19 сентября 2019  05:21 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Поэты Урала № 50

 
Александра Пегушева-Либерман

Александра Анатольевна Пегушева. Родилась 18 июля 1985 года на Среднем Урале, в г. Свердловске (ныне г. Екатеринбург). С детства была направлена больше во внутрь, чем во вне. Несмотря на то, что окончила математико-механический факультет УрГУ им А.М. Горького вторым "Ландау" не стала. Считаю себя абсолютно не практичным человеком, бесталанным. Моя голова чаще забита мыслями не о куске хлеба, а мыслями и чувствами о смысле, о прочитанном, об увиденном, обо всем том, что бередит душу, что иногда находит свое выражение в прозе, поэзии, рисование. Интерес к литературе, истории, кино пришел уже после университета. Люблю читать Ф.М. Достоевского, А.К. Толстого, В.Т. Шаламова, В.Н.Носкова, ту прозу и поэзию, которая помогает увидеть себя со стороны и помогает пробиться к свету. Большое впечатление на меня оказали стихи  - "Пророк" А.С.Пушкина, "Ленинградская поэма" О.Ф. Берггольц, "Тост за речку Аян-Урях" В. Шаламова; книги - "Колымские рассказы", "Избранные жития новомучеников и исповедников российских ХХ века", "Красная Пасха", "Милосердия двери"; фильмы -  "Выхожу один я на дорогу" про театрального режиссера Д.В.Арсеньева и "Миротворцы" С.Роженцева. Считаю, что без Бога мы мертвы.
 

Спаси

 

Мне ни к чему других слова - 
Сердитый тон их, оды, трели.
Предрешено сгореть дотла.
И подниматься по ступеням.

Забыть, что где-то там живут,
И дышат воздухом как прежде.
Но помнить, взявши в руки плуг - 
"Смотри вперед и только верь Мне".

О, если б, знали, как легко,
Когда надежды нет - ты тонешь.
Когда все чем жила - ушло.
И ты одна себя хоронишь.

Когда смирившись до конца,
Идешь ко дну, Ему взывая.
И просыпаешься от сна,
Молитвой вдох свой наполняя:

"И только милостью Твоей
Смогу от дна я оттолкнуться.
Позволь же, мне, в толпе людей
Рукою к ризе прикоснуться.

И исцелиться пред Тобой
От злобы в сердце, эгоизма. 
Восстать не телом, но душой,
И вознестись к Тебе как птица."

 

Посвящается Ирине Ратушинской



Когда придет час страшной муки,
Когда придется быстро выбирать, 
Пусть сердце не сожмется от разлуки,
От страха все и всех в миг потерять.

Пусть дрожь меня во век не потревожит.
Пусть слез моих не смогут усмотреть.
Пусть все моя молитва превозможет.
Пусть хватит мужества стоя умереть.

Когда наступит время тьмы и боли,
Когда придется крепко зубы сжать,
Пусть я не струшу пред лицом неволи,
От страха все и всех в миг потерять.

Пусть рук в борьбе я опускать не стану.
Пусть крепнет дух от множества потерь.
Пусть я умру с Крестом, и пусть восстану.
Пусть душу положу я за друзей.

 

Деревья умирают стоя



Так быстро дни проходят за окном,
Качает ветер на ветвях надежду.
И как же хочется вернуться в родной дом,
И утонуть в тепле домашней речи.
Я все еще жива, милостивый Бог.
И несмотря на то, что очень больно,
Благодарю за всё, за каждый Твой урок.
И умереть надеюсь, как деревья, - стоя.

 

Вставай



Как тут понять, что дефицит есть жизнь,
Что именно излишки нас приближают к смерти.
Что люди из-за сытости теряют ориентир,
И глубоко вплетаются в сети лжи и лести.

Как разорвать союз со скрытым злом внутри?
И неприкрытой часто  — гордой неприязнью.
Навеки перестать осуждать других
И упиваться ложной красотой и властью.

Как отличить любовь от похоти очей,
Когда кругом возводят плоти пьедесталы?
И мерить всё вокруг системой ложных мер,
Идя на поводу у множества соблазнов.

Как положить конец царству тьмы внутри?
И осознать, что лишь Христос - Спаситель.
Что верь или не верь, без Бога мы мертвы.
И только Он над смертью Победитель.

 

 

С надеждой...



Года как бусины слетают с нити,
Я не пытаюсь их поймать.
Как с ветки листья опадают,
Ложатся наземь умирать.

И я когда-нибудь возлягу,
В сырой холодный темный грунт
С надеждой в то, что не забудут
В молитве кроткой помянуть.

Всё образуется. Остынет.
И скорбь, и тело, и любовь.
Вот только б вера не остыла,
А разгоралась вновь и вновь

 

 

Разлом



Господи, зачем же я живу?
Достойна осуждения и муки.
И день за днем, я предаю и предаю.
И нет мне имени другого, как Иуда.

Уже у дерева сравнялась во весь рост,
И руки вяжут висельную петлю.
С душой, в которой тьма и холокост,
Дорога только в огненную бездну.

 

 

Хотя бы



Читаю Маяковского,
А сбоку реклама про депрессию,
Дескать, посмотри видео
И силы жить появятся.

И тут же, рядом, реклама -
Блокноты делают, 
Да только такие,
От которых кошелек сжимается.

Я понимаю, мало избранных.
Уже все равно - что со мною станется.
Как была на дне грязью забрызгана.
Так и останусь в званных каяться.

Каждый день вижу огни в темноте.
Руку протягиваю и обжигаюсь я.
Чему удивляться? Клеймо гордыни на мне.
Таким как я - входить возбраняется.

Вот и сижу на кухне с кипой бумаг,
Стишочки пишу, авось, предкам понравятся.
И они в знак любви, хотя бы родства
Помолятся за упокой мне в Радоницу.

 

Бег



Мы бежали по лестнице,
все больше падая.
А нам кричали:
как жить нам надо.

Бежали и бежали,
рука об руку.
А оказалось -
подставляли друг другу
под ноги.

Устала, нет сил.
Остановилась подумать:
Туда ли бегу я?
И почему мне так трудно?

Душевная боль:
так жить не годиться!
Живем меньше сотни (лет),
а суетимся на тыщи.

Я все стою, 
а вокруг бег не прекращается.
Видимо, пустота 
в душе не замечается.

Чувствую себя 
совсем не человеком.
А участником 
бессмысленного
бега.

 

 

Жить мне еще парочку зим



Пришла и сидит,
рука об руку,
молча калечит 
выражением лица.
А я сбиваюсь,
попадая под ноги,
волнуюсь не успеть 
дожить 
до конца.

Повелит чего -
ворота отворяются,
спадают запоры
с тяжелых 
дверей.
А я смотрю -
нет меня
в зеркале,
лишь кривится
отражение
до самых ушей.

Этот поход
оказался
предраковый,
одной молитвой 
не проживешь.
Тяну себя -
сил не хватает,
сознание ясное
бросается
в дрожь.

Десятки раз
возвращаясь обратно,
пытаюсь 
припомнить
какой уже день.
А мысли 
бездарные
с ума меня сводят,
разбирая 
на части
духовную тень.

Печи жарят,
а я замерзаю 
от холода,
приходится 
терпеть,
любить без причин.
Сломали 
под корень,
не осталось повода,
так что жить мне еще
....парочку зим.

 

 

Людей теряем только раз



Людей теряют только раз.
Уходят не прощаясь.
В окне любимом свет погас.
Но слишком поздно каюсь.

И держит за руку "вчера".
Никак не отпускает.
Живем во прошлом - ты и я,
Нас мало кто читает.

Вернуть мечтаем день другой,
Когда душа в нас пела,
А после можно на покой,
Давно же так хотела...

Не пойман, стало быть, не ты,
А кто другой - невидим.
И запах сожженной листвы
Слезами не обидим.

Уходят люди, кто куда,
И жгут мосты в округе.
А кто не жжет, те иногда
Разводят их в недуге.

И расстояние нипочем,
В дорогах разве дело,
Пролистана глава о том,
Сколь мимо пролетело.

Как важное ушло сквозь дни,
Сквозь месяца и годы,
А для чего мы рождены
Спросите у погоды...

Истерлись ноги в сапогах,
Какими топчем землю.
Людей теряем впопыхах.
И их приносим в жертву.

Остыла истины молва,
Покрылось инеем сердце,
Потеряны любви слова
И нет ключа от дверцы.

Ушли как звезды по утрам,
Но ночью не вернутся,
И бродим по былым местам,
Когда бывает грустно.

Осенний вальс, весны аккорд,
И зимний голос стужи.
В любое время года...вот!
Бываем мы не нУжны.

Бросают дорогих людей
И мчатся без оглядки,
От себя не убежать, поверь...
И там не будет гладко.

Остались каждый при себе,
Лишь только раз теряем.
И наяву, но и во сне
С любовью вспоминаем.

Сегодня, как в последний раз,
Всё мечут души, рвутся,
И спрашивать не нужно нас,
Считаем, что вернуться.

 

 

Посвящается родителям



Пожалуйста не уходите. Будьте живы.
Мои молитвы только лишь о вас.
Без вас бы не жила, не выжила.
Прошу, не закрывайте своих глаз.

Душа - сосуд, наполненный любовью.
Любовью к Матери Любимой и Отцу.
Держитесь вместе в разную погоду.
А я щитом Вам стану и оберегу.

Я не забуду, Мама, рук твоих горячих.
Твое умение, Папа, - сквозь слезы рассмешить.
И дай Вам, Бог, выстоять любые марши.
И оставаться рядом, и, конечно, жить.

 

Всё, что осталось



Я запинаюсь о ступени,
степенью меряя шаг.
почти под ногами никому не мешаясь.
В уме ли,
жить так и лишь наживать
горе комом.
больно в горло врезаясь.
Рассыпаться на части
репродукцией сказанных слов,
засыпая от вида прерывистых линий. 
На ладонях,

расписанных сетью полос,
оживать, умирая в созданном мире.
Понимать и скрывать
 исход и уход,
залИтое влагой последнее пламя.
Последние месяцы, видения снов
а может и год, - всё что осталось.


Свернуть