22 января 2019  11:46 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 53 июнь 2018 г.

Критика



Евгения Коробкова


Евгения Сергеевна Коробкова (род. 2 июля, Карталы, Челябинская область) — российский литературный критик, поэт, журналист, переводчик. Окончила архитектурно-строительный факультет Южно-Уральского государственного университета, факультет журналистики Челябинского государственного университета, Литературный институт им. А. М. Горького (факультет поэзии, семинар И. И. Ростовцевой). Работала в газетах «Челябинский рабочий», «Вечерняя Москва», в настоящее время — литературный обозреватель газеты «Известия». Лауреат премии Артема Боровика за журналистское расследование (2008). Как литературный критик выступала со статьями в журналах «Арион», «День и ночь», «Русский репортер», «Знамя», «Октябрь», «Москва», обсуждая произведения Веры Павловой, Наталии Азаровой, Марии Галиной и других авторов. Ряд публикаций Коробковой посвящён творческому наследию Ксении Некрасовой. Как критик и журналист удостоена премий Международного литературного Волошинского фестиваля (2011, 2015); в то же время Дмитрий Кузьмин резко отозвался о непрофессионализме и предвзятости Коробковой. Публиковала также собственные стихи (в том числе в «Антологии современной уральской поэзии»), переводы английской поэзии (Уильям Блейк, прерафаэлиты). Многократный участник Форума молодых писателей. По мнению челябинского поэта Дмитрия Харитонова, «её тексты, очень разнородные на первый взгляд, объединяются общим пространством, которое позволяет расставлять важные вехи и знаки. Поэтесса всегда вводит в текст конкретные указания на топос или локус, тяготеет к созданию колоритных зарисовок с натуры, проникнутых глубиной и философичностью». Лауреат поэтической премии имени Риммы Казаковой «Начало» (2016). Член Союза писателей Москвы. Живёт в Москве.

 


 

О фильме "Сабибор"



Просят товарищи рассказать, почему мне не понравился хабенский «Собибор». Рассказываю, простите за сумбур. Главная претензия проста: фильм сделан неталантливо. Хабенский торгует Собибором. И это с такой очевидностью бьет зрителя, что вместо того чтобы смотреть кино, зритель сидит и думает: а что же не так с фильмом. И вот что придумывает.
1. Проблема "Собибора" примерно такая же, как проблема Анны Старобинец и ее книжки про аборт. Авторы уверились в том, что выбор темы обезопасил их от критики. Мол, ах, вам моя книга про аборт не понравилась, вы сволочь, неужели не понимаете, что я несчастная потерпевшая. (Это в случае со старобинец). И ах, вам мой фильм не понравился, да вы что, не понимаете, что в Собиборе сто тысяч человек погибло? Понятно, что эти рассуждения весьма далеки от того, что принято называть искусством. Но еще раз повторюсь: то, что мне не понравился фильм - абсолютно не значит, что я не сочувствую жертвам Собибора. Кстати, во время пресс-конференции Хабенский вёл себя крайне неприятно. И когда кто-то из журналюг сказал, "мне не понравилось", в ответ прозвучало, что у журналиста, во-первых, нет сердца, а во-вторых, "Собибор" - это единственный фильм, перечисляющий процент от билетов на помощь детям, больным раком.
Вот и думай, причём тут искусство и каков масштаб цинизма. Хаб соорудил веселую карусельку: сам снял фильм, сам сыграл главную роль, да ещё процент от билетов перечисляет самому себе, в свой же благотворительный фонд. Молодец.

 2. Весьма странно, что режиссер играет главную роль в своем фильме. Не буду говорить очевидные вещи о том, что когда начинающий режиссёр поручает самому себе главную роль - это всегда плохо и подозрительно. Но в случае с Хабенским вопрос ещё и в том, какая это роль. Несколько самонадеянно поручить себе играть Печерского, действительно великого человека, возглавившего единственный успешный побег заключённых из концентрационного лагеря. Опять-таки во время интервью Хабенский то и дело ссылался на Михалкова. Типа, вот, мне пришлось сложнее, чем Никите Сергеевичу. Ссылки понятны, Никита Сергеевич любит снимать самого себя. Но черт возьми, вы, Константин, как минимум, не Михалков, как к нему ни относись, а у Никиты Сергеевича опыта поболе будет. Ну и к тому же я не припомню фильма, где бы единственную центральную роль режиссёр-Михалков поручил себе же.
3. Очень раздражает Хабенское самолюбование в роли героя, его крупные планы, стоп-кадры и замедленная съемка самого себя. Неужели в зеркало не насмотрелся? (Кстати, это самолюбование очень сильно подтачивает доверие к фильму. Стоит вспомнить, что в семидесятые годы один новосибирский учитель физкультуры пытался выдать себя за участника побега из Собибора. И имя с фамилией у него были такими же, как у узника, и внешне был немного похож, и тридцать лет прошло, кто узнает. Но его вычислили и опознали. Именно по пиару. Собиборовцы не ходили по школам, не пиарились, и не рассказывали о своих подвигах. Это было слишком страшно).
4. Много сотен лет назад Братья Гримм писали о том, что существует правда неправдоподобная и неправда правдоподобная. Даже если предположить, что все снятое Хабенским - правда, то ни к чему хорошему эта правда не приводит, потому что снята она неправдоподобно.
5. Раздражает многократное повторение и педалирование еврейской темы. Я не антисемитка, но, извините, возненавидишь все, когда слово «еврей» несётся с экрана каждые пять минут. Режиссёр подчеркивает, что лагерь еврейский, что кругом одни евреи, что страдают одни евреи. Особенно показателен момент, когда героя называют русским, а он в негодовании расстегивает штаны и орет: «Нет, я еврей, я обрезанный!» В этот момент хочется просто встать и выйти из зала, потому что складывается впечатление, что на пресс-показ пропускали по предъявлению обрезанного члена. А ты тут сильно лишний по разным причинам.
6. Раздражает вторичность фильма. Непонятно, что хотел сказать автор. Либо донести нам информацию о подвиге Печерского. Либо заставить в который раз воспылать ненавистью к врагу, зверствовавшему и буйствовавшему, либо поведать нам о незаурядном человеке (о ком-то вроде героя Побега из Шоушенка). В итоге получилось ни то ни се, либо цели были настолько еврейскими, что я не ущучила.
7. Фильм отмечен значком 12+, но это ещё одно враньё. Зверские сцены там в таком изобилии, что я просто не знаю, как 12-летнему ребёнку можно показывать, как человеку кирпичом размозжили голову так, что осталась одна челюсть. Когда журналисты спросили Хабенского, не слишком низкий порог, он нервно ответил, что дети в компьютерных играх видят больше жести, а его, фильмовая жесть - хотя бы полезна и способствует взращиванию патриотических чувств).
Ноу комментс. Проблема в том, что в этой показанной жести нет ничего нового для меня. Нам рассказывали и показывали столько раз и про бани-газовые камеры, и про горы волос и очков, и про все на свете, что Хабенский не удивил. Как сказал Адамович, после ядерной войны это все уже не нужно. Зачем мне в художественном фильме достоверно описывать немецкие зверства, если я видела документальные съемки? После них в все потуги Хабенского на меня не действуют. Разве что становится стыдно за режиссера, выбравшего путь вторичности и трэша. И, кстати в связи с этим вспоминается фильм позапрошлогоднего «Оскара» «Сын Саула», где те же бани-газовые камеры показаны гораздо сильнее и метафоричнее. Бани и процесс умервщления в них показан не просто так, а потому что в этих банях работает главный герой. Жесть показана обыденностью, потому что нам передан равнодушный взгляд героя. Человек привыкает ко всему, даже к сортировке трупов. Найден дивный операторский ход, когда камера преследует героя в спину, как прицел. И сама история взбунтовавшегося Саула, хотя и является вымыслом, но вымыслом правдоподобным, куда правдивее истории Печерского в пересказе Хабенского. Среди груды одинаковых тел отупевший и ожесточившийся Саул вдруг находит тело, которое он должен похоронить. Саул считает, что это его сын, хотя у него нет сына.
8. Ок, допускаю, что задача автора - показать предельную достоверность. Отсюда кровища, смакование сцен удушения, поганые фрицы-животные кругом и обрезанный Саша Хабенский в белом, разящий из парабеллума в лагерную охрану. Ну ладно Саша с парабеллумом, а, простите, откуда две героини-бабищи с силиконовыми губами, винировыми зубами, в чистеньких красивеньких платьицах и с модными рожами? Да-да, не сомневайтесь, все так и было. Узницы нацистского лагеря выглядели так, будто с обложки глянца.


Александр Печерский (1909-1990г.г.)


9. Жаль, что Хабенский взял и испортил эту прекрасную тему. Теперь к ней двадцать лет никто не подберется. А ведь были во всем этом моменты, которые мне были куда интереснее, чем демонстрация ужаса по-хабенски. Я видела фотографию Александра Печерского. По лицу видно, что это был добрый, мягкий и даже женственный человек. Ни за что не скажешь, что он придумал план побега, бил в кашу надзирателей, сам превратился в дракона, чтобы убить дракона. Но что заставило его не покориться? Почему за ним пошла куча народу? Дядя Саша Хабенский, неужели вы думаете, что причина в том, что Печерский показал им свой обрезанный член? Да ну?
10. В процессе просмотра из пресс-зала куча народу ушла. Сзади тетки шептали: он пугает, а нам не страшно. А я в середине заснула. Пришлось сегодня билет покупать и ещё раз смотреть. Чота ни метафоры, ни психологии, ни фильма не узрела. О чем это говорит?
Правильно! Сердца у меня нет.


Свернуть