19 сентября 2019  05:19 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Круглый стол № 50 Национальный вопрос

 
Владислав Келле

Владислав Жанович Келле (21 октября 1920, Вятка — 2 августа 2010, Москва) — советский и российский философ, специалист в области социальной философии. Доктор философских наук (1965), профессор (1967).
 
Национализм и будкщее России
 

Распад СССР изменил расстановку политических сил в мире, а перед Россией и другими государствами СНГ поставил проблему их будущего, их самоопределения в мировом сообществе. Уход в небытие Советского Союза как единого государства - событие всемирно-историческое. Но для его народов факт этот несет в себе еще и иной чисто личностный смысл. Многие, очень многие воспринимают его с чувством сожаления и горечи. Другие выражают удовлетворение и радость, хотя причины, вызывающие эти эмоции, весьма различны. Многообразны и политические оценки ликвидации советского государства, из которых следует выделить две противостоящие друг другу позиции, основанные на противоположных подходах к определению его существа как многонационального образования.

Первая может быть сформулирована следующим образом. Интеграционные процессы стали проявляться в развитых странах (прежде всего - в их экономике) уже в начале XX в. Отразившая эти процессы идея создания Соединенных Штатов Европы, однако, тогда не была реализована. Советский Союз первым в мире приступил к широкой экономической и политической интеграции путем образования и объединения национальных республик, развития их экономики и культуры, создания в рамках Союза единого народно-хозяйственного комплекса и т.д. Наращивание интеграционного потенциала ни в коей мере не противоречило, а, напротив, соответствовало интересам каждой входящей в состав СССР нации, сохранившей свою самобытность.

Конечно, политические формы объединения за 60 с лишним лет существования СССР во многом устарели и требовали совершенствования, что было важно и для большей гармонизации межнациональных отношений. Но нажитый за эти годы "интеграционный капитал" в экономике и других сферах нельзя было обесценивать разрывом сложившихся связей. На их основе можно было осуществить и структурную перестройку экономики, и рыночные реформы без тех разрушительных последствий, к которым привели и путь реформ избранный руководством России и ряда других республик уже бывшего СССР и возникшие в разных точках конфликтные ситуации. А это в свою очередь должно было благотворно сказаться на всем комплексе межнациональных отношений, способствуя устранению и разрешению возникавших в этой сфере проблем и противоречий. Тем самым почва для национализма оказалась бы явно неплодотворной.

Другая позиция сформировалась уже в период перестройки в виде атаки на СССР как на еще существующую, но не имеющую будущего "империю". Как известно, в мире давно существовали силы, стремившиеся развалить СССР, в том числе путем использования "национальной карты". Теперь и внутри страны все громче и решительнее зазвучали призывы к обеспечению "национального суверенитета" и лишения "центра" его властных функций. На оценке СССР как империи, а сторонников его сохранения - как носителей "имперских амбиций", сошлись и российские демократы, и сепаратисты в национальных республиках и зарубежные антисоветчики. Но какими бы идеями и чувствами ни руководствовались сторонники и "выхода России из состава СССР", объективно распад СССР обозначил проблему будущего России, а официальные последствия ее суверенизации и способа проведения реформ дали пищу национализму, который улавливает болевые точки той ситуации, в которой оказалась ныне Россия.


На чем произрастает современный национализм в России


Россия, безусловно, переживает подъем националистических настроений. [1]. Деятельность русских националистических группировок и организаций, черносотенных издания, миллионы голосов, поданных за ЛДПР, среди которых, видимо, значительный процент принадлежит националистически ориентированным избирателям, сепаратистские настроения в национальных республиках Российской Федерации - все это достаточно убедительные доказательства данного тезиса. Какова же социально-психологическая база различных проявлений национализма?

Очевиднее всего его носителем является люмпенизированная часть общества. К.Маркс в люмпен-пролетариате - "этой накипи всех классов" видел слой людей, не имеющей твердой социальной позиции и потому неустойчивый и продажный. При этом уже в "Манифесте" говорилось, что "он гораздо более склонен продавать себя для реакционных козней" /I, 19/. Как психологический тип люмпены имеются среди всех социальных слоев - и среди интеллигенции, и среди чиновников, и среди военных, и среди "новых русских", и среди рабочих. Национализм притягивает люмпена, потому что дает ему сознание превосходства над всеми другими нациями только в результате его принадлежности к данной национальной общности. Не нужно никакого труда, никаких усилий, никаких талантов и заслуг, чтобы считать себя выше татарина, армянина, узбека или еврея только потому, что я русский. Или считать себя выше русского, потому что я чеченец, или я еврей, или я армянин, или я грузин. Национализм разобщает нации.

В качестве одного из факторов, влияющих на происходящие в обществе процессы, выступает в сфере национальных отношений определенная традиция националистического характера, идущая из прошлого, питавшая и поддерживавшая среди русских националистические настроения. В то же время антирусский национализм существовал в Прибалтике и на Украине, в Грузии и Азербайджане, в республиках Средней Азии. То, что в Казани не так давно стали воздвигать памятник тарарам, погибшим во время штурма города войсками Ивана Грозного, видимо, не случайно и тоже имеет националистическую подоплеку. Источником националистических настроений было то, что в межнациональных отношениях в СССР действовал не только фактор "дружбы народов", но по ряду причин возникали скрытые напряжения и негативное восприятие людей другой национальности. На поверхности общественной жизни, однако, все должно было соответствовать официальной идеологии интернационализма. В период перестройки национальные проблемы стали понемногу выплескиваться наружу (события в Алма-Ата и Ферганской долине, конфликты в Нагорном Карабахе и Южной Осетии и т.д.).

Распад СССР вместо того, чтобы смягчить межнациональные противоречия, ибо республики стали суверенными и, казалось бы, появилась возможность решить оставшиеся от прошлого проблемы в общих интересах, привел к их обострению и появлению новых проблем и противоречий практически во всех государствах на территории бывшего СССР. Социальные последствия этих инициированных российскими властями процессов, сыграли на руку национализму.

Дело в том, что из могучей сверхдержавы, каким был СССР, Россия в одночасье превратилась в экономически неконкурентное и зависимое от Запада государство. По ряду экономических, демографических, экологических показателей Россия откатилась назад. Уровень смертности превысил рождаемость. Поставлено под угрозу существование российской науки - единственного средства, с помощью которого страна может преодолеть в перспективе свое технологическое отставание от Запада. Упоенные своим антикоммунизмом, российские "демократы" оплевали и превратили в "черную дыру" советское прошлое страны. Россия стала страной без своей новейшей истории, а жизнь и деятельность целых поколений советских людей была перечеркнута, лишена смысла. Но во всем мире с Советским Союзом идентифицировались прежде всего Россия и русские. Теперь усилиями тех же демократов и некоторых бывших диссидентов русских превратили в "совков".

С распадом СССР 25 миллионов русских лишились Родины, оказавшись в сопредельных с Россией, но уже других государствах. В некоторых бывших республиках СССР их стали притеснять и вытеснять из страны, они начали подвергаться дискриминации по национальному признаку. Страна и народ претерпели страшное национальное унижение. Это ли не почва для национализма?! Можно лишь удивляться, что его взлет оказался не столь мощным, как можно было ожидать.

Следует учесть и еще одно обстоятельство. Уже М.С.Горбачев признался, что одной из его ошибок была недооценка остроты национальных проблем в СССР, которые ранее считались раз и навсегда "решенными". Российские политики в своей борьбе за власть не только недооценили национальный вопрос, но вообще его игнорировали. Не было выработано ни концепции, ни четкой политической линии в области межнациональных отношений. Наоборот, имело место близорукое подыгрывание местным национальным элитам ("берите суверенитета, сколько проглотите"), отрицание патриотизма, который отождествлялся с шовинизмом (несколько позже эта установка была озвучена: "патриотизм есть последнее прибежище негодяев"), ожидание внешней похвалы своим действиям и т.п.

Когда власти несколько опомнились и начали давать задний ход в этом вопросе, время уже было упущено: национализм стал набирать силу под знаменем сплочения русского народа во имя великой России. Таким образом идею национального возрождения российские "демократы" добровольно, из рук в руки "передали" националистическим силам, т.е. позволили им сделать ее своим знаменем. От такого рода "подарков" Россия будет страдать еще долго.


Национализм как идейно-психологический комплекс


Нет нужды доказывать, что чувство Родины, ощущение принадлежности к своей нации, ее культуре, традициям и обычаям, бережное отношение к языку, идея защиты государственных интересов страны, как и стремление активно способствовать ее прогрессу и процветанию ничего общего с национализмом не имеют. Патриотизм в этом смысле - естественное чувство всякого нормального человека, а отнюдь не "прибежище негодяев". Непримиримый ко всякому национализму В.И.Ленин написал статью "О национальной гордости великороссов". Если нации есть чем гордиться в ее прошлом и настоящем, то почему она не может себе этого позволить? Патриотизм - любовь к Родине. Эту любовь могут воспевать поэты и композиторы. Патриотизм проявляется в честном труде, в повседневной жизни, в отстаивании национальных интересов и т.д. Но опасно превращать патриотизм в идеологический символ, знамя партии (Что такое: партия любви к Родине?), кичаться своей любовью к Родине, с гордостью не заявляя об этом во всеуслышание, но отказывая целым группам людей в праве любить землю, где они родились.

Все грани относительны и подвижны и если в национальном вопросе преступают допустимую грань, то любовь к Родине превращается в национальный эгоизм, патриотизм - в национализм и шовинизм, а национальная гордость в национальное высокомерие и спесь. Национальная принадлежность каждого человека облекается в определенный идейно-психологический комплекс, который проявляется в отношении к своей и другим нациям. Национальные идеи способны объединить большие сообщества и становиться детерминантами деятельности масс людей. Эту их способность и пытаются использовать в своих интересах националистические силы. Но сплочение людей на основе националистического идейно-психологического комплекса несовместимо с ценностями свободы, демократии и гуманизма.

Национализм антидемократичен по своей природе. Если демократические режимы допускают существование националистических движений и идеологий, то национализм отвергает демократию, признающую свободу и равенство прав всех граждан данного государства независимо от их национальной принадлежности. Он ведет к дискриминации по национальному признаку всех "инородцев".

Идейно-психологический комплекс национализма, как свидетельствует исторический опыт, проявил себя в политике либо в виде жестких и кровавых фашистских диктатур, либо в форме авторитарных режимов. И нет никаких оснований ожидать какой-либо "демократизации" этой идеологии. В системе межнациональных отношений она ориентирована не на утверждение равенства наций, а на доминирование прежде всего "своей" нации над другими во всех сферах общественной жизни.

Национализм антигуманистичен по своей природе. Он выдвигает на первый план в оценке людей их национальную принадлежность и по этому признаку делит всех на чистых и нечистых. Если это деление затрагивает людей различных рас, то национализм легко перерастает в расизм.

Националисты с презрением отбрасывают общечеловеческие ценности и нормы. Но Россия этим уже переболела и она знает, к чему это ведет на практике. Предлагать нации ориентироваться лишь на национальные ценности - значит сознательно противопоставлять еевсем другим народам. В этом как раз русские националисты обвиняют евреев и, вместе с тем, одновременно делают то же самое. Значит есть определенная логика национализма. И потому и еврейский и русский национализм стоят друг друга. Нация не может замыкаться в себе как некий единый организм, ибо тем самым отодвигается в тень человек как личность, как индивидуальность. И признание, например, общечеловечности гуманистических нравственных норм и ценностей означает, что вне их не может находиться ни один человек, что они распространяются на всех людей. Отрицание их общечеловеческого характера означает, что кто-то имеет право ограничивать круг тех, на кого распространяются нравственные нормы. Это - возвращение к первобытному племенному сознанию, делившему всех на своих и чужаков. А между тем уже христианские заповеди не имеют национальной окраски.

Русский национализм неоднороден. Имеются его более умеренные, "смягченные" и более откровенные крайние проявления. Последние не утруждают себя теоретическими изысканиями, а берут готовое из идейного арсенала немецкого фашизма, лишь несколько адаптируя его идеологию к современным российским условиям. У фашистов Германия была превыше всего. Здесь "превыше всего" ставится русская нация. У фашистов главными врагами были евреи, коммунисты, демократы и плутократы. Они же объявляются противниками русских националистов. Фашисты свой приход к власти считали "национальной революцией". Национальную революцию, да еще с оружием в руках хотят осуществить и некоторые националистические объединения в России. Фашисты создавали тысячелетний "третий рейх". Националистические издания ратуют за российскую "третью империю" (первые две - царская Россия и Советский Союз), за "русское государство". Русские (включая украинцев и белорусов), дескать, должны сплотиться как нация и создать государство, основанное на национальной идее. Коренные нации России при этом вроде бы не пострадают, но евреям, как этносу, не имеющему корней в русской почве, в России места не будет [2]. И снова репродуцируется стандартный психопатологический набор антисемитских характеристик евреев, типичный для фашизма.

В превращенной форме воспроизводятся и геополитические устремления фашистов, которые жаждали для немцев "жизненного пространства". В России вроде бы жизненного пространства достаточно. Но, как утверждает Баркашов, на сырьевые ресурсы этого пространства положили свой глаз "международные банкиры", представляющие США и другие страны Запада, стоящие перед угрозой исчерпания в недалеком будущем своих природных ресурсов. Природные богатства России и призван защитить и сохранить для ее народа русский национализм. Тем самым он возрождает уже сейчас конфронтацию России и Запада. Не случайно ставка на армию характерна для его программы. Некоторые националистические группки уже открыто соединяют категории нации и социализма. Так на русской почве появляется национал-социализм, т.е. немецкий нацизм - самая мерзкая разновидность фашизма - стремится получить в России вид на жительство.

Фашизм не может, конечно, существовать без харизматической фигуры фюрера во главе движения. В России уже имеются "претенденты" и в этом направлении. К этому следует добавить, что некоторые националистические группировки воспринимают не только идеи, но и внешнюю атрибутику фашизма, его символику, словарь, организационные принципы построения партии и военизированных отрядов.

Возникает естественный вопрос: почему это стало возможным в России - стране, народу которой немецкий фашизм принес неисчислимые бедствия и страдания, и народ которой стал главной силой в уничтожении "третьего рейха"? Это конечно, парадокс - (Россия вообще страна парадоксов). Однако, он имеет свои причины. Прежде всего бросаются в глаза сходные моменты в ситуации Германии 20-х и России 90-х годов общность целей, которые немецкие фашисты и русские националисты поставили перед собой: выведение страны из кризиса, из экономического и политического хаоса, путем сплочения нации под знаменем национальных ценностей и т.д. и т.п. Эта общность подталкивает националистических лидеров к восприятию комплекса фашистских идей, доказавших свою чудовищную действенность в определенный исторический период завершившийся морем крови, и изучению опыта фашистского движения. Эти идеи и опыт как бы прошли "историческую апробацию", зачем же русским националистам выдумывать что-то новое? Но все-таки непонятно, почему националистов не смущает тот факт, что немецкий фашизм потерпел сокрушительное поражение? Почему воинствующий русский национализм не учитывает этот исторический опыт, свидетельствующий о том, что его ожидает не светлое будущее, а довольно грустная перспектива?

Ограждая себя от обвинений в переносе фашистской идеологии на российскую почву, они, как правило, хотя и вяло, но отрицают свое идейное родство с фашизмом. Но на самом деле они рассчитывают на то, что молодежь, которая как массовая сила важна для них в первую очередь, о фашизме почти ничего не знает, у нее отсутствует то неприятие фашизма и тот комплекс ненависти к нему, который был ограничен для прошедших войну поколений советских людей, и у молодежи никаких негативных ассоциаций в отношении русских националистов не возникнет. Иначе говоря здесь прямой расчет на отсутствие у народа социальной памяти.

Наконец, как представляется, есть еще один фактор, который нельзя сбрасывать со счетов - распространение в России антисемитизма в послевоенный период и его политическая, хотя и скрытая, легитимизация. В среде партийно-государственного руководства и в кругах националистически настроенной интеллигенции быть антисемитом вообще постепенно стало считаться нормой, признаком благонадежности. Брались на заметку и те русские, у кого подозревали наличие еврейской крови. А если подозрения оправдывались, то скрупулезно высчитывали ее процент. И не только полукровки, но даже те, у кого доля еврейской крови была еще меньше, уже не могли войти в когорту "чистых". Находились любители, изобличавшие "скрывающих" свою "истинную национальность". Заражение антисемитским вирусом в период сталинизма и застоя, идущее от верхушки КПСС и высшей бюрократии, создало благоприятную среду для русского национализма. Можно полагать, что заигрывание руководства КПРФ с националистами есть продолжение этой дурной традиции.

В отличие от членов Политбюро ЦК КПСС, которые легально никогда не связывали себя с антисемитизмом, некоторые руководители КПРФ открыто присоединяются к гонителям "еврейства". И, конечно, незамедлительно получают благодарственный поцелуй от крайних националистов. Вот что пишет политический обозреватель газеты "Русский националист" - органа партии, руководимой бывшим помощником Баркашева Федоровым, - подводя итоги выборов в Думу: победило националистическое крыло российского политического спектра, поскольку "строго говоря, быть может и не готовы признать это публично" [3]. Чтобы не быть голословной в своих оценках, газета приводит соответствующие цитаты.

Зюганов: "На мировоззрение, культуру и идеологию западного мира все более ощутимое воздействие начинает оказывать иудейское рассеяние, влияние которого постоянно возрастает. Еврейская диаспора, традиционно контролировавшая финансовую жизнь континента, по мере развития "своего рынка" становится своего рода держателем "контрольного пакета" акций все хозяйственно-экономической системы западной цивилизации" [4].

Жириновский: "Чтобы антисемитизм исчез, всем евреям следует переселиться в Израиль" [4].

От этого высказывания лидера российских коммунистов полшага всего остается до концепции Жириновского о Вселенском заговоре против России, в изложенной им недавно вышедшей книжке [5]. Существо ее кратко состоит в том, что в 70-е гг. прошлого столетия некий Альберт Пайк - сионист и "великий мастер" всемирного масонства сформулировал программу завоевания мирового господства масонами и сионистами и с тех пор она осуществляется планомерно и последовательно с помощью войн /в том числе мировых/ заговоров и действия тайных сил. Особое значение придавала программа уничтожения православия России и ее государства, чтобы превратить ее в "русскую пустыню", цареубийства, революции 1917 г., современные события в России - этапы осуществления этой программы.

Вот лишь несколько мест: "Каждое убийство русского царя было связано с определенными этапами завоевания сионизмом мирового господства" /5, 37/. М.Горбачев "приходит к власти через трупы генсеков и членов всесильного Политбюро, скоропостижно умерших. Словно чья-то "скрытая рука" точно в назначенный срок - накануне и в период кровавого еврейского праздника Пурим - приводила в исполнение свой, не подлежавший обжалованию приговор" /5, 42-43/ "Как и планировал А.Пайк революция /1917 г. В.К./ "получилась" не классовая, а национальная, еврейская" /5, 121/. "На втором этапе уничтожения России Чернобыльский "ядерный взрыв", подготовленный и осуществленный из района рождения потомка хазарских ханов Кагановича, а также совершенный переворот именно в Беловежской пуще, символизируют реванш за поражение в 965 г. /имеется в виду разгром хазар, исповедовавших иудаизм, киевским князем Святославом - В.Ю. и вторичное возвращение хазар к власти в России (1917-1991) " /5, 122/. Трудно понять, как можно всерьез принимать весь этот шизофренический бред, а также разные сплетни и пустые вымыслы на многих страницах книги?!

Объединяет всю эту мешанину в книге "концепция заговора" в трактовке истории, которую цитируемый автором К.Поппер критиковал еще в работе 1945 г., полагая, что рассматривать исторические события как результат сознательных действий заговорщиков или их групп есть перенесение религиозных суеверий в историю. В этом с ним можно согласиться. Концепция заговора очень широко распространена среди националистов, потому что она позволяет создать образ врага тайного, коварного, жесткого. А если еще связать этот заговор с определенным народом, то легко в массах возбудить против него негодование и ненависть, особенно когда в обществе уже посеяны семена национализма.

Сталин все беды, промахи, несчастья сваливал на вредителей, иностранных агентов, а затем и сионистов (дело врачей). Как оказалось, вредителей практически не было, а аварии и катастрофы вызывались другими причинами; агенты, конечно, работали, но не в таком изобилии и репрессии сваливались на головы невинных. Националисты снова воспроизводят это обветшалое идеологическое тряпье и вновь поднимают русский народ на изничтожение "жидомасонов" как главных виновников всех его бед. Ничего нет нового под луной - бей жидов, спасай Россию!

Нельзя недооценивать опасности национализма. Ведь национализм не только политико-идеологическое течение. Подчас он укореняется в традиции некоторых слоев населения и бывает, что называется, воспринят с молоком матери, сформирован в быту, семье, в повседневном общении. Поэтому так сложно преодолевать идеологию и психологию национализма, с его неприятием иных обычаев и традиций, привычного для других народов образа жизни и так трудно найти кардинальное решение проблемы. Видимо, это будет долгая история, со многими подводными течениями и камнями. Но прежде всего важна идейная изоляция национализма.


Национализм как политическая угроза


Поставить преграды национализму необходимо и потому, что его разрастание и расползание представляет для России политическую угрозу. Что реально обещает национализм России? Ликвидацию тех ростков демократии, которые имеются, и отказ от демократической перспективы, великодержавную националистическую диктатуру, строгую регламентацию жизни народа, наведение порядка (этого хочет народ, но не путем террора), национальную замкнутость, ответную националистическую реакцию нерусских народов, рост взаимного отчуждения со всеми вытекающими отсюда последствиями, противопоставление Росси всему остальному миру, ее изоляцию на международной арене.

Конечно, сейчас не составляет никакого труда указать болевые точки нашего бытия и это делают не только националисты. Но то общество, которое вырисовывается из националистических лозунгов, очень смахивает по многим параметрам на фашистскую диктатуру. Для русского национализма характерна также эксплуатация идей духовности, религиозности, нравственности. Но надежда на то, что "национализм не пройдет" отнюдь не беспочвенно. Хотя, как уже говорилось, национализм в современной России имеет в некоторых слоях населения социальную базу и психологические предпосылки, но вообще русскому народу он никогда не был свойственен и не является неотъемлемой чертой его психологического склада. Последний формировался исторически и не только под влиянием российских просторов. Христианство в Россию пришло из Византии и оно помогло народу сохранить себя под долгим игом Золотой Орды.

Россия ассимилировала многое из культуры и Востока и Запада и став мощным государством, Россия достаточно терпимо относилась к религии и образу жизни "инородцев". "Черта оседлости" для евреев существовала не по национальному, а по религиозному принципу. Приняв православие, они могли свободно ее пересекать. Конечно, было бы неверно изображать национальные отношения в царской России в розовом свете: были и завоевания, и конфликты, и угнетение и еврейские погромы. Но русские были, как господствующая нация, слишком сильны и уверены в себе. Чтобы национализм разрастался, его требовалось специально насаждать. Национализм стал знаменем реакционных политических сил в России в период войн и революций начала XX в. Коммунисты пришли к власти под флагом интернационализма и международной солидарности трудящихся и, действительно, эти лозунги претворяли в жизнь. Решение внутренних национальных проблем связывалось со строительством социализма, с прогрессом экономики и культуры, т.е. рассматривалось, как часть общего процесса социального развития. Доминировал классовый подход.

Но уже до войны принцип интернационализма был во многом дискредитирован уничтожением национальных кадров под ложным предлогом борьбы с местным национализмом. Вал репрессий прокатился по всем национальным республикам. И русский народ тяжело пострадал от репрессий. В период Отечественной войны место интернационализма заняли патриотизм и державность. А депортация ряда народностей и развернутая в 1948 г. борьба против "космополитизма" означали поворот партийного руководства в сторону национализма. Выхолащивание реального содержания великой идеи интернационализма дискредитировало это понятие в международном коммунистическом движении.

В годы застоя раздвоение реального жизненного процесса и его идеологически-пропагандистского облачения отчетливо проявившиеся и в области национальных отношений, развращения действовали на общественное сознание. Сложные конфликтные ситуации, напряжения, реальные проблемы и настроения скрывались от общественной оценки. На конкретное и всестороннее научное изучение сферы национальных отношений было наложено жесткое табу [7, 8]. Здесь не допускалось никакой публичности. Зато на официальном уровне царило полное благополучие, национальный вопрос объявлялся разрешенным в Советском Союзе.

Действительно, в деле развития национальных окраин России за годы советской власти, было сделано немало, да и сам принцип, провозгласившийся в качестве основы национальной политики и национальных отношений: расцвет и сближение наций, не может вызывать возражения. Плохо было то, что возникавшие в этой сфере проблемы больше накапливались, чем решались, что возникавшие в этой сфере проблемы больше накапливались, чем решались, что бюрократический контроль тоталитарной системы, отсутствие демократии и гласности, двуличие официальных властей отнюдь не способствовали оздоровлению национальных отношений, а, напротив, загоняли болезни во внутрь.

Силы, на демократической волне пришедшие к власти в России в начале 90-х гг., поставили своей целью во что бы то ни стало покончить с "империей" и освободиться от власти "центра", т.е. союзного руководства. Они отвергли и все то положительное, что было достигнуто во взаимоотношениях наций, в сближении народов за годы советской власти. Они полностью проигнорировали патриотические чувства большинства советского народа, проголосовавшего на референдуме 17 марта за сохранение Союза. И не только в России, но и на Украине, в Белоруссии, в Среднеазиатских республиках.

Парадокс истории состоит в том, что Россия, которая в течение многих веков собирала вокруг себя земли и создала могучее государство, теперь выступила - в лице ее верховной власти - главным инициатором развала этого государства, объявив о своем суверенитете и приоритете своих законов над союзными. Для русских этот акт явился нарушением долговременной исторической традиции. И само это нарушение и последовавшие за ним события, как уже было отмечено, способствовали росту и укреплению в стране национализма.

Вместе с тем, разваливая Союз, российские "демократы" сыграли на руку местным сепаратистам, для которых национализм был знаменем их борьбы за власть. Волна антирусского национализма поднялась на Украине, особенно в ее западных областях. Гамсахурдия, под националистическими лозунгами шел к власти в Грузии. Азербайджанский Народный фронт был оплотом в республике сепаратизма и национализма. Национализм поднял голову в среднеазиатских республиках, о чем свидетельствуют потоки русских беженцев из этих республик. Местный национализм и сепаратизм существуют и в самой России. На примере Чечни можно себе представить, сколько бед он может принести народам. Националист чувствует себя в своей тарелке лишь в ситуации национального конфликта. Поэтому он обязательно ищет себе внешнего врага. А в условиях кризиса общества он нужен особенно. Если его нет, его создают. Наличие врага "мобилизует", канализирует в "нужном" направлении эмоции людей и позволяет националисту присваивать себе права защитника и выразителя интересов своего народа.

Национализм противостоит ведущим тенденциям экономического и политического развития современной цивилизации: происходящей в мире глобализации экономических и социальных проблем, процессам интернационализации и интеграции.

Действительно для преодоления проблем и опасностей, ставших глобальными, требуется объединение усилий всех народов Земли, всего человечества. А к числу этих опасностей, как известно, относится не только угроза исчерпания не возобновляемых природных ресурсов, но и многое другое. Перспектива обособления и национальной замкнутости России, которую предлагают ей националисты, не оградит Россию от этих опасностей, а, скорее, усилит их.

В современном мире идут процессы интернационализации общественной жизни, вызываемый динамикой мирового рынка, технологическим прогрессом, развитием науки и образования, информатизацией общества, растущей подвижностью населения. Эти процессы неизбежны и противостоять им бессмысленно. Но они порождают противоречия, поскольку сталкиваются с традиционными национальными культурами, и сами противоречивы, поскольку не только сглаживают национальные различия, но и открывают новые возможности национального развития.

Все экономически развитые страны стремятся ныне к экономической интеграции, а в Европе интеграционные процессы идут и на политическом уровне. Дезинтеграционные процессы ныне наблюдаются на периферии капиталистического мира и на пространствах СНГ. Но и здесь проявляется стремление переломить эту тенденцию и вступить на путь интеграции. Современный национализм пытается тормозить происходящие в обществе процессы интеграции и интернационализации. Но путь национализма тупиковый, его установки не позволяют найти способов разрешения возникающих здесь противоречий, наработать принципы сосуществования разных культур, как, например, это смогла сделать Япония.

Человечество уже доросло до того, чтобы понять, что разнообразие наций, культур, языков - это его богатство, его достояние, отказываться от которого нет никакой необходимости, также как и от разнообразия в природе. А это означает, что существо национального вопроса в его современном виде можно сформулировать в одной фразе: как всем научиться жить вместе и в мире.


Надо научиться жить вместе


Национальных конфликтов, а тем более национального отчуждения и неприязни в наше время на Земле недостаточно. Не уживаются вместе народы и нации практически на всех континентах: франко- и англоязычные канадцы в Северной Америке, англичане и ирландцы, сербы и хорваты, чехи и словаки, валлийцы и фламандцы в Западной Европе, тамилы и сингальцы, сикхи-пенджабцы и хиндустанцы в Южной Азии. Так что национальные конфликты на территории СНГ не являются исключением. Цели, которые выдвигают борющиеся стороны или сторона, раздувающая конфликт, далеко не всегда адекватно выражают вызвавшие его реальные социальные пружины (источники, основания, подоплека и т.д.). Например, говорят, что чеченская война пахнет нефтью. Однако для развенчания национализма в каждом конкретном случае важно учитывать, что каждый конфликт - тугой узел самых разнообразных проблем. В СНГ, переживающем "переходное состояние", национализм во всех республиках отражает борьбу различных политических группировок за власть: или ее удержание, или ее завоевание. Возникающие здесь опасности - это дальнейшее отчуждение народов бывшего СССР, ухудшение межнациональных отношений внутри отдельных государств.

Очевидно, что в каждом из государств СНГ будет происходить процесс внутренней консолидации, без чего невозможно их нормальное существование и развитие. Национализм с его установкой на привилегированное положение коренной нации является фактором, препятствующим этому процессу.

Рост или, напротив, снижение националистических настроений в России напрямую зависит от развития ее отношений с государствами СНГ и состояния в них межнациональных отношений. Естественно, что, например, притеснение русских в сопредельных государствах не прибавляет к ним симпатии в России. Русский национализм, конечно, этим пользуется. Или откровенная демонстрация украинским руководством своей государственной независимости недружественными по отношению к России актами открывает широкие возможности для антирусского агрессивного национализма в Западной Украине. В России никогда не было антиукраинского национализма. Украинцы и белоруссы, живущие в Российской Федерации практически не отличаются от русских. В то же время всегда было известно о существовании украинского национализма, но он не воспринимался как существенный фактор взаимоотношения двух наций. Однако, когда националистические нотки, начиная с Кравчука, стали звучать в верхних эшелонах власти и соответствующим образом проявляться в реальной политике, это, конечно, было воспринято в России довольно болезненно. Появляются враждебные чувства, но не к украинцам, а к украинским националистам.

Уже эти примеры показывают, что противостояние национализму в СНГ должно быть совместным, иначе национализм в государствах СНГ будет подпитывать друг друга.

В прошлом национально-освободительная борьба вызывалась тем, что были нации угнетающие и угнетенные. Сейчас на территории СНГ вновь появились угнетенные нации, в том числе и русские в ряде государств СНГ, Прибалтики, что несправедливо и обусловленные этим протесты вполне оправданы. Дискриминация по национальному признаку имеет место не только по отношению к русским я других государствах СНГ, но и в России, где естественное негативное отношение к различным мафиозным группировкам из южных краев переносят вообще на "лиц кавказской национальности".

Национальные противоречия и конфликты, очевидно, будут возникать и впредь, поскольку взаимоотношение наций имеет не только чисто этническую, но и экономическую, политическую, культурную и иные составляющие. И потому первостепенное значение для обеспечения нормальных межнациональных отношений имеет отвечающая конкретным условиям и демократическим ценностям национальная политика и отработка механизмов разрешения возникающих противоречий. Этому учит и мировой и российский опыт, в частности, столь болезненный и затянувшийся конфликт в Чечне, где сплелись в один страшный и кровавый клубок вызвавшие противоборство разные политические и экономические интересы, амбиции лидеров, разный менталитет, обычаи, традиции народов, их историческая память и инерция развала СССР, распространенная на Россию (под тем предлогом, что Россия тоже "империя" как и СССР) и конституционное требование сохранения целостности российского государства, и стремление продолжить войну и стремление ее прекратить.

Конечно, здесь не идет речь об анализе круга проблем, связанных с войной в Чечне. Хотелось бы только отметить, что бездарная политика, вызвавшая разрастание конфликта и не выработавшая механизмов его мирного урегулирования, привела к военным операциям на территории России, что в свою очередь разжигает национализм с обеих сторон. Дудаев, хотя он делает вид, что борется под флагом Ислама, в своей пропаганде возбуждает ненависть именно к русским.

Мировой опыт свидетельствует, что люди разных национальностей вполне могут уживаться друг с другом, если одна нация не ставит себя выше других, если национальная принадлежность человека не выпячивается, как главная и основная его характеристика, еслиязык и культура каждой нации могут свободно развиваться и им не ставится никаких препятствий, если люди разных национальностей, исходя из того, что граница моей свободы - свобода другого, уважительно относятся к обычаям и традициям друг друга. Эта последняя норма весьма существенна. При всем огромном влиянии политики и политиков на межнациональные взаимодействия, очень важно то, как сами народы относятся друг к другу, что преобладает в их чувствах - доброе и спокойное отношение к той или иной нации, или неприязнь, вражда и даже ненависть. Негативное отношение может вспыхнуть быстро, а изживается медленно. Годы и десятилетия иногда проходят, прежде чем забывается в народном сознании нанесенная обида, утихает боль от потерь близких в межнациональных конфликтах, исчезает чувство вражды. Когда же теперь установятся нормальные, спокойные отношения между армянами и азербайджанцами, абхазами и грузинами, сербами и хорватами и другими нациями.

Поэтому столь важна последовательная политика, ориентированная на мирное разрешение противоречий и предупреждений национальных столкновений и кровавых разборок. К ним относятся демократия, политическая стабильность, развитие интеграционных процессов на территории СНГ. Право нации на самоопределение вплоть до образования государственности, автономия наций в вопросах культуры и языка и признание национального равенства, изживание националистических предрассудков, взаимной неприязни наций, негативного восприятия иных обычаев, традиций, особенностей и т.п. [8, 260, 261].

Очевидно, что политики, национальная элита далеко не всегда выражают интересы народа, а руководствуются собственными интересами, амбициями, жаждой власти, стремлением к обогащению и т.д. Поэтому народы должны сознательно относиться к их лозунгам и не поддаваться на провокации политиков, чтобы не стать средством для решения их проблем.

Какие бы противоречия не возникали во взаимоотношении наций, они должны считаться с интересами друг друга. Иного не дано. В мире доминируют интегративные процессы, эпоха национальных войн уходит в прошлое. Учиться, как дальше жить мирно и вместе - большая работа, затрагивающая все стороны общественной жизни - и экономику, и политику, и социальную сферу, и культуру. Социалистам и коммунистам необходимо не заигрывать с национализмом, а сделать идею национального возрождения России совместной заботой всех ее народов, где каждый в соответствии со своими возможностями вносит вклад в общее дело, где роль русского народа и его ответственность действительно является решающей, и где движение вперед будет происходить на основе принципов демократии, патриотизма, справедливости, гуманизма и взаимного уважения. Тогда национализм в России не пройдет.

 

Примечания


1. На причины этого обстоятельства журнал "Альтернативы" обратил внимание еще в 1994 (выпуск 1) в аналитической статье А.В.Бузгалина "Почему Ельцин и патриоты пятятся навстречу друг другу. Социально-экономические, политические и культурные корни национал-либерализма и шовинизма в России".

2. Этой же националистической "логикой", но уже по отношению к русским, руководствуются националисты в некоторых прибалтийских государствах: русские здесь пришлые, не имеют корней в "прибалтийской почве" и потому не могут быть гражданами этих государств. Поэтому их планомерно и целенаправленно вытесняют. Демократическое сознание не приемлет эту логику.

3. Русский националист. 1995. N 1.

4. Газета не приводит название работы, откуда взято это высказывание.

5. В.В.Жириновский. Последний удар по России. М., 1995.

6. K.Popper. The Autonomy of Sociology // Popper Selections. New Jersey. 1985.

7. В 1988 г., т.е. когда уже можно было говорить относительно свободно, в Москве вышла небольшая книга известного советского этнографа Ю.Б.Бромлея. В аннотации к ней отмечается, что "принципы национальной политики КПСС были существенно деформированы в период культа личности Сталина и в годы застоя", а сам автор указывает, что "реальные проблема в этой сфере долгие годы были "закрытой зоной", они фактически оставались в не поля зрения исследователей". Ю.Б.Бромлей. "Национальная проблема в СССР: в поисках новых подходов". М., 1988.

8. Русский философ Владимир Соловьев более 100 лет тому назад писал, что: "национальный вопрос в России есть вопрос не о существовании, а о достойном существовании"; что настоящий патриотизм тем более для нас, русских, обязателен и он исключает всегда национальное самомнение: что "неразумный псевдопатриотизм" препятствует исполнению нашего нравственного долга ибо "под предлогом любви к народу желает удержать его на пути национального эгоизма, т.е. желает ему зла и гибели". Соловьев В.С. Соч. Т. I. М., 1989, с. 260, 261. Конечно, сейчас другая эпоха, но слова Соловьева справедливы и для нашего времени. Вопрос о "достойном существовании" действительно стал для России национальной проблемой. Эта задача не может быть решена под лозунгами "неразумного псевдопатриотизма".

 

Свернуть