21 августа 2019  01:42 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 51 декабрь 2017

Изба-читальня 


 
Сергей Никифоров

Никифоров Сергей Петрович. Родился в 1950 году в Пензе. Русский. Образование неполное высшее. – биология, химия. Жил – Пенза, Москва, Минск, Воронеж, Уфа, Псков, Санкт-Петербург. Работал сварщиком на магистральных трубопроводах, машинистом сцены в театре драмы города Пскова. Работаю сейчас реставратором-позолотчиком в Смольном соборе города Санкт- Петербурга. Стихи писал с детских лет, нигде не печатался. 

                                       Материал подготовлен литературным редактором отдела  "Поэты Избы-Читальни" Валерием Беловым 

СТИХИ

Андрей Рублев Тарковского

У меня сегодня бессонница -
Все глаза проглядел в ночи -
Всё мерещится будто звонница,
Безголосая, но кричит...

И не то чтобы мне неможется -
Завернись себе, да лежи,
Но тревога, моя острожница,
Надо мною всю ночь кружит.

Что за звуки? Откуда колокол
В сердце бухает без конца -
В лисьей шапке на площадь волоком
Верховой тащил чернеца.

В наше время?! Откуда, святыя,
Перстенями набитый вор,
На тела наступая мятые,
Поджигает пустой собор?...

Не болезнь-ли, горячка черная,
За меня, отощав, взялась -
Разодрались до крови вороны,
А под трупами снег да грязь,

Рясы, бархат, иконы, конницы -
Порвалась временная связь.
И молитвы немые звонницы
Тихо шепчут, к земле склонясь.

Псков

Псков
Над рекой Великой
Купола,
Как святые лики
В зеркалах.

Чаек крик дробится
В тишине,
Темные бойницы
По стене.

Волны сонно катятся
На песок,
Ветер лижет (ластится)
Мне висок.

Кто такой, откуда я -
Не понять!
Стены серогрудые -
Благодать!

Сердце растревожено -
Лепота -
В камнях не ухоженных
Теплота.

И чужой, не здешний я,
Вдруг замру,
Воду в руки грешные
Наберу.

И в ладонях сдавленных
Древний Кром,
Словно мной оставленный
Отчий дом.

Купола и звонницы -
Север, Русь...
Что забыто, вспомнится -
Я вернусь.

Пасхальное


Все придется отдать,
Все придется вернуть,
А иначе нам - вспять,
А иначе - не путь...

Всех придется простить,
Всех придется обнять -
Нам иначе не жить,
Нам иначе не встать...

Все припасы достать,
Все износы подшить -
Рано нам умирать,
Хоть не велено жить.

Все, что песня лесов,
Все, что воздух полей -
Тени тех голосов
Нам родней и милей!

Весь вдохнуть небосвод,
Ветер вылакать весь,
А иначе - уход,
А иначе - не здесь.

Все, что к вечности - зрим,
Все, что к правде - лицом...
Мы проходим за Ним
Под терновым венцом.

Земляничная поляна - вспоминая И. Бергмана

Я из дома уйду вдоль по улице странной, пустынной, дремотной,
За окраину, полем на берега витый обрез,
Холостой и растерянный, новый, пустой, беззаботный,
Я войду одиноко в тенистый и призрачный лес.

На пеньке у тропинки присяду, нездешний бродяга…
Земляника цветет, рассыпая вокруг хоровод –
Все живое парит, как хмельная, душистая брага,
Отправляя свой хмель в ожидающий дань небосвод.

И, отбросив весь груз, что за годы затарился лишку,
Со щеки отерев просоленую грустью слезу,
Буду тихо смотреть на спешащего в дом муравьишку,
Буду робко встречать подходящую молча грозу.

А твоих волхований глазами, губами – не встречу…
Взгляд уйдет в небеса, растеряв на поляне свой прах.
У пенька в землянике, в седых облаках не замечу –
То-ли обморок был, то-ли сон, то-ли всплеск, то-ли взмах…

И не буду тебя целовать, опрокинув в траву поднебесье,
Где журчаньем прохладным молитву бормочет ручей,
Где от птиц улетает их долгая, гулкая песня, -
Мне найдется приют, долгожданный, свободный – ничей…

И, уже подходя с замираньем к заветной калитке,
Оглянусь во вчерашний, испуганный грозами, день…
Улыбнусь на прощанье ползущей по пальцу улитке
В земляничного савана влажную, теплую тень.

Осенний блюз

Жизнь растекалась по осенним лужам,
Ветвей затихших оголялась суть.
И был я в этот день, и мальчиком, и мужем,
Боящимся в окно за шторы заглянуть...

Всего один сквозняк с потерянной снежинкой,
Один бездомный лист, закрученный судьбой -
И я уже в пути, оторван половинкой,
Хотя и остаюсь испуганно собой.

И вижу зим седых холодные останки,
И слышу новый зов весны и вздутых вен,
И прошлого в углу - и валенки, и санки,
И будущих утрат разбитый манекен.

Я понял, как глубок тот малый промежуток,
Что палец приложил к немеющим устам,
Как идеально глух и бесконечно чуток
К поверженной листве и зреющим садам.

И, падая в отвес земного отголоска,
Последнего к зиме бесчувственного сна,
Пересечет мой путь жемчужная полоска -
Луч света между штор закрытого окна.


Путь

Сплелись в клубок души тревоги –
Конец обидам и дарам.
Судьбы истоптанные ноги
Свернули в придорожный храм…

К тебе, всемилостивый Боже,
К Тебе мой недостойный слог –
В Твоем вселенском звездном ложе
Я жизни суть найти не мог.

Нам тут земной привычней гений
И в хороводе суеты,
И в череде торговых бдений
Потухли нимбы и кресты.

Виновен, добрый мой Хозяин!
Виновен глупый Твой слуга,
Как нерадивый хуторянин
Продавший пашни и луга…

За то клеймом на сердце выжжен
Неумолимый, тяжкий грех
И каждый в том грехе унижен,
И разделен оброк на всех…

Горят оплавленные свечи,
Бьет в купол колокольный крик
И на опущенные плечи
Глядит немой и строгий лик…

Куда идти теперь скитальцу,
Каких открытий ожидать?
По указующему пальцу
Молить какую благодать?

Но – полумрак и нет ответа,
И в отпущение елей,
Как призрак масляный Завета,
И дух изгнания скорбей.

Но я молю не снисхожденья
И строгий суд принять готов
За миг мельчайший пробужденья
И вдох свободный от оков...

Была б тропа в подлунном мире
Ведущая к Тебе в чертог,
Я б каждым словом из Псалтыри
Исцеловал бы Твой порог…

Но путь незрим – открой глаза мне!
Хочу увидеть под конец
Тобой построенный на камне,
Нетленной радости дворец…

И скрылся лик - свеча угасла,
А в потемневшем закутке
В лампаду подливала масло
Старушка дряхлая в платке…

Прощай, согбенная ключнИца,
Я покидаю темный храм –
Иной дороги половица
Скрипя, легла к моим ногам.

Смахнув усталость и потери,
Жизнь открывает новый лист –
И свет в распахнутые двери
Вдруг ослепителен и чист!

И ухожу я в те просторы,
Где мир не тронутый рукой
Со мной заводит разговоры
Листвой над тихою рекой.

Там хор ветров и вод теченье,
Там мир могучий и простой…
Оставив Бога в заточеньи,
Сражен я Бога красотой!

В краю безумном и родном

Весь мир, к которому привык,
Весельем, горестями связан
И где по гроб нести обязан
Я имени пустой ярлык,

В краю безумном и родном,
Где к звездам открывались веки,
Где лес, поля, озера , реки,
Все, все – единый отчий дом!...

Рыбак, который в сеть поймал
Мою испуганную душу,
Как рыбу, выбросил на сушу,
Чтоб, задохнувшись, я узнал,

Что мной лелеемую тень,
Пустив в поход от ночи к свету,
Грозя, призвал теперь к ответу
За каждый замутненный день.

Зачем тебе мой хрупкий тлен,
Капкан земного притяженья?
Ведь скорбь – расчет за наслажденье
И смерть за жизнь – таков обмен.

Но лет земных густеет тьма
Над пересохшим жизни руслом –
Каким его наполнить суслом
Чтоб не сойти в конце с ума?!

Кому вопрос? И где ответ?
Лишь в пустоте мерцают свечи
И в алтаре глухие речи
Сквозь отраженный, тихий свет.

Ответа нет. В венок понятий
Вплетен прощания мотив –
Не разорвать, не согрешив,
Твоих удушливых объятий…

Прощай, мой мир! Тебя узнал
И не постиг очарованья –
Твои унылые созданья
Не поддержали мой накал.

Прощай, души слепой огонь!
Прощайте, города и лица!
... Вдруг на открытую ладонь
Слетела звонкая синица.

Радонега

Эх, дороги – топь да хляби,
Жизнь не жизнь - а в горле кость.
Пробудись от сна, Ослябя –
К нам без стука темный гость.

Не просвирочка с амвона –
Нам опять за всех ответ.
Под державные знамена
Поднимайся, Пересвет!

Нынче зимы – грязь без снега.
Что ж ты спряталась в глуши,
Наша сказка, Радонега,
Древний оберег души?!

Позабыта – нету, нету -
Родовая рвется нить!
За холодную монету
Нам жар-птицу не купить…

Не простой забрел скиталец –
Принимай, да не зевай –
Украинский мажет смалец
На российский каравай.

Горечь хитрого отвара,
На княжЕнье нож востер –
Не сдержать под крышкой пара,
Не залить судьбы костер.

Где вы, ангелы, мессии?!
Коль с похода не вернусь –
Упаду в траву России
Под заоблачную Русь.

Уроки осени

Ухожу, ухожу, мне не вынести это -
За околицей грязных и злых городов
Умирает душистое, звонкое лето,
Сбросив сочную тяжесть созревших плодов.

Подожди, подожди, расскажи мне в чем дело -
Голых веток морщины и холод дерев… -
Объясни мне, как можно так тихо и смело,
Так уйти незаметно, так жить умерев?

Не понять, не понять торжества увяданья -
Что за праздник в преддверьи знобящего сна?
И никак не найти для зимы оправданья,
И никак не поверить, что скоро весна.

Повторяй, повторяй мне уроки рождений,
Опустевшее поле и листьев ковер,
Очищай поднебесье от туч сожалений,
Смой дождями с дороги сомнения сор.

И тогда ты ответишь на эти вопросы,
И оставив земле урожайную рать,
Ты научишь меня, долгожданная осень,
Ты научишь меня, как любить умирать.

В дороге

Печальна холодность дерев -
В мольбе прощальной тянут руки
И, снега варежки надев,
Весны далекой ловят звуки.

Мелькает в дымке череда -
Кусты, березы, сосны, ели...
Все происходит, как всегда -
Мы все смогли и все успели.

Но в этот трепет тишины
Свой голос вносит неизвестность,
Где очертанья не видны
И где бессмысленна телесность.

И неприкаянность одна
Блуждает взглядом вдоль дороги,
И совершенно нету дна
У нарастающей тревоги.

Безмолвно замерли поля
Сквозь снег просвечивая пашню,
И охладевшая земля
Уже забыла день вчерашний.

И что теперь, какие сны
Вам, дерева, зимою любы?
Не в ожиданьи ли весны
Белеют рек немые губы?

Не то спросил, не так сказал -
Затихли мыслей разговоры -
Как опоздавший на вокзал,
Гляжу в холодные просторы.

До встречи, здравствуй-ли, прости?
Рыбак остался без улова -
В его растерянной горсти
Не отыскать уже и слова.

Лишь ноздри тянут жадно тень
Обочин хилого подроста...
Короткий вздох, закончен день,
Без объяснений, очень просто.

Не возвращаются домой

Не возвращаются домой
Ветрами сорванные листья,
Когда дожди над головой
По небу водят мокрой кистью, -

Смывают старые холсты
Без сожалений и сомнений.
Уже грядущего пласты
Кладет судьбы незримый гений.

Лишь жадный разум не готов
Стереть из жизни день вчерашний -
Еще ведь длится вкус плодов,
Еще клубится пар над пашней.

Но бесприютности поля
За горизонт лежат снегами -
Вчера цветущая земля
Тиха, недвижна под ногами.

Лишь так души заметна тень,
Не в гуще летнего избытка,
Где каждый час и каждый день
Тебе и кровля, и калитка -

А в немоте, что на уста
Печатью обреченно ляжет
И тень поклонного креста
Тропу иную вдруг укажет,

И в путь его благословит
Листом осенним непогода,
И тучей рваной небосвода,
И одиночеством пронзит
Необратимая свобода.

Побег

Когда уходишь за порог,
Когда готово все к побегу,
Летишь не ощущая ног
Ступнями голыми по снегу.

И не узнать теперь в лицо
Когда-то гордого пиита,
И музы трепетной кольцо
Игрушкой брошено, забыто.

И, воскрешая озорство,
Презрев все кодексы и внешность,
С ветрами чувствуешь родство,
И первобытную безгрешность.

И неприкаянный храним
Уже не ангелами быта,
А дикой воли херувим
Его крылатая защита.

И лишь криничная вода,
Как линза, солнце собирая,
Тебе напомнит как всегда
Сияние призрачного рая.

Но не туда безумный путь,
Где мир и белые одежды.
Ты хочешь звезды зачерпнуть
Без слов, без мыслей, без надежды.

И, задохнувшись, сделать шаг
За край и этого предела…
Среди исписанных бумаг,
В плену беспомощного тела.

 

Андрей Рублев Тарковского
[Сергей Никифоров]
Версия для печати

У меня сегодня бессонница -
Все глаза проглядел в ночи -
Всё мерещится будто звонница,
Безголосая, но кричит...

И не то чтобы мне неможется -
Завернись себе, да лежи,
Но тревога, моя острожница,
Надо мною всю ночь кружит.

Что за звуки? Откуда колокол
В сердце бухает без конца -
В лисьей шапке на площадь волоком
Верховой тащил чернеца.

В наше время?! Откуда, святыя,
Перстенями набитый вор,
На тела наступая мятые,
Поджигает пустой собор?...

Не болезнь-ли, горячка черная,
За меня, отощав, взялась -
Разодрались до крови вороны,
А под трупами снег да грязь,

Рясы, бархат, иконы, конницы -
Порвалась временная связь.
И молитвы немые звонницы
Тихо шепчут, к земле склонясь.


Источник: https://www.chitalnya.ru/work/996841/
При копировании материалов с сайта, активная ссылка на оригинальный материал обязательна.
Все права защищены © chitalnya.ru
Андрей Рублев Тарковского
[Сергей Никифоров]
Версия для печати

У меня сегодня бессонница -
Все глаза проглядел в ночи -
Всё мерещится будто звонница,
Безголосая, но кричит...

И не то чтобы мне неможется -
Завернись себе, да лежи,
Но тревога, моя острожница,
Надо мною всю ночь кружит.

Что за звуки? Откуда колокол
В сердце бухает без конца -
В лисьей шапке на площадь волоком
Верховой тащил чернеца.

В наше время?! Откуда, святыя,
Перстенями набитый вор,
На тела наступая мятые,
Поджигает пустой собор?...

Не болезнь-ли, горячка черная,
За меня, отощав, взялась -
Разодрались до крови вороны,
А под трупами снег да грязь,

Рясы, бархат, иконы, конницы -
Порвалась временная связь.
И молитвы немые звонницы
Тихо шепчут, к земле склонясь.


Источник: https://www.chitalnya.ru/work/996841/
При копировании материалов с сайта, активная ссылка на оригинальный материал обязательна.
Все права защищены © chitalnya.ru
Свернуть