25 августа 2019  23:37 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Сценарии № 50


 

Веларий Валерий

 


ДВЕ ПОЧТАРКИ,

или

Девочка и Земляная Смерть

 

(былина о любви, о маме и о дочке

из времен большой войны)

 

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПОЧТАРКА – никем неназначенная заведующая почтой

ДЕВОЧКА – ее приемная дочь, юная Почтарка

МЕСТНАЯ, соседка Почтарки

НЫРОК, мальчик-беженец, живет с бабушкой у соседки.

1-й САПЕР – командир наших саперов

2-й САПЕР

МИЛДРУГ – «стукач», доносчик и предатель

ПЕРЕВОДЧИК – немецкий капрал

ПРОВЕРЯЮЩИЙ – уполномоченный нашей контрразведки

ПОНЯТОЙ при уполномоченном

ПОНЯТАЯ при уполномоченном

 

Эпизоды и появление персонажей выстроены так, что при желании или необходимости этот сюжет можно сыграть 6-ю - 7-ю актерами при совмещении ролей (по «бенефисному принципу»); примерный вариант:

Роли Почтарки, Местной и Понятой – может играть одна актриса.

Роли 1-го Сапера и Проверяющего – может играть один актер

Роли 2-го Сапера, Переводчика, Понятого – может играть один актер.

 

При желании, необходимости и по возможности можно вводить группы исполнителей: дети - «армия юной Почтарки»; жители села; наши саперы; немецкие саперы и солдаты и пр.

 

О чем эта история: она – о «заговоре хороших людей». У них разное происхождение, они по-разному смотрят на мир, они почти во всем не схожи – кроме одного: они стремятся противостоять злу, особенно когда оно заполоняет все вокруг во времена военного лихолетья.

А в центре сюжета – девочка-подросток, приемная, «неродная доча»; история – о ней, об одиноком ребячьем сердце, которое жаждет любви и не знает и не может понять, что такое – настоящее родство, в чем смысл слов – родной человек; и обижается и ожесточается этим.

Война – лишь особый пласт обстоятельств, которые обостряют и проясняют суть человеческих отношений.

 

 

Первая история. СКАЗКА о ЗЕМЛЯНОЙ СМЕРТИ.

1-й случай.

Выходят мальчик лет семи и девочка лет на пять старше. Вдали грохочет.

НЫРОК (слушая дальний грохот): Это какая-то неправильная война!

ДЕВОЧКА: Ты знаешь, какая правильная. Сто лет воюешь с лопухами.

НЫРОК: Мы ж с тобой и другие ребятёнки туда-сюда ныр-ныр, а нигде ничего!

ДЕВОЧКА: А что должно быть?

НЫРОК: Пушки же! Бу-бух! Танки же! Фыр-фыр-фыр! Война же!

ДЕВОЧКА: И что? Вы беженцы. Укрылись у нас. От врага. А наши войска отошли.

НЫРОК: Наши ушли. А вражьих танков-пушков еще нету. А там из чего бубухают?

ДЕВОЧКА: Это мины. Эти бухи… Взрывы из земли. Смерть из мин.

НЫРОК: Я знаю… А зачем мины прячут в землю? Чтоб смерть не выскакивала?

ДЕВОЧКА: Чтоб выскакивала! Слушай сказку о Земляной Смерти. Никто никогда не видел эту страшную колдунью. Когда люди воюют, зовут ее на помощь. Она с радостью! Людей разры… Крадет их из жизни. Чем больше заберет, тем она злее.

НЫРОК (встал столбиком): Зачем же ее звать-то? Раз она людей не любит!

ДЕВОЧКА: Чтоб закрыть дорогу врагу. Наши военные саперы прячут в землю мины. Это как сторожа. В них спят злые дети Земляной Смерти. Наедешь или наступишь… И все! На тебя кинется дитенок Земляной Смерти. И унесет к ней. Навсегда. И все!

НЫРОК: А эти… злые дети Земляной Смерти… они за наших?

ДЕВОЧКА: Ни за кого. Наших солдат мало. Пока идут подкрепления, надо звать на помощь детей Земляной Смерти. Чтобы задержать врагов… (Оглянулась и смолкла.)

2-й случай.

К детям вышли два наших сапера и двое гражданских: Милдруг и Местная.

1-й САПЕР: Привет, командирша! Это твоя армия мелюзги вокруг шныряет?

МЕСТНАЯ: Они! Она всей малышней верховодит и знает тут все тропки.

МИЛДРУГ: Это нехорошо, милдруг товарищ начальник саперов. Будто вынюхивают… А им знать не положено! Еще разболтают. Военную тайну.

ДЕВОЧКА (дерзко): А кто решает, кому не положено? Вдруг я знаю чего полезное!

1-й САПЕР: Тогда ты очень ценный кадр. Ваши местные помогают моим саперам закрыть врагу минами все дорожки. Может, мы чего пропустили?

ДЕВОЧКА: За оврагом. Тропка путь сокращает. Через лес. Ее никто и не помнит…

МЕСТНАЯ: Верно! Та тропа невидная. За высокими кустами. Почти забытая.

1-й САПЕР (Девочке): Небось, ходила в школьный кружок краеведов?

МИЛДРУГ: Она при Почтарке. На почте начальники меняются, а помощница их постоянная. Ныне сама заведует. Письмо доставит в точку! Даже с ошибкой в адресе. А эта командирка мальцов помогает маме на почте. В дальние села сама тащит. Тропки все и вызнала. Но она Почтарке не родная. Видно, потому, милдруги мои, и старается.

ДЕВОЧКА: Вам-то что? Кто кому почему помогает… Не выслуживаюсь!

НЫРОК: А мы, которые маленькие, ей помогаем и с нею везде-везде! А я всех больше. И быстрее! Везде ныр-ныр, ныр-ныр, и проскочил!

МЕСТНАЯ (добродушно): За то тебя и прозвали Нырок…

2-й САПЕР: Мелюзга разнюхает лучше разведки! (Вынул коробочку.) Леденцы. Подставляй жменьку! (Сыплет Нырку в ладошки.) Харч дели честно. На всю армию.

ДЕВОЧКА (Нырку): А спасибо кто скажет дяде военному за конфеты?

НЫРОК: Дядя, спасибо! Если надо послать письмо, то мы… (О Девочке.) Она! Враз!

1-й САПЕР: Спасибо за совет. Как щас, так сразу! Не лезьте туда, где мины. Боевой салют! Ну, идемте, товарищи. Закроем ту лазейку. (Уводит взрослых с собой.)

3-й случай.

ДЕВОЧКА: Вник? Мины против врагов надо зарывать очень осторожно. А то случайно или по ошибке дети Земляной Смерти кинутся на тебя.

НЫРОК (тихо): Я знаю. Мы сюда на телегах. Вдруг крик: немцы! Самолеты! Мы к лесу. И как бухнет! Из земли! И еще! Телеги разбило. На меня земля напрыгнула! Меня отрыли, говорят: не смотри. Нет братика. Деда с бабкой. Нигде! Их унесли к Земляной Смерти ее злые дети? Теперь нас только я и мамины сестры. И неродная бабушка. Она три раза юродная сестра маминой мамки. А мама была в отъезде. Как она нас теперь найдет? А папка и старший брат давно на войне. Их не тронут дети Земляной Смерти? Я счас один мужчина в семье. (Застыл.) Ой, как близко бухнуло!

4-й случай.

Вышел 1-й Сапер, Местная и Милдруг тащат на шинели прикрытое тело.

1-й САПЕР: Ошибся. От усталости... Война живет кровью. Сапер, берясь за мину, со смертью играет. Все не привыкну… Вот, все его имущество: письма. Домой. Когда их теперь заберет военная полевая почта? Что скажешь, дочка почтовой начальницы?

МИЛДРУГ: Милдруг товарищ начальник, я опять должен уточнить: неродная.

МЕСТНАЯ: Тебе что? Всё слухи переносишь… Которая выкормила, та и родная.

МИЛДРУГ: Не понимаете вы все меня… Я сообщаю сведения. Важные и верные. Про что другие умалчивают. Меня за то всегда благодарили. Те, кому нужно.

1-й САПЕР: Ну и спасибо. Но это ни к селу, ни к городу. Несите, не отвлекайтесь!

МЕСТНАЯ: Разъэдакий милдруг. Стравливаешь людей. Не зыркай, не съешь. Тащи!

МИЛДРУГ: Вы бы поласковее со мной, милдруги мои. Времена-то ныне опасные.

1-й САПЕР: Разговорчики! По нынешним временам полезно держать язык за зубами. Иногда. Марш! (Они унесли тело; Девочке.) Значит, твоя мать наладила почту?

НЫРОК (ожил): Ее мама… Волшебница! Ага-ага! Как письмам велит, туда и дойдут.

1-й САПЕР: Хм. Надо обмозговать. Тут это… у него в коробочке леденцы остались. Держи-ка. (Отдал Нырку.) Ну, будьте живы и здравы! Не лезьте, куда не след. (Ушел.)

5-й случай.

НЫРОК: А те дети Земляной Смерти… что унесли братика и бабушку! Они за кого? ДЕВОЧКА: На войне бывает ужасная путаница. Нацелят детей Земляной Смерти на врага. А на мины наскочат свои. Земляной Смерти и ее детям все равно, кого цапнуть.

НЫРОК: Вот и не надо их будить. И их злую мамку.

ДЕВОЧКА (Встала.): Без них воевать не выходит.

НЫРОК: Не надо воевать! Вообще! И Земляная Смерть никогда не проснется!

ДЕВОЧКА: А если напали враги?.. Пора домой. Тебя твои заждались. И меня моя…

НЫРОК: А вот если… Вдруг придет письмо от мамки… оттуда, где она есть без нас. Твоя мама Почтарка сможет его притянуть, чтоб оно не потерялось?

ДЕВОЧКА: Конечно. Беги-ка, передай всей мелкой армии команду: отойти в тыл. На отдых. По домам. Передай всем боевое спасибо от дяди военного командира!

НЫРОК: А… А… А если мы мамке пошлем отсюда в ответ письмо? Твоя Почтарка его прям к моей мамке нацелит? Чтоб дошло?

ДЕВОЧКА: Попадет прямо в цель! Не тормозись… Беги давай.

НЫРОК: Здорово! Тогда я поскакал! До завтревочкова!.. (Убежал.)

 

Вторая история. В ГОСТЯХ У ВОЛШЕБНИЦ.

6-й случай.

Возникла комната в сельском служебном доме. Длинный деревянный стол. Почтовые сумки, груды писем. Стопки документов. Девочка вошла в дом.

ПОЧТАРКА: Я уже испереживалась… Попьешь чаю? Я картошку сварила.

ДЕВОЧКА: Спасибо. (Села рядом с Почтаркой.) Потерплю. До гостей.

ПОЧТАРКА: У нас сегодня гости? Ты научилась предвидеть чей-то приход?

ДЕВОЧКА: У тебя и не тому научишься!..

ПОЧТАРКА: И кто они, если не секрет?

ДЕВОЧКА: Дядя военный. Начальник саперов. Что мины ставят. Или обманываюсь?

ПОЧТАРКА: Вряд ли. И я думаю, что вечером нас ждут разговоры. Полистаем травник? Помнишь, какие травы затворяют кровь? И чем полезны лопух и подорожник?

ДЕВОЧКА: Ой, не могу. (Уткнулась в плечо Почтарки.) Ничего в голову не лезет!

ПОЧТАРКА (поцеловала Девочку в макушку): Что-то сегодня не так?

ДЕВОЧКА: С начальником саперов… вреднюка этот. Милдруг. Возьмет и придет.

ПОЧТАРКА: Да, такой милдруг любому испортит настроение.

ДЕВОЧКА: У нас новые сумки? Вон та, с немецкими буквами, вражья?

ПОЧТАРКА: Наши взяли из немецкого самолета. Упал в лесу. Как давеча наш с военной почтой. И наш грузовик нашли. В нем тоже почта. Документы. Он на мине...

ДЕВОЧКА: Сегодня наш сапер подорвался. (Через силу) А Нырок видел.

ПОЧТАРКА (обняла Девочку): Наши военные мимо шли и у нас все сложили. Вражеские письма им ни к чему. Да и наши в тягость. С ними раненых много, на себе несут.

ДЕВОЧКА (перебирая письма): Как похожи слова в письмах… их солдат и наших.

ПОЧТАРКА: У всех людей всё похоже. По-человечески.

ДЕВОЧКА: И у врагов?.. По-людски?

ПОЧТАРКА: Снова война с германцами. На прошлой войне убили моего жениха.

ДЕВОЧКА: Ты мне раньше не говорила… Почему?

ПОЧТАРКА: К слову встало… Это вражье нашествие с запада хуже, чем прошлое.

ДЕВОЧКА: Почему?

Почтарка прижимает к себе Девочку, они к чему-то прислушиваются.

7-й случай.

В дверях нарисовались Милдруг и 1-й Сапер, он тщательно вытирает ноги.

1-й САПЕР: Мир вашему дому. Обувку я сниму? Чтобы не наследить.

ПОЧТАРКА: О половик оботрите. Если что, вытрем потом. Проходите.

МИЛДРУГ: А я? А мне можно? Милдруг хозяюшка…

ДЕВОЧКА: Вы… Там стойте.

МИЛДРУГ: Вот не надо старшим указывать, милдевушка ребенок.

ПОЧТАРКА (вдруг высокомерно): А вы… знайте свое место. При начальстве.

1-й САПЕР (аккуратно прошел к столу): Сколько тут всего!.. И наша почта, и чужая?

ПОЧТАРКА: Только что дочке рассказывала. Пока она с малышней смотрела, как ваши люди ставили минное заграждение, мне наша отходящая часть принесла почту.

1-й САПЕР (сел): И что, всегда к вам так и несут?

МИЛДРУГ: Милтоварищ главный, слухом земля полна! О месте, где почта не пропадает! Как милдруг Почтарка явилась, и как-то устроилось, что ее назначили в помощь тогдашнему начальнику почты, грамотная и ученая, сразу видно… И, скажу я, пошли чудеса! Ворожба что ли? От той поры в наших местах письма никогда не теряются!

ПОЧТАРКА: Люди всегда должны посылать вести друг о друге. А весточки должны доходить, куда посланы. (Отрешенно.) Чтоб не рассыпалось все...

МИЛДРУГ (мается у двери): А чего такое не должно рассыпаться-то?

ДЕВОЧКА: А вот то! Как все сделано… Всемирное устройство!

МИЛДРУГ: Милтоварищ старшой, она как-то знает, где найти мешки с почтой. Что ни случись: лошадь с телегой блудит, свернуло в обочину машину, лихие люди напали… Милподруги, у вас заговоры? Наша власть велит, и я не верю ни в бога, ни в сатану. Ни в суеверия. Но завидки берут! Сюда заносило и чужую почту. Раз почтовый самолет в чащу упал. Или вот ныне война. Поезд слетит с рельсов. Войска отступают-наступают, и бросят важные бумаги: не до них. Самолеты, наши или вражьи собьют!... А Почтарка с неродной дочкой всегда найдут рассеянное. Разберут. Вон как все по столам-то лежит! И милдруг Почтарка отправит почту из нашей глухомани, куда следует. И ее все окрест уважают. Начальники всякие и власти. И, особо, народ…

ДЕВОЧКА: Вам и завидно, что не выслуживается, а все тут ее уважают. Пришлую.

1-й САПЕР (покосился на Милдруга, на Девочку): Остынь, малая. Не дерзи.

МИЛДРУГ: Благодарствуйте за поддержку. Девочка трудная. Грубит старшим. Мне особенно, почему-то. Я говорю, все как есть! Я ж, милдруги мои, не скрыл: завидую. По-доброму. Народ к нам на почту почти как в святое место идет… Прости, боже, если кощунство сказал! Но тебя, ведь все равно нет. Начальство-власть так говорит…

ДЕВОЧКА: А вдруг начальство ошибается?

ПОЧТАРКА (хмыкнула): Ты на себя много-то не бери. Насчет начальства.

МИЛДРУГ: О!.. И я про то: раз начальство не велело, зачем вражьи письма беречь?

ПОЧТАРКА: И по ту сторону фронта люди. Многие против воли. С оружием, да, они враги. А погибнут… Родные должны знать. После смерти вражды нет. Это по-людски.

МИЛДРУГ: Это вредные мысли! Внушите ей, милдруг товарищ начальник.

1-й САПЕР: Я сам решу, кому что внушать. (Сменил тему.) А эти книги и рукописи?

ПОЧТАРКА: Травники. Медицинские справочники. Лечебные свойства трав.

1-й САПЕР: Увлечение ваше такое? Или… Всерьез понимаете в этом?

ПОЧТАРКА: Понимаю. Изучала. У старых людей. Есть знающая. В лесной избушке.

МИЛДРУГ: Это она о знахарке! Власть все такое запретила!

ПОЧТАРКА: Вам-то что? Вы же в это не верите. А та, в лесу, знает кое-что.

1-й САПЕР: На войне сгодятся все знания. Когда надо срочно спасать раненых...

ПОЧТАРКА: Вот мы и учим полезные знания народа. Это мои записи. А это… древние травники. Моя девочка умеет по цвету кожи и глаз понять, чем недужит человек.

ДЕВОЧКА: Ага! Могу это… Ставить диагноз! Знаю, как правильно собирать травы. И сушить. И делать из них лекарства и мази. А еще я научена смотреть в человека.

1-й САПЕР: Гипноз что ли? Или как?

Девочка и Почтарка вдруг обе враз как-то этак уставились в Милдруга.

МИЛДРУГ (в ужасе заметался): Это колдунство! Хватит! Начальство не велит!

ДЕВОЧКА: Вы ж не верите, что мы вправду эти… ведьмы? Это же сплошной обман.

ПОЧТАРКА: Слова не угощенье. (Девочке.) Ставь чай. На кухне все приготовлено.

ДЕВОЧКА: Ну да. (Идя мимо Милдруга.) Мы же заранее знали, кто и когда придет.

МИЛДРУГ (глядя ей вслед): Чтоб дите так выделывалось над взрослыми!..

1-й САПЕР (Милдругу, выдворяя): Покараульте за дверью. У меня секретная беседа… (Почтарке.) Гнусный тип. Девочку остерегите. Его опасно дразнить. Может, уйдете с нами? Вы же не по приказу. Вам же официально не поручалось… хранить?

ПОЧТАРКА: В неразберихе кто-то должен… устоять. Все разобрано. Что-то уже отдано проезжим начальникам, военным и гражданским. Это немецкое, принесли сегодня. Письма. Штабные бумаги, карты. Передаю вам. Сможете, доставьте, куда надо.

1-я САПЕР: Сделаю. Вы… Из тех, кого не любит наша власть? Из дворян? Лишенка?

ПОЧТАРКА: Нет. Какая разница? Я так же люблю нашу землю. Как не дворяне…

1-й САПЕР: Не оставайтесь тут. Если у вас с нашей властью не было проблем, и никто из… ваших родных не… арестован? Нет? Вам лучше уйти с нами.

ПОЧТАРКА: Не могу. Наша почта красиво стоит на взгорке. В старину тут был ям, ямщичья почтовая станция. Менялись нравы, власти. Войны. А древняя почта служит. Всегда должен быть открыт путь весточкам. От сердца к сердцу. От вчера в завтра.

1-й САПЕР: Штабные бумаги возьму. Письма? Обуза мне и моим саперам. Если войдут немцы… Может, в этих лесах будут партизаны. К ним , может, забросят наши разведгруппы. Получится, передайте письма наших солдат им. Вдруг как-то сумеют переправить к нашим. Ну, не мне вас учить. А немецкие… Уничтожьте.

ПОЧТАРКА: Нет. Уничтожить письмо, значит убить память.

1-й САПЕР: Ну, сохраните. В крайности, будут вам вроде защиты в глазах оккупационных властей… (Снял со стола и поставил у ноги пакет.) Что за шум-гам?!

Вбежал Милдруг. Вслед, с чайником в руке и с крышкой в другой, Девочка.

МИЛДРУГ: За что, милтоварищи?! Стою, как велено, на карауле, а она!..

ДЕВОЧКА: А стояли так (показывает), что я думала (невинно), подслушиваете.

МИЛДРУГ (отряхиваясь): Обливать на что?

ДЕВОЧКА: Так споткнулась же об вас, дядя. Вы притаились, так незаметно…

МИЛДРУГ: Вот ведь др… (Сник под взглядом 1-го Сапера.) Горячо же!

ДЕВОЧКА: А как я испугалась!.. (Глянула в чайник.) Придется снова наливать.

МИЛДРУГ (Девочке): И ведь какой взгляд невинный!.. Попомнишь.

1-й САПЕР: Ждите во дворе. (Милдруг вышел.) Днем погиб мой сапер. Его письма… Вот. Полевая почта в этой сумятице… Похоронку не отправить. А у вас легкая рука!

ПОЧТАРКА: Хорошо. Я поняла. Чаю так и не попьете?

1-й САПЕР: Спасибо. (Встал.) Пора. Засиделся. Мне своих саперов собрать надо. Утром двинем дальше… Прощайте. Берегите себя и дочку. (Девочке.) Друг друга.

ПОЧТАРКА: И вы берегите себя. Пусть судьба будет милостива. Удачи вам!

1-й САПЕР: Ну… Всего! (Поднял пакет и вышел.)

 

Третья история. НАШЕСТВИЕ ЧУЖИХ.

8-й случай.

Тьма. Рассвет. Пустырь. Дальняя канонада. Вкруг Девочки скачет Нырок.

НЫРОК (замер): И наши солдаты все-все уйдут? И нам в защиту оставят только злых детей Земляной смерти в земле? Нечестно! Я бы воевал с врагами не так!

ДЕВОЧКА: Тебя забыли спросить… Наших еще мало. Оружия мало. Нужна подмога.

НЫРОК: А скоро? Подмога придет? С танками-пушками? И самолетами?

ДЕВОЧКА: Изготовят новое оружие…Много всего. Врагу и не снилось! И ударят со всех сил по врагам. И побегут чужие. Заявились без спросу! Чтоб отнять нашу землю.

НЫРОК: А эти чужие… враги… Страшные? Как лесные чудища? С рогами?

ДЕВОЧКА: Придут, увидишь. Похожи на людей. С виду как мы.

НЫРОК: Ой… Так еще страшнее…

Они примолкли, увидев, что подходят 1-й Сапер, Местная и Милдруг.

9-й случай.

1-й САПЕР (Местной): Спасибо за помощь. Рад, что с каждым смогу попрощаться.

МИЛДРУГ: А со мной? Спасибо на прощанье? Разве я других хуже?

1-й САПЕР: Да вы пристали ко мне, как банный лист. Хотите уйти с нами?

МИЛДРУГ: Не знаю, милдруг товарищ начальник. Так страшно, да инако боязно.

1-й САПЕР: Ну-ну… А! Вот и ребячье войско. Командирка у них ого-го.

МИЛДРУГ: Повторю: сложный ребенок. Глаз да глаз нужен! Чтоб с пути не сбилась.

МЕСТНАЯ: Не собьется. Малышню к ней тянет. Вот Нырок. Он с тетками и троюродной бабкой беженцы. У меня поселены. Из вещей почти ничего. Их телеги наехали на мины. Из их семей многих убило. А Нырок-от, как отрыли, будто заледенел. Такое у малыша на глазах! Дочь нашей Почтарки его растормошила. Своими руками оттаяла. Его бабка прибаливает. Тетки ходят по окрестностям. Меняют вещи на еду. А мать мобилизованная: на рытье окопов. Как немцы стали подходить, так и нет от нее вестей. Вот он, Нырок, оживши, возле почтарковой дочки и шмыгает.

1-й САПЕР (идет к детям): Привет, вояка! Как служба? Держи боеприпас. (Дает Нырку гильзу.) Тревожно мне. Пора уходить, а не могу. (Девочке.) Уговори маму…

ДЕВОЧКА (упрямо): Она мне не мама.

1-й САПЕР: Ладно. Твою… вашу Почтарку… Говорю, может, уйдете с нами?

ДЕВОЧКА: Мы не можем. Вон за почтой, склад. Прежние ямские конюшни. Я много там нашла. От древней почты. И в других селах. Я те штуки одну к другой подбираю.

МИЛДРУГ: Знаю. Тайничок за поленницей. Зачем старье хранить? Если власть не…

МЕСТНАЯ: Все вынюхиваешь про всех.

ДЕВОЧКА: Моя… Почтарка говорит: надо помнить, что было. Мне интересно. Как почта работала. У меня музей… Не настоящий. А вдруг сгодится? Я не могу бросить.

МИЛДРУГ: Вот и я прям не могу!

ДЕВОЧКА (в сторону): И гадать не надо, почему вам не хочется…

МЕСТНАЯ: Длинный у тебя язык. Смотри, как бы не отрезали.

НЫРОК: Длинный? Какой длинный? Ой, а покажи, а?

ДЕВОЧКА (высовывает язык.): Бэ-э! (В сторону Милдруга.) Мэ-э-э!

МИЛДРУГ: Не трепала бы языком. Да углядев секретное. Наши саперские дела...

1-й САПЕР: Знать бы еще, какие именно у вас саперные дела на уме?

МИЛДРУГ: А я слыхал, на войне лишние свидетели… Опасны. Их даже убирают.

Девочка кольнула взглядом Милдруга и увела взор куда-то вверх.

Вот я прямо не переношу, когда она вот так вот поверх головы в небо смотрит. Куда? Что она там выглядывает? Очень трудный ребенок! Была бы моя, ох, поучил бы.

1-й САПЕР: Запомните. Вы… Отвечаете головой за эту девочку. И за ее мать.

МИЛДРУГ: Перед кем это мне отвечать?

1-й САПЕР: Прогоним врагов… Вернусь… Смотри у меня! (Девочке.) Красиво стоит ваша почта на взгорке. Держитесь тут! Мы вернемся. Прощевайте! (Ушел.)

10-й случай.

МИЛДРУГ (выждав, вслед): Еще бабушка надвое гадала. Вернешься ли!

МЕСТНАЯ: А ты бы хотел-от, чтоб нет? Небось, уже чужих готовишься встречать?

Девочка как бы невзначай подняла камень. Милдруг взглядом оценил каменюку.

МИЛДРУГ: Уж мое дело, к чему готовлюсь. Опять вас упреждаю: так нелюбезно не надо со мной. Кто знает, куда все повернется завтра? И кто окажется сверху. (Ушел.)

ДЕВОЧКА (выкинула камень): Засвечу когда-нибудь ему в зенки каменюкой!

МЕСТАЯ: Лета твои еще неразумны. Этот гад прав: по нынешним временам надо быть ой, как осторожными… Иди домой, милая. И я поспешу к своим.

Она ушла. Девочка отряхнула ладони. И высунула язык вслед Милдругу.

НЫРОК (огорчен): Нет, у тебя вовсе не длинный язык! Ага! (Убежал, Девочка с ним.)

11-й случай.

Почта. Входят Милдруг и немец в очках – переводчик; немец подошел к столу.

ПЕРЕВОДЧИК: Вот эта легендарная местная почта. (Взял какое-то письмо, читает.) А где таинственная начальница? У меня к ней поручение. От херра коменданта.

МИЛДРУГ: Запомнил он, знач-ца, мой сказ. Лестно. Она где-то в доме. Найти? Нет?

ПЕРЕВОДЧИК (ему тут все интересно): Это, видно, армейская почта русских? Хотите прочесть? Ну, читайте! Ваши с фронта пишут. Родным… в тыл.

МИЛДРУГ: Мне… читать? (Глянул в письмо.) Дак… тут, что врагов выбьем все равно… Вас… Наши… Ну, те… Красная армия… Извините.

ПЕРЕВОДЧИК: Наш комендант вряд ли с этим согласится. (Явно пародируя.) «Мы тут навечно! Это факт! В нем нет сомнений!» Так утверждает херр хауптман.

Милдруг растерянно ловит насмешливый взгляд Переводчика. А на пороге застыли Девочка и Нырок, перевязанный шалью крест-накрест.

ПЕРЕВОДЧИК: О! Юные хозяева. Гутен таг… Э… Добрый день, киндер. Э! Дети!

НЫРОК (Девочке): Этот по-людски говорит. А те чужие, что у леса сажают в землю новых детей Земляной смерти, не умеют по-человечески. По-нашему.

МИЛДРУГ (Девочке): Это переводчик от немецкого начальника. Где твоя старшая?

ДЕВОЧКА: В сарае. Набирает дрова. Чего без спроса и стука влезли?

МИЛДРУГ: Дверь же не заперта… Ты теперь поосторожнее в словах-то.

ПЕРЕВОДЧИК: Мы не причиним зла. Где же… А! Вот! Здравствуйте!

Вошла Почтарка. Замерла на миг. И твердым шагом прошла к столу.

ПОЧТАРКА: А у нас гости. Прямо заждались. Уж третий день здесь на постое, а...

МИЛДРУГ: Поприветливее, милдруг хозяюшка. Я вас им хорошо рекомендовал.

ПОЧТАРКА: Я просила? (Села, Переводчику.) Здравствуйте, сударь. Садитесь.

ПЕРЕВОДЧИК: Альзо. (Не сводит глаз с Почтарки.) Итак! Я переводчик у херр хаупт… У господин капитан, комендант этот населенный пункт и окрестностей. Он велел сказать вам, начальнице почты (явно пародирует): «Мы здесь навечно. Пока война.. и после!.. мы будем входить, когда захотим, в любой дом. Требую смириться. Жители должны воздержаться от любых эксцессов. Тут нет крупных полицейских сил и большого гарнизона, но мы в прифронтовой зоне. И будем реагировать на неповиновение самым жестким образом. В ближних лесах замечены партизаны. Или диверсанты противника. Требую избегать контактов с ними. Узнав что-то о них, сообщать оккупационным властям. Мы ждем лояльности от населения». (Вынул пакет.) Эти приказы херр коменданта. Размещены на видных местах в поселке. Вывесить также у входа на почту. Херр комендант уверен: вам ясна необходимость этих распоряжений. Херр хауптман велел передать (опять пародирует): «Оккупационные власти уверены: почта будет работать по-прежнему как должно!» Вас, как начальницу, описали нам (покосился на Милдруга, тот угодливо заерзал)... в самых лучших выражениях.

Девочка усмехнулась. В лице Милдруга видна злость. Переводчик это заметил.

НЫРОК (Девочке): Говорит по-человечески. А ничего не понятно.

ПЕРЕВОДЧИК: Салют, зольдат! (Почтарке.) Эту медхен… девочку! И мальчика и других детей часто видят там, где наши саперы ставят мины. Наш добровольный пособник (ехидно глянул на Милдруга), э, помощник… пояснил: ваша девочка верховодит здешней детворой. Убедите детей, чтобы не вертелись возле минных заграждений.

МИЛДРУГ: А то новая власть решит, что они шпионят!

ПЕРЕВОДЧИК: Это просто очень опасно! Играть там, где мины.

НЫРОК (Девочке): Злые дети Земляной Смерти дружат с чужими?

ДЕВОЧКА: А чего сам у них не спросил? Боишься, забодают?

МИЛДРУГ: Вчера немецкий сапер дал одному из нашей мелюзги конфету. Другой сапер детей отогнал. А герр капитан сделал выговор. Я понимаю: порядок, и…

ПЕРЕВОДЧИК: Комендант (изображает) сказал: «Нечего прикармливать этих зверят». А сапер с грустью ответил: «У мальчика глаза, как у моего… младшего».

ПОЧТАРКА (Переводчику): Как я поняла, вы уже немного изучили то, что на столе.

Вот письма ваших военнослужащих и какие-то ваши штабные документы. Возьмите.

ПЕРЕВОДЧИК: Почему вы их сберегли?

ПОЧТАРКА: Ценю любые документы. Я всю жизнь на почте. Письма… голос души.

ПЕРЕВОДЧИК (немного растерян): Гут. Думаю (слегка иронично) херр комендант передаст вам благодарность от лица оккупационной власти.

МИЛДРУГ: А эти наши… русские письма теперь без пользы. Можно сжечь.

ПОЧТАРКА: Я никогда не уничтожаю писем.

МИЛДРУГ: Милподруга упрямая женщина. От них вам ныне вред! Новые хозяева…

ДЕВОЧКА: Еще посмотрим, долго ли смогут хозяйничать.

ПЕРЕВОДЧИК (жестом остановил Милдруга): У херр хауптман свое представление (опять с иронией) о будущем этой земли и ее жителях. (Указал на стол.) А это что?

ПОЧТАРКА: Тоже документы. Остались от местной власти. После ее эвакуации…

МИЛДРУГ: Уточняю: после ее бегства.

ПОЧТАРКА: Эвакуации. А это штабные бумаги отступавших частей. Вручаю вам.

ПЕРЕВОДЧИК: Да? Благодарю… (Милдругу.) Соберите это все.

ДЕВОЧКА (Почтарке): Выслуживаещься? Как этот… Милдуг всехний! Коменданту про нас наплел. И шпионами нас обозвал. Настучали на нас, добровольный дяденька?

МИЛДРУГ: Я как лучше! (Почтарке.) Ведь господин офицер ясно сказал: дети лезут, куда нельзя. Видят, что им не положено. Мало ли что случится! Не дай бог.

ПЕРЕВОДЧИК: Детское любопытство могут неверно понять. Я стараюсь удержать нервных от лишнего зла… Завоеватели всегда думают, что на чужой земле все можно.

ПОЧТАРКА: А вы так не считаете? Что можно все?

ПЕРЕВОДЧИК: Злу должны быть поставлены пределы. По возможности.

МИЛДРУГ (Переводчику)Хорошо, что таких ваших слов не слышит ваш начальник.

ДЕВОЧКА: А вы, добрый дядя, непременно все передадите?

МИЛДРУГ (Девочке): Чего так топорщишься? Накличешь неприятности.

ПОЧТАРКА: Свою дочь я как-нибудь воспитаю без чужих советов.

МИЛДРУГ: Неродной так не покомандуешь, как кровной.

ДЕВОЧКА: А у вас никакой нету!

ПОЧТАРКА (Девочке): После переговорим.

ДЕВОЧКА (ожесточенно): Не затыкай мне рот!

МИЛДРУГ: Обожди, милдруг капрал. (Почтарке.) Ныне много чего для каждого зависит от моего доброго слова. Цените мое влечение к вам. До войны вы, мил сердечный друг, отвергли меня как завидного претендента на вашу руку. Но сейчас…

ДЕВОЧКА: Это ты, что ли, дядя, завидный претендент?! Дорвался до власти!

МИЛДРУГ: Не надо мне тыкать.

ПОЧТАРКА (Девочке): После.

ПЕРЕВОДЧИК: Генуг! Хватит. Вы в моем подчинении. Собирайте бумаги. Молчать. Не забывайтесь! Уважаемые хозяйки, извините за вторжение. (Милдругу.) Все? Идите, я догоню. (Выждав, когда тот выйдет с мешком.) А письма ваших солдат… Спрячьте. Подальше. Всего хорошего. (Ушел, взяв второй мешок.)

12-й случай.

ПОЧТАРКА (Девочке): Мне-то ты с чего стала дерзить?

ДЕВОЧКА: Ты отдала бумаги наших военных. Врагам!

НЫРОК (отлип от Девочки): Похожи на людей. Нету никаких рогов. А этот очкастый… Вовсе безрогий. А я даже совсем от него не прятался.

ПОЧТАРКА: Я заметила, что ты не полез под стол.

НЫРОК: Если б с рогами, и там бы забодал! А все равно страшно. Потому что враги?

ПОЧТАРКА: Слушай-ка. Я ходила за дровами и зашла к твоей бабушке. Она что-то интересное читает и читает. Не оторвется! Даже капнула слезкой в платок.

НЫРОК: Тетя, вы приманили письмо от мамы? Ура! Бабушка читает и слезками платочек промокает! Тетя, вы наколдуе… Ага-ага! Колдунство это плохо. Вы наволшебствуете, чтобы письмо от меня и бабушки попало к маме? И от папы! И к папе…

ПОЧТАРКА: Попробуем. Беги домой. По вечерам враги запрещают быть на улице.

НЫРОК: Уже-уже. Спасибо! Завтра принесу еще спасибо от бабушки… (Умчался.)

ПОЧТАРКА: Его мама у партизан, в том лесу. Ополченцы, когда рыли окопы, попали под бомбежку. Тех, кто уцелел, подобрали партизаны. Мама Нырка там кашеварит.

ДЕВОЧКА (примирительно): Ты откуда знаешь?

ПОЧТАРКА: Они со мной на связи. Через соседку. И с другими. Им я отдала вражьи документы и карты. Кое-что из наших писем. И тебе будет задание. Как понадобится, покажешь им все минные заграждения. Наши. И вражеские. А бумаги немецкие и наши велел отдать партизанский командир. В отряде сняли копии с немецких. В наших кое-что подправили. А мне… (Изучает Девочку.) Нам это полезная заслуга в глазах врагов. Лучше, чем от Милдруга. Нырку не говори, откуда письмо. Наворожили, и вот оно. Сболтнет, а проныра Милдруг враз... И скажи нашей соседке, пусть предложит переводчику-капралу перейти к ней на постой. Чего ему мучаться в казарме. Тесно!

ДЕВОЧКА (опять ощетинилась): Хочешь, чтоб был у тебя под боком?

ПОЧТАРКА: Вот я и думаю, ты на меня сейчас озлилась не только из-за писем.

ДЕВОЧКА: Я не озлилась.

ПОЧТАРКА: Чего супишься? Причина еще и в переводчике. Ну, молчи… А переводчик нам ой, как сгодится. Сам не уловит, в чем дело. А Милдруга собьет со следа.

ДЕВОЧКА: Милдруг, проныра этот … правда к тебе сватался? А ты…

ПОЧТАРКА: Я по молодости так взъярилась! Со шваброй на него! Загнала в реку. До сих пор жалею, что не дотянулась приложить по хребту.

ДЕВОЧКА (просияла): Отказала потому… ну, ты дворянская кость, а он простой?

ПОЧТАРКА: Вот еще! Он ничтожество. Холуй. На всех доносит. Чтоб вылезти наверх. Любой ценой. Однажды зарвется. Пристукнут его … Да он еще и младше меня! А ко мне много видных парней и мужчин сваталось. Никому я не…

ДЕВОЧКА: Ты по жениху очень горевала? Когда… ну на той войне с германцами…

ПОЧТАРКА: С ним никому не сравняться… А скажи-ка. Ты отчего так невзлюбила Милдруга? Он мерзкий, да. Но ты ему дерзишь как-то по-особому.

ДЕВОЧКА: А чего он уже два года всем и каждому треплется, что я тебя неродная?

ПОЧТАРКА: Он мне и всем так намекает, что я одинокая. Мне нужен муж. А он годится лучше всех. И от него у меня будут свои дети. А ты как помеха.

ДЕВОЧКА: Он, гад, тебя мучает. Утешается. Мстит за отказ.

ПОЧТАРКА: И это тоже. Ладно, с ним ясно. А почему ты стала мне грубить?

ДЕВОЧКА: Прости. Ну…

ПОЧТАРКА: Словно мне уже не доверяешь. Перестала звать мамой.

ДЕВОЧКА: Милдруг будто отнял тебя у меня. Зачем ты скрывала? Как обманывала.

ПОЧТАРКА: А если б ты знала, что неродная мне? Нам было бы лучше?

ДЕВОЧКА: Ты боялась… если я узнаю, что… Я тебя брошу?

ПОЧТАРКА: Не знаю. Любая на моем месте боялась бы. Чего-то… Извини.

ДЕВОЧКА: Я злая дура? Теперь не выходит по-старому… Не знаю, как теперь…

ПОЧТАРКА: И я не знаю. Оставим, как есть. Идет? И так много страшного вокруг.

ДЕВОЧКА: А у тебя есть карточка твоего жениха?

ПОЧТАРКА (вынула откуда-то фото): Не писаный красавец. А душа из глаз светит!

ДЕВОЧКА: Эта военная форма … Не такая, как сейчас. Непонятная.

ПОЧТАРКА: Он пошел добровольцем. Медбратом. В санитарный поезд…

ДЕВОЧКА (упрямо)Он красивый. Очень.

Девочка зашла Почтарке за спину, прижалась к ней и они смотрят на фото.

13-й случай.

Дом уходят в тень. Милдруг, кого-го выглядывает. Увидел Переводчика.

МИЛДРУГ (оживился): Доброго денечку! Сказал бы по-вашему, да не умею.

ПЕРЕВОДЧИК: Ничего. Я, видите, вполне понимаюсь по-русски.

МИЛДРУГ: Просьба, милдруг капрал. Вы человек хороший. Знаете наш язык! Я так бы хотел на вражь… На вашем. Вы тут навовсе. Верно же? Надо соответствовать. Поучите меня по-немчурски? Возмещу за труд. Едой. Вещью. Я при новой власти. Уступят! Да если кто на подозрении, что связь с партизанами… На рожон не полезут.

ПЕРЕВОДЧИК (отчужденно): Вы это всерьез?

МИЛДРУГ: Надо ладить жизнь. Нормальную. Под твердой властью. Э! Были мы при большевиках захолустье, и ныне… Поставили взвод полевой жандармерии. Ни гарнизона, ни полицейской части! Я бы вступил в полицию! Я за совесть вам помогаю! Вы, милдруг капрал, при начальстве. Должны быть в курсе. Вот и поучите меня в вашем языке? А я вам взамен полезные сведения. Выслужитесь! Я про всех знаю! Почти.

ПЕРЕВОДЧИК: Гут. Идет. Например, что вы знаете о почтовой заведующей?

МИЛДРУГ: Такой ваш интерес?.. Иные думают, она из давних здешних ямщиков. А она пришлая. Из бывших. Кого власть большевиков прижала. За ней, видно, грехов не нашли. Ускользнула, сюда прибилась. Откуда-то завела девчонку. Обе странные. Но старшая! Прямо вещунья. Душу человечью зрит насквозь. И в землю на версту. Еще не страшно? Начнет в тебя по-особому глядеть, жуть! И младшую учит.

Смолк, заметив подходящих Местную и Девочку.

МЕСТНАЯ: Наушничаешь? Прежней власти доносил. И к новой приспособился.

МИЛДРУГ: Милдруг соседушка! Я новой власти покаялся. В правде ищу пользу.

ДЕВОЧКА: Вам, что ли, пользу, милдруг честный дяденька?

МИЛДРУГ: Яйца курицу не учат… Всем стараюсь, как лучше! Я вас всех правдой защищаю. Правду, ее надо правильно преподнести. А вы все не цените меня.

МЕСТНАЯ: Ну да? Мы-то как раз тебя правильно ценим…

МИЛДРУГ: Не знаю. Вот ты, милподруга, была из семьи очень зажиточных. Тех, что большевики не жаловали. Я же никогда властям об этом не напоминал!

МЕСТНАЯ: Жить хорошо грех?.. На мне иная вина. Молчала, когда отца разоряла власть. Записалась к ней в сочувствующие. По ее указке, с молодыми остолопами рушила кресты, церкви. Святыни и прошлое забыли… За то теперь кара, это нашествие.

МИЛДРУГ: Ты потише в словах-то. (Оглянулся на Переводчика.) При…

ПЕРЕВОДЧИК: Ничего, я потерплю. Правда, как вы говорите, полезна.

МИЛДРУГ: Я всех и ноне берегу. Ты, соседушка, ходишь в дальний лес. К местной знахарке. Там лесником бывший поп. Ты бы ему намекнула: пусть откроется новой власти. Она, слышал я, в других местах храмы заново разрешает. Даже, говорят, церковные газеты печатает. Вот и у нас бы снова… церковь.

ДЕВОЧКА: А вроде, дядя, ты с прежней нашей властью был согласен: долой попов.

МИЛДРУГ: Теперь власть другая. Был бы храм… Было бы где грехи замолить.

МЕСТНАЯ: Я спросила. Батюшка сказал: он служит не власти. И еще сказал: при захватчиках священствовать? Молва запишет в предатели. А у кого тяжко на душе, тот к исповеднику найдет путь и без властей.

МИЛДРУГ: Спрашивала? Значит, и к нему… А там окрест, может, партизаны? И чуется мне, что вокруг твоего дома крутятся ненужные люди. Но я покуда молчу.

ПЕРЕВОДЧИК: Но мне вы сейчас так хитро доносите… правду?

МИЛДРУГ: Вам, милдруг капрал, быть бы приглядчивее. Перешли на постой к этой соседке. Там Нырок и его бабка… Сбиваете меня. Не уловлю никак тех неизвестных.

ДЕВОЧКА: Очки чужого дяди не дают все разнюхать и донести.

МИЛДРУГ: Опять скажу: не понимаете! С любой властью надо дружить. И от нее же беречься. Вы этого не умеете. Кабы я где чего не смягчал, то…

МЕСТНАЯ: Ну тебя. Скользкий!.. Я к Почтарке. По делу. (Ушла.)

МИЛДРУГ (Девочке): Повторяю, доведешь ты меня! Кабы не твоя неродная мать…

ДЕВОЧКА: Хоть и неродная… Только сунься к ней! Дядя…

ПЕРЕВОДЧИК (Милдругу): Стыдно угрожать детям.

ДЕВОЧКА: Слышь, дядя, может, герр переводчик приставлен тебя окорачивать?

Милдруг зыркнул злобно. Но смолчал и ушел. Вбежал Нырок. Засмущался.

ПЕРЕВОДЧИК (Нырку): Здесь твоя подружка. Ты меня… все еще боишься?

НЫРОК (бочком подобравшись к Девочке): Не-а.

ПЕРЕВОДЧИК: Почему ты так смотришь на мою голову? Нравится значок на кепи?

ДЕВОЧКА (вызывающе): Он думает, что у всех чужих рога. Как у лесной нечисти.

НЫРОК: Ты вечно не так говоришь! Рога! Они под шапку не влезут. Рожки…

ПЕРЕВОДЧИК (сняв кепи): На, пощупай. (Наклонил голову.) Смелее.

ДЕВОЧКА (Нырку): Куда руки тянешь… Как тебе не стыдно!

НЫРОК: Я и так вижу. Никаких рожков. Что, проверить нельзя? (Обиженно.) Тебя же твоя мама вот так не воспитывает на людях, а ты меня все время!

ПЕРЕВОДЧИК: Да. Мужчины не любят, когда их воспитывают. Прилюдно.

ДЕВОЧКА: Какой это мужчина? Нырок еще!

НЫРОК: Да я по дому все сам… Помогаю! Пошли, покажу, как кошку кормлю!

ДЕВОЧКА: А то герр военный не видел. Живет у вас уже почти неделю.

ПЕРЕВОДЧИК: Давайте все вместе пойдем на почту. У меня тоже есть там дело.

НЫРОК: Счас... я занят! Надо покормить бабушку лекарством. Салют! (Убежал.)

ПЕРЕВОДЧИК (Девочке): Проводи к маме. У меня к ней поручение от начальства.

14-й случай.

Высветилась комната на почте. Почтарка разбирает бумаги.

ПЕРЕВОДЧИК: Гутен таг! Извините, что без предупреждения. Дело.

ДЕВОЧКА: Он милдруга-прилипалу от меня шуганул.

ПОЧТАРКА: Опять сцепилась с ним?

ПЕРЕВОДЧИК: Этот двуличный менш… человек… ей угрожал.

ПОЧТАРКА: Располагайтесь! Доча, угощенье на стол. (Встала.) Я мигом. (Вышла.)

ПЕРЕВОДЧИК (взял со стола письмо): Война… это ужасно. Люди как дикие…

ДЕВОЧКА (с вызовом)Не мы начали.

ПЕРЕВОДЧИК: Герр комендант суров. Но хир… здесь не было казней. Виселиц.

Почтарка давно у косяка, с подносом и чайником. Нарядная и женственная. Сменила юбку и блузку. Валенки не сняла. Шаль сдвинула. Добавила бусы.

ПОЧТАРКА: Все равно оккупация. Угрозы! «За укрывательство диверсантов и партизан повешение». «Отработать день в неделю для оккупационных властей». «За неповиновение властям расстрел».

ПЕРЕВОДЧИК: Вы не знаете!.. Когда усмиряют захваченную страну. Во Франции. В Польше. В России особенно! Какие зверства… Война приучает легко отнимать жизнь! Когда после резни в бою солдаты врываются в город… в село. Насилие! Мертвые на улицах. Пытки и расстрелы пленных. Все споры решает оружие. Раз, и… Вас не бомбили. Когда по городу стена огня! Бездомные копошатся в развалинах… Фронт прошел мимо. Нет жертв среди жителей. Никого не угоняли. На работу. В лагеря.

ПОЧТАРКА: Потому что тут даже гарнизона толкового нет. Амбиций у герра коменданта тьма. Но военных силенок от начальства не получил. А то бы…

ПЕРЕВОДЧИК (невпопад): Я просто так… Зашел. (Глянул на Почтарку.) К вам.

ДЕВОЧКА: Вы в прошлую войну против нас воевали? Та война была такая, как эта?

ПОЧТАРКА: Нет. У нас правил царь. В Германии император. Немцы были иные. ПЕРЕВОДЧИК: Войны похожи. Их начинают правители. А молодежь учат: ее долг защитить честь страны. Но на фронте понимаешь: война узаконенное общее смертоубийство. Год за годом. Люди в шинелях устают стрелять и убивать. Умирать.

ПОЧТАРКА: Вот что. Говорить лучше за столом. (Девочке.) Подсоби-ка.

ПЕРЕВОДЧИК (сняв шинель, Почтарке): Вы сегодня такая… прихорошенная.

ДЕВОЧКА (усмехнувшись): Прихорошилась? (Ревниво.) А то прехорошенькая?

ПОЧТАРКА (наливая чай): В ту войну правители бились за то, что нужно лишь им. А в эту Гитлер привел сюда германцев, чтобы уничтожить всех. И забрать нашу землю.

ДЕВОЧКА: Без всех, кто тут живет?

ПОЧТАРКА: Теперь они мстят. За давнее поражение. Западным странам. И нам.

ПЕРЕВОДЧИК: У нас многие, да, хотят реванш за тот проигрыш. А Гитлер людоед. Велит уничтожить целые народы. В Германии не всем по нраву эта кровожадность.

ДЕВОЧКА: Но у Гитлера сила. И вы снова на нашей земле. Напали. Враги.

ПЕРЕВОДЧИК: Эта война злее той. Очень. Тогда солдаты братались. Наши и ваши. Когда все устали воевать. Я был в плену. Тут. Вступил в вашу революцию. Она убрала царя. Потом гражданская война. Свои убивают своих. Я ушел домой. И у нас революция! И у венгров. Океан крови ради светлого будущего! Потом наци. Гитлер у власти.

ПОЧТАРКА: И мы нынче иные. Наш вождь Сталин… Непрост. До ужаса. Кому-то от него праздник. А кому-то муки. Своим. Реки крови ради светлого будущего. Бред.

ПЕРЕВОДЧИК: Хауптман говорит (пародируя): «Мы возвращаем порядок! В городах открываем театры и газеты. Даем работу! Плати налоги и обзаводись частной собственностью. Мы несем свободу от жестокости и несправедливости вашей власти!»

ПОЧТАРКА: А принесли столько смертей и ужасов. Мы сами тут разберемся. А пока воюем. Все, кто честный. И те, кого сильно обидел наш вождь. Не ради него. А потому, что чужие силком пришли в наш дом. Им на нашей земле будет все хуже и хуже.

ПЕРЕВОДЧИК: Война зер шлехт. Очень плохо! Даже справедливая. Защитительная.

ДЕВОЧКА: Почему?

ПЕРЕВОДЧИК. Много смерти. Все разрушено. Привыкают убивать. И… много делается одиноких. Я вам, почтальникам… почтальонам, да?.. очень сочувствую.

ДЕВОЧКА (не удержавшись): Почему?

ПЕРЕВОДЧИК: Много плохих вестей. О гибели. Нужно сообщать родным…

ПОЧТАРКА: Людям надо знать судьбу близких. Вы не похожи на простого солдата.

ДЕВОЧКА (следит за реакциями Почтарки и Переводчика друг на друга):Почему?

ПОЧТАРКА: Манера говорить. Мысли… (Оценила гостя вглядом.) Да и возраст…

ПЕРЕВОДЧИК: Я из рабочих. Сталь варил. Семья… никого у меня нет. Так вышло.

ПОЧТАРКА: И у меня. Только вот она. Доча.

В дверях возник Милдруг. Осторожно потюкал в стену. Кхекнул в кулак.

МИЛДРУГ: Можно, милдруг хозяюшка? Мое почтение всему обществу.

ПОЧТАРКА: Входите, раз явились. По делу? Или как?

МИЛДРУГ: Что так неласково? Чужаку чай. Расфуфырились! Я-то не удостаивался.

ДЕВОЧКА: Завидки грызут?

МИЛДРУГ: А почему бы и нет, милдруг юная почтарка?

ПЕРЕВОДЧИК: То-то вы последнее время за мной хвостом вьетесь.

МИЛДРУГ: Почему бы и нет? Я же при вас и вашем начальнике… о, какой суровый и видный офицер!.. далеко пойдет!.. я к вам совестью своей приставлен.

ДЕВОЧКА: А не выгодой?

МИЛДРУГ: Одно другому не мешает… Дело-то у меня и есть. К милдругу капралу.

ПЕРЕВОДЧИК: Айн момент. Договорю. После той войны работал. Учился. Много чего узнал. Языки. Русский улучшил. Сам стал дэр лерер… учителем. Истории.

МИЛДРУГ: Нам, милдруг капрал, надо переговорить кой о чем. Не при посторонних. Выйдем. Извините, милдруг хозяюшка, что прервал вашу разлюбезную беседу. Спасибо за непредложенное угощеньице! Так мы прощаемся… Я там подожду. (Ушел.)

ПЕРЕВОДЧИК (собравшись): Извините. (Медлит.) Видно, что-то срочное.

ДЕВОЧКА: Не то, что вы подумали… Гад Милдруг. За всеми шпионит. А мы у себя дома. Не посторонние. Вы тут чужие. И нужных вам милдругов привечаете.

ПОЧТАРКА: От наших правителей много зла. Но народ защищает не их. А жизнь на своей земле. И чужие устают от зверства. От злобы начальства. На захваченной земле хотят жить в покое. Пытаются договориться с жителями. Принимают перебежчиков.

ДЕВОЧКА: И с этими чужими… мы… все сговоримся? Как Милдруг?

ПОЧТАРКА: У завоевателей и завоеванных на уме разное. Немцы великий народ. От них мы много взяли. Но пусть сперва уберутся. Гости незваные. Тогда, может, опять подружимся. (Переводчику.) Извините. Мы ту германскую войну называли: вторая отечественная. Первая была против Наполеона. Эта стала новой отечественной.

ПЕРЕВОДЧИК: Понимаю. Спорю с херр комендантом об этом.

Скинул шинель с одного плеча. В дверь всунулся Миндруг.

МИЛДРУГ: Вы, капрал, смеете спорить с начальством?! Любопытствую: о чем же?

ДЕВОЧКА: Как всегда, шпионил-подслушивал? Под дверью.

МИЛДРУГ: Вы ж меня, хозяюшки, в комнату не зовете. А милдруг капрал не спешит выходить. Могу и потерпеть. А пока послушаю умные речи. Почему нет?

ПЕРЕВОДЧИК: Херр хауптман меня пилит (изображает мелочную заносчивость): «Капрал, вы миндальничаете с местными дикарями. Это неприлично для солдата фюрера!» Я говорю: это помогает добывать сведения и следить за ситуацией. Хауптман ворчит: «Закрываю глаза. До поры. Глупо тратить зря туземный материал. Пока они нужны. Всегда есть среди местных, кто захочет прижаться к сапогу победителя. Мы их пока пригреем… Но я не мягкотелый хлюпик. Блистательный Герман Геринг, которого фюрер назначил своим преемником, велит: «Убивайте каждого, кто против нас! Не вы отвечаете за это, а я, поэтому убивайте!» Туземцев вовремя надо отправлять туда и туда! (Ткнул вниз и вверх). Чтоб не загораживали путь в Индию!»

ДЕВОЧКА: Этот гад тут никого за людей не считает?

ПОЧТАРКА: История не учит завоевателей.

ПЕРЕВОДЧИК: Я историк. Напомнил, Наполеон с Москвой. Македонский с Индией. И спросил: «Херр хауптман, вы древнего аристократического рода. А приняли правила игры, навязанные нашему народу наци?» Он стал каменистым… Э! Закаменел лицом: «Меня устраивают выскочки подле фюрера. Он сила. Мы возглавим мир. Молчок, капрал! Или я буду вынужден уточнить справки о вас. Вы тут мне еще нужны».

МИЛДРУГ: А есть что о вас уточнять, милдружище спорщик капрал?

ПЕРЕВОДЧИК (Милдругу): Мне не все равно, что будет с моей страной. Вы вряд ли в понятности… Хитлер кидает кость дуракам: все народы ниже вас! Но для него германский народ расходуемый материал. Ценны те, кто есть высшая каста. Арийцы!.. (Вынул листок.) «Памятка немецкого солдата». (Читает.) «Нет нервов, сердца, жалости. Ты сделан из немецкого железа!.. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивая всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик… Германец – абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки… Уничтожай все живое… на твоем пути… перед тобой на коленях будет… весь мир!» Я не хочу, чтоб о моем народе осталась… такая память.

МИЛДРУГ: Что-то вы слишком настроены против… своих.

ПЕРЕВОДЧИК: Свои мне однополчане, кинутые в чужую землю. Хауптман не свой.

ПОЧТАРКА: Он мелкая фигура. С манией величия. А явить зубки возможностей нет.

МИЛДРУГ: Хозяюшка, терплю все ради моей к вам приязни. И жду ответных чувств.

ДЕВОЧКА: С вашими чувствами, дядя, за ответом идите к херу… коменданту!

МИЛДРУГ: Предостерег: терплю до поры! Вам, милдруг капрал, надо быть скромнее. Передразнивать начальство… на людях… это не…

ПОЧТАРКА: Может, хватит всех поучать, как правильно жить?

МИЛДРУГ: Если мне затыкают рот, могу и уйти. Не гордый. Милдруг капрал, жду!

Милдруг вышел. Капрал, помедлив, берет шинель и уходит.

ДЕВОЧКА: Два кочета драться наладились! Смех! Как фигуряли перед тобой.Ухажеры. Кто кого! А ты… Живо причепурилась! Только явился очкастый этот.

ПОЧТАРКА (почти с вызовом): А нельзя?

ДЕВОЧКА: Чужой! Враг.

ПОЧТАРКА: Этот? Нет. Ты же сама видишь, какой он.

ДЕВОЧКА: Все равно. Он на тебя, прифранченную, так смотрел!..

ПОЧТАРКА: Ты ревнуешь? Ну, не отвечай. Ты думаешь, что теперь он как бы отнимает меня у тебя? Что в моем сердце теперь не только ты? Ну, не отвечай.

ДЕВОЧКА: Мне обидно. Почему-то. Он на тебя так смотрит. С первого раза.

ПОЧТАРКА: Я ведь не твоя вещь? Правда?

ДЕВОЧКА: Была бы ты девчонка, а то уже…

ПОЧТАРКА: Старуха? (Откинув шаль на плечи, прошлась.) Глянь. Как она я?

ДЕВОЧКА (в сторону): Ничего себе. Все еще. (Злорадно.) Хотя и морщины.

ПОЧТАРКА: Доча! Дети растут, думают: родители только для них. А у родителей… Сердце тоже хочет любви. Понимаешь? В душе взрослых есть место и для детей. И друг для друга. И твоя душа не только для меня. Но и для подруг. И для Нырка.

ДЕВОЧКА: Не то! Когда взрослые лижутся. Противно. И… В доме будет…чужой?

ПОЧТАРКА: А были бы мы твои родители, ты тоже ревновала бы нас друг к другу?

ДЕВОЧКА: Ты прежде все время в платке… И не причепуривалась!

ПОЧТАРКА: Пряталась. Чтобы мужчины не замечали меня. Думала: ну их. Любила жениха. Зачем заново? Есть ты. И забыла, что сорок с хвостиком не возраст. Думаешь, мои лета старушечьи? Вот и нет. Еще какая любовь-то бывает в сорок!

ДЕВОЧКА: И… с этим очкастым чужаком? Ты взрослая! А сдержаться не можешь!

ПОЧТАРКА: Это приятно. И необъяснимо!.. Капрал постарше меня. Это хорошо.

ДЕВОЧКА: Почему?

ПОЧТАРКА: Женщины начинают понимать в чувствах раньше, чем мужчины. И лучше, когда мужчина постарше. Ты еще мала про это знать. Ну, не дери нос! (Помолчав.) Ты давеча сказала, что я дворянской крови. Раньше об этом не спрашивала.

ДЕВОЧКА: Выросла, поумнела. Вижу: ты не как все. Учишь меня держать спину.

ПОЧТАРКА: Прямая спина и развернутые плечи… Это здоровье. Во-вторых, все видят, что ты себя уважаешь. И еще… Значит, не даешь невзгодам себя согнуть.

ДЕВОЧКА: Ага. Из манер душа видна. И все такое.

ПОЧТАРКА: Для тебя это важно? Кто я по крови?

ДЕВОЧКА: Нет… Ну… Ты не такая. Да не важно! Никому тебя не отдам.

Возник детский голос: «Тук-тук, тук-тук и еще тук!» Явился Нырок.

НЫРОК: Видите, откуда я предупреждаю, что иду! Салют! Можно войти?

ПОЧТАРКА: Заскакивай. Какой ты сегодня вежливый.

НЫРОК: Тетя, я принес… От нас с бабушкой письмо маме. Очень просим: наколду… Сделайте, как вы можете, чтоб оно не плутало и нашло маму! А мы напишем папе.

ПОЧТАРКА: Давай письмо. Про все написали? Ничего не забыли?

НЫРОК: Не-а! (Чинно вручил.) Ой, трудно: наносить визитом… офици-нате-вам. Уф! Я бы угостился даже. Но уже убегу. Там шли вредный дядька и чужой в очках. У них вид … у-у! Дядя в очках сделал мне свисток. Отсюда покажу, а то некогда! Вдруг он вредному дядьке пошел вырезать? Я обижусь! Спасибо! За письмо! Ур-ра! (Убежал.)

ДЕВОЧКА: Смешной! Я это письмо к его же квартирной хозяйке отнесу. (Начала быстро одеваться.) А она тайно, в лес, в избушку к знахарке. А там уж партизаны…

ПОЧТАРКА: Да. Быстрее. Перехвати мальчишку.

ДЕВОЧКА (перестала одеваться): Тебя же не Нырок интересует. (Грубо.) А то, что наш гад и симпомпотный чужак из-за тебя друг другу накостыляют.

ПОЧТАРКА: А мальцу в такое мешаться не надо.

Девочка, доодеваясь на ходу, выскакивает за дверь.

15-й случай.

Милдруг ведет под руку Переводчика. Останавливается. Оглядывается.

МИЛДРУГ: О деликатном хочу покалякать, милдруг. Вы замелькали в одном доме.

ПЕРЕВОДЧИК: Вы там тоже стали часто… мельтеши…титься.

МИЛДРУГ: По-простому говоря, к некоей персоне клинья подбиваете?

ПЕРЕВОДЧИК: А что, перешел вам штрассе… дорогу?

Меряются взглядами, не замечая появившихся Девочку и Нырка.

МИЛДРУГ: Слушай… те… ты… Учителишка в очках! Пришлый! Я тут первый.

ПЕРЕВОДЧИК: В таких штюк… вэрке… в этих делах не считается, кто первый.

МИЛДРУГ: Ты! На чужое! Я те тут благородных дуэлей всяких… разводить не дам!

Заметил, наконец, наблюдающих за ними детей. Смолк.

ПЕРЕВОДЧИК: Нун, вайтер. Дальше?

МИЛДРУГ: Ты не понял? Доложу твоему начальнику: водишься с подозрительными.

ПЕРЕВОДЧИК: Мразь! Шайсе! Да я тебе за эту женщину…

МИЛДРУГ: А я разве в кого ткнул пальцем?

ПЕРЕВОДЧИК: Ду! Если с ней и ее дочью из-за тебя что-то… Я понятен по-русски?

Девочка подняла увесистый ком. Милдруг оценил то, что в руке у Девочки.

МИЛДРУГ: Понятен ты мне… Была бы тут настоящая зондеркоманда! Да я бы в полицейских погонах и с оружием! Иначе бы, милдруги, вы у меня пели...

ДЕВОЧКА: Я прям вот тут упала уже и померла со страху.

МИЛДРУГ: Один мне тоже недавно за Почтарку грозил. И сгинул. Милдруг капрал, ты меня учил по-вашему шпрехать. И услышал я у вас в комендатуре: наши, вроде, скоро двинут в наступление. Ваших погонят. Намотай на ус. Тебе линять отсюда со своими. Чего зазря стоять на чужой дороге… А прежде могу напеть херру коменданту на ушко, как ты его надсмехательски изображаешь. Прилюдно. (Сплюнул и ушел.)

НЫРОК (в пространство): Были бы рога, забодал бы его сразу. И все!

ПЕРЕВОДЧИК: Ну, не растут! Извини, приятель, что разочаровал.

ДЕВОЧКА: Вы чего делать собираетесь, когда отсюда уйдут ваши?

ПЕРЕВОДЧИК: Ты уверена? Если б я мог так же легко ответить, как ты спросила!

ДЕВОЧКА: Кабы не война… И вы бы не чужой, мы бы дружили.

ПЕРЕВОДЧИК: То есть, ты не хочешь? Чтобы я тут…

ДЕВОЧКА: Не знаю… Не скажу! И вообще. Не ваше дело.

ПЕРЕВОДЧИК: Я понимаю. Ну, салют! Дела ждут. Не злись на меня. (Ушел.)

НЫРОК: А твоя мама нравится дяде в очках. Почему ты не хочешь звать ее мамой?

ДЕВОЧКА: Не ври! Ну и пусть… Она не мама! Не родная.

НЫРОК: Кабы вдруг у меня никого не… Тьфу-тьфу, чтоб так не стало! Но если… Я б хотел быть с твоей Почтаркой. Она лучшая! Я бы говорил ей мама. Чтоб ей приятно.

ДЕВОЧКА: Не завирайся!

НЫРОК: И ей дядя переводчик нравится тоже. Вместе с очками.

ДЕВОЧКА: Как счас двину по микитке!

НЫРОК: Он хороший. По глазам видно! (Отскочил.) Не догонишь, не догонишь!..

Уносится. Девочка за ним.

 

Четвертая история. НАШИ ИДУТ.

16-й случай.

Появился Переводчик, ему навстречу вышли Местная и Девочка.

МЕСТНАЯ: Хорошо, что я вас перехватила. Комендант очень нервный стал…

ПЕРЕВОДЧИК: Похоже, что русские… ваши скоро начнут наступать. Приказ: усилить борьбу с партизанами и вашими лазутчиками. А нам все не шлют подкреплений.

ДЕВОЧКА: Комендант боится, что партизаны ударят вместе с нашим фронтом.

ПЕРЕВОДЧИК: Ты почему так решила?

ДЕВОЧКА: Моя почтарка говорит… (Спохватилась.)

МЕСТНАЯ (Переводчику): Да вы сами все... Но делали вид, что не замечали. Кто является под окна на задворках. Вы хороший человек. Неладно, если с вами плохое…

ДЕВОЧКА: Не надо с ним об этом. Он чужой.

Ей не успели ответить. Торопливо появился Милдруг.

МИЛДРУГ: Так и есть. Это вы. Мне со взгорка не померещилось.

ДЕВОЧКА: Шпион.

МИЛДРУГ: С тобой сочтусь. (Всем.) Капрал не сказал о приказе коменданта? Могу сам. По-немчурски шпрехаю худо, но все разумею. По сведениям, русские… прежние наши, вот-вот двинут в наступление. У ваших милдругов, капрал, дня два, чтобы уйти. Ждут приказ об отходе. А тут все законопачено минами. Герр гауптман сказал: «Когда мы наступали, местные жители старались для своих. Строили укрепления. Пусть теперь стараются для нас. Делают проходы в минных полях. Были бы пленные солдаты, партизаны и подпольщики, погнал бы их. Но у меня их нет. Вопрос жизни!»

МЕСТНАЯ: Нас? На мины? Мы ж не саперы…

МИЛДРУГ: Наш защитничек, милдруг капрал, заспорил: мины забота военных саперов. Комендант ответил: «Были, когда ставили мины. А сейчас толстозадые штабисты не дали. Им не до нас. У меня крайний случай. Не мы первые».

ДЕВОЧКА: И наш защитничек заткнулся?

ПЕРЕВОДЧИК: Я сказал: тут дети и женщины. А хауптман: «Да. Мужчины воюют». Я ему: международное соглашение о пленных запрещает такое варварство. Он: «Сталин, вождь Советской России, не подписал конвенцию. Хотя бы и подписал! Конвенции не для дикарей. Совесть меня не убьет. Лишнего зла не хочу. Но я привык исполнять приказы. Это война. Целесообразность диктует. Вынужденный отход! Надо спасать жизни германских солдат. Саперов не будет. Мины уберут туземцы. Они сделают, что велим мы, их нынешние господа. Пусть даже ценой их ничтожных жизней».

МИЛДРУГ: Комендант велел составить план мобилизации и разминирования. Через час доложить о готовности. А завтра с утра... Придется поднатужиться, милдруги.

МЕСТНАЯ (не удержалась): Уж ты-то не поднатужишься…

ДЕВОЧКА: И вы, переметчивый дядя, хотели б живехеньким смыться с чужими.

ПЕРЕВОДЧИК: Мины всюду. Ваши. Наши. Точных схем нет. Везде слякоть и снег.

МИЛДРУГ: Хочется, чтоб эти быстрее убрались? Надо кумекать, как быть. (Девочке.) Особенно твоей Почтарке. И тебе.

МЕСТНАЯ: Это же убийство! Мы не солдаты… Детей-то пощадите. Не впутывай.

МИЛДРУГ: Я лишь про эту, она все знает, где мины. Партизаны-то нам не помогут.

МЕСТНАЯ: Тебе точно не помогут. Тьфу. Эх, кабы…

Ушла, очень встревоженная. Откуда-то выскочил Нырок.

17-й случай.

НЫРОК: Вот вы где! А там… по улицам!.. такая беготня! Чужие туда-сюда, ту…

МИЛДРУГ (вслед Местной): Она мне, что, угрожала сейчас? Это куда она помчалась?

ДЕВОЧКА: Квашню на печь ставить! Время к обеду.

НЫРОК: Я люблю квашню. На нее сядешь, все равно выпрет из кастрюли. А крышку от нее не оторвать, ни за что не отдаст…

МИЛДРУГ: Угомони мальца. Сбивает с мысли. Не по нраву мне, что тут стряпается.

НЫРОК (Девочке): Чего тебе на ухо скажу… А если липкую квашню навыливать на злых детей Земляной Смерти, они же не смогут выскочить из закопанок?

ДЕВОЧКА: На них на всех квашни не напасешься.

МИЛДРУГ: Вот то-то. Допер я. Присмотрю-ка я за вашей соседкой…

ПЕРЕВОДЧИК (заступил ему дорогу): А вам со мной.

МИЛДРУГ: С чего это?

ПЕРЕВОДЧИК: Приказ господина коменданта слышали? Готовить план разминирования. И выставить посты. Чтобы никто не сбежал. Из ваших.

МИЛДРУГ: Дак я ж и хотел за нею… Не надо за пистоль хвататься! Вот ведь нравы у чужаков: чуть что, сразу оружием грозить!.. Я секу быстро. Что я, враг себе?

ДЕВОЧКА: Другим, добрый дядя, любишь грозить. А как тебе, так не нравится.

МИЛДРУГ: Ты, милдруг девка, ребенок, потому я тебя и щажу за твои слова… Пока. Ладно. Пойду. Проведать надо кой-кого. Чтоб завтра не помешали нам снимать мины.

ПЕРЕВОДЧИК: Вы не поняли? Стоять. Вы в моем распоряжении. Молчать.

Пока они меряются взглядами, появилась запыхавшаяся Почтарка.

18-й случай.

НЫРОК (кидается к Почтарке): Здрасьте еще раз на сегодня! А нас хотят всех заставить выковыривать из земли злых дитенков-бухов Земляной Смерти!

ПОЧТАРКА: Не знаю, кто это. Но я велела им передать, чтобы сидели тихо.

НЫРОК: А они послушают? Ага-а! Добрую волшебницу они, ой, боятся-а-а!

ПЕРЕВОДЧИК (Милдругу): Марш в комендатуру. Взять карты села и окрестностей.

МИЛДРУГ: Сперва задержал меня, на сколько потребно? А теперь отпускает!

ПЕРЕВОДЧИК: И ждать меня. В комендатуре. Никуда не отлучаясь. Это приказ.

МИЛДРУГ: Вы меня не очень-то! Гонять. Словил я из слов коменданта: и у вас рыльце в пушку. (Глядя на Почтарку, на Переводчика.) Покуда еще я послушный. (Ушел.)

ПОЧТАРКА (Переводчику): О чем это он?

ПЕРЕВОДЧИК: Давние дела… Хауптман узнал: когда началась война против Польши и Франции, мне пришлось надеть мундир… Чтобы кое от чего ускользнуть.

ПОЧТАРКА: Я предполагала. Нечто в этом роде. Ваш возраст сильно непризывной.

ПЕРЕВОДЧИК: Пойду. Как бы этот мерзавец чего не… Может, обойдется. (Ушел.)

ПОЧТАРКА (Нырку): Мне сказывали, ты разведчик?

ПОЧТАРКА: Узнай: догнал дядя в очках другого дядю? Но тайно. (Нырок исчез; Девочке.) Соседка встретилась. Сказала о приказе коменданта. О минах. Я послала ее к связнику. Пусть партизаны следят, когда вражеский гарнизон начнет отход.

ДЕВОЧКА: Выходит, очкастый нам подыгрывает? Вроде как против своих?

ПОЧТАРКА: В жизни все сложнее, чем хочется…

ДЕВОЧКА: Ой, не надо! Эти ваши взрослые отмазки про сложности жизни…

ПОЧТАРКА: Важно, чтоб хорошие люди чуяли друг друга и шли вместе против зла.

ДЕВОЧКА: Не люблю я такой-сякой путаницы. Лучше, когда все просто: вот свои, вот чужие. А то не знаешь, кому верить… (Оглянулась.) Вон, Нырок обратно скачет!

НЫРОК (вбежав): Уф! Хороший не наш дядя догнал нашего плохого. И ка-ак ему сказал! Тот стал… Как злобный крыс! А им навстречу вражий безрогий солдат! И они все быстро-быстро побежали в штаб! (С восторгом и ужасом.) А мы вправду пойдем в поход на злых дитенков Земляной Смерти? С палками и каменюками?

ПОЧТАРКА: Объясни, кто это, и они утопятся со страху! Пошли домой. (Тревожно.) Сил у партизан мало. И оружия… (Девочке.) Спрятать бы тебя. Много лишнего знаешь.

ДЕВОЧКА: Может, теперь как раз хорошо, что я знаю то, чего не умеете вы все.

Издали донесся неровный, рваный гул. Нырок схватил их за руки, они замерли.

ПОЧТАРКА: Неужели?.. Наши начали наступление! (Девочке.) Идем.

ДЕВОЧКА: Теперь нельзя мне уйти. Идите. Я не боюсь. Уводи его.

Почтарка спешно уводит Нырка. Оглянулась на Девочку. Все же ушла.

19-й случай.

Девочка слушает далекий гул. Смотрит в небо. Появился Переводчик.

ПЕРЕВОДЧИК: Ты еще здесь! Слышишь? Ваши наступают. Прячься.

ДЕВОЧКА: А ваши драпают? Чего мне прятаться? Вот мой дом родной.

ПЕРЕВОДЧИК: Этот… Милдруг. И комендант. Из-за проходов в минах… Прячься!

ДЕВОЧКА: Других заставят, а я что же? У других так не выйдет. Как у меня.

Переводчик не успел ответить. Явился Милдруг.С другой стороны - Местная.

МИЛДРУГ: Чутье меня не подводит. Все тут, милдруги! Мне плевать на ваших-наших и всякие чувства. (Слушает гул.) Пушки гавкают везде. Фронт рядом. Надо спасаться! Если еще партизаны… Эта девчонка все знает, где мины.

Переводчик напрягся. Милдруг не решился схватить Девочку. Кинулся к Местной, та не успела увернуться: Милдруг цепко ухватил ее.

МЕСТНАЯ: Попалась. (Девочке.) Я сюда из-за тебя… Э, не смотри так. Судьба.

МИЛДРУГ: Мы дело знаем туго. Велено половину жителей в заложники. Прочих на мины. Гауптман сказал: «Заложники укрепляют усердие добровольцев». Тебе, капрал, что велено? Собрать солдат. Пока еще можно пробить путь в Немчурию. (Местной.) Несогласие с властью многой крови стоит… и жертв.

МЕСТНАЯ: Уж ты-то ни собой, ни чем не пожертвуешь.

ДЕВОЧКА: Я покажу. Где пройти. (Переводчику.) Я вам открою дорогу домой.

МИЛДРУГ (потянул Местную): Вперед! Не волыньте, милдруги мои!

ПЕРЕВОДЧИК (потерянно и обреченно): Нун… Значит, судьба.

Они ушли. Издали все сильнее гул и грохот мощного наступления.

20-й случай

Почтарка, шубка внакидку, и Нырок слушают шум боя. Вбегает Девочка.

НЫРОК: Вот! (Кинулся к ней.) Тетя, я же говорил, она обманет Земляную Смерть!

ПОЧТАРКА: Боже, боже! (Прижала детей к себе.) Я уж… Вырвалась! Как?

ДЕВОЧКА: Врагов гонят на мины. Была б одна, завела бы... Но они тащили соседку и стариков. Пришлось показать проход. Тут вдарили! Партизаны. Или кто. Стрельба! Я вывела соседку боковой тропой.

НЫРОК: Ура! Ты хитрее самой Земляной Смерти и ее злых детей!

ПОЧТАРКА: Может, ты все-таки объяснишь, о чем это ты?

НЫРОК (важно): Это наша тайна.

ПОЧТАРКА: А… Капрал-переводчик? Его увели?

ДЕВОЧКА: Не знаю. Комендант послал его собирать солдат. А на минах я его не заметила. Там было такое не разбери поймешь!.. Мебя аж всю трясет.

НЫРОК: А я думал, что колду… Волшебницы ничего не боятся!

ДЕВОЧКА: С чего ты взял?

НЫРОК: Вы же всё знаете наперед.

ПОЧТАРКА: Мы-то знаем. Да над всеми нами есть сила посильнее. Беги домой, ведь бабушка волнуется. (Увидев, что он колеблется.) Кошка, думаю, тоже.

НЫРОК: Вот эта кошка! Ну, не человек! Даже меня можно уговорить. А ее ни за что!

ПОЧТАРКА: Она сегодня будет сговорчивой. Беги! Какая стрельба! По улицам лучше не болтаться. (Нырок убежал; прислушалась.) Бой стоит на месте. Еще чья-то подмога пришла, то ли к нам, то ли к ним… Пойдем домой. Отогреешься.

ДЕВОЧКА: Лучше было бы, чтоб этот очкастый чужак не остался.

ПОЧТАРКА: Может, ты права. Идти против своих… Такое каждый решает сам.

ДЕВОЧКА: Сперва я соседку найду. Когда мы убегали, ей кто-то помахал от леса. Она туда свернула. Вдруг какие важные новости…

ПОЧТАРКА: Возвращайся скорее! И... осторожнее.

Расходятся.

21-й случай.

Появился Переводчик. Вслушивается в шум боя. Явился Милдруг.

МИЛДРУГ: Вы все еще тут?!

ПЕРЕВОДЧИК: Мне велено собрать людей. Смотрю, не отстал ли кто.

МИЛДРУГ: Да что ж вы, милдруг переводчик в очках, мешкаете? Уходят же ваши!

ПЕРЕВОДЧИК: Вам почему так важно?

МИЛДРУГ: Дак это… Я бы с вами. А то вдруг ваши меня не примут. Как пошли они, куда девчонка показала, то меня вдруг оружием отогнали…

ПЕРЕВОДЧИК: Перебежчиков всегда принимают плохо.

МИЛДРУГ: Зачем же плохо? От меня польза! Я служить буду! В полиции!.. Уже и там пальба! Надо спешить... Вы что? Не хотите к своим?! (Зло.) Зазноба держит? Почтарка! Эх, надо было расстараться, чтоб их отправили на работы в ваш фатерлянд…

ПЕРЕВОДЧИК (схватил его): Сбежать хотел? Ду-би-на! Думал, твои подлости сойдут с рук? Меня тут держит моя забота. Войну не люблю. А с тобой разберутся ваши.

МИЛДРУГ: Решил сам перебежать? И мною откупиться? У, черт немский, едва не придушил... Отпусти, а? Всем будет лучше. Из-за фронта я твою зазнобу не достану…

ПЕРЕВОДЧИК: Дрэк. Везде, где ты есть, плохо. (Послушал нарастающий шум боя и отпустил.) Тьфу. Почему таких земля носит? Ничего, прижмут тебя.

МИЛДРУГ (тоже слушает): Твои уже далеко драпают. А ты-то… Меня держал, и сам застрял. Кабы знать, что ты задумал… Ну, покуда надо где-то пересидеть. Устаканится власть… Там глянем, кто кого прижмет. (Ушел, озираясь.)

22-й случай.

Переводчик слушает шум уходящегося боя. Размышляет. Выбежал Нырок.

НЫРОК: Дядя! Ты тут!

ПЕРЕВОДЧИК: Вот он я. Теперь совсем ничейный.

НЫРОК: Дядя, ты неправ. Тетя Почтарка говорит, что ничейных людей не бывает.

ПЕРЕВОДЧИК: Хотелось бы верить… А ты бы хотел, чтоб я тут остался?

НЫРОК: Дядя, все ж привыкли, что ты всем помогаешь. Ты уже совсем свой. Даже моя кошка тебя слушает. Научи меня ее воспитывать! Я иду домой. Присоединяйся!

ПЕРЕВОДЧИК: Я сначала в другой дом загляну. Разрешишь?

НЫРОК: Я тебя понимаю. Правильно поступаешь. Ну, пока! (Они разошлись.)

23-й случай.

Дом Почтарки. Она мается у стола. Явился Переводчик. Стукнул в косяк.

ПОЧТАРКА (обернулась): Живой!

ПЕРЕВОДЧИК: Даже без по… кале… чений.

ПОЧТАРКА: Я должна радоваться. А мне тревожно и тоскливо.

ПЕРЕВОДЧИК: Да. Теперь я для своих предатель. И для ваших… враг.

ПОЧТАРКА: Что-нибудь придумаем. Если нужно, отправим в лес. Пока что-то прояснится… В избушку к знахарке. Которая учила меня и дочку. Или побудете здесь.

ПЕРЕВОДЧИК: Я теперь опасный. Ваша власть вернется, не пожалует. Ни меня, ни тех, кто меня укроет. Самому… в плен? Не знаю… Либо пробираться кружным путем, пока фронт в движении, к своим. (Невесело хмыкнул.) Дранг нах вестен. На Запад.

ПОЧТАРКА: Останьтесь. Куда вы пойдете? Какими путями?

ПЕРЕВОДЧИК (бросил пожитки на стул): Разве я знаю?

ПОЧТАРКА: Не уступайте ложной мужской гордости. Вы не шкуру спасаете. А вашу добрую душу. Вашу жизнь. Они дороги не только вам… Что за шум? Туда, в тень.

В дверях возник Милдруг. Озирается. Очень насторожен. От страха нагл.

МИЛДРУГ: Э, милдруг почтарка, опять я у вас в гостях. (Прислушался.) Все. Драка увяла. Выбили германцев. А лучше не стало. Мне. Смутно… Накатит власть. Наша.

ПОЧТАРКА: Какая это наша?

МИЛДРУГ: Не вражья же. Я вызнал… Уже проверяющие выясняют по селам, что было при немчуре. Один, ну, зверь! Шпионов ищет. Чистит тыл наших войск. Что ли, из контрразведки? Никому не верит. Чуть что: «К стенке!.. Мин тьма! Против врага напхали или против своих?» Сюда рвется. Разнюхал. Кричит: немец тут прячется! И предатель, что при комендатуре. Это точно про меня. А я же чтоб кого спасти!..

ПОЧТАРКА: Что вам нужно?

МИЛДРУГ: Дак отсидеться. Пока злой контрразведчик рыщет. Пересижу у вас. Тут тихо. В сарае и под домом подпол. А как шум уляжется…

ПЕРЕВОДЧИК (вышел на свет): Вон отсюда!

МИЛДРУГ: Но, но! (Глянул на его пожитки на стуле.) Не хозяин.

ПОЧТАРКА: Уходите.

МИЛДРУГ: Мне, значит, отказ в помощи. А вражине, все? И приют? И милуемся…

ПЕРЕВОДЧИК (набычась, идет на Милдруга): Ах, ты…

МИЛДРУГ: Не суетись, милдруг капрал. Знаю, здоровущий, злыдень немчурский. Меня корил: изменщик своим! А сам ты теперь кто?.. Ладно. Уйду. Но гляди… Никак не разойдутся наши с тобой дорожки! (Исчез.)

ПЕРЕВОДЧИК: Я должен уйти. (Собирает вещи.) Так лучше.

ПОЧТАРКА: Пошли бы вы на Запад, отдала бы вам письма ваших солдат.

ПЕРЕВОДЧИК: А если пойду на Восток, в плен? Отдадите письма ваших?..

ПОЧТАРКА: Я как безумная. Куда вам эта забота?.. Идите к дому соседки. Задами. Найдете? Потом отведем за лес в поселок. Там при нашем штабе представители комитета немецких пленных. Те, что против Гитлера и фашизма… Идите! До встречи!

ПЕРЕВОДЧИК: Вы надеетесь? Скажите… Ну, да что теперь… Ауф видерзеен.

Посмотрел на нее еще раз и вышел. Почтарка в грустной задумчивости перекладывает письма на столе. Вбежала Девочка. Окинула взглядом комнату.

ДЕВОЧКА: Ушел?

ПОЧТАРКА: Я его отправила к дому соседки. Кружной тропкой.

ДЕВОЧКА: Разминулись! Я как раз от нее. На, она тебе записку прислала.

ПОЧТАРКА (бегло глянув): Я это уже знаю. Надо спасать человека. Придется тебе…

ДЕВОЧКА (перебила): Уж догадалась.

ПОЧТАРКА: Даже не поешь. Извини. Проверяющий нехорош… Капрала веди за лес. К представителю комитета германских пленных. Этот пакет, вражьи бумаги, карты… Пусть отдаст в штаб. Письма немецких солдат в их комитет. Ему это зачтут. Беги.

ДЕВОЧКА: Сперва слетаю за мост. Соседка говорит: проверяющий, он на том берегу, прислал бумагу с угрозами. Чтоб расчистили дорогу от мин. Скоро наши войска пойдут. А саперов ждать недосуг… А проверяющий всех, как плеткой, погоняет.

ПОЧТАРКА: А ты при чем?

ДЕВОЧКА: Наши решили разминировать. Своим надо помочь. Весной надо пахать-сеять. Все равно мины куда-то... Попробуют, как в одном селе: катки из дерева будут толкать впереди себя длинными жердями. Я им: собою подрывать? А они: так страшно, и эдак. Проверяющий рвется сюда. Грозит: вы тут под врагом были! На том берегу уже велел кого-то расстрелять. Я туда сгоняю, поучу, как мины обезвредить. Для партизан я делала… Хотя бы покажу, где мин меньше, и как стоят. А после сразу к соседке, за очкастым. Проведу. Сама. А то там, на короткой тропке, есть ловушка из мин…

ПОЧТАРКА: Хорошо. Беги. (Целует ее; вгляделась.) Хотя не нравится мне это…

ДЕВОЧКА (встопорщилась): Что?

ПОЧТАРКА: Знаешь… Если с вами увяжется Нырок… Пусть! Ему интересно будет.

ДЕВОЧКА (будто уличенная в тайном): Опять что-то чуешь?

ПОЧТАРКА: Может, кажется. (Опять вгляделась в нее.) Ты неспокойна. И... тут нехорошо. Лучше уж он с вами. Но смотри за ним. Там, где ловушки. Поосторожнее.

ДЕВОЧКА: Не пойму тебя. То бери с собой. То поосторожнее. Лучше же не брать!

ПОЧТАРКА: Нет. Даже сама позови его с вами. Он тебя любит. И капрала…

ДЕВОЧКА (странно глянув): Ты… Прям навязала мне Нырка!.. (Убегает.)

24-й случай.

Девочка спешит, поглядывая по сторонам. А ее поджидает Милдруг.

МИЛДРУГ: Эй, быстролетная! На минутку застопорься.

ДЕВОЧКА: Некогда.

МИЛДРУГ: Два слова. К твоей пользе чего скажу. Э! Не шарь по земле-то. Взяла обычай махать булыгами… К очкастому ухажеру летишь? Знаешь, где заныкался? Попробую его спровадить. Тебе ж не нравится, что он к твоей мамке…

ДЕВОЧКА: Она мне не мама.

МИЛДРУГ: Все равно. Ты ж не хочешь его в папаши?

ДЕВОЧКА: А что, вас, что ли звать в приемные отцы?

МИЛДРУГ: Не обо мне речь. Хотя я и непротив… Так что, подскажешь, где?

ДЕВОЧКА: Я вам не верю.

МИЛДРУГ: Зря. У меня к нему слово есть. Как ему быстрее отсюдова смыться.

ДЕВОЧКА (отошла на шаг): Я вам помогать не буду.

МИЛДРУГ: Дура. Со мной надо дружить. Не чуете, милдруги, кого надо любить… А все ж боитесь. И на том спасибо и приятно. Ну, ты меня не видела…(Скрылся.)

25-й случай.

Девочка хочет бежать дальше. Но появилась Местная.

ДЕВОЧКА: А я как раз к вам. Где он? Ну, очкастый переводчик!

МЕСТНАЯ: Поняла, о ком ты. Нырок увел за околицу. Где самая чащоба.

ДЕВОЧКА: Я нашим покажу, где мины. А потом отведу очкастого за лес. В плен.

МЕСТНАЯ: Хочешь спровадить? А не лучше свести за дубраву? К знахарке и…ДЕВОЧКА: Почтарка велела отвести в комитет их пленных.

МЕСТНАЯ: Ответь честно: если б не война… не чужой. А наш хороший человек понравился бы твоей… И она ему? И тебя бы приголубил. Ты была бы против? Почтарка абы на кого глаз не положит. Думаешь только о себе! Она не твоя собственность.

ДЕВОЧКА: Потому что не родная?

МЕСТНАЯ: Ты бы и родной запрещала счастье! Думаешь, любить кого, это им распоряжаться? Не слушаешь? Подумай. О Нырка все говорили: не жилец, такое в малолетстве пережить! А ты его оттаяла. Из-за войны много сирот, прибившихся к неродным… Ни за что поручиться нельзя. Не дай господь, остался б Нырок сиротой. И был бы при тебе. Как младший брат. Пусть не родной. Как ты с Почтаркой.

ДЕВОЧКА: Вам-то что до меня и моей?.. Прям рветесь чужую судьбу устроить!

МЕСТНАЯ: Нельзя? Хочу, чтоб вокруг были счастливые. Власти бывают вовсе дурные. А хорошим людям надо быть вместе. Каждый должен решать сам. Без властей. Исповедалась попу, что в лесу… Мой грех, злобе властей уступала. Хоть так искуплю. Капрал хороший человек. И я… Эх, мала ты еще. Не все улавливаешь…

ДЕВОЧКА: А почему взрослые не ловят: сколько можно учить и учить!

МЕСТНАЯ: Войне когда-то ж будет конец!.. Я и говорю: веди его к попу-леснику и знахарке. У них схроны-землянки есть. Пересидел бы смутные дни. Не слушаешь?

ДЕВОЧКА: Буду всех слушать… Вообще никому помочь не успею! (Умчалась.)

МЕСТНАЯ: И не попрощалась. Ну! Чудные они обе. И она, и ее Почтарка. (Ушла.)

 

Последняя история. ДОЛГОЖДАННОЕ СЛОВО.

26-й случай.

Переводчик и Нырок идут по лесу. Переводчик ножиком правит сучок.

НЫРОК: Ой! Человечек получился! Вылупился из ветки. Счас еще принесу.

ПЕРЕВОДЧИК: Будь возле меня. Нам велено с дорожки не сходить.

Прибежала Девочка. Переводит дыхание.

ДЕВОЧКА: Вот вы где!

НЫРОК: Ура! Пришла! А что бухало там, откуда ты прибежала?

ДЕВОЧКА: Я помогала нашим соседям обманывать злых детей Земляной Смерти.

НЫРОК: Здорово! А он не дает мне бегать по лесу…

ДЕВОЧКА: Мы сейчас все вместе погуляем. На ту сторону чащобы.

НЫРОК: Ура-а! В гости?

ДЕВОЧКА: Почти. (Переводчику.) Я вас отведу в наш штаб. Там есть кто-то из комитета ваших пленных солдат. (Очень серьезно.) Вы же не любите войну?

ПЕРЕВОДЧИК: Не люблю. Но… Против своих оружие не подниму. А про комитет наших пленных, кто против Гитлера, я слышал.

ДЕВОЧКА: Вот туда отведу. Моя… Почтарка говорит: так лучше всего.

ПЕРЕВОДЧИК: Боязно. Ну… Ладно. Домой мне иначе отсюда не пробиться. Один раз я уже был в русском плену. Жив!

ДЕВОЧКА: Вот это отдадите в комитет. А это в наш штаб. По дороге все объясню.

НЫРОК: И мне все-все-все-все объяснишь?

ДЕВОЧКА: Может, не пойдешь с нами? Далеко ведь, устанешь.

НЫРОК(вгляделся в нее): Я с вами. Детям надо двигаться. А то не растут.

ДЕВОЧКА: Стой! Куда!

НЫРОК: Какая веточка! (Отбежал.) Смотри, будто аист над колодцем.

ДЕВОЧКА: Это колдунья хитрит. Превратилась в добрую птицу. Стой, где стоишь.

НЫРОК: Правильно скомандуй.

ДЕВОЧКА: Замри! У-у-у! Сквозь морозы, вьюги и холода сестра спасет брата! Не сходи с места! Я сейчас к тебе приду-у и сниму-у-у чары злой колдуньи-и-и!

НЫРОК: Да ну! Надоело! Пора в путешествие. За чащобу. Я счас сам расколдуюсь!

ДЕВОЧКА (другим тоном): Стой! Ты влез в самые мины.

НЫРОК (в настоящем ступоре, скулит): Я не хотел! Я не знал…

ДЕВОЧКА: Я к тебе иду. (Соразмеряя каждый шаг.) Знаю чары Земляной Смерти. Не отдам тебя злой колдунье. Не шевелись! И она тебя не увидит! Я иду. Не плачь!

Нырок и Переводчик, застыв, следят, как она, осторожно выбирая, куда ставить ногу, как в танце, она плавно движется по замысловатому, лишь ей ведомому пути. Вот оказывается рядом с Нырком и прижимает его к себе.

Оп-па! Вот я! Ну, идем из логова колдуньи… Нас дома заждались. (Теребит его.) Эй!

ПЕРЕВОДЧИК: Он замерз? Эс кальт! На холоде…

ДЕВОЧКА: Не… Он как бы под этим… ну, когда другой смотрит и мысли наводит.

ПЕРЕВОДЧИК: Под гипнозом?

ДЕВОЧКА: Ну. От страха. (Хочет поднять Нырка.) Тяжел. Отомри же! Не осилю...

Смотрит на капрал. Он мнется. Глянул на тропу. На детей. И делает шаг.

Не спеши. Меня слушай. Проведу. Словами. Иди по моим следам? След в след. Сюда.

Переводчик качнулся и отступил назад. Примерился. Снова шагнул.

Другой след видишь? В него… Не можешь устоять, сразу сядь, где стал. Отдохни. Не гляди по сторонам. Ногу ставь всей ступней. Стал твердо, ступай на другую. Сюда. Левую чуть сдвинь. Эх, срезал бы сперва палку! Для опоры… И туда… Все!

Переводчик последним шагом переносит себя к детям и прижимает их к себе.

Дошел! Подымай мальца. Назад поведу иначе. За меня не цепись. След в след. Пошли.

Переводчик взял на руки Нырка. Девочка выводит их на тропу.

ПЕРЕВОДЧИК (опустил наземь Нырка): Ты знаешь аллес… все минные ловушки?

ДЕВОЧКА: А то. (Теребит Нырка). Отмерзни! Земляная Смерть сегодня голодной будет. (Переводчику.) Ты очень смелый. Я чую, где какая мина спрятана. Где против людей. А где против машин. Ну… и там, где они вместе: для солдат и для танков.

ПЕРЕВОДЧИК: Саперы, когда убирают мины, смотрят по карте. И то ошибаются.

ДЕВОЧКА: Гляди. (Подняла камень.) Стань с ним за дерево. Не дрейфь! Где малец стоял, подалее, против партизан ваши насовали мин. Чуткие! Мышь ступит или птица… И все! Если не промажу (раскачала руку), прибью еще одну.(Пустила камень.)

Всполох. Свист. Переводчик прикрыл рукой голову Нырка. Удар. Звон. Нырок припал к дереву: как щенок на дичь ,глядит на впившийся в кору осколок.

НЫРОК (с восторгом, мстительно): Ты его убила! Злого дитенка Земляной Смерти!

Переводчик, расшатав, вытащил рваный кусманец металла разглядывает.

ДЕВОЧКА: Дырку… Пробуравь в нем. И носи на шее. На веревочке. Мой подарок.

ПЕРВОДЧИК: И часто ты играешь в такие… сувенир… Подарения?

ДЕВОЧКА: Ради баловства не дурю. Партизанам тропки вела. У них нет разминеров. А против пеших солдат такое ставят! Зацепишь ногой прутик в траве. Через три счета из-под земли вылетает железная труба. В полчеловека. И во все стороны тыщи пулек. Все вокруг в клочки. Вот для партизан я… Подале отселе. Тайно. Но слышно выбух!

ПЕРЕВОДЧИК: В комендатуре, когда слышали одинокий дальний взрыв, говорили: русс партизан попал на мину. А это ты разминировала!

НЫРОК: У! Злые дети Земляной Смерти! (Скачет и машет.) Бы-быммс! И все!

ДЕВОЧКА: Остыь. (Ловит его.) Лезь на бугор. Задание: следи. Скажешь, если чего.

НЫРОК: Я разведчик! (Уносясь.) Ура-а!

ДЕВОЧКА (Переводчику): В прошлой войне… ты в наших стрелял?

ПЕРЕВОДЧИК: Солдату велят идти в бой. Он идет… И… шиссен. Стреляет!

ДЕВОЧКА: Мог бы и отказаться. Если не хотелось убивать.

ПЕРЕВОДЧИК: Тогда свои… Начальство. Прикажут расстрелять солдата.

ДЕВОЧКА: Мог бы это… В воздух! Пулять.

ПЕРЕВОДЧИК: Тогда противник тебя. В бою борешься, чтоб остаться живым.

ДЕВОЧКА: В той войне у моей… Почтарки… Убили жениха.

ПЕРЕВОДЧИК (сунул осколок в карман): Я у нее спросил. Мы были с ним на разных фронтах. В разные годы. Это… Большая война! Зер гросс! Долгая! Полководцы думают: все по плану. Даже если солдат берегут. А все случайно! Надо выполнить приказ. И никто не знает, в кого ударит пуля. Можно только молить бога! И надеяться…

ДЕВОЧКА: Чтоб он убил твоего врага?. Ты молился против наших.

ПЕРЕВОДЧИК: Я молил бога, чтоб остаться живым. На войне все чужие как враги.

ДЕВОЧКА: Разве нет?

ПЕРЕВОДЧИК: А ты… Кого-нибудь можешь просто… эс либен… Любить?

НЫРОК (вернувшись): Это вы про что так долго разговариваете?

ПЕРЕВОДЧИК: Просто так. Ну… Нравится человек. И вот его любишь.

НЫРОК: Я тебя люблю. Ее Почтарка тебя тоже. Любит!

ДЕВОЧКА: Счас залеплю по загривку!

НЫРОК: Все ж видят! Он хороший. А его очки это... Уве-ли-чи-ва-ют. Вот та-ак!

ПЕРЕВОДЧИК: Я чужой? Да? И меня нельзя поэтому любить?

НЫРОК: Можно-можно! Потому что по глазам все-все-все видно-видно!

ДЕВОЧКА (Переводчику): Ты с оружием. А… В эту войну ты в наших… Стрелял?

ПЕРЕВОДЧИК: Я ни в кого не стрелял.

НЫРОК: Я же-же-же говорю! По-по-по-по глазам! Все-все! Видно-понятно!

ДЕВОЧКА (Нырку)Ты в разведке? Или как? Дуй отсюда обратно на пост!

ПЕРЕВОДЧИК (глядя вслед убежавшему Нырку): Видишь, ты как… Командуешь!

ДЕВОЧКА: А ты в эту войну приказам не подчинялся? И не стрелял?

ПЕРЕВОДЧИК: Когда меня призвали в армию… Я, чтоб не брать оружия, сообщил: знаю английский, русский и французский. Я учитель. Могу быть письмоводителем.

ДЕВОЧКА: Как моя Почтарка… Так в старину называли почтальона?

ПЕРЕВОДЧИК: Помощник начальника. Разбирает бумаги. В канцелярии. Меня в переводчики. При штабах. Я не стрелял! В тот раз... ваши объявили нам войну. А теперь мы воюем против всего мира. Нет смысла! Я не верю вашим правителям. И… нашему фюреру. Кто прав в этой войне? Но я знаю: после каждой войны разрушены не только дома. Но и души. Преступников делается много! Войны нет. А зло от нее живет долго. Вот эти мины. Смерть, затаившаяся везде!.. Я знаю одно: нельзя доказать правду злодейством и стрельбой. Никому нельзя грозить смертью! Я ни в кого не стрелял.

ДЕВОЧКА: Ты храбрый. Когда не согласен со своими… Это тяжелее всего.

ПЕРЕВОДЧИК: Там, в минной ловушке… Ты была так тверда и спокойна!

ДЕВОЧКА: Я как моя Почтарка. Вот раз Нырок влез на дерево, а слезть не мог...

НЫРОК (вернулся): Ага! Последнее яблочко на дереве! На краю ветки! Это прошлой осенью. Мы уже тут жили. И в саду собирали урожай. У которой тети нас, беженцев, поселили. Мне стало жалко яблочко: одинокое, пропадет! Я полез-полез! Высоко-высоко! И шш-ш к яблочку по веточке … А она тонкая, Трещит! Др-рр! Ой!

ПЕРЕВОДЧИК: Сломалась? И ты упал?

ДЕВОЧКА: Нырок застыл. Как сегодня. Мы все в сад. Моя… Почтарка всем очень так спокойно: «Тихо! Не дергайтесь. Не кричите! Спугнете малыша, и он упадет».

НЫРОК: Бумс! Представляешь, я бы по правде шмякнулся! Прямо подо мной стул с большой чашкой. А в ней мой любимый компот. И я бы на него грохнулся, и разбил бы, и весь бы перемазался. Ух! И меня бы наказали! А компот бы мне не достался.

ДЕВОЧКА: Моя… ему ласково: «К яблоку после поднимем лестницу. Повернись. Неспеша. Держись за верхнюю ветку. Иди к стволу. Вниз не гляди». И он сам слез. НЫРОК: А после всего разволненья мы та-а-ак наелись варе-енья-а-а!

ПЕРЕВОДЧИК: Герой! (Девочке.) Почему ты свою… Не зовешь мама? Она чуткая. Умная. Старается понять каждого.

ДЕВОЧКА: Вот пусть и понимает. Разных всяких посторонних.

НЫРОК: Тетя с почты добрая. Никого зазря не ругает. И тебя!

ДЕВОЧКА: Права не имеет. Не родная!

ПЕРЕВОДЧИК: Это же тот… Доносчик! Что-то не так сказал. Она же не виновата.

ДЕВОЧКА: Мое дело. Что вы все меня учите! Идти надо. Нехорошо у меня на душе.

НЫРОК: А, я чего прибежал! С горки видел, новый начальник с помощниками! Идут к почте. Они еще за речкой. Может, не к вам? И тот… Его все не любят… Милдруг!

ДЕВОЧКА: Опять к начальству втерся. Я как чувствовала. А мы застряли тут.

ПЕРЕВОДЧИК: Я дойду. Не обману. Привет твоей Почтарке. Написать бы! Письмо.

ДЕВОЧКА: Некогда. (Смотрит в глаза Переводчику.) Ладно. Прощевай.

ПЕРЕВОДЧИК: Она может решить, что я ее сразу забыл. Надо, чтоб знала… Я ее… Когда умрет война! Обязательно найду.

НЫРОК (заглядывая ей в глаза): Ты не думай! Дядя в очках хороший. Не обманет!

ПЕРЕВОДЧИК (Девочке)Не хочешь? Письмо… Потому что… я… чужой?

ДЕВОЧКА: Иди.

ПЕРЕВОДЧИК: Каждый хозяин своей жизни. Почтарка… Не твоя вещь. Родная она тебе мутти… мама… или нет. Нельзя решать за другого, как ему жить. Это нехорошо.

ДЕВОЧКА: У нее уже был жених.

ПЕРЕВОДЧИК: Она его не предает! Он умер. Давно. Она была молода. Другая!.. У тебя все впереди. И у взрослых лебен… жизнь не кончена. Одна жизнь в юности. Когда мы взрослые, другая. Но все ждут… глюк! Счастья! Если б не… Дер криг! Война!

ДЕВОЧКА: Мы не успеем. С тропки не сворачивай. Там… Наверное, не умрешь.

НЫРОК: А мы привет передадим! Дим-дим, да-дим! Дим-дим, дим-дим!

Переводчик приобнял Нырка; помахал детям осколком. И ушел.

27-й случай.

ДЕВОЧКА (Нырку): Нужно раньше тех… Бежим!

НЫРОК: Я иду… А те, кого забрали дети Земляной Смерти… Они у нее навсегда?

ДЕВОЧКА (на ходу): А ты как думаешь? Не тормози!

НЫРОК: Я думаю, там… на самом высоком небе… который сильнее и справедливее Земляной Смерти… Он у нее их забирает. К себе. На небо.

ДЕВОЧКА: Наверное. Хороших точно забирает.

НЫРОК: Он всех у нее забирает. И вот она все время голодная.

ДЕВОЧКА: Я бы оставляла плохих у нее… Ну, не знаю.

НЫРОК: А кто знает? Дядя-поп в лесу? К нему тетя, у которой мы живем с бабушкой, ходит… молчаться. А! Молиться! И она там, у дяди-попа…

ДЕВОЧКА: Ты откуда знаешь?

НЫРОК: Я раз за ней прокрался, и в щелочку под занавеской видел, как она что-то тете знахарке отдала, а та ей. Потом она что-то говорила священнику, а он ей руку на голову так вот положил и вот так другой рукой над ней сделал…

ДЕВОЧКА: Видел? Так и молчи.

НЫРОК: Это молитвие? Оно вправду кого-то спасает?

ДЕВОЧКА: Не знаю.

НЫРОК: А не знают, то не делают. Зачем звать Земляную Смерть? Сколь уж раз говорил! Война пройдет, а злые дети Земляной Смерти повсюду натыканные останутся.

Им все равно, кого рвать! Для них все чужие. Как их повыковыривать?

ДЕВОЧКА: У-у! Страшный упрекатель Нырок! Были б рожки, забодал бы.

НЫРОК: И забодал бы! Есть за что. Ты вот не любишь хорошего очкастого дядю.

ДЕВОЧКА: Он чужой.

НЫРОК: Хороший! А ты не хочешь, чтоб с ним дружила тетя Почтарка. Не зовешь ее мамой. И дружить ей ни с кем не даешь. Не любишь тех, кто хочет с ней…

ДЕВОЧКА: Ты про вредного гада Милдруга, что ли?

НЫРОК: Ему твоя сама накостыляет. Я про очкастого! Взрослые напутают. Сами потом ничему не верят. Есть хорошие и плохие. А у вас? Свои! Чужие! Чуть что, друг в друга бах! Вы не помните, что понимали, пока были маленькие! И я стану взрослым и забуду, какой я сейчас?! Ужас! Чем вас пронять?! Молитвием? Оно от маленьких имеет силу? Я на небо пошлю молитвие. Чтоб вас оттуда научили, как обратно поумнеть! Ты, может, вообще хотела отдать очкастого злым детям Земляной Смерти…

ДЕВОЧКА (застыла, прижала его к себе.)): С чего ты взял?

НЫРОК: Я, может, нарочно прыгнул в мины! Чтоб он меня спас, и ты увидела: он хороший, и не отдала его Земляной Смерти! Как вас еще пронять, взрослых?(Вырываясь.) Я, может, нарочно с вами сюда пошел, чтоб ты его не…

ДЕВОЧКА: Не кричи. Все. Все прошло. (Целует его.) Ты вправду, что ли, сам туда?..

НЫРОК: А теперь не скажу.

ДЕВОЧКА (взяла его за руку и повела): Я повинюсь. И ты честно мне скажешь?

НЫРОК: Я подумаю.

Нарисовался почта. Почтарка над письмами. Позади, опасными тенями, раз за разом скользят Проверяющий, двое Понятых и Милдруг с ними.

ДЕВОЧКА (вдруг остановила Нырка): Знаешь, что?.. Домой беги.

НЫРОК: Ты опять сквозь воздух что-то увидела? Там?

ДЕВОЧКА: Разве я колдунья!

НЫРОК: Ты огрома-адно сильная волшебница! Ты обхитриваешь Земляную Смерть. Я лучше всех это знаю. Ой, мне так хочется подглядеть, как ты ее еще раз надуешь!

ДЕВОЧКА: Сейчас домой. Чтоб не думали, что ты пропал. Про нашу тайну молчок.

НЫРОК: А ты… Завтра все-все-все-все расскажешь?

ДЕВОЧКА: Ну да! Когда я тебя обманывала?

НЫРОК: Ой, было-было-было-было! Когда на противную кашу говорила, что это такое хлебное варенье, и меня заговорила, и я все съел по ошибке!

ДЕВОЧКА: Зато не помер с голоду… Беги.

НЫРОК: И я молитвие в небо пошлю. Оно у маленьких не путанное, как у взрослых. Чтоб все было по-честному. И чтоб письмо от папы пришло. И чтоб хороших в смерть не отдавали! (На бегу.) Так я попрыгал! В завтр-ра! Ра-ра-ра! Ра! Ра! (Он исчез.)

28-й случай.

Девочка вбежала в дом. Прижалась к спине Почтарки.

ПОЧТАРКА: Переводчика отвела?

ДЕВОЧКА (обняла ее за шею): Показала дорогу. Сам дойдет. Я сюда спешила.

ПОЧТАРКА (накрыла ладонью руки Девочки): А где малыш?

ДЕВОЧКА (обошла стол, села напротив): Отправила домой.

ПОЧТАРКА: Есть будешь?

ДЕВОЧКА (разматывая платок): Эти… Близко. Перешли мост.

ПОЧТАРКА: Слышу.

29-й случай.

Шумно вошел Проверяющий. За ним Милдруг с шапкой в руках. И еще двое.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (сходу): Вот оно, почтовое хозяйство. Ну, по-быстрому, всем ворохом. Приходуем. По описи некогда. По ходу и познакомимся. Давно с вами хотел…

ПОЧТАРКА: Когда знакомятся, говорят: здравствуйте. Войдя в чужой дом.

МИЛДРУГ (поклонившись): Здравствуйте всем.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Вы же тут заведующая? Ну, или как там вас?..

ПОЧТАРКА: Я ничем не заведую. Я просто храню. Так сложилось.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Мы ценим. Что взяли на себя службу. Хранительницы. Ну… ДЕВОЧКА (как бы подсказывая): Дядя военный, добрый день.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Ну, здрасьте. (Хмыкнул): Суровая у вас дочура.

МИЛДРУГ: Она ей не дочка, милдруг товарищ начальник. Так, приблудная.

Почтарка и Девочка так глянули на него, что он спрятался за Проверяющего.

ДЕВОЧКА: А ноги? Кто будет вытирать? А шапки? Тут вам не сарай.

Понятые сняли шапки. Проверяющий фыркнул. Прошел к столу. Сел.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Указ высшего руководства: проверять всех, кто был в плену и на оккупированных землях. Выявлять всяких… В полосе нашего наступления. Слыхали про СМЕРШ? «Смерть шпионам!» То-то. Я оттуда. Ну, по скорому. Отчитывайтесь.

ПОЧТАРКА: Я вам не подотчетна.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (сложил к локтю фуражку): А кому?

ПОЧТАРКА: Никому. Только совести.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: И оккупантам так говорили? Странно, что живы. Или для них иная совесть? Не смотреть на меня так! Аж мурашки... Или не рады освободителям?

МИЛДРУГ: Вот она такая. Вдруг замолчит и смотрит. (Почтарке.) Не нужно, милдруг строптивица, будто барыня… Высокомерничать! Свысока на нас…

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Я уполномочен контрразведкой штаба дивизии вести дознание. Всеми способами. Эти как бы понятые. Из местных. Все по закону. Но в условиях военного времени…. Есть несогласные? Так вот, чтобы не было недомолвок.

МИЛДРУГ: Очень правильно! Нет ничего вреднее кривотолков. Я всегда за правду.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (Милдругу): Вам слова не давали. (Почтарке.) Приказ я исполню, как велят мне долг и убеждения. И моя совесть. О вас наслышан. Хорошего. И неясного. Вашу помощь партизанам и вообще… Ценим. Мы не звери. И понимаем… Мой долг в том, чтобы честно выяснить: кто достоин дальше нашего доверия, а кто не…

ПОЧТАРКА: То есть, мы можем рассчитывать на вашу непредвзятость?

МИЛДРУГ: А вот иронии не надо! Вы еще не под судом.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (хмыкнул): Истина в устах народа… Ну, докладывайте, что тут.

ПОЧТАРКА: Вот письма наших солдат с фронта. В тыл. (Читает.) Это из тыла на фронт. От родных. (Читает.) Вот наши важные бумаги. Тут вражеские документы, кажется, штабные. Это из полицай-архива, из поселка. Тоже, наверное, важно.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: О прочем после. А это, как оно к вам все стекается? Даже подозрительно: для кого вы все это собирали? Вам будто нарочно несли. По заданию.

ПОЧТАРКА: Я ничьих заданий… Ни ваших. Ни вражьих. Слеглось, как мое сердце велело… А это письма чужих, тоже с фронта домой и от родных на фронт. Надо бы...

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (взвился вдруг): Что: надо?! Вражий мусор! Вы это что?!

ПОЧТАРКА: И они люди. Иных силой гнали. Кто-то воевал по заблуждению. А кто погиб, как его письмо не доставить? Нечеловечья месть. Глупость ничтожных!

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: От врагов… Чтоб и пепла не было! За нашу почту и за документы спасибо, конечно. А эти зарыть! Лучше сжечь.

ПОЧТАРКА: Это же… последние слова родных друг другу! Нельзя это жечь.

ПОНЯТАЯ: Может, старая и малая правы?

ДЕВОЧКА: Моя… Она не старая! Это война всех будто в старых превращает.

МИЛДРУГ: Милдруг ребенок, не учи старших. Не мы войну начали. Верно же?

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Вот именно! Кто начал… Всех… И всё от них! Под корень.

ПОЧТАРКА: Жечь зачем? Несите в разведку. Что важное найдут. Или в службу агитации. Прочее в архив. Чтоб после войны знать правду. Как виделось у нас и у них.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Правду напишут. Не ваша забота. Кому положено. Как велено.

ПОЧТАРКА: Когда-нибудь, когда мир станет прочным, эти письма, можно будет переправить туда, чужим родным. А они, ответно, пришлют письма пропавших наших. И кто-то сможет узнать, наконец, о своих затерявшихся близких... Это по-людски.

МИЛДРУГ: Это близоруко. Беспринципно. (Проверяющему.) Ведь верно?

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Вот именно. Даже преступно. Пахнет предательством. Мое решение: все в пыль. Зачем ей чужие письма? В бывшей конюшне за домом я обнаружил целый склад. Старинные бумаги и вещи.

ДЕВОЧКА: Я собирала. Как память. Музей. Про то, как прежде тут почта была.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Зачем это? Подозрительно. Важно то, что сделано в наше время, Слушать меня. Быстро все тут осмотреть. С этих не спускать глаз… Мало ли что.

Пока они рылись по углам, Девочка и Почтарка придвинулись друг к другу.

ДЕВОЧКА: Будто ветер тихо поет. Далеко. Про что, не пойму… Я боюсь. И не боюсь. Дрожание… такое… внутри.

ПОЧТАРКА: Тоска меня гложет… Зачем ты вернулась? Ушла бы с капралом за лес.

ДЕВОЧКА: Ты здесь. (Помолчала.) А как ты вообще тут стала… ну…

ПОЧТАРКА: Из поселка за лесом родом мой жених. Тогда это был центр уезда! После он завял. Купцы хотели тянуть сюда железную дорогу. Та война не дала. Как сгинул на фронте мой жених, я приехала на его родину. Учительствовала. И... революция. Я помогала земскому врачу. Тут гражданская война. Свои на своих. Кого-то гонят. Кто сам исчез. Красные сжили доктора. Или белые. Или кто еще. Начальника почты тоже. Ну, я за него. Тогда начал служить в здешней церкви поп, что прячется у знахарки. Власть погнала его лет за десять до этой войны, когда с храма сбивали кресты. Лет через пять я нашла тебя. А еды почти нет! Голод. После того, как всех отдельных крестьян власть заставила хозяйствовать скопом. Чем тебя выкармливать? Крошила, как все, грубый черный хлеб и мешала с постным маслом. Мы это звали мурцовкой. И заставляла тебя, кроху, это есть. Плачу, реву, ласкаю, и заставляю! Ужас… Ты этаким хлебным вареньем недавно угощала Нырка. Когда нынешней зимой вышли почти все припасы… Все эти годы я хотела тебя отвести к нашему попу. Под благословение. Хотя бы в лес. Священник-то с себя сан не слагал… Не успела! Что уж теперь…

ДЕВОЧКА: А ты благословленная?

ПОЧТАРКА: Мой жених, уходя на ту, первую войну, меня перекрестил.

ДЕВОЧКА: Жених же не священник!

ПОЧТАРКА: Любовь… это благословение.

ДЕВОЧКА: Почему ты прежде мне такого не говорила? Про то, как любить?

ПОЧТАРКА: А кто про это знает до конца?.. У каждого по-своему.

ДЕВОЧКА: Про мамство и… все такое. Что все по-разному у мужчин и женщин.

ПОЧТАРКА: Вот же! Не успела. Не знаю, почему… Прости.

ДЕВОЧКА: Ты прости. Ну... Обидно, когда не своя. И не чужая. А… Хочется, чтоб к тебе лучше, чем ко всем. Просто потому что родная. А так… будто выпрашиваешь не свое. Если б не Милдруг, гад… а ты сама мне сказала, что я не родная…

ПОЧТАРКА: Было бы лучше?

ДЕВОЧКА: Не знаю… теперь. А мое происхождение? Я от кого?

ПОЧТАРКА: Может, ты сирота из-за несчастья. Или из-за лихих людей. Я взяла тебя из приюта совсем маленькой. Ты ничего не помнила… про семью. Когда-то откроется правда. Дай бог, чтоб там не было такого зла, которое душа не сможет простить. Если повинны такие люди, которым хочется только мстить, мстить…

ДЕВОЧКА: Как этот? С проверкой? Глаза стеклянные. К своим, как к чужим.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (вернулся к столу): Слушать меня. Этих… Вывести из дома.

ДЕВОЧКА: Ага. Пришли наши, и стало хуже, чем при чужих.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Вот! Отсиживались тут в тылу, под врагами, а мы кровь лили!

МИЛДРУГ (Почтарке, суетливо): Взяли бы что-нибудь? Из носильных вещей.

ПОЧТАРКА: Мне уж они ни к чему…

ДЕВОЧКА: А я прихвачу. (Собирает узелок.) Косынки. И шаль. И снадобья…

Все выходят на улицу. Растворяются в небытии стол, письма, дом.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Задание выполнено. Теперь быстро догонять начальство и штаб. Лучше всего на попутках. У меня мандат… Как быстрее выйти к большой дороге?

ПОЧТАРКА (безучастно): Туда. По этому берегу. Полчаса ходу к дороге.

ПРОВЕРЯЩИЙ: Есть. Так… Это барахло в сарай, к древнему хламу и поджечь.

ПОНЯТОЙ: Зачем архив жечь? Вдруг вправду что-то пригодится для разведки?

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Не возражать. На своем горбу, что ли, тащить эту тяжесть?

ПОНЯТАЯ: От сарая огнем весь дом займется!..

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Велел же заткнуться несогласным. Пусть пылает вражье гнездо! Считаю: мы выявили тайного вражеского агента. Нам это в плюс.

МИЛДРУГ: А как же? Милдруг товарищ начальник… Много пользы принесла эта… достойная женщина. Лишнего не скажу. Несмотря на ее пожилые годы…

ДЕВОЧКА: Она не пожилая. Моложе некоторых.

МИЛДРУГ (со странной надеждой): Любой бы рад взять в жены! Хоть сейчас…

Почтарка ответила Девочке на ее взгляд. Глядит то ли сквозь Милдруга, то ли в себя. Проверяющий цепко ловит взоры всех троих.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Бросьте эти буржуазные пережитки средневекового мракобесья. Когда миловали, если кто прямо перед казнью берет осужденного в жены или мужья.

ДЕВОЧКА: Мою… Ее никто не судил!

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: А ты не возникай. Мелочь еще. Да и сама не отмыта!

ПОЧТАРКА: Покупать жизнь ценой неправды… Зачем? Если сердце с другим…

ПРОВЕРЯЮЩИЙ (Милдругу)Съел? Она тебя так не хочет, что лучше в петлю!

МИЛДРУГ (еще живет надеждой): Вина снята! Она же помогала партизанам.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Для прикрытия. Она из прошлого времени. И нам тайно враждебна. Видно же. Может, она врагами оставлена, как шпионка. Связи у нее темные. Зачем она часто ходила к этой… местной? Которая из семьи раскулаченных?

ДЕВОЧКА: А потом эта наша соседка вместе со всеми с храма кресты сдергивала. А когда были немцы, в ее избе был тайный пост. Для связи с партизанами.

МИЛДРУГ: Это правда. Товарищ милдруг началь…

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Поговори еще! Я вам не милдруг. Распустились при оккупантах. Кто был день под ними, все в подозрении. В ближнем лесу поп. Вы все с ним… Пока с захватчиками бились, власть терпела. Польза и от попа. Теперь бывшие не нужны!

ДЕВОЧКА: Как был интерес, так любили. А как нету больше пользы, так в мусор?

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Всех вас надо трясти. И ту, из раскулаченных. А эту почтовую начальницу в первую очередь. Куда делся переводчик? Вы все с ним якшались.

ДЕВОЧКА: Он уже в соседнем поселке, где эти… которые теперь против войны…

ПОЧТАРКА: Там, при нашем штабе, представители комитета немцев-антифашистов.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Откуда это известно? Кто подтвердит?

ПОЧТАРКА: Свяжитесь с нашим штабом в соседнем селе. Там и подтвердят.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Тратить зазря батарею в рации на ерунду? Все это отмазки. Враги напали вероломно. Грабят! Урожай и сокровища музеев. Роются в наших древних курганах! Церкви заново открыают. Что вы их там с попами славили?! А они… Убивают! Семьями! На глазах детей гибнут родные! Ты остаешься один, как перст! На весь мир! Нет никого родных и своих! Ум кипит от ужаса! В соседних селах скольких расстреляли? Деревню за рекой сожгли. А у вас тут тишь. Почему?

ПОЧТАРКА: Так сложилось.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Или сами так сложили? Не смотреть поверх голов. В глаза мне!

МИЛДРУГ: У них нрав такой. Будто в небесах правду ищут, милдруг товарищ нач…

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Цыц! Враги гонят наших в рабство. И на мины! А вы… спасать?

ДЕВОЧКА (неожиданно для себя самой): А если он хороший и нам помогал?

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Продались. Допросить бы, где надо, эту Почтарку. Да помехой будет. Вдруг на кого напоремся по дороге. Лучше... (Милдругу.) Вы и ликвидируете.

МИЛДРУГ: Как же?! Милдруг человек-начальник! Я ж никогда ни в кого не целил…

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Когда-то надо начинать. Хе. Если хочешь жить. Чтоб забылись твои делишки… Кровью смыть вину. Чужую и свою. Внял? Держи. (Сует ему пистолет.) По условиям военного времени, именем закона, приказываю! Расстрелять ее.

Милдруг навел оружие. Отшагнул подале. Девочка давит взглядом в его спину.

МИЛДРУГ: Это… Хорошо, что вышли. Неладно, милдруги, творить кровавое в доме. (Оглянулся на Девочку.) Не буравь! Как из ружья целишь. Спину жжет. Сквозь одежу.

ПОНЯТАЯ (Понятому): Глянь, у него рука с пистолетом в сторону уходит…

ПОНЯТОЙ: А начальник будто не замечает…

ДЕВОЧКА (выждав еще, резко): Жми!

Он, не вернув прицел, с испугу нажал курок. Выстрел. Почтарка упала.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Годится. (Забрал оружие.) Вы со мной. (Понятым.) Эту зарыть. А, долго. Запаляйте сарай и киньте в огонь. И догоняйте нас. (Девочке.)Однако!

ДЕВОЧКА: Стойте. Она неверную дорогу сказала. Там мины. Надо той стороной.

ПРОВЕРЯЮЩИЙ: Молодец. Не совсем порода испорчена… Идем!

И пошел с Милдругом, куда Девочка указала; а та села над Почтаркой

30-й случай.

Девочка шепчет над Почтаркой. Понятые растерянно толкутся рядом.

ПОНЯТОЙ: Помочь схоронить? Решай быстрее, нам спешно... Запалить велено.

ДЕВОЧКА: Куда спешить? (Бинтует Почтарку платками.) Без отпевания?

ПОНЯТАЯ: Дак еще до войны наша власть отменила все церковное и божье!

ДЕВОЧКА: Больно вы всяким командам послушные. А не своей душе и совести.

ПОНЯТОЙ: Мала ты еще. Тебе не понять! Самим не хочется…

ДЕВОЧКА: И чего спешить? Давать волю огню... Смерть еще тут.

Качаясь-шепча, склонилась над Почтаркой. Вдали громыхнуло.

ПОНЯТАЯ: Это… Мина? Слышь, крик! Еще бухнуло! Это ж там… Ты ж их туда?!

ДЕВОЧКА: Земляная смерть на охоте. За жизнями. Ее праздник! Война.

ПОНЯТОЙ: Дак ты смерти… помогать? Или кому?

ДЕВОЧКА (рану укрыла травкой): Я с ней сражаюсь. (Почтарке.) Прими-впитай силу! От неба, от земли! (массирует ей сердце, руки.) Возьми-вбери силу! От меня!

ПОЧТАРКА: Доча… Не леденей… Не злобься. Когда вокруг… Столько зла…

ПОНЯТОЙ: Живая! Неточно пулю послал… этот гад...

ДЕВОЧКА (Почтарке): Я поспешила! Прости меня! Не до конца увела его руку.

ПОЧТАРКА: Он почти и не попал… Крови чуток. Это… Сердце чего-то… зашлось.

ДЕВОЧКА (Понятым): Теперь спешите. Тропкой над оврагом. За лесом в селе врач. Партизанский. Может, успеет. По пути, в сторожке, знахарка, пришлите ее. Поможет.

ПОНЯТАЯ (неуверенно топчется)Значит, не запалять?

ДЕВОЧКА: В избе у знахарки… Как бы лесник. Властью запрещенный священник. А для себя он не бывший. Ему все скажите. Если успеет... Может, и для тех (кивнула в сторону взрывов) останется чуток надежды. Грехи отпустит.

ПОНЯТАЯ: Так не случайна, смерть-то? Бывает, по выбору?

ДЕВОЧКА: Иногда Смерть к кому хоть и примерится… Но промахнется.

ПОНЯТОЙ: Чувства ты мне смешала. Страшно, если по выбору. (Смотрит Девочке в глаза.) Но по справедливости… Что тут скажешь. (Понятой.) Идем!

И они заспешили, куда велела им Девочка.

31-й случай.

ДЕВОЧКА (Почтарке, спасая мерцание уставшей жизни): Я прошу! Живи! Постарайся! Я еще не всему у тебя научилась… Я не сумею сама… Помоги мне!

ПОЧТАРКА: Поверни меня… Голову мне… не… поднимай… Дышать трудно.

ДЕВОЧКА: Не уходи! Я отомстила. За всех. За тебя. Смыла кровью. Оставайся.

ПОЧТАРКА: После войны… убив злобу… надо в мире. Никому не дано судить чью-то жизнь и судьбу. Даже если кажется, что она в его власти…

ДЕВОЧКА: Ты говоришь, как тот, в очках. Он тебе… привет передал.

ПОЧТАРКА: Спасибо. Я знала…

ДЕВОЧКА: Возьми мои силы! Сейчас приведут помощь… (То вскидывает глаза к небу; то будто старается влить в Почтарку свое дыхание.) Живи! Он тебя помнит. Он спасется. Хотел написать… Не успел. Его спасут. Он тебя найдет! Живи! Мама!..

 

 

 

Вот и вся история…

Свернуть