25 марта 2019  13:01 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 51 декабрь 2017

   Крымские узоры

 

 


ТАТЬЯНА ХАЛАЕВА

 

 

Севастополь

 

Поэт, пишет для взрослых и детей. Член севастопольского литературного объединения им. А.Н. Озерова. Лауреат конкурсов «Чеховская осень», «Евпаторийский берег муз», «Пристань менестрелей». Автор поэтических сборников «Молекула любви» и «Красная лента». Редактор и составитель двух выпусков ежегодного альманаха «Литературный Севастополь». Член Союза писателей России.

 

                                                  Материал подготовлен редактором отдела «Крымские узоры» Мариной Матвеевой


 


СТИХИ

 

 

СТАРЕНЬКИЙ ДОМИК

 

Память всё чаще

 

Бежит собачонкой
По придорожной пыли.
Домик с короткой 
Соломенной чёлкой

 

Видится снова вдали:

С гнёздышком ласточки,
С тёплой завалинкой,
С окнами
на рассвет,
С прадедом стареньким 
В стоптанных валенках,
Взявшим нам где-то конфет.

Облачко в небе
Парит кружевное.
Детство моё далеко. 
А мне всё кажется
 
Это парное
Мама нам льёт молоко...

В травах душистых,
За тихою речкой.
Стёжка выводит туда,
Где хлеб ароматный 
Был прямо из печки!
Да из колодца вода.
 
В памяти сердца,
Как на витрине 
Ярких безоблачных лет:
Старенький домик 
Живёт и поныне,
С окнами
на рассвет..


 

БОСАЯ ДУША

 

 

Стою у кромки  полевой, как у причала. 
Давно я Родину свою  не навещала.
Воспоминание о ней теперь
как святцы.
Картинки детства моего всё чаще снятся.
Войти в  высокие хлеба я вновь мечтала,
Сплести венок из васильков, но... опоздала.
Стою у кромки полевой, а предо мною 

До горизонта не хлеба 
 жнивьё сухое!
Щетиной колкой в небеса... И сердце сжалось.
Ещё одна мечта несбывшейся осталась.
Берёзы ниткой долево поля торочат.
Попутку ждать, хоть не впервой, душа не хочет.
«Тут напрямик, 
твердит она, подать рукою...»
И в этом не её вина
 моя,  не скрою.
Стою у кромки полевой, как у причала.
За этим полем
отчий дом  моё начало.
На встречу с ним душа, меня опережая,
Не чуя боли, по жнивью пошла  босая.

 

 

  НАСЛЕДСТВО

 

 

  Мне отцовский характер достался в наследство.
  Он во мне проявлялся ещё с малолетства.
  Он во мне начинался с простого упрямства,
  Что с годами, потом перешло в постоянство.

  Он меня научил ничего не бояться:
  За любую работу уверенно браться,
  Не стесняться своё обнародовать мненье
  И уметь попросить за ошибки прощенья.
 
  Он запомнился мне твёрдой нотой протеста:
  Справедливость
она из особого теста !
  Мне хотелось познать смысл отцовского слова,
  Мне хотелось понять: я
из теста какого ?

  Оказалось, что сдобы во мне маловато.
  Говорят, родословная тут виновата.
  Виноватостью  этой – горжусь!
не скрывая.
  Есть закваска во мне от Земли-Каравая.

  Привкус прошлого в ней проступает порою,

 

  То с мякиною горькою, то с лебедою...
  Как святой оберег от любых потрясений

  Мой земной каравай, память всех поколений.

  Сдобрен крупною солью, ржаною мукою
  Да колодезной чистой холодной водою.
  Знаю: с внуками впредь ничего не случится!

  В  них  ржаная  закваска  сердечком стучится.

 

 

ПОЛНОЛУНИЕ

 

 

Вспоминаю всё сначала:
Чайка над волной кричала,
Счастье мне пообещала

Я влюбилась.

Сколько вёсен и рассветов
Было чувствами согрето?!
Сколько песен было спето?!
Удивилась.
 
Ночь все так же у причала
Лунный свет тихонько пряла.

 

Пряжа на воду упала
Нитью тонкой...
 
От волненья задрожала,
Жаркой искрой пробежала 
И внезапно зазвучала
Нотой звонкой.

Время пряжу размотало
И опять в клубок смотало.
Сколько фаз луна меняла?
С счету сбилась.

Полнолунье вновь встречаю,
Вновь  мечтаю и мечтаю...
И зачем-то вспоминаю,
Как влюбилась.

 

 

ЗИМОВЬЕ

 

 

Мороз латал на речке льдины,

 

Готовясь к длительной зиме.

 

Снега лежали, как овчины,

 

На замерзающей  земле.

 

И наши два озябших сердца

 

Прижались  радостно  друг к другу.

 

Мы чувствами смогли согреться

 

И отогрели всю округу.

                  

 

***

 

Налью в бокалы лунный свет.
Хрусталь блеснёт алмазной гранью.
Тебя со мною рядом нет,                    
А я всё пью воспоминанья...
И пусть давно у нас в судьбе
У каждого своя дорога,                
Мне вновь девчонкой-недотрогой          
Присниться хочется тебе. 


               
ВЕЛИЧАЛЬНАЯ

      

 

Ах,  какое  мы  встречали

 

Рождество!

 

Накрахмаленных  просторов

 

Торжество.

 

Бело-синий цвет в награду

 

Словно Гжель!

 

Сто  веков  промчались к ряду,

 

Как  метель…

 

Накрахмалена до  хруста!

 

Вновь зима.

 

Вновь сплетает наши чувства

 

В кружева…

 

Мы идём,  а снег крахмальный

 

Скрип… да скрип…

 

Знать, от песни Величальной

 

Так  охрип!

 

Величает он природу

 

И сердца,

 

И любви великой всходы,

 

И Творца!

 

Всё вокруг хрустальным дышит,

 

Торжеством…

 

Слышишь, звёзды  шепчут с крыши:

 

«С Рождеством!»

 

 

 НЕПОХОЖЕСТЬ

 

 

В жизни я себя ощущаю
Очень разной и непохожей:
Хмурой, ветреною бываю,
Ясной, словно денёк погожий.
К сожаленью, часто бываю
Нерешительною и робкой,
И тогда себя ощущаю
Канцелярской маленькой кнопкой.
Я себя ощущаю дымкой,
Той, что тает над морем где-то...
Я себя ощущаю льдинкой
В самом сердце жаркого лета.

Но признаюсь, бывает время,
Я себя иной ощущаю.
Но признаюсь, бывает время,
Не себя других защищаю.
И тогда... становлюсь я  сильной!
И тогда становлюсь я  твёрдой!
Я себя ощущаю стильной,
Самобытной, свободной, гордой.
Я легко в небеса взмываю.
Я себя ощущаю птицей.
Облака крылом задеваю, 
Не боясь при этом разбиться!

Иногда себя ощущаю
Узкой тропкой, бегущей к дому .
Иногда себя ощущаю
Для себя самой незнакомой:
Вдалеке поющей свирелью,
Пусть кому-то не слышной даже .
Ненаписанной акварелью
Дорогого сердцу пейзажа.
Я себя ощущаю вазой
С ароматной жасмина веткой 
И со всеми цветами сразу...
Жаль, такое бывает редко .

 

 

 УЛЫБКА
  
 Я отправлю в отставку и грусть, и хандру
 И решением этим исправлю ошибку.
 А на службу себе новый штат подберу
 И помощницей первой назначу Улыбку.

 С нею станет счастливым любое число!
 Я ненастному дню улыбнусь, словно другу.
 Он прошепчет: «Неужто и мне повезло?»
 И задорно пойдёт по заветному кругу.

 Улыбнусь всем прохожим, озябшим домам,
 Монотонным дождинкам, заплаканным лужам.
 И с Улыбкой частичку тепла передам,
 Мне на это особых усилий не нужно.

 Ведь Улыбка одна из счастливых примет,
 Щедрый дар, что достался нам всем от природы. 
 В ней великая сила, великий секрет! 
 И она... никогда не выходит из моды!

 

 

 НА БЛАГОДАТНОМ  БЕРЕГУ

 

 

Согрело солнце синюю волну

 

И причесало золотой гребёнкой.
Запело лето радостно и звонко,
Задорно брызнув песней в тишину... 
  
Расцвёл восторг от розовых долин,
Морских прогулок, праздного блаженства,
От жарких пляжей и от совершенства
Великолепных выдержанных вин.

Я без оглядки в лето убегу...
И своего желания не скрою:
Остаться в нём ракушкою морскою
На этом благодатном берегу.   

 

 

ЧЕТВЁРТЫЙ ВЕК

 


Мы снова входим в древний Херсонес,
В четвёртый век, ещё до нашей эры!
Смешались чувства времени и веры,
Как цвет волны морской и цвет небес.

 

 

 

Размеренно, как будто метроном,      

 

Прибой  века  считает  и минуты,

 

Поскольку время главная валюта

 

Из  всех  валют на рынке мировом!

 

 

 

Аборигены-ветры берегут

 

И клятвы,  и любовь  херсонеситов,

 

Ничто поныне ими не забыто:

 

Ни героизм, ни праздники, ни труд.

 

 

 

Их память всё хранит до мелочей:

 

Театр и Парфенон, и площадь Девы,

 

И звон мечей, и нежные напевы,

 

И тайны жарких, сладостных ночей.

 


История
как полная луна...

 

Волненья и восторга не скрываем

 

Свою любовь меж строк её вплетаем,

 

Античные читая письмена.

 

 

ВЕЧЕРНЯЯ  СОНАТА

 

 

Гнездится ночь над Старосельем,
День завершает путь земной.
Как воск медовый, тает зной,
Стекая с гор волшебным зельем.

И только времени река 
Стремится  вдаль, взирая немо ,
Как сосны чистят щёткой небо,
Как скалы нянчат облака...

В душе блаженство и покой

Звучит вечерняя соната.
В одеждах летнего заката
Строка приходит за строкой.

Они садятся тихо с краю,
Переплетая рифмой речь,
Чтоб навсегда в стихах сберечь
Мою любовь к Бахчисараю.

 

 

РОЗОВОЕ ВАРЕНЬЕ

 

 

Лето варило варенье
В жаркой долине в Крыму.
Сладкое то увлеченье
Нравилось, видно, ему.

Под соловьиное пенье,
В обществе пчёл и стрекоз,
Лето варило варенье, 
Но не из ягод
из роз!

Что это: быль или небыль?
Крым чудесами богат ...
Так появился на небе 

Розовой пенкой
закат.

 

 

МЕЖСЕЗОНЬЕ

 

 

Просыпается Ялта неспешно...
Завершился курортный сезон –

 

Ослепительно яркий и грешный,
Он растаял, как сказочный сон.

Мы с тобой перелётные птицы,

 

В межсезонье останемся тут.
В этот город нельзя не влюбиться,
Где тепло до весны берегут.

Даже самые дерзкие ветры
Здесь мечтают блаженно уснуть.
И на цыпочки встала Ай-Петри,
Чтобы тоже на Ялту взглянуть.

Горы в шубах, овчиной наружу,
И в песцовой горжетке прибой...
Вот поэтому в зимнюю стужу
Нам тепло будет в Ялте с тобой.

 

 

ФЕВРАЛЬ В СЕВАСТОПОЛЕ

 

 

Зима опять не выполняет план
По снегу, по метелям, по морозу...
Не прячет даже рук своих в карман
И не перечит тёплому прогнозу.

Уходят дни стремительно вперёд,
Они, как и февраль, не вышли ростом.   
Под зонтиками ходит здесь народ.
Но это не зима насмешка просто!
  
Опять придётся отстающим быть,
Когда другие примеряют «лавры».
Победный кубок хочется испить,
Услышать бубны, трубы и литавры...

Мечтательно в метелях закружить,
Нарисовать морозные узоры , 
Простор снегами пышными укрыть…
Но это всё одни лишь разговоры.

Вздыхает тяжко по ночам февраль:
Опять пойдут обидные упрёки...
И потому пронизывает даль
Промозглым ветром, раздувая щёки.

 

 

 ГОРОД-АДМИРАЛ

 

Город, мужеством воспетый, 
Он давно  легендой стал.
Купола, как эполеты,
Носит Город-Адмирал.

Город носит белый китель

Флотский праздничный наряд.
И хотите не хотите ль,

Здесь по-русски говорят! 

Здесь мечтою пахнет ветер, 
Здесь былое свято чтут:
Обелиски здесь и дети
Вахту памяти несут.

Мы с тобой стоим в обнимку,
Радость в сердце не тая

В бухту входят на побывку
Корабли, как сыновья.

Крики чаек в море тают,
Тихо  плещется волна..
И она, я точно знаю,
В этот город влюблена !


 

МОЙ ПУТЬ

 


 Я Севастопольскою Дашею
 По старым улочкам хожу.
 Своею клеточкою каждою,
 Как воду,
Русский Дух ношу!

 Там, где знамёна перекрашены,
 Там, где ведётся с прошлым бой,
 Как эстафету
вёдра Дашины
 Незримо я ношу с собой.

 Пусть коромысло книзу клонится,
 Врезаясь намертво в плечо...
 Мой путь Владимирская звонница
 Благословляет горячо.

 

 

ОСЕННИЙ БОЙ

 

 

Сороки ведут перестрелку

 

Расстреляны клёны в упор.

 

И, чтоб не попасть в переделку,

 

Затих в ожидании двор.

 

Они, обезумев, от гнева,

 

Ведут перекрёстный огонь:

 

Стреляют и справа, и слева

 

И…падает лист на ладонь.

 

Осенняя даль пламенеет,

 

И лужи от страха дрожат.

 

И яркие звёзды в аллее,

 

На мокром асфальте лежат…

 

Они безымянными пали.

 

Не сломлен  рубеж огневой.       

 

Героями листья не стали,

 

Но землю прикрыли собой.

 

 

ОЗЕРО-БОЛЬ

 

                             Солёному  озеру,

 

                              в окрестностях Феодосии

 

 

 

Дочиста высохло озеро.

 

Инеем  выпала соль…

 

Словно его заморозило!

 

Чудо  природы и  боль.

 

 

 

Это  явление знаково!

 

Вдумайтесь,  люди,  всерьёз:

 

Сколько ж земля наша плакала?

 

Если осталась без слёз.

 

 

 

Споря с ветрами  горячими,

 

Выпадет ночью  роса.

 

Смотрит  глазами  незрячими,

 

Озеро-Боль  в  небеса…

 

 

«ДАНТИСТЫ»

 

 

Пронзают  землю вышки буровые,
Уходит в недра каждая
штифтом.
Планете  сверлят зубы коренные,
Чтоб вырвать нервы. А потом, потом...

Едва Земля чувствительность утратит,
Всё на продажу гонят: кровь и плоть.
Кричит она: «Остановитесь! Хватит!
Так ведь и череп можно расколоть...»

Азарт дельцов неистребим, неистов!
«Зуб мудрости» тут вряд ли что спасёт.
И жадность  нефтегазовых «дантистов»
К летальному исходу приведёт.

Штифтами входят буровые в недра...
Боль превозмочь хватило б только сил!
Планете снова обнажают нервы...
Но кто об этом, люди, вас просил?!

 

 

ЗАВЕТНОЕ  ЖЕЛАНИЕ

 


                                           
Андрюше Ч.

 


Опять одетым спать малыш ложится:
Зимой во двор не выскочишь в трусах.
Бомбёжка ночью может повториться.
И под одежду заползает страх...

 

 

В надежде мальчик закрывает глазки.
Он не забыл, что завтра Новый Год!
И Дед Мороз к ним, словно в старой сказке,
Через войну с подарками придёт.

 

 

Малыш тогда шепнёт ему на ушко,

 

Свою мечту (хоть это не секрет):
Попросит ТИШИНУ
решил Андрюшка. 
А  так  хотелось  попросить  планшет
!

 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

 

 

Качала раненую куколку девчушка
И слёзы горькие роняла на игрушку.
Она их молча вытирала то и дело,
Потом
тихонько колыбельную запела:

«Усни, ты , глупая Война, сном непробудным!
Чтоб не бомбила города ты безрассудно.
Чтоб во дворах могли играть спокойно дети

Усни, Война! Усни вовек! На целом свете!» 

И люди слушали её, слёз не скрывая.
Она для них сейчас была почти святая!
Пока из «Градов»  шёл обстрел людей и кукол,
В подвале детский голосок
Войну баюкал...

 

                                          

«ЗА ОБОРОНУ  СЕВАСТОПОЛЯ»

 

 

Чтоб  историю  ложью  не  штопали,

 

Чтобы  правда  звенела, как  сталь,

 

Пронесу  по  земле  Севастополя

 

За  его  оборону  медаль.

 

Славу  города  НЕПОБЕДИМОГО

 

Сохранить  мы  навеки   должны.

 

И  защитники все  до  единого!

 

Перед  этою  Славой   равны.

 

Все  равны  перед этой наградою,

 

Все, кого  поглотила  война.

 

Не  пройти  им  сегодня  парадами,

 

Не  назвать им  свои  имена.  

 

Им,  ненайденным и   безымянным,

 

Неизвестным   теперь  никому,

 

Без портретов, без  паспортных данных

 

Место  в  первой  шеренге  займу!                                                                                

 

Святость   подвига вновь  подтверждая,

 

Днём Победным окрасилась  даль.

 

Я – в Бессмертном  полку  шагаю,

И несу, как  икону, – медаль!

Свернуть