22 января 2019  11:51 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 51 декабрь 2017

Проза 

 

Наталья Благушина

Благушина Наталья Филипповна, родилась в г. Москве. Трудовую деятельность начала в 16 лет в качестве телеграфиста на московском Центральном телеграфе. В 1969 году  родилась дочь Елена. С 1971 г. работала бухгалтером в одной из московских гостиниц. Одновременно продолжала образование. По профессии экономист. С 1977 г. работала в ряде госучреждений, в том числе в качестве ведущего экономиста в Государственном комитете СССР по иностранному туризму, вплоть до его упразднения в 1992 г. в связи с известными событиями в стране. Трудовую деятельность заканчивала на рядовой работе в одном из предприятий, ранее входящих в систему Интуриста.  Находится на пенсии. В этой ипостаси думает, что не отличается от многих русских женщин, не снимающих с себя на заслуженном отдыхе забот о семье, о внуках, любимых дачных забот. Работа в головном органе Интуриста была сопряжена с многочисленными поездками по стране, по СССР. Повидала многих людей, много интересных мест, благодаря чему  считает свою жизнь интересной.
 
Чаша Грааль

Простодушные размышления или глас вопиющего...

 

О  КНИГЕ

 

«Философия (поскольку она распространяется на всё доступное для человеческого познания) одна только отличает нас от дикарей и варваров, и каждый народ тем более гражданствен и образован, чем лучше в нём философствуют; поэтому нет для государства большего блага, как иметь истинных философов». Эти слова великого французского философа Рене Декарта напоминают нам о высоком влиянии мысли на нашу жизнь. Действительно, вся она построена по мысли. Но довольны ли мы своей жизнью? А если нет, то не значит ли это, что наши мысли несовершенны. Приводить их к совершенству и призвана философия – искусство мыслить.

Золотым веком русской философской мысли стали переломные для России XIX-XX века. Преодолев сухой академизм, философическое мышление живой волной выплеснулось в литературное творчество, сотворившее особый мир русского художественного миросозерцания и обогатившее его именами Льва Толстого, Фёдора Достоевского, Василия Розанова, Ивана Ильина, Николая Бердяева, Владимира Соловьёва и многих, многих других. Новый вектор философской мысли, поднявший её до космических высот, заложили имена наших космистов – Константина Циолковского, Николая Фёдорова, Александра Чижевского, Владимира Вернадского. Особые черты русской философии – соборность, космизм, метафизичность, интуитивизм, нравственный позитивизм, реалистичность – придают ей уникальный характер.

Но высокий полёт философской мысли был прерван земными политиками, в результате всё богатство и разнообразие мысли было сведено к единой составляющей – к материализму и как следствие к насущным потребностям текущего времени, которые так быстротечны и изменчивы, что мысль не успевает следовать за жизнью. И мысль отступила, предоставив возможность распоряжаться нашим чувствам и страстям. Результат мы и пожинаем сегодня.

Но вечные вопросы остались неразрешёнными. И наше будущее зависит от того, удастся ли нам разобраться в них. В данной книге делается попытка возродить традицию простого для понимания всеми, но одновременно глубокого осмысления не только вопросов, которые жизнь ставит перед нами ежесущно, но и вечных.

Кто из нас не задумывался над вопросами: зачем человеку дана жизнь, какова её цель и в чём её смысл, что есть добро и что есть зло, что есть свобода существования и что есть закономерная необходимость, что такое время, каков его смысл, что такое смерть, и есть ли жизнь после смерти. Жизнь ставит много и других вопросов, которые можно считать главными. Но многим ли удалось разрешить для себя эти вопросы, ответы на которые и составляют цель и смысл жизни? Очевидно, что нет. Значит жизнь прожита зря?

Книга поможет ответить на эти вопросы, проведёт по ступеням познания того миропорядка, в котором нам суждено существовать. Эта книга для тех, кто привык думать, для кого это стало любимым занятием. Изобилие смыслов, а не фактов или фантазий отличает книгу от многих других. Никогда ещё книга не говорила о главном таким простым и ясным языком. Текст не изобилует научной терминологией, а та, что приводится, преподана в предельно доступной форме.

Автор ненавязчиво приглашает вместе с ним порассуждать на темы, которые остаются для человека во многом табуированными по той простой причине, что в силу сложившихся исторических условий уровень их постижения оказался как бы «между небом и землёй». Религия возвела их в догму, оставив понимание на уровне тех постижений, которые сложились ещё на заре цивилизации. Тогда как для современной науки, взявшей на вооружение главный принцип познания мира путём его расчленения на материальные составляющие, задача такого глобального масштаба, как постижение цели и смысла жизни, видимо, непосильна, ввиду её материальной неконкретности.

В данной книге делается уникальная по масштабности и глубине проникновения попытка возродить древнейший способ познания мира путём соединения «неба и земли», воспроизводя в сознании понятие о их неразрывном единстве. Столь сложную по исполнению задачу автор пытается решить методом метафизического мышления, позволяющего увязать воедино причинно-следственные связи нашего земного существования. В соавторы себе он приглашает признанные авторитеты, мыслящие в разные времена, позволяя им высказываться на страницах книги по животрепещущим темам. Не претендуя на истину, автор оставляет широкие возможности для осмысления этих тем и самим читателям. Весь текст построен по точечному принципу – почти каждый абзац подобен оси, на которую можно нанизывать смыслы, развивающие затрагиваемую тему.

Текст обращён не к голому интеллекту, а к свойственной почти любому человеку природной любознательности, к способности ума откликаться на темы, близкие его душевному и духовному настрою, его жизненному опыту, его нравственным и эстетическим предпочтениям. Текст строится по тому же принципу, что и сама жизнь, – из разных камушков или мазков складывается общий рисунок, и чем он многообразнее в деталях, в мазках, тем интересней картина. В этом и есть вся истина. Она невыразима членораздельно, но постижима только в свЯзи всего со всем.

Автор так говорит о своей работе: «Мой принцип – никакой мистики, никаких эзотерических тайн, предназначенных для избранных умов. Только открытый прямой взгляд на вещи, на жизнь, никаких отвлечённых абстракций, а напротив, стремление к восстановлению связей во всём сущем. Отсюда изложение как вязь, непрерывность, неразрывность смыслов всего со всем. Просто зажигаю свет внутри моего мира понятий – кто хочет, тот войдёт и сам сориентируется. Никакого готового плода, только семена, разбросанные вольной рукой».

Решимость автора дойти до самых глубин осознания сути многих вещей и явлений подчас уподобляет этот процесс разбрасыванию камней сложившихся ранее понятий и суждений, заграждающих дорогу к правде. При этом автор не ставит перед собой нереальной задачи выстилания гладкой дороги к ней, оставляя читателю свою долю участия.

Но более всего заслуживает внимания та сверхзадача, которую автор ставит в книге – раскрыть значение нравственности как главного мерила ценности земной жизни. Эта тема проходит через весь текст, рассматривается и в глубоко историческом, и в современном, и даже в биологическом аспектах. Автор нетривиально убеждает читателя в том, что нравственность это не просто некая моральная установка, изменяющаяся с изменением общественных взглядов и поведенческих норм. Нравственность – это обусловленная самой природой норма существования, формирующая сущность человека вплоть до его биологических основ.

Необычность мышления автора, предлагающего читателю подчас парадоксальный взгляд на самые привычные вещи, взгляд, переворачивающий с ног на голову, или наоборот, наше представление о мире, при поверхностном чтении способны вызвать у читателя подобие интеллектуального шока от информационного избытка. Действительно, текст настолько интенсивно нагружен смыслами, настолько каждое слово весомо в своей значимости, так плотно и неразрывно заплетена канва повествования, что осмыслить всё с первого чтения удаётся далеко не каждому. Так и хочется разбить текст на главки и темы, которые с бо́льшим удобством укладывались бы в голове.

Однако автор, сознавая возможные трудности, принципиален в вопросе структурирования текста, полагая, что, во-первых, жить вообще тяжело, а всякое серьёзное постижение тяжело особенно (и текстом это должно быть донесено до читателя), а во-вторых, что на этом основании не стоит из текста делать подобие аптеки с её полочками и ярлыками, из жизни – энциклопедию, а из читателя – Адама, падкого на готовый плод. Тем более, что в обоснованности мнения автора серьёзный, вдумчивый читатель убедится и сам, возвращаясь к тексту книги ещё и ещё. С каждым новым прочтением ему будут открываться новые горизонты смыслов, о которых он ранее и не догадывался в силу привычного бездумного следования установившимся представлениям о жизни. Убеждённость автора в том, что зрелый плод истины добывается в тяжком труде индивидуального поиска, предопределило концепцию книги, далёкую от привычного структурирования текста, приспособленного к лёгкому его поглощению. Однако читатель, немало утомлённый трудностью пути, сопряженным с одновременным разбрасыванием камней, с удивлением обнаружит, что кажущаяся хаотичность пути, непохожесть на целенаправленный поиск тем не менее привела его на вершину стройной пирамиды, открывшей широкий ясный обзор смыслов, лежащих ранее во мраке хаоса.

Но не только смысл книги можно уподобить пирамиде – её образ реально воссоздаётся на страницах. По замыслу автора, утилитарная цель данной книги – убедить читателя в возможности принципиально познать ВСЁ – ну, или почти ВСЁ, – что доступно нашему взгляду, и даже многое из того, что сокрыто временем и расстоянием. И доказывает автор это на удивительном примере. Можно ли постичь тайну египетских пирамид? Но как можно узнать, что задумывали древние люди, сооружая их, по некоторым гипотезам, гораздо более пяти тысяч лет тому назад?! Оказывается, можно, и автору это во многом удалось, что делает данную книгу явлением весьма значительным.

Но автор не ограничивается этим – он смело вводит читателя в другую, не менее значимую тайну веков. Когда-то услышанная фраза «Чашу Грааль найдут в России», пробудила интерес и к этой теме, которая открылась в книге через многие любопытные аллюзии, философские смыслы и исторические реальности.

Однако автор далёк от погони за сенсациями – он видит задачу в посильном своём способствовании читателю учиться правильному мышлению, творчески-критическому подходу к жизни, развитию в себе тех природных начал, которые приведут человека к гармонии его с миром.

 

ЧАСТЬ I

 

Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать; не затем, чтобы принимать на веру...; но чтобы мыслить и рассуждать.

Фрэнсис Бэкон. «Великое восстановление наук. Новый Органон»

 

...нравственность есть метафизика физики – ведь кроме природы, ничего не существует. По сей причине дозволяю вам считать за сумасшедшего любого, кто скажет, будто совершил новое открытие в метафизике.

Джакомо Казанова. «История моей жизни»

 

1. Хотите верьте, хотите не верьте, но мы живём в антимире. Вижу, не верите! Что ж, ваше право. Но Солнце встаёт над нашим миром каждый день и движется по небосводу относительно нашего взгляда на него слева направо, тогда как человек, стоящий напротив нас, скажет, что мы ошибаемся в своём взгляде на Солнце, и что с его позиции оно движется справа налево. Две истины сошлись в противоречии! Но какой же это мир – образец согласия и гармонии взглядов!? Но что бы мы ни приняли за истину, правы окажутся Николай Коперник, не понятый современниками, Галилео Галилей, преследуемый святой инквизицией за свои убеждения, и, наконец, Джордано Бруно, сгоревший в костре за свою истину.

Но причём здесь Коперник? – скажете вы. – Он ничего не говорил о право и лево. Верно, но он заставил нас задуматься над истинным положением Солнца относительно Земли, уяснить, что даже если согласиться, что в земной реальности оно движется справа налево, относительно принятой в географии ориентации, это ещё не будет истиной.

2. Говорят, истина всегда одна. Но другие также похожи на истину – ведь мы каждый день видим реальное воплощение нашей истины в движении Солнца по небосводу. Как же отличить истину подлинную от истин мнимых, иллюзий истины, антиистин? А всё дело в точке зрения. В нашей истине Солнце вращается вокруг нас, а мы отстранённым взглядом наблюдаем за ним. У нас Солнце само по себе, а мы отдельно. Коперник посмотрел на движение Солнца с его (Солнца) позиции и обнаружил, что это мы вместе с Землёй вращаемся вокруг Солнца. Но чтобы доказать это миру, Джордано Бруно пришлось сгореть в огне нашего заблуждения. А вся еретичность его взглядов заключалась в призыве ДУМАТЬ! Именно за это его и сожгли.

3. Слава богу, прошли времена, когда платой за истину был костёр. Сегодня все истины имеют право на жизнь. Чтобы это право уравнять со всеми другими правами, его нарекли даже именем собственным – Плюрализм Мнений называется оно. Но простите меня великодушно, в моём понимании есть только одно право, так же, как и одно лево. Ну, это как посмотреть, с какой точки зрения, – скажете Вы. Вот и я о том же! Так точек зрения много... Или истин?

4. Один мудрый человек сказал: «Человечеству характерна одна особенность – усложнить всё до невозможности, чтобы упростить всё до неузнаваемости». Пусть меня обвинят в самом страшном для современного интеллигентного человека пороке – в непонимании внутреннего мира «человека цивилизованного», выбравшего из дилеммы, мучившей шекспировского Гамлета, свою истину – «или», дающую право «быть» множеству истин. Но лично мне доступен только такой простой подход на пути к истине – «быть» или «не быть». На мой взгляд, его лучше всех сформулировал англичанин Вильям Оккам, чьим именем он и назван, – «бритва Оккама». Смысл этого принципа в том, что простейшие объяснения – самые лучшие. Всё остальное – от лукавого. Но так говорил и Спаситель: «Да будет слово ваше: да, да, нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мтф, 5,37).

5. Нет, конечно, можно..., руководствуясь очень популярным сейчас принципом свободы мнений, позиций, взглядов, допустить любой из них – пусть себе живут! И у такого подхода также есть право на жизнь и даже имя собственное есть – Хаос. Вот мы и, применив принцип «бритвы Оккама», упростили всё до уровня той простоты, в которой проще всего сделать выбор – из двух истин выбрать одну. Выбрав свободу, мы предоставим хаосу распоряжаться нашей судьбой, жертвенно подчиняясь всем её случайным превратностям. В ином случае нам придётся пройти по пути рассуждений, балансируя, как на лезвии бритвы между «быть» и «не быть», чтобы, отсеяв всё ненужное на своём пути, очистив зёрна от плевел, придти к последней точке, чистому зерну понимания, за которой не будет уже никаких вопросов, а только ответы. Это и есть голая истина, похожая на ноль, – Абсолют, и которая есть начало и одновременно конец всего сущего. Эта Альфа и Омега всего сущего и зовётся истиной, главной идеей, осью всех смыслов. И не в этом ли заключается понятие Бог?

6. Вы скажете: упростить понятие Бога до нуля – это слишком! Да, можно, конечно, усложнить всё до невозможности, подойти к вопросу и с той, и с другой, и с третьей стороны, можно называть Бога разными именами, можно вообще, упростив всё радикально, не признавать его существования (тем более, если это ноль). Полагаю, современный человек выберет второй путь – путь свободы взглядов, мнений, понятий, суждений или даже неприятия всего этого, как не имеющего никакой практической пользы для себя.

Ой, запутались мы совсем, хаос какой-то! Бросаемся друг в друга словами: свобода, жизнь, Бог, истина. А какой в этом всём смысл? Кстати, слово «смысл» означает приведение мысли в форме ответа к точке, в которой был задан вопрос. Что же принять за точку отсчёта, от которой можно оттолкнуться, чтобы описав сферический (сфера – самая совершенная, полная форма материи) путь мысли, вернуться к этой точке, поверив ею свою мысль?

7. Если все условия соблюдены, то должно быть неважно, где расположена эта точка, – она может быть везде (вездесущность). Какой знакомый образ! Да, это всё тот же ноль. Образованный человек, конечно, сразу же скажет: «Ноль не так прост, ведь в конечном счёте всё стремится к нулю, даже хаос». Конечный счёт – вот последняя нулевая точка истинного понимания, за которой уже не остаётся вопросов. А если вопрос и возникает, то ответ на него приведет нас всё к той же точке, лежащей в сфере абсолютной истины. Платон говорил: «Можно ответить на любой вопрос, если вопрос задан правильно». Но что же такое «правильно»? Может, точка, от которой, правя мысль (пра-), не увильнёшь (-виль) её в дебри безответного (-но) хаоса. Вы как хотите, воля ваша, а я двинусь в путь, дабы проверить правильность моих предположений.

8. Итак, с чего же начать? Разумно начать с начала, а значит с нуля или, как говорили древние римляне, «ab ovo», т.е. с яйца или истока. А что есть начало всего? Поскольку мы (под «мы» я подразумеваю себя и тех, кто по доброй воле изъявил желание отправиться в путь со мной) не атеисты, естественным выбором для нас, исходной точкой пути будет понятие Бог (хотя и каждый убеждённый атеист имеет своего бога – собственный разум, посему не будем и им отказывать в возможности лишний раз посмотреть на себя в зеркало). И с какой бы позиции мы ни начали изучать мир, мы, описав какой угодно емкости круг познания, всё равно придём к последней "точке понимания", в которой обязательно найдём Бога, Закономерную Сущность, удерживающую этот мир в равновесном движении. Но каким же методом разумнее исследовать это понятие? Словесно порассуждать о нём? Но мало ли слов произнесено, мнений высказано? А понятие Бога, полагаю, до сих пор не осознано большинством. Иначе не был бы наш мир таким несовершенным.

9. Для начала всегда следует основательно уяснить понятие. «Определяйте значение слов. И тогда вы избавите мир от заблуждений», – советовал Александр Пушкин. Чем принято именовать понятие Бог? Создатель, Творец, Всевышний, Истина, Свет (в религии), Абсолютная истина, Идея, Абсолют (в философии). С чем ассоциируется понятие Бог? Прежде всего с вечностью и с вездесущностью (бесконечностью содержания). Боже, как же рассуждать о вечности и бесконечности словами, растекаясь мыслью по древу, и не увести вас, мои дорогие попутчики, в мрачные дебри хаоса?! Ключ к раскрытию темы мне подсказал, вы не поверите, Джакомо Казанова в своей книге «История моей жизни». Фразу из этой (весьма посредственной и скучной) книги, ставшую ключом к изложению моих рассуждений, я вынесла в эпиграф. Итак, ключ был найден – раскрыть значение нравственности в жизни человека с позиций физики и даже более того – метафизики.

10. Нравственность. Едва ли есть тема более актуальная, более значимая, более интересная и к тому же напрямую связывающая нас с понятиями божественной сущности! Как странно, что тему нравственности мне подкинул из вечности один из самых, может быть, безнравственных персонажей истории. Но не мне его судить. Возможно, полувымершей от костров инквизиции и чумных эпидемий Европе такой персонаж был нужен для скорейшего восстановления популяции населения. Да и кому вЕдомо, чья рука укажет нужное направление? Неисповедимы пути Господни... Но исповедима цель.

11. Разобраться в нравственных принципах – значит разобраться в жизни, уяснив справедливый порядок её построения. Ведь что такое нравственность как не воздаяние по заслугам? ВОЗДАЯНИЕ двояко – ВОЗвышение в славе или ВОЗмездие в кабале расплаты. Разобраться, кому и за что воздаётся, значит разобраться в причинах и следствиях всех явлений, составляющих существо нашей жизни. Но как мы путаемся всегда в этих понятиях, принимая одно за другое и, борясь со следствиями, упускаем шанс воздать должное причине. А ведь мир наш скорее следственный или последственный – антимир. Причины же многих и многих явлений, строящих нашу жизнь, нам совсем не видны, если нет в нас развитого чувства глубокого понимания принципов построения этого мира. К такому пониманию и приводит метафизика – искусство видеть причинный мир.

12. Теперь, пользуясь принципом бритвы Оккама, попробуем свести все эти необъятные понятия к полезному смыслу. Как известно, ценность бритвы заключается в лезвии – предельно узкой линии, сводящей смысл всей бритвы до пользы. В физике, как и в математике, матери всех наук, принято сводить смысл понятий к осмысленной пользе восприятия посредством чертежа. В орбиту наших рассуждений о жизни мы включаем понятия Бог, вечность и время. Но помня урок с Коперником, не будем скромничать, поставим и себя (человека) в этот ряд. Не потому, что «по образу и подобию» (это еще нужно доказать), а единственно с целью определиться с точкой зрения – откуда и куда смотреть нам: на Солнце или наоборот. Понятие «человек» неотделимо от понятия «жизнь», ибо человек живущий интересует нас в данном контексте. Понятие «жизнь» выражается прежде всего временем. А если шире и полнее – то путём, исполненным со смыслом или без оного, за определённое время.

13. Для начала дадим простое физическое толкование жизни как материализованному пути, совершаемому во времени. Попробуем изобразить это в предельно простой форме в виде чертежа, представленного, как это принято в математике и физике, некой системой координат (рис.1),

V – вечность; t – временная шкала продолжительности жизни человека, Vz – период земной жизни человечества, S – жизненный путь человека.

где V – вечность; t – временная шкала продолжительности жизни человека, выделенная, изъятая нами из вечности и, следовательно, перенесённая в перпендикулярный вектор; буква t как обозначение времени не случайна, ибо сущность времени есть непрерывное направленное движение – tок; Vz – период земной жизни человечества, то есть фрагмент вечности, оставшийся в истории и предшествующий рождению человека; S – жизненный путь человека.

14. Предвижу сразу несколько вопросов. Первый из них относительно времени: «t» – это понятно, а что значит «– t»? Это извечный вопрос: есть время (t) как реальность или его нет (–t), и человек его придумал для какой-то своей пользы? Сколько копий поломано в спорах об этом! Кажется, на сегодня все согласились со вторым вариантом. Аргумент такой: время – это одновременно и прошлое, и настоящее, и будущее, так как невозможно уловить (измерить) материальную границу между ними. А если эти три градации сливаются в одну, то и смысла нет их разделять и, следовательно, время – это лишь условность, решётка, как выразился один учёный, в которую человечество загнало себя. И назвали все это «мнимым временем». Мы же, не углубляясь в философию, признаем существование времени как факт, одновременно согласившись считать его инструментом, условностью, призванной обозначить некоторую очевидную реальность.

15. Судите сами. Если есть чёткая периодичность каких-либо реальных явлений, следовательно, должно быть и понятие, т. е. средство, измеряющее эту периодичность. Например, с вполне определённой периодичностью наступают день и ночь, весна, лето, осень и зима. Или всё тот же девятимесячный период вынашивания плода человека. Разве это не реальность? Так чем же эти периоды измерять? Знали о времени и наши далёкие предки. Они никогда в своих представлениях о движении в пространстве не разделяли эти понятия – отсюда долы, долины, долгий путь. И конечно, вопрос о времени неотделим от понятия жизни. Изменчивая сущность жизни сродни изменчивости течения времени. Жизнь так же, как и время, в реальности имеет однонаправленное движение, но с метафизической точки зрения может содержать в себе и элементы прошлого или будущего. В этом сущность вечности и непрерывности движения.

16. Что ещё следует сказать о времени? Мы знаем, что жизнь – это проявление формы энергии, но никто ещё не научился систематизировать и измерять эти проявления не только с биологической, но и с содержательной, эффективной позиции, а следовательно, и оценивать смысл жизни. Поэтому возник некий универсальный способ измерения такого качественного показателя жизни как «смысл» путем измерения его временем. Это дало возможность оценивать, хотя бы промежуточно эффективность жизни – детство, юность, молодость, зрелость, старость и, наконец, смерть. Ко всем этим периодам применимы более или менее чёткие качественные параметры, позволяющие измерять стадии эффективности. Таким образом, время можно рассматривать не как абстрактное понятие, а вполне содержательное материальное воплощение энергии, подобное энергии жизни. Время – это ритмы космической энергии, связывающие и гармонизирующие в единую полифонию все проявления этой жизни. Мера времени – это количественная категория качественного измерения как отдельных, так и общих состояний различных проявлений жизни. Таким образом, вектором t (–t) мы обозначили содержательное значение нашей жизни в отрезке времени, выделенного из вечности: от прошлого – через рождение – в будущее.

17. Второй предполагаемый вопрос: почему «линия жизни» (как выражаются астрологи), то есть S, означена как в положительном квадранте, так и в отрицательном? А смысл в том, что любой человек рождается и живёт не на пустом месте. К его рождению подготовлено всё, чтобы он мог существовать. Качество и эффективность этого существования зависят от многих факторов, которые находятся как в прошлом, так и в будущем в виде потенций, истоки которых часто также заложены в прошлом. Скажем, к примеру, в Сибири в старину фундамент для строительства будущего дома своему будущему внуку готовил ещё смолоду его дед, закладывая на морение лиственницы на 30-40 лет. Таким образом, часть жизни деда переходила в жизнь его внуков, а жизнь внуков состояла значительной частью своей из жизней их предков. Согласитесь, было бы несправедливо с этим не считаться, оценивая результативность жизни. Будем считаться и мы. Время подобно пространству, как известно, пределов не имеет; следовательно, диапазон энерго-ритмических воздействий, воплощаемых в жизни, никак не может ограничиваться лишь настоящим, а складывается из всей совокупности влияний, действующих на данный временной период. Иными словами – мы есть то, что вокруг нас уже есть.

18. Если внимательно вникнуть в суть чертежа, то можно увидеть, что на нём четко обозначено деление на низ и верх – до рождения человека (низ) и после (верх). Итак, мы предельно просто отобразили течение нашей жизни в реальности, физических понятиях, то есть с позиции нашего взгляда на Солнце. Где Солнцем каждый может вообразить даже себя любимого. И это можно считать увертюрой к главному разговору о человеческой жизни, её смысле, то есть пользе, а также о роли нравственности в этой жизни. Для его продолжения нам, следуя примеру Коперника, стоит переместить свой взор земного человека и расположить его в позицию Солнца или света, льющегося от него, или Бога, что ещё с доантичных времен совмещалось в понятии людей.

19. Если речь зашла о Боге, нам придётся также переместиться из физики, которая своими понятиями помогла нам слегка разобраться с земной нашей жизнью... в метафизику. И если наш метафизический взгляд узрит какие-либо закономерности в жизни земной, не зависящие от субъективного взгляда человека (как это было в истории с Солнцем), то это будет веским доказательством правильности выбранной нами позиции. Для полного уяснения понятия метафизики следует сказать, что она не рассматривает, как ошибочно утверждают материалисты, мир идеальных отвлечённых понятий, а совсем наоборот – именно реальный мир является полем её интереса. Однако понятие реальности в метафизике значительно шире, нежели мы в состоянии узреть на данном этапе нашего эволюционного развития. Но, как верно сказал Фрэнсис Бэкон: «Вселенную нельзя низводить до уровня человеческого разумения, но следует расширять и развивать человеческое разумение, дабы воспринять образ Вселенной по мере её открытия».

20. Философских определений понятия метафизики достаточно много, но многие из них не только не проясняют сути, но и ещё больше затуманивают её понимание. Пожалуй, проще всех и чётче всех выразился немецкий философ Мартин Хайдеггер, много сделавший для реанимирования современного интереса к метафизике: «Метафизика – это такое восприятие окружающего мира, при котором любая действительность выступает в форме предмета». Но и его поняли не многие. Хотя, что может быть проще?! Ведь что такое «пред-мет» с точки зрения восприятия действительности? Это то, что пред-шествует, пред-полагает, пред-угадывает цель (лат. meta – цель). У всего в этом мире есть своё целеполагание. Следовательно, этот наш материальный мир, который преподан нам в очевидной реальности, есть лишь мир предметов, предназначенных быть средством в достижении целей. Но каковы эти цели? Разумно предположить, что мир целей выше мира предметов, которыми достигаются цели. Однако именно предметы, избираемые для достижения цели, и дают нам понятие о её высоте. Именно в предметах, то есть в избранных средствах, и обозначается высота цели. Умение в образах предметного мира видеть знаки, меты причин и целей его движения, а значит видеть причины и цели жизни – это и есть метафизика – искусство видеть причинный мир. Исходя из этого, видимую нам реальность мира мы и будем рассматривать с помощью ЗНАКОВ, МЕТОК, СИМВОЛОВ (в преводе с греческого – знак, знамение, цель), о смысле которых мы не часто задумываемся в нашем жизненном бытии, но которые могут развить наше разумение о жизни и образе Вселенной.

21. Широко развивать наше разумение по данной беспредельной теме – задача очень сложная даже для научно подготовленного сознания, и делать это в рамках наших бесхитростных рассуждений было бы неуместно. Но даже слегка расширив своё понятие о процессах, происходящих не только на Земле, но и отображённых в близлежащем или относительно близлежащем пространстве, мы приобретаем способность глубже понимать их смысл путём лучшего понимания значения и роли выбора позиции, точки зрения. Исходя из этого понимания, мы обязаны будем оговориться, что применённое здесь в одностороннем смысле понятие «отображение» не вполне удачно, так как все процессы не только в нашем мире, но и во всей Вселенной совершаются в единой и неразрывной взаимосвязи и отображаются как в одну, так и в другую сторону.

22. Как мы убедились в истории с Солнцем, в познании истины всегда бывает важно занять правильную позицию, выбрать точку зрения, которая будет верной точкой отсчёта мысли. Вот такие точки, меты мы и должны обнаружить, дабы воспроизвести чёткую систему миропредставления. Применив всё тот же метод системы координат и переместив свой взор в позицию Солнца, мы из линейно-плоскостных (иллюзорно-реальных) понятий переместились в пространственно-временные (подлинно-реальные) представления о мире (рис.2).

Как видите, мало что изменилось – осталось и Солнце или Бог, вечность (V), и наше время (t), и наш жизненный путь (S). Но поскольку цель нашего путешествия – поиск смысла жизни человека, понятие пути, предложенное ранее, расширяется до понятия осмысленного пути, что не требует даже буквенного переименования (Sмысл). Кроме того, V здесь не просто Бог (лат. Veritas – истина), Вечность, а и его сущностное понятие – СВЕТ, скорость которого (V) около 300 000 км/сек. – именно с такой скоростью движется световой луч.

23. Напомню, что мы сейчас смотрим на земную жизнь человека с позиции Солнца или Бога и, следовательно, нам она открывается в пространственно-временном воплощении. Для отображения этого свойства введём условно-пространственную картину вращения «линии жизни» (Sv; Sz), воспроизведя её в обратной проекции. С этих позиций земная жизнь человека в её сущностном, смысловом наполнении видится иначе. И здесь уместно будет ввести понятие цели. Действительно, жизнь – есть движение, а если есть движение, то должна быть и цель. Если, конечно, мы говорим об осмысленном движении. В противном случае следовало бы говорить о хаосе, но разговор о нём впереди. Жизнь – это движение, а движение к цели – есть осмысленное движение.

24. Какая же цель может быть избрана человеком как наиболее привлекательная, содержательная и в конце-концов нравственная. Конечно же, войти в вечность. Даже ничего не ждущий от Бога атеист желал бы, как хоть тот же Герострат, остаться в памяти людей навечно. Ну хотя бы в памяти своих непосредственных потомков. Полагаю, что всякому будет понятно, что переход в жизнь вечную нужно рассматривать не иначе, как приз за достижение цели. Однако чем заслужил Герострат такую благосклонность небес? А он и не заслужил! Вечная жизнь безусловна – ибо это иерархия Бога, а там всё есть Абсолют, то есть Единый Порядок, безусловное подчинение которому и даёт пропуск в вечность. А вот путь к вечной людской памяти всегда будет со знаком либо +, либо –. Путь Герострата уводит от нашей главной цели (вечной жизни), хотя в земной человеческой памяти он может остаться навечно, хотя бы как урок о том, как поступок способен привязать судьбу к одному лишь мигу времени, закрывающему дорогу в вечность. И теперь нам яснее ясного, что движение нашей жизни может приближать нас к вечности (+), а может и отдалять от неё (–). .

25. На чертеже этот принцип отобразился в виде как бы перелома «линии жизни» на жизнь в вечности (+) или наверху (Sv), и жизнь не в вечности или на земле (–), т. е. внизу (Sz). Здесь время вспомнить из физики функционирования систем, что пространственно-временное целенаправленное движение представляет из себя как бы воронку, охватывающую собой ось-цель и расширяющуюся в пространство-время до бесконечности. На нашем чертеже это выразилось в виде двух отзеркаленных воронок, одна из которых по спирали времени поднимает нас к вечности, другая – опускает на землю. Теперь наша жизнь представляется нам не только в виде биологического существования материи (форма, тело и даже разум), но и содержательной её составляющей (смысл, цель, результат). Идея, полагаю, понятна. Но как она действует в реальности, в чём её практический смысл?

26. Не будем рассуждать пространно, а рассмотрим принцип действия на уже известных нам примерах. Вот сибирский ещё не дед озаботился о будущей судьбе своих внуков и заложил лиственницу на морение на 30-40 лет. Сваи дома из такой лиственницы могут служить до 300 лет и даже более (весь Санкт-Петербург заложен на таких сваях). Поскольку будущее, в котором будут жить его внуки, – это часть вечности, значит дед как бы перенёс часть своей жизни в будущее – или вечность – или одолжил эту часть своим внукам. Внуки же, если они будут достойны своего деда, обязаны будут возместить этот долг деду. В каком виде? Если на их счастье дед доживёт до тех благословенных времён, когда внуки будут достаточно состоятельны, чтобы расплатиться, то это выразится в форме тёплой, душевной да и материальной (по необходимости) заботе о нём. Поверьте, душевное состояние и деда и внуков будет достойно вечности. И это самый простой способ расплаты. Если же они опоздают с платежом, то принцип этот должен быть соблюден всё равно в любой форме достойной вечности. Ибо вечность – есть Абсолют, и у неё невозможно что-либо отнять, не возвратив взамен. Что от нуля отнимешь? Можно только прибавить. Именно на этом принципе и держится вечная жизнь, жизнь как вечное движение, в котором не может быть изъятий, минусов, предполагающих возможную остановку по причине недостатка ресурсов.

27. Вот, кстати, есть повод провести параллели с нашей реальностью. Если бы было допущено отклонение от вышеуказанного принципа, то чем бы отличалась вечная жизнь от нашей сегодняшней земной? Полагаю, ничем. Многие пожелали бы жить так же, как живут сейчас на Земле, – в долг и, к сожалению, часто забывая о нём. Представляете себе стагнацию, инфляцию, девальвацию на небесах? Не хватало бы энергии у Солнца, кончились бы вода, воздух, свет, а за ними и хлорофилл. Жуть!!! Такого ужаса ещё не придумали даже в Голливуде. Хотя в Голливуде много чего напридумывали, но реальность всё-таки богаче на сюжеты, и каждую ночь демонстрирует нам нарисованную выше жуткую картину в образе ближайшего спутника нашей планеты Луны. Учёные утверждают, что когда-то на Луне была жизнь, может быть, ещё краше, чем на Земле, но в силу каких-то таинственных для нас обстоятельств наша ближайшая космическая спутница превратилась в мёртвую планету, светящую нам лишь отражённым светом.

28. Если подобная перспектива нас не устраивает, то не будем уподобляться Герострату, а рассмотрим его историю с позиции вечности. Сей герой очень желал прославиться. Воля его! Но что он мог? Оказывается – ничего. Вот это «ничего» он и выдал, спалив храм Артемиды – великолепное произведение великого зодчего древности Херсифрона. Этот храм был создан другими жизнями для будущего, то есть для вечности. Однако Герострат из своего настоящего покусился на эту Вечность и отнял её у будущего. Но, слава Богу, в Сибири живёт (хочется в это верить) внук того далёкого деда, у которого остался долг перед вечностью, и он готов его отплатить. Возможно, он не построит новый храм, но такие внуки найдутся всегда и везде (хочется в это верить), и они всегда будут строить новую жизнь достойную вечности. Главное, чтобы их было больше, всегда больше, чтобы долг каждого не становился непосильной тяготой для всех. Полагаю, кто-то уже уловил смысл закона вечного движения жизни и, надеюсь, согласился с непременным условием его выполнения – каждый человек в отдельности не сделает для себя больше, чем все сделают для всех.

29. Кто-то скажет: в идеале, может, так и есть, но в реальности этот принцип не работает. На что я сразу предположу, что так рассуждающий ещё не осознал подлинного понятия реальности, а иногда это непонимание приобретает такие широкие масштабы, что затрагивает судьбы целых стран и народов. Я приведу пример из жизни, вернее, из близкой нам истории России. Наши недавние предки, поверив в этот принцип, который идеологами того времени был положен в основу государственного устройства и назван социализмом, совершили неимоверный исторический прорыв, создав практически заново мощную индустрию, экономическую инфраструктуру, победив в жестокой оборонительной войне, прорвавшись в Космос, подняв на достойную высоту образование, культуру, социальную сферу. И всё это на необъятной территории и в относительно короткий исторический период.

И только осознав, что между декларируемой идеей (всё для всех, всё для и во имя человека) и практической её реализацией, целая пропасть, народ утратил веру в принцип, и всё рухнуло. А виноват-то не принцип, а тот самый человек. Практическая ошибка была в том, что человека стали выстраивать по ранжиру: более ценный, менее ценный, вредный. Более «ценному» создавались более выгодные условия для жизни, менее «ценные» ограничивались в потребностях. Причём, «ценность» заключалась в демонстрации лояльности к сложившемуся порядку. А это уже идеология, часто входящая в противоречие с реальностью и здравым смыслом. Впрочем, противоречивость присуща любой идеологии, целью которой является формирование общественного сознания как инструмента, то есть средства достижения целей, задуманных идеологами. До тех пор, пока существует одновекторная направленность задуманных целей и целей декларируемых, воспринятых общественным сознанием, идея развивается успешно (в нашей истории – пока все были устремлены к созданию основ продекларированной народной власти). Когда же эта иллюзия развеялась и жизнь пошла по разным направлениям (для одних – реальная власть, для других – мнимая), вектор идеи разорвал общественное сознание пониманием бессмысленности и бесполезности этого пути. Ох, сколько хороших идей было опорочено и бесславно похоронено только потому, что на пути их реализации вставали этакие соловьи-разбойники, умевшие красивыми трелями вдохновить человека на подвиг во имя идеи, но отнявшие у него право на её плоды. Собственно, неудачи первого в истории опыта построения социально-справедливого общества будет неправильно ассоциировать с самой идеей социализма. Прогрессивность самой идеи полностью доказана неоспоримостью вышеперечисленных достижений. Неуспешность дальнейшего продвижения идеи есть результат несостоятельности не самой идеи, а степени развития человеческого сознания, проявившего свою ограниченность в понимании идеи. И это закономерно, поскольку «переделывание» сознания – самая трудная и долговременная работа из всех видов человеческой деятельности.

30. Так каким же порядком оценивать человека, вернее его деяния, полезность его жизненного пути? На первый взгляд приведённый выше оценочный принцип, предложенный идеологами социализма, вроде бы соответствует принятому нами принципу рассуждений: «быть» или «не быть», либо «жить» или «не жить». Этот принцип дуальности, двойственной противоположности, как мы его привыкли понимать, не будучи Абсолютом, требует всегда определенных обусловленностей, как например: если «жить», то в каком качестве, виде, с какой функцией, на каких условиях, как долго и, наконец, с какой целью. А если «не жить», то почему, на каких основаниях и т. д. По сути все эти вопросы сводятся лишь к одному вопросу – Зачем? В свою очередь этот вопрос порождает другие, не менее значимые вопросы — Что такое человек? И какой общей идеей обусловлено его существование? Очевидно, что сия обусловленность есть форма проявления высшей рациональности, исполнение которой в глобальных масштабах не может быть обеспечено субъективными способностями ограниченной группы личностей, узурпировавших высшую волю без должных правовых оснований и противопоставивших свою волю другим волям путём присвоения себе функции Бога – вершить судьбы других. Судьба каждого, как и судьба всех, есть достояние единой для всех Высшей Воли и не может зависеть от решений субьективной воли, как не может быть следствия без причины.

31. Позволить себе субъективно обуславливать чью-то жизнь может только ограниченный взгляд на истинную реальность, на божественное её проявление, которое мы называем природой. Сама же природа, полностью доверяя своему Отцу Небесному, просто живёт, ничего не требуя в награду сверх жизненной необходимости. Возьмём земляного червя. Он от природы получает то, что ему необходимо для жизни в полном объёме (пищу, комфорт, условия для размножения), но пользы он даёт гораздо больше того, что получает от природы, и не потому, что он такой умный или сознательный, а потому что это его функция, и другого он делать не может, да от него другого никто и не ждёт. Но и другие не могут делать то, что делает он. И так каждый – польза от каждого несоизмерима с общей отдачей ему, но каждый обеспечивает пользу для всех. Благо всех складывается из совокупности общего вклада. Будь ты хоть червь, хоть райская птица, привилегия у тебя одна – право внести свой вклад в общее благо. Только этот принцип, заложенный в основы жизни, который мы называем Законом Природы, превратил нашу землю не в безжизненную пустыню, а в божественный дивный мир.

32. Вот растёт прекрасный лес, в нём множество полезных трав и цветов, поют птицы, живут звери, в лес ходят люди, наслаждаются им и кормятся от него, растут от этого физически и духовно... И эту цепочку можно продолжать бесконечно. А всё это есть потому, что свою работу совершает каждый в этом мире. Если не будет червя, не будет и леса, не будет и птицы, не будет песни «Соловей мой, соловей», исполненной певцом, не будет человека, сделавшего под эту песню нечто полезное для всех... И так далее. А началось всё с червя, который неустанно делает свою благородную работу. Многие ли из нас готовы принять участь земляного червя? Нет, конечно, не по условиям существования (хотя пахать землю – что может быть благороднее?), а по самоотверженности. Вот то-то же! А ведь это и есть принцип высшей справедливости: от каждого по способности, каждому по потребности. И нет в этой цепочке ни менее полезных, ни более вредных. Природа живёт по этому закону и процветает, а мы, попробовав, не смогли. Почему?

33. Природа не мнит о себе много (нечем мнить, нет ума, а если и есть, как, например, у братьев наших меньших, то эти способности не превышают потребностей инстинктов), живёт, полагаясь на волю Отца своего и по его законам. А мы, вообразив, что если у нас, в отличие от остальной природы, есть ум, то этого достаточно, чтобы объявить себя богом и творить волю свою. Что хочу, то и ворочу, – и уподобившись строптивому Адаму, покинули мудрого Отца своего, с треском хлопнув за собой дверью. Ну ладно, ушли от него, не уважаем, даже иногда вообще не признаём, а почему же тогда пользуемся его ресурсами? Какими?! Ну а вода, свет, воздух, земля, нефть, газ, песок, дерево и так до бесконечности. Ассортимент неисчерпаем. По какому праву мы потребляем эти ресурсы? Где же наши рыночные принципы отношений? Почему эти принципы исходят из понимания лишь только наших интересов, почему мы считаем возможным игнорировать интересы природы, противопоставлять им свои? Благородно ли это – присваивать не принадлежавшее тебе по оплаченному праву. Я уж не говорю о несправедливом распределении присвоенного – это вообще дикость и варварство! На каком основании мы отнесли присущее нам свойство безудержного потребления к проявлению своих способностей, оправдывающих наши потребности?! Нерациональное (лат. racio – разум) потребление есть признак отсутствия способности к разумному развитию, паразитизма, которое в природе пресекается беспощадно. Судьба динозавров тому доказательство. Тогда как пчела живёт до сих пор.

34. А что же Отец наш Небесный? Что он обо всём этом должен думать? Полагаю, что по высшей своей благости он не отворачивает очи свои от нас, чад неразумных, и страдает великой своею Душою от неразумности нашей. То брови насупит – и скроется солнце за тучами, то слезу уронит – и льют ливни день и ночь, затопляя целые города. А то и вовсе застонет от отчаяния – и пойдут гулять бури-ураганы, цунами и землетрясения. Будем считать это мистикой, достойной голливудского воплощения или сюжета детской сказки. А мы ведём разговор серьёзный. Хотя мне очень даже понравилась роль Отца Небесного в голливудском воплощении. Попробуем порежессировать и дальше.

Что увидит на земле Создатель, если в природе возобладают порядки, продиктованные той целесообразностью, как мы, люди, её понимаем? Вот перед нашим сюрреалистическим взором, благодаря самоотверженному труду всё того же земляного червя, появился великолепный зелёный лес, в глубинах которого журчит кристально чистой воды речушка. Но какая нам, людям, польза от этого? Будем извлекать! Первым, кто откликнется на этот призыв, будет чрезвычайно предприимчивый воробей, который, опираясь на поддержку своих влиятельных сородичей, на выгодных условиях приватизирует этот лес – ведь эффективное хозяйствование предполагает наличие хозяина, скажет он. Для освоения богатств леса новый хозяин призовёт не менее предприимчивых партнёров. Первыми, кто откликнется на его призыв, будут стаи саранчи, прибывшие из близлежащих земель. Их чрезвычайная сплочённость и предприимчивость быстро доведут лес до последующей стадии эффективности, после чего за дело вынуждены будут приняться жирные бобры. Очень скоро они справятся со своей работой, и готовые лесоматериалы лягут в основание большущей плотины, которая запрудит нашу речушку. Пройдёт совсем немного времени, и на месте нашего леса появится поистине сюрреалистическая картина болотистой местности, извергающая из своих глубин ядовитые миазмы разложения. Даже причастные к её сотворению бобры не изъявят желания пребывать здесь и предпочтут перебраться за её пределы к более чистым водам. Но задолго до бобров местность покинут все прочие бывшие её обитатели. Единственные, кто смирится с существующими условиями, будут змеи и другие гады, которые найдут в них свою выгоду – лягушек любят не только они, но и в некоторых заморских странах. А что же наш воробей? Не жалеет ли он о случившемся? Ни в коем случае! На вырученные от предпринимательства средства он построит себе в большом городе красивый дом, а на нашу территорию будет наведываться вместе со своими сородичами, чтобы полакомиться расплодившимися в огромных количествах комарами и гнусом.

35. Вот видите, как легко стать предпринимателем и даже голливудским режиссёром и научиться лепить, как котлеты, фильмы ужасов. Но гораздо труднее стать подлинным хозяином своей земли и создавать на ней полезные условия, не используя бездарно чужие наработки. Такой же сюжет стал возможен лишь потому, что мы пренебрегли волею Создателя этого мира, возможно, вообще забыли о нём и нарушили его законы, дерзнув породить новые, за что и были наказаны. Поневоле усомнишься, а не заблуждаемся ли мы, недооценивая мудрость природы, и не есть ли это проявление нашей неразумности? Но как бы мы ни были строптивы и неразумны, Отец наш Небесный всегда ждёт нас, и в любой момент готов принять нас в своё лоно. Вспомните картину Рембрандта «Возвращение блудного сына». Вот так же он положит свою благословенную руку на нашу воспалённую голову, и все тяготы мира уйдут в небытие. Ибо самая большая тягота для человека – это дотянуться до Бога.

36. Как же найти верную дорогу к нему, дабы, не растрачивая сил, не упустить время? А путь – вот он! Посмотрите на наш чертеж (рис.2): точка нашего рождения (0), но ноль маленький, который Бог отделил от себя, одарив нас жизнью. Вот с неё и начинается дорога длиною в жизнь. Примерно до девяти лет ребёнок находится под властью родителей, именно под властью и волей их. Так, ребёнок Адам доверял своему Великому Отцу. А отец несёт ответственность за жизнь своего дитяти. Затем постепенно ребёнок вступает в свои ответственные права и учится правильно жить или делать выбор – выбор пути, ведущего к цели. А цель нами определена – вечная жизнь. Выбор здесь только один: «быть или не быть», «жить или не жить». Первый путь ведёт к Богу и в конечном счёте к вечности, все остальные пути удаляют от неё, ограничивая жизнь земным существованием. От точки нуля, истока нашей земной жизни, как у того камня на распутье, мы должны всегда решать, где будет проходить наш дальнейший путь: с Богом, и тогда потенциально в вечной жизни, или без него и тогда... А что тогда?

37. Вот решили мы для себя, что идём к Богу. Но идти к Нему или идти с Ним – это не совсем одно и то же. Идти к Нему – это значит изъявить наше желание, нашу волю в постижении Его принципов. А идти с Ним – это значит принять закон Его существования. А закон этот мы в основном сформулировали раньше: «Всё для всех». И нет отдельно моего Я, которое принято именовать ЭГО.

Если уж слово сказано, уясним его смысл. Что тут уяснять, скажете вы. ЭГО – это автономное Я, и всё должно крутиться вокруг этого Я и на его пользу. Ну да, так же Солнце крутится вокруг нас, неся нам свою благодать, а для чего же оно иначе нужно? Чтобы нам было тепло и ласково! Одним словом, ЭГОизм. Для эгоизма характерна позиция, в соответствии с которой противоречия «моего» интереса и «чужого» интереса всегда решаются в пользу «моего», а «чужого» интереса для ЭГО не существует.

38. Но все не так просто! Помните из Евангелия: «Сначала было Слово, и Слово было у Бога, и слово было Бог» (Иоанн, 1;1)? Слов случайных нет. Каждая буква, составляющая слово, несёт в себе определенный заряд энергии, вибрация которой воспринимается нами с большей или меньшей степенью напряжения. То есть информационная насыщенность даже каждой буквы вполне определённа. Что уж говорить о слове. Смысл слова складывается из чередования сущностных понятий букв, составляющих слово. Слово – значит СЛОжено Воедино. Каждое слово имеет сложную энерго-волновую амплитуду, воспринимаемую эмоциональным аппаратом человека. Если мы говорим, что жизнь – это многообразие проявлений энергии, то язык слов – это логическая матрица этого многообразия. Слово – это воплощенная мысль, логос, первопричина всего сущего (лат. matrix – первопричина). Следовательно, разбираясь в первопричине, то есть морфологической сущности слов, можно через знак, мету, форму (от гр. морфо – форма) постичь логику (логос) сущности, или проще – истину.

Мысли в сторону (о языке)

39. Как известно, возникновению связной письменности предшествовало создание алфавита, а в русском языке – азбуки, что, впрочем, есть одно и то же слово, составленное из двух первых букв латинско-греческого (альфа, бе(ви)та) и русского алфавита (аз, буки). Старорусская азбука построена на символических, метафизических смыслах, что отражено в названиях букв, выражающих либо физические, либо сакральные понятия, что и придало графическому начертанию сущность образа. Как известно, образ есть выражение, язык мысли. В самой структуре простых слов русского языка, всегда содержащих в себе первоначальный образ, суть природную, заложено фундаментальное знание обо всём. Эти знания доступны каждому, хорошо владеющему языком, так как они способны пробудить генетическую память поскольку эта память построена по аналогичному принципу. Древние письмена – это не столько чтение, сколько извлечение сокрытого смысла, каждая буква в них – носитель космологического понятия. Почему и говорим: «аз буки веди», то есть, каждый, кто ведает смысл букв, ведает богов. Вся русская языковая система – это системный КОД Мироздания и первая научная система его постижения. Понимание образования нашими древними предками заключалось в привитии посредством чтения знаков и слов способности формировать образы, умении объединять их в понятия, отражающие все явления жизненного бытия. Вот почему старорусскую азбуку можно считать матрицей познания, которая письменно изрекла истину о принципах построения этого мира, что в современной интерпретации можно изложить так:

– азъ буки веди – аз (начни) богов ведать – раз(умей), начни буквы (божественные смыслы) ведать (зерно полнится знанием);

– глаголь добро есть – словом возглашай – добро действенно (есть);

– живете зело земля и иже – живите сильно, зрело (сознательно) на земле так же, такой же жизнью, как она, и с ней;

– како люди мыслете – как люди мыслите, думайте;

– наш он покой – постигайте наш общий мир, нашу колыбель;

– рцы слово твердо – речите слово твёрдо, убежденно, энергично;

– ук ферть херъ от омега цы – углубляйтесь, проникайте вглубь, под ферту (свод) света единого, к общей цели (цепью объединяя общее с частным);

– червь ша ща еръ – огнем (червь – огненно-красный, червлёный) познания мир (шар) от щербин, несовершенств очищай;

– еры ерь – что счистил (муку, му́ки) толки́ (крути в жерновах) до толку (ерь – современные ь и ъ – повернутое (е), прокрученное Р);

– ять ю я – чтобы изъять своё я из круга мук (юдоли) в явь чистую, истинную.

40. Вот такие «азбучные истины» заповедали нам наши предки на все времена. Древние славяне ведали руническое письмо, универсальную систему изложения основ мироздания посредством графических образов; до появления кириллицы славяно-руссы владели глаголицей и буквицей, которую Кирилл и Мефодий и взяли за основу. Сакральная глубина и содержательность буквицы восходят к древнейшим славяно-арийским источникам ведических знаний. Понятие о них было менее свойственно христианским проповедникам, к которым и относились создатели кириллицы. А сама система сложения букв в слова уникальна и является прямым отражением древнего ведического мировоззрения славян. Так что негоже нам загонять русскую культуру лишь в тысячелетние рамки истории. «Подлинные же славяне задолго до Христа и славяно-руссы собственно до Владимира письмо имели, в чём нам многие древние писатели свидетельствуют», – говорил самый добросовестный русский историк Василий Никитич Татищев, всегда рассуждающий об отечественной истории только на основании известных ему исторических фактов.

41. Действительно по здравой логике неправдоподобным, нелепым видится представление о том, что такой самый древний, самый развитый (непревзойдённый до сих пор лексический фонд), самый совершенный в мире язык, каковым является русский, мог получить такое уникальное развитие и влияние на другие языки и обширные территории без письменности. «Греки и римляне заимствовали всё своё образование и учились грамотности у славян» (Классен Н.И. «Новые материалы для древней истории славян», М., 1854, стр.238, 240), там же, ссылаясь на свидетельство Геродота (V век до н. э.) и других греческих писателей, автор утверждает: «сами греки приняли алфавит от народов скифских или, что всё равно, славянорусского происхождения».

42. Польский исследователь XVIII в. Фадей Воланский был приговорён церковью к сожжению на костре за свою книгу «Памятники письменности славян до Рождества Христова», как за сочинение «до крайности еретичное», ибо в нём утверждалось, что письменность у славян существовала не только до Р. Х., но гораздо ранее, нежели она появилась у финикийцев, иудеев, греков и даже египтян. Ещё более нелепо выглядит версия, что два иноземца сумели систематизировать чуждый им язык по логике, которая далеко не вполне соответствует той, по которой построен их родной язык. Здесь можно говорить лишь о возможности некоторых упрощений (например, буквица* состояла из 49 букв, тогда как греческий алфавит из 25-ти) с целью адаптации языка к церковной лексике, а ещё вернее – к идее христианского учения.

43. Но не факт, что эти преобразования пошли на пользу и языку и его носителям. Собственно, суть языковых преобразований проповедниками христианства в том и состояла, чтобы с учётом фонетических особенностей славянских языков обеспечить изложение и, следовательно, распространение на славянских территориях религиозных догматов в терминологии, сложившейся в инородных условиях. Эта задача могла быть выполнена лишь путём выхолащивания традиционного славянского мировоззрения, носителем которого был язык, путём преобразования его в без-образную фонетическую систему. Насколько тяжёлым для народа был слом привычной мировоззренческой системы, выразителем которой был язык, говорят слова замечательного исследователя русской духовной культуры Александра Николаевича Афанасьева: «Чтобы всецело отрешиться народу от образов и верований, созданных язычеством, для этого нужно было отказаться ему от родного языка, что выходило из пределов возможного. И народ долго не отрешался от заветов предков, от убеждений, подсказываемых ему языком...»

В этой связи представляется справедливым непереоценивание роли Кирилла и Мефодия в создании славяно-русской письменности. Увековечивание их роли в этом историческом процессе не должно выходить за пределы религиозного значения и перечёркивать культурные достижения великого русского народа.

44. Но как бы ни были значительны содержательные потери языка, изначальные принципы его построения не могут быть уничтожены, пока существует сам язык. В русской азбуке образное значение в основном выражается согласными буквами, как бы согласующими в слове определённость смысло-образа. При этом гласным буквам присуща метафизическая способность расширять, а также объединять, рассеивать, усиливать, углублять и т. п. смысл образа, тем уточняя его суть. Так буква «О» образует, формозавершает пространство смысла (оболочка, объект, дом, образ), но при этом структурирует его (доля, доза, норма); буква «А» распространяет, рассеивает смысл (санскр. «Ра» - солнце, свет), буквой «А» (атом) множится мир, «а-а-а» – первый звук, которым человек оповещает мир своим приходом в него; буква «Е» удерживает, вымеряет, концентрирует смысл (вес, мера, в физике Е – энергия, сила); «И» – расширяет, присоединяет (мир, ширь); буква «У» – сужает, углубляет, уточняет, целеполагает смысл (ум, суть, нуль); буква «Ы» – соединение через проникновение (тыл, мыс); «Я» – выделяет, обособляет из целого (местоимение «Я», ряд, т. е. последовательность частностей) и т. д. Гласные звуки – женское начало длительности, пространства, волны – синтетичность, связь; согласные звуки – мужское начало – проявленность, результат – элементарность; слог закрытый – мужское начало; слог открытый – женское начало.

45. Старый русский алфавит во многом сохранял истоки первоначальных смыслов, закрепив их в названиях букв. Так, буква «Б» именовалась «буки», что по смыслу значит набухающий, способный становиться больше, растущий (прописная буква напоминает росток семени), а буква «Г» именовалась «глаголь», что, кроме понятного нам значения «глаголить», ассоциируется в нашем понятии с горой, головой, вообще с более высоким (образ буквы – ступень, прописной вариант – высота волны). И это неслучайно: для нас Бог – это то же, что и верх (горний мир). А если и есть место, где следует искать Бога в себе, то это прежде всего голова. Исходя из этого принципа, русское слово «Бог» складывается из двух согласных «б» и «г», между ними гласная «о» (опять образ нуля). Таким образом, в русском слове «Бог» соединены все смыслы его сущности – абсолютное единство (о) большого, великого, целого (б) и главного, высшего (г) – объемлющий свыше, Всевышний. В древнеславянской традиции главный бог так и именовался – Вышень. В латыни, подобно русскому языку унаследовавшей основные языковые принципы праязыка человечества, буква «б» именуется как русское «бе», а пишется «в», однако печатается «b». И хотя эти различия вносят некоторую путаницу, однако в звучании имени буквы смысл всё-таки сохранён. В метафизическом плане слово «Бог» трактуется как «Бесконечность» – б(е) + ог (от «го» – путь) – возвратный путь.

Скажете, буква «Г» ассоциируется не только с горой, с высотой, но и с глубиной, что совершенно противоположно по значению. Да, но русский язык знает, что не всё, что противо-положно, противоречит единому смыслу, который бывает запрятан гораздо глубже поверхностного о нем представления. Так всякая гора содержит в себе свою глубину и не бывает высоты без глубины. Так и высокое понятие Бога всегда сопряжено с глубиной его постижения. Смотри вглубь – там Бог!

46. Но, к сожалению, человеческому разуму свойственно легко принимать только то, что ему приятно и не доставляет никаких мучений, и с трудом воспринимать неприятное, тяжёлое. А что может быть тяжелее бесконечного пути, да ещё и постижения всей глубины его?! Вероятно, именно поэтому человек современной (европейской) цивилизации изъял из своего сознания букву «бе» с его первоначальным смыслом, сохранив в слове «Бог» лишь высокое (горнее) понятие Бога. Но как всё это зазвучало, Боже! Майн Год, Мэй Гад. Предвижу, какой-нибудь лингвист в негодовании воскликнет: Что же вы смешали все языки в кучу, устроили хаос и хотите найти в этом смысл?! Это не я смешала, – отвечу я, – а историческая правда. Всякий глубокий лингвист знает, что почти все, а в какой-то основе своей, может, и все существующие ныне языки взаимосвязаны информационно-историческими смыслами.

47. Более того, я всё больше прихожу к убеждению, что сначала был вообще один древнечеловеческий язык, одно Слово-Идея, или Логос как Истина, словно в хрустальном шаре содержащая все смыслы. Но шар, упав на Землю и разбившись, породил огромное множество осколков, в глубине которых каждый пытается отыскать своё понимание Истины. Разные языки – есть лишь различные интерпретации этих пониманий, обоснованность которых теряется в пространственно-временных анналах истории. Разные языки — это отнюдь не различные обозначения одной и той же вещи, а различные видения её (В. Гумбольдт). Всем известна легенда о Вавилонском столпотворении, когда люди решили дотянуться до Бога путём построения башни высотою до неба. Мешала реализации лишь несогласованность действий между строителями, каждый имел свою точку зрения на этот процесс. Разгневанный их дерзостью Бог смешал их языки и рассеял по миру. В этой истории Создатель, как всегда, поступил очень мудро. Если все люди сообща идут неверной дорогой, то будет разумно направить их в разные стороны, чтобы каждый имел свой шанс найти верный путь. И также мне всё больше становится понятным, что по языку, по его наполненности, содержательности, вариативности, гибкости можно судить об успешности этого поиска, о степени культурно-цивилизационного развития как отдельного человека, так и общества в целом. Ибо сказано: «Сначала было Слово (смысл, идея)... и слово было Бог».

48. Если в сознании нет понятия о закономерности происхождения тех или иных слов, то, следовательно, нет и понятий об их смысле, о глубинном метафизическом родстве их с языком, как отображением жизненного Древа, что естественно ломает всю логику мировоззренческого мышления. Язык – это система понятий, алгоритм мышления. Поговори с человеком, и ты сразу поймёшь, насколько системно он мыслит, насколько широко и глубоко распространена система его пространственно-временного мышления, насколько тонко он воспринимает вибрации происходящих вокруг него процессов, то есть насколько полно он может воспроизвести идеальный образ хрустального шара. В этом смысле нам, русским, получившим в дар от предков такое языковое богатство, несказанно повезло. Смущает лишь одно: с пользой ли мы распоряжаемся им?

49. Легенда о неудачном строительстве Вавилонской башни, следствием которого стало обособленное распространение на земле многих языков, как носителей обособленного мышления, вызывает невольный вопрос: насколько успешным было постижение мира нашими непосредственными предками, что не могло не выразиться в языке, историческим преемником которого стал современный русский язык? Приблизил ли этот язык нас к Истине? Очевидно, что корни всех национальных языков сложились задолго до тех времён, когда носители языка стали осознавать себя нацией в современном понимании этого термина. Эти времена можно назвать праязыковым периодом, заложившим основы языкового древа, развитие которого совершалось по соответствующей «древовидной» логике. Корни породили праязыковой ствол, из которого с относительной независимостью стали произрастать отдельные скелетные ветви или, говоря ботаническим языком, ветви первого порядка. Наиболее мощные из ветвей получили свои названия – санскрит, латынь, (условно)арабская, тибетская, славянская. Все они, развиваясь самостоятельно, тем не менее, долгий период не порывали своей стволовой связи, что подтверждается наличием в них общих корне-смысловых соответствий. Каждая из этих ветвей продемонстрировала свою плодотворность, явившись прародителями множества ответвлений – обособленных языковых групп, национальных языков и наречий. Погружаясь в историю русского языка можно смело утверждать, что его развитие со-временем не только не утрачивало божественной силы корней, а напротив, последовательно развивало изначальные принципы построения языка, как матричной системы, формирующей образно-логическое мышление, которое в свою очередь формирует фундаментальное мировоззрение. Конечно, жизнь языка в историческо-временном пространстве претерпевала множество реформирований, не все из которых были оправданы глубоким мировоззренческим смыслом. Менялся (часто в сторону упрощения, унификации) язык, менялся образ мышления, вслед за чем менялось мировоззрение.

50. Здесь уместно будет коснуться трагического для русского языка исторического момента – реформы русского языка 1918 года. Одномоментно декретным, то есть силовым, путем старорусский алфавит был секвестирован именно в сакрально-понятийном содержании, что имело целью изменить сознание русского народа, и открыло дорогу к богоборческой политике, имевшей сверхтрагические последствия. Заменой буквенных образов фонемными обозначениями была нарушена многовековая традиция логического составления словесных образов, свойственная русской культуре, чем была искажена сакральная основа народного мышления. Живой язык смыслов был превращён в мёртвую систему условных словесных штампов, мёртворождённых ярлыков, за которыми люди перестают видеть, а следовательно, и понимать смыслы. Слово перестало быть Богом, живой душой этого мира, хотя из русского алфавита душу – букву Пси (образ чаши) – изъяли ещё ранее реформой Петра I. Читая фонетически, сознание как бы скользит по поверхности смысла, не имея возможности уйти в глубину познания. А всякое поверхностное знание считается неполным, не истинным и, следовательно, ложным. Искажённые понятия приводят к искажённому восприятию действительности, извращая и путая понятия о ценности всего: цели и цены, воли и желания, свободы и воли, желания и необходимости, добра и выгоды, образа и образоподобия и т. д. В свою очередь, искажённое восприятие действительности проецируется на сам проект жизни, искажая её перспективы. Ведь, если правильно понимать фразу "Сначала было Слово – и слово было Бог", где понятие Слово в своём источнике обозначает logos – мысль, идея, разум, а понятие Бог – создатель, творец, то смысл её таков: "Сначала была мысль, идея, проект и она была творцом".

51. Несмотря на крайнюю жёсткость и категоричность новой политики, против языковых нововведений выступали очень многие культурные авторитеты России. Что мы потеряли с утратой смыслового содержания русской азбуки, говорят слова А. Букова автора «Русской грамматики»: «В их (названий) звуках – моя философия: я нахожу в них первое впечатление младенчества, знание, способность говорить, драгоценное преимущество человека. Я усматриваю постепенность, достойную подражания, развитую мысль первоначального существования: Аз – человек родится; Буки – страшится всего в младенчестве; Веди – начинает познавать; получает Глагол (слово) и уверяется, что Добро есть, Живёт на Земле». Таким образом уже с азбуки дети учились понимать подлинный смысл жизни.

52. Вникая в сакральный, метафизический смысл слов, и нам теперь легче будет рассуждать обо всём остальном. Теперь мы легко можем доказать друг другу, что ничего случайного и необъяснимого в этом мире нет. Доказать словом. Это и будут те самые Меты, по которым мы будем выверять наш путь. А попутно, возможно, нам удастся хотя бы небольшими фрагментами восстановить изначальные смыслы языка слов, а следовательно языка Бога. Ибо сказано: «Сначала было слово... и слово было Бог». Вот, например, для христиан Бог олицетворён в образе Иисуса Христа. По языковой традиции народа, встретившего Иисуса (в греческой транскрипции) на земле, его именовали Иешуа (Ешуа), или в другом варианте Егошуа (Егова). Раннехристианское название Бога было АО, то есть начало (Аз) всего (О – абсолют). Но сущность Бога была проявлена в образе Иисуса Христа. Что есть Иисус Христос по смыслу? Жертвенный искупитель, отдавший всего себя во имя исполнения Закона Божия. Жертвенный образ в христианстве выражен образом Агнца. Не случайно все знаковые события, связанные с Христом – распятие и воскрешение, – происходят в период весеннего равноденствия в астрономическом знаке Овна – кстати, первом (Аз) знаке космограммы. Исходя из этого, имя Бога АО содержит глубокий сущностный смысл – абсолютная жертва. Но как не хотели всегда, не хотим и сейчас мы идти на крест самопожертвования, становиться жертвенными агнцами, барашками! Помните то самое латинское «бе-е-е», которое исчезло в европейских языках из слова Бог? Вот также и Его-ва (Его воля) превратился в ЭГО. Как известно, буква «э» оборотная по смыслу букве «е» (отсюда «эхо» – обратно). В латыни – это одна буква (но смысл-то разный), в русском она так и называется – оборотное «е». Таким образом, слово «эгоист» или, как обозначил его Декарт, ЭГО, есть вывернувшееся из под ЕГО воли понятие, бредущее своим (э-волюция, волюнтаризм ) путём, т. е. сам себе голова. Таковы и носители его. По своему жизненному опыту знаю, что самое большое число людей, пополняющих армию атеистов, являются именно такими головами. Однако европейское сознание, похоже, не учитывает и этих смысловых нюансов и скромненько так именует эгоистическую сущность – EGO, то есть моё ЭГО и есть мой бог, которым и мерю всё (эго-изм(еряю). Впрочем, измерять собой этот мир совсем не грех. Чем же его ещё измерять, как не своим пониманием? Главное, чтобы результат измерения был объективен, то есть выверен со всех точек зрения.

53. Метафизичность языка слов откроет нам еще не одну тайну этого мира. Принцип дуальности (двойственности) восприятия нами мира подсказывает нашему сознанию противоположное понятию ЭГО направление – в сторону Бога. Кто-то (скорее всего тот, кто именует себя атеистом) в раздражении воскликнет: «Всё Бог, Бог! Кто его видел? Где он? В чём он выражен?» Не устаю удивляться слепоте этих людей. Если они не верят слову – «Сначала было слово (логос, смысл, идея), и слово было Бог», то уж не видеть осмысленности природы невозможно. Но все мы, включая и самых рьяных атеистов, очень даже активно пользуемся плодами этого смысла. Но почему же мы не задумываемся о том, что мы кому-то обязаны таким подарком. И мне совершенно всё равно, как выглядит, где пребывает мой даритель. Для меня гораздо важнее, что во мне есть мотив выразить ему благодарность. И я посылаю её моему Богу, тому, кто мудрее меня, сильнее меня, щедрее меня. Другие могут называть его иначе, но не признавать его разумный человек, по-моему, не может. Кстати, в старорусском алфавите буква «О» означала "ОН" или "ОТЕЦ". Символично, не правда ли? Странно, что находятся люди, отказывающиеся от отца и предпочитающие сиротство.

54. Слово «атеист», если его разобрать с метафизической точки зрения, лишено всякого смысла, и выразить его можно так: если «та истина», значит «истина есть», тогда «ат(е)ист» значит – «принять» (усвоить - е) истину и отзеркалить (то есть воспроизвести, распространить) её (а) не могу, и точка (т) – вся истина во мне, в другую не верю. Атеист подобен смотрящему в свой осколок зеркала и познающему мир в его, осколка, отражении.

Но смысла мы не обнаружим и при логическом рассмотрении этого понятия. Атеист – отвергающий всякую веру в сверхъестественное и стоящий на позициях научно-материалистического мировоззрения. В самом этом толковании есть противоречие. Если «сверхъестественное» есть то, что ещё не познано наукой, то о каком научно-материалистическом мировоззрении говорить?! Если же согласиться, что всё сущее есть только то, что понято наукой, то это опровергает сам принцип существования науки. Ведь не наука создала мир, а мир существует независимо от стадии развития науки. Но разве наука уже выполнила свою задачу по познанию мира, и ей уже нечего познавать? А если есть, то почему же в это не верить? Но независимо от того, верим мы или не верим – а мир существует и, следовательно, тому есть причина. Наука же нацелена на постижение следствий, многообразие которых позволяет науке развивать свои перспективы во всё больших и больших областях познания. Но не уводит ли нас эта широта познания всё дальше от глубины постижения, от самой причины жизни, вера в которую и формирует в сознании понятие Бога.

55. К сожалению, атеистическое мировоззрение к настоящему времени широко охватило сознание современного человека. Причём это понятие мало связано с его религиозными взаимоотношениями, оно полностью мировоззренческое. Простое определение атеизма как богоотрицание ничего не объясняет, но лишь вызывает вопрос: что атеист вкладывает в то понятие, которое он отрицает? Вы никогда не дождётесь внятного ответа на этот, казалось бы, простой вопрос. Почему? Да потому, что он совсем не простой. Более того, самый сложный из вопросов. А современный аналитический ум, при всей широте его возможностей, не способен осмыслить его до логического конца, то есть свести его необъятность к логарифму единого смысла. Да, широко шагать, рассеивая на своём пути всё новые и новые смыслеобразы, человек научился, а вот глубоко копать, отыскивая в глубинах своего разума смысл своих действий, разучился! Утрата способности осознания глубинного смысла общего понятия жизни, то есть состояние неполноты жизненного смысла, обозначающего отсутствие глубинной (не частной) цели жизни, и есть атеизм.

56. Если свести это понятие к простоте смысла, то атеист – есть индивидуум, ограничивающий своё мировоззрение пределами его доступности сознанию. А как известно, всякая неполнота истины есть ложь. Конечно, способность к глубокому мировоззренческому постижению – свойство приобретаемое, и многие, даже считающие себя людьми верующими, с большим трудом продвигаются в направлении обогащения себя истинным мировоззрением. Но истинно верующий человек никогда в своём сознании не решится поставить твёрдую преграду своему поиску, что отличает его от атеиста. Истинно верующий никогда не скажет «не верю», не скажет и «верю», но скажет «ищу Бога», «познаю Бога», «иду к Богу», ибо ничего не стоит вера, если она не путь.

57. Атеистическое самомнение связывает происхождение божественной идеи с глубоко дремучим мировоззрением наших предков. Но предки хотя бы додумались до того, что отделили объект познания от источника наблюдения. Атеисты же ограничиваются отождествлением познаваемого с инструментом познания. Хороша же логика – я в себе и бог-создатель, и одновременно судья, а чего мой разум создать не в состоянии, того, следовательно, и не существует. Не верить же в неосязаемое. «Если я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Моё не есть истинно» (Иоанн;5,31) – это не их. Сознание эго-атеиста никогда не признает чужого мнения, если оно не укладывается в прокрустово ложе его понимания; если укладывается, он готов в него даже поверить. В этом атеист уподобляется слеповерующему, образуя общий постулат веры, оправдывающий известный принцип – противоположности сходятся!

58. Радует, что моё скромное мнение созвучно мнению таких непререкаемых авторитетов науки, как, например, Николай Коперник – «Созерцая мысленно великолепный порядок мироздания, управляемый с божественной премудростью, кто не почувствовал бы, что постоянное созерцание его и, так сказать, интимное общение с ним, возводят человека к Высшему и к восхищению перед всезиждущим Строителем Вселенной, в котором пребывает высшее блаженство и который есть венец всякого добра...», или Фрэнсис Бэкон – «Только поверхностное знание природы может увести нас от Бога; напротив более глубокое и основательное ведёт нас назад, к Нему...», или Чарльз Дарвин: «В состоянии самого крайнего колебания я никогда не был атеистом в том смысле, чтобы я отрицал существование Бога», или Луи Пастер – «Ещё настанет день, когда будут смеяться над глупостью современной нам материалистической философии. Чем больше я занимаюсь изучением природы, тем более останавливаюсь в благоговейном изумлении перед делами Творца. Я молюсь во время работ своих в лаборатории», из современных учёных Роберт Милликен, американский физик – «Я не могу представить себе, как может настоящий атеист быть учёным», Артур Комптон, американский физик – «Для меня Вера начинается со знанием того, что Высший Разум создал Вселенную и человека. Мне нетрудно верить в это, потому что факт наличия плана и, следовательно, Разума - неопровержим. Порядок во Вселенной, который разворачивается перед нашим взором, сам свидетельствует об истинности самого великого и возвышенного утверждения: «В начале — Бог».

Этот перечень высказываний можно дополнить именами Галилея, Кеплера, Ньютона, Бойля, Лейбница, Сведенборга, Ломоносова, Медлера, Фехнера, Дюбуа-Реймона и многих других ученых-естествоиспытателей, а также не меньшего числа философов и писателей.

59. Конечно, Бог в моём понимании это не субъект в виде «дедушки», сидящий на облаке, а тот самый Высший Разум или Высший смысл, познать который нам, видимо, до конца никогда не будет дано и который поэтому оправданно именуется Бог (Верховное Начало, Принцип, посредством духа управляющий Миром), образа которого я себе представить вообще не могу. А это уже вписывается в категорию веры. Однако смысл моей вере придаёт твёрдое убеждение, что без чувства благодарности, которое должно зарождаться и крепнуть в каждом человеке по мере осознания им величия и беспредельности мироздания, которое отдано в распоряжение человека без каких-либо условий, право пользоваться этой беспредельностью ресурсов должно, просто обязано породить образ Бога как Символа приложения нашей благодарности. Если же человек в своём сознании не находит потребности в этом чувстве, то, следовательно, он не осознаёт в полной мере всей закономерности существования этого мира, не понимает закона добра, заложенного в нём. Бог – собирательное авторство (отцовство) всего сущего. Зарождение всего – есть причина жизни, воссоздать которую невозможно, но игнорировать – безнравственно. Обезличивание Создателя, непризнание Его права на существование, лишает морального права претендовать на пользование Им созданного. Благодарность – это то единственное, что обеспечивает нам легитимное право на все блага мира. Признание или непризнание Бога – не вопрос веры. Это вопрос совести, меры её влияния на сознание.

60. Зарождение в сознании человека понятия о Боге настолько естественно и логично, что только таким путём и достигается зарождение совести, как меры сознания. Всё первичное, чем живёт человек, не принадлежит ему по праву, поскольку создано не им. Но ничто не возникает из ничего. Свет, воздух, вода и другие жизненные ресурсы мира были созданы неведомыми нам силами, однако, из неведения никак не возникает право на овладение, если оно не оплачивается доступными нам средствами. Кто-то скажет, ну знаете ли, всему есть предел! Распространять рыночные отношения до вселенских масштабов дело нереальное, да и бессмысленное – кредитора не найдёшь. На что я отвечу, что у всего есть не только предел, но и начало. И какой нрав имеет начало, таков и конец его. Ибо если начало несовершенно, то как может быть совершенен конец? – вопрошал Конфуций. Это касается в большей степени и рыночных отношений, поскольку именно в этой сфере происходит глобальное перерапределение всех жизненных энергоресуров, состоящих не только из природного сырья, но и из живой энергии труда и жизненных эмоций. И естественный закон сохранения энергии должен и в этой сфере обеспечиваться балансом, не нарушающим общей гармонии существования мира. Вот почему началом этих отношений должно, просто обязано быть нравственное право. Нравственность, а потом уже расчёт и выгода. И тогда вопрос о способе расчёта с неведомым создателем получит самое нравственное разрешение – благодарность. И объект приложения благодарности у каждого возникнет сам собой. Наши предки олицетворили его в понятии Бога – единого собирательного нравственного Начала, веру к которому закладывали в людей с детства.

61. В разговоре о вере нельзя не коснуться и темы религий. Конечно, любая религия не образует никакого смысла, сущности, она лишь средство постижения этого смысла, своего рода школа последовательного осознания духовной составляющей бытия. И надо признать, имеющая много ценных наработок в виде создания системы образов и метафор, позволяющих на самых начальных уровнях сознания сформировать определённые представления о духовном мире. Но как всякое идеологическое образование, сформировавшееся не без участия человека, религия несёт в себе все те противоречия, которыми наполнена человеческая жизнь. И роль религии в её традиционном понимании на жизнь человека ограничивается настолько, насколько она отстаёт от цивилизационных потребностей времени. Значение религии заключается в предоставлении человеку, ищущему Высший Смысл своего существования, помощь на этом многотрудном пути. Однако воля, обращённая к собственным внутренним постигающим силам способна сделать этот путь вернее.

62. Я же, воспитанная в православных традициях нравственного мышления, однако не являясь слепым, бездумным приверженцем какого-либо направления в религии, считающая любую традиционную религию прежде всего культурологическим феноменом, но имея в своём сознании образ Бога как олицетворения обобщающей сущности всех составляющих этого мира, в своих рассуждениях сознательно использую те метафоры, которые, по моему мнению, могут помочь глубже проникнуть в суть рассматриваемых вопросов, не уводя обсуждение в глубоко историческую плоскость. Это относится, например, к таким мыслеобразам, как «Создатель», «Отец Небесный», «Творец» и т.п. Обращение к ним позволяет установить необходимый ракурс обозрения предлагаемых тем, обозначить общую точку зрения на них, что, собственно, и лежит в основе зарождения любой религии. Не пренебрегая таким проверенным историческим опытом познания, но и не возводя его в догму, я однако пытаюсь расширить привычные взгляды на мир и тем, возможно, обогатить его понимание.

63. Раз уж мы коснулись темы верований, углубимся в историю. Должна же она нас, наконец, чему-нибудь научить! Вот что говорит по этому поводу Николай Рерих, посвящённый в тайны человеческой эволюции: «На заре своего сознания человек Третьей Расы (мы, как известно, Пятая Раса – прим. Н.Б.) не имел верований, которые можно было бы назвать религией. То есть он ничего не знал о какой-либо системе веры или внешнем поклонении. Но если взять этот термин в его значении, как нечто, объединяющее массы в одной форме почитания, выказывания тем, кого мы чувствуем выше себя, в чувстве благоговения – подобно чувству, выражаемому ребёнком по отношению к любимому отцу, – то даже самые ранние Лемурийцы, с самого начала своей разумной жизни, имели религию и весьма прекрасную».

64. Вы скажете: тоже мне вспомнили, какие-то Лемурийцы, чего с них взять, с древних. Ох, как ошибаетесь, взять можно очень и очень много! Смотрите далее: «Это был "Золотой век" тех древних времён... Цивилизованные народы Третьей расы под руководством своих Божественных Правителей сооружали обширные города, насаждали искусства и науки и знали в совершенстве астрономию, архитектуру и математику. Высоко цивилизованная Третья раса дала жизнь представителям нового витка человеческой эволюции Четвёртой расе – Атлантам».

65. Послушаем Николая Рериха дальше: «Письменность была изобретена Атлантами и применялась ими. Школы эпохи расцвета были двух категорий: начальные, где обучали чтению и письму, и специальные школы, куда переводились дети в возрасте приблизительно двенадцати лет, проявившие особые дарования. В этих высших школах они получали более обширное образование. Здесь изучались ботаника, химия, математика и астрономия. Большое внимание обращалось на то, чтобы каждый образованный человек знал в общих чертах медицину и способы лечения... Все науки проходили в школах иначе, чем у нас. Главной задачей учителя было развитие скрытых психических сил ученика и, в связи с этим, экспериментальное знакомство с тайными силами природы. Сюда входило ознакомление с сокровенными особенностями растений, металлов и драгоценных камней, а также и химический процесс трансмутации металлов. Большинство людей обладало тогда способностями управления психическими силами... Вопросы, касающиеся одной из главных отраслей жизни Толтеков (подраса Атлантов – прим. Н.Б.) – сельского хозяйства и земледелия – подробно изучались в высших школах. Здесь учили разводить особые породы животных и выращивать специальные сорта растений и злаков. Овёс и некоторые другие сорта злаков являются результатом скрещивания пшеницы с различными травами, растущими в естественном виде на нашей планете. ... Пшеница не есть продукт Земли – она никогда не была найдена в диком состоянии... она была вынесена Учителями мудрости из другой планеты. ... Главной страстью искусства была в то время архитектура. Жилые дома, даже в городах, были окружены садами. Характерной чертой дома Толтеков была башня, возвышавшаяся на углу или в центре здания. Башня заканчивалась остроконечным куполом и служила обыкновенно как обсерватория. Фасады зданий украшались фресками, скульптурой или цветными орнаментами. Атланты любили яркие краски и расписывали свои дома как изнутри, так и снаружи. Особое вещество, похожее на стекло, но менее прозрачное, пропускало свет во внутренность домов. Общественные здания и храмы поражали своей массивностью и гигантскими размерами. Храмы состояли из огромных зал, похожих на гигантские залы Египта, но ещё более грандиозных размеров. Как и частные жилища, храмы украшались башнями, орнаменты и фрески которых соответствовали их богатству. Башни служили обсерваториями и для культа Солнца. Храмы и общественные здания украшались художественными инкрустациями и пластинками золота. Постройки, имеющие общественное значение, обыкновенно состояли из четырёх зданий, окружавших центральный двор, посреди которого бил фонтан. Столица Атлантиды, Город Золотых Врат, была расположена по склонам холма у морского берега. Покрытая великолепными лесами местность подобно парку окружала город. Находящаяся неподалёку горная цепь давала городу воду. На вершине холма возвышался дворец императора, окружённый садом... город делился при помощи каналов на три концентрических пояса. В самом верхнем из них, примыкавшем непосредственно к территории дворца, были расположены беговое поле и огромные общественные сады. БОльшая часть правительственных учреждений находилась в этом поясе. Там же находилось здание для иностранцев – настоящий дворец, в котором все иностранцы, посещавшие город, на всё время своего пребывания пользовались гостеприимством. Частные дома и храмы занимали следующие два пояса. По обширной равнине раскинулись повсюду виллы...»

66. Ой, ну хватит засматриваться на чужое счастье! Но хотела бы я хоть на время погостить в таком городе. Наши современные города по сравнению с ним подлинные термитники. Но посмотрим, что же случилось дальше...

«В дни своего наибольшего расцвета Город Золотых Врат насчитывал более двух миллионов жителей. А общее число народонаселения всей Атлантиды в эпоху расцвета Толтекской подрасы достигало двух миллиардов... Приблизительно около ста тысяч лет после Золотого Века начался упадок великой Расы Атлантов... За падением моральным последовало падение духовное. Эгоизм взял верх, и войны положили конец Золотому Веку. Люди вместо того, чтобы работать на общую пользу под руководством Великих Наставников, в содружестве с космическими силами природы, впали в безумие самоистребления... Каждый человек начал тогда бороться лишь за самого себя, утилизировать своё знание в целях чисто эгоистических и начал верить, что во вселенной ничего не было выше человека. Всякий являлся для себя своим законом, своим богом. Тогда культ, прославляемый в храмах, не относился больше к невыразимому идеалу, но стал культом человека, такого, каким он является, каким его понимали... Короли, большинство духовенства и значительная часть народа начали применять сокровенные силы, не считаясь с законами, предписанными Посвящёнными, легкомысленно пренебрегая их советами и указаниями. Связь с Иерархией прервалась. Личные интересы, жажда богатства и власти, разорение и уничтожение врагов с целью обогащения всё более и более овладевали сознанием масс... Сокровенные знания, направленные в сторону, противоположную целям эволюции, в сторону самости и недоброжелательства, превратились в чёрную магию и колдовство. Роскошь, зверство и варварство увеличивались всё больше и больше, пока зверские инстинкты не стали действовать безраздельно. Колдуны и адепты тёмных сил широко распространяли чёрную магию, и число людей, постигших и применяющих её, непрестанно увеличивалось ... Когда извращение эволюционных законов достигло своего апогея и Город Золотых Врат сделался настоящим адом по своей жестокости, первая ужасная катастрофа потрясла весь континент. Столица была сметена волнами океана, миллионы людей были уничтожены. Об этой катастрофе неоднократно предупреждались как император, так и отпавшие от Высшей Иерархии, священнослужители...»

67. Читая эту жуткую давнюю историю, невольно ловишь себя на мысли: а не про нас ли это всё писано? Как похоже это на близкие к нам времена. Последняя связь с Высшими Иерархами, способными подлечить наше больное сознание, была утрачена с уходом последних оптинских старцев. В заморских краях об этой связи ещё раньше забыли – правом стала сила, а левые силы стали правы. И вошёл в сознание Хаос: то – тот гад, кто богат, то – гад гаду гад, то – не поймёшь, кто гад, кто не гад. А вот уже и предостережения последовали: то цунами, то ураганы, то наводнения, то землетрясения, то жар небывалый, то холод, то СПИД, то кризис глобальный... Ну что нам ещё для вразумления нужно?! Поневоле возникнут мысли об аде.

68. Вспомним, что истинная суть всегда кроется в последней точке рассуждений, за которой не остаётся никаких неясностей, противоречий. Но у нас в разбираемой нами метафизике слов остался один вопрос: какое значение имеет та или иная комбинация букв (а следовательно, и слагаемых смыслов) в словах? Ведь есть слова, состоящие из одних и тех же букв, но чередующиеся в разном порядке, они изменяют смысл, иногда даже совершенно на противоположный. Вот таковы, например, слова «да» и «ад». Давайте попробуем разобраться.

Слово «да», согласно нашей логике, значит «добро сею, распространяю», что вытекает из логики русского языка, в котором слогообразующими являются гласные буквы, тогда как слогозавершающими – согласные. Так, если в данном случае буква «а» стоит в неприкрытом слоге, не ограничивающем её действие, то суть буквы «д» – «добро» приобретает безусловный утвердительный смысл – мужское начало (дающее). На санскрите, праязыке современной цивилизации, слово «da» значит «дающий», «наделяющий». Тогда как в слове «ад» комбинация букв предполагает другой смысл (женское начало) – санскритское слово «ad» значит берущий, присваивающий, который может быть интерпретирован как «ещё не добро». Кстати, в греческом языке за этим страшным понятием закрепилось слово «гадос». Но не пугайтесь очень, не так уж страшен чёрт, как его малюют. И слово «ад» в метафизическом смысле означает «сею к добру, к пользе», в латыни "ад" означает предлог "к": Per aspera ad astra - Через тернии к звёздам.

69. Вижу, вы обескуражены. Какая польза может быть от пребывания в аду? Возможно, ответ мы найдём в древней латыни, где буква «а» в начальной части слова имеет значение отрицания, а частица «ад» в начале слова соответствует предлогам «при», «у», «на». Следовательно, слово «ад» означает нечто, не входящее в целое, но находящееся при или у (около) него. А санскритское значение буквы-слова «а» (анти, наоборот, во вне) уточняет позицию – ад есть анти-мир.

70. Исследуем далее. В латыни на частицу «ад» также начинаются слова, имеющие смысл приведения, доведения, дополнения, приспособления к... или до чего-либо – например, адаптация, адаптер. А в греческом «aden» означает железа, то есть адаптирующий орган. В чём же должна заключаться адаптация, каких свойств не достаёт аду до полноценности, дающей пропуск к целому? Ответ на этот вопрос мы найдём также в латыни, где имеется слово «additio» – прибавление (лат. ad-do – прибавлять), из которого в точных науках образовалось понятие «аддитивный», означающее соответствие совокупности свойств физических объектов, входящих в целое, свойствам этого целого. Иными словами, свойства целого всегда состоят из суммы величин его составляющих каким бы образом объект ни разбивали на части. Таким образом, фигурально выражаясь, ад подобен разбитому зеркалу, каждый осколок которого не перестаёт отражать свою маленькую реальность, но лишь совокупность отражений может позволить зеркалу передавать свойства подлинной реальности. Так вот в чём задача: объединив, прибавив к своему маленькому осколку зеркала (своему ЭГО) все остальные, стать единым целым!

71. Понимание этого принципа делает ещё более понятным сущность ЭГО. Если закон мироздания основан на объединении, концентрации общей энергии созидания (выражаемой буквой Е), то уклонение (буква Э – оборотное E) от этой задачи порождает ЭГОиста. Теперь становится понятным, в чём божественная сущность противостоит понятию ЭГО? Напомню её главный принцип (смысл): всё для всех или единение всех и всего в единой цели. Таким образом, носитель этого принципа в своём сознании будет неотделим от всего остального мира и будет вместе со всеми следовать к единой цели. Таких людей принято именовать гуманистами. И опять не случайно.

72. Этимология слова «гуманист» приведёт нас к главному истоку всей земной жизни – к земле как почве, в которой зарождается вся органическая жизнь на нашей планете, к Матери Земле. Что есть полезного в почве? Гумус – совокупность остатков прошлых органических жизней, переработанных земляными червями и другими существами, бактериями, до полезной совокупности свойств. Представляете, кому мы обязаны жизнью? Червю, который своим внутренним пищеварительным аппаратом, как жерновами, перемалывает мёртвую массу, наполняет её соком своих желёз и возвращает земле в виде плодоносного гумуса. Я бы поставила памятник червю как самому большому гуманисту в мире. Всем полезным, что мы кладем себе в рот, мы обязаны земляному червю. Где-то я читала, что в древнем Китае даже исповедовалось идеологическое течение, которое так и называлось «черви», и в основе его было учение о праведной жизни, подобной жизни червей. Для червя нет дилеммы «Я для» или «для Я». Всё, что он делает для себя, для своей жизненной необходимости, одновременно становится полезным всем.

73. Итак, понятию ЭГО мы противопоставим понятие, основанное на принципе гуманизма, и назовём его для простоты ГУМО. И опять вернёмся к цели наших рассуждений – поиску истины. Цицерон сказал: «Нет ничего позорнее для ищущего истину, чем мнение, будто что-либо может произойти без причины». Одним из факторов, обеспечивающих устойчивость и непрерывность бытия, является закон причинно-следственных связей, так называемый закон кармы. Согласно ему, как всякое событие, явление, факт являются следствием породившей их причины, так и сами они становятся причиной последующих событий и явлений. При этом одна причина может породить несколько (цепь) следствий, так же, как и одно следствие может быть результатом нескольких причин. Если сказать проще, причинами, изменяющими наш мир, являются наши действия, следствие которых мы и пожинаем в карме (санск. kar'a – делающий, рука), творимой своими руками. И ничто не свободно от действия этого закона.

74. Всякий наш значимый жизненный шаг и даже всякое намерение или не-намерение (как правило, намерение ведёт к действию, не-намерение к бездействию, что тоже есть шаг по жизни) мы совершаем иногда осознанно, а чаще бессознательно, беря в попутчики либо ЭГО, либо ГУМО. От этого зависит и направление нашей «линии жизни» – либо в сторону Вечности, либо к земле. Обратимся к чертежу (рис. 3).

Дабы совместить понятия пространства, времени и смысла, нам придётся принять некий качельно-карусельный способ отображения. Как вы понимаете, Бог в возмещение времени, выделенного нам для жизни из вечности, принимает от нас лишь дары (деяния), которые предназначены и имеют пользу для всех. Хотя бы каждый отдельный дар (деяние) предназначался нами, например, только для близких нам людей. Но Бог не отделяет от своего лона никого. И благо одного – есть благо для всех, при условии, разумеется, что оно не достигается за счёт других. Таким образом, Чаша Весов Всевышнего, которую я попыталась представить для иллюстрации принципа, наполняется дарами (деяниями), достойными Бога и отданными людям или отдельному, близкому человеку. Эта Чаша, обозначенная нами как «гумо», под тяжестью этих даров (деяний) сразу же уходит вниз, уводя за собой линию земной жизни (0; Sz) и приближая её к оси Вечности, которая, истекая в прошлое, выстраивает линию Вечности. При этом Чаша Весов, обозначенная как «эго», вынуждена устремиться вверх, что также приблизит «линию жизни» в отрезке (0; Sv) к оси Вечности.

Если же стремление личного ЭГО переборет наш разум, и мы позволим себе отнять, урвать от земных благ (не принадлежащих нам по праву), общественных ценностей (отнюдь не только материальных), принадлежащих всем, урвать себе любимому хотя бы кусочек, подчинив его своему ЭГО, – то этот «кусочек» немедленно потянет верхнюю Чашу нашего жизненного пути, который мы решили пройти без Бога, нарушив его принцип, … потянет вниз к земле, а «общественную» нижнюю чашу вверх, в безвременье небытия. Богу ЭГО не нужно. Вот такая качель-карусель, а на самом деле, самый совершенный в природе механизм измерения цены той доли времени, которая выделена нам для нашей земной жизни.

75. Ну и что, скажет кто-то! Пойдёт линия вверх или пойдёт она вниз, назовут меня эгоистом или гуманистом или никак не назовут, какая разница?! Ведь каждый отдельный человек может поступать сегодня так, а завтра эдак. Нам всегда толкуют, что человек рождён свободным, и никто не вправе отнять у нас эту свободу. Как желаем, так и поступаем.

Ну что ж, воля ваша! Но всё ли решает она? То, что Бог безгранично милостив, хочется верить всем, но и для сомнений у многих находятся поводы. Мол, где-то он милостив, а где-то жесток до невозможности. Ну, слаб человек. Не всем же быть, как алмаз. Не у всех хватает ресурсов свою-то жизнь организовать по-божески, а тут ещё о других заботься. Тяжко! Так-то оно так! Но истина состоит в том, что жизнь на земле тягостна по той простой причине, что наши предки, рассуждая так же и позволяя себе поблажки, не оплодородили, как это делает земляной червь, нашу землю, а может, и запоганили её своим ЭГО, а мы теперь и разгребаем – уже как навозные черви – её для потомков, отделяя пользу от вреда, зёрна от плевел. А если не утруждаем себя этим, то наши потомки, тягая лямку жизни в оставленной нами полумерзости, вознесут свои проклятия... к Богу. Так уж у нас повелось – во всем он виноват. И в том, что он есть, и в том, что его нет. Других-то виновных не найдёшь! Не копаться же нам в мусоре и навозе истории. Я, как садовод-любитель, знаю, что невызревший гумус (не переработанный червями и бактериями до полезности свойств) – есть грязь и мусор. Но попробуйте разобраться, кто конкретно там бОльший виновник гниения и смрада?

76. Ох, поверьте мне, как же Бог не любит слово «виноватый»! Ведь он, напомню, никого не отделяет по каким бы то ни было признакам и ярлыков не вешает. Бог – судья мудрый, и волю свою вершит через закон. Ну вот, – скажете вы, – началось: учение, закон, догматы... Нет, всё не так. Действие этого закона успешно вписывается в уже имеющиеся научные представления о строении нашего мира, Вселенной и подтверждается фактологическими наблюдениями и исследованиями. И если наша наука, действующая, как и медицина, по принципу «разделяй и властвуй», не в состоянии взаимоувязать хотя бы то, что уже ею же выявлено и хоть как-то фрагментарно осмыслено, чтобы уяснить, хотя бы принципиально, целостную картину мироздания, то это не столько наша вина, сколько наша беда. Я же, опираясь даже на весьма ограниченный круг историко-фактологического материала и на скромные свои познания в области естественных наук, попытаюсь поразмышлять об этом. Хочется надеяться, что подобными намерениями озабочены и более научно подготовленные силы. Сколько же можно жить во тьме непонимания, «низводя», согласно приведённому ранее выражению Фрэнсиса Бэкона, Вселенную до уровня своего ничтожного «разумения»? Ну, а если эта Вселенная наш дом, а мы неотъемлемая часть его, его обитатели? Нравственно ли пребывать в доме, доставшемся нам по воле Бога, и не поинтересоваться о порядках, действующих в нём?

77. Многие великие умы ставили перед собой задачу – познать законы Вселенной, чтобы донести их людям. Только русских учёных и мыслителей среди них достойный ряд наберется. Это и Михайло Ломоносов и Константин Циолковский, и Владимир Вернадский, и Николай Фёдоров, и многие другие. Они приоткрыли нам окно в наш же дом. Но соблюдение порядка в доме зависит не только от разумности законов, установленных в нём, но и от его обитателей. От того, насколько мы понимаем разумность этих законов, насколько их исполнение необходимо для нашей пользы. Поэтому, изучая законы Вселенной, необходимо одновременно изучать и самого человека во всех его взаимосвязях.

78. Для лучшего понимания этой взаимосвязи обратимся опять же к чертежу (рис.4):

 

Пожалуй, эта картинка наиболее точно передаёт принцип действия небесного закона.

Надеюсь, мы уже настроили наш глаз на пространственно-временное восприятие изображения. И тогда нам будет легко следить за движением исследуемого нами объекта – «линией жизни». Принцип метафизического мышления позволяет нам изобразить её движение в виде спирально-расширяющегося вращения, которое образует форму воронки, вернее, двух отзеркаленных воронок, нижняя из которых отображает все события, все значимые действия, совершаемые в земной жизни, а верхняя – их реальный результат, который сложился из совокупности всех составляющих факторов влияния, то есть их небесная (объемлющая) оценка. Цветовой спектр, в который как бы погружён исследуемый нами объект – «линия жизни», соответствует последовательности характеристик био-энерго-информационных оболочек человека, именуемых аурой. Их цветовые соотношения не случайны и полностью являются прямым следствием породившей их причины, когда, согласно закону сохранения энергий, всякое действие формирует равноценное по силе и характеру отражение.

79. Временная последовательность диктует нам начать размышления с нижней воронки. Как читается её смысл? Пространственные размеры воронки определяются, как мы ранее выяснили, позицией, углом наклона «линии жизни» по отношению к оси Вечности, вымеренным на Весах Всевышнего. Эти размеры отображают распростёртость воронки в пространстве, глубину её погружения, характер угла в вершине. Всё это не простые случайности, а чётко вымеренные показатели, смысл которых нам и предстоит рассмотреть.

Для начала уясним, что же составляет содержание воронки. Кто знаком с эзотерическим толкованием закона причинно-следственных связей, возможно, уже догадался, что это и есть карма, ну, а вернее, – её условное изображение. Не буду повторяться и объяснять общераспространённые представления об этом понятии. Напомню лишь коротко, что карма – это закон причинно-следственных связей, результативность которых формирует условия существования человека в этом мире. Ни в коем случае не опровергая этих представлений, дополним их сущностное толкование новым взглядом. То, что было сказано выше о принципе действия кармы, как бы имеет отношение к судьбе отдельного человека. И это действительно так. Но те самые условия формируются не без участия судеб других людей, так как жизнь и судьба каждого человека неотделимы от жизни и судьбы общества. Так вот, принцип действия кармы, разумеется, учитывает и это. Каким же образом? Напомню, что из уже усвоенного нами ранее божественного принципа «всё для всех» вытекает другой, не менее важный принцип, – «все за всех». А как же иначе?! Человек не свободен от общества, да он и не желает этой свободы и даже понимает её как несвободу. А влияние общества на человека огромно, и не будем его приуменьшать. Подтверждением тому служит известный библейский пример: Пётр, самый по его словам преданный Христу ученик, трижды отрекался от своего обожаемого учителя под влиянием общественного мнения. Уж если он не смог проявить устойчивость духа и противопоставить его чужому влиянию, что же говорить о нас?!

80. Но человека в обществе подстерегают и другие опасности неблагоприятного влияния на его поведение, совершенно не зависящие от его убеждений. Вот почти анекдотический случай из жизни, который может проиллюстрировать случайность такого влияния. Как-то мне пришлось разговориться с одной из моих соседок по даче о роли божьих коровок, которые способны очень эффективно бороться с садовой тлёй. Сетовали мы на то, что бездумное применение пестицидов уничтожает прежде всего именно этих полезных насекомых, но не слишком эффективно в борьбе с главным врагом, так как жизненный цикл и фазы рождаемости у них различны да и плодовитость несоизмеримы. Но моя собеседница также вспомнила случай из своей жизни, когда божьи коровки оказались настолько вредоносны, что уже с ними пришлось беспощадно бороться. Как-то она приехала отдыхать на морское побережье. Курортное местечко располагалось на каком-то острове, образованном лиманами. И сразу же обнаружила, что место это подверглось стихийному бедствию – на людей нападали полчища божьих коровок, которые, не имея другого способа пропитания, набрасывались на людей, пребольно их кусая. Оказывается, всё в тех же благородных целях, эти несчастные насекомые были искусственно выведены в больших количествах и сброшены с самолёта для борьбы с вредителями виноградников, но попавшие, по нерадивости пилотов, на остров. Вот так чья-то безответственность и недобросовестность заставила мучиться и людей, и насекомых, нанося друг другу вред. Но виноваты ли в чём-то божьи коровки? Ведь они руководствовались лишь своими жизненными инстинктами, а инстинкт по небу не размажешь – это дар божий.

81. Итак, в божественном законе кармы действует, на мой взгляд, очень разумный принцип коллективной ответственности. Как же он действует? Довольно просто. Понятно, что если цель жизни – стремление к Вечности, то «линия жизни» на нашем чертеже показывает, насколько мы активны в этом стремлении. На это указывает степень удалённости или степень приближённости (как хотите) к оси Вечности, что формирует параметры воронки: либо сужает, углубляет её, но также и подтягивает её пространство к оси Вечности, либо расширяет её пространство всё дальше от оси Вечности. Понятно, что пространство нижней воронки и характеризует степень наших «недоработок» на пути к цели или степень нашей отдалённости от её божественных законов. Вот это-то и составляет нашу карму, отложенную в виде не отработанного, не возвращённого долга, о котором мы говорили раньше, но о котором не грех и напомнить.

Согласно Божественному Закону, время жизни на Земле даётся человеку как бы в долг из Вечности для непременного и безусловного возврата. В чём же должны выражаться платежи, ведь время не вернёшь? А такой платёж и не нужен. У Вечности времени бессчётно. Не зря такая уловка, на которую идут самоубийцы, рассматривается как великий грех. Вечность ждёт от нас светлых даров, а если быть совсем точным, то света, состоящего из бесконечного множества лучей, в едином порыве истекающих в пространство со скоростью около 300 000 км/сек. Возврат должен быть адекватным – сколько и чем получил – столько и тем верни! А всё полученное нами рождено светом, он прародитель всего.

82. Итак, если мы хорошо уяснили смысл чертежа, то нам становится очевидным, что нижняя воронка – есть некоторое подобие кармана, который может то расширяться, наполняясь долгами, то сужаться, уменьшаться по мере уменьшения его наполняемости (полагаю, что схожесть слов «карма» и «карман» не случайна, так как значение последнего и есть место для накопления и хранения чего-либо; на санскрите слово k'arman означает – долг, судьба, карма). Карманом называли в древности мешочек, носимый на поясе, в который складывали все самое значимое для хозяина кармана. Понятие кармы именно так и истолковывается – она сливает в карман все значимые деяния человека и этот карман человек носит всю жизнь на себе, превращая ВРЕМЯ своей жизни в БРЕМЯ жизни.

83. Возможно, вы обратили внимание на то, что нижняя воронка уходит вниз на невидимую нам глубину, чего нельзя сказать о верхней. А это и есть условие исполнения коллективной ответственности «все за всех». Непроработанный долг отдельного человека поступает в общий карман всех долгов, таким образом всё более и более загружая как карму отдельного человека, так и «общественную» карму. Удивлены? А как же иначе, есть и такая. Ведь мы существуем не отдельно друг от друга, а в системе взаимоотношений.

А закон функционирования системы таков – соблюдение единства действий и цели как всей системы в целом, так и во всех отдельных её элементах. Фёдор Достоевский говорил: «Согрешив, каждый человек уже против всех согрешил, и каждый человек хоть чем-нибудь в чужом грехе виноват. Греха единичного нет... Каждый человек несёт ответственность перед всеми людьми, за всех людей и за всё».

84. В чём же в нашей реальности выражается перегруженность «общественной» кармы и где истоки этой напасти? Как в рассмотренном выше примере, нерадивость и недобросовестность отдельных людей ввергла божьих коровок в невыносимое существование и заставила пойти на неблаговидные поступки, так и вся прежняя история человеческой неразумности сформировала долговую яму своим потомкам, которую однако и последующие поколения не особо ретиво спешат уменьшить, а похоже и вовсе загрузили её до невообразимых глубин. Это и выражается в тяготах нашей жизни. Возьмите любую проблему и исследуйте её разумно – вы убедитесь, что корни её уведут вас в ваши же или чужие ошибки, в чью то или вашу же недобросовестность, нерадивость, беспринципность, леность действий или мышления и т. д. Каждый из этих факторов нашего поведения можно назвать грехом, а можно – пороком, что впрочем одно и то же: грех – это исполненный порок. Согласно древнему славяно-арийскому учению, человеком могу овладевать 16 пороков: гнев неправедный, похоть, жадность, заблуждение, вожделение, жестокость, ропот, тщеславие, уныние, влечение, зависть, отвращение, распутство, желание чужого, угнетение, злость. Реальное же воплощение этих пороков во много раз превышает их количество и нередко проявляется в потоке греховного поведения, формирующего образ жизни человека. Обратите внимание на слово «порок» – это то, что ведёт к року, а следовательно, ведёт по порочному, неверному пути. По гречести слово «грех» и значит – мимо цели, непопадание в цель. Тогда, наша судьба, рок, карма – это следствие наших грехов, ошибочных наших шагов, уводящих от цели. Значит закон кармы – вынужденная мера, дающая нам шанс выправления нашего пути. Значит, закон кармы справедлив?

85. Может и справедлив, скажете вы, но грехи неизживны, и как их преодолеть? Преодолеть можно, только осознав их. И такое осознание возможно, что нам убедительно показал один из гениев русской литературы Николай Васильевич Гоголь, писавший о страстях человеческих в «Мёртвых душах»: «Родились они с ним в минуту рождения его на свет, и не дано ему сил отклониться от них». Однако, по прошествии времени он с горечью признавался в ошибочности этой мысли, разоружающей человека перед жизнью: «Это я писал в "прелести", это вздор; прирождённые страсти – зло, и все усилия разумной воли человека должны быть устремлены для искоренения их. Только дымное надмение могло внушить мне мысль о высоком значении прирожденных страстей – теперь, когда я стал умнее, глубоко сожалею о "гнилых словах", здесь написанных».

86. Но почему же человеку так тяжело преодолеть свои пороки? Может быть, он так несовершенен, что не в состоянии дотянуться до замыслов божьих, и зря на него уповают силы небесные, и помощи от него ждать не стоит? Нет, это не так! Натура человека совершенна, как совершенна сама природа. Несовершенны представления самого человека о природе его. Следовательно, все наши проблемы ютятся в наших головах. Посему и говорим мы о неразумности наших действий.

87. Раз мы заговорили о действии, то впору вернуться к карме, изображённой на нашем чертеже. Каков принцип её действия? Условно наше изображение кармы в виде воронки выражает понятие земной жизни вообще, с её прошлым и настоящим. Но, как мы уже знаем, человек, а следовательно, и его душа, могут, живя в настоящем, делами своей жизни жить и в будущем. Мы уже говорили, что каждый помысел, а также каждый значимый поступок в жизни человека измеряется на Весах Всевышнего и отпечатывается в скрижалях личности, составляющих духовную суть человека. Мало ли что там отпечатывается, скажете вы, мне-то что делать и как реагировать на эти оценки? Механизм обратной связи очень прост. Представим себя и нашу душу в нашем обличье сидящими на вершине этой воронки. Но спокойно сидеть нам не удастся – ведь мы живы и, следовательно, вместе со временем крутимся в пространстве по спиралевидной оси вечности. Надеюсь, вы представляете себе, что значит сидеть на вершине крутящегося конуса? И все-таки для остроты ощущений, расскажу одну историю из моей жизни.

88. Когда-то давно, сдав экзамен за седьмой класс (был такой порядок), мы с одноклассниками на радостях гурьбой пошли в парк с аттракционами. И набрели на один из них, который назывался «Чёртово колесо». В центре павильона находился довольно пологий конус, на котором мы и расположились сидя. Началось медленное вращение, которое вызвало у нас бурю восторга и радостного визга. Но движение всё усиливалось, и уже через минуту мы летели кубарем с колеса вниз. Вот и вся радость! И никто нам, конечно, не удосужился объяснить, как удержаться на нём. А удержаться можно только одним способом – взяв крепко за руки друг друга, образуя как бы хоровод. И тогда каждый спасёт другого и себя от падения. Не случайно любимым занятием на досуге у славянских народов было вождение хоровода – так люди смолоду приучали себя к исполнению Заповедей Божьих. Вот вам и весь закон. Если вы нашли в себе достаточно здравого смысла, чтобы совершить такой поступок, то спасётесь не только вы, но и с вами другие. «Стяжи дух мирен, и с тобой спасутся тысячи», – убеждал нас Серафим Саровский. В этом и заключается закон, на котором держится пока ещё мир, и счёт пока не окончен. Но окончательно утратив дух этого закона, можно остановить течение света, а следовательно, и жизни. Но об этом дальше.

89. Вот тут мне вспомнилась ещё одна мудрая притча, рассказанная Фёдором Достоевским в романе «Братья Карамазовы». Для несведущих или забывших изложу коротко. Жила глупая, злая, сварливая баба. Ничего хорошего от неё никто никогда не ждал. Но вот обратилась как-то к ней за милостыней нищенка-оборванка. Попыталась прогнать её баба – нищенка не уходит. Рассердилась баба и в злобе кинула ей полугнилую луковку. С тем и ушла нищенка. Настало время, умерла баба и, конечно, попала в ад. Варится там в котле вместе со всеми злодеями и стонет, и вопит громче всех, просит о помощи. Сжалились над нею все ангелы и говорят её ангелу: ну, мол, если за ней есть хоть какое-то доброе дело, брось ей, авось спасётся. Вспомнил ангел про луковку, протянул бабе, говорит: держись. Баба схватилась за луковку, а за неё схватились другие грешники в надежде спастись вместе с ней. Тут баба озверела, стала брыкаться, пихаться, визжать: «Это мне бросили луковку, не вам, моя луковка!» Так вошла в раж, что отпустила луковку, ну и полетела опять в свой котел.

Как видите, божественный закон действует и в аду. Именно поэтому у меня лично возникают большие сомнения относительно наличия какого-то особого до чрезвычайности неблагоприятного места где бы то ни было, в котором горит адский огонь, плавятся угли, пахнет серой, кипят котлы на цепях и наличествуют другие атрибуты – кочерги и пр. Но хотя антураж и вызывает сомнение, однако, некоторые составляющие, думаю, всё-таки присутствуют там, где и должны пребывать души грешников, скатившиеся с праведного пути, ибо не соблюли божественного закона.

90. Так что же нас ждёт при таком неблагоприятном развитии событий? А скатившиеся попадут внутрь воронки и опустятся на ту глубину, которую заслужили. И окажутся прямёхонько в желудке червя, возможно, в ещё более некомфортном его подобии. Но неумолимые жернова их встретят точно. Что ж так жестоко? А как же иначе? Дело в том, что для Бога мы с нашей грешной душой представляем сырой биологический мусор, не вызревший ни для какой практической пользы. Люди, не знакомые с практикой садоводства, не очень хорошо представляют себе технологию приготовления гумуса. А зря! Это говорит лишь о том, что наше современное образование даёт очень слабое и не вполне реальное представление о жизни. И чего же полезного можно ждать от человека, который уверен, что булки и сосиски на заводах делают, и больше ему знать ничего не нужно. Даже далёкие Атланты, как нам теперь известно, понимали важность этих знаний, развивая правильное сознание людей ещё с детства. Так вот, процесс переработки органического сырого материала, в результате которого появляется гумус, и в котором, как нам теперь известно, очень активно участвуют черви, другие организмы и бактерии, сопровождается высокой температурой. Настолько высокой, что в какой-то момент может наступить самовозгорание массы, о чём предупреждают все инструкции. Лично я в этом убеждаюсь ежегодно, когда закладываю очередную компостную кучу – руку, опущенную вглубь массы свежескошенной травы, можно обжечь пресильно. Представляете процесс изнутри, какая там жизнь кипит? Вот-вот, именно кипит! Так что нас ждёт в глубине воронки? Воздаяние. Любишь грешить, неистовствовать или расслабляться, блаженствовать незаслуженно, то есть за счёт других – иди покипи, как та бактерия, потрись о таких же, как ты, грешников – глядишь, польза будет. А она будет непременно.

91. Ну ладно, хватит нас пугать, скажете вы, и особенно, предвижу, завопят мужчины. Уж очень они не любят терпеть всякие неприятности. Не могу понять, почему Бог именно из них сделал воинов? Хотя, впрочем, вот и ответ! Именно поэтому. Потому что не любят терпеть... Вот пусть и учатся. И многие ими становятся. Вот мы уже и начали отвечать на любые вопросы с позиции божественного закона кармы. И знаете, мы сейчас ответили не только на этот частный вопрос, но и затронули один из фундаментальных принципов этого закона.

Ведь мы много раз слышали, что Бог есть любовь. Но как по-разному все понимают это выражение. Мне лично очень нравится высказывание одного нашего современника: люби, что делаешь, и делай то, что любишь, и никогда судьбу упрёком не осудишь. И хотя это высказывание не отражает в полной мере суть любви, однако выявляет её значение в судьбе человека. Я же добавлю, что если правильно руководствоваться принципом любви, то в жизни следует поступать так: не любишь терпеть – сделай всё возможно разумное, чтобы не было причин терпеть; не хочешь или не можешь делать – терпи; а если делаешь – люби. На санскрите понятия «любить», «защищать нужное» и «поступать правильно» синонимы и выражаются одним словом – «прав». Отсюда вытекает понимание кармической сути земного существования – освобождение человека от состояния нелюбви.

92. Полагаю, кто-то придёт в недоумение от порядков, диктуемых законом кармы, и воскликнет: «Что же это вы всех грешников в один котёл? И из чьей-то прошлой жизни, и из настоящей, и неисправимых, и не раскаявшихся, и тех, которые, может, по недомыслию оступились? А как же иначе? Вместе грешили, вместе терпели мерзости – вот и разгребайте ваши отходы жизнедеятельности вместе. Кто очень хорошо постарается, возможно, вытянет других. Уж луковка-то у многих за душой найдётся.

Люди с не пробудившимся воображением, возможно, находясь под впечатлением нарисованной мной картины, не сразу поймут, где же мы оказались. В аду или ещё нет? Не волнуйтесь до времени, мы пока ещё на земле нашей грешной... Но не думайте, что это не ад. Просто те ужасные события, о которых я вам только лишь намекнула, происходят в большей или меньшей степени напряжения и трагизма с каждым из нас здесь и сейчас, но только в темпе, растянутом на срок жизни. Но настанет такой миг, когда все свои деяния придётся предъявить на Суд Божий. А для Бога что миг, что вечность – всё едино. А нам в этот миг будет ох как жарко! Все наши делишки пройдут перед нашим мысленным взором мгновенно (спираль, что наворачивали всю жизнь, свернётся в миг) и жару будет от высокого темпа не меньше, чем при запуске космической ракеты. Хорошо напугала? А теперь немного остынем. Мы ещё пока живы, и есть время поразмыслить, а может, и исправить то, что, возможно, натворили.

93. Кстати, полагаю, многих интересует, что же такое смерть с метафизической точки зрения. Мы уже знаем, что даже одним только словом можно объяснить такое понятие, о котором пишут научно-философские трактаты, и те ничего не объясняют. Но мы руководствуемся божественными смыслами, и с ними находим ответы на любые вопросы. Посмотрите ещё раз на последний чертёж (рис.4). На нём по продольной оси времени обозначен момент (tz), завершающий временной цикл земной жизни (0-tz), – цикл, который круговым циркульным движением воспроизводится и на левом, противоположном, вневременном (-t), внебытийном секторе той же оси – старуха Смерть косит косой влево. Та же коса отсекает соответствующую величину на оси поперечной (относительно временной оси), ставшей фрагментом вечности (0-Vz). Обозначенные на осях завершающие моменты, в сопоставлении (Vz-tz) образуют предел линии жизни (Sz), проекция которого на ось Вечности отсечёт на ней несколько иную относительно временного цикла земной жизни величину (0m), показывающую степень нашего уклонения от вечностной парадигмы. Проницательный читатель, вникнув в суть, скажет, что этот-то предел и выражает суть смерти.

Если язык графических условностей для кого-то тяжёл, то я сформулирую это понятие так: смерть есть результат жизни, измеренный земным её временем, сопоставленным с долей этой жизни относительно Вечности. Иными словами, смерть – это прожитие своей доли и меры той силы энергии Вечности, какую сумел освоить человек. Само слово содержит этот смысл. Не верите? Смотрите – Sмерt(ь) – S (путь, смысл); мер (лат. meros – доля); t – время. Ну, а мягкий знак в конце этого страшного слова говорит о том, что смерть – это не конец всего. Этот же смысл содержится в словах «умер», «умереть», что значит перейти в(у) меру, то есть в мир иной, где все деяния будут вымерены по законам того мира.

Помните, я говорила о едином языке, который, по моему глубокому убеждению, существовал когда-то и который был доступен всем. Часть этого единого языка в ходу у человечества и сейчас, а остальное расползлось и преобразовалось по понятиям, доступным на том ли ином этапе развития, в том или ином месте, и превратилось в иностранные языки, которые нас сейчас и разъединяют. Ну, а сохранившаяся часть общего мирового языка – это язык математики, её сестры физики, язык цифр и символов. Приведённый мною анализ слова «смерть» – отголосок того мирового языка. Ведь совершенно очевидно, что все традиционно принятые в математике и физике обозначения фундаментальных понятий, кроме установившегося смысла, несут в себе более глубокое содержание непознанных нами тайн мира.

94. Вообще, если метафизическими методами представить сущность языка слов, то образом его станет дерево. У каждого слова есть корень, иногда состоящий только лишь из одной буквы (зерна, семени – корневого истока), который и несёт в себе первоначальный глубинный смысл. Из корня формируется ствол традиционных (укоренившихся) понятий, закреплённых за данным словом. Но в процессе долгой жизни ствол порастает ветвями – смыслами (новыми, но близкими по значению), а те в свою очередь рождают новые смыслы (отростки, сучки), которые однако, так и не став ветвями, легче всего отламываются при неблагоприятных для них условиях. Помните выражение «растекаясь мыслью по древу»? Язык подобен дереву, которое своими ветвями завоёвывает пространство, но питается всегда соками той почвы, на которой произрастает. Применительно к языку слов понятие «почвы» подразумевает совокупность смыслового мировоззренческого содержания понятий, присущих территории распространения языка. Слова из одного языка могут перемещаться в пространстве подобно тому, как дерево развеивает свои семена на далёкие расстояния. Интересно, что более всего к этому склонна берёза, её мелкие звёздочки-семянки легко уносятся ветром и так же легко приживаются на принявшей их почве, как правило, на пустоши. Как похоже это на характер русского человека, с лёгкостью осваивающего любые пространства. Возможно, поэтому берёза является одним из символов России.

95. Но характер почвы иногда изменяет образ нового пришельца. Так среднерусская берёза мало похожа на карельскую, ливанский кедр отличается по виду от своего сибирского собрата, а альпийская горная сосна – от архангельской. Вот так и слова, перенесённые на новую почву, могут изменять свой образ, хотя бы даже в силу генетических артикулярных особенностей, присущих жителям данной местности

96. Могут действовать и другие факторы преобразующие инородные слова. Вот, например, заимствованное извне (как принято считать) слово «энергия». До его широкого распространения на нашей территории в русском сознании это понятие выражалось словом «сила». Но слово «энергия» перекочевало к нам с Запада вместе с машинами и, следовательно, несло более широкий смысл и отдельно от «силы» закрепилось в русском языке по звучанию, а не по написанию – в английском «energy» (напомню в латыни, лёгшей в основу английского языка, «е» и «э» это одна буква). Но в физике за понятием «энергия» навсегда закрепился символ «Е», что не помешало русским внести своё понимание в данное слово, не исказив, а скорее сущностно проявив подлинный его смысл, так как энергия – это такая категория, в которой проявляется общее взаимодействие (Е = Э) всех материальных сил. Здесь, вероятно, проявилось и понимание того, что вся энергия, используемая в человеческой деятельности, вторична – это отголосок (эхо) энергии, подаренной нам природой. При этом никто, разумеется, не измыслил этой сути в научной кабинетной тиши – её породило природное свойство народного мышления, заложенное в самом языке.

Вообще, с путешествием буквы «э» происходят странные истории. Так, в английском языке слово «эхо» пишется «echo», что покрывает английским туманом его сущность, но явно говорит о заимствовании его из (пра)русского, где смысл – уже на метафизическом плане – закреплён через букву «э». Надо сказать, что примеров не вполне осмысленного заимствования и устойчивого укоренения слов в русском языке мы почти не найдём, а если они и есть, то скорее всего относятся к более современному периоду истории. Тогда как очень многие смысловые содержания, свойственные русскому языку, включены во многие другие языки и распространяются на очень значительные территории.

97. Вот интересное мнение на этот счёт замечательного популяризатора естественно-научного мировоззрения Павла Траннуа, изложенное в его книге «Сад и самоисцеление»:

«Русским когда-то в прошлом удалось создать огромную империю, намного бОльшую, чем царская Россия или Советский Союз... Чтобы показать размах влияния русских в те времена, я приведу ряд выборочных примеров из языков.

Возьмём заимствованное из европейских языков слово цемент (cement). В европейские языки оно пришло из латинского и писалось caementum, что означало "твёрдый, как камень". Зная, что в старолатинском языке "с" читалось, как наше "к", мы в слове caementum видим наш родной "камень". Где же великий древний Рим ухитрился подцепить это словцо?..

Среди заимствованных иностранных слов очень много таких, которые когда-то пришли к ним от нас, только они немного видоизменились. (Их так много, что, как говорится, где ни копни, встретишь наши корни.). Слово "ложа" считается заимствованным из французского, но это наш корень лож (слова "ложить", "лежать"). По той же аналогии сравним современные английские и французские слова с нашими:

tention (напряжение) – тянуть;

semer (сеять) – семя;

exclusive (исключительный) – ключ;

exclu (исключать) – ключ;

cle (ключ) – ключ;

mous (мышь) – мышь;

mouche (муха) –муха;

guest (гость) – гость;

echo (эхо) – эхо;

verification (проверка) – вера;

verite (правда) – вера;

domicile (домашний) – дом;

snow (снег) – снег;

neige (снег) – снег;

new (новый) – новый;

neuf (новый) – новый, и так далее, и так далее.

Во французском языке есть группа часто употребляемых глаголов с корнем met – mettre, transmettre, soumettre, permettre... В русском языке есть этот же корень, по смыслу он тоже означает перенос чего-то с места на место, и он тоже дал много глаголов: метить, подметать, переметнуться...

В английском языке артикль the означает "то". The mous означает "та мышь". That означает "тот". Странное буквенное сходство.

Напишем одну над другой две фразы.

В прошлых веках у нас говорили:

Сие есть мой дом

C(ce) est mon domain – по французски это означает "это мое поместье". Сравните каждое слово. Правда, похоже? Вернее всего о родстве говорят самые простые слова.

Сравним написание цифр, только не по звукам, а по буквам:

русский: один два три;

английский: one two three;

французский: un deux trois;

немецкий: ein zwei drei.

Такое впечатление, что все дружно пытались повторить одно и то же, и каждому это удавалось в меру своего акцента!..

Есть трудные случаи. Наша буква "б", путешествуя в Индию, превращалась в "бх", придавая нашим словам совсем чужое звучание – "брат" превратился в "бхрата". При путешествии через латинский язык в английский и немецкий "б" часто превращалось в "f". Нам теперь трудно узнать родство слов "father" – батя (отец), "flot" – болото, Балтия. Но родство есть.

Многие истоки найти уже сложно. Некоторые наши слова при прочтении их меняли букву "б" на "в", а "у" ("u") на "v". Так наши "вои" (воины) превратились в the boys. Так наше "давний" превратилось в "doun"...».

98. Ещё пример: русское слово «книга» в английском будет book – очевидно, что это наша «азбука» перекочевала к ним, ведь русское «буква» в английском будет letter, где let значит «давать, сообщать». Так из какой же «буки» Запад получил книжные (письменные) сообщения?! А если поинтересоваться происхождением русского слова «буква», то его истоки приведут нас к самым основам мировоззренческих понятий. «Ква» (лат. gua) – самая малая величина, камушек – от квадр — камень, предназначенный для построения; следовательно, слово «буква» значит: большое (б) из (у) малого (ква), или большое в малом, или малое слагаемо адеКВАтно большому. Но ведь это принцип построения мира!

Да, язык – это чудный инструмент, которым человек может выражать себя и своё понимание мира. Как развивалось мышление, так развивался язык. Ретроспективно постичь этот уникальный процесс невозможно, можно только догадываться и предполагать, то есть рассуждать метафизически. Но твёрдо можно сказать, что сам процесс не менее удивительный, чем достигнутый результат. Вот как объяснить, что многие слова становятся понятны, если их расшифровывать в зеркальном порядке по отношению к написанному, т.е. справа налево. Известный наш арабист Н.Н. Вашкевич так и говорит, что русский смысл многих арабских слов он постигает именно таким способом. Представим картину: один пишет слово, объясняя инородцу буквально, то есть побуквенно его смысл, а тот сидит напротив и, прочитывая слово зеркально, усваивает его значение. Так, возможно, русское слово БУКВА в английском варианте истолковалось как LETTER — зеркальное от RETAIL, что значит "в розницу", что и есть буква по отношению её к азбуке. На русском это слово расшифровывается так: ре- от старорусского «редить», т.е. уменьшать, дробить (отсюда решето, редеть), -та- – «та не эта», т.е. всякая другая или любая (буква), -ил – союз «или» – как разделительный, так и присоединительный. Следовательно, RETAIL по русски и есть «розница» (азбука), которую можно соединять в слова.

99. На этом можно было бы и закончить все споры, относительно степени цивилизованности русской нации, глубочайшая архаичность языка которой, выраженная в глубинности смыслов, запредельных для понимания современного человека, не может быть опровергнута. Дерево, так глубоко пронизавшее глубины бытия, так широко и высоко раскинувшее свои ветви, не может иметь слабые корни и быть незрелым.

100. А давайте-ка поупражняем свою мысль и разберём название нашей страны. Говорят – в имени зашифрована судьба. Действительно, ничего не возникает беспричинно. Что же могло породить название страны? Конечно, только самосознание её обитателей. Как известно, своё современное официальное название Россия получила во времена, когда большое влияние в государственном делопроизводстве имели иноземцы. В противном случае её название могло бы соответствовать общепринятому в народе названию, закрепившемуся до настоящего времени в произношении. Русские не говорят Россия, а говорят Расси(е)я. И река наша главная Волга (а вернее Бол-га – большая дорога) когда-то называлась Ра (у Геродота упоминается как «река руссов»), и главный горный хребет У-Ра-л(ежит). Знакомое слово, не правда ли? Да, это то же слово «Ра», которым в древнем Египте именовали Солнце. Но причём здесь Египет? – скажете вы. То, что влияние наших далёких предков распространялось не только на Египет, учёные установили именно по распространению русского языка, который, хотя и воспринимался другими народами по-особенному, но в семантических (смысловых) корнях сохранял связь с праязыком.

101. Но рассмотрим вненациональным метафизическим взглядом сакральный смысл слова «Ра». У древнего человека в отличие от современного хорошо было развито пространственное мышление, исходя из которого он легко выстраивал свои взаимоотношения с миром. Главным, основополагающим в этих взаимоотношениях, определяющих базовое мировоззрение, являлось нахождение точки отсчёта, условной координаты истока мысли, понятия, вписывающегося в определённый образ. Именно этот древнейший принцип мы использовали в наших рассуждениях при построении системы координат, где исходной точкой отсчёта приняли ноль. Но понятие нуля не ограничивается точкой, а только начинается в ней. Поэтому наши древние мудрые предки нашли более точный символ для обозначения хода мысли, приняв за основу понятие радиуса, луча. Исходя из этого, буква «Р» приобрела свой обоснованный смысл – источник (отсюда река, речь, русло, родник, род, ряд, рука), а буква «а» – есть распространение этого смысла (истечение). Но поскольку слог остаётся открытым, то и предел этого течения не обозначен («а» – атом, фрагмент множества, бесконечности). Следовательно в абсолютном смысле слово «Ра» есть беспредельное истечение. А что это как не свет, вечность, беспредельность и как совокупность этих понятий – Высший Ра-зум, Божественное Установление, Истина? Вот почему в России священным словом, характеризующим высшую степень духовного подъёма, является возглас «ура!» т. е. «к свету!», а также слово «радость»: Ра (истина) – до (бро) – (е) сть. Такова же природа известного слова «аура» (по др.-гр. «поток», «истечение»).

102. Далее в имени «Россия» следуют подряд две буквы «с». Разберём их смысл. Один из них заключён именно в этом слове – «с-мысл», то есть движение с разных сторон к одной точке, цели. Вообще-то, буква «с» несёт в себе столько понятий, что впору охарактеризовать её смысл только так: «всё со всем» (в гр. с-сигма – сумма). А знаете, что соединяет всё со всем? Ну, конечно же, свет! Погасите в комнате свет, и вокруг вас ничего не будет. Включите его – и в орбиту вашего зрения войдут окружающие вас предметы, то есть возникнет внешний мир. Это как бы мистическое свойство света наши далёкие предки, ещё не превратившие своё сознание в глыбу сугубо материалистических ощущений, воспринимали вполне утилитарно, так как не утратили ещё способности учиться у природы. И поэтому они смогли уловить все самые сущностные свойства света – связь (с) ведаю (ве) основанием (т), т. е. на связи стоит мир – и ввести их в свою жизнь. Так появились слова – сев, сад, семя, слово (объединяющее людей), семья и, конечно, солнце. Ну а понятие «свет» распространилось до масштабов Земли, Мира, Вселенной и всех людей, населяющих Землю. Полагаю, наличие сразу двух букв «с» в слове Россия не случайно и выражает всю совокупность этих понятий, ставших для народа святыми и достойными расп-РОСТ-РА-нения. В те далекие времена написанием подряд двух букв «с» принято было обозначать духовную святость понятий (в древнерусской письменности «сс» означало связь, чистоту души и тела). Ну а две последние буквы выражают личную причастность к своей земле. Характерно, что эта последняя особенность присуща родовым названиям стран, объединяющих славянский мир,– Россия, Болгария, Сербия, Белоруссия, Словакия, Черногория, Венгрия... Византия, Греция, Италия (на этот наш манер мы иногда считываем названия и других стран).

103. Интересно, что из всех народов, населяющих Землю, только название русского народа образовано из прилагательного «русский», что значит «светоносный» (санскр. ruca – светлый, ясный; русск. рус- – светлый, белый (свет); -кий – указующий, устремлённый), но одновременно принадлежащий своей земле (Руси), национальной почве, а значит питающийся её соками – языком и культурой. Русский – это не имя нации, это отчество каждого её сына. При этом русская культура, не будучи выразителем лишь индивидуальных свойств родственного по крови населения, обособившегося в своей идентичности, а напротив, впитывающая в себя все исторические соки отчизны, становится родной и для других народов, исторически соприкасающихся с русской культурой, которые, не отказываясь от своей этнической идентичности, тем не менее считают себя русскими по культурной принадлежности. На этом основании весь русский мир давно признанно считают не национальным, а цивилизационным (наднациональным) образованием, оказавшим сильнейшее влияние на ход мировой истории.

104. Сакральное толкование имени «Россия» восходит к тем далёким временам, когда страна эта была населена поистине сказочными людьми, владевшими высокими знаниями устройства мира и тайнами взаимодействия с ним. Главным каждодневным священнодейством мудрых волхвов, хранителей этих тайн, были призывы к Солнцу РАССЕЯТЬ тьму ночи, подарить людям свет. В помощники они призывали весь Род (память предков), связь с которыми считалась священной. Вот откуда произошло понятие Родина – это не просто место нашего рождения, а то, что объединяет нас с предками, с памятью о них. Представьте себе, у каждого из нас во втором поколении предков четыре деда, в третьем прадедов уже восемь и так далее... Можно ли не любить свою Родину, предать память своих многочисленных предков? Это они называли нашу страну Рассея, Рассеюшка, Русь-матушка, то есть свет рождающая («рус» – на праязыке значит «светлый»). И видимо небезуспешно помогали Солнцу рассеивать тьму, поскольку прирастала территория. А мы знаем, что ничего в этом мире не случайно, все имеет свою цену, которую нужно искупить. И ведь искупали! Теряет Россия территории всегда тогда, когда привносит смуту во владение истиной, каковой и является земля.

105. Собственно вариации в толковании наименования страны нисколько не нарушают корневой основы его значения, выраженной в согласных буквах Р и СС – источник света духовного, нескончаемого. Гласные же вариации – Россия (официальная), Рассия (фонетическая), Русь (историческая) – отражают лишь степень полноты этого источника, его собирания (о), рассеивания (а), углубления (у). Также прочитывается и название исторической столицы нашей родины – Москва, что значит – «объединительница», «собирательница» («мос» – анаграмма от гр. som(a) – тело – собирать в единую мегаось малые множества – ква – от квадр – камень).

106. Раз уж мы двинулись вглубь истории, не будем останавливаться на полпути, дойдём до корней нашего древа, тем более, что они этого достойны. Нашими далёкими предками, которых знает обозримая история, были арии, чьё мировоззрение в своё время намного опередило сознание других обитателей нашей планеты. К сожалению, многие из этих мировоззренческих достижений были обесценены непониманием и забыты их потомками, только малая часть из них вошла в основы ведической культуры Востока и, хотя и интерпретированная по-своему, успешно сохраняется в сознании этих народов до сих пор.

Скажете в чём эта успешность, разве там нет преступлений или нет нищих? Нищие там, конечно, есть, и их даже немало. Но видела я на улицах Индии этих нищих – взглянув хоть раз на их лица, навсегда поймёшь, в чём смысл счастья – не иметь ни перед кем долга и с великой благодарностью принимать те блага, которые Бог определил тебе. А самым большим благом – солнечным светом – индийские нищие одарены сполна. Думаю, не изжиты в Индии и преступления, но поскольку более чем миллиард человек, разделённый великим множеством религиозных учений и духовных течений, ещё не истребил сам себя в борьбе, как это было во многих других краях, а продолжает успешно размножаться и даже развиваться, смею предположить, что что-то всё-таки очень сдерживает проявление негативных процессов. Одними карающими законами ещё никому не удалось сдержать гнилую восприимчивость человеческой натуры к распространению разложения. Только прививкой здорового мировоззренческого сознания, базирующегося на самых древних, глубинных традициях, можно обуздать разлагающую природу преступления.

Истоки всех наших бед в наших же головах. Так безумная попытка Гитлера возродить элементы арийского мировоззрения в извращённом, выгодном для его политики содержании, обернулась для него великим поражением. Ибо нельзя использовать силу света в тёмных делах.

К чести Индии ею был рождён совершенно другой тип национального лидера, ставшего духовным отцом всей нации – Махатма Ганди. Впервые в мировой истории политический деятель поставил высокие духовно-нравственные начала в основание политической борьбы и победил.

Удивительно, но эти два потомка единой когда-то духовной арийской культуры явились миру, как доказательство очевидной истины – всякое мировоззрение требует глубочайшего осмысления в процессе его исторического развития и практического применения. История показала, что процесс этот не бывает прост, а результат может быть противоречив до крайностей. Так единый арийский источник породил в Индии культуру брахманизма и индуизма, на которой вызрело мировоззрение Махатма Ганди, на Западе арийское мировоззрение переродилось в воинствующую культуру кровожадных гуннов, вдохновившую германский фашизм. В восточной Европе тот же арийский источник напитал культурой славянское мировоззрение, на многие века объединившее своим влиянием огромные территории Евразии.

107. Что же означает слово «арии» в нашем метафизическом смысле? Идущие к свету, свет принявшие (Ра – солнце, свет истины, ар – земля, свет принимающая). Дети солнца – так называли они себя сами. Отсюда произошло понятие «аристократия» (гр. aristos – наилучший, совершенный), которым обозначалась не та, близкая к верховной власти часть общества, позднее присвоившая себе это наименование, а подлинные арии – аристократы духа и мысли. Согласно научно-историческим версиям язык ариев был санскрит (образовавший канву так называемой индоевропейской группы современных языков), что значит «совершенный» (can – солнце, священный; skript – связывать), который, по некоторым версиям послужил основой развития и русского языка. Однако, имеется и обратная версия о первенстве русского языка. Выше была изложена версия языкового развития, способная поставить все языки на их законное историческое место. И русский язык, не порвавший своих корней с праязыком человечества, это то, что сохраняет нашу цивилизационную преемственность арийского мировоззрения. Жизненный девиз ариев был таков: «ЖИТЬ ПРОСТО И ДУМАТЬ ВОЗВЫШЕННО!». Мы, потомки ариев, не сбились ли мы с пути? Не вернуться ли нам на светлую нашу дорогу? Сегодня Россию в мире называют РАША, что и семантически и этимологически толкуется как СВЕТОЧ (свет очевидный). Достойная заявка на будущее! Оправдаем ли мы её?!

108. Однако, желаем мы того или нет, но закон мироздания всё равно вернёт нас к нашим долгам перед временем. И закон этот формулирует карма. Помните, я говорила о том, что на небесах от нас не ждут возврата долгов временем? Наше время, тем более прошлое, там не нужно – своего целая вечность. Плата должна быть обеспечена равноценной мерой. Вот она и есть жизнь, возвращённая Богу. Ну, а уж в полном объёме произведён платёж или нет, давайте поразмышляем заранее, а то будет поздно, время упустим – не расплатимся.

109. Итак, хотим мы или нет, но придётся вернуться к нашему котлу или карману – кому как будет угодно. Итак, жернова. Что же это такое? Надеюсь, что мы не забыли, что разговор мы ведём исходя из условностей, символов, принятых в метафизике. И следовательно, мы должны понимать, что если речь идёт о жерновах, то подразумеваются условия, создающие трение, жим. То есть условность из метафизики, а реальность из физики. Какие ощущения можно испытать, попав под жернова, не приведи Господи?! Однако, пшеничное зерно терпит и выдает муку – хлеб наш насущный! Как вы думаете, понятие му́ка, му́ки не из той же песни? Конечно, да! Вот и мы страдаем от наших общих и личных несовершенств, неблаговидных поступков, терпим бо́льшие или меньшие му́ки, страдаем ад-ски (помните наше выражение «сеять (му́ку) к пользе»).

110. Человеку не дано "быть" и "не сеять", ибо он "сеет" уже одним бытиём своим», – писал русский философ Иван Ильин. – «Всякий добрый, – независимо даже от своих внешних поступков, – добр не только "про себя", но и для других; всякий злой, – даже если он злится только "про себя", – зол, и вреден, и ядовит для всего человечества. То, что я есмь, то я размножаю и в других душах, – сознательно и бессознательно, деланием и неделанием, намеренно и ненамеренно... Каждый самый незаметный и невлиятельный человек создаёт собой и вокруг себя атмосферу того, чему предана, чем занята, чем одержима его душа».

111. И вот так мы, страдая, мучаясь душевными муками, заражая ими других, выходим из этих страданий с осознанным понятием об их причинах, возможных последствиях и делаем соответствующие правильные выводы и поступки, устраняющие причины страданий. И это – один результат. Если нам довелось соприкоснуться с чужим страданием, и мы силой своего сострадания облегчили участь страдающего, то это также учтётся в итоге.

Если же наши страдания есть следствие наших пороков, но мы не желаем признавать этого, мучаем ими близких, а может быть, и тянем в свои пороки другие души, то это также не пройдёт без должной оценки. Христос говорил: «Горе миру от соблазнов, ибо нужно, чтобы пришли соблазны; но горе тому человеку, чрез которого соблазн приходит» (Матф.18;7). Оценочных степеней, заложенных в принцип действия кармы очень и очень много, как много наших пороков, больших и не очень, а может, и очень больших. Но не думайте, что расплата придёт когда-нибудь потом. Она уже с нами, здесь и сейчас. Действие кармы неотвратимо, но разумно. Это не карающий меч в руках Бога, а мудрая и справедливая сила, степень воздействия которой на нашу жизнь зависит от нравственной способности воспринимать нами её сигналы (в латыни смысл слов «ободрять» и «испытывать» выражался одним словом «probo») . Карма, сурово испытывая, пробуя человека, этим ободряет его в праве на любовь. Она не спешит расправляться с виновником жестокими методами. Она, как любящая мать, ищет все возможные пути для спасения своего непутёвого чада. Мне очень нравится одна мысль, точно выражающая данный смысл: «Природа, а через нее, возможно, и сам Творец, разговаривает с нами шёпотом любви; если мы не слышим его – голосом совести; если мы и его не понимаем, то через рупор страданий». Вот, к примеру, как она борется с пьяницей: сначала любящим укором близких, а затем и презрением других людей пытается пробудить его совесть, затем ограничивает средства, позволяющие грешить. Если и это не помогает, обостряет болезни и только затем, махнув на него рукой, отпускает катиться ниже и дальше от человеческого облика. Но и тут Всевышний не оставляет падшего, сострадая слабому в его безволии. Это страдание живёт в нём мучительной душевной болью, ...болью, которой слабый сам у себя искупает свой грех, болью, сладостное избавление от которой приносит только смерть.

112. Но что это мы всё о грешниках? С долгами в этот мир приходят уже с рождения – собственно это и есть причина, по которой мы появляемся на этой Земле. И только избранные удостаиваются пребывания в вечности. Большинство же из нас, судя по положению наших дел на Земле, ещё долго будут пребывать на ней и учиться разгребать завалы нашей бессмысленной, а то и безнравственной жизни. Согласитесь, на каждом из нас продолжает висеть долг перед праведной жизнью наших непосредственных предков, великих и малых личностей, силой своих трудов и талантов продвигающих эволюцию, но усилия которых были нами бездумно растрачены и превращены в пыль. Мы чаще вспоминаем о материальных долгах, особенно если они составляют расчёт нашего благополучия. Текущий финансово-экономический кризис (на мой взгляд, его текучесть не прекращалась никогда – сейчас мы лишь наблюдаем его обострение) подогрел наш интерес к материальным долгам, но почти никто не задумывается о том, что в основе их всё-таки лежат морально-нравственные факторы, а материальный кризис – это лишь кармическая расплата за них.

113. Поскольку нашей ведущей темой является тема нравственности, то уместнее будет поговорить о моральных долгах. Это понятие – «моральные долги» – можно структурировать на общечеловеческие, гражданские, отцовские, сыновние и т. д. Согласно божественному закону, ничто не отделимо от Бога, и всё пребывает в нём, но при этом и наше несовершенство, в виде наших пороков, как мы видим, неотделимо от нас, и мы несём за него ответственность до тех пор, пока не искореним его.

Также неотделимы от нас дела, совершённые другими людьми (часто уже ушедшими в мир иной), которые легли в основу построения нашей жизни. Но мы продолжаем пользоваться их свершениями, их мыслями и идеями. Вся наша материальная и духовная жизнь стоит как на фундаменте из тех дедовых лиственниц, заложенном нашими предками в виде материальной, духовной и просветительской культуры. Многие из них беззаветно отдали вечности свои великие таланты, не получив никакой награды при жизни, а подчас и незаслуженно хлебнув чашу страданий. Такова была участь Ломоносова, вернувшего Россию на путь просвещения, Циолковского, открывшего миру дорогу в непознанное, Чижевского, Флоренского – наших да Винчи. Не воздано мыслям Вернадского, Николая Федорова, совершивших для нас гениальный прорыв в высокие духовные сферы бытия, растрачены заслуги Александра Суворова, доказавшего на практике, что из духа можно ковать победу. Я перечислила для примера только малый (хотя и самый значительный) ряд имён, поднявших сознание на небывалую для нашей цивилизации высоту. Они подняли представление о великих возможностях нашего духа, но что же мешает нам двигаться по проторенному ими пути? Пренебрежение добром, неблагодарность ему, превращают жизнь человека в тяжкое существование в нескончаемом круговороте кармического долга перед жертвенностью предшествующих жизней, указавших путь эволюции. Но никто этот путь не пройдёт за нас!

114. Надеюсь, мы все согласились с тем, что память о достойном, что заложено в основы нашей жизни, должна порождать чувство благодарности, которое пробуждает чувство долга. Чувство долга – есть механизм исполнения Закона кармы. Следовательно, НРАВСТВЕННО ТО, ЧТО ПОРОЖДАЕТ ЧУВСТВО БЛАГОДАРНОСТИ И ПРОБУЖДАЕТ ЧУВСТВО ДОЛГА. ИСПОЛНЕНИЕ ДОЛГА – ЕСТЬ ВЫСШАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ.

115. Вот мы и сформулировали нравственный закон, который диктует нам карма. И всё-таки для лучшего уяснения принципов, заложенных в действие кармы, обратимся к авторитету Николая Рериха: «...ничто не проходит бесследно – каждый поступок человека, каждое слово, каждое его желание и даже каждая мысль запечатлеваются на невидимых (нам) скрижалях. Всё заносится в "Книгу Жизни" человека – и за всё, раньше или позже, приходится отчитываться».

Таким образом, «...ничто не может коснуться человека, чего бы он ни заслужил сам, и недостаток памяти и знания с его стороны не может воспрепятствовать выполнению Закона. Ни в каком случае человек не может пострадать, не заслужив того. Не извне приходит то, что принято считать кармой, – вредящий прежде всего вредит себе. Откуда столько несчастных? Они – перевоплотившиеся предатели, воры, убийцы. Обычно в суме их найдутся старые долги – явно несут они плату.

Мудрый философ, проданный в рабство, воскликнул: "Благодарение! Очевидно, могу заплатить древние долги!" Император, прозванный Золотым, ужасался: "Роскошь преследует меня. Когда же смогу заплатить долги мои?" Так мудрые люди мыслили о скорейшей уплате своих долгов – они понимали, что бывшие жизни, наверно, не обошлись без задолженности.

Часто лёгкая карма является тяжким испытанием, ибо чрезвычайно редко, чтобы человек мог подняться среди благополучия на следующую ступень духовного совершенствования. Лучше быть платящим, нежели получающим, ибо каждая плата кончает прошлое, между тем как получение может снова связать».

116. А я скажу от себя, что алчность, безудержное стяжание материальных земных благ есть едва ли не самый большой грех, поскольку изощрённые способы их стяжания и накопления практически никогда не имеют целью осчастливить достойных, но почти всегда порождают страдания, отчаяние, зависть и ненависть. В отличие от этого творческое создание материальных и иных благ или участие в их создании не могут породить этих явлений, рождая лишь понимание, одобрение, восхищение и поддержку.

117. И далее Рерих продолжает: «...человек может идти по своему пути так, как он находит нужным. Кто пошёл по правильному пути, тот и придёт к цели; каждое искривление отнесёт от прямого пути. Когда путник заблудился в зарослях, ему приходится преодолевать многие препятствия. Избыток самомнения и недостаток знания порождают массу ошибок, за которые приходится расплачиваться. За каждой ошибкой неизменно будет следовать страдание – до тех пор, пока человек не поймёт, что нарушать космические законы нельзя. Страдание есть главный учитель человечества... Наблюдая жизнь людей во всём мире, не будет преувеличением сказать, что в большинстве этих жизней больше "плохой", чем "хорошей" кармы, то есть что больше утомительного труда и печали, чем счастливой деятельности и радости. На современном уровне человеческой эволюции в запасе собранных всеми нами сил заключается больше страдания, чем удовлетворения и радости. Наш дурной баланс превышает хороший, ибо в прошлых наших жизнях мы не хотели руководствоваться мудростью, предпочитая вести эгоистические жизни, не заботясь о том, вредны ли мы кому-нибудь нашим эгоизмом.

Карму создаёт не только каждый человек отдельно, но и различного рода коллективы. Создавая свою карму, человек связывает себя при этом с другими людьми, становясь таким образом членом различных групп – семейной, национальной, расовой. Как член этих групп он участвует в карме каждого коллектива. Поэтому, кроме своей индивидуальной кармы, человек может иметь карму семейную, групповую, партийную, народную, государственную, общечеловеческую».

118. Далее Рерих заключает: «...человек не должен обвинять Небеса и Судьбу за явную несправедливость, царствующую среди человечества, – он сам свой спаситель и разрушитель».

Приведённые слова Николая Рериха интересны ещё и тем, что они дают представление о неоднородности кармы, различая «хорошую» и «плохую». А дело в том, что принцип формирования кармы основан не на греховной составляющей жизни, а на принципе поступательного (последовательного) развития сознания. Жизнь греховная характеризует крайне низкий уровень сознания, но есть и жизнь качественно достаточная для перехода на более высокий уровень сознания, но исчерпавшая в этой жизни свои биоэнергетические ресурсы. Новая жизнь способна обновить энергию жизни для продолжения индивидуальной эволюции, которая тем эффективнее, чем больший совокупный (общечеловеческий) кармический груз возлагает на себя индивидуум. Таким образом, наш земной мир рождает не только прошлых грешников, но и должников, обременённых более высокими по уровню долгами, которые Рерих и назвал «счастливой деятельностью».

119. Однако не стоит завидовать такому счастливому бремени, так как именно оно, как правило, и бывает самым тяжёлым, крестным, бременем. Пример тому – участь Иисуса Христа. Но чем тяжелее кармический крест, по доброй воле и сознательно принимаемый во исполнение общечеловеческих долгов, тем богаче будут возможности, предоставленные судьбой для реализации этой задачи. Возможности, несоизмеримые ни с какими богатствами этого мира, – творческие таланты, душевная чуткость, разумная мудрость, высокая воля, чистота помыслов и действий.

 

 (Продолжение следует)
Свернуть