22 марта 2019  01:16 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 53 июнь 2018 г.


ИСТОРИЯ



Ольштынский Леннор


Леннор Иванович Ольштынский - доктор исторических наук, профессор, действительный член Академии военных наук РФ, участник Великой Отечественной войны. 

 

Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне

 

2 сентября 1945 г. перевернута последняя страница истории гигантской битвы с фашизмом в первой половине XX в. Но долгожданный народами мир не наступил. Холодная война с многочисленными локальными войнами нового претендента на мировое господство — американского империализма — заняла вторую половину XX в. и перешла в век нынешний.

Англо-американские союзники, пришедшие к завершающему периоду Второй мировой войны за счет гигантского напряжения сил, героизма и огромных жертв советского народа, попытались для достижения своих империалистических целей перехватить у Советского Союза победу на последнем этапе борьбы. Не получилось.

В развернувшейся холодной войне одним из главных инструментов разрушения СССР стала идеологическая, информационная война против социалистической идеологии и национального самосознания советского народа. Победа в Великой Отечественной войне — национальное достояние, национальная гордость нашего народа, важнейшая основа патриотизма. Если в годы войны англо-американцам не удалось ее перехватить, то ныне в продолжающейся холодной войне западные идеологи и их пособники у нас в стране стремятся украсть священную Победу у нашего Отечества — вытравить из сознания народа гордость за подвиг их предков, извратить историю, представив США и Англию главными победителями во Второй мировой войне и чуть ли не спасителями России. Вот почему очень важно убедительно представить и глубоко осознать подлинную историческую роль СССР в разгроме фашизма, от какой угрозы спас советский народ мировое сообщество.

Замыслы и планы фашистского руководства по завоеванию мирового господства во второй мировой войне.

Фашизм, порождённая им Вторая мировая война, замыслы и планы фашистских руководителей по завоеванию мирового господства и практика установления ими «нового мирового порядка» — жестокий урок истории XX в. для многих поколений всех народов мира. Забвение этого грозит повторением подобной трагедии человечества в современных условиях глобального кризиса капиталистической системы. Долг историков представить современному общественному сознанию подлинную картину фашистской угрозы миру, её исторические корни на современном уровне исторической науки.

 
 

Это важно потому, что и сегодня продолжаются информационно-психологической атакой западных и прозападных российских СМИ и политиков на советскую историю в стремлении приравнять фашизм и советский социализм, возложить ответственность за развязывание войны на СССР и пересмотреть итоги Второй мировой войны. При этом западный антисоветизм имеет явно русофобский характер, а российский антисоветизм — угодливо западнический и клеветнический.

Из памяти народов стремятся вытеснить истинных виновников войны, чудовищные замыслы фашистских руководителей по завоеванию мирового господства и установлению фашистского «нового мирового порядка». Замалчиваются зверства оккупантов на захваченных территориях — массовые расстрелы мирных жителей и пленных, сожжённые вместе с жителями деревни, концентрационные лагеря и печи Освенцима, Бухенвальда и др. Память о сожжённой с жителями белорусской деревне Хатынь стремятся вытеснить геббельсовской фальшивкой о расстреле польских офицеров в Катыни. Осуждая холокост — уничтожение евреев, забывают об 11 млн. уничтоженных заключённых концентрационных лагерей разных национальностей, в основном славян.

Один из главных вопросов — о социально-политической сущности фашизма, как явления общественной жизни XX в. Западная буржуазная историография тщательно обходит этот вопрос, чтобы скрыть органическую связь капиталистического общественного строя с фашистской идеологией и внешнеполитическими захватническими целями.

В современном восприятии общее понятие — фашизм охватывает его различные национальные формы: итальянский фашизм, германский нацизм, японский милитаризм. Сущность фашизма во всех его проявлениях одна — это наиболее реакционная, террористическая форма диктатуры крупной монополистической буржуазии, стремящейся к завоеванию мирового господства.

Фашистское политическое течение возникло как орудие борьбы с рабочим и коммунистическим движением после Первой мировой войны. Приход фашистов к власти осуществлялся при мощном воздействии крупной буржуазии. В Италии Муссолини был приведён к власти королём в 1922 г. при поддержке Ватикана и промышленных кругов. В Японии фашистский режим установился в начале 30-х гг. после переворота военных, за которыми стояли крупные промышленные монополии. В Германии Гитлер пришёл к власти в 1933 г. при поддержке монополий Круппа, Тиссена и других, а также прусской военщины.

С приходом к власти фашистских партий в стране развёртывается террор против коммунистических, социалистических партий и рабочих организаций, происходит сращивание партийных и государственных органов с монополиями — создаётся тоталитарное фашистское государство как орудие олигархических групп для проведения внутренней и внешней политики в своих интересах. Фашизм XX в. — это тоталитарный империализм.

Фашистское руководство, выражая интересы крупного капитала, выдвигает главной политической целью захват территорий и создание обширных империй, занимающих ведущее положение в мире. Муссолини одержим идеей воссоздания Древнеримской империи, Гитлер — средневековым движением германских феодалов «Дранг нах Остен»[335], японская военщина разработала планы создания «Зоны процветания Великой Восточной Азии»[336]. Путь к созданию империй и достижению мирового господства — жестокая беспощадная война с массовым уничтожением покоряемых народов.

Для ведения «тотальной» войны потребовалась идейно-психологическая обработка своего народа, которую выполняли фашистская идеология и пропаганда. Идеология фашизма — это расизм в сочетании со злобным антикоммунизмом, т. к. коммунистическая идея отрицает социальное и национальное господство. Своя нация объявляется фашистским руководством высшей расой, призванной господствовать и эксплуатировать другие, якобы «неполноценные» народы.

Расизм — это одно из крайних реакционных направлений общей идеологии социал-дарвинизма, широко распространённого ныне в буржуазном западном обществе. Принципиальным положением социал-дарвинизма является распространение законов животного мира на социальные и общественные отношения в человеческом обществе — утверждение якобы природного права «более сильных людей» (народов) эксплуатировать других, «менее одарённых природой». Именно здесь кроются корни фашистской идеологии, способной к возрождению в современных условиях.

Что несёт человечеству эта идеология показывают замыслы Гитлера. В 1934 г. он высказал следующее: «природа жестока: поэтому и мы должны быть жестоки. Если я могу послать цвет немецкой нации в ад войны без малейшего сожаления того, что будет пролита драгоценная немецкая кровь, то я, конечно, вправе уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются как паразиты… Нам надо будет изыскать методы депопуляции… уничтожения целых расовых единиц»[337]. Коммунистическая, социалистическая идеология — антипод фашизму и социал-дарвинизму, поэтому антикоммунизм является идеологическим и политическим спутником фашизма. Так было в XX в., то же наблюдается и ныне, т. к. возрождение фашизма в XXI в. напрямую связано с усилением антикоммунистической и антисоветской пропаганды как на Западе, так и на постсоветском пространстве.

Сходство политических целей, общность идеологии и политических режимов определили создание военно-политического союза фашистских государств и согласованность их действий по развязыванию Второй мировой войны в борьбе за мировое господство. Стратегические планы фашистского руководства по развёртыванию Второй мировой войны хорошо изучены и полностью опровергают измышления антисоветчиков в России и за рубежом о якобы равной виновности Гитлера и Сталина в её развязывании. Известны и глобальные цели крупного германского капитала, определившего конкретные задачи фашистской агрессии.

Они отчётливо изложены в документах лета 1940 г. «Имперской группы промышленности» о «Преобразовании экономических отношений на территории Европы». Характерно, что в них «проблема рассматривается не только по отношению государств, которые в настоящее время находятся в состоянии войны с Германией, но и к тем странам, которые являются союзниками Германии, а также — к нейтралам»[338]. В секретном меморандуме управления экономической политики министерства иностранных дел даётся картина «будущей экономической организации мира» (как видно, глобальная экономика под эгидой США конца XX в. имела уже предшественников).

Этот документ, составленный на основе представлений различных промышленных групп, предусматривал создание: 1) великогерманской экономической сферы, 2) германской колониальной империи, 3) «преобразование» внешней торговли Германии. В «великогерманскую сферу» включались: 1) завоёванные страны — Австрия, Чехословакия и Польша, 2) планируемые новые завоевания — Бельгия, Голландия, Люксембург, Дания, Норвегия, 3) часть территории Франции и Англии. Финляндия, три прибалтийских государства и Швеция попадают под полную экономическую зависимость, а страны Юго-Восточной Европы рассматривались как сырьевой придаток Германии и рынок сбыта. «Великогерманская экономическая сфера» должна была, по замыслам фашистских экономистов, стать ядром «новой Европы» с центром в Берлине, откуда планировалось вести управление покоренными народами и руководство созданием «нового мирового порядка»[339].

Какую участь народам нёс этот «мировой порядок», свидетельствуют документы о замыслах фашистского руководства и действия оккупационных властей на захваченных территориях. Суть «нового мирового порядка» заключалась в проведении «расовой политики» в покорённых странах и полном подчинении экономической жизни народов интересам германского капитала.

В Западной и Центральной Европе намечались крупные государственно-территориальные изменения. Норвегию, Швецию, Данию, Нидерланды, Люксембург и Швейцарию предполагалось включить в состав Третьей империи как провинции. Союзные государства — Финляндию, Румынию, Венгрию, а также Италию рассматривали как полностью подчинённые страны («саттелиты»). Дунай считался главной речной артерией Третьего рейха, а Балтийское море — «немецким озером».

Население малых стран Западной Европы — Норвегии, Швеции, Голландии, Дании и других, имевших в крови «нордические», «германские», «тевтонские» элементы, планировалось подвергнуть «германизации». Оно должно было утратить национальные черты, забыть национальный язык и быть «ассимилировано» немцами в рамках Третьей империи[340]. Часть населения этих стран предполагалось использовать для колонизации территории Восточной Европы — «для службы империи».

В отношении Франции и Англии главная цель состояла в том, чтобы полностью ликвидировать их могущество и превратить в третьеразрядные государства, зависимые от Германии. Французы, считало гитлеровское руководство, — «вырождающаяся, сладострастная нация», которую даже нельзя подвергнуть германизации. Гитлер считал, что как только русская операция будет завершена и он освободит свой тыл, то «заговорит с правительством Виши другим языком… если бы французы знали, что? фюрер потребует от них, когда настанет время, у них, наверное, выскочили бы глаза из орбит»[341], — писал Геббельс в своём дневнике.

Помимо отторжения экономически важных районов предполагалось расчленение Франции на ряд государств.

Фашистское руководство разработало также мероприятия оккупационной политики и в Англии. Они предусматривали жёсткие меры насилия вплоть до расстрелов и заключения в концентрационные лагеря. Для экономического ограбления английского народа предусматривалось создание специального «военно-экономического штаба»[342]. Главная цель всех этих мер — поставить страну под германское господство и овладеть британскими колониями.

Особо жестокая участь ожидала славянские народы Центральной и Восточной Европы. Они, как якобы «неполноценная раса», должны были стать рабами Третьего рейха, подлежали изгнанию со своих мест и постепенному уничтожению в ходе «колонизации восточных земель». Об этом свидетельствуют инструкции «Зелёной папки» и «…Генеральный план Ост» — самые позорные человеконенавистнические документы в истории человечества. Суть «колонизации» заключалась в «очистке» территории от основной массы населения и заселении её немецкими «колонистами», которых должна была обслуживать оставшаяся часть местного населения, низведённая до положения рабов.

Геноцид славян и подрыв их «биологической силы» предусматривалось осуществлять следующими основными методами: физическим уничтожением больших масс населения в ходе войны; преднамеренной организацией голода в оккупированных районах; методами снижения рождаемости и ликвидацией системы медицинского и санитарного обслуживания населения; истреблением и онемечиванием интеллигенции, низведением образования до низшего уровня; искоренением национальных культурных традиций; дроблением народов на мелкие этнические группы; переселением масс населения в Сибирь, Африку, Южную Америку Особое значение придавалось мерам деиндустриализации и аграризации захваченных на востоке территорий. Накануне нападения на СССР Гитлер заявил, что «одной из задач похода на Восток является уничтожение 30 млн. славян»[343].

Перечисление этих мер, разработанных гитлеровскими извергами, важно тем, что ныне западные стратегии глобализации — Бжезинский, Тэтчер, Олбрайт, считают достаточным для России население в 50 или 15 млн. человек, обслуживающих добычу природных ресурсов. Создание же в Российской Федерации слоя «европеизированных» владельцев коттеджных посёлков, ограждённых трёхметровыми заборами, и культурная политика напоминают описанное в этих документах положение «немецких колонистов».

Политику геноцида славян гитлеровское руководство начало проводить уже в ходе агрессии против Чехословакии и Польши. В августе 1940 г. статс-секретарь при имперском наместнике в Чехии и Моравии писал Гитлеру, что «чехи подлежат удалению из Центральной Европы, в первую очередь это касается расово-монголоидной части народа и большей части интеллигентского сословия, которое должно быть искоренено»[344].

Польшу же ожидало ещё более ужаснее будущее в гитлеровских планах. Коротко его сформулировал генерал-губернатор Г. Франк: «Отныне политическая роль польского народа закончена. Он объявляется рабочей силой, больше ничем… Мы добьёмся того, чтобы стёрлось навеки само понятие Польша. Никогда уже не возродится Речь Посполитая…»[345]. 15 марта 1940 г. Гиммлер заявил: «Все специалисты польского происхождения будут использоваться в нашей военной промышленности. После этого все поляки исчезнут с лица земли»[346]. Вот от чего спас Советский Союз Польшу, отдав за её освобождение 600 тыс. жизней советских солдат и офицеров.

Подготовка к нападению на СССР включала разработку масштабных планов «колонизации восточных земель». Этим занималось специальное «восточное министерство» во главе с Розенбергом. Помимо него вопросами оккупационной политики призваны были заниматься ведомство Гиммлера и командование вермахта. Ими совместно разрабатывались документы «Зелёной папки» и «Генеральный план Ост». В них были изложены чудовищные мероприятия по утверждению «нового мирового порядка» на территории СССР. План «Ост» перерабатывался и уточнялся в 1942 г. в связи с подготовкой более широкого «Генерального колонизационного плана».

Текст «Генерального плана Ост» считается утраченным. Однако весной 2010 г. в российских СМИ прошло сообщение о том, что этот документ полностью имеется у профессора истории Берлинского университета имени Гумбольдта.

Основную цель восточной политики изложил Гитлер: «Лишить восточные народы какой бы то ни было формы государственной организации и в соответствии с этим держать их на возможно более низком уровне культуры… Эти народы имеют одно-единственное оправдание для своего существования — быть полезным для нас в экономическом отношении»[347]. В распоряжение Нюрнбергского военного трибунала были представлены «Замечания и предложения по Генеральному плану „Ост“ рейхсфюрера войск СС — Гиммлера». По этим замечаниям и другим документам, обсуждающим план «Ост», можно судить о зловещих планах порабощения и уничтожения народов СССР.

В нём предусматривалось выселить из западной части СССР 65 % населения Западной Украины, 75 % — Западной Белоруссии, значительную часть Латвии, Литвы и Эстонии и поселить на эти земли 10 млн. немцев. Оставшееся население (15 млн. человек) постепенно онемечить и «сократить проведением специальных операций». «Восточное министерство» посчитало необходимым повысить цифру выселяемых жителей до 46–51 млн. человек (включая поляков) в районы Западной Сибири, Северного Кавказа, Южную Америку и Африку[348].

В «Записке Гиммлера об обращении с местным населением восточных областей» от 26 мая 1940 г. указывалось: «…Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырёхклассной народной школы. Целью обучения… должны быть только: простой счёт, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным, послушным… Уже через несколько лет, мне представляется через 4–5 лет, понятие „кашубы“, например, должно стать неизвестным… Несколько больше времени потребуется для того, чтобы на нашей территории исчезли такие народности как украинцы, гораки, лемки…»[349].

Особое место в планах колонизации территории СССР занимал «русский вопрос». «Восточное министерство» Розенберга (эстонский этнический немец) указывало: «Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве… Дело заключается в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их». Для этого предлагалось: разбить территорию, населённую русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие; уничтожить интеллигенцию как носителя культуры; принять меры к резкому снижению численности населения, «подорвав силы русского народа». Населению различных районов предусматривалось внушить, «чтобы они не ориентировались на Москву, даже если в Москве будет сидеть немецкий комиссар… Русскому из горьковского комиссариата должно быть привито чувство, что он чем-то отличается от русского из Тульского комиссариата». Для межнационального общения разных народностей предлагалось заменить русский язык немецким[350].

К политике «сокращения населения СССР» гитлеровское руководство планировало приступить с самого начала нападения в ходе ведения боевых действий и организацией голода в оккупированных районах. Инструкция по изъятию продовольствия у населения для вермахта от 2 мая 1941 г. гласила: «…Несомненно десятки миллионов людей погибнут от голода…», а в другой, от 23 мая, указывалось: «Многие миллионы людей станут излишними на этой территории, они должны будут умереть или переселиться в Сибирь»[351]. В ноябре 1941 г. Геринг уже констатировал: «В этом году в России умрут от голода от 20 до 30 млн. человек. Может быть, это даже хорошо, что так произойдёт, ведь некоторые народы необходимо сокращать»[352].

Вермахт вносил свою кровавую лепту в решение задачи «сокращения населения». Варварские бомбардировки городов, уничтожение колонн беженцев, «охота» самолётов за мирными жителями, уничтожение сёл на пути наступления фашистских войск проводились с беспощадной методичностью и чувством расового превосходства над людьми «низшей расы», которое активно внушалось солдатам, офицерам и генералам. 8 июля 1941 г. в дневнике начальника генштаба сухопутных войск Ф. Гальдера появилась запись: «…твёрдое решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землёй, дабы не допустить, чтобы там остались люди… танки для этого использоваться не должны»[353].

Отношение к советским военнопленным отличалось особой жестокостью, насаждаемой «сверху» не только по расовым, но и по идеологическим мотивам, попирая международные нормы. В Распоряжении верховного командования вермахта об обращении с советскими военнопленными от 8 сентября 1941 г. давались указания: «советские солдаты пропитаны духом большевизма… поэтому большевистский солдат потерял всякое право на обращение как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением… В отношении советских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма решительно прибегать к оружию. Подлежит наказанию всякий, кто не применяет или недостаточно энергично применяет оружие. По совершающим побег военнопленным следует стрелять немедленно без предупредительного оклика»[354].

На захваченных территориях устанавливался жестокий оккупационный режим и началось ограбление материальных и культурных ценностей. Уже в 1941 г. сопротивление народа захватчикам приобрело массовые масштабы. Фашистское руководство применило в борьбе с ним зверские средневековые способы. Об этом красноречиво свидетельствует приказ начальника штаба верховного командования вермахта Кейтеля от 16.09.1941 г.: «Фюрер распорядился, чтобы повсюду пустить в ход самые крутые меры для подавления в кратчайший срок этого движения. Только таким способом, который, как свидетельствует история, с успехом применялся великими народами при завоеваниях, может быть восстановлено спокойствие… Верховное командование вермахта устанавливает следующие меры… а) каждый случай сопротивления немецким оккупационным властям… следует расценивать как проявление коммунистических происков; б) …следует принять самые суровые меры… При этом следует учитывать, что на указанных территориях человеческая жизнь ничего не стоит, и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью. В качестве искупления за жизнь одного немецкого солдата, как правило, должна считаться смертная казнь для 50-100 коммунистов… д) если в порядке исключения потребуется проводить военно-полевые суды… то следует применять самые строгие меры наказания. Действенным средством запугивания может быть только смертная казнь…»[355].

Представить в полном объеме все античеловеческие замыслы германского фашизма и довести их до сознания сегодняшнего поколения людей планеты, значит предостеречь человечество от катастрофы в будущем.

Разгром фашизма достигнут соединенными усилиями государств антифашистской коалиции и сил Сопротивления в оккупированных странах. Каждая страна внесла свой вклад в Победу, в битву народов за свободу и независимость. Неоспоримо, что СССР сыграл главную роль в общей антифашистской борьбе.

Историческая роль СССР во Второй мировой войне заключается в том, что Советский Союз был главной военно-политической силой, обусловившей победный ход войны, ее решительные результаты и в конечном итоге — защиту народов мира от порабощения фашизмом.

Общая оценка роли СССР в войне обосновывается следующими результатами военных действий Советского Союза в борьбе с коалицией фашистских государств.

• Советский Союз — единственная в мире сила, которая в результате героической борьбы остановила в 1941 г. непрерывное победное шествие агрессии фашистской Германии по Европе и изменила стратегический характер Второй мировой войны.

Это достигнуто в тот период, когда мощь гитлеровской военной машины была наибольшей, Великобритания обессилена, а военные возможности США только развертывались. Победа под Москвой развеяла миф о непобедимости германской армии, способствовала подъему движения Сопротивления и укрепила антифашистскую коалицию.

• СССР в ожесточенных сражениях один на один с главной силой фашистского блока — гитлеровской Германией добился коренного перелома в ходе Второй мировой войны в пользу антифашистской коалиции в 1943 г.

После поражения под Сталинградом Германия, а за ней и Япония перешли от наступательной войны к оборонительной. В Курской битве окончательно сломлена способность гитлеровской армии овладеть стратегической инициативой и остановить наступление Красной Армии, а сокрушение Восточного вала открыло путь советским войскам к освобождению Европы.

• Советский Союз в 1944–1945 гг. выполнил освободительную миссию в Европе, ликвидировав фашистское господство над большинством порабощенных народов, сохранив их государственность и исторически справедливые границы.

• Советский Союз внес наибольший вклад в ведение общей вооруженной борьбы и разгромил основные силы армий фашистского блока, обусловив этим полную и безоговорочную капитуляцию Германии и Японии.

Этот вывод основывается на следующих сравнительных показателях вооруженной борьбы Красной Армии и армий англо-американских союзников.

— Красная Армия вела боевые действия против основной массы войск гитлеровской Германии. В 1941–1942 гг. против СССР сражались более ? всех войск Германии, в последующие годы на советско-германском фронте находилось 2/3 числа соединений вермахта. После открытия второго фронта восточный фронт для Германии оставался главным.

— На советско-германском фронте военные действия велись с наибольшей интенсивностью и пространственным размахом. Из 1418 дней активные бои там шли 1320, на североафриканском фронте соответственно из 1068 — 309; на итальянском из 663 — 49. Пространственный размах составил: по фронту 4–6 тыс. км, что в 4 раза больше североафриканского, итальянского и западноевропейского фронтов, вместе взятых.

— Красная Армия разгромила 507 немецко-фашистских и 100 дивизий ее союзников, что почти в 3,5 раза больше, чем союзники на всех фронтах Второй мировой войны. На советско-германском фронте вооруженные силы Германии понесли более 73 % потерь. Здесь была уничтожена основная масса военной техники вермахта: более 75 % самолетов (свыше 70 тыс.), до 75 % танков и штурмовых орудий (около 50 тыс.), 74 % артиллерийских орудий (167 тыс.).

— Непрерывное стратегическое наступление Красной Армии в 1943–1945 гг., которое велось с огромным напряжением и высокими темпами, сократило длительность войны, создало благоприятные условия для ведения боевых действий союзниками и активизировало их военные усилия из-за боязни «опоздать» с освобождением Европы.

Эти исторические факты западная историография и пропаганда тщательно замалчивают или грубо искажают, приписывая решающий вклад в победу США и Англии. В последнее десятилетие XX в. им вторят некоторые отечественные историки и публицисты антисоветской и русофобской направленности.

Выпавшая на долю СССР историческая роль в разгроме фашизма стоила ему тяжелых потерь. Советский народ принес на алтарь Победы над фашизмом самую жертвенную долю. Советский Союз потерял в войне 26,6 млн. человек, десятки миллионов ранены и искалечены, резко упала рождаемость, огромный ущерб нанесен здоровью; все советские люди испытали физические и нравственные страдания, падение жизненного уровня.

Огромный урон нанесен народному хозяйству. СССР потерял 30 % национального богатства. Стоимость ущерба составила 675 млрд. руб. Разрушены и сожжены 1710 городов и поселков, более 70 тыс. деревень, более 6 млн. зданий, 32 тыс. предприятий, 65 тыс. км железных дорог. Война опустошила казну, препятствовала созданию новых ценностей в народном достоянии, привела к ряду отрицательных последствий в экономике, демографии, психологии, нравственности, что в совокупности составило косвенные издержки войны.

Антисоветская пропаганда за рубежом и в российских средствах массовой информации, проводящих такую же идеологическую обработку населения, кощунственно жонглирует цифрами потерь в Великой Отечественной войне. Сравнивая разные виды потерь в СССР и Германии, делает вывод о «напрасных реках крови» и «горах трупов» советских воинов, возлагая вину за них на «советскую систему», ставя под сомнение саму победу СССР над фашизмом. Фальсификаторы истории при этом не упоминают, что фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз, обрушив на мирное население массовые средства поражения. Гитлеровцы применяли бесчеловечную блокаду городов (в Ленинграде погибло 700 000 человек), бомбардировки и обстрелы мирного населения, проводили массовые расстрелы мирных жителей, сгоняли гражданское население на принудительные работы, вывозили насильственно в Германию, заключали в концентрационные лагеря, где узники подвергались массовому уничтожению, в бесчеловечных условиях содержали советских военнопленных. Советский Союз выполнял соглашения о содержании военнопленных, проявлял к ним гуманное отношение. Советское командование не проводило репрессии против гражданского населения на территории Германии и организовывало снабжение его продовольствием. Отсюда понятна разность потерь среди населения СССР и Германии.

Согласно последним тщательным статистическим исследованиям, из 26,6 млн. общих потерь около 18 млн. — мирные советские граждане, погибшие на оккупированной территории, в прифронтовых районах, угнанные в Германию и умершие там.

Безвозвратные демографические потери в годы Великой Отечественной войны (включая кампанию на Дальнем Востоке) Советских Вооруженных Сил вместе с пограничными и внутренними войсками составили 8 млн. 668 тыс. человек (убиты, пропали без вести, не вернулись из плена, умерли от ран, болезней и несчастных случаев)[356], из них более 1 млн. 200 тыс. погибли в плену[357]. Значительная доля потерь приходится на начало войны (июнь — декабрь 1941 г. — 3 млн. 138 тыс. человек[358]). В целом безвозвратные потери на фронтах составили 25,1 % от 34 млн. 476 тыс. человек — числа мобилизованных за годы войны в Вооруженные Силы СССР[359].

Говоря о потерях, надо помнить главное — итог войны. Советский народ отстоял свою независимость, СССР внес решающий вклад в победу над фашизмом, избавив человечество от порабощения самой реакционной системой империализма. Фашистская Германия повержена, гитлеризм искоренен, в Европе почти полстолетия не было военных столкновений. Советский Союз получил гарантированную безопасность своих границ.

Развязанная фашистами Вторая мировая война дорого обошлась населению Германии и ее союзников. Анализ некоторых архивных материалов и публикаций в советской и зарубежной печати показывает, что общие людские потери вооруженных сил Германии равны 13 млн. 448 тыс. человек, или 75,1 % от числа мобилизованных в годы войны, погибло 46 % всего мужского населения (включая и Австрию). Потери союзников Германии на советско-германском фронте составили 1 млн. 725 тыс. 800 человек[360]. Потери гражданского населения Германии не имеют точных данных, примерные подсчеты, приведенные в материалах немецкого исследователя Г. Арнти, составляют около 500 тыс. человек[361].

* * *

Советский Союз выдержал тяжелейшее нашествие и одержал величайшую победу во всей тысячелетней истории России. Каковы же источники силы советского народа в этой гигантской битве? Ответ составляет главное содержание одного из важных уроков истории XX в. для современников и потомков. Западная историография, как правило, уходит от этого вопроса, либо ссылается на ошибки немецкого командования, суровые климатические условия России, традиционную выносливость русского солдата, «жестокость тоталитарного советского режима» и т. п. Научный подход к анализу источников победы исходит из строгого соблюдения основных принципов исторической науки — объективности, историзма, социального подхода в их органическом единстве.

В первую очередь необходимо отметить следующие исторические факты. Капиталистическая царская Россия в Первую мировую войну, имея б?льшую, чем СССР, территорию, начала войну в 1914 г. наступлением на противника, основные силы которого были развернуты на Западе. Она вела войну при наличии с самого начала у Германии второго фронта, русской армии противостояли от 1/3 до ? вооруженных сил стран Центрального блока, и в 1916 г. Россия потерпела поражение. Советский же Союз выдержал мощнейший удар агрессора с началом войны; три года вел борьбу один на один с ?, а после открытия второго фронта — с 2/3 войск гитлеровской Германии, использующей ресурсы всей Европы; разгромил самую сильную военную машину империализма и добился решительной победы.

Отсюда следует вывод: главный источник победы — социалистический общественный и государственный строй советского общества. Он стал основой следующих конкретных источников победы в вооруженной борьбе.

• Духовная мощь народа, советский патриотизм. Справедливые освободительные цели войны сделали ее поистине Великой, Отечественной, Народной, вызвали массовый героизм советских людей на фронте и в тылу.

Советский патриотизм, впитавший исторические свободолюбивые и военные традиции, национальную гордость России, включал также социалистические идеалы. Советские люди защищали независимость Отечества и социалистическое будущее своей страны. Духовная мощь народа, патриотизм советских людей проявились в моральном духе войск и трудовом напряжении в тылу, в стойкости и самоотверженности при выполнении своего долга перед Родиной, в героической борьбе в тылу врага и в массовом партизанском движении.

Актом величайшего самопожертвования во имя победы над врагом и воинского товарищества стал легендарный подвиг Александра Матросова, закрывшего собой амбразуру вражеского дзота. Первый такой подвиг, подтвержденный документально, совершил политрук танковой роты Александр Панкратов 24 августа 1941 г. Сейчас истории известно более 200 героев, совершивших такой подвиг. Массовым явлением в годы войны стал воздушный таран. Его совершили 561 летчик-истребитель, 19 экипажей штурмовиков и 18 бомбардировщиков, только 400 из них смогли посадить свои машины или спастись на парашюте, остальные погибли (немцы даже над Берлином не шли на таран). Дважды шли на таран 33 человека, лейтенант А. Хлобыстов — трижды, лейтенант Б. Ковзан — четырежды. Навеки вошли в историю 28 героев-панфиловцев, закрывших собою путь немецким танкам на Москву, и подвиг пяти морских пехотинцев во главе с политруком Н. Фильченковым, ценой своей жизни остановивших танковую колонну, прорывавшуюся к Севастополю. Весь мир был поражен мужеством ленинградцев и стойкостью защитников Сталинграда, символом которой стал «дом Павлова». Легенда стойкости — подвиг генерала Д. М. Карбышева и Зои Космодемьянской, не сломленных пытками фашистов.

• Сплоченность советского общества в борьбе с врагом, союз народов СССР.

Социальная однородность общества, отсутствие в нем эксплуататорских классов стали основой морально-политического единства народа в годы тяжелых испытаний. Советские люди умом и сердцем восприняли необходимость единства, глубоко осознали, что в сплочении их сила и надежда на спасение от иноземного ига. Вооруженные силы были составной частью, детищем советского народа: единство армии и народа, фронта и тыла превращало советское общество в крепкий военный организм. Выдержала испытание и дружба народов СССР, базирующаяся на социальной однородности, социалистической идеологии, исторических традициях и общих целях борьбы. Гитлеровцам не удалось создать в СССР «пятую колонну», расколоть союз народов, удел же предателей — гнев и презрение народа.

За годы войны в Вооруженные силы призваны около 34 млн. 476 тыс. человек представляющих 151 нацию и народность. В борьбе с врагом на фронтах Великой Отечественной войны погибали бойцы всех национальностей[362], из них:

русские 5 756 000 человек — 66,4 % от всех потерь;

украинцы 1 377 400 человек — 15,89 %;

белорусы 252 900 человек — 2,92 %;

татары 187 700 человек — 2,16 %;

армяне 83 700 человек — 0,96%

и другие национальности от 0,9 % до 0,3 %.

Высокий героизм проявили 11 тыс. человек, 100 наций и народностей страны, ставших героями Советского Союза, из них: русские — 8 182 человека, украинцы — 2 072, белорусы — 311, татары — 161, евреи — 108, казахи — 96, грузины — 91, армяне — 90, узбеки — 63, мордвины — 61, чуваши — 44, азербайджанцы — 43, башкиры — 39, осетины — 32, марийцы — 18, туркмены — 18, литовцы — 15, таджики — 14, латыши — 13, эстонцы — 9 и 31 воин других наций и народностей[363].

• Советский государственный строй.

Народный характер Советской власти определил полное доверие народа к государственному руководству в тяжелых испытаниях войны. И. В. Сталин как Верховный Главнокомандующий и руководитель Советского государства пользовался безграничной поддержкой всего народа. Высокая централизация государственного управления, организованность работы системы государственных органов и общественных организаций обеспечивали быструю мобилизацию всех сил общества на решение важнейших задач, превращение страны в единый военный лагерь в тесном единстве фронта и тыла.

• Социалистическая экономика, ее планово-распределительный хозяйственный механизм и мобилизационные способности.

Социалистическое народное хозяйство одержало победу над германской военной экономикой, использующей превосходящий потенциал всей Европы. Созданные в предвоенные годы мощная индустрия и колхозный строй обеспечили материально-технические потребности ведения победоносной войны. Количество вооружения и боевой техники значительно превзошло немецкое, а по качеству оно было лучшим в мире. Советский тыл выделил в армию людские ресурсы, необходимые для победы, и обеспечил снабжение фронта без перебоев. Эффективность централизованного управления позволила совершить гигантский маневр производительными силами в сложных условиях отступления армии с запада на восток и провести перестройку производства на военные нужды в кратчайшие сроки.

Победа в войне достигнута советским оружием. Последние исследования поставок по ленд-лизу показывают, что основная их часть приходится на 1943–1944 гг., т. е. на время после коренного перелома (Л. В. Поздеева. Советский Союз: Феникс // Союзники в войне 1941–1945. М., 1995. Совместный российско-американский труд). Поставки союзников по вооружению составили: 10 % танков, 12 % — самолетов, 2 % — артиллерийских орудий. Продовольствие также обеспечивалось главным образом своими силами по основным видам. Более значительную роль сыграли поставки автомобилей, составив 70 % автопарка Красной Армии к 1945 г.

• Деятельность Коммунистической партии.

В западной историографии и в отечественных публикациях перестроечного и постперестроечного периодов роль партии либо замалчивается, либо отрицается. Историческая правда состоит в том, что партия была стержнем общества, духовной основой и организующей силой, действительным авангардом народа. Коммунисты выполняли самые трудные и опасные задания добровольно, подавали пример в выполнении воинского долга и самоотверженной работы в тылу. Партия как ведущая политическая сила обеспечила эффективную идейно-воспитательную работу, организацию мобилизационной и производственной деятельности, успешно выполнила ответственейшую задачу подбора кадров руководителей для ведения войны и организации производства. Из общего числа погибших на фронте 3 млн. — коммунисты.

Все источники победы в конечном счете реализовывались военным искусством в ходе ведения вооруженной борьбы. Советская военная наука и военное искусство доказали превосходство над военной теорией и практикой Германии, которые считались вершиной буржуазного военного дела и принимались за образец военными деятелями всего капиталистического мира. Это превосходство достигнуто в ходе ожесточенной борьбы, когда гибко и оперативно использовался боевой опыт, всесторонне учитывались требования реально сложившихся условий ведения войны и уроки неудач первого периода.

Советское военное искусство проявило превосходство в различных масштабах вооруженной борьбы: в бою (тактика), в операциях (оперативное искусство), в кампаниях и ведении войны в целом (стратегия).

В стратегии превосходство советского военного искусства выразилось в том, что ни одна из конечных целей наступательных кампаний гитлеровских вооруженных сил не достигнута: в 1941 г. — поражение под Москвой и срыв плана «молниеносной войны»; в 1942 г. — поражение под Сталинградом и срыв гитлеровского плана достижения коренного перелома в войне с СССР. Не были достигнуты и цели стратегической обороны вермахта. При переходе к маневренной стратегической обороне гитлеровскому командованию не удалось сорвать наступление Красной Армии в 1943 г. и добиться стабилизации фронта. Позиционно-маневренная оборона 1944–1945 гг. не смогла остановить неуклонно развивающееся наступление Красной Армии. В ходе войны доведена до совершенства новая, наиболее эффективная форма стратегических действий во Второй мировой войне — операция группы фронтов под руководством Ставки ВГК.

Советские войска успешно провели также сотни фронтовых и армейских оборонительных и наступательных операций, которые отличали творческий характер и новизна способов действий, неожиданных для противника. Оперативное искусство опиралось на тактическое мастерство командиров частей и соединений, приобретенное в ходе оборонительных и наступательных боев.

Превосходство советского военного искусства признавали все современники. Неоднократно его подчеркивали в годы войны Рузвельт и Черчилль, признавали это и военные деятели поверженного рейха, например, генерал-фельдмаршал Паулюс. Необходимо указать, что военная наука имеет несколько критериев оценки военного искусства в разных видах боевых действий: на суше, на море и в воздухе. В наиболее общем виде превосходство уровня военного искусства выражается в разгроме сравнимого по силе противника и принуждении его к капитуляции или заключению мира на своих условиях, т. е. в достижении победы. При этом учитывается и соотношение потерь на полях сражений, называемое иногда «ценой победы». Очернители советской истории часто искажают основной показатель военного искусства. Они «забывают» о достигнутой победе, о полной капитуляции фашистской Германии в поверженном Берлине, а фальсифицированные цифры соотношения потерь в пользу гитлеровской армии выдают за главный результат борьбы.

В связи с этим следует привести данные современных статистических исследований по единым показателям собственно боевых потерь сторон, которые принято называть военно-оперативными потерями, они включают погибших, умерших от ран и несчастных случаев, пропавших без вести и оказавшихся в плену в ходе боевых действий. Военно-оперативные потери Советских Вооруженных Сил и союзных с ними войск в совместных боевых действиях составили примерно 11,4 млн. военнослужащих[364]. Потери Германии и ее союзников в войне против СССР составили более 11,3 млн. военнослужащих[365].

Таким образом, полная победа с безоговорочной капитуляцией противника достигнута Советскими Вооруженными Силами при равном соотношении боевых потерь, несмотря на тяжелейшие условия начала войны.

Малые потери англо-американских войск в войне определились политикой затягивания открытия второго фронта и «периферийной» стратегией в ожидании решительных результатов борьбы на советско-германском фронте.

Оценивая превосходство советского искусства, важно подчеркнуть, что вооруженная борьба — это не только битва войск, но и столкновение ума и воли противостоящих военачальников. В сражениях Великой Отечественной войны достигнута интеллектуальная победа над врагом. Превосходство интеллекта руководства, а не «горы трупов», определило блистательные победы советских войск на полях сражений, победоносное окончание войны в поверженном Берлине и полную капитуляцию фашистской армии.

В годы войны в Советских Вооруженных Силах выдвинулась плеяда талантливых военачальников, полководцев и флотоводцев — командующих фронтами, армиями, флотами и флотилиями, показавших блестящие образцы военного искусства: А. И. Антонов, И. X. Баграмян, А. М. Василевский, Н. Ф. Ватутин, Н. Н. Воронов, Л. А. Говоров, А. Г. Головко, А. И. Еременко, М. В. Захаров, И. С. Конев, Н. Г. Кузнецов, Р. Я. Малиновский, К. А. Мерецков, Ф. С. Октябрьский, И. Е. Петров, К. К. Рокоссовский, Ф. И. Толбухин, В. Ф. Трибуц, И. Д. Черняховский, В. И. Чуйков, Б. М. Шапошников, И. С. Юмашев и многие другие.

Наиболее выдающийся из них, получивший мировое признание как великий полководец XX в., — Маршал Советского Союза четырежды Герой Советского Союза Г. К. Жуков, осуществлявший с конца августа 1942 г. функции руководства военными действиями как заместитель Верховного Главнокомандующего. Видный американский публицист Е. Солсбери в книге «Великие битвы маршала Жукова» (М., 1969) так оценил его деятельность: «над всеми остальными военачальниками засияет имя этого сурового, решительного человека, полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями. Он поворачивал течение битв против нацистов, против Гитлера не раз, а много раз».

Верховным Главнокомандующим, председателем ГКО, руководителем Советского государства, осуществлявшим руководство войной советского народа в целом, был Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) Генералиссимус И. В. Сталин, который вошел в историю как один из выдающихся политических и государственных деятелей периода Второй мировой войны. Рузвельт и Черчилль как главы союзных государств высоко ценили личный вклад Сталина в достижение победы над фашизмом.

Свернуть