйся, а потом мы уедем своей дорогой.
     Я притих. Да, я веду себя как глупый ребёнок. А вдруг никакого Хроноса не существует? Вдруг всё это глупый блеф? И мы ищем то, чего попросту нет? Но время неумолимо возвращается назад. Это не просто так.

     Небо сделалось ярким. Лёд начинал таять. Солнце, ветер, первозданная природа, почти не опороченная человеком. Я совсем встал на ноги. Вульфард научил меня пользоваться луком и стрелами. Мы практически ничем не отличались от средневековых охотников. Несколько недель Вульфард помогал мне мастерить лодку. 

Интересно, выжил бы он в наших условиях? Разве что в глухом лесу. Рев машин до смерти бы испугал его. 

Мы попрощались с охотниками. Я спустил лодку на воду и мельком глянул на свое отражение в воде: борода отросла, как у древнего старика, волосы были уже ниже плеч. Я запрыгнул в лодку, в которой уже сидела Элина, и начал грести. Элина смотрела на меня и улыбалась. Я смутился своего небрежного внешнего вида, но красота природы заставила забыть обо всём на свете. Вдыхая пыльный воздух большого города, я никогда не думал, что можно вот так слиться с природой, стать с ней единым целым. Просто плыть по реке под открытым небом навстречу ветру и солнцу, смотреть на прекрасное улыбающееся лицо Элины, на её растрепанные волосы. Мне захотелось кричать, что я не хочу ничего другого, что я готов остаться здесь навсегда и просто плыть по реке, пославХроноса к черту. Но я понимал, что должен, обязан остановить его, предотвратить исчезновение человечества с лица земли. 

Собственно, искать пещеру Хроноса по всему миру было ещё абсурднее, чем иголку в стоге сена. Собственно, почему Хронос должен обитать в пещере? Я не знал, почему. Я не мог этого объяснить, я просто знал это, и всё. Будто некто запрограммировал меня. И, наверно, это не случайно. 

Мы плыли долго, но я не чувствовал усталости в руках. На берегу стоял человек, который отчаянно нам жестикулировал.
– Останови!  сказала Элина.  Возможно, кому-то нужна наша помощь.
     Человек ступил одной ногой в лодку и стал говорить на странном, непонятном языке. По выражению лица Элины я знал, что она поняла его. Элина увлекалась лингвистикой и древними языками. Она оказалась способной, и языки давались ей легко. Человек сел к нам в лодку, и мы поплыли. Я попросил Элину объяснить.
– Этот человек  придворный историк Эйнгард. Он отстал от своих и просит переправить его на тот берег.
– Да пожалуйста,  я пожал плечами.
     Элина опустила глаза:
– Он придворный Карла Великого.
– И что?
– Мистраль, если бы ты знал историю, то понял бы, что мы переместились на два века назад. Мы в девятом веке...
     Казалось, что мои руки приросли к вёслам и двигались машинально. Хитрющий Хронос, он ускорил обороты!
     Эйнгард что-то писал. Я смотрел на его письмена, как на китайскую грамоту. Видя мое недоумение, губы Элины прошептали:
«...и, однако, величие короля и постоянство его ума не могли быть побеждены и отклонены от того, что он начал. Ибо никогда не оставлял он безнаказанными такого рода их действия, но всякий раз карал за вероломство...»
     По гуманитарным предметам в школе у меня всегда были низшие баллы. Если я и слыхал когда-то о Карле Великом, то давно уже об этом забыл.
     Эйнгард поблагодарил нас кивком головы и оставил мешочек с монетами. Деньги сейчас были как нельзя кстати. Платье  Элины совсем износилось. И ни одного жалобного слова! Я понял, что анекдоты о том, что женщина не смогла бы прожить на необитаемом острове без косметики, – всего лишь анекдоты. Я видел её подлинную, природную красоту сейчас без макияжа. И никакие фирмы мира не сделали бы её образ ярче и привлекательнее в лучах восходящего солнца, на лоне природы, когда её глаза казались такими же синими, как здешние озера.
– Ну, профессор, расскажите мне о том, кто такой Карл Великий,  чувствуя себя полным невеждой, спросил я.
– С 768 по 814 годы он правил Франкским королевством. Покорил саксов. Провозгласил себя императором в Риме. Мистраль, открой как-нибудь учебник по истории, иногда это идёт на пользу.
     Мы пристали к берегу. Впереди был город. Новая, такая чуждая раньше жизнь. Как сложно мне было представить, что можно жить без техники, электричества, компьютера, машин! В этом было своё очарование. Но если Хронос начнёт ещеё быстрее сворачивать время, боюсь, мне придется познать быт каменного века. А этого, честно говоря, мне бы не слишком-то хотелось.

      4.
     Мы прибыли в город, который назывался Верден. Эйнгард не поскупился. Если не слишком сорить деньгами, то их хватит надолго. Первым делом мы купили платье для Элины и обувь из мягкой кожи. Элина выбрала одно из самых неброских, скромных платьев. Мы пообедали в какой-то таверне. 

Шум города утомлял. Мне сделалось плохо и начало трясти. Сначала я даже подумал, что хозяин таверны подсыпал мне какого-нибудь средневекового яду. Меня  лихорадило. Я видел страх в глазах Элины, которая подумала, что я серьёзно болен, либо что у меня открылась рана. Нет, я не заболел, и рана была в порядке. Это были некие невидимые нити, которые связывали меня с Хроносом. Я не знаю, что это и откуда взялось. А, может, я сумасшедший и попал в свою ненормальную реальность? Ноги сами тянули прочь от людей, от шума и реплик на языке, который был мне непонятен. Элина поплелась за мной. 

Я бежал по открытой равнине, и плащ мой развевался, как у колдуна. Я не знаю, сколько мы шли, потому что впал в подобие транса. Я казался пьяным, хоть ни разу в жизни не напивался. Я что-то кричал, призывал Хроноса, и потрясал в воздухе кулаками

Пещера. Вот она. Рядом. Я бросился внутрь, приказав Элине ждать у входа. Я вбежал в пещеру, но только распугал летучих мышей, и они скопом вылетели прочь. Я упал на колени и заплакал. Хорошо, что Элина не видела в этот момент моей слабости! Нет никакого Хроноса! Возможно, он лишь в моём воображении. Но как же тогда мы перемещаемся во времени? Или... Элина тоже сумасшедшая? И мы, двое психов, сбежавших из лечебницы, которые вообразили себе, что бегают где-то в прошлом... Я ничего не понимал, и слёзы обреченности и бессилия текли по моим щекам. Мне было страшно оставлять Элину одну. Вокруг полно дикарей и фанатиков. 

Она сидела на пригорке, подперев голову рукой. Стараясь не шуметь, я присел рядом. Ее рука легонько легла мне на плечо.
– Мистраль, ты не сумасшедший,  тихо сказала Элина.  Просто это не совсем то, что ты искал...
     Я вздрогнул, потому что мне показалось, что Элина прочитала мои мысли. Я положил свою ладонь сверху, её рука была по-прежнему тёплой. Я совершил наглость и прижался своей нечёсанной головой к её щеке. Она не оттолкнула. Сидеть бы так вечно Смотреть, как колышутся травы. Вдыхать их запах. Встречать приход Авроры, богини зари. Белой, воздушной, которая появится, как только погаснут звезды... Встретить приход Авроры с Элиной. Под открытым небом, на природе, ещё не опороченной человеком... 

Раздалось блеяние  овец. Пастух гнал стадо. Элина вышла навстречу пастуху. Она объяснилась с ним на непонятном мне языке. Что говорил пастух, я, разумеется, не понял, но одежда его значительно отличалась от той, которую мы видели в Вердене. Неужели сельские жители настолько отличаются от горожан, или...
– Элина!  я тряс её, поражаясь своей дерзости.  Что сказал этот пастух??
Элина мрачно улыбнулась:
– Франки подчинили себе Галлию, Холдвиг стал королем...
– Холдвиг?! Где же Карл?! Карл Великий, о котором писал Эйнгард! Ведь совсем недавно он писал о нем, я сам видел!
– Мистраль... Мы в пятом веке...
– Что?! В пятом!!! Только недавно был восьмой!!! Хронос набирает обороты! Мы скоро исчезнем!
Элина была вдохновлена. Глаза её горели лихорадочным огнем.
– Мистраль, я абсолютно счастлива! Ты не понимаешь! Что мы видели, изо дня в день торча в офисе? Разве это жизнь? Кому выдалось счастье путешествовать в столетиях! Видеть то, чего не дано видеть никому из наших современников!
Я схватил ее за руки:
– Элина, мы начинаем перемещаться во времени всё с большей скоростью, скоро от нас и следа не останется!
Она засмеялась:
– Мы ещё не переступили черту нашей эры.
– Так скоро переступим!  я почти кричал. 

Меня раздражал и пугал её восторг. Она легонько оттолкнула меня. Её глаза стали спокойно-синего цвета.
– Хорошо. Мистраль, что ты предлагаешь делать?
     Её вопрос поставил меня в тупик. Действительно, что? Как остановить Хроноса? И существует ли он вообще? Я присел и задумался. 

Элина рассказывала мне, как Холдвиг разрубил воину голову боевым топором за то, что воин разрубил топором его чашу. Мне были чужды эти варварские обычаи, и я начинал раздражаться. Мне хотелось задушить Хроноса. Казалось, Элина только радовалась нашему быстрому перемещению, которое меня так угнетало. 

Облик франкских воинов казался мне более, чем странным: длинные кожаные рубахи, щиты, сплетённые из прутьев и обтянутые кожей, усы, волосы, заплетённые в длинные косы. Я наблюдал за ними, спрятавшись за дерево. Меня пугали эти дикие люди, которым был чужд здравый смысл. Мне не хотелось находиться с ними рядом. А что будет дальше! Хронос, я убью тебя!!
     Послышались дикие, нелепые крики, от которых закладывало уши. Кто-то несся на лошадях, и дерево не смогло бы нас укрыть от взоров этих варваров. Пещера  единственное, хоть и призрачное, убежище. Я схватил Элину за руку, и мы кинулись в пещеру, распугивая летучих мышей. Все случилось быстро, я ничего не успел понять. Я начал куда-то проваливаться, а Элина разжала руку.

      5.
     Сморщенное лицо наполовину лысого старика с ощеренными острыми зубками предстало передо мной. Жидкие длинные пряди волос струились по его узким плечам, точь-в-точь, как в моем бредовом сне.
– Хронос?!  вскричал я.  Ты существуешь?!
     Хронос нагло захохотал:
– А ты как думал? Что я плод твоего бредового воображения? Ха-ха-ха!
     Мои руки бессильно тянулись к его сморщенной шее. Хронос исчез! И тут же появился в другом углу.
– Прекрати вертеть колесо назад!  до хрипоты кричал я.  Верни всё, как было!
     Хронос издевательски смотрел на меня сверху вниз, и, подбоченясь, топал ножкой.
– Хочешь спасти мир?  он захохотал режущим слух смехом.  Много вас тут, таких спасателей. Накрутят себе, что не такие, как все, что у них, якобы, миссия великая. Такая большая миссия – да на такие слабые плечи, а?  Хронос хлопнул меня по животу и указал пальцем в сторону. 

Я увидел гигантскую машину. Вертелись тысячи колёс и шестерёнок, в колбах кипела какая-то жидкость. Я увидел одно громадное колесо среди тысяч мелких. Хронос напоминал свихнувшегося профессора. Это громадное колесо наверняка и было Колесом Времени.
 Да, да, именно оно,  продолжал притопывать Хронос.  Так возьми его  да сдвинь, куда тебе вздумается, герой! Или хочешь быть героем, за чужой спиною прячась?
– Я и не говорил, что я герой!  я пытался подняться.
– Ну конечно, конечно,  продолжал издеваться Хронос.  Ради безграничной любви ко всему миру ты меня и искал! Да я вас, людишек, насквозь вижу! Мерзкие и тщеславные. Много вас тут таких – да толку нет. Крути колесо, умник!  едва не прорычал он мне в ухо. 

Я схватился за колесо, но и на миллиметр не сдвинул его с места.
  – Ха-ха-ха!  хохотал Хронос, положив руки на живот.  Что, сдулся, силёнок маловато? Каши больше кушать надо! Силёнок наберешься так и приходи!
– Хронос!  мои глаза гневно сверкали.  Верни колесо на место!
– А то что будет? Ты меня задушишь? Да мне наплевать на то, что тебе нравится, а что нет! Кто ты тут такой?
     Мне хотелось размозжить голову этого мерзкого лысеющего старикашки о Колесо Времени.
– Крути, крути,  злорадно хохотал Хронос.  Желательно в том времени останови, когда эпидемия бубонной чумы ходила. О-хо-хо! А ты даже не знаешь, что это за век, потому, что историю ни черта не учил!
     Непринуждённый сарказм Хроноса доводил меня до белого каления. Я был в бешенстве. Колесо по-прежнему не двигалось с места.
– Дурень, пока ты крутишь то, что тебе не по силам, Элину наверняка схватили дикие варвары!
     Я опешил. И верно. Я совсем позабыл об Элине! Одержимый спасением человечества, я позабыл о ней. Боже, какой я эгоист!
          Не вини себя, Мистраль!  она выкатилась из-под гигантской машины. Ее синие-синие глаза смотрели на меня.  Я хотела быть с тобой, я ошиблась в тебе... В тебе нет той отчаянной жажды приключений, которая делает жизнь жизнью. Твоя стихия– изо дня в день просиживать в офисе, обзавестись семьейженой, кучей детей. Прости, нам не по пути. Спокойная, бессмысленная, сытая жизнь утомляет меня. Мне выпал редкий шанс наполнить свою жизнь чудесным смыслом, видеть народы и королей, о которых я столько раз читала в книгах, – и я этот шанс не упущу!
– Элина...  только и проговорил я.
– Да он слизняк!  хохотал Хронос.

Словно подтверждая его слова, Элина лёгким движением руки заставила колесо вращаться. Колесо, которое я всеми силами не мог сдвинуть с места!
– Элина, что ты делаешь?!  вскричал я.
– Отправляет тебя назад, слюнтяй! Нытик! Ей с тобою не по пути!  хохотал Хронос.
– Да, я отправляю тебя обратно и остаюсь здесь!  её глаза возбужденно горели.  Я хочу видеть падение великих империй, видеть императоров, царей!
– Что ты объясняешь невежде, который и истории-то в школе не учил!  посмеивался Хронос.
– Нет, нет, Элина, не делай этого, ты потом пожалеешь!  кричал я.
     Перед глазами все вертелось, будто на каруселях.
Элина...
    Я провалился в бездну...

     Трезвонил будильник, напоминая о том, что пора на работу. 

Я дома. Время больше не перемещается. Я навсегда потерял Элину... Она всегда останется в моей памяти в платье из грубого сукна, в запылённом дорожном плаще, с разметавшимися волосами, на фоне первозданной природы, на фоне не отравленного химией озера, такого же синего, как её прекрасные глаза... 

Где она сейчас? В каком времени? В каком царстве? 

Я открыл учебник истории.

Свернуть