15 декабря 2019  10:38 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 52 март 2018

Поэты Избы-Читальни

 


 

Сергей Маслов

С апреля 2016 года я имею честь состоять в членах Литературного объединения имени Героя Советского Союза, писателя Владимира Васильевича Карпова при Военно-художественной студии писателей ФГБУ "Центральный Дом Российской

Материал подготовлен ответственным литературным

редактором раздела  "Поэты Избы-Читальни" Валерием Беловым

СТИХИ



1917. Что делать?

Вот и дом, но воздух уж не тот,
Не радует -
Власти нет и ломит всякий сброд
В парадные.
Петроград как будто взят врагом -
На площади
Вымпела кровавые кругом
Полощутся.

Эх, погоны-звёздочки,
Гарус золотой...
Родовые гнёзда чьи -
К Богу на постой...

На войне - толпа, а не полки,
Эх, Господи...
Офицеров - сразу на штыки,
Иль вон поди!
Мы же вместе, в жар и в стужу, тут
Кормили вшей,
А теперь не нужен и метут
Меня взашей!

На команды грозные -
Лишь одни плевки...
Вздуть бы сволочь розгами -
Руки коротки!

В бой теперь солдата - ни кнутом,
Ни пряником,
Все домой, как дождь сквозь решето,
К курятникам!
Те, кто раньше вожжи расслаблял,
Вы спятили?
Верховодят нынче социал-
Предатели!

Нет солдат, начальников -
«Граждане» вокруг!
Получи печали ты
Прям из первых рук...

Нет надежд, уплыли от и до -
Последние.
Может, надо прямо мне на Дон,
К Каледину?
Но в победу верить, господа,
Могу ли я,
Коль восстала тёмная орда
Разгульная?..

Эх, награды-крестики,
Видно, выход прост:
Путь отмерен вместе нам
Прямо на погост...

07.10.2014. Рисунок автора

 

 

1918. Начало «Ледяного» похода
[

Отчизне просто ль посвящать
Души прекрасные порывы,
Когда кругом грохочут взрывы
И пулемёты над обрывом
Стаккато яростно стучат?

Какие, к бесу, вечера,
Какой там хруст французской булки?
Молчит Ростов, пустой и гулкий,
Крутые к Дону переулки,
А завтра, может, умирать?

Где гений чистой красоты
И мимолётные романы,
Когда вся Русь - сплошная рана,
Один патрон на дне кармана
И почернел от крови штык?

К чему изысканность речей
И куртуазные манеры,
Когда кругом - одни химеры?
Спросить бы этих робеспьеров:
- Что вы наделали? Зачем?!

Побед развеет миражи
Остервенение народа,
Придут закаты и невзгоды,
Гудок последний парохода,
Кресты на берегах чужих...

Пока же - ледяная тьма,
Худой сапог, ни крохи хлеба,
И отлетают души в небо...
Потом про них и быль, и нЕбыль
Запишут в толстые тома.

Там будет всё: сигнал трубы
И марш в заснеженные степи,
Когда корниловские цепи
Сквозь поражений прах и пепел
Пошли на зов своей судьбы!

16.12.2014.

Иллюстрация – М.Б. Греков, «Отступление деникинцев»

1919. Брат на брата.
[

1919. Брат на брата.
Заиграла зорька алой лентой тонкой,
Парень в хатке горькой собирал котомку.
В полутьме лучины заряжал наган свой,
Лязгал карабином, что принёс с Германской.
Вот кусок краюшки, вот щепотка соли,
Табаку - понюшка, на затяг, не боле...

Старший брат с ухмылкой наблюдал с полатей:
- Ты куда, дурилка, не устал стреляти?
Средний брат поддакнул, покосившись хмуро:
- Попадёшь к казакам - пощекочут шкуру!
Дальше, не скрываясь, загалдели дружно:
- Всё, отвоевались, больше нам не нужно!

Тот воскликнул: - Братья, вы совсем сдурели?
Деверь наш, Игнатий, белыми расстрелян!
Иль напомнить надо, как в былую среду
Запытала банда Пашку из комбеда*?
Вы же без печали, только дай вам волю,
Всех подряд встречали б щедро хлебом-солью!

Кто вам дал наделы навсегда, без сроку?
А теперь - наелись, и Совет по боку?
На поклон к буржую, лишь бы вас не трогал?
Ну а мне, скажу я, не туда дорога!
Попрощался глухо и пошёл за горку,
Где стоял, по слухам, штаб бригады Корка.

Дикими глазами вслед глядели братцы,
А под вечер сами стали собираться:
Средний поклонится куполам спалёным
И пойдёт родниться с бандою зелёных.
Старший брат медали и кресты нацепит,
Двинет, где видали марковские цепи.

Встретятся ли братья на своих дорогах?
Тут не буду врать я - всё в руках у Бога.
Эти пересилят, те падут без славы,
Но не быть России прежнею державой:
Рухнули заветы свергнутого мира,
Новые рассветы, новые кумиры...

* - Комитет бедноты.

25.02.2015.

 

 

1920. Прелюдия финала


1920. Прелюдия финала
Две силы сошлись для большой игры -
Готовят удар или ждут удара.
Угрюмо насупил враждебный Крым
Валы Перекопа, форты Чонгара...

В избе у Комфронта - за разум ум,
Кнутом беспощадного телеграфа
Москва подгоняет: - Скорее штурм,
Не сможешь сегодня - чтоб точно завтра!

Работа у штаба - милей в аду,
Друг друга пронзают на картах стрелы.
А Крым изнывает: когда пойдут?
И нервно взирает сквозь щель прицела.

Фортуна скрывает своё лицо,
Кому посчастливится - нашим, вашим?
Литовский впадает в тревожный сон:
Не ждать ли атаки, где мель Сиваша?

Правитель считает: опасность - бред,
В железных когортах нет места робким!
Но транспорты стаей забили рейд
И яростно греют сырые топки.

Сквозь стылый Сиваш, ледяную муть,
Так хоть - за своё, за рабочих царство!
А эти, в погонах, за что идут?
За что им страдать, умирать, сражаться?

Одни - победят в роковой борьбе
И клинчем смертельным добудут приз в ней.
Другим - пароходы и вечный бег:
От отчей земли. От себя. Из жизни...

06.03.2015.




Финал. Исход


Дым парохода крымский берег
Накрыл, как чёрное крыло.
Мы убегали, словно звери,
От красных тряпок и стволов.

Ещё вчера штабные стрелы
Вели к победе верный путь,
А нынче тех, кто уцелели,
Ладьи Хароновы влекут.

Ещё недавно светлой целью
Был златоглавый парадиз,
И вот, у тех, что не истлели -
Пустая бездна впереди.

Давило грудь: - Прощай, Россия,
Но каждый будет помнить вал,
Где пулемётами косили
Тех, кто на милость уповал...

Давно истрёпаны мундиры
И развалились сапоги,
Густой гудок летел над миром,
Играя нам последний гимн.

Терзали душу крики чаек -
Знать, не сложилось, не судьба...
И пальцы медленно вращали
С одним патроном барабан.

01.04.2015.

Иллюстрация - Белюкин Дмитрий Анатольевич. Эвакуация дроздовцев и корниловцев из Крыма.


Небо мая

 

Четыре тридцать пять, — а ночь всё пела

по-птичьи. Хорошо она поет.

Четыре тридцать пять — такое дело,

неловко спать, поскольку жизнь идет,

и только что в ней утро прогудело,

что, мол, встает.

 

Надушен чем-то воздух, залетает,

поигрывая шторами чуть-чуть,

вдохнул — и аккуратно выдыхаю,

боясь уснуть.

 

Хотел сказать бравурно что-то вроде

«Бери, что хочешь, мать не отнимай»,

но воздух был спокоен, благороден,

и робок, и печален по природе,

как этот май.

 

Просунувшись в окно, торча нелепо,

как жить — довольно плохо понимая,

крутя башкой, как филин, щурясь слепо,

заметил…

Но, позвольте, не бывает

такого в жизни — что не просто небо,

а небо мая.

 

Казалась мне неуловимо новой

на этом небе милая черта —

печаль у рта,

и я, навечно вдовый,

ни женщинам, ни близким не чета,

всё гладил небо с нежностью бредовой,

его печаль у рта.

 

Мы друг на друга смотрим осторожно,

в дали видна мне каждая деталь,

и манит всё теплеющая даль,

в нее влечет — и хочется и можно,

в нее — не жаль.

 

***

 

Не бездны на краю, а вовсе бы за краем

устроиться — и всё: и тишь, и нет страны.

Не станет ничего: ни неба, что над маем,

ни глупостей души, что небом и даны.

 

Побуквенно забыть ту женщину, с которой

в глазах стучит, а грудь слезами, о, полна…

Людей сороковых поймав седые взоры,

стыдясь, потупить свой, не веря, что война.

 

О, тварью стать самой — поэтовой, двумерной!

Открыли на тебе — живешь, а там и — хлоп:

меж энною зажат и встречной, эн плюс первой,

и выродился в миг и в точку хронотоп…

 

Высокий «эрудит»: все буковки сыграли,

и в горку не собрать — застыло бытие.

Но — сами, поболев, уйдут горизонтали,

взяв память: «о», «в», «о», «и краткое», «н», «е»…

 

«Сереж, вот о войне — не стоит, если сам

в санпоезде ни дня не плакал по вокзалам.

Там — водят сверху вниз ладонью по глазам,

а в хосписе, у нас — прости за тон и заумь, —

 

у нас с тобой все есть: «б», «н», «о», «е» — вот небо,

вот сердца два зрачка, вот слезы из груди…

Стучится, льет любовь? Так плачь и щурься слепо,

и взорами войну от мира отводи».

 

 

 

 

 


1917. Что делать?
[Сергей Маслов]
Версия для печати



Вот и дом, но воздух уж не тот,
Не радует -
Власти нет и ломит всякий сброд
В парадные.
Петроград как будто взят врагом -
На площади
Вымпела кровавые кругом
Полощутся.

Эх, погоны-звёздочки,
Гарус золотой...
Родовые гнёзда чьи -
К Богу на постой...

На войне - толпа, а не полки,
Эх, Господи...
Офицеров - сразу на штыки,
Иль вон поди!
Мы же вместе, в жар и в стужу, тут
Кормили вшей,
А теперь не нужен и метут
Меня взашей!

На команды грозные -
Лишь одни плевки...
Вздуть бы сволочь розгами -
Руки коротки!

В бой теперь солдата - ни кнутом,
Ни пряником,
Все домой, как дождь сквозь решето,
К курятникам!
Те, кто раньше вожжи расслаблял,
Вы спятили?
Верховодят нынче социал-
Предатели!

Нет солдат, начальников -
«Граждане» вокруг!
Получи печали ты
Прям из первых рук...

Нет надежд, уплыли от и до -
Последние.
Может, надо прямо мне на Дон,
К Каледину?
Но в победу верить, господа,
Могу ли я,
Коль восстала тёмная орда
Разгульная?..

Эх, награды-крестики,
Видно, выход прост:
Путь отмерен вместе нам
Прямо на погост...

07.10.2014. Рисунок автора.

Источник: https://www.chitalnya.ru/work/1284861/
При копировании материалов с сайта, активная ссылка на оригинальный материал обязательна.
Все права защищены © chitalnya.ru

 



Свернуть