23 марта 2019  19:30 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 51 декабрь 2017

Поэты и прозаики Петербурга

 

 

 

Владимир СИМАКОВ


Симаков Владимир Сергеевич, поэт и публицист, родился в Ленинграде 7 .03.1952. Окончил Ленинградский государственный институт культуры (1974). Работал в ленинградских газетах, главным редактором областного издательства «Вести» (1992-2013), член Союза писателей России (с 2001). Автор 15 поэтических и двух публицистических книг, редактор-составитель ряда коллективных сборников и антологий. Лауреат литературных премий им Александра Прокофьева («Ладога») и Михаила Дудина. Участник международных книжных фестивалей в Белоруссии и Сербии. Стихи переведены на сербский, финский, якутский языки. Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2013), знаком отличия «За вклад в развитие Ленинградской области» (2015).

                       Материал подготовлен редактором отдела "Поэты и прозаики Санкт-Петербурга" Аркадием Ратнером


 СТИХИ

 

ДВЕ ВЕЩИ

 

Что стоит жизни нашей круговерть:

Карьера, деньги, почести, награды?

Две вещи есть на свете: жизнь и смерть.

Всё остальное – так себе услады.

 

Последняя надёжнее всего:

Он придёт за жизнью непременно,

Не даст тебе в дорогу ничего,

Что собирал ты в жизни вдохновенно.

 

Но кто их них вдвоём похож на сон?

Мозг ищет смысла в этих переходах.

Опять Сансара крутит колесо,

Расклад меняя в карточных колодах…

7.05.2017

 

 

ЯБЛОНЯ

 

Чужая яблоня напротив

Соседям дарит урожай,

Стоит одна на огороде.

Стара. А старость – уважай!

 

Она красива и курчава,

Но стоит листья сбросить ей –

Поймёшь, о чём она молчала

На протяженьи летних дней.

 

Корявый ствол, изломы сучьев,

Посмотришь – вылитый дракон.

В её ветвистости паучьей

Закон рожденья заключён.

26.06.2017 г.


НОЧНЫЕ ТЕНИ

 

Опускается вечер. Зловеще кусты

Обступают бревенчатый домик.

Не унять мне тревожной души маеты

В одиноком своём окоёме.

 

Одиноком ли?

Может быть , - главный вопрос.

Тьма вокруг многоглаза и грозна,

И в грядущую ночь начинается спрос

За грехи. И молиться мне поздно.

 

Одинокий фонарь лишь сгустит темноту,

Ну а ветер прибавит движенья,

Разомкнёт окружившую дом немоту

И дополнит мои пораженья.

 

Затаился в кустах лесовик-лиходей,

Вся природа погибель пророчит.

Дом нетоплен. Прохладно. Не видно людей,

Лишь тревожные призраки ночи…

26.06.2017 г.

 

БЛЮДЕЧКО

 

Блюдечко с красной ромашкой –

Детства далёкого след.

Что же ты плачешь, дурашка?

Жалко, чего уже нет?

 

Бабушка – жизни основа

Снова привиделась мне.

Чайный сервиз из другого

Времени жил на окне.

 

В комнате той коммунальной –

Быт улетевших времён,

Нашей эпохой брутальной

Вдребезги был разнесён.

 

Годы разбитою чашкой

В море невиданных бед…

Блюдечко с красной ромашкой

Шлёт издалёка привет.

26.06.2013 г.

 

В МОНАСТЫРЕ

 

В молитвенных трудах проходит время.

Глядишь – уже кончается апрель,

И в почву подготовленное семя

Ложится, как ребёнок в колыбель.

 

Оно взойдёт грядущим урожаем

И благодатью Божею взойдёт.

Мы души от грехов освобождаем,

Чтобы они отправились в полёт.

 

Иконы, свечи, ветры и метели,

Цветенье сада, колокольный звон…

И снова птицы к югу полетели,

А настоятель вышел на амвон.

 

Грядёт зима, грядёт лихое время,

Круговорот свершится, как всегда.

Но в душах прорастёт святое семя

И загорится новая звезда

16.12.2015 г.

 

***

 

Доведи меня до истерики,

До психушки меня доведи,

Да Австралии, до Америки…

Вокруг пальчика обведи.

 

Прокляни меня словом огненным

И подковой мне душу согни:

Псом бездомным пускай под окнами

Проведу остальные дни.

 

И не надо мне сада райского

В безнадёжной моей судьбе.

За болванчика, за китайского

Не держи меня при себе.

 

И в серванте не ставь на полочку,

Лучше сразу разбей о пол.

Будут в сердце моём осколочки,

От великой любви – раскол.

 

А к другой ты меня не откидывай:

Мне не жить без тебя никак.

Только где это всё же видано,

Чтобы жизнь разбивали так?..

 

***

 

За окном такая темень,

За окном такая слякоть!

Так уходит быстро время –

Остаётся только плакать.

 

Но печалиться не буду –

Час как будто неурочный.

Я надежду, точно ссуду,

У судьбы возьму непрочной.

 

Пусть клокочет злобный ветер

И стекло в окне трясётся –

Улыбнусь: ещё не вечер!

И пойду навстречу солнцу.

 

А вернусь глубокой ночью –

Тишина в пустой квартире,

И пойму, насколько прочны

Все привязанности в мире.

 

 

***

 

Как же мне нечего вспомнить? –

Прошлые годы во мгле.

Думаю нынче о том ли? –

Были ли мы на земле?

 

Всё, что ушло безвозвратно –

В списке забытых потерь.

Я не хотел бы обратно –

Там замурована дверь.

 

Там ничего не осталось –

Только зола да труха,

Разве что самая малость:

Слово к началу стиха…

1.06.2011 г

 

***

 

Как фонарики, гроздья рябины горят,

Полыхают под шапками свежего снега:

Новогодний земля примеряет наряд,

И в скрипучий мороз разливается нега.

 

Эта чудная невидаль в нашем дворе

Между строгих домов животворною сказкой.

Ты увидишь её поутру на заре –

Лишь рассвет загорится рябиновой краской.

 

КНИГИ

 

Пусть книга, как симфония звучит:

В ней соразмерны части и разделы.

Она – моё спасение и щит,

Мой горизонт, раздвинувший пределы.

 

И жадным взглядом пробежав строку,

Перелистав страницу за страницей,

Бывает, я надолго отвлекусь –

И оживут придуманные лица.

 

Жаль одного: когда уйду, как все,

Отбросив жизни тяжкие вериги,

На полке, как несжатой полосе,

Останутся нечитанные книги.

 

НА ЛИГОВКЕ

 

Крестовоздвиженский собор

С пирамидальной колокольней,

Лаская, привлекает взор.

Над ним гуляет ветер вольный.

 

Восьмиконечный славный крест

Шестью крылами Серафима

Благословляет все окрест,

А мы спешим, не глядя, мимо.

 

Идем к мосту самоубийц,

Что Новокаменным зовется,

Тут столько судеб, столько лиц

Ушло – и больше не вернется!

 

Обводный проклятый канал

И желтоглазая психушка –

Какой трагический финал…

Но в храме молится старушка,

 

Осенний ветер – дерзок, бодр –

Не признает чужих печалей,

И у ворот апостол Петр

С ключами рая нас встречает.

 

***

 

Я все время хожу между двух городов:

Ленинград – Петербург, Петербург – Ленинград,

Прорывая, как сеть, вереницу годов,

Направляясь вперед, возвращаюсь назад.

 

Я все время вхожу в заколдованность дней,

В нераспутанность судеб, родных и безвестных…

«Эй, приятель, ты кто? – окликают сильней, -

Ты, похоже, совсем не из местных?»

 

Ленинград – Петербург, Петербург – Ленинград,

Мой в туманы закутанный город.

Даже камни о тайнах твоих говорят,

Только их разгадаем не скоро.

 

Петропавловских стен столько знает гранит!

Только ветер их точит привольный.

Как и прежде, у Смольного Ленин стоит,

Но не штаб революции – Смольный.

 

И мигает гирляндами Зимний дворец.

Может, выйдет сейчас Император?

Может, в доме Ипатьева был не конец,

Отменил приговор прокуратор?

 

Карусель самолюбий, рассвет и закат…

Вождь, пожалуй, умнее всех прочих:

Так на мартовском льду штурмовавший Кронштадт

Думал, что защищает рабочих…

 

По-весеннему воздух прозрачен и чист

Над Фонтанкой-рекой и Невою.

В Левашовскую пустошь везет особист

Тех, кто станет мишенью живою…

 

Разорвется на Невском немецкий снаряд –

И лежат под расстрелянным небом

Мать и дочь, и случайно попавший солдат,

Одаривший блокадников хлебом…

 

Корпуса новостроек – бесцветных домов

И дворцов возрожденная слава –

Это ты, Ленинград – колыбель моих снов,

Город юности странного сплава.

 

Я теперь в Петербурге. На Невском огни,

Словно блестки чужого наряда.

Привлекают и манят, и дразнят они,

Только мне-то чужого не надо.

 

Я все время хожу между двух городов:

Это время меня затирает меж льдов…

 
Свернуть