16 июня 2019  19:44 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 51 декабрь 2017

Крымские узоры № 51


Сергей Юхин


Крымский писатель, Cимферополь, поэт, публицист, автор книг «Операция выборЫ», «Мёртвый Крым», «Имя твоё» и ряда статей, посвященных геополитике и Русскому миру.


                                                 Материал подготовлен редактором отдела «Крымские узоры» Мариной Матвеевой

 

СТИХИ


Куда деваются стихи?

Нам больно расставаться с ними.

Они уходят. И в бессилье

Поэты режут языки

Пустыми пьяными речами

 

На юбилеях у начальства

И в подворотнях суеты.

Куда деваются стихи?

Нам много в этой жизни надо:

То ломтик сыра, то торнадо,

То женщин, то немного слез,

То резвость, то анабиоз...

И в этих странных пожеланьях

рождается обет молчанья

о том, что завтра не наступит.

И будет грусть. И утром любит

она слететь с твоей руки –

дрянная девочка Удача.

А ты, не разгибаясь, дачник,

посадишь то, что зарастёт

чужими странными словами.

Я надоел вам? Даже с вами

я чувствую, что одинок.

Бесплатный и простой урок.

Куда деваются стихи?

 

***


Твой мозг из воска и иголок,

А я клубок, я размотался.

Напрасно стекла запотели –

Я за рулём... Не накатался,

дурак... Вернуться, извиниться,

В «Массандре» утонуть на вечер.

Но, даже полу-полу-пьяный,

я слишком честный. Не до встречи.

Не до истерик-откровений,

Не до царапин и укусов,

Мы выльем двадцать тысяч мнений,

Наставим минусов и плюсов.

Мы развратимся до безумства,

Порвём, и снова будем штопать.

Ты – скользко на краю балкона,

Я – слишком громко дверью хлопать.

И в пустоте, под бой фарфора,

Под страх некормленой собаки,

Я вдруг пойму: не так уж долго

Нам расставлять по тексту знаки...

 

***


Надо мной захлопнулась вода.

Боже мой, какая ерунда –

Быть прозрачным и светить во тьме.

Гневается кофе на плите,

Телевизор дышит за стеной

То рекламой, то опять – войной.

Грустно просыпаться в пустоте

И лететь в Пьяченцу за латте,

И сидеть без дела у окна.

Я один. И ты всегда одна.

Нет стихов и денег на кальян.

В этом мире есть один изъян –

Ты не куришь, я в дыму всегда.

Надо мной захлопнулась вода.

 

***


Под окнами вырос цементный завод –

Десяток шершавых устойчивых труб.

И все продолжают уверенный ход

Вверх, вниз, поперёк, к посинению губ,

К продажным ларькам и случайной игре,

Кардиограммам, ромашкам в вине,

Пробитым талонам и ржавым ножам,

Так, словно когда-то прописано нам

Болтаться в верёвках, кусать языки,

Сдаваться в салонах, брать под козырьки,

Шептать, углубляться, патроны считать,

И как-то совсем невпопад умирать...


Зима

 

По холодным зимним трассам, по каткам и снегопадам,

По мобильным интернетам, по огромным гулким классам,

По великому НЕ ЗНАЮ, по вчерашнему ответу –

Ты увидишь как я вышел, доставая сигарету.

Ты увидишь карту трещин на асфальте под ногами,

Две машины у бордюра, лужи, рельсы, ямы, сваи...

Ты услышишь: шум машины, и куски знакомых песен.

Это мир, который ясен. Это мир – который тесен.

Задыхаясь от покоя, я замучил зажигалку.

На заборах две листовки про гастроли. Приезжают...

Всё не то... Не те приедут. Мало красок всей палитры.

Растянулась сигарета. Кончен мульт. Спокойно! Титры.

 

***


Отступись, пока не поздно,

Руки чудные ломая.

Я не нужен в светлом завтра,

А сегодня – умираю.

Обо мне вчера забыли,

Размагнитились кассеты,

Удалили файлы – или

Сняли грифы на секреты.

Я – блуждающие токи.

Я – тепло ночной подсветки.

Я всё то, о чем не знаешь –

Алгоритмы, точки, метки.

Я безденежная старость,

Я – возможность спеть в Ла Скала.

Если б ты ушла со мною,

Ты б об этом не узнала.

Прочитай об этом в сводках,

Вся история – оттуда.

Нашу жизнь увековечат

На обёртках из фаст-фуда.

Я – вчерашние плакаты,

Я – блуждание по краю.

Отступись, пока не поздно.

Я сегодня умираю.

 

***


Мы долго едем без билетов, без права ехать. Мы едим

без удовольствия и вкуса. И жадно поглощаем дым.

Мы переполнены волненьем о трудном завтра и деньгах,

Которых нет, уже не будет. Мы многих любим... На словах.

Мы будем славить тех, кто вышел на обезлюдевший перрон.

И, проплывая в мутных окнах купе, их наспех проклянём.

Они уйдут, слегка согнувшись. Проваливаясь в серый снег.

Им вслед увяжутся таксисты, и вскоре перейдут на бег

в погоне за уставшим телом. И за нетолстым кошельком.

И загрызут их в подворотне. А мы замкнём купейный дом

На две щеколды. Занавески задёрнем, чаем утолим

Дежурный голод одиночек. И снова погрузимся в дым.

Свернуть