17 ноября 2019  04:29 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Проза № 50
 
 
 
Стиг Ларссон
 
Девушка, которая играла с огнем



Она остановилась на пороге и в полупустом зале сразу увидала Хольгера. Он сидел лицом к двери, но все его внимание было сосредоточено на тарелке. Вилку он неуклюже сжимал в кулаке и сосредоточенно трудился над тем, чтобы донести ее до рта. Примерно треть этих попыток заканчивалась неудачно, и еда падала на стол.

Вид у него был безнадежно поникший, лицо какое-то неподвижное — он казался столетним старцем. И только сейчас, видя его в кресле-каталке, Лисбет по-настоящему осознала, что он действительно жив и Арманский ее не обманул.


Хольгер Пальмгрен выругался про себя, в третий раз безуспешно попытавшись подобрать на вилку очередную порцию макарон. Он смирился с тем, что не может как следует ходить, что очень многое он не в состоянии делать сам. Но то, что он не может даже нормально есть и что порой у него, как у младенца, текут слюни, было для него невыносимо.

Умом он прекрасно понимал, как это делается. Нужно наклонить вилку под прямым углом, подцепить еду, поднять ее и поднести ко рту. Однако что-то разладилось в координации движений. Рука жила словно своей отдельной жизнью. Когда он приказывал ей подниматься вверх, она медленно уплывала куда-то в сторону. Когда он направлял вилку ко рту, рука в последний момент меняла направление и он попадал себе в щеку или в подбородок.

Однако он знал, что реабилитация уже принесла некоторые успехи. Всего лишь шесть месяцев тому назад руки у него так тряслись, что он вообще не мог донести еду до рта. Теперь же, хотя принятие пищи занимает много времени, все же он справляется без посторонней помощи. И он не собирался сдаваться, пока вновь не научится владеть своим телом.

Он только что опустил вилку, чтобы взять следующую порцию макарон, как вдруг из-за плеча к нему протянулась чья-то рука и мягко забрала вилку. Он увидел, как эта рука подцепила и подняла с тарелки кусок макаронной запеканки, и тотчас же узнал эту тонкую кукольную ручку. Обернувшись, он встретился глазами с Лисбет Саландер, стоявшей к нему вплотную. Она смотрела на него выжидающе, с выражением робости на лице.

Пальмгрен долго без движения смотрел на нее. Сердце, непонятно почему, отчаянно забилось. Наконец он открыл рот и принял предложенную еду.

Кусочек за кусочком, она его покормила. Вообще-то Пальмгрен терпеть не мог, чтобы его кормили за столом, но он понял, что у Лисбет это было движение души. Она делала это не потому, что он стал неуклюж, как тюфяк. Своим поступком она выражала сочувствие, которое вообще было ей не свойственно. Она подавала еду довольно крупными кусочками и терпеливо дожидалась, пока он прожует. Когда он показал ей на стакан с молоком и торчащей соломинкой, она спокойно поднесла его ко рту больного и держала так, чтобы ему было удобно пить.

За все время завтрака они не обменялись ни словом. Когда он проглотил последний кусок, она положила вилку и вопросительно посмотрела на него. Он покачал головой: нет, хватит, добавки не нужно.

Хольгер Пальмгрен откинулся на спинку кресла-каталки и глубоко вздохнул. Лисбет взяла салфетку и отерла ему рот. Он вдруг почувствовал себя кем-то вроде главы мафиозного клана из американского фильма, этаким capo di tutti capi,[Босс всех боссов (ит.).] которому какой-нибудь подручный оказывает мелкие услуги в знак уважения. Мысленно он уже видел, как она целует ему руку, и невольно улыбнулся такой игре фантазии.

— Как ты думаешь, можно ли тут где-нибудь раздобыть чашку кофе? — спросила Лисбет.

Он пробормотал что-то невнятное. Язык и губы не слушались его, звуки не складывались в слова.

— Быффт зыглом. — «Буфет за углом», как она поняла.

— Тебе принести? С молоком и без сахара, как раньше?

Он кивнул. Она забрала поднос и через несколько минут вернулась с двумя чашками кофе. Он отметил, что она пьет черный кофе, что было не в ее привычках, а потом улыбнулся — она сберегла соломинку, через которую он пил молоко, и поставила ее в кофейную чашку. Они молчали. Хольгер Пальмгрен хотел задать ей тысячу вопросов, но не мог выговорить ни одного слога. Зато они то и дело встречались глазами. У Лисбет был жутко виноватый вид. Наконец она прервала молчание.

— Я думала, что ты умер, — сказала она. — Я не знала, что ты жив. Если бы знала, я бы ни за что… Я бы давно уже навестила тебя.

Он кивнул.

— Прости меня!

Он снова кивнул и улыбнулся. Улыбка получилась кособокая, как будто он скривил губы.

— Ты был в коме, и доктора сказали, что ты умрешь. Они думали, что ты умрешь в ближайшие дни, а я взяла и ушла. Мне очень стыдно. Прости!

Он приподнял руку и положил на ее стиснутый кулачок. Она крепко сжала ее и с облегчением вздохнула.

— Тяя дыга неыо. — «Тебя долго не было».

— Ты говорил с Драганом Арманским?

Он кивнул.

— Я путешествовала. Я была вынуждена уехать. Уехала, ни с кем не попрощавшись. Ты беспокоился?

Он покачал головой.

— Никогда не надо из-за меня беспокоиться.

— Я ныннда за тяя неспооися. Ты ффега спависся. Ааски спокоисся. — «Я никогда за тебя не беспокоился. Ты всегда справляешься. Арманский беспокоился».

Тут она в первый раз улыбнулась. У Хольгера Пальмгрена отлегло от сердца — это была обычная ее кривоватая улыбка. Он пристально рассматривал ее, сравнивая образ, хранившийся в его памяти, с девушкой, которая сейчас стояла перед ним. Она изменилась. Она была живой и здоровой, хорошо и аккуратно одетой. Исчезло кольцо из губы и… гм… татуировка в виде осы, которая раньше была у нее на шее, теперь тоже исчезла. Лисбет выглядела повзрослевшей. Впервые за много недель он захохотал, и его смех был похож на кашель.

Лисбет еще больше скривила рот в улыбке и вдруг почувствовала, как сердце ее переполнилось давно забытым теплом.

— Ты ршшо спавиась. — «Ты хорошо справилась», — сказал он, показывая на ее одежду.

Она кивнула:

— Я отлично справляюсь!

— Как тее новы пекун? — «Как тебе новый опекун?»

Хольгер Пальмгрен заметил, как помрачнела Лисбет. Губы ее чуть-чуть сжались, но она ответила с невозмутимым видом:

— Он ничего… Я знаю, как с ним обращаться.

Брови Пальмгрена вопросительно поднялись. Лисбет обвела взглядом столовую и переменила тему:

— Как давно ты здесь?

Пальмгрен был не дурак. Он перенес удар, он с трудом говорил и утратил координацию движений, но интеллект его не пострадал, и внутренним чутьем он тотчас же уловил в тоне Лисбет Саландер фальшь. За те годы, что они были знакомы, он понял, что она никогда не врет ему напрямую, но в то же время не всегда бывает вполне откровенна. Ее способ утаивания правды заключался в том, чтобы отвлечь его внимание. С новым опекуном определенно что-то было не так, и Хольгера Пальмгрена это совершенно не удивило.

Внезапно он ощутил прилив раскаяния. Сколько раз он говорил себе, что надо бы как-то связаться с коллегой Нильсом Бьюрманом и поинтересоваться, как обстоят дела Лисбет Саландер, но всякий раз откладывал! И почему он не занялся вопросом о ее недееспособности, пока еще был ее опекуном? Да потому что эгоистично желал сохранить с нею контакт. Он полюбил эту чертову трудную девчонку, как родную дочь, которой у него никогда не было, и хотел сохранить эти отношения. Кроме того, ему, старому тюфяку из приюта для инвалидов, который еле-еле справляется с тем, чтобы расстегнуть в туалете штаны, было слишком сложно и трудно начать такое дело. А теперь он чувствовал себя так, словно подвел Лисбет Саландер. «Но она выживет в любых условиях, — подумал бывший адвокат. — Она самая непотопляемая личность из всех, кого я когда-либо встречал».

— Сет.

— Не поняла.

— Суд.

— Суд? О чем это ты?

— Ндо отмнить ршение о твоей недееспссп…

Хольгер Пальмгрен весь покраснел, лицо его перекосилось от напрасного усилия произнести нужное слово. Лисбет положила ладонь на его руку и осторожно ее пожала:

— Не… беспокойся за меня, Хольгер! У меня уже есть план, как в ближайшее время избавиться от статуса недееспособной. Это сейчас не твоя забота. Но вполне может быть, что мне еще понадобится твоя помощь. Хорошо? Ты согласишься быть моим адвокатом, если мне это понадобится?

Он покачал головой:

— Сишк стар! — Он постучал костяшками пальцев по столу. — Стары драк.

— Конечно, ты чертов старый дурак, если так говоришь! Мне нужен адвокат. И я хочу, чтобы это был ты. Хоть ты и не сможешь выступать в суде как защитник и произносить длинные речи, но ты всегда сумеешь дать мне умный совет. О'кей?

Он снова покачал головой. Затем кивнул.

— Рыбтш?

— Не поняла.

— Деты рыбтш? Не Рмнски. — «Где ты работаешь? Не у Арманского?»

Лисбет минутку помолчала, не зная, как сказать и как объяснить ему свое нынешнее положение. Вопрос был сложный.

— Я больше не работаю у Арманского, Хольгер. Мне не нужно у него работать, чтобы зарабатывать себе на жизнь. У меня есть деньги, и дела мои обстоят хорошо.

Пальмгрен снова приподнял брови.

— Теперь я буду часто тебя навещать. Я все тебе расскажу, но давай не будем пока волноваться. Сейчас я хочу заняться другим.

Она нагнулась, подняла с пола сумку и, поставив ее на стол, вынула оттуда шахматную доску.

— Мы с тобой уже два года не резались в шахматишки!

Он смирился с неизбежностью. Как видно, она затеяла какие-то интриги и не хочет об этом рассказывать. Наверняка он бы их не одобрил, но Хольгер достаточно верил в нее и знал: если она что-то затеяла, значит, это возможно. Сомнительно с юридической точки зрения, но не противоречит божеским законам. В отличие от большинства Хольгер Пальмгрен был убежден, что Лисбет Саландер — человек по природе порядочный. Проблема была лишь в том, что ее личная мораль не всегда совпадала с установлениями закона.

Лисбет расставила перед ним шахматные фигуры, и потрясенный Пальмгрен узнал свою собственную доску. Очевидно, она стащила ее из квартиры, когда его положили в больницу. Лисбет предоставила ему играть белыми, и он вдруг обрадовался этому, как ребенок.


Лисбет Саландер провела у Хольгера Пальмгрена два часа. Три раза она его обыграла, но тут в самый разгар схватки вошла сиделка и сказала, что ему пора на послеобеденное занятие лечебной физкультурой. Лисбет собрала фигуры и спрятала доску в сумку.

— Не могли бы вы рассказать мне, как идут дела с лечебной физкультурой? — спросила она сиделку.

— Мы делаем упражнения для развития силы и координации и уже достигли успехов, правда?

Вопрос был обращен к Хольгеру Пальмгрену. Тот кивнул.

— Ты уже можешь пройти несколько метров, а к лету начнешь самостоятельно гулять в парке. Она твоя дочь?

Лисбет и Хольгер Пальмгрен переглянулись.

— Прмм дочь. — «Приемная дочь».

— Как хорошо, что ты пришла его навестить!

Иными словами: «Где ты, черт возьми, до сих пор пропадала?» Лисбет сделала вид, что не заметила скрытого упрека. Она нагнулась к нему и поцеловала в щеку:

— В пятницу я снова приду тебя навестить.

Хольгер Пальмгрен с трудом встал с инвалидного кресла, она проводила его до лифта, и там они расстались. Как только двери лифта закрылись, Лисбет направилась к администратору и спросила, можно ли видеть лечащего врача. Ее направили к доктору А. Сиварнандану, которого она нашла в кабинете в конце коридора. Она представилась и сказала, что является приемной дочерью Пальмгрена.

Доктор А. Сиварнандан, обладатель рябого лица и тоненьких усиков, открыл карточку Хольгера Пальмгрена и стал читать первые страницы. Лисбет ждала, все больше раздражаясь. Наконец он поднял голову и заговорил, к ее удивлению, с заметным финским акцентом:

— В бумагах ничего не сказано о дочери или приемной дочери. Согласно записям, из ближайших родственников у него есть только восьмидесятишестилетняя двоюродная сестра, проживающая в Емтланде.[Емтланд — лен в Швеции.]

— Он заботился обо мне с тех пор, как мне исполнилось тринадцать лет, и до того дня, как у него случился удар. Тогда мне было двадцать четыре.

Она порылась во внутреннем кармане куртки и бросила на письменный стол доктора А. Сиварнандана ручку.

— Меня зовут Лисбет Саландер. Запишите мое имя в его карточку. Я его самая близкая родственница на всем белом свете.

— Возможно, — строго ответил А. Сиварнандан. — Но если вы его самая близкая родственница, то что-то уж очень долго вы собирались его посетить. До сих пор его лишь изредка навещал один человек, не являющийся его родственником, но записанный в качестве того лица, с которым следует связаться в случае ухудшения состояния больного или его смерти.

— Должно быть, это Драган Арманский.

Доктор А. Сиварнандан удивленно поднял брови и задумчиво покивал:

— Правильно. Вижу, вы знаете его.

— Вы можете позвонить ему и убедиться, что он тоже меня знает.

— В этом нет надобности. Я верю вам. Мне сообщили, что вы два часа просидели с Хольгером Пальмгреном за шахматами. Однако я не могу обсуждать с вами его здоровье без его разрешения.

— А такого разрешения этот упрямый черт ни за что не даст, потому что он вбил себе в голову бредовую идею, будто не должен обременять окружающих своими несчастьями, а еще будто по-прежнему он несет ответственность за меня, а не я за него. Вот как было дело: два года я была в уверенности, что Пальмгрен умер. Только вчера я узнала, что он жив. Если бы я знала, что он… Это трудно объяснить, но я хочу знать, каков прогноз и может ли он поправиться.

Доктор А. Сиварнандан взял ручку и аккуратно вписал имя Лисбет Саландер в карточку Хольгера Пальмгрена, выяснив к тому же ее идентификационный номер и телефон.

— О'кей. Теперь вы официально его приемная дочь. Возможно, я поступаю не совсем по правилам, но, принимая во внимание, что вы первый человек, навестивший его после Рождества, когда к нему приезжал господин Арманский… Вы видели его сегодня и сами наблюдали, что у него проблемы с координацией движений и неважно с речью. Он перенес удар.

— Я знаю. Это я его тогда нашла и вызвала «скорую».

— Вот как! В таком случае вы знаете, что он три месяца пролежал в больнице и долгое время был без сознания. Часто пациенты в таких случаях не выходят из комы, но иногда все-таки приходят в себя. Очевидно, его время еще не пришло. Сначала его перевели в отделение для хронических больных с нарушенной умственной деятельностью, совершенно не способных обходиться без посторонней помощи. Против ожидания у него вдруг стали появляться признаки улучшения, и тогда его девять месяцев тому назад перевели в реабилитационный центр.

— Что ждет его в будущем?

Доктор А. Сиварнандан развел руками:

— Может быть, у вас есть магический кристалл посильнее моего? Я действительно не имею об этом никакого представления. Он может умереть от кровоизлияния в мозг хоть сегодня ночью. А может прожить еще двадцать лет в сравнительно хорошем состоянии. Не знаю. Тут, можно сказать, все от Бога зависит.

— А если он проживет еще двадцать лет?

— Реабилитация проходила у него трудно, и только в самые последние месяцы мы действительно смогли отметить заметные улучшения. Шесть месяцев назад он еще не мог есть без посторонней помощи. Всего лишь месяц назад он еле-еле мог встать с инвалидного кресла — отчасти из-за того, что его мышцы атрофировались от долгого лежания. Но теперь он, во всяком случае, немного может ходить.

— Ему станет лучше?

— Да. Причем даже намного лучше. Трудно было самое начало, а сейчас мы каждый день отмечаем новые успехи. Из его жизни выпало два года. Я надеюсь, через несколько месяцев, к началу лета, он сможет гулять у нас в парке.

— А речь?

— Его проблема состоит в том, что у него были поражены речевой и двигательные центры. Долгое время он был как мешок. С тех пор мы добились, что он опять научился управлять своим телом и разговаривать. Ему бывает трудно вспомнить нужное слово, и пришлось заново учиться говорить. Но в то же время он учился не как ребенок — он понимает значение слов и только не может их произнести. Подождите несколько месяцев, и вы увидите, что его речь по сравнению с сегодняшним днем стала лучше. То же относится и к способности ориентироваться. Девять месяцев назад он путал, где право, где лево, где верх и где низ.

Лисбет задумчиво кивнула и две минуты размышляла. К ее удивлению, ей понравился доктор А. Сиварнандан с его индийской внешностью и финским произношением.

— Что значит «А.»? — спросила она неожиданно.

Он посмотрел на нее с подозрением, но ответил:

— Андерс.

— Андерс?

— Я родился в Шри-Ланке, но меня усыновили и увезли в Турку, когда мне не было еще и года.

— О'кей, Андерс! Чем я могу вам помочь?

— Навещайте его. Ему нужны интеллектуальные стимулы.

— Я могу приходить каждый день.

— Мне не нужно, чтобы вы приходили каждый день. Раз он вас любит, то я хочу, чтобы он ждал ваших посещений и заранее радовался. Мне не надо, чтобы они ему надоели.

— Нужна ли ему помощь каких-нибудь специалистов, чтобы он поскорее выздоровел? Я оплачу их, если это понадобится.

Он быстро улыбнулся, но тотчас же снова стал серьезным:

— Боюсь, что мы и есть эти специалисты. Конечно, мне хотелось бы иметь больше средств в своем распоряжении и чтобы нам не урезали обеспечение, но могу вас заверить, что он получает самое лучшее лечение.

— А если бы вы не боялись сокращения средств, что бы вы тогда могли ему предложить?

— Идеальным вариантом для таких пациентов, как Хольгер Пальмгрен, был бы, конечно, личный тренер на полный рабочий день. Однако такие возможности в Швеции давно уже никому не предоставляются.

— Наймите ему тренера.

— Что вы сказали?

— Наймите персонального тренера для Хольгера Пальмгрена. И выберите самого лучшего из всех. Завтра же! И проследите за тем, чтобы у него было все необходимое оборудование и прочее, что там нужно. Я устрою так, чтобы уже к концу нынешней недели были выделены деньги на оплату тренера и покупку оборудования.

— Вы шутите?

Лисбет прямо и жестко посмотрела в глаза доктору Сиварнандану.


Миа Бергман нажала на педаль тормоза и направила свой «фиат» к тротуару перед станцией метро «Гамла стан». Даг Свенссон открыл дверцу и на ходу сел в машину. Наклонившись, он поцеловал Миа в щеку — она в это время крепко держала руль, объезжая автобус.

— Привет! — сказала она, не сводя глаз с идущего впереди транспорта. — У тебя был такой серьезный вид. Что-нибудь случилось?

Даг Свенссон вздохнул и застегнул ремень безопасности.

— Нет, ничего серьезного. Небольшая задержка с текстом.

— А что такое?

— Остался месяц до сдачи. Я провел девять из двадцати двух запланированных нами бесед. И тут вдруг проблемы с Бьёрком из Службы безопасности! Как назло, он взял больничный, засел дома и не подходит к телефону.

— Может, он в больнице?

— Не знаю. Ты пробовала когда-нибудь получить какую-нибудь информацию в Службе безопасности? Они даже не говорят, работает ли он у них.

— Ты не пробовал звонить его родителям?

— Они оба умерли. И жены у него нет. Есть брат, но тот живет в Испании. Просто не знаю, как мне до него добраться.

Миа Бергман покосилась на своего друга. Она вела машину по Шлюзу, стараясь выбраться к туннелю, ведущему к Нюнесвеген.

— В крайнем случае придется выкинуть кусок о Бьёрке. Блумквист требует, чтобы все, кого мы в чем-то обвиняем, получили шанс высказать свою точку зрения, прежде чем мы опубликуем их имена.

— Было бы жалко пропустить представителя тайной полиции, который бегает по проституткам. Как ты поступишь?

— Постараюсь его разыскать, конечно. Ты-то сама как? Не нервничаешь?

— В общем, нет. Через месяц у меня защита докторской, а я спокойна, как простокваша.

— Ты владеешь своей темой. Что же тебе нервничать?

— Взгляни на заднее сиденье!

Даг Свенссон обернулся и увидел там коробку.

— Миа! Она напечатана! — воскликнул он.

В его руках оказалась напечатанная диссертация под заголовком:

Он потянулся к ней и снова поцеловал в щечку.

— Тише! Доктором я буду еще только через три недели. И пожалуйста, убери руки, пока я веду машину.

Даг Свенссон захохотал, но тут же опять стал серьезным:

— Кстати, насчет ложки дегтя в бочке меда и так далее… Несколько лет назад ты ведь брала интервью у девушки, которую звали Ирина П.

— Ирина П., двадцать два года, из Санкт-Петербурга. В первый раз приезжала сюда в девяносто девятом году, затем побывала еще несколько раз. А что?

— Я сегодня встретил Гюльбрансена. Полицейского, который ликвидировал бордель в Сёдертелье.[Пригород Стокгольма.] Ты читала на прошлой неделе, что в канале Сёдертелье выловили утопленницу? Об этом писали в вечерних газетах. Она оказалась Ириной П.

— Господи, какой ужас!

Оба помолчали. В это время они проезжали Сканстулль.

— Она упоминается в моей работе, — сказала наконец Миа Бергман. — Под псевдонимом Тамара.

Даг Свенссон открыл «From Russia with love» на той части, в которой содержались различные интервью, отыскал там Тамару и углубился в чтение. Машина тем временем проехала площадь Гюллмарсплан и Глобен.[Глобен — расположенный на Сёдермальме знаменитый спорткомплекс с самым большим в мире шарообразным сооружением — спортивно-концертным залом «Глобен».]

— Ее привез в Швецию человек, которого ты называешь Антоном.

— Я не могу называть настоящие имена. Меня уже предупредили, что на защите это может вызвать критические замечания, но я не могу выдавать девушек. Их могут за это убить. И поэтому я не могу называть имена клиентов, пользовавшихся их услугами, иначе можно будет вычислить, с кем из девушек я беседовала. Поэтому во всех конкретных примерах я привожу псевдонимы и убираю все детали, на основе которых можно было бы идентифицировать отдельных персонажей.

— Кто такой Антон?

— Предположительно его зовут Зала. Мне так и не удалось установить его личность, но думаю, что он поляк или югослав и на самом деле его зовут как-то иначе. Я беседовала с Ириной П. четыре или пять раз, и только при нашей последней встрече она его назвала. Она собиралась изменить жизнь и бросить свое занятие, но страшно его боялась.

— Гмм, — отозвался Даг Свенссон.

— Что ты хочешь сказать?

— Да так… Недавно мне приходилось слышать это имя.

— Каким образом?

— У меня была встреча с Сандстрёмом, одним из тех самых клиентов. Он журналист. Редкостная дрянь, надо сказать!

— Почему?

— Вообще-то он и не журналист даже. Он делает рекламные брошюры для разных предприятий. Но он сдвинулся на фантазиях о насилии и осуществлял их с этой девушкой…

— Знаю. Я же сама брала у нее интервью.

— А ты отметила, что он сделал для Института здравоохранения макет информационного буклета о заразных болезнях, передаваемых половым путем?

— Этого я не знала.

— Я встречался с ним на прошлой неделе. Когда я выложил перед ним всю документацию и спросил, почему он пользуется несовершеннолетними проститутками из стран Восточного блока для осуществления своих сексуальных фантазий о насилии, он сначала был совершенно раздавлен.

— И что же оказалось?

— Сандстрём попал в такую ситуацию, когда ему пришлось быть не только клиентом, но и выполнять поручения мафии сексуальных услуг. Он назвал мне имена, которые были ему известны, в частности Зала. Никаких подробностей о нем он мне не рассказывал, но имя достаточно необычное.

Миа покосилась на Дага.

— И ты больше ничего о нем не знаешь? — спросил Даг.

— Нет, мне так и не удалось выяснить ничего конкретного. Но его имя временами всплывает то тут, то там. Девушки, похоже, ужасно его боятся, и ни одна не согласилась хоть что-то о нем рассказать.

Глава 09

Воскресенье, 6 марта — пятница, 11 марта

Войдя в столовую, доктор А. Сиварнандан с порога увидел Хольгера Пальмгрена и Лисбет Саландер, сидевших над шахматной доской. Лисбет взяла себе за правило навещать больного раз в неделю, чаще всего в воскресенье. Она приезжала к трем часам и проводила с ним несколько часов за шахматами, а уходила около восьми вечера, когда ему нужно было ложиться спать. Доктор А. Сиварнандан заметил, что в общении с Пальмгреном она не проявляет заботливости, обычной в отношении тяжелого больного, да и вообще вроде как не считает Хольгера за больного. Напротив, они, казалось, постоянно подкалывали друг дружку, а она еще и позволяла ему ухаживать за собой, например приносить ей кофе.

Доктор А. Сиварнандан нахмурил брови. Он никак не мог разобраться в этой странной девушке, которая называла себя приемной дочерью Хольгера Пальмгрена. У нее была очень необычная внешность, а на всех вокруг она смотрела с нескрываемой подозрительностью и не понимала шуток. Вести с ней обычный разговор было невозможно: однажды он спросил ее, кем она работает, но она уклонилась от ответа.

Спустя несколько дней после своего первого посещения она вернулась с пачкой бумаг по поводу создания специального фонда содействия центру в реабилитации Хольгера Пальмгрена. Председателем фонда был некий адвокат из Гибралтара, правление состояло из председателя, тоже адвоката из Гибралтара, и ревизора Хуго Свенссона из Стокгольма. Фонд располагал двумя с половиной миллионами крон, к которым доктор А. Сиварнандан получал доступ в целях предоставления Хольгеру Пальмгрену наилучших возможностей для лечения. В случае необходимости доктор А. Сиварнандан должен был обратиться к ревизору, который и производил выплаты.

Условия были необычными, если не сказать уникальными.

Сиварнандан несколько дней размышлял о том, насколько этично с его стороны пойти на такую сделку. Не найдя каких-либо конкретных возражений, он решил приставить к Хольгеру Пальмгрену в качестве персонального ассистента и тренера тридцатидевятилетнюю Юханну Каролину Оскарссон — дипломированную специалистку по лечебной гимнастике, обладающую нужной подготовкой в области психологии, а также имеющую большой опыт работы в реабилитационном центре. Она была официально принята на должность новообразованным фондом и, к великому удивлению Сиварнандана, сразу же после подписания контракта ей было выплачено авансом месячное жалованье. До этого момента его мучило смутное подозрение, не окажется ли все это каким-нибудь жульничеством.

Судя по всему, принятые меры дали хороший результат. За месяц занятий с личным тренером координация движений и общее состояние Хольгера Пальмгрена заметно улучшились, что подтверждалось еженедельно проводимыми обследованиями. Сиварнандан не мог с уверенностью сказать, насколько это улучшение было связано с тренировками, а в какой мере являлось заслугой Лисбет Саландер. Хольгер Пальмгрен, несомненно, старался изо всех сил и с детским нетерпением ждал ее посещений. Казалось, его ужасно радовали его регулярные проигрыши в шахматы.

Однажды доктор Сиварнандан составил им компанию во время игры и получил случай наблюдать чрезвычайно интересную партию. Хольгер Пальмгрен играл белыми, он начал с сицилианской защиты и все делал совершенно правильно.

Он долго и тщательно обдумывал каждый ход. Невзирая на физический ущерб, причиненный ударом, его интеллект нисколько не пострадал.

Лисбет Саландер в это время читала книжку, посвященную такой редкой теме, как частотная калибровка радиотелескопов в условиях невесомости. На слишком низкий для нее стул ей пришлось подложить подушку. После того как Пальмгрен делал свой ход, она поднимала голову от книги и не задумываясь передвигала какую-нибудь фигуру, после чего снова погружалась в чтение. После двадцать седьмого хода Пальмгрен объявил, что сдается. Саландер подняла глаза и, сдвинув брови, несколько секунд смотрела на доску.

— Нет, — сказала она. — У тебя есть шанс свести к ничьей.

Пальмгрен вздохнул и пять минут разглядывал доску. Наконец он впился глазами в Лисбет Саландер и потребовал:

— Давай докажи!

Она перевернула доску и стала играть его фигурами, в результате чего добилась ничьей на тридцать девятом ходу.

— Боже мой! — воскликнул Сиварнандан.

— Такая уж она есть! — сказал Пальмгрен. — Никогда не играй с ней на деньги.

Сиварнандан и сам с детства любил шахматы, подростком он принимал участие в школьном чемпионате в Турку и даже занял в нем второе место. Для любителя он был, как ему казалось, неплохим шахматистом. По его наблюдениям, Саландер была шахматистом-самоучкой — она явно никогда не играла в клубных командах, а когда по поводу одной из партий он заметил, что это вариант классической партии Ласкера, по выражению лица Лисбет было видно, что ей это ничего не говорит. По-видимому, она никогда не слыхала про Эммануила Ласкера. В душе доктор невольно задавался вопросом, врожденный ли это талант, а если врожденный, то какие еще скрыты в ней способности, интересные для психолога.

Но он ни о чем не спросил. Он только видел, что со времени поступления в реабилитационный центр Пальмгрен никогда еще не чувствовал себя так хорошо.

 

Адвокат Нильс Бьюрман вернулся домой поздно вечером, после того как четыре недели безвыездно прожил на даче близ Сталлархольма. Чувствовал он себя подавленно: еще не было сделано ничего конкретного для изменения того ужасного положения, в котором он очутился, и единственным сдвигом стал полученный через белокурого гиганта ответ, что его предложением заинтересовались нужные люди и исполнение обойдется в сто тысяч крон.

На полу под почтовой щелью двери скопилась целая куча корреспонденции; Бьюрман поднял ее и положил на кухонный стол. С некоторых пор он стал равнодушен ко всему, что касалось работы и окружающего мира, и лишь спустя какое-то время обратил внимание на горку бумаг и принялся рассеянно их перебирать.

Один конверт был от Торгового банка. Вскрыв его, Бьюрман испытал что-то похожее на потрясение: это была копия документа о снятии девяти тысяч трехсот двенадцати крон со счета Лисбет Саландер.

Она вернулась!

Он направился в кабинет, положил документ на письменный стол и целую минуту простоял, собираясь с мыслями и не сводя с бумажки ненавидящего взгляда. Номер телефона пришлось долго искать, но затем он снял трубку и позвонил на мобильный. Белокурый гигант ответил после небольшой паузы:

— Алло!

— Говорит Нильс Бьюрман.

— Зачем вы звоните?

— Она вернулась в Швецию.

На другом конце помолчали.

— Хорошо. Больше не звоните по этому номеру.

— Но…

— С вами скоро свяжутся.

К большому неудовольствию Нильса Бьюрмана, разговор на этом закончился. Мысленно выругавшись, он подошел к бару, налил себе сто грамм бурбона «Кентукки» и в два глотка опорожнил стакан. «Надо поменьше пить», — подумал он и тут же налил себе еще двести грамм. Со стаканом в руке он вернулся в кабинет к письменному столу и уставился на квитанцию Торгового банка.

 

Мириам By массировала спину и шею Лисбет Саландер. Двадцать минут она трудилась, с силой разминая мышцы, в то время как Лисбет главным образом довольствовалась тем, что время от времени постанывала от блаженства. Массаж в исполнении Мимми был необыкновенно приятен, и она чувствовала себя словно котенок, который только мурлычет и машет лапками.

Когда Мимми наконец шлепнула ее по ягодице, так что та затряслась, Лисбет подавила невольный вздох разочарования. Она еще немного полежала в надежде, что Мимми продолжит массаж, но та потянулась за бокалом вина, и Лисбет, поняв, что ее надежды напрасны, перевернулась и легла на спину.

— Спасибо, — сказала Лисбет.

— Наверное, ты целыми днями неподвижно просиживаешь за компьютером. Вот у тебя спина и болит.

— Я просто потянула мышцу.

Обе лежали голые на кровати Мимми в квартире на Лундагатан, пили красное вино и много хихикали. С тех пор как Лисбет возобновила знакомство с Мимми, она словно не могла насытиться общением с нею. У нее появилась дурная привычка звонить чуть ли не каждый день, определенно слишком часто. Глядя на Мимми, она мысленно напомнила себе, что решила никогда больше ни к кому слишком сильно не привязываться, иначе для кого-то дело может кончиться большой обидой.

Мириам By вдруг перегнулась через край кровати и открыла ящичек ночного столика. Вынув оттуда маленький плоский сверток, обернутый в подарочную бумагу с цветочками и перевязанный золотым шнурком с розеткой наверху, она кинула его Лисбет.

— Что это?

— Подарок тебе ко дню рождения.

— Он будет еще только через месяц.

— Это тебе за прошлый год. Тогда мне было тебя не найти. Он попался мне под руку, когда я паковала вещи к переезду.

Лисбет немного помолчала.

— Можно развернуть?

— Пожалуйста, если хочешь.

Она поставила бокал на столик, потрясла сверток и осторожно развернула. Под оберткой оказался хорошенький портсигар, украшенный красно-синей эмалью и китайскими иероглифами на крышке.

— Лучше бы ты бросила курить, — сказала Мириам By. — Но раз уж ты куришь, то, по крайней мере, будешь держать сигареты в эстетичной упаковке.

— Спасибо, — сказала Лисбет. — Ты единственный человек, который дарит мне подарки на день рождения. А что значат иероглифы?

— Почем мне знать? Я не знаю китайского. Это просто безделушка, я нашла его на блошином рынке.

— Очень красивый портсигар.

— Дешевенький пустячок. Но мне показалось, он прямо создан для тебя. Кстати, у нас закончилось вино. Выбраться, что ли, на улицу за пивом?

— Это значит, что надо вставать с постели и одеваться?

— Боюсь, что так. Но какая радость жить в Сёдере, если никогда не ходить по кабакам?

Лисбет вздохнула.

— Ладно тебе! — сказала Мириам By, дотрагиваясь до украшения в пупке Лисбет. — Потом можно снова вернуться сюда.

Лисбет еще раз вздохнула, спустила на пол одну ногу и потянулась за брюками.

 

Даг Свенссон сидел за письменным столом, временно отведенным ему в уголке редакции «Миллениума», когда от входной двери до него вдруг донесся скрип поворачиваемого в замке ключа. Взглянув на часы, он обнаружил, что уже девять вечера. Микаэль Блумквист, казалось, удивился не меньше его, застав кого-то в редакции.

— Пламя усердия и все там такое!

— Здорово, Микке! Просматривал книжку и засиделся. А ты что тут делаешь?

— Забыл одну книжку и вот зашел. Ну как, все в порядке?

— Да, то есть как сказать, не совсем. Я потратил три недели на розыски этого проклятого Бьёрка из Службы безопасности. Такое впечатление, что его похитила иностранная разведка — он точно сквозь землю провалился.

Даг поведал Микаэлю о своих незадавшихся поисках. Микаэль подвинул к себе стул, сел и задумался.

— А ты не пробовал применить трюк с лотереей?

— Это как?

— Выбираешь себе наугад какую-нибудь фамилию, пишешь письмо, в котором сообщаешь, что он выиграл мобильный телефон с GPS-навигатором или еще что-нибудь эдакое. Распечатываешь письмо так, чтобы оно выглядело прилично и убедительно, и посылаешь на его адрес, в данном случае на его почтовый ящик. Как бы он уже выиграл мобильный телефон, а кроме того, вошел в число двух десятков игроков, среди которых разыгрывается приз в сто тысяч крон. Все, что от него требуется, это принять участие в маркетинговом исследовании нескольких продуктов. Исследование займет один час, опрос будет проводить профессионально подготовленный специалист. Ну и вот…

Даг Свенссон только рот открыл от удивления:

— Ты это всерьез?

— А что? Ты же испробовал все остальные способы, а тут даже спец из Службы безопасности сообразит, что обещанный выигрыш в сто тысяч не такой уж верняк, раз там участвуют двадцать человек.

Даг Свенссон расхохотался:

— Ты спятил! А это вообще-то законно?

— Не вижу ничего незаконного в том, чтобы подарить человеку мобильник.

— Нет, ты просто сумасшедший!

Даг Свенссон все хохотал и никак не мог остановиться. Микаэль немного подумал. Вообще-то он собирался домой и редко ходил в пивную, но общество Дага ему нравилось.

— Хочешь, пойдем и выпьем пива? — предложил он, повинуясь неожиданному порыву.

Даг Свенссон взглянул на часы.

— Ладно, — сказал он. — Я с удовольствием. Пропустим по кружке. Только сначала я позвоню Миа. Она отправилась поговорить с девушками и на обратном пути должна заехать за мной.

 

Они выбрали «Мельницу» — главным образом потому, что она находилась ближе всего. Даг Свенссон посмеивался, мысленно уже составляя письмо к Бьёрку. Микаэль с сомнением посматривал на товарища, которого так легко сумел утешить. Им повезло найти свободный столик у самого входа, оба заказали по кружке крепкого и, склонившись друг к другу, принялись обмывать тему, которой сейчас был занят Даг Свенссон.

Микаэль не заметил, что в баре находилась также Лисбет Саландер на пару с Мириам By. Отступив назад и прячась за спиной Мимми, Лисбет из-за плеча подруги следила за ним.

Впервые после своего возвращения она зашла в пивную и, конечно, сразу наткнулась на него, на этого чертова Калле Блумквиста.

С тех пор как она видела его в последний раз, прошло уже больше года.

— Что случилось? — спросила Мимми.

— Ничего, — ответила Лисбет Саландер.

Они продолжили беседу. Вернее, Мимми продолжила рассказ о том, как несколько лет назад в Лондоне встретила одну лесбиянку и в каком дурацком положении оказалась, пытаясь клеиться к той девчонке. Лисбет время от времени кивала и, как всегда, пропустила самое главное.

Микаэль Блумквист почти не изменился и, как отметила про себя Лисбет, выглядел просто бессовестно хорошо: беззаботный, непринужденный, но лицо серьезное. Слушая, что говорит ему собеседник, он все время кивал: похоже, разговор шел о важных вещах.

Лисбет перевела взгляд на его товарища. Светловолосый, коротко стриженный парень на несколько лет моложе Микаэля; он говорил с сосредоточенным видом, как будто объясняя что-то собеседнику. Лисбет никогда раньше его не видела и не имела никакого представления, кто это может быть.

Неожиданно к столику Микаэля подошла целая компания, все стали здороваться с ним за руку. Одна женщина сказала что-то такое, от чего все рассмеялись, а она шутливо похлопала его по щеке. Микаэль явно смутился, но хохотал вместе со всеми.

Лисбет Саландер нахмурилась.

— Ты меня совсем не слушаешь, — сказала Мимми.

— Да нет, я слушаю.

— Ходить с тобой в кабак никакого удовольствия. Все, с меня хватит! Может, пойдем лучше домой и потискаемся?

— Погоди минутку, — ответила Лисбет.

Она придвинулась к Мимми чуть ближе и приобняла ее за талию. Мимми сверху кинула взгляд на свою спутницу:

— Так бы и поцеловала тебя.

— Не надо.

— Ты боишься, что люди примут тебя за лесбиянку?

— Сейчас я не хочу привлекать к себе внимание.

— Ну так пойдем домой!

— Не сейчас. Немного погодя.

 

Им не пришлось долго ждать. Уже через двадцать минут товарищу Микаэля позвонили по мобильнику; они допили пиво и одновременно встали из-за стола.

— Слушай, — вдруг сообразила Мимми. — Да это же Микаэль Блумквист! После дела Веннерстрёма он стал знаменитостью получше какой-нибудь рок-звезды.

— Надо же! — сказала Лисбет.

— Ты что, ничего об этом не знала? Это было как раз тогда, когда ты отправилась путешествовать.

— Кажется, я что-то об этом слышала.

Выждав еще пять минут, Лисбет посмотрела на Мимми:

— Ты хотела меня поцеловать.

Мимми воззрилась на нее с изумлением:

— Да я же пошутила!

Лисбет приподнялась на цыпочки, притянула к себя голову Мимми и поцеловала ее взасос. Когда они оторвались друг от друга, вокруг раздались аплодисменты.

— Ну ты даешь!

 

Лисбет Саландер вернулась в свою квартиру только в семь часов утра. Оттянув ворот майки, она принюхалась и подумала, что надо бы принять душ, но махнула рукой на это дело, разделась и, побросав одежду на пол, легла спать. Спала она до четырех часов дня, после чего встала, пошла в «Сёдерхалларна»[Торговый комплекс с магазинами и ресторанами.] и там позавтракала.

Тем временем она обдумывала свое впечатление от встречи с Микаэлем Блумквистом в пивной. Его присутствие ее растревожило, но, как она отметила, уже не причинило ей душевной боли. Он превратился для нее в маленькую точку на горизонте, немного раздражающую деталь окружающего мира.

В жизни были и другие вещи, которые волновали ее гораздо сильнее.

Но она вдруг подумала, как хорошо было бы подойти к нему и заговорить.

А может быть, переломать ему кости. Чего ей хотелось больше, она и сама не знала.

Как бы то ни было, ей вдруг стало любопытно, чем он теперь занимается.

Остаток дня она ходила по делам, но, вернувшись около семи вечера домой, включила компьютер и запустила программу «Асфиксия 1.3». Иконка «МикБлум/лэптоп» по-прежнему находилась на голландском сервере. Дважды щелкнув мышью, она открыла копию жесткого диска Микаэля Блумквиста. Впервые за год, со времен своего отъезда из Швеции, она снова зашла в его компьютер. К своему удовольствию, она обнаружила, что Микаэль до сих пор не произвел апгрейдинга своего компьютера на новейший вариант MacOS. Если бы он это сделал, «Асфиксия» была бы удалена и она потеряла бы свой жучок. Мысленно Лисбет взяла себе на заметку, что нужно будет переписать программное обеспечение, чтобы возможный апгрейдинг не нанес ей вреда.

Объем жесткого диска увеличился примерно на 6.9 гигабайт по сравнению с тем, что она застала во время последнего посещения. Значительная часть увеличения произошла за счет pdf-файлов и документа под названием «Quark». Документ оказался невелик по размеру, зато много места заняли папки с фотографиями, несмотря на то что фотографии хранились в сжатом виде. Вернувшись на должность ответственного редактора, Микаэль, очевидно, стал сохранять в архиве копии всех номеров «Миллениума».

Она упорядочила жесткий диск по датам, начиная с самых старых документов, и заметила, что в последние месяцы Микаэль уделял много внимания папке под названием «Даг Свенссон», очевидно содержащей проект книги. Затем она открыла почту Микаэля и тщательно изучила список его корреспондентов.

Один адрес заставил ее вздрогнуть. Двадцать шестого января Микаэль получил сообщение от Харриет Вангер, черт бы ее побрал! Лисбет открыла сообщение и прочитала несколько лаконичных строк насчет предстоящего ежегодного отчетного собрания в редакции «Миллениума». В конце стояла фраза, что Харриет остановится в том же номере, что и в прошлый раз.

Некоторое время Лисбет переваривала эту информацию. Затем пожала плечами и скачала почту Микаэля Блумквиста, рукопись книги Дага Свенссона под рабочим названием «Пиявки» с подзаголовком «Столпы общества и индустрия проституции». Попалась ей также копия ученого исследования под заголовком «From Russia with love», написанного женщиной по имени Миа Бергман.

Она отсоединилась, пошла на кухню и поставила кофейник. Затем устроилась со своим ноутбуком на новом диване в гостиной, закурила сигарету из портсигара, подаренного Мимми, и провела остаток вечера за чтением.

В девять часов работа Миа Бергман была прочитана. Лисбет задумчиво закусила нижнюю губу.

В половине одиннадцатого она дочитала книгу Дага Свенссона и поняла, что в скором времени «Миллениум» опять произведет большую сенсацию.

 

В половине двенадцатого, заканчивая чтение электронной почты Микаэля, Лисбет внезапно вздрогнула и широко раскрыла глаза.

По спине побежали мурашки.

Перед ней было письмо Дага Свенссона к Микаэлю Блумквисту.

Между делом Свенссон упоминал, что у него есть особые соображения по поводу одного гангстера из Восточной Европы по имени Зала, который должен занять выдающееся место в его расследовании. Однако Даг жаловался, что не уверен, хватит ли ему времени, чтобы успеть разобраться с этим к назначенному сроку. На это сообщение Микаэль не ответил.

Зала!

Лисбет Саландер погрузилась в задумчивость и сидела не шевелясь, пока экран не погас.

 

Даг Свенссон отложил записную книжку и почесал в затылке. На самом верху той страницы, на которой книжка была раскрыта, одиноко красовалось слово из четырех букв.

Зала.

В течение трех минут он занимался тем, что рассеянно обводил это имя кружками, пока линии не переплелись между собой, образовав лабиринт. Затем он встал и принес себе из буфетной кружку кофе. Судя по стрелкам наручных часов, пора было идти домой и ложиться спать, но он полюбил засиживаться до поздней ночи в редакции «Миллениума» — здесь в тишине и спокойствии ему очень хорошо работалось. Окончательный срок сдачи рукописи неумолимо приближался. Книга была готова, но сейчас он в первый раз с начала проекта ощутил в душе сомнение. Не упустил ли он очень важную деталь?

Зала.

До сих пор ему не терпелось поскорее закончить работу и опубликовать книгу, но сейчас он вдруг начал жалеть, что остается слишком мало времени и он чего-то не успеет.

Ему вспомнился протокол вскрытия, который дал ему почитать инспектор полиции Гюльбрансен. Тело Ирины П. нашли в канале Сёдертелье со следами жестоких побоев, в области лица и грудной клетки имелись множественные переломы. Причиной смерти послужил перелом шеи, но, кроме того, еще две травмы расценивались как несовместимые с жизнью. У нее было сломано шесть ребер и проколото левое легкое. Также в результате побоев произошел разрыв селезенки. Патологоанатом выдвинул гипотезу, что для избиения применялась дубинка, обернутая в материю. Зачем убийце понадобилось оборачивать орудие убийства, осталось невыясненным, но переломы не походили на те, которые обычно образуются при таких ударах.

Убийство оставалось нераскрытым, и, по словам Гюльбрансена, шанс на его раскрытие был очень мал.

В материалах, собранных Миа Бергман за последние годы, имя Залы всплывало в четырех случаях, но каждый раз мельком, где-то на заднем плане. Никто не знал, кто этот человек и существует ли он вообще. Некоторые девушки упоминали о нем как о смутной угрозе, о некой силе, которая может покарать в случае непослушания. Даг посвятил целую неделю поискам сведений о Зале, расспрашивал полицейских, журналистов, обращался к ряду источников, связанных с секс-мафией, которые ему удалось обнаружить.

Он еще раз встретился с журналистом Пером-Оке Сандстрёмом, причастность которого к делу собирался раскрыть в своей книге. В это время Сандстрём успел осознать всю серьезность нависшей над ним угрозы и слезно умолял Дага Свенссона сжалиться над ним, даже предлагал деньги. Даг вовсе не собирался отказываться от своего намерения разоблачить Сандстрёма, но воспользовался своей властью над ним, чтобы вытрясти информацию о Зале.

Результат оказался удручающим. Сандстрём, продажный негодяй на побегушках у секс-мафии, никогда лично не встречался с Залой, но говорил с ним по телефону и знал, что этот человек действительно существует. Нет, номер телефона ему неизвестен. Нет, он не может сказать, через кого был установлен контакт.

Даг Свенссон даже слегка растерялся, поняв, что Пер-Оке Сандстрём сильно напуган. И это был не просто страх перед грозящим разоблачением. Это был страх за свою жизнь.

Глава 10

Понедельник, 14 марта — воскресенье, 20 марта

Поездки к Хольгеру Пальмгрену в реабилитационный центр под Эрставикеном на общественном транспорте отнимали много времени, а каждый раз брать автомобиль напрокат было почти так же хлопотно. В середине марта Лисбет Саландер решила купить машину, но сперва требовалось добыть место для парковки.

Ей принадлежало место в гараже под домом на Мосебакке, но ей не хотелось, чтобы машину можно было связать с квартирой на Фискаргатан. Между тем несколько лет тому назад она записалась в очередь для получения места в гараже при своем старом жилищном товариществе на Лундагатан. Позвонив и спросив, до какого номера в очереди она продвинулась за это время, Лисбет выяснила, что уже стоит в списке первой и, более того, одно свободное место должно появиться уже в следующем месяце! Вот повезло! Она позвонила Мимми и попросила ее подписать с товариществом соответствующий контракт, а на следующий день отправилась подыскивать себе автомобиль.

У нее хватило бы денег даже для того, чтобы купить хоть самый эксклюзивный «роллс-ройс» или «феррари» цвета мандарина, но Лисбет совершенно не жаждала обзаводиться предметом, привлекающим к себе внимание. Поэтому она посетила двух автомобильных дилеров в Накке и остановила свой выбор на четырехлетней винно-красной «хонде» с автоматической коробкой передач. Целый час ушел на то, чтобы убедить доведенного до отчаяния заведующего магазином проверить вместе с ней все детали мотора. Из принципа сбив цену на несколько тысяч, Лисбет расплатилась наличными.

Затем она отогнала «хонду» на Лундагатан, заглянула к Мимми и оставила у нее запасные ключи. Она разрешила Мимми, когда понадобится, пользоваться машиной, но только заранее об этом предупреждать. Поскольку место в гараже должно было освободиться лишь в начале следующего месяца, они временно оставили машину на улице.

Мимми как раз собиралась на свидание с подругой, с которой они договорились пойти в кино. Лисбет никогда раньше не слышала о ней, но, глядя на яркий макияж Мимми и ее специфический наряд с воротом, напоминающим собачий ошейник, решила, что речь, должно быть, идет об очередном увлечении Мимми. Поэтому на вопрос, не хочет ли она присоединиться, Лисбет ответила «нет» — у нее не было ни малейшего желания очутиться в роли третьей лишней рядом с одной из длинноногих подружек Мимми, наверняка очень сексуальной, но по сравнению с которой она будет чувствовать себя безнадежной дурочкой. Отговорившись делами в городе, она дошла вместе с Мимми до станции метро «Хёторгет» и там с ней рассталась.

Лисбет направилась по Свеавеген к «Он-офф» и успела проскочить в дверь магазина за две минуты до закрытия. Там она купила тонер для своего лазерного принтера и попросила выдать ей покупку без картонной упаковки, чтобы кассета поместилась у нее в рюкзачке.

Выйдя из магазина, она почувствовала, что проголодалась. Дойдя до Стуреплана, Лисбет наудачу выбрала кафе «Хедон», в котором еще никогда не бывала и даже не слышала о нем. Еще с порога она тотчас же узнала со спины адвоката Нильса Бьюрмана и повернула назад. Устроившись у витрины на тротуаре, она вытянула шею и принялась наблюдать.

Вид Бьюрмана не пробудил в Лисбет Саландер каких-либо бурных эмоций: она не чувствовала ни злости, ни страха. На ее взгляд, мир без него был бы лучше, но она позволила ему остаться в живых, здраво рассудив, что живой он ей более полезен. Напротив Бьюрмана сидел мужчина; Лисбет взглянула на него. В это время он поднялся, и Лисбет широко раскрыла глаза. В голове что-то щелкнуло.

Он бросался в глаза своим высоким ростом — не менее двух метров — и при этом был очень хорошо сложен. У него было невыразительное лицо, коротко стриженные белокурые волосы, и в целом он выглядел очень мужественно.

Лисбет увидела, как белокурый гигант наклонился к Бьюрману и сказал ему несколько слов. Бьюрман кивнул, они попрощались за руку, и Лисбет заметила, как быстро Бьюрман убрал протянутую руку.

«Что ты за птица и какие у тебя дела с Бьюрманом?» — мысленно спросила она незнакомца.

Быстрым шагом отойдя от витрины, Лисбет остановилась перед дверью табачной лавки. Когда блондин вышел из кафе «Хедон», она внимательно читала первую страницу какой-то газеты. Очутившись на улице, он, не оглядываясь, свернул налево и прошел мимо нее почти вплотную. Она позволила ему отойти метров на пятнадцать и только тогда двинулась следом.

 

Идти пришлось недалеко. Белокурый гигант спустился в метро на Биргер-Ярлсгатан и купил билет, а потом спустился к платформе, у которой останавливались поезда южного направлении (куда, кстати, надо было и ей) и сел в поезд, идущий в Норсборг. У Шлюза он вышел и пересел на зеленую линию в направлении Фарста, но доехал только до остановки «Сканстулль», откуда пешком отправился в кафе «Блумберг» на Гётгатан.

Лисбет Саландер осталась ждать на улице. Она внимательно рассмотрела человека, к которому подсел белокурый гигант. Щелк! Лисбет сразу догадалась, что тут затевается какое-то темное дело. Этот мужчина имел худое лицо, зато широкое пивное брюхо. Волосы его были собраны в конский хвост, под носом красовались светлые усы. На нем были черные джинсы и джинсовая куртка, на ногах ботинки с высокими каблуками. На кисти правой руки виднелась татуировка, но Лисбет не удалось ее разглядеть. На запястье он носил золотую цепочку и курил «Лаки страйк». Взгляд его казался остекленевшим, как у человека, часто бывающего под кайфом. Лисбет также заметила у него под курткой жилетку и сделала вывод, что, скорее всего, он байкер.

Белокурый гигант ничего не заказывал. Казалось, он что-то объясняет. Человек в джинсовой куртке усердно кивал, но сам ничего не говорил. Лисбет напомнила себе, что пора наконец экипироваться как следует и купить дистанционное подслушивающее устройство.

Не прошло и пяти минут, как белокурый гигант уже встал и вышел из кафе. Лисбет заранее отодвинулась от входа, но он даже не посмотрел в ее сторону. Метров через сорок он свернул на ступени, которые вели к Алльхельгансгатан, там он подошел к белому «вольво» и открыл дверцу. Заведя машину, он осторожно выехал на улицу, но Лисбет все-таки успела разглядеть номер, прежде чем автомобиль скрылся за углом.

Потом она повернула назад в кафе «Блумберг». Она отсутствовала менее трех минут, но столик уже опустел. Лисбет огляделась, но человека с конским хвостом нигде не было видно. Затем она посмотрела на другую сторону и успела заметить, как он мелькнул, скрывшись за дверью ресторана «Макдоналдс».

Ей пришлось войти следом за ним. Он сидел в дальнем углу в обществе другого мужчины, одетого в том же стиле — у этого жилет был надет поверх джинсовой куртки, и Лисбет прочитала на нем слова «Свавельшё МК». На рисунке было изображено стилизованное мотоциклетное колесо, напоминающее по виду кельтский крест с топором.

Выйдя из ресторана, Лисбет с минуту постояла в нерешительности на Гётгатан, а затем двинулась в северном направлении. Внутри ее словно бы заработала тревожная сирена — ее интуиция сигнализировала о крайней опасности.

 

Лисбет Саландер остановилась возле супермаркета и закупила продуктов на неделю: большую упаковку пиццы, три порции замороженной рыбной запеканки, три сэндвича с беконом, килограмм яблок, два каравая хлеба, полкило сыру, молоко, кофе, блок сигарет «Мальборо лайт» и вечерние газеты. По Свартенсгатан она дошла до Мосебакке и, прежде чем набирать код квартиры на Фискаргатан, огляделась по сторонам. Один сэндвич с беконом она сунула в микроволновку и прямо из упаковки выпила молока. Включив кофеварку, она села за компьютер, активизировала программу «Асфиксия 1.3» и скачала зеркальную копию жесткого диска адвоката Бьюрмана. Следующие полчаса она провела, внимательно изучая содержимое его компьютера.

Ничего интересного она там не нашла. Судя по всему, Бьюрман редко пользовался электронной почтой, так что она обнаружила лишь десяток сообщений от знакомых и его ответы. Ни одно письмо не имело отношения к Лисбет Саландер.

Зато нашлась новая папка с фотографиями в стиле жесткого порно, которая говорила о том, что он по-прежнему интересуется темой садистского унижения женщин. Но формально он не нарушил ее запрет на сексуальные контакты.

Открыв папку с документами, относящимися к его опеке над Лисбет Саландер, она прочитала несколько ежемесячных отчетов. Они соответствовали тем копиям, которые он по ее требованию продолжал ей посылать на различные электронные адреса.

Все, казалось бы, было в норме.

Кроме, пожалуй, одного небольшого отклонения… Обычно он создавал документ с ежемесячным отчетом в первых числах каждого месяца, в среднем четыре часа затрачивал на редактирование и отсылал в Опекунский совет точно в назначенный срок — двадцатого числа каждого месяца. Сейчас уже шла середина марта, но к составлению отчета за текущий месяц он еще не приступал. Что это — халатность? Адвокат пустился в загул? Был занят другими делами? Или затеял какую-то игру? На лбу Лисбет пролегла морщина.

Она выключила компьютер, села в кресло возле окна и открыла подаренный Мимми портсигар. Закурив сигарету, она сидела и смотрела в темноту. Она ослабила контроль над Бьюрманом, а ведь он скользкий, как угорь.

Лисбет забеспокоилась. Сперва чертов Калле Блумквист, потом имя Зала, а теперь еще чертов подлец Нильс Бьюрман, а в придачу к нему еще и напичканный анаболиками альфа-самец с контактами в клубе маргиналов. Буквально за считаные дни покой того упорядоченного мира, который старалась создать вокруг себя Лисбет, был нарушен сразу несколькими сигналами тревоги.

 

Той же ночью, в половине третьего, Лисбет вставила ключ в дверь дома на Уппландсгатан близ Уденплана, где проживал адвокат Нильс Бьюрман. Осторожно приоткрыв почтовую щель, она просунула внутрь чрезвычайно чувствительный микрофон, купленный в лондонском магазине шпионской техники. Она никогда не слышала об Эббе Карлссоне[Книгоиздатель Эббе Карлссон оказался в центре крупного политического скандала, когда по его инициативе расследовался курдский след в убийстве Улофа Пальме.] и не знала, что в этом же магазине он купил прослушивающую технику, использование которой в конце 1980-х годов привело к поспешному уходу министра юстиции со своего поста. Лисбет вставила в ухо наушник и отрегулировала громкость.

Она услышала глухое урчание холодильника и звонкое тиканье по крайней мере двух часов, одни из которых висели на стене в гостиной слева от входной двери. Она еще раз отрегулировала звук и, затаив дыхание, стала слушать. Из квартиры доносились разные потрескивания и скрипы, но ничего, что свидетельствовало бы о человеческой деятельности. Прошла минута, прежде чем она уловила слабый звук тяжелого равномерного дыхания.

Нильс Бьюрман спал.

Она вытащила из щели микрофон и убрала его во внутренний карман кожаной куртки. На Лисбет были темные джинсы, на ногах — спортивные башмаки на резиновой подошве. Она бесшумно вставила в замок ключ и осторожно приотворила дверь. Прежде чем открыть дверь пошире, она достала из наружного кармана куртки электрошокер. Другого оружия она с собой не брала, считая, что этого ей хватит, чтобы справиться с Бьюрманом.

В прихожей она затворила за собой входную дверь и, бесшумно ступая, прошла в переднюю, из которой вела дверь в его спальню. Увидев слабый свет, она замерла, но тут же услышала храп. Она прошла дальше и очутилась в его спальне. Зажженная лампа стояла на окне. Что это ты, Бьюрман? Никак побаиваешься темноты?

Остановившись перед кроватью, Лисбет несколько минут наблюдала за спящим. Бьюрман выглядел постаревшим и опустившимся. Запах в спальне говорил о том, что он перестал следить за собой.

Это не вызвало у Лисбет ни малейшей жалости. На секунду в ее глазах вспыхнула искра беспощадной ненависти. На ночном столике стоял стакан — нагнувшись и понюхав, она уловила запах алкоголя.

Наконец она вышла из спальни. Быстро обойдя кухню и не обнаружив там ничего примечательного, Лисбет зашла в гостиную и остановилась на пороге кабинета. Из кармана она достала щепотку крошек хрустящего хлебца и, не зажигая света, рассыпала их на полу. Если кто-нибудь крадучись пойдет через гостиную, она услышит, как захрустят крошки.

Расположившись за письменным столом адвоката Нильса Бьюрмана и положив перед собой электрошокер, чтобы все время был под рукой, она принялась методично просматривать ящики и корреспонденцию, связанную с банковскими кредитами и финансовой документацией. Она отметила, что он стал неряшливее и менее педантичен в ведении своих дел, но ничего интересного не нашла.

Нижний ящик стола был заперт на ключ. Лисбет Саландер нахмурилась. Год назад, во время ее предыдущего посещения, ящики стояли открытые. Неподвижно уставясь в пустоту невидящим взглядом, она мысленно представила себе содержимое этого ящика. Там лежали тогда фотоаппарат, телеобъектив, маленький кассетный плеер, альбом фотографий в кожаном переплете, коробочка с ожерельем, драгоценными украшениями и золотым кольцом с надписью «Тильда и Якоб Бьюрман. 23 апреля 1951 г.». Лисбет знала, что так звали родителей адвоката, уже покойных. Она решила, что кольцо, должно быть, обручальное и хранится как память.

Значит, он держит под замком вещи, которые считает ценными. 

Она перешла к просмотру шкафчика позади письменного стола и достала оттуда две папки с документами по поводу ее собственных дел, которыми он ведал в качестве опекуна. За пятнадцать минут она внимательно просмотрела там каждую бумажку. Отчеты были безупречны и говорили о том, что Лисбет Саландер — добропорядочная и трудолюбивая девушка. Четыре месяца назад он подал заключение о том, что, по его мнению, она является разумным и полезным членом общества и это дает основание в следующем году пересмотреть вопрос о необходимости дальнейшего попечительства. Заключение было элегантно сформулировано и должно было послужить первым шагом на пути к отмене судебного решения о ее недееспособности.

В папке содержалась написанная от руки памятка о встрече Бьюрмана с некой Ульрикой фон Либенсталь из управления по опеке для предварительной беседы об общем состоянии Лисбет. Слова «требуется заключение психиатра» были подчеркнуты.

Лисбет поджала губы, убрала папки на место и огляделась.

На первый взгляд она не обнаружила ничего примечательного. Бьюрман, казалось, вел себя в соответствии с ее инструкциями. Она покусала нижнюю губу. Почему-то у нее было такое чувство, что назревают какие-то события.

Она уже встала со стула и собиралась погасить лампу, как вдруг передумала и снова достала папки. Что-то не давало ей покоя.

В папках чего-то не хватало. Год назад там лежало краткое описание ее развития, начиная с детских лет и до назначения опеки. Теперь эта бумага отсутствовала. Почему Бьюрман убрал документ из текущего дела? Лисбет нахмурила брови, не в силах подыскать этому объяснения — если только он не держит еще какие-то документы в другом месте. Она обвела взглядом шкафчик и нижний ящик стола.

Так как у нее не было с собой отмычки, она осторожно зашла в его спальню и вытащила из висевшего на вешалке пиджака связку ключей. В ящике обнаружились те же вещи, которые были в нем в прошлом году. Но теперь к ним добавилась плоская коробка с изображенным на крышке револьвером «Кольт-45 Магнум».

Мысленно она перебрала данные о Бьюрмане, которые собрала о нем два года тому назад. Он занимался стрельбой и был членом стрелкового клуба. Согласно опубликованному списку владельцев оружия, у него имелась лицензия на владение револьвером «Кольт-45 Магнум».

Она нехотя признала, что запереть этот ящик было вполне естественно.

Ей не понравилось то, что она нашла, однако она так и не придумала никакого предлога разбудить Бьюрмана и поговорить с ним по-свойски.

 

Миа Бергман проснулась в половине седьмого. Из гостиной доносилось негромкое бормотание телевизора — шла утренняя передача — и просачивался запах свежесваренного кофе. Слышно было также пощелкивание клавиатуры ноутбука: Даг Свенссон уже сидел за работой. Она улыбнулась.

Еще ни над одним из своих очерков Даг не трудился так усердно. Повезло им с «Миллениумом». Вообще Даг отличался излишним упрямством и несговорчивостью, но общение с Микаэлем Блумквистом и Эрикой Бергер, кажется, пошло ему на пользу. Блумквист указывал ему на слабые места рукописи, и после разговора с ним Даг часто приходил домой расстроенный. Но зато, убедившись в его правоте, он принимался за работу с удвоенной энергией.

Миа подумала, что сейчас, наверное, неподходящий момент, чтобы отрывать его от работы. Ее месячные запаздывали на три недели. Но у нее еще не было полной уверенности, и тест на беременность она тоже еще не проводила.

Она спрашивала себя, не пора ли это сделать.

Скоро ей исполнится тридцать лет. До защиты осталось меньше месяца. Доктор Бергман! Она снова улыбнулась и решила ничего не говорить Дагу, пока сама не будет знать наверняка, а может быть, стоит подождать, пока он не закончит книгу, и отложить разговор до банкета по поводу защиты докторской.

Она полежала еще десять минут, потом встала и, завернувшись в простыню, вышла в гостиную. Он поднял голову.

— Еще нет и семи, — сказала она.

— Блумквист опять придирался!

— Ругал тебя? Так тебе и надо! Тебе он симпатичен, да?

Даг Свенссон развалился на диване и посмотрел ей в глаза. Помолчав немного, он кивнул:

— Работать в «Миллениуме» хорошо. Вчера в «Мельнице» я поговорил с Микаэлем, перед тем как ты за мной заехала. Он спросил меня, что я собираюсь делать дальше, когда закончится работа над этим проектом.

— Ага! И что же ты сказал?

— Что не знаю. Я уже столько лет болтаюсь в независимых журналистах! Хотелось бы найти постоянное место.

— И этим местом может стать «Миллениум».

Он кивнул:

— Микке прощупывал почву. Он спросил, не хочу ли я поступить на половинный рабочий день, на тех же условиях, что Хенри Кортес и Лотта Карим. Я получу рабочий стол в редакции и базовую зарплату, а к этому могу прирабатывать, как сумею сам.

— Тебя это устроит?

— Если они придут с конкретным предложением, я скажу «да».

— О'кей. А пока что еще нет семи часов, и сегодня суббота.

— Да ну! Я хотел еще немножко поковыряться в тексте.

— А мне кажется, тебе лучше вернуться в кровать и заняться кое-чем другим!

Она улыбнулась ему и откинула край простыни. Он переключил компьютер в режим ожидания.

 

Значительную часть следующих суток Лисбет Саландер не отходила от ноутбука, посвятив все время сбору материала. Она вела поиски фактов в разных областях, иногда сама не зная, что, в сущности, она ищет.

Часть работы не представляла сложностей. По архивам средств массовой информации она собрала сведения по истории клуба «Свавельшё МК». Впервые этот клуб, тогда называвшийся «Телье Хог Райдерс», упоминался в газетных заметках в 1991 году в связи с полицейским рейдом. В то время он занимал заброшенное школьное здание в окрестностях Сёдертелье, и поводом к рейду послужили жалобы соседей, которые были встревожены звуками выстрелов в районе старой школы. Полиция задействовала большие силы и своим появлением прервала сборище, начатое как пивная пирушка, однако вскоре перешедшее в соревнование по стрельбе. При этом использовался автомат АК-4, похищенный, как выяснилось потом, в начале восьмидесятых годов из арсенала распущенного стрелкового полка, дислоцировавшегося в Вестерботтене.

Согласно данным одной вечерней газеты, в клубе «Свавельшё МК» числилось шесть или семь постоянных членов и десяток сочувствующих. Все постоянные члены имели в прошлом судимости за различные незначительные преступления, в некоторых случаях связанные с применением насилия. Из общей массы особенно выделялись двое. Возглавлял клуб «Свавельшё МК» некий Карл Магнус, иначе Магге, Лундин, портрет которого был представлен в вечернем выпуске газеты «Афтонбладет» в связи с полицейской проверкой клуба в 2001 году. В конце 1980-х — начале 1990-х годов Лундин уже имел пять судимостей. В трех случаях речь шла о кражах, укрывательстве краденого имущества и преступлениях, связанных с наркотиками. Одна из судимостей была им заработана за тяжкие преступления, среди прочего — нанесение тяжких телесных повреждений, за что он получил восемнадцать месяцев тюрьмы. Лундин вышел на свободу в 1995 году и с этого времени стал председателем клуба «Телье Хог Райдерс», тогда же переименованного в «Свавельшё МК».

Вторым лицом в клубе был, по данным полиции, некий Сонни Ниеминен, тридцати семи лет, имя которого целых двадцать три раза встречалось в регистре уголовных наказаний. Свою карьеру он начал в шестнадцать лет, когда суд за нанесение телесных повреждений и кражу, согласно закону, постановил учредить за ним надзор. В течение последующих десяти лет Сонни Ниеминен пять раз попадал под суд за воровство, один раз за воровство в крупном размере, дважды за угрозы, дважды за преступления, связанные с наркотиками, и вымогательство, один раз за применение насилия в отношении полицейских, дважды за незаконное владение оружием и один раз за незаконное владение оружием при отягчающих обстоятельствах, за вождение в пьяном виде и целых шесть раз за причинение телесных повреждений. По каким-то непонятным для Лисбет соображениям наказание ограничивалось передачей его под наблюдение, штрафами или двумя-тремя месяцами тюрьмы, пока наконец в 1989 году его вдруг не посадили на десять месяцев за причинение тяжких телесных повреждений и грабеж. Несколько месяцев спустя он уже снова был на свободе и как-то продержался до октября 1990 года, когда при посещении пивной в Телье стал участником драки, закончившейся убийством, после чего он был приговорен к шести годам заключения. На свободу Ниеминен вышел в 1993 году, уже в качестве лучшего друга Магге Лундина.

В 1996 году он был арестован за причастность к вооруженному грабежу с нападением на транспорт, перевозивший ценности. Сам он в нападении не участвовал, но обеспечил трех молодых людей оружием, необходимым для этой цели. Это было второе крупное преступление в его жизни, и его приговорили к четырем годам заключения. Выйдя из тюрьмы в 1999 году, Ниеминен с тех пор чудесным образом избегал ареста. А между тем его подозревали в соучастии по меньшей мере в одном убийстве, жертвой которого стал один из членов конкурирующего маргинального клуба — Лисбет прочитала об этом в газетной статье 2001 года. Имя Ниеминена не упоминалось, но все обстоятельства были описаны так детально, что можно было без труда догадаться, о ком идет речь.

Лисбет нашла также паспортные фотографии Ниеминена и Лундина. Ниеминен был писаный красавчик с черными кудрями и огненными глазами, Магге Лундин выглядел как законченный идиот. В Лундине она без труда узнала человека, который встречался с белокурым гигантом в кондитерской «Блумберг», а в Ниеминене того, кто ждал его в «Макдоналдсе».

 

По базе зарегистрированных автомобилей она установила владельца белого «вольво», на котором уехал белокурый гигант. Оказалось, что машина принадлежит фирме «Автоэксперт» в Эскильстуне, занимающейся сдачей авто в аренду. Она сняла телефонную трубку и поговорила с неким Рефиком Альбой, работающим в данном предприятии.

— Моя имя — Гунилла Ханссон. Вчера мою собаку задавила машина, водитель скрылся с места происшествия. Этот мерзавец ехал на машине, которая, судя по номерам, была арендована у вас. Это был белый «вольво».

Она продиктовала номер машины.

— Очень сожалею.

— Этого мне мало. Я хочу знать имя мерзавца, чтобы потребовать от него возмещение.

— Вы заявили о происшествии в полицию?

— Нет, я хочу договориться по-хорошему.

— Очень сожалею, но без заявления в полицию я не могу сообщать имена наших клиентов.

Голос Лисбет Саландер стал жестче. Она поинтересовалась, действительно ли с точки зрения деловой репутации для них будет лучше, если они вынудят ее заявить на своего клиента в полицию, вместо того чтобы уладить дело мирно. Рефик Альба снова выразил свои сожаления, но повторил, что ничем не может помочь. Она потратила на уговоры еще несколько минут, но так и не добилась, чтобы он назвал ей имя белокурого гиганта.

 

С именем Зала она также зашла в тупик. В обществе полуторалитровой бутылки кока-колы, сделав два перерыва на поедание пиццы, Лисбет Саландер провела за компьютером почти целые сутки.

Она нашла сотни людей по имени Зала. Кого там только не оказалось, начиная с итальянского спортсмена высшего класса и кончая аргентинским композитором! Но ничего похожего на то, что она искала, обнаружить так и не удалось.

Она попробовала поискать на фамилию Залаченко, но не нашла ничего стоящего.

Разочарованная, Лисбет, шатаясь, добрела до спальни и проспала двенадцать часов. Проснулась она в одиннадцать утра, включила кофеварку и наполнила джакузи. Добавив в воду пену для ванны, она взяла с собой кофе и бутерброды и позавтракала, лежа в ванне. Ей вдруг ужасно захотелось, чтобы рядом была Мимми, но та ведь даже не знала, где Лисбет теперь живет.

Около двенадцати она вылезла из ванны, растерлась махровым полотенцем и надела купальный халат. И снова включила компьютер.

Поиски по именам Дага Свенссона и Миа Бергман дали лучшие результаты. Через поисковую систему «Google» она без труда смогла собрать сведения об их деятельности в предшествующие годы. Она скачала копии нескольких статей Дага, отыскала его фотографии и не слишком удивилась, узнав в нем человека, которого недавно видела в обществе Микаэля Блумквиста в «Мельнице». Имя обрело лицо, а лицо получило имя.

Отыскала она и несколько текстов, в которых говорилось о Миа Бергман, а также текстов, написанных ею самой. Несколько лет назад всеобщее внимание привлекло ее исследование о различном отношении к мужчинам и женщинам в суде. В связи с этим появился ряд язвительных высказываний в передовицах газет и дискуссионных откликов со стороны различных женских организаций. Сама Миа тоже опубликовала несколько статей на эту тему, и Лисбет Саландер внимательно все прочитала. Феминистки считали, что выводы, сделанные Миа Бергман, имеют очень важное значение; другие критиковали ее за «распространение буржуазных иллюзий». Однако в чем именно состояли эти буржуазные иллюзии, понять было нельзя.

В два часа дня Лисбет включила программу «Асфиксия 1.3», но вместо адреса «МикБлум/лэптоп» выбрала «МикБлум/офис» — настольный компьютер Микаэля, который стоял в его кабинете в редакции «Миллениума». Она по опыту знала, что все важное Микаэль хранит почти исключительно в ноутбуке, а редакционным компьютером пользуется разве что для поиска в Интернете, но зато там было сосредоточено все, что касалось административного управления редакции. Она быстро отыскала необходимую информацию, включая пароль внутренней компьютерной сети «Миллениума».

Для того чтобы забраться в другие компьютеры редакции, одного лишь зеркального жесткого диска, находящегося на сервере в Голландии, было недостаточно, для этого требовалось, чтобы был включен и присоединен к внутренней сети офисный компьютер Микаэля. Но ей повезло. Очевидно, Блумквист находился на своем рабочем месте и его компьютер был включен. Выждав десять минут, она не обнаружила там никаких следов активности и решила, что Микаэль, видимо, включил компьютер, придя на работу, поискал что-то Интернете, а потом занялся чем-то другим, но компьютер оставил включенным.

Тут нужно было действовать осторожно. В течение часа Лисбет Саландер побывала поочередно во всех компьютерах и скачала электронную почту Эрики Бергер, Кристера Мальма и незнакомой ей сотрудницы Малин Эрикссон. Наконец она добралась до настольного компьютера Дага Свенссона — согласно системной информации, это был довольно старый «Макинтош Пауэр ПК» с жестким диском всего на 750 мегабайт, по всей вероятности используемый от случая к случаю сотрудниками журнала только для работы с текстами. Компьютер был включен, а это значило, что в настоящий момент Даг Свенссон находился в редакции. Она скачала его электронную почту и просмотрела жесткий диск, на котором нашла папку под названием «Зала».

 

Белокурый гигант находился не в духе. Ему было не по себе. Он только что получил ровно двести три тысячи крон наличными, что было неожиданно много за три килограмма амфетамина, которые он передал Магге Лундину в конце января. Хороший заработок за несколько часов реальной работы: забрать амфетамин у курьера, подержать его у себя некоторое время и переправить к Магге Лундину, а затем получить у него пятьдесят процентов прибыли. У белокурого не оставалось сомнений в том, что «Свавельшё МК» в состоянии делать оборот на такую сумму каждый месяц. А ведь банда Магге Лундина была лишь одной из трех, привлекаемых к таким операциям: в районе Гётеборга и Мальме имелись еще две. Таким образом, шайка могла рассчитывать более чем на полмиллиона чистого дохода каждый месяц.

И тем не менее у него было до того нехорошо на душе, что на краю поля неподалеку от Ерны он съехал на обочину, остановил машину и выключил мотор. Он не спал уже тридцать часов подряд, и голова была мутная. Открыв дверцу, он вышел, чтобы размять ноги, и помочился в канаву. Ночь выдалась звездная и прохладная.

Конфликт носил почти что идеологический характер. Менее чем в сорока милях от Стокгольма находился источник амфетамина, который на шведском рынке пользовался большим спросом. Остальное было вопросом логистики: каким образом можно доставлять пользующийся большим спросом продукт из пункта А в пункт Б, а точнее говоря, из таллиннского подвального склада в стокгольмский Фрихамн.[Фрихамн — портовый терминал для паромов.]

Налаживание регулярных перевозок из Эстонии в Швецию представляло основную трудность, и, несмотря на многолетние усилия, эту задачу каждый раз приходилось заново решать путем все новых импровизаций, находя неожиданный выход.

Проблема заключалась в том, что в последнее время все чаще возникали какие-нибудь нестыковки. Белокурый гигант гордился своим организаторским талантом. За несколько лет он создал хорошо отлаженный механизм контактов, которые поддерживались посредством взвешенного использования кнута и пряника. Это стоило ему изрядных хлопот: он самолично подбирал партнеров, проводил переговоры об условиях сделки и следил за тем, чтобы поставки вовремя доходили до места назначения.

Пряником были условия, предлагаемые среднему звену распространителей, таким людям, как Магге Лундин: они получали приличную прибыль при сравнительно небольшом риске. Система действовала безупречно. Магге Лундину не надо было предпринимать никаких усилий для того, чтобы получить необходимый товар: на его долю не доставались ни хлопотные разъезды, ни вынужденные переговоры с полицейскими из отдела по борьбе с наркотиками или представителями русской мафии, каждый из которых мог вздуть цену, как ему вздумается. Лундин знал только, что белокурый гигант поставит ему товар, а затем возьмет свои пятьдесят процентов.

Кнут применялся в случае разных осложнений, и в последнее время это происходило все чаще. Один болтливый уличный распространитель, чересчур много узнавший о задействованной цепочке, чуть не выдал «Свавельшё МК». Белокурому пришлось вмешаться и наказать виновного.

Белокурый гигант был мастер наказывать.

Он вздохнул.

Предприятие слишком разрослось, так что уже трудно было за всем уследить. Слишком разносторонней стала его деятельность.

Он закурил сигарету и прошелся по обочине, чтобы размяться.

Амфетамин был превосходным, незаметным и легко продаваемым товаром — при небольшом риске он давал большую прибыль. Торговля оружием в каком-то смысле тоже оправдывала себя при условии, если соблюдать осторожность и не хвататься за неразумные случайные дела. Учитывая риск, продажа двух единиц ручного огнестрельного оружия двум безмозглым соплякам, задумавшим ограбление соседнего ларька, с прибылью в пару тысчонок была делом совершенно невыгодным.

Отдельные случаи промышленного шпионажа или контрабанды продукции высоких технологий на Восток также представлялись в известной мере экономически оправданными, хотя этот рынок в последнее время значительно уменьшился.

А вот завоз проституток из Прибалтики в экономическом отношении приводил к совершенно неоправданному риску. Прибыль они приносили ничтожную, зато ненужных осложнений на этом деле можно было получить целую кучу. В любую минуту это могло дать толчок к появлению ханжеских статеек в средствах массовой информации и вызвать дебаты в странном политическом учреждении, называемом шведский риксдаг; с точки зрения белокурого гиганта, правила игры в нем в лучшем случае можно было назвать нечеткими. Проституток все любят: прокуроры и судьи, полицейские ищейки и кое-кто из депутатов риксдага. Так что лучше бы уж им не докапываться, а то, чего доброго, сами и прикроют лавочку.

Даже мертвая проститутка не обязательно должна вызвать политические осложнения. Если полиция поймает явного подозреваемого спустя несколько часов и с пятнами крови на одежде, это, конечно, не может не привести к обвинительному приговору и нескольким годам заключения в каком-нибудь соответствующем учреждении. Но если подозреваемого не удастся задержать в течение сорока часов, то, как по опыту знал белокурый, полиция вскоре займется другими, более важными делами.

Однако белокурый гигант не любил наживаться на проституции, его раздражали проститутки с их наштукатуренными лицами и дурацким пьяным хохотом. Они были нечисты. Прибыль с этого капитала едва покрывала затраты. А к тому же этот капитал обладал даром речи, и всегда оставался риск, что какой-нибудь девахе вдруг взбредет в голову идиотская мысль бросить это дело или разболтать все полиции, или журналистам, или еще кому-нибудь из непосвященных. А в таком случае он будет вынужден вмешаться и наказать виновную. Если разоблачающие сведения окажутся достаточно убедительными, это вынудит к действию прокурорскую и полицейскую братию, ведь иначе в чертовом риксдаге подымется такая кутерьма, что всем тошно станет. Так что в деловом отношении проститутки были чем-то вроде балласта. 

Типичным примером такого балласта также служили братья Атхо и Харри Ранта. Так вышло, что эти два бесполезных паразита слишком много знают о деле. Он бы с удовольствием связал их одной цепью и утопил в порту, но вместо этого пришлось отвезти их на эстонский паром и терпеливо дождаться, пока они окажутся на борту. То есть отправить их в отпуск, потому что какой-то негодяй журналист начал совать нос в их делишки, и тогда было решено, что они на время должны исчезнуть, пока не уляжется буря.

Он снова вздохнул.

Больше всего белокурому гиганту не нравилось попутное дело, связанное с Лисбет Саландер. Со своей стороны он был в нем совершенно не заинтересован — ему оно не принесет никакой выгоды.

Ему не нравился адвокат Нильс Бьюрман, и он не мог понять, почему было решено выполнить его поручение. Но жалеть поздно, мяч уже покатился. Распоряжение отдано, и поручение принято к исполнению подрядчиком, в качестве которого выступает «Свавельшё МК».

Но ему все это совершенно не нравилось. Его мучили дурные предчувствия.

Он поднял взгляд, посмотрел вдаль на тянувшееся перед ним поле и выбросил сигарету в канаву. Внезапно он краем глаза заметил какое-то движение, и у него по коже пробежал холодок. Он напряг зрение. Здесь не было фонарей, но в слабом свете луны он метрах в тридцати от себя отчетливо увидел очертания какого-то черного существа, которое ползло в его сторону. Существо двигалось медленно, с короткими остановками.

У белокурого гиганта внезапно выступила на лбу холодная испарина.

Он ненавидел ползущее через поле создание.

Больше минуты он простоял и как парализованный зачарованно наблюдал за медленным, но целеустремленным продвижением неизвестного существа. Когда оно приблизилось настолько, что уже стал виден блеск его глаз в темноте, белокурый повернулся и бросился к машине. Он рывком открыл дверцу и дрожащими руками нащупал ключи. Паника не покидала его, пока наконец ему не удалось завести мотор и зажечь фары. Существо уже выбралось на дорогу, и в свете фар белокурый гигант наконец разглядел его. Оно походило на огромного ската, ползущего по земле, и у него было жало как у скорпиона.

Одно было ясно: это чудовище, выползшее из-под земли, явилось сюда из иного мира.

Он включил передачу и рывком тронулся с места. Проезжая мимо, он увидел, как адское создание прыгнуло, но не достало машину. Лишь когда он проехал несколько километров, его перестала бить дрожь.

 

Лисбет провела всю ночь, изучая материалы по трафику секс-услуг, собранные Дагом Свенссоном и «Миллениумом». Постепенно из тех фрагментов, которые она нашла в электронной почте, у нее сложилась довольно полная картина.

Эрика Бергер спрашивала Микаэля Блумквиста, как проходят встречи, он коротко отвечал, что возникли трудности с поисками человека из «Чека». Она расшифровала это в том смысле, что один из будущих героев репортажа работает в Службе безопасности. Малин Эрикссон переправила Дагу Свенссону краткий отчет о проведенном ею дополнительном исследовании, одновременно направив копии Микаэлю Блумквисту и Эрике Бергер. В ответных посланиях Свенссон и Блумквист высказали свои комментарии и предложили от себя ряд дополнений. Микаэль и Даг обменивались электронными посланиями по нескольку раз в день. Даг Свенссон послал отчет о своей встрече с неким журналистом по имени Пер-Оке Сандстрём.

Из электронной почты Дага Свенссона она также узнала, что тот переписывался с человеком по фамилии Гульбрансен через почтовый ящик на Yahoo. Лишь некоторое время спустя она сообразила, что Гульбрансен, по-видимому, служит в полиции и этот обмен информацией происходит неофициально, так сказать off the record,[Не для записи (англ.).] для чего вместо служебного полицейского адреса Гульбрансен использует личный почтовый ящик.

Папка под названием «Зала» оказалась до обидного тощей и содержала только три документа. Самый большой из них, объемом в 128 килобайт, носил название «Ирина П.» и содержал фрагментарную биографию проститутки. Из записей явствовало, что она умерла. Лисбет внимательно прочитала краткие выводы, сделанные Дагом Свенссоном после изучения протокола вскрытия.

Насколько могла понять Лисбет, Ирина П. стала жертвой избиения настолько жестокого, что среди полученных ею травм целых три были смертельными.

В тексте Лисбет заметила одну формулировку, которая дословно совпадала с цитатой из работы Миа Бергман. Там речь шла о женщине по имени Тамара, и Лисбет решила, что Ирина П. и Тамара — это одно и то же лицо, из-за чего прочитала отрывок из интервью с особенным вниманием.

Второй документ носил название «Сандстрём» и был значительно короче. Как и в кратком отчете, который Даг Свенссон послал Микаэлю Блумквисту, в нем говорилось, что некий журналист по имени Пер-Оке Сандстрём был одним из двух клиентов, пользовавшихся услугами девушки из Прибалтики, но, кроме того, выполнял поручения секс-мафии, получая за это вознаграждение в виде наркотиков или сексуальных услуг. Лисбет особенно поразило, что Сандстрём, выступая в качестве независимого журналиста, написал ряд статей для одной из газет, в которых с негодованием отзывался о торговле секс-услугами и с разоблачительным пафосом сообщал о том, что один шведский предприниматель, чье имя он не называет, будучи в Таллинне, посещал бордель.

Имя Залы ни в том ни в другом документе не упоминалось, но, поскольку оба находились в папке под названием «Зала», Лисбет сделала вывод, что здесь должна присутствовать какая-то связь с ним. Третий, и последний, документ этой папки назывался непосредственно «Зала». Он был очень кратким, и его содержание было расписано по пунктам.

Согласно сведениям Дага Свенссона, начиная с 1990 года имя Залы девять раз всплывало в связи с наркотиками, оружием или проституцией. Судя по всему, никто не знал точно, кто такой этот Зала, и разные источники указывали, что он югослав, поляк или, возможно, чех. Все данные были получены из вторых рук; никто из тех, с кем доводилось беседовать Дагу Свенссону, лично якобы никогда не встречался с Залой.

Даг Свенссон имел подробную беседу о Зале с источником Г. (Гюльбрансен?), в основном о том, мог ли Зала быть убийцей Ирины П. В записи ничего не говорилось о том, какого мнения придерживается на этот счет Г., зато там упоминалось, что вопрос о Зале стоял на повестке дня «специальной группы по расследованию деятельности организованной преступности». Это имя столько раз всплывало по разным поводам, что полиция заинтересовалась им и пыталась установить, существует ли вообще этот Зала или нет.

Насколько удалось узнать Дагу, имя Залы впервые возникло в связи с совершенным в 1996 году ограблением транспорта, перевозившего ценности в Эркельюнге. Грабители завладели суммой в три и три десятых миллиона крон, но так жестоко между собой перессорились, что уже на следующие сутки полиции удалось установить и захватить участников шайки. Сутки спустя был арестован еще один человек — преступник-рецидивист Сонни Ниеминен, член клуба «Свавельшё МК», который, согласно показаниям свидетелей, снабдил преступников оружием для грабежа, за что был приговорен к четырем годам тюремного заключения.

Через неделю после ограбления транспорта еще три человека были арестованы за соучастие. Таким образом, всего было привлечено к ответственности восемь человек, семеро из которых упорно отказывались отвечать на вопросы полиции. Восьмой, девятнадцатилетний мальчишка по имени Биргер Нордман, сломался и заговорил на допросе. Благодаря этому обвинение играючи провело процесс, а два года спустя Биргер Нордман, не вернувшийся к положенному сроку из отпуска, был найден мертвым под слоем песка в песчаном карьере в Вермланде.

Как сообщал источник Г., полиция подозревала, что главарем шайки являлся Сонни Ниеминен, по приказу которого Нордман был убит, но доказать это не удалось. Ниеминена считали особо опасным и безжалостным преступником. В годы заключения его имя упоминалось также в связи с «Арийским братством» — организацией заключенных нацистского толка, которая, в свой черед, была связана с «Братством Волчьей Стаи», а оттуда нити вели уже к антиобщественным объединениям байкеров и таким нацистским организациям, проповедующим насилие, как, например, «Движение сопротивления» и тому подобное.

Однако Лисбет Саландер интересовало совсем другое. На одном из допросов покойный участник ограбления Биргер Нордман показал, что применявшееся при нападении оружие они получили от Ниеминена, тому же, в свою очередь, передал его югослав по имени Зала, с которым Нордман не был знаком.

Даг Свенссон пришел к заключению, что это было прозвищем, имеющим хождение в криминальных кругах. Поскольку в регистре населения нельзя было найти лица по имени Зала, Даг решил, что это кличка, однако могло быть и так, что под ним скрывается особенно хитрый мошенник, который сознательно пользуется фальшивым именем.

В последнем пункте сообщались сведения о Зале, полученные от журналиста Сандстрёма. Сведений этих было не много. По словам Дага Свенссона, Сандстрём один раз говорил по телефону с человеком, носящим это имя. В записях не сообщалось, о чем шел разговор.

Около четырех часов утра Лисбет Саландер выключила ноутбук, села перед окном и стала смотреть на море. Она просидела так два часа, задумчиво куря сигареты одну за другой. Ей нужно было принять несколько стратегических решений, проанализировать факты и сделать соответствующие выводы.

Она пришла к заключению, что ей следует отыскать Залу, чтобы раз и навсегда покончить со всеми недоразумениями.

 

В субботу вечером, за неделю до Пасхи, Микаэль Блумквист находился в гостях у одной старой приятельницы на улице Слипгатан близ Хористулла. На этот раз он против обыкновения принял приглашение на вечеринку. Приятельница давно уже вышла замуж и не выказывала никакого желания возобновить с ним интимное знакомство, но она тоже работала в средствах массовой информации, и при случайных встречах они всегда здоровались. Она только что закончила писать книгу, над которой работала десять лет и которая была посвящена такому занимательному вопросу, как женский взгляд в журналистике. Микаэль отчасти помог ей в сборе материала, что и послужило причиной нынешнего приглашения.

Роль Микаэля ограничилась подбором данных по одному конкретному вопросу. Он вытащил на свет божий те планы по развитию равноправия, которыми так хвастались «ТТ», «Дагенс нюхетер», «Заппорт» и ряд других изданий, а затем отметил галочками, сколько мужчин и женщин насчитывается на должностях выше секретаря редакции. Результат оказался удручающим. Вице-директор — мужчина, председатель правления — мужчина, главный редактор — мужчина, заграничная редакция — мужчина, шеф редакции — мужчина и так далее, и только в конце длинной цепочки наконец в виде исключения возникала какая-нибудь женщина.

Вечеринка была устроена для узкого круга, и собрались на ней в основном люди, которые так или иначе помогли хозяйке в написании книги.

Настроение царило веселое, угощение получилось на славу, за столом шли непринужденные разговоры. Микаэль собирался уйти домой пораньше, но большинство гостей были его старыми знакомыми, с которыми он редко встречался. Кроме того, в этом обществе никто не приставал с разговорами о деле Веннерстрёма. Вечеринка затянулась допоздна, и лишь в два часа ночи большинство гостей стали собираться домой. Все вместе они дошли до Лонгхольмсгатан и только там разошлись каждый в свою сторону.

Ночной автобус уехал у Микаэля из-под носа, однако ночь была теплая, и он решил, не дожидаясь следующего автобуса, дойти до дома пешком. По Хёгалидсгатан он добрался до церкви и свернул на Лундагатан, и тут же в нем проснулись воспоминания.

Микаэль сдержал данное в декабре обещание не ходить больше на Лундагатан, льстя себя надеждой, что Лисбет Саландер сама снова появится на его горизонте. На этот раз он остановился на другой стороне улицы напротив ее дома. Его так и подмывало перейти через дорогу и позвонить к ней в дверь, но он понимал, что едва ли застанет ее, и еще менее вероятно, чтобы она согласилась с ним разговаривать.

В конце концов он пожал плечами и продолжил свой путь в направлении Цинкенсдамма. Пройдя около шестидесяти метров, он обернулся на какой-то звук, и сердце так и замерло у него в груди. Трудно было не узнать эту маленькую фигурку. Лисбет Саландер только что вышла на улицу и направлялась в противоположную сторону. Возле припаркованной машины она остановилась.

Микаэль уже открыл было рот, чтобы окликнуть ее, но крик замер у него в горле. Он вдруг увидел, как от одной из машин, стоявших у тротуара, отделилась какая-то тень. Это был мужчина высокого роста с заметно выдающимся вперед животом и с волосами, завязанными в конский хвост. Он бесшумно приближался к Лисбет Саландер сзади.

 

Собираясь отпереть дверцу винно-красной «хонды», Лисбет Саландер услышала какой-то звук и краем глаза уловила движение. Он подкрался к ней сбоку, из-за спины, и она обернулась за секунду до того, как он успел приблизиться вплотную. Она тотчас же узнала в нападавшем Карла Магнуса, иначе Магге Лундина, тридцати шести лет, из клуба «Свавельшё МК», который за несколько дней до этого встречался с белокурым гигантом в кафе «Блумберг».

Она мысленно определила, что вес Магге Лундина составляет приблизительно сто двадцать килограмм и что настроен он агрессивно. Используя связку ключей на манер кастета, она не раздумывая, со змеиной быстротой сделала выпад и нанесла ему глубокую резаную рану от переносицы до уха. Пока он хватал ртом воздух, Лисбет Саландер словно провалилась сквозь землю.

 

Микаэль Блумквист видел, как Лисбет Саландер размахнулась для удара. Поразив противника, она в тот же миг бросилась наземь и закатилась под днище автомобиля.

 

Через секунду Лисбет уже стояла на ногах с другой стороны автомобиля, готовая сражаться или спасаться бегством. Встретясь над капотом взглядом со своим противником, она выбрала второе. По лицу у него текла кровь. Не дожидаясь, пока он сосредоточится, она бросилась бегом по Лундагатан в направлении Хёгалидской церкви.

Микаэль, как парализованный, остался стоять с раскрытым ртом. Он даже не успел опомниться, как нападавший уже со всех ног бросился за Лисбет Саландер — словно танк, пустившийся в погоню за игрушечной машинкой.

Лисбет мчалась по лестнице вверх, перепрыгивая через ступеньки. Очутившись наверху, она оглянулась через плечо и увидела, что ее преследователь достиг подножия лестницы. Быстро бегает! Она немного споткнулась, но в последнюю секунду увидела выставленные на дороге треножники и кучи песка на месте, где велись дорожные работы и мостовая была раскопана.

Магге Лундин уже почти добрался до верха, когда в его поле зрения вновь появилась Лисбет Саландер. Он успел заметить, как она что-то бросила, но не успел среагировать на бросок, и летящий сбоку четырехугольный булыжник задел его по лбу. Бросок оказался не очень метким, но камень был увесистый и оставил на его лице еще одну рану. Ноги у него подломились, все закружилось перед глазами, и он задом наперед полетел вниз по лестнице. Ухватившись за железные перила, он сумел удержаться, однако несколько секунд были на этом потеряны.

 

Когда неизвестный мужчина скрылся возле лестницы, Микаэль опомнился и заорал ему вслед, чтобы тот, черт возьми, прекратил дурить.

Перебегая площадку, Лисбет на полпути услышала голос Микаэля. Это еще откуда? Она вернулась и выглянула через перила. Стоя на высоте трех метров над улицей, она увидела на некотором расстоянии от лестницы Микаэля. Помедлив долю секунды, она снова бросилась бежать.

 

Помчавшийся к лестнице Микаэль на бегу заметил, как напротив подъезда, где находилась квартира Лисбет Саландер, тронулся с места «додж»-фургон — до того он стоял рядом с машиной, которую она пыталась открыть. Отъехав от тротуара, фургон обогнал Микаэля и направился в сторону Цинкенсдамма. Когда «додж» проезжал мимо, перед Микаэлем промелькнуло лицо водителя. Номера машины Микаэль в темноте не разглядел.

Нерешительно покосившись на фургон, Микаэль, однако, не остановился, преследуя нападавшего на Лисбет мужчину, и нагнал его наверху лестницы. Незнакомец стоял к Микаэлю спиной, оглядываясь по сторонам.

Как только Микаэль с ним поравнялся, он обернулся и нанес ему удар слева по лицу. Микаэль был к этому не готов и полетел с лестницы головой вперед.

 

Лисбет услышала приглушенный крик Микаэля и замедлила шаг. Что там еще происходит? Обернувшись через плечо, она увидела метрах в сорока от себя Магге Лундина и отметила: Он бегает быстрее, мне от него не убежать.

Бросив раздумывать, она свернула налево и во весь дух припустила вверх по лестнице к расположенному террасой дворику между домами. Она очутилась среди двора, на котором не было никаких закоулков, где можно было бы спрятаться, и добежала до следующего угла, показав такое время, которому позавидовала бы сама Каролина Клюфт.[Каролина Клюфт — известная шведская спортсменка, олимпийская чемпионка 2004 года в семиборье.] Свернув направо, она поняла, что ее занесло в тупик, и снова повернула на сто восемьдесят градусов. Едва добежав до следующего дома, она увидела появившегося вверху лестницы, выходящей на двор, Магге Лундина. Она помчалась дальше, пробежала, не оглядываясь, несколько метров и припала к земле, спрятавшись за протянувшейся вдоль фронтона живой изгородью из рододендронов.

Она слышала тяжелую поступь Магге Лундина, но не могла его видеть. Прижавшись к стене, Лисбет замерла за кустом.

Лундин пробежал мимо ее укрытия и остановился в каких-то пяти метрах от нее. Подождав секунд десять, он трусцой обежал весь двор. Через несколько минут он вернулся и остановился на том же самом месте. На этот раз он простоял на нем тридцать секунд. Лисбет вся напряглась, готовая мгновенно спасаться бегством, если он ее обнаружит. Наконец он сдвинулся с места и прошел мимо нее в каких-нибудь двух метрах. Она слушала, как его шаги постепенно затихали в другом конце двора.

 

Когда Микаэль, пошатываясь от головокружения, с трудом поднялся на ноги, у него болел затылок и ныла челюсть. Во рту чувствовался привкус крови, которая сочилась из разбитой губы. Он попробовал сделать несколько шагов, но тут же споткнулся.

С трудом поднявшись на самый верх лестницы, он огляделся. Метрах в ста по улице трусцой удалялся нападавший. Вот человек с конским хвостом остановился, всматриваясь в проходы между домами, потом снова побежал дальше. Микаэль подошел к краю террасы и оттуда проводил его взглядом. Незнакомец перебежал через Лундагатан на другую сторону и сел в «додж», который раньше стоял перед домом, где жила Лисбет. Машина тотчас же скрылась за углом, направляясь в сторону Цинкенсдамма.

Микаэль медленно двинулся по верхней части Лундагатан, высматривая Лисбет Саландер. Ее нигде не было видно. Вокруг вообще не было ни души, и Микаэль удивился, какой пустынной, оказывается, может быть стокгольмская улица в три часа воскресной ночи в марте. Немного погодя он спустился вниз, к подъезду Лисбет. Поравнявшись с машиной, возле которой произошло нападение, он наступил на какой-то предмет. Это оказались ее ключи. Наклонившись за ними, он увидел под машиной ее сумку.

Не зная, что делать дальше, Микаэль надолго остановился в ожидании. Наконец он приблизился к входной двери и попробовал ключи. Ни один не подошел.

 

Лисбет Саландер, не шевелясь и только изредка посматривая на часы, переждала за кустами пятнадцать минут. В три часа с небольшим она услышала, как отворилась и снова закрылась входная дверь и кто-то прошел к стоянке велосипедов.

Когда шаги смолкли, она медленно поднялась на колени и высунула голову из-за кустарника. Она внимательно оглядела каждый уголок двора, но нигде не увидела Магге Лундина. Ступая как можно тише, она пошла в сторону улицы, каждую минуту готовая повернуть назад и пуститься бежать. Дойдя до угла дома, она остановилась, чтобы осмотреть улицу. Там она увидела стоящего перед ее подъездом Микаэля Блумквиста с ее собственной сумкой в руках. Увидев, что Микаэль обводит взглядом улицу, она замерла в неподвижности, спрятавшись за фонарем. Микаэль ее не заметил.

 

(Продолжение следует)

Свернуть