17 сентября 2019  03:23 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 56 март 2019


Круглый стол Капитализм и социализм


В.П. Безбородов


Концепция социализма К. Маркса: Россия и страны «первого мира» в ХХ и ХХI веке



 

Краткое содержание


В работе особое внимание уделяется значению концепции социализма К. Маркса, существенно отличающейся от понятия реального советского социализма. Марксова концепция способствует адекватной оценке процессов, происходящих в современном мире. В статье объясняются различия во взглядах на социализм между К. Марксом, с одной стороны, И. Ф. Энгельсом и В. И. Лениным-с другой. Концепция К. Маркса позволяет выделить четыре формы социализма в зависимости от национальной культуры, традиций и уровня развития общества.

Ключевые слова: примитивный уравнительный социализм, переходный рыночный социализм, западный либерально-демократический социализм, восточный радикально-демократический социализм, идентификация российской цивилизации, структура социокультурных ценностей.

«Ирония истории состоит в том, что, несмотря на доступность информации, в современном мире нет пределов для искажений и неверных толкований различных теорий. Самым ярким примером этого рода является то, что сделано с учением К. Маркса».

Принципиальные искажения обусловлены рядом обстоятельств. Во-первых, Марксова концепция социализма в литературе советского периода сведена к так называемому реальному социализму, построенному в СССР. На деле, если его сравнивать с взглядами К. Маркса, он соответствует Марксовой характеристике уравнительного, утопического социализма. Строительство уравнительного социализма в России объективно обусловлено её неразвитостью. До 1917 г. Россия в основном оставалась аграрной. Около восьмидесяти процентов населения проживало в селе. Все крестьяне выполняли одинаковую по квалификации работу: пахали, сеяли и убирали урожай и поэтому мыслили уравнительными категориями.

Следующая предпосылка искажения Марксовой концепции социализма заключалась в полном отождествлении идей К. Маркса с представлениями Ф. Энгельса и В. И. Ленина по данной проблеме. На самом деле различия во взглядах на социализм между ними были весьма существенны. Эти различия обусловлены различной периодизацией всемирно-исторического процесса, различным пониманием основного противоречия капитализма, следовательно, и различного разрешения данного противоречия при переходе к социализму т.д.

К. Маркс, считал что «капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Оно восстанавливает не частную собственность, основанную на собственном труде, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенного самим трудом средствами производства». Здесь К.Маркс говорит, что основой социализма является не государственная собственность, а индивидуально-кооперативная частная собственность. В третьем томе «Капитала» К. Маркс утверждает, что при замене капитализма социализмом «определение стоимости становится важнее, чем когда бы то ни было». А это возможно только в рыночной экономике. По К. Марксу, социализм в экономической сфере опирается на рынок, частную собственность и конкуренцию. Различия и их причины во взглядах на социализм между К. Марксом с одной стороны, и Ф. Энгельсом, В. И. Лениным с другой, подробнее даны нами в работе .

В Советской России не было рыночных отношений, но сохранялись основные национальные духовно-нравственные ценности. Благодаря соединению их с идеей коммунизма за счет «неслыханного энтузиазма народа», Россия одержала победу в Великой Отечественной войне, а к концу 1950-х гг., став индустриальной державой, достигла военно-стратегического паритета с США, первенствовала в освоении космоса, в стране была создана лучшая в мире система социальной защиты трудящихся и т.д.

Обобщая тенденции мирового социально-политического процесса в начале второй половины XX века, русско-американский социолог Питирим Сорокин предложил в качестве стратегии развития отношений между США и СССР, между капитализмом и социализмом теорию конвергенции. В соответствии с данной теорией развитые страны Запада будут заимствовать из опыта СССР систему социальной защиты трудящихся. А социалистические страны будут внедрять рынок, частную собственность и конкуренцию.

В постиндустриальных странах было немало сделано в русле социализации капитализма. Еще в первой половине XX века после кризиса 1929— 1933 гг. принцип невмешательства власти в экономику заменили теорией Д. Кейнса о необходимости регулирования государством частного капитала. Не только в США, но практически во всех развитых странах после Великой депрессии проводились реформы по социализации капиталистического общества. Социализация, как правило, протекала в рамках демократических процессов. Однако в отдельных странах создание системы социальной защиты трудящихся проходило в рамках национал-социализма (Германия, Италия, Испания, Япония)

После Второй мировой войны темпы социализации возросли, а ее практика оказалась более многообразной, чем полагал К. Маркс. Так, в Японии весь крупный капитал стал ассоциированным благодаря политике военной американско администрации, уничтожившей все монополии и картели в течение двух месяцев после оккупации страны. Контрольные пакеты акций крупных корпораций стали принадлежать банкам, холдингам и трастам. Руководители этих инвестиционных фондов не являются собственниками денег. Это деньги граждан Японии.

Во Франции президент генерал де Голль предложил предпринимателям в счет налоговых льгот выделять дополнительно часть прибыли рабочим сверх заработной платы, для покупки ими акций данного предприятия. Эта инициатива получила распространение не только во Франции, в других странах Европы и даже частично в Америке.

В Швеции социализация проходила по инициативе правящей рабочей социал-демократической партии, которая возглавляет правительство на протяжении более семидесяти лет. В Англии еще с XIX в. существует всеобщее избирательное право. С XX века существует бесплатное образование и здравоохранение.

Одним из ярких примеров европейской социализации является принятие Устава Общего рынка в 1962 г. С этого времени в странах ЕЭС, а в настоящее время во всех государствах Европейского союза, на крупных предприятиях прием на работу и увольнение возможен только с согласия трудового коллектива. Существенным пунктом данного устава является то, что бюджетный контроль, распределение прибыли на таких предприятиях осуществляют наблюдательные советы директоров, не менее чем на половину состоящие из рабочих. Они собираются один раз в квартал и решают, какую часть прибыли направить на выплату дивидендов, какую на заработную плату, а какую на переоснащение предприятия. В странах первого мира в производственном процессе имеет место разделение функций на три части между собственниками крупного капитала, топ менеджерами предприятий и советами директоров, определяющими бюджетную политику.

В США, в отличие от Европы управление крупным производством носит чаще не демократический, а авторитарный характер. Поэтому эгалитаристская политика выравнивания доходов осуществляется на макроэкономическом уровне. Безработным, живущим на пособия и рабочим, получающим минимальную заработную плату около 1000 $ в месяц, имеющим двух и более иждивенцев, гарантированы из госбюджета дополнительные субсидии на питание, оплату квартиры, транспорта и т.д., размером до 1500 $ в месяц. Их годовой доход с учетом субсидий составляет около 30 000 $. Этого достаточно для содержания семьи, оплаты квартиры в многоквартирном доме и даже для приобретения и содержания подержанной машины.

В сфере политической США традиционно имеют более развитую, чем в Европе, демократию. В штатах существует реальное самоуправление народа. Люди, объединившись в общины на местном уровне, напрямую выбирают власть: шерифа, мэра и т.д. Население решает все вопросы непосредственно касающиеся их повседневных жизненных интересов. Основная часть властных функций находится на местном уровне, потому что общины в Америке появились раньше, чем округа. Округа — раньше, чем штаты. А штаты — раньше, чем федерация. Общины передавали округам, округа штатам, штаты федерации только те властные полномочия, которые для них были не важны или обременительны в плане материальных затрат.

Для жителей США внутренними базисными традиционными ценностями являются индивидуализм, свобода, либерал-демократия, частная собственность, толерантность, плюрализм, гомогенность и т.д. Гомогенность имеет место в том смысле, что подавляющее большинство американцев разделяют принципы американской демократии. Ценности коллективизма, эгалитаризма, социального равенства являются в США внешними институциональными ценностями.

Подчинение личных интересов интересам коллектива, общества, государства характерно для стран восточной цивилизации (Японии, Южной Корее, Сингапуре, Малайзии и др.). Ценности частной собственности, рынка и конкуренции для них являются внешними институциональными ценностями. По поводу специфики восточной модернизации премьер-министры Сингапура и Малайзии совместно написали специальный документ. Подробнее о влиянии глобализации на трансформацию социокультурных ценностей стран Востока, в частности, Японии смотри в работе.

Противоположность приоритетов (индивидуализм — коллективизм) в системах ценностей между Японией и США обусловливает различия между ними в организации производства и оплате труда. Так, при поломке сборочного конвейера в США вызывают слесарей. Пока идет ремонт, рабочие простаивают. В Японии при поломке конвейера никто не простаивает, рабочие сами ремонтируют, после чего продолжают работать.

В США платят за способности, за должность. Японцы считают такую систему несправедливой, поскольку считают, что способности даны человеку от Бога. В Японии платят не столько за должность, сколько за отношение к труду: взаимопомощь, ответственность, дисциплинированность, активность, исполнительность, инициативу, стаж работы и т.д. В результате разница в уровне жизни между богатыми и бедными в США в 10—12 раз, а в Японии в 4 — 5 раз. Средний класс США составляет 60 — 65% населения, а в Японии 85 — 90%. Особенности российской цивилизации по отношению к западной и восточной рассмотрены нами в работе.

Для американцев свобода важнее социального равенства. Тогда как даже для народов Европы, по мнению Ауреллио Печчеи, председателя «Римского клуба», социальная справедливость и равенство важнее свободы. В самой Европе в разных странах (северных скандинавских и южных средиземноморских) имеет место своя специфика в ментальности людей. Есть общепризнанные различия в политической культуре между Англией и континентальными европейскими странами. Существуют различия в шкалах ценностей даже внутри отдельных стран между католиками, протестантами, православными, мусульманами и т.д.

В странах первого мира приняты законы: о минимальной заработной плате, регулярно индексируемой; о защите прав мелких вкладчиков; о банкротстве мелких и средних предпринимателей, защищающий их права; антимонопольные законы; законы, отстаивающие права потребителей и т.п. Для материального обеспечения социальных законов введены прогрессивные налоги на доходы, недвижимость, наследование, предметы роскоши и т.п. Максимальный прогрессивный налог на доходы колеблется от 35 % в США до 60 % в странах Европы. Максимальный прогрессивный налог на наследование на капитал в миллиард долларов и более в США достигает 90 %.

Страны первого мира гарантируют большинству своих граждан достойные условия существования, относительно равные возможности самореализации в обществе, социальную защиту, участие в управлении производством и т.п. От 60 до 85 % населения имеет достойный средний медиальный уровень жизни. Эти страны, по представлениям К. Маркса, являются социалистическими.

Обобщая вышесказанное можно выделить несколько типов социализма:

1. Грубый тоталитарный социализм (СССР до 1950-х гг., Китай до 1970-х гг., Северная Корея и т.д.).

2. Уравнительный, авторитарный социализм (СССР с конца 1950-х до 1990 г., страны восточной Европы после Второй мировой войны, Куба и т.д.).

3. Рыночный социализм переходный от уравнительного социализма к радикально-демократическому социализму (Китай, Вьетнам, Монголия).

4. Западный либерально-демократический социализм (США, Канада, страны Западной Европы и т.п.).

5. Восточный радикально-демократический социализм (Япония, Тайвань, Южная Корея, Сингапур, Малайзия). В будущем, весьма вероятно, можно будет говорить о теократическом социализме исламского типа.

Исходя из представлений К. Маркса о социализме и современных реалий, можно сделать определенные выводы.

1. Социализм есть самостоятельный длительный этап, связанный с переходом от формационного развития к цивилизационному, от предыстории к действительной истории.

2. Социализм не имеет универсальной модели. Его характер—тоталитарный, авторитарный, переходный рыночный и т.д. — зависит от стадии развития конкретного государства (традиционное, индустриальное, постиндустриальное общество).

3. Существуют национальные разновидности социализма как в восточной, так и в западной цивилизации.

4. Основное противоречие социализма — это противоречие между потребностями и производительными силами. Главное противоречие зависит от типа социализма.

5. Центральный вопрос модернизации — это развитие экономики.

6. При строительстве социализма необходим учет конкретных социально-экономических особенностей страны.

7. Частная собственность — неотъемлемый элемент социализма.

8. Рыночные отношения закономерны.

9. Использо-вание форм и методов управления экономикой Запада (акции, биржы и т.д.)—это чисто технические средства

10. В политической системе нельзя ограничиваться моделями Запада, к социалистическим странам относятся не только постиндустриальные страны Запада, но и страны Востока (Япония, Южная Корея, Сингапур и др.). Эти выводы интересны и в том плане, что они по содержанию в основном совпадают с десятью характеристиками социализма из тринадцати, данными Ден Сяопином [9].

В отличие от стран первого мира в СССР за тридцать лет с 1960 по 1990-й г. ничего не сделано по переводу экономики на рыночные отношения. Россия не смогла, в отличие от Китая, положительно преодолеть этап уравнительного социализма. Поэтому в Советской России мы выделяем два этапа: первый — с 1917— 1960 гг. этап индустриализации. Второй — с 1960 — 1990 гг. этап падения эффективности производства. В этот период были полностью растраченны золотовалютный запас — около двух с половиной тысяч тонн золота, сотни миллиардов, полученных за счет экспорта сырья: нефти, леса, угля, металлов и пр. Более того, Россия оказалась должной около ста миллиардов долларов. В производительности труда и в технологии отставание от стран первого мира увеличилось на тридцать лет.

В постсоветской эпохе мы тоже выделяем два периода. С 1991 —2000 гг. — период дикого капитализма. В это время несправедливая приватизация и залоговые аукционы привели к возникновению олигархического государства, к обнищанию масс, росту преступности и наркомании, к расколу общества и т.п.

Второй период, с 2000 г. по текущее время, связан с попытками политической власти преодолеть пороки дикого капитализма, центробежные тенденции, анархию и раскол в обществе. Этот период можно назвать этапом неустойчивого равновесия, поскольку главная причина — гипертрофия частного интереса, порождающая основные проблемы, не преодолена.

В определенной степени часть проблем была вызвана предшествующим тридцатилетним бездарным правлением коммунистической элиты. Но в гораздо большей степени пороки дикого капитализма были обусловлены разрушением духовно-нравственных ценностей, национальной культуры, апелляцией к рынку, частному интересу, частной собственности как единственной панацеи от всех бед.

До сих пор имеют место рассуждения отдельных российских функционеров, что все проблемы 1990-х гг. и настоящего времени обусловлены особым качеством русских с ментальностью, препятствующей развитию частной собственности. Мы солидаризируемся с А. Г. Глинчиковой, утверждающей, что «трудности модернизации России связаны не с тем, что ценности “частной собственности" и “частного интереса" мало укоренены в современной России и плохо совместимы с русской культурой и менталитетом. А наоборот, потому, что у нас разрушены все ценности, способные ограничивать частный интерес. Частный интерес и частная собственность не защищены ... от другого частного интереса именно потому, что у нас сегодня не осталось никаких иных ценностей, кроме ценностей частного интереса». Тотальное господство частного интереса есть непосредственное проявление власти денег. А власть денег, говорил Д. Рузвельт, равносильна власти гангстеров. «В самом деле, если мой частный интерес является единственной оставшейся ценностью, то чем (какой ценностью) я буду ограничивать его, когда он упрется в нос моего соседа? Правильно — ничем! И мой сосед тоже не имеет общих оснований возражать против того, что я его сожру, кроме своего чисто частного нежелания. Просто я оказался сильнее, а он — слабее. Но завтра, когда кто-то окажется сильнее меня — и мне придется отдать все».

Праволиберальные идеологи утверждают: наши проблемы обусловлены нежеланием людей брать на себя ответственность за свое положение в условиях свободы, что у нас такие традиции. Но не может быть политической или какой-либо иной свободы без свободы экономической. Свобода, по К. Марксу, имеет место только тогда, когда человек материально не зависит ни от государства, ни от других людей, «стоит на своих собственных ногах... Человек, живущий милостью другого, считает себя зависимым существом». По поводу роли традиций в современном обществе XXI столетия Дж. Сакс говорит «Идея века только ортодоксальность (традиционность)., только она способна противостоять ураганному ветру религиозного экстремизма. Признание относительной ценности наших убеждений и готовность все же непоколебимо их держаться является тем, что отличает цивилизованного человека от дикаря»

Главная проблема в настоящее время заключается в самоидентификации российского общества. До тех пор, пока идентичность России неопределенна, общество включает противоположные ценности без выделения приоритетов (например, индивидуализм и коллективизм, свобода и социальное равенство и др.). Без выделения традиционных ценностей в качестве базисных, приоритетных отсутствует социокультурная среда как целостная система. Ценностные ориентиры находятся в одной плоскости, противоречат друг другу, что только обусловливает рост энтропии, хаоса в обществе. Этот негативный тренд ведет к обострению всех ныне существующих российских проблем.

Для самоидентификации современного российского общества необходимо учитывать структуру социокультурной системы. Система, на мой взгляд, имеет три уровня. К первому уровню относятся фундаментальные жизненные смыслы или мировоззренческие универсалии: Добро, Истина и Красота. Второй уровень включает в себя духовно-нравственные базисные ценности: первенство общего блага, коллективизм, социальная справедливость и равенство, индивидуализм, свобода и т.д. Здесь содержится культурный код нации, заключающийся в специфике шкалы ценностей, в ее приоритетах. Третий уровень связан с глобализацией. Под влиянием процессов глобализации, шкалы ценностей различных наций в результате взаимодействия трансформируются, появляются новые для конкретного этноса ценности, которые закрепляются путем принятия соответствующих правовых актов. На внутренние национальные, базисные ценности как бы надстраиваются внешние институциональные ценности. Для западной цивилизации это социальное равенство, коллективизм и т.д. Для восточной — это частная собственность, конкуренция, индивидуализм и т.д.

Россияне по языку, психологии мышления, религии, экономическим, социальным, политическим, научным и культурным связям ближе к Европе. Но, по своей ментальности, по своей душевной структуре, коллективизму, социальной справедливости, первенству общего блага, по своему духовнонравственному коду Россия ближе к Востоку.

Когда учитывается культурный код нации в организации производства, эффективность его возрастает. Например, в России к 1917 г. насчитывалось 37 млн. староверов, которые через промышленную кооперацию и артели контролировали 60 — 75 % капиталов.

Другой пример. В конце XIX века в Сибири, на Алтае, в Бийском уезде в селе Старая Барда 200 крестьянских семей организовали маслодельную артель. Кооперативно владели орудиями труда (сепараторами и т.д.). Организовали кредитное товарищество. В самом начале XX в. построили небольшую электростанцию, провели в избы электрический свет. Построили клуб, купили кинематографический аппарат и смотрели кино. Купили телефонную станцию и всем желающим за небольшую плату установили домашний телефон.

И еще один пример. В СССР частная хозяйственная инициатива была под запретом. Единственная отрасль, где она сохранилась, — это золотодобывающее хозяйство. 50 % золота добывалось на госпредприятиях и столько же получали от золотодобывающих артелей. Вопрос: почему артели не закрыли? Причина в сохранении артелей заключалась в том, что стоимость тонны артельного золота была в десять раз меньше, чем на госпредприятиях. Этим объясняется и то, что к концу 1950-х гг. у нас был самый большой золотой запас в мире.

Успехи промышленной кооперации у староверов, впечатляющие результаты в конце XIX — начале XX вв. крестьян села Старая Барда, поразительно высокая производительность труда в золотодобывающих артелях достигалась за счет опоры на традиционные качества россиян при сочетании их с рыночными отношениями. Это коллективизм, взаимопомощь, взаимоответственность, инициатива, творческая смекалка, а главное — приоритет интересов организации, стремление каждого члена коллектива принести в жертву личный интерес во имя достижения общей цели. Кроме того, большую роль здесь сыграли такие качества, как честность, неприятие посредничества, обмана, изворотливости и спекуляции. Если же говорить о более масштабных отечественных примерах, то достаточно вспомнить эпохи Петра I, Екатерины II, СССР до 1960-х гг., несмотря на невосполнимые издержки тоталитарного режима.

Полное описание работы

Свернуть