21 августа 2019  01:41 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 55 декабрь 2018


Поэты и прозаики Санкт-Петербурга



Валентин Голубев

 

Валентин Павлович ГОЛУБЕВ родился в 1948 году в посёлке Сосновая Поляна под Ленинградом.  Автор книг стихотворений: «Праздник» (1976), «От весны до весны» (1985), «На чёрный день» (1990), «Русская рулетка» (1998), «Жизнь коротка» (2002), «Памятка» (2004). «Возвращение домой» (2013) и других. Лауреат первых литературных премий: «Ладога» им. А. Прокофьева, (2001), им. Св. князя Александра Невского(2005), им. А.К. Толстого(2013). Награждён: серебряной медалью князя Александра Невского (2005), медалью  «За заслуги перед отечественной культурой» (2013) и другими наградами.  Член Союза писателей России с 1990 года.

                                                              Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга» 

                                                                                             Феликсом Лукницким

 

ЧЁРНЫЙ ХЛЕБ

Мой чёрный хлеб поджарист и румян,

Он свеж и мягок, горла не дерёт…

Я хлебом сыт и от работы пьян,

Когда бывает дел невпроворот.

 

Я всё умею.

Надо всё уметь!

Иначе жизнь тебя с пути сшибёт.

Не успевает хлеб мой зачерстветь,

И потому он горла не дерёт.

 

Вот так меня моя судьба вела,

И как-то ненароком, между дел,

Любовь случилась,

                                 Жизнь произошла.

                        Я даже удивиться не успел.

               

*           *          *

                         Велимиру Хлебникову

Как травы густеют над жизнью года,

Дожди на них ртутные льются.

Чтоб выжил, твой путь подсветила судьба

Огнём мировых революций.

 

Ты колос, заблудший на сорной стерне,

Где только аршин -- и мерило,

Пропал в глухомани, в такой стороне,

Где правят Даждьбог и Ярила.

 

Ты выправил сам свой небесный мандат

И ждал из Вселенной известий.

Не принятый миром наш звёздный собрат,

Почти сумасшедший кудесник.

 

Ты пробовал скрещивать зверя и злак,

И птиц и людей…

Только фокус не вышел!

Все ангелы -- в небе, и бейся хоть как –

Здесь стайка крылатых мальчишек.

 

Меж острых лопаток холщовый мешок,

Оракул земных превращений,

По русской равнине куда ты ушёл,

Сливаясь с корнями растений?

 

ЯРМАРКА ВАКАНСИЙ

В этом театре над пьесой рыдали

Грешники, да и святые таили обиду…

Всех, кто покладисты – клали рядами,

Ну, а ершистых -- на кол, да на дыбу.

 

Время не терпит объезды кривые,

Смять норовит и крылатых и тварных.

Как в паранойе котлы паровые

Пробуют силу у станций товарных. 

 

Может быть я задремал под акафист

Службы… Очнулся, а лица всё те же,

Там, где на ярмарке странных вакансий

Нас представлением кукольным тешат.

 

Лёгок заплечный мешок… Одиноко ль

Станет среди коломбин и петрушек?

Как в перевёрнутый смотришь бинокль –

Мельче фигурки, и гомон всё глуше.

 

За нафталинной панбархатной шторкой

Жизнь, что была? Нет! Могла лишь присниться…

Сколько по клавишам пальцем ни торкай –

Не открывается эта страница.

 

На возвращение тешим надежды,

Только вот прелестей нет без обманок.

И костюмер уже шьёт нам одежды,

Жаль, на которых не будет карманов,

 

Где разложить в них печали и радость,

Чтоб не мешая друг другу, лежали,

А в потайной, чтобы тля не закралась –

Фотку любимой с небесной скрижали.

 

                            *     *     *

На мартовской речке заторы, зажоры…

И льдины друг друга подмять норовят.

Катаясь на льдинах, вороны-мажоры

Кричат, что пора им кормить воронят.

 

Где домик на взгорье нахохлился вдовий,

С путинных застолий всё ждут рыбака.

В осиновых лапах из мисок-гнездовий

Птенцы наблюдают за всем свысока.

 

Поживой какой там вороны жируют,

С моста жердяного пикируя вниз?

Иль в мутной воде ловят рыбку живую?

Непросто! Но очень уж сладок изыск!

 

Вот-вот и пройдёт ледниковый период --

Лет сто и неделя, а там --- лепота

Весенних соцветий. Почти оперилось

Воронье отродье, хоть пусть без хвоста…

 

Оставите! Забудьте, куда-нибудь  деньте

Тревоги средь солнечной сей кутерьмы!

Растаяли пусть, обесценились деньги

Завалов серебряных сонной зимы.

 

Крикливым воронам кричу я: -- За речью

Следите! А то ишь раскаркались как!

 

А ночью аукает кто-то за речкой,

Наверно пропавший в путину рыбак.

 

                           *       *       *

Голуби весной воркуют басом

В густошерстном сумраке чердачном.

Я один за спросом и припасом,

Я один на одинокой даче.

 

Дом оставив, водку на крыльце пью,

Чтобы ночь в лицо и чтобы поле…

Сам себя как будто псовой цепью

Приковал навек к своей юдоли.

 

Над моим пристанищем лишь сосны

По ночам нашёптывают: «Зря всё…»

Где, отец, ты в травах сенокосных

Отдохнуть прилёг и затерялся?

 

Где ты, мать? В каких садах Господних

Голубиц зерном с ладони кормишь?

Помоги! Беда со мной сегодня.

Я твой сын. Ужель меня не помнишь?

 

Закричала птица среди ночи,

Песню запою, но не поётся,

Среди всех на свете одиночеств

Самое щемящее – сиротство.

 

Светит надо мной звезда отвесно,

Только небо холодом проволгло,

Потому в космическую бездну

Не к добру заглядываться долго.

 

                            *        *         *

Написать стихотворение –

Это поставить рядом

Хотя бы два слова

Так, как стоят под венцом

Жених и невеста.

Так, как стоят рядом

Отец и сын

На краю вырытой ими ямы

Перед растрелом.

 
Свернуть