22 сентября 2019  23:29 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 56 март 2019


Поэты и прозаики Санкт-Петербурга


 

Даниил Хорьков


Даниил Хорьков. Родился  в  1999 году  в  Санкт-Петербурге.  Соучредитель и участник литературного проекта #тожепоэты.Лауреат конкурса «Поэзия улиц»-2017, победитель «Всем Поэзии»-2017, победитель конкурса мелодекламации «Петербургский Ангел»-2018.
                    Материал подготовлен редактором раздела «Поэты и прозаики Санкт-Петербурга» Феликсом Лукницким
 ***

Never say Nevermore

It's true, I have the soul of a poet. I just can't remember where I put it.

солнце встретил

туман, над рекой нависающий

в небе утро

арабским кальяном раскурено

и не верится,

что этот воздух вчера еще

лихорадило

плавило

температурило

кажется, это место (не будь так душно)

подошло бы под описание 

даже рая

пусть темнеет в глазах 

от повсюду мелькающих душ, но

он летает над полем, 

неспешно их пожирая

их в копилку положит он и окружит

ласками

на которые только способно создание

ворона

ну а здесь послышится вновь оружейное

лязганье

замаячат над полем души

от дыма

черные

июль 2014

*** 

"с девяти до шести. окно б-жественных справок".

человек наклонился и взглядом прильнул к экрану.

на экране - травы, коровы, отравы, нравы,

все, чем ведает бог, помимо разделов права.

человек взглянул на часы. было восемь. рано.

постоять решил, посмотреть, как работал старец.

старец то полежит, то чаю себе заварит,

холодильник откроет, достанет фруктовый лед,

и пока он вприкуску хлебает "цейлонский пряный",

бренный мир как-то сам по себе колышется, но идет.

на далекой земле часы прокричали девять,

потянулись к работам люди из разных стран.

человек завидел вдали крылатую челядь.

"чтобы бога спросить, нужно в бога сперва поверить".

человек улыбнулся и чуть постучал в экран.

бог открыл и вернулся к своей тарелке и вилке.

- здравствуй, сын, - улыбнулся он, - зачем ты явился?

(и откуда же в людях такая странная прыть?..)

- у меня к тебе есть вопрос, о всесветлый, слушай,

для чего же ты, боженька, миру нашему нужен?

- я вам нужен... затем, чтобы просто быть.

человек не знал, что ответить, стоял и думал;

постучали в дверь; вошел ангел с десятком сумок,

человек поклонился, вышел, спустился по лестнице в мир,

погулял, вернулся домой, посидел, угрюмый,

и сказал наконец, головою качнувши строго:

- я не верю в богов, мне не нужно такого бога,

мир навеки жив, управляемый лишь людьми!

человек говорил, говорил, но вот постепенно

превратился в мелкое комнатное растенье.

перегрузка. критический сбой в системе.

место свято и пусто одновременно,

кошки морщатся даже от самых красивых слов,

Буридан зачем-то жалеет своих ослов,

на кормёжку пожертвовав оба стога.

и корова живет, бодлива и большерога,

начиная любить незнакомца - седого бога,

пусть он ей говорил, что не даст никогда рогов.

июль 2015

доктор Бьяннарсон

доктор Бьяннарсон носит поло и брюки клёш.

доктор Бьяннарсон взрослый. ему уже двадцать девять.

доктор Бьяннарсон мудрый.

"всё, - говорит, - поймёшь,

поживи с моё.

и хочется жить и верить.

я писал ему с края крыши - хотел забыться.

я писал ему, сто таблеток зажав в горсти.

я приехал к нему, как только стукнуло тридцать,

и сказал:

"я пожил с твоё.

не понял?

прости."

доктор Бьяннарсон так же в поло и в брюках клёш.

"поживи, - говорит, - ещё", - он предельно краток.

"поживи, - говорит, - с моё, и ты всё поймёшь".

доктор Бьяннарсон перешёл за седьмой десяток.

а вот я перед ним - как раньше, худ и незрел,

его руку держу между тёплых сухих ладоней.

он молчит.

он сказал мне то, что хотел.

я всё понял, мой мудрый Бьяннарсон.

я всё понял.

июль 2016

Рим горит

огонь родился ночью, медным летом,

под злой луной, катившейся в зенит;

он шёл, сгрызая масляную ветошь,

когтями ударяясь о гранит.

с шести сторон пылал безумный город,

хрипел, стонал, не в силах встать с колен,

и треск огня, как грохот приговора,

катился между окон, крыш и стен.

он плыл потоком раскалённой стали

среди домов, предательски пустых,

во мрак дворов побеги прорастали,

хватая скот за шкуры и хвосты,

огонь блистал огранкой бриллианта,

затерянного в зное и в пыли,

обозначаясь хрустом красных амфор

и смертным жаром выжженной земли.

семь долгих дней он грабил, рвал и рушил,

и вот под градом опалённых стрел

последний вол свалился от удушья,

последний дом в тумане догорел -

и рассвело.

святой цветок пожара остался в небе пепельной пыльцой.

потухший город солнцу обнажает

сожжённое до остова лицо.

февраль 2017

дуче

в городской больнице у парка,

когда время ползло к семи,

он родился — маленький Марко,

божий дар, надежда семьи.

там, под тенью столетних вязов,

в шуме улиц Пескары рос

«волчий мальчик» — голубоглазый,

с тёмно-русой копной волос.

но всё детство толкает с кручи

новый тридцать девятый год.

в каждом сыне — маленький Дуче

между каменных стен растёт.

репродуктор хрипит надрывно,

пробирается в каждый сад.

папа Марко под звуки гимна

всю семью ведёт на парад.

тих и холоден майский вечер.

среди вороха лиц и слов

он сажает сына на плечи

и несёт над толпой голов.

люди замерли, как скульптуры,

нездоровый кругом покой —

все следят за одной фигурой

с гордо вытянутой рукой.

Марко смотрит на всё, что рядом,

безбоязненно, сверху вниз,

и под чистым и ярким взглядом

из-под детских густых ресниц

злу и страху темно и жарко,

вера — бьётся о сетку лжи.

где твой Дуче, маленький Марко,

ты убил его? — расскажи.

где твой внутренний Каудильо,

где твой фюрер? — они мертвы?

на дорогах, потёртых пылью,

зеленеют клочки травы,

небо горстью сжимает тучи,

башни серые плющ обвил, —

и из мёртвого тела Дуче

вырастают цветы любви.

апрель 2017

Драконы

раннее утро.

рассвет киноварно-красный.

в горле - знакомый запах перца и масла.

слышишь, как воздух ласкает хребты балконов?

это не ветер. это дышат драконы.

долго летают над городом и рекой

и охраняют наш неспящий покой.

перец и масло. асфальт тихонько звенит.

над головами жарко цветёт зенит.

время обедать. размеченные развилки,

как макароны, неспешно мотать на вилки,

гнуть эстакад разомкнутые спирали,

круглые шеи греть у теплоцентралей.

в синих вагонах прятаться в уголках.

перец и масло. солнце течёт в закат.

вечер. уставший город покорно замер.

скрипят магазины.

солдаты идут в казармы.

розовый тёплый лучик едва скользит

через оборки сдвинутых жалюзи.

в красном граните прячется ото всех

шорох кожистых крыльев и мягкий смех -

драконы смеются. скалят клыки нелепо.

время идёт; багровеет, темнеет небо,

кутаются в леса стыдливые взгорья;

река засыпает, тёмная и рябая;

солнце сорванной брошкой падает в море...

...перец и масло.

кашляешь, улыбаясь.

ночь опускается. сон накрывает крыши.

дышат драконы. дышат драконы. дышат.

сентябрь 2017

половинчатое

внезапно на себя примеривший 

нелепый ворох из ролей, 

я полугрешник-полудервиш - и 

полунацист-полуеврей

я полу-Саваоф - и сразу же 

несчастный полу-Люцифер

полубродяга-полусказочник

не признающий полумер; 

в нелепом половинном месиве 

запаян биполярный крой: 

полуманьяк-полудепрессия

полуразвал-полунастрой

я сам себе во рву клокочущем 

полупустырь и полусад

и полузверь, и полугончая

и полу-рай, 

и полу-ад; 

там, где грома трещат пистонами 

полухлопушек-полупуль

полуприказом-полустонами

бросаюсь в рыжую толпу; 

толпа глядит по-антилопьему

на полумёртвого вверху, 

в полуладони нервно хлопает 

и вязко пьёт полутархун

молчит, поддакивая времени, 

в бокале колет полулёд

и жжётся полуодобрением

и полузавистью гниёт; 

я не могу стоять; я падаю - 

полутогда-полусейчас

кричу им - люди, злитесь, радуйтесь, 

полуоткрыв разрезы глаз; 

смотрите, что с собою делает, 

неровно щурясь ветру вслед, 

пытающийся слиться в целое 

полу-урод - полупоэт...

сентябрь 2017

без четверти утро

без четверти два -

октябрь встречает старость;

без четверти три -

хватаются льдом каналы;

уже закрываются самые поздние бары

и самые поздние шлюхи стоят устало;

беззубые лужи

стеклом лежат на пути;

безликие двери

тускло бренчат железом...

без четверти пять.

стемнело.

теперь идти

не то чтобы некуда -

просто

так бесполезно...

сидеть на асфальте;

курить,

надеясь на чудо,

обрезки себя

в уме

выставляя в ряд;

конечно же, это сон,

я верить не буду,

об этом не пишут

и даже

не говорят,

и даже

не помнят,

даже

никто из нас

не скажет ни слова

и чувствовать не позволит -

а только царит

совершенная тишина,

на ощупь как шёлк,

на вкус как кальмар без соли,

а только тоска и боль перегнили в торф,

и голод истлел,

как выброшенный окурок -

а только тепло,

и мягкая складка штор

темнеет

над головами,

как знак цезуры...

часы расправляются с ночью: удар... удар...

у самых карнизов

проспекты кишат людьми;

без четверти утро -

и нет нам теперь суда,

прощения,

бога

и зла -

кроме нас самих.

1 ноября 2017

сон (элегия)

я засыпаю под тихий гул автострады:

дышат машины, надрывно и нездорóво.

вот бы проснуться прямо под снегопадом

в северном Лондоне, где-то на Илинг-роуд.

там, где земля на ощупь как тёплый пудинг,

там, где метель её гладит пушистой лапой

и оставляет вдыхать онемевшей грудью

пряный и терпкий, густой рождественский запах.

красные фары горчат морозной калиной,

кранов и башен тянутся к небу стебли —

и облака пролетают, как цеппелины,

над освещённым задравшим голову Уэмблидекабрь 2017

пульмонология

примерзают к асфальту ноги. 

ветры воют, как дикари. 

пациенты пульмонологии 

выбираются покурить. 

и стоят облетелым деревцем, 

капли крови плюют на лёд. 

и не верят. 

и не надеются. 

просто думают - повезёт. 

просто думают, 

всеми ранами безнадёжно вдыхая яд - 

будто завтра случится странное: 

их и вылечат, 

и простят. 

доктора помягчеют строгие. 

перещёлкнет внутри реле. 

...я курю 

у пульмонологии. 

с пациентами. 

в феврале.

январь 2018

Шпицберген

Ну-ка, вспомни себя семилетним мальчишкой,

как гонял в магазин и обкусывал хлеб,

как отец подарил тебе яркую книжку

с замечательной надписью: «всё о Земле».

Под обложкой — квадратные домики инков,

ходовые упряжки на десять собак,

и тибетские ламы в цветастых простынках

с огоньками от солнца на выбритых лбах.

Ты читал допоздна и со взрослыми спорил,

когда в школу будили тебя поутру,

и мечтал посмотреть на замёрзшее море,

а ещё — на высокие горы в Перу,

а ещё — проскользить по снегам, как полярник,

на лохматых собаках сквозь тёмную ночь,

и приклеивал постер железного Арни

к облупившейся стенке на бежевый скотч;

часто падал, коленки сдирая до крови,

набивал синяки на локтях и плечах.

и сосед, ну, какой-нибудь Фёдор Петрович,

из окна на тебя всё ворчал и ворчал.

У него, у соседа, особые мерки —

он не верит в монахов и сказочный лёд.

«Тоже, выдумал, слово какое — Шпицберген!

Ты учись, пострелёнок. А это пройдёт.»

Ты сжимал в кулаки побелевшие пальцы,

и как будто бы всё закипало внутри;

и кивал головой — только внутренне клялся,

что не станешь таким же, как этот старик.

А потом — ты не помнишь, как всё завертелось, —

только книга совсем надоела тебе,

только выросли мысли, и выросло тело,

и уже не уехать с завода в Тибет.

…скоро будет пять лет, как ты служишь завхозом

и всё чаще ворчишь на дворовых ребят.

А вдали, на Шпицбергене, море замёрзло.

А в Тибете монахи…

и всё без тебя.

март 2018

элегия о глине

И скучно, и грустно; а руки — на кой они чёрт

Прибиты беспалым концом к бесполезному телу?

Ты так себе скульптор, мой бог. Тренируйся ещё.

Пока в тебя верят, ты сможешь прекрасное сделать.

Я — глина, что просто лежит на гончарном станке

И крутится, крутится, крутится, долго, со скрипом;

Вмешай в меня тексты — без вёрстки, двенадцатый кегль, —

Щепотку любви и живые мечты о великом.

Старайся, выравнивай, складывай минус на плюс,

А если развалится, если надломится что-то —

Тогда я со временем сам себя перелеплю

И стану твоей самой лучшей и ценной работой.

май 2018

через пальцы

хотел учиться - не учился

хотел худеть - и не худел

я в руки брал себя - и тут же

весь через пальцы утекал

ты оступился на болоте

а я - хотел тебя спасти

я подхватил тебя - ты тоже

смешался с тиной и уплыл

так всё и тает - время люди

любовь эмоции слова

а может я - всего лишь призрак

и прохожу вас всех насквозь

я не учусь - ведь нету мозга

и не худею - тела нет

а ты - споткнулся через кочку

и просто молча утонул

а завтра я увязну в тине

недоучившийся толстяк

и кто-нибудь меня подхватит

и я сквозь пальцы улечу

июнь 2018

Свернуть