21 августа 2019  01:43 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 55 декабрь 2018


Крымские узоры



Галина Яковлева


Галина Яковлева (Феодосия) Родилась в 1936 году в селе Фомищево Смоленской области в семье военнослужащего. Вместе с мужем-военнослужащим двадцать лет прожила на Волге в городе Ахтубинске Астраханской области, работала заведующей технической библиотекой в Первом управлении Государственного Краснознамённого научно-испытательного института ВВС. Горда тем, что внесла и свой вклад в важнейшее дело – испытания новейшей авиационной техники. Награждена орденом «Знак Почёта». Писала стихи, активно участвовала в общественной жизни, выступала с лекциями, беседами в школах, перед служащими и военнослужащими.Была депутатом городского Совета города Ахтубинска. С 1979 года живет в посёлке городского типа Приморском в 15 км от Феодосии. Ветеран труда. Была руководителем клуба любителей литературы и искусства «Чудное мгновение».  Была избрана депутатом поселкового Совета депутатов трудящихся.С 2003 года издала пятнадцать поэтических сборников:«Ловлю летящие мгновенья», Феодосия, 2003 г.  «Калейдоскоп моей души», Феодосия, 2004 г.  «Дарю тебе Крым», Феодосия, 2004 г  «Я просто женщина», Феодосия,2006 г.  «Мгновения и годы», Феодосия, 2007 г.  «Горит вечерняя заря», Феодосия, 2009 г.  «Голос сердца», Феодосия, 2010 г.  «Смешанина», Феодосия, 2011г.  «Завет добра», Феодосия,2012 г.  «Капли», Феодосия,2013 г.  «Я дочь твоя, Россия», Феодосия, 2013 г.  «Поэзия жизни», Феодосия, 2015.  «Ум и юмор», Феодосия. 2015 г.  «Рябина», Феодосия, 2016 г.

 Печаталась в городских и республиканских газетах и журналах, в тридцати коллективных сборниках. Рассказ и стихотворение напечатаны в «Литературной газете» (Москва). Была участником, лауреатом и членом жюри литературных фестивалей в Балаклаве, Ялте, Евпатории, Керчи, Запорожье, Феодосии. Член профессионального Союза писателей Крыма и Союза русских писателей Восточного Крыма. С 2012 по 2017 г. была председателем феодосийского городского литературного объединения «Киммерия». Лауреат литературной премии имени А.И.Домбровского (2013г.) и Всероссийской литературной премии имени Николая Гумилёва (2015г.)

   Материал подготовлен редактором раздела "Крымские узоры" Мариной Матвеевой

СТИХИ


Памяти человека

               
                                           
                                                   Перед расстрелом адмирал А.В.Колчак
                                                    пел романс «Гори, гори, моя звезда»

1.

Он пел «Гори, моя звезда» 
Средь сосен сонных.
Вдали гремели поезда
На перегонах.
Но не дано им заглушить
Мотив печальный.
Лишь пять минут осталось жить.
То песнь прощанья.
О, как нежна ЕЁ ладонь
Она б сумела
За ним и в воду, и в огонь
Пойти бы смело.
Лишь пять минут…Ещё живой…
Он смотрит в лица
Своих убийц. И взгляд прямой.
Минута длится…
Хоть не оставил жесткий век
Для жизни шанса,
Пел перед смертью человек
Слова романса.


2.
Могилы нет. Взяла вода
Его расстрелянное тело.
С тех пор уже прошли года.
Казалось бы, какое дело
Нам до далеких тех времен,
До вражьей силы,
Но мы сквозь время слышим стон:
«Анюта, милая…»
В последний час, в последний миг – 
Как на ладони – 
Влюбленный, юноша ль, старик.
Он честь уронит
Или презрительно в глаза
Посмотрит смерти?
Скупая ли скользнет слеза?
Сквозь зубы: «Черти!»
Но помним мы через года:
Перед расстрелом
Он пел: «Гори, моя звезда!»

То сердце пело.


Настроение утра

Солнце ликует, море пылает.
Осень, как в песне, кажется маем.
Синее небо промыто дождём.
Сердце, как солнце, ликует: «Живём!»

Мне бы подольше вот так ликовать,
Поздно ложиться, рано вставать,
Звонкою песней простор оглашая,
Дружеским встречам часы посвящая.

Время, помедли,не торопись!
Как я люблю тебя, жизнь!


Америка 11 сентября

                      Звонок Мелиссы Шону

Все потонуло в дыме и огне,
Все потерялось в грохоте обвала.
Она была и вдруг ее не стало.
Она последние слова сказала мне,


Слова отчаяния, боли и любви:
«Мы гибнем. Я люблю тебя. Живи!»

Они звучат на всех волнах эфира,
Они тревожат чуткие сердца.
Они отныне достоянье мира.
Она любить умела до конца.


Слова отчаяния,боли и любви:
«Мы гибнем.Я люблю тебя.Живи!»


Соловьиное утро

Нам это утро подарило соловья.
В открытое окно его вливались трели.
Звучали солнечные звонкие капели,
Струилось нежное журчание ручья.

То замирал на миг,то вновь, набравшись сил,
Он голос возносил ликующе и властно.
То был любви его непобедимый пыл.
И песня страстная весны была прекрасна!


Мачтовый лес

Иду я, прямая, как мачта,
Макушкой касаюсь небес.
Я верю упорно в удачу.
Да здравствует мачтовый лес!

Прямым и высоким не просто:
С них спрос и серьезен, и строг.
Невольно подумаешь: роста
Добавил им с умыслом бог.

Согнуть их ветрам не под силу,
Их только срубить иль спилить.
Прямыми до самой могилы
Упрямо они будут жить.

Приветствую гордое чудо
Из тысяч подзвёздных чудес.
Да здравствуют сильные люди!
Да здравствует мачтовый лес!


Молчание телефона

Мой телефон молчит который час,
Который день. Ему я безразлична.
И горлышко чарующее птичье
Умолкло. А терпения запас
Весь истощился. Глыба одиночества
На плечи давит. Одного лишь хочется
Задорного весёлого звонка.
И рухнет глыба. И уйдёт тоска.


Отпразднуем праздник вдвоем

              3 мая Международный
                   День Солнца


И окна, и двери настежь!
Солнце, входи в мой дом,
Дари ощущение счастья.
Отпразднуем праздник вдвоем!

Печаль мне глаза не застит.
Ярко горит окоём!
На сердце волною счастье.
Отпразднуем праздник вдвоем!

И верится: всё в нашей власти.
Утро поет соловьем.
Ведь жить и любитьэто счастье.
Отпразднуем праздник вдвоем!


Памяти Льва Болдова

        Чёрная обложка сборника стихов
        «Секретный фарватер». Фамилия 
        автора и название книги словно
        напечатаны на телеграфной ленте.

На полоске телеграфной Болдов Лев.
И под чёрною обложкой жизни след.
Символично и печально. Видит Бог,
Что талант угас до срока. Он бы смог

Так сказать о нашей жизни нараспев,
Что мы сразу бы узнали: Болдов Лев.
Остро, страстно, незаёмносуть сама,
Отраженье боли сердца и ума.

Он секретный свой фарватер проложил
И поэзии, как Богу, он служил.
Он сказал нам о любви, добре и зле.
Не забыто это имя на земле.


Яблоки

              По картине крымского
              художника Елены Юшиной

Яблоки скатились со стола
Сочные, красивые,зелёные.
Женщина вдруг в комнату вошла,
Бесконечно в этот мир влюблённая,
И остановилась, восхищённая:
Яблочный зелёный водопад!
До сих пор, на холст перенесённые,
Со стола те яблоки летят.

Я нашла в холсте особый смысл:
Яблоки летят, как наша жизнь.   

         

О божественной лире Марины

                      В Феодосии  15-18 августа 2018 года
                      прошёл V11 Цветаевский литературно- 
                      музыкальный фестиваль «Моя божественная
                      лира с твоей гитарою сестра».

Да, время сурово, оно беспристрастно,
И не подкупить его, и не смутить.
Оценки даёт и конкретно, и властно:
Кому-то забвенье, другим долго жить.

Года пролетают, сплетаясь в столетья.
И список, что дан, уважительно длинен.
Творцам, избежавшим забвения в смерти,
Мир славу поёт. И средь славных Марине.

Как великолепна и неповторима:
Сильна, горяча, непокорна, прекрасна.
В стихах, полных сердца, открыто, без грима
Она оставалась глубокой и страстной.

Она наполняла страницы талантом
Упрямо и взрывчато, гордо, по-женски.
Их грани горят. Это блеск бриллианта.
И не увядает стихов совершенство.

И лире божественной мы рукоплещем,
Мы строки её горячо повторяем
Ведь голос Марины - живой, вольный, вещий
Бесстрастное время в веках сохраняет.


Исход Белой армии 

                 В Феодосии отметили 95-летие
                 исхода Белой армии из Крыма

Не нам историю судить,
Делить на белых и на красных,
Что было  страшно, что прекрасно,
Что было верно, что напрасно...
Одна их связывала нить.

Она звалась любовь к России.
Но им друг друга не понять.
Сошлись в бою две мощных силы.
Одна их воспитала мать

Непримиримых. Сколько смуты,
Потерь, разлук, горючих слёз!
Разорваны царизма путы,
Народ поднялся в полный рост.

Ему навстречу меч державный
И клятве верные бойцы.
Они шли с верой в жребий славный.
Но до сих пор горят рубцы

Тех страшных битв, того исхода,
Когда слеза слепила глаз
И в цепкой памяти народа
Страданием отозвалась.

Почти сто лет с тех пор промчалось.
Все прощены. И в это час
Потомки тех, кому досталась
Власть на Руси, скорбят о вас.

Мы помним всё. Мы не забыли,
Как увозили корабли
Вас в край чужой. И души стыли:
Всё дальше от родной земли!

Он не забыт тот горький час.
Мы с болью вспоминаем вас.


Взмахнула зима рукавами    

Что в это утро случилось вдруг с нами?
Просто снежок заскрипел под ногами,
Ветер, умаявшись, спит. Солнца луч
Резво прорвался из дымчатых туч,

И на  снегу заиграли алмазы.
Радостно, ярко сияют снега.
Медлит, не может, не хочет нога
Смять красоту, что подарена глазу.

Это взмахнула зима рукавами.
Радостью светлой со всеми делясь,
Стали добрей мы и чище. Меж нами
Искра божия пронеслась.

Бал хризантем

                  В Никитском ботаническом саду
                  ежегодно проходит бал хризантем

Крымская осень достойна поэм.
Главное чудо в ней бал хризантем.

Мы на балу этом гости. Вглядитесь
В лица гостей. Сколько в них доброты!

Самое  главное наше открытие:
Нежность свою отдают нам цветы.

Бал хризантем! Эта новость несется
Дальше, как эхо, призывно затем,

Чтоб одарить всех, ведь в нас остается
Сказка осенняя - бал хризантем.


Иду и улыбаюсь...

           Первая пятница октября
           Всемирный День улыбки.

Иду и улыбаюсь просто так,
Лишь потому, что я живу на свете,
Что светят звезды, что ласкает ветер,
Сияет солнце, разгоняя мрак.

Иду и улыбаюсь потому,
Что утро началось с любимой песни,
Что услыхала радостные вести,
Что зла я не желаю никому.

Иду и улыбаюсь. Есть друзья.
Людей хороших больше на планете!
И доброму я следую совету,
Что без любви на свете жить нельзя.

Иду и улыбаюсь.


Рукопожатье

Рукопожатье, как объятье.
Оно расскажет всё без слов:
«Ты близок мне. С тобой мы братья.
Я для тебя на всё готов»

Когда ты равнодушно, вяло
Протягиваешь мне ладонь,
Я вижу: чувства вполнакала.
А я люблю, когда огонь.

Когда шершавые мозоли 
Царапают мою ладонь,
То это знак труда и воли.
Такого враг попробуй тронь!

Когда бессильная рука 
Ложится тихо и несмело,
Навстречу ей, сильна, крепка,
Моя. Хочу я, чтоб горела

Твоя душа. Я свой отдам
Огонь души всё пополам.
Хочу не брать, а отдавать я.
Рукопожатье, как объятье
Горячее...


На феодосийских холмах

Сквозь кружево веток с холмов Карантина
На дали гляжу. Что за чудо-картина!
Синь моря, над ним белокаменный город...
И птичьими трелями вечер распорот.

Вдруг слышится голос. Он ангельски нежный.
Украшен тем голосом воздух прибрежный.
Он льётся, как свет и как ветра дыханье.
Зовёт он к себе. То молитвы звучанье.

И я возле храма присела на камень,
Заслушалась пеньем, душой ожила.
Молитва плыла и плыла над холмами,
Всем веру, любовь и надежду несла.


Карл II и НеллГвин

Случилось, что соприкоснулись пути.
Их встреча мила и курьезна:
Английский король ей вручил апельсин,
И Нелл приняла грациозно.
В простую девчонку король-исполин
Влюбился. Любви не до счетов.
Влюбилась и все позабыла НеллГвин:
Театр, свои роли. Заботой
Одною живет, и себя королю
Отдать без остатка готова,
Всей жизнью своей утверждая «Люблю»,
И ловит ответное слово.
Уют, понимание, ласковый взгляд,
От дел государственных отдых...
С ней счастлив король. А вокруг говорят:
«Девчонка-то крепкой породы!»
Остра на язык, но предельно чиста.
Всяискренность, преданность, вера...
Три века прошло, но НеллГвин чистота
Британцам всем служит примером.
И вечером люди идут не домой
К «НеллГвин» знаменитому бару,
Пропустят стаканчик, а может, другой.
С друзьями часок тары-бары...
И кто-то невольно припомнит НеллГвин,
Ее озорство, грациозность,
И кто-то тихонько вздохнет без причин,
Отбросив на время серьезность.
Исчезнут заботы, развеется сплин.
И в этом заслуга девчонки НеллГвин!


Сикстинская Мадонна

         
В углах дрожащих губ, в её глазах
Скорбь, жертвенность, тревога и страданье.
Поймем ли мы друг друга? На часах
Решенье судеб. Постоим в молчанье.

Сикстинская мадонна… Как легка!
Босыми ножками по облакам шагая,
Несет она младенца на руках – 
Божественная, хрупкая, земная.

Она все знает. Избежать утрат
Ей не дано. Сын обречен на муки.
Печали неизбывной полон взгляд,
И нежно сына обнимают руки.    

О люди! Он ведь жертвою за вас!
Так будьте же достойны жертвы этой.
Не отводите малодушно глаз,
Наполните сердца добром и светом!

И пять веков она шагает к нам,
Не проповедуя лукавыми словами,
А сердце разрывая пополам.
Заступница… Теперь черед за нами.

Движенье вечно. Мы шагаем к ней.
Испив бокал божественного хмеля,
Мы стали чище. И в душе своей
Мы слышим завещанье Рафаэля.


Акварель

Когда синеет небо, словно гжель,
Когда пестры наряды и цветы,
Ликует радостная акварель
Ложится лето краской на листы.

Когда в прощальном золоте листва,
Когда звучит печальная свирель,
Росой, как жемчугом, осыпана трава,
В слезах рисует осень акварель.

Когда поёт и пляшет Новый год,
Когда на ветках тихо спит метель,
А дым столбами светлыми плывёт,
Зима нам дарит чудо акварель.

Когда смеётся юная весна,
Когда звенит над полем птичья трель,
Когда надеждами душа полна,
Художником становится апрель.

Когда синеет небо, словно гжель,
Когда звучит печальная свирель,
Когда на ветках тихо спит метель,
Когда звенит над полем птичья трель,
Весь мир похож на божью акварель.


Как заклинанье Женщину любите!

Как заклинанье: «Женщину любите!»
Где есть любовь, там будет прочен дом.
Сорвите для нее звезду в зените,
Согрейте сердце ей своим теплом.

У женщины судьба многострадальна:
Рожать, растить, в дорогу провожать,
Быть стойкой, ждать его из дали дальней,
Покой и мир семьи в руках держать.

Ей многое дано, и много спрошено.
В усталые глаза ее взгляните
И сделайте хоть что-нибудь хорошее.
Как заклинанье: «Женщину любите!»

И даже у последнего причала
Она, как солнце, будет вам светить.
Все вам по силам, но судьбы начало – 
Не уставайте женщину любить!

Свернуть