16 сентября 2019  09:38 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Проза № 48


Картинки по запросу Стиг Ларссон

 

Стиг Ларссон


(Продолжение, начало в № 47)

 

Девушка, которая играла с огнем

 

Глава 02 

Пятница, 19 декабря

Нильс Эрик Бьюрман, адвокат пятидесяти пяти лет, отставил чашку и стал глядеть на людской поток, текущий за окном кафе «Хедон» на Стуреплан. Он видел всех, кто двигался мимо в этом нескончаемом потоке, но ни на ком не останавливал взгляда.

Он думал о Лисбет Саландер. О Лисбет Саландер он думал часто.

Эти мысли доводили его до белого каления.

Лисбет Саландер изничтожила его. Он никогда не забудет тех минут. Она захватила над ним власть и унизила его. Это унижение в буквальном смысле оставило неизгладимый след на его теле, а если точнее, на участке величиной в два квадратных дециметра внизу живота как раз над его половым членом. Она приковала его к его собственной кровати, учинила над ним физическую расправу и вытатуировала совершенно недвусмысленную надпись, которую нельзя было вывести никакими способами: Я — САДИСТСКАЯ СВИНЬЯ, ПОДОНОК И НАСИЛЬНИК.

Когда-то стокгольмский суд признал Лисбет Саландер юридически недееспособной. Бьюрман был назначен ее опекуном и управляющим ее делами, что ставило ее в прямую зависимость от него. С первой же встречи Лисбет Саландер внушила ему эротические фантазии, каким-то образом она его спровоцировала, хотя он сам не понимал, как это произошло.

Если подумать, адвокат Нильс Бьюрман понимал, что сделал нечто недозволенное и что общественность никак не одобрила бы его действия. Он также отдавал себе отчет, что с юридической точки зрения его поступку не было оправданий.

Но для его чувств голос разума не играл никакой роли. Лисбет Саландер точно приворожила его с той минуты, как он в декабре позапрошлого года впервые ее встретил. Тут уж никакие законы и правила, никакая мораль и ответственность не имели значения.

Она была необычная девушка — вполне взрослая по сути, но совершенный подросток по виду. Ее жизнь оказалась в его руках, он мог распоряжаться ею по своему усмотрению. Против такого соблазна невозможно было устоять.

Официально Лисбет Саландер считалась недееспособной, а при ее биографии никто не стал бы ее слушать, вздумай она жаловаться. Это даже нельзя было назвать изнасилованием невинного ребенка: из ее дела явствовало, что она вела беспорядочную половую жизнь и имела немалый сексуальный опыт. В одном из отчетов социальных работников было даже сказано, что в возрасте семнадцати лет Лисбет Саландер, возможно, занималась какой-то формой проституции. Это донесение основывалось на том, что полицейский патруль однажды застал молодую девушку на скамейке в парке Тантолунд в обществе неизвестного пьяного старика. Полицейские припарковались и попытались установить личность парочки; девушка отказалась отвечать на вопросы, а мужчина был слишком пьян, чтобы сказать что-то вразумительное.

Адвокат Бьюрман делал из этого совершенно ясный вывод: Лисбет Саландер была шлюхой самого низкого пошиба и находилась в его руках, так что он ничем не рисковал. Даже если она заявится с протестами в управление опекунского совета, он благодаря своей незапятнанной репутации и заслугам сможет представить ее лгуньей.

Лисбет Саландер выглядела идеальной игрушкой — взрослая, неразборчивая в связях, юридически недееспособная и полностью отданная в его власть.

В его практике это был первый случай, когда он использовал одного из своих клиентов. До этого он даже в мыслях не пытался найти подходящую жертву среди тех, с кем имел дело как юрист. Чтобы удовлетворять свои потребности в нетрадиционных сексуальных играх, он обычно обращался к проституткам. Он делал это скрытно, соблюдал осторожность и хорошо платил, и только одно его не устраивало — с проститутками все было не всерьез, а понарошку. Это была купленная услуга, женщина стонала и охала, играла перед ним роль, но все это было такой же фальшивкой, как поддельная мазня по сравнению с настоящей живописью.

Пока длился его брак, он пробовал доминировать над женой, и она соглашалась подчиняться, но и тут была только игра.

Лисбет Саландер стала идеальным объектом. Она была беззащитна, не имела ни родных, ни друзей — настоящая жертва, совершенно безответная. Одним словом, ему подвернулся подходящий случай, и соблазн оказался слишком велик.

И вдруг нежданно-негаданно она захватила над ним власть.

Он никогда не думал, что она способна нанести такой мощный и решительный ответный удар. Она унизила его и причинила боль. Она едва его не погубила.

За два года, прошедших с тех пор, жизнь Нильса Бьюрмана решительно изменилась. После ночного вторжения Лисбет Саландер в его квартиру он некоторое время находился словно в параличе, не мог ни думать, ни действовать. Он заперся дома, не отвечал на телефонные звонки и даже не поддерживал контакт со своими постоянными клиентами. Лишь через две недели он взял больничный лист. Текущую переписку в конторе вела за него секретарша, отменяя назначенные встречи и пытаясь отвечать на вопросы раздраженных клиентов.

Каждый день он, словно его заставляли насильно, разглядывал свое отражение в зеркале в ванной. Кончилось тем, что зеркало он убрал.

Только к началу лета Нильс Бьюрман вернулся в контору. Рассортировав клиентов, он большинство передал коллегам, себе же оставил лишь те дела, которые можно было вести путем переписки, без личных встреч. Единственной оставшейся у него клиенткой была Лисбет Саландер. Каждый год он подавал за нее годовой баланс и каждый месяц посылал отчет в опекунский совет. Он делал все в точности так, как она приказала: из содержания его сплошь вымышленных отчетов следовало, что она совершенно не нуждается ни в какой опеке.

Каждый отчет, напоминая о ее существовании, был для него словно острый нож, однако у него не оставалось выбора.

 

Осень и начало зимы Бьюрман провел в бессильной тоске, обдумывая произошедшее. В декабре он наконец собрался с силами, взял отпуск и отправился во Францию. Он заранее заказал себе место в клинике косметической хирургии под Марселем, где проконсультировался о том, каким образом лучше удалить татуировку.

Доктор с удивлением осмотрел его изуродованный живот и в конце концов предложил план лечения. Самым действенным средством представлялась многократная обработка с помощью лазера, но размер татуировки был так велик, а игла так глубоко проникала под кожу, что он предложил вместо этого серию пересадок кожи — способ дорогой и требующий много времени.

За два года Бьюрман виделся с Лисбет Саландер только один раз.

В ту ночь, когда она захватила его врасплох и перевернула его жизнь, она, уходя, забрала с собой запасные ключи от его конторы и квартиры. При этом она пообещала следить за ним и навещать его, когда он меньше всего будет этого ждать. После десяти месяцев ожидания он уже стал думать, что это была пустая угроза, но все не решался поменять замки. Ведь она недвусмысленно предупредила: если она когда-нибудь застанет его в постели с женщиной, то сделает достоянием общественности девяностоминутную пленку, на которой было заснято, как он ее насиловал.

И вот однажды, по прошествии почти целого года, он внезапно проснулся в три часа ночи, не понимая, что его разбудило. Он зажег лампочку на ночном столике и чуть не закричал от ужаса, увидев у изножья своей кровати Лисбет Саландер. Она стояла там, как привидение, внезапно возникшее у него в спальне. Бледное лицо смотрело на него без всякого выражения, а в руке она держала этот чертов электрошокер.

— Доброе утро, адвокат Бьюрман, — произнесла она наконец. — Прости уж, что на этот раз я тебя разбудила.

«Господи боже! Неужели она и раньше уже приходила, пока я спал?» — в панике подумал Бьюрман.

Он так и не смог решить, блефует она или говорит правду. Нильс Бьюрман откашлялся и открыл рот для ответа, но она жестом остановила его.

— Я разбудила тебя, только чтобы сказать одну вещь. Скоро я уезжаю и довольно долго буду отсутствовать. Ты будешь по-прежнему писать каждый месяц отчеты о том, что у меня все идет хорошо, но вместо того, чтобы посылать один экземпляр на мой адрес, ты будешь отправлять его на адрес в хот-мейле.

Она достала из кармана куртки сложенный вдвое листок и кинула его на кровать.

— Если опекунский совет захочет связаться со мной или мое присутствие потребуется еще по какой-нибудь причине, ты пошлешь сообщение по этому адресу. Понятно?

Он кивнул:

— Понятно…

— Молчи. Я не желаю слышать твой голос.

Он стиснул зубы. Он ни разу не посмел связаться с нею, потому что она запрещала ему искать встреч и грозила в противном случае отправить фильм куда следует. Зато он уже несколько месяцев обдумывал, что скажет ей, когда она сама с ним свяжется. Он понимал, что ему, в общем-то, нечего сказать в свое оправдание, и мог лишь взывать к ее великодушию. Только бы она дала ему шанс — тогда он постарается убедить ее, что совершил свой поступок в состоянии временного помешательства, что он раскаивается в содеянном и хочет загладить свою вину. Он был готов ползать у нее в ногах, лишь бы тронуть ее сердце и тем самым отвести от себя опасность, исходящую от Лисбет Саландер.

— Мне нужно сказать тебе, — начал он жалобным голосом. — Я хочу попросить у тебя прощения.

Она настороженно выслушала его неожиданную мольбу, а когда он закончил, наклонилась над спинкой кровати и вперила в него ненавидящий взгляд:

— Слушай же меня! Ты — скотина. Я никогда не отстану от тебя. Но если ты будешь вести себя хорошо, я отпущу тебя в тот день, когда будет отменено решение о моей недееспособности.

Она дождалась, пока он опустит взгляд, осознавая, что она заставляет его ползать перед ней на коленях.

— Все, что я сказала год назад, остается в силе. Если ты не сумеешь выполнить условия, я обнародую этот фильм. Если ты попробуешь связаться со мной каким-либо иным способом, кроме выбранного мною, я обнародую фильм. Если я погибну от несчастного случая, случится то же самое. Если ты меня тронешь, я тебя убью.

Он поверил ей. Здесь не было места для сомнений или переговоров.

— И еще одно. Когда я решу тебя отпустить, можешь делать все, что хочешь. Но до этого дня чтобы ноги твоей не было в той марсельской клинике! Если поедешь туда и начнешь лечение, я сделаю тебе новую татуировку. Но в следующий раз она появится у тебя на лбу.

«Черт! — мелькнуло у него в мыслях. — И откуда она только узнала, что…»

В следующую секунду она исчезла. Он услышал лишь слабый щелчок, когда она повернула ключ в замке входной двери. Это было действительно словно встреча с привидением.

С этого момента он так яростно возненавидел Лисбет Саландер, что ощущал эту ненависть, будто раскаленную иглу, впивающуюся в его мозг. Все его существование свелось к страстному желанию уничтожить ее. Мысленно он рисовал себе картины ее смерти, мечтал, как заставит ее ползать на коленях и молить о пощаде, но он будет беспощаден. Он мечтал, как стиснет руками ее горло и будет душить, пока она не задохнется, как выдавит ей глаза из глазниц и вырвет сердце из груди, он сотрет ее с лица земли.

И странно — в тот же самый момент он почувствовал, что обрел способность действовать и что к нему вернулось превосходное душевное равновесие. Он по-прежнему был одержим этой Лисбет Саландер и все его помыслы непрестанно были сосредоточены на ней, однако он обнаружил, что вновь обрел способность мыслить здраво. Чтобы разделаться с ней, он должен взять себя в руки. В его жизни появилась новая цель.

И в этот день он перестал рисовать себе воображаемые картины ее смерти, а начал строить планы, как добиться этой цели.

 

Протискиваясь с двумя стаканами горячего, как кипяток, кофе с молоком к столику Эрики Бергер, Микаэль Блумквист прошел в каких-то двух метрах за спиной адвоката Нильса Бьюрмана. Ни он, ни Эрика никогда даже не слышали его имени и здесь, в кафе «Хедон», не обратили на него никакого внимания.

Наморщив нос, Эрика отодвинула от себя пепельницу, чтобы освободить место для стакана. Микаэль снял пиджак и повесил его на спинку стула, подтянул пепельницу к себе и закурил сигарету, вежливо выпустив дым в сторону.

— Я думала, что ты бросил, — заметила Эрика.

— Это я так, нечаянно.

— Я скоро откажусь от секса с мужчинами, пропахшими табаком, — улыбнулась она.

— No problem! — улыбнулся ей Микаэль. — Всегда найдутся женщины, которые не так привередливы.

Эрика Бергер возвела глаза к потолку.

— Так что ты хотел? Через двадцать минут я встречаюсь с Чарли. Мы с ней идем в театр.

Чарли — это была Шарлотта Росенберг, школьная подружка Эрики.

— Меня беспокоит наша практикантка, дочка одной из твоих подруг. Она работает у нас уже две недели и будет работать еще восемь. Я так долго не выдержу.

— Я уже заметила, что она на тебя поглядывает со значением. Я, конечно, уверена, что ты будешь вести себя по-джентльменски.

— Эрика, девчонке семнадцать лет, а ума у нее не больше, чем у десятилетней, да и то с натяжкой.

— Просто она польщена возможностью работать рядом с тобой и испытывает что-то вроде восторженного обожания.

— Вчера она позвонила мне в домофон в половине одиннадцатого вечера и хотела зайти ко мне с бутылкой вина.

— Ого! — воскликнула Эрика Бергер.

— Вот тебе и «ого»! Будь я на двадцать лет моложе, я, наверное, не раздумывал бы ни секунды. Но ты вспомни — ведь ей семнадцать, а мне скоро сорок пять.

— И напоминать незачем. Мы же с тобой ровесники.

Микаэль Блумквист откинулся на спинку стула и стряхнул пепел с сигареты.

 

Разумеется, Микаэль Блумквист понимал, что дело Веннерстрёма превратило его в звезду. Весь прошедший год он получал приглашения на всевозможные торжественные мероприятия с самых неожиданных сторон.

Ему было ясно, что его приглашали ради возможности потом хвастаться этим знакомством: люди, которые раньше редко обменивались с ним рукопожатием, теперь чуть ли не лезли с поцелуями и стремились выступать в роли его закадычных друзей. В основном это были даже не коллеги журналисты — с ними он и без того был знаком, и в этой среде у него давно установились либо хорошие, либо плохие отношения, — а главным образом так называемые деятели культуры: актеры, завсегдатаи различных ток-шоу и прочие полузнаменитости. Заручиться присутствием Микаэля на презентации или на частном обеде стало престижно, поэтому в прошлом году на него так и сыпались приглашения. У него уже вошло в привычку отвечать на эти предложения: «Я бы с величайшим удовольствием, но, к сожалению, уже обещал быть в это время в другом месте».

Оборотной стороной славы было и то, что теперь о нем с необыкновенной быстротой распространялись всяческие слухи. Однажды Микаэлю позвонил один из знакомых, встревоженный новостью, будто бы Микаэль лежит в клинике, где лечат от наркотической зависимости. В действительности все знакомство Микаэля с наркотиками сводилось к тому, что он подростком выкурил несколько сигарет с марихуаной и добрых пятнадцать лет тому назад как-то раз попробовал кокаин в обществе молодой голландской рок-певицы. Употреблением алкогольных напитков он грешил несколько больше, но сильно напивался редко, в основном на званых обедах и по прочим торжественным случаям. При посещении же бара или ресторана он обыкновенно ограничивался одной порцией чего-либо крепкого, а часто вообще пил простое пиво. В домашнем баре у него стояла водка и несколько сувенирных бутылок односолодового виски, но открывал их он до смешного редко.

В кругу знакомых Микаэля и за его пределами было хорошо известно, что он ведет холостяцкую жизнь, имея множество случайных связей, и это породило о нем слухи другого рода. Его многолетние отношения с Эрикой Бергер уже давно служили источником различных домыслов. В последний же год сложилось мнение, будто бы он отчаянный бабник, который без зазрения совести пользуется своей известностью для того, чтобы перетрахаться со всеми посетительницами стокгольмских ресторанов. Некий малоизвестный журналист как-то даже поднял вопрос, не пора ли Микаэлю обратиться за медицинской помощью по поводу своей половой распущенности. На эту мысль его навел пример одного популярного американского актера, который лечился в клинике от соответствующего недуга.

У Микаэля действительно было на счету много мимолетных связей, и порой случалось, что они совпадали по времени. Он и сам толком не знал, почему так получалось. Он считал, что у него недурная внешность, но никогда не воображал себя таким уж неотразимым. Однако ему часто приходилось слышать, что в нем есть нечто привлекательное для женщин. Эрика Бергер объяснила ему, что он производит впечатление уверенности и одновременно надежности и ему дан особый дар вызывать у женщин чувство спокойствия, заставляющего их забывать о самолюбии. Лечь с ним в постель было именно таким делом, не трудным, не опасным и не сложным, а напротив, легким и приятным в эротическом отношении, как, по мнению Микаэля, тому и следовало быть.

В противоположность тому, что думали о Микаэле большинство его знакомых, он никогда не был волокитой. В крайнем случае он давал понять, что он вовсе даже не прочь, но всегда предоставлял женщине право проявить инициативу. В результате дело зачастую само собой кончалось сексом. Женщины, которые побывали в его постели, редко относились к числу анонимных one night stands.[Подружек на одну ночь (англ.).] Такие, конечно, тоже попадались на его пути, но с ними дело кончалось механическими упражнениями, не приносившими никакого удовлетворения. Самые лучшие впечатления оставляли у Микаэля связи с хорошо знакомыми женщинами, которые ему по-человечески нравились. Поэтому неудивительно, что его отношения с Эрикой Бергер продолжались двадцать лет: их связывали дружба и одновременно взаимное влечение.

С тех пор как он прославился, женщины стали проявлять к нему повышенный интерес, который ему самому казался странным и необъяснимым. Особенно его удивляли молоденькие девушки, которые совершенно неожиданно вдруг принялись делать ему авансы.

Обаяние Микаэля обыкновенно действовало совсем на других женщин, не похожих на этих восторженных, не достигших еще двадцатилетнего возраста стройных девиц в коротеньких юбчонках. Когда он был моложе, то часто общался с дамами старше его, а иной раз даже намного старше и опытнее. Но по мере того, как он сам взрослел, разница в возрасте постепенно сокращалась. Появление в его жизни двадцатипятилетней Лисбет Саландер знаменовало собой в этом смысле заметный перелом.

Вот по этой причине он так срочно назначил встречу с Эрикой.

По просьбе одной из подруг Эрики в «Миллениум» недавно взяли практиканткой девушку из гимназии, специализирующуюся в области средств массовой информации. Каждый год в редакции проходили практику несколько человек, так что в этом не было ничего необычного. При знакомстве с семнадцатилетней практиканткой Микаэль вежливо с ней поздоровался, потом как-то в разговоре отметил, что в ней как будто проглядывает живой интерес к журналистике, а не просто мечта выступать по телевизору. Впрочем, как подозревал Микаэль, работа в «Миллениуме» стала теперь престижной сама по себе.

Вскоре он заметил, что девушка не упускает случая пообщаться с ним более тесно. Он делал вид, будто не понимает ее довольно-таки недвусмысленных намеков, однако в результате она лишь удвоила свои старания, и он чувствовал себя довольно неловко.

Эрика Бергер неожиданно расхохоталась:

— Дорогой мой, похоже, ты стал жертвой сексуальных домогательств на работе.

— Рикки! Дело-то щекотливое! Я ни в коем случае не хочу обидеть ее или поставить в глупое положение. Но она ведет себя так же откровенно, как кобылка во время течки. Я нервничаю, потому что никто не знает, что еще она выкинет в следующую минуту.

— Она влюблена в тебя, Микаэль, и по молодости лет еще не умеет выразить свои чувства.

— Прости, но ты ошибаешься! Она чертовски хорошо умеет их выражать. Она все время что-то такое изображает и сердится, что я никак не клюю на приманку. А мне только того и не хватало, чтобы обо мне пустили слухи, будто бы я стареющий ловелас, этакий Мик Джаггер, гоняющийся за молоденькими.

— О'кей, твоя проблема понятна. Значит, вчера вечером она явилась к тебе под дверь.

— С бутылкой вина. Сказала, что была по соседству на вечеринке у знакомых, и представила дело так, будто бы завернула ко мне случайно.

— И что же ты ей сказал?

— Я ее не впустил. Соврал, что она пришла некстати, я, дескать, не один, у меня дама.

— И как она это приняла?

— Она страшно обозлилась и отвалила.

— И что, по-твоему, я должна предпринять?

— Get her off my back.[Сделай так, чтобы она от меня отвязалась (англ.).] В понедельник я собираюсь с ней серьезно поговорить. Либо она от меня отвяжется, либо я выкину ее из редакции.

Эрика Бергер немного подумала.

— Нет, — сказала она наконец. — Не говори ничего. Я сама с ней побеседую.

— У меня нет выбора.

— Она ищет друга, а не любовника.

— Не знаю я, чего она ищет, но…

— Микаэль, я прошла через то же самое, через что проходит она. Я с ней побеседую.

 

Как и все, кто смотрит телевизор и читает вечерние газеты, Нильс Бьюрман за последний год заочно познакомился с Микаэлем Блумквистом. В лицо он его не знал, но даже если бы и знал, то не обратил бы внимания на его появление, поскольку ему не было известно о существовании какой-либо связи между редакцией «Миллениума» и Лисбет Саландер.

Кроме того, он был слишком занят собственными мыслями, чтобы замечать происходящее вокруг.

После того как его отпустил интеллектуальный паралич, он понемногу начал анализировать свое положение и размышлять над тем, каким образом он может переиграть Лисбет.

Все упиралось в одно обстоятельство. В распоряжении Лисбет Саландер имелся девяностоминутный фильм, заснятый ею при помощи скрытой камеры, в котором было подробно показано, как он ее изнасиловал. Бьюрман видел этот фильм. Его невозможно было истолковать в каком-либо благоприятном смысле. Если пленка попадет в прокуратуру или (что еще хуже) в распоряжение средств массовой информации, его жизнь будет кончена: это будет конец его карьеры и свободы. Зная уголовный кодекс, он сам подсчитал, что за насилие в особо жестокой форме, использование лица, находящегося в зависимом положении, причинение телесных повреждений он в общей сложности должен получить лет шесть лишения свободы. Один из эпизодов фильма дотошный защитник может даже представить как попытку убийства.

В ту ночь он чуть не придушил ее от возбуждения, когда прижал к ее лицу подушку. Сейчас он жалел, что не задушил ее до конца.

Они же ни за что не поймут, что она все время играла срежиссированный спектакль и заранее все спланировала. Она его спровоцировала, стреляла в него детскими глазками и соблазняла своим телом двенадцатилетней девчонки. Она нарочно дала ему изнасиловать себя. Это случилось по ее вине…

Однако как бы он ни решил действовать, он должен сначала заполучить этот фильм и убедиться, что у нее не осталось копий. Тогда проблема будет решена.

Можно не сомневаться, что такая ведьма, как Лисбет Саландер, на протяжении лет нажила себе немало врагов. Бьюрман обладал одним большим преимуществом. В отличие от всех остальных, кто по той или иной причине мог затаить зло на Саландер, у него имелся неограниченный доступ к ее медицинской карточке, отчетам в опекунский совет и психиатрическим заключениям. Он был одним из немногих людей в Швеции, кому известны ее самые сокровенные тайны.

Ее личное дело, переданное ему опекунским советом, когда он был назначен ее опекуном, являлось кратким и содержательным — всего пятнадцать страниц, рисующих картину всей ее взрослой жизни. Оно включало краткую выписку из заключения психиатрической экспертизы, где излагался ее диагноз, решение стокгольмского суда о признании ее недееспособной и финансовый отчет за прошлый год.

Он снова и снова вчитывался в ее личное дело. Затем начал систематический сбор сведений о прошлом Лисбет Саландер.

Как адвокату, ему было прекрасно известно, каким образом искать информацию в государственных учреждениях. Будучи ее официальным представителем, он без труда мог получить доступ к засекреченным папкам, где хранились медицинские данные. Нильс Бьюрман принадлежал к числу тех немногих людей, которые имели право на получение любой справки, касающейся Лисбет Саландер.

И все же ему потребовалось несколько месяцев на то, чтобы деталь за деталью, через отчеты социальных служб, полицейские расследования и судебное решение восстановить всю историю ее жизни, начиная с самых ранних записей школьных лет. Он лично встретился и обсудил состояние ее психического здоровья с доктором Йеснером X. Лёдерманом, психиатром, который в связи с наступлением ее восемнадцатилетия рекомендовал для нее содержание в закрытом лечебном заведении. Он тщательно изучил все соображения, на которых основывалось принятое решение. Все оказывали ему в этом помощь. Одна женщина из социальной службы даже похвалила его за необыкновенное внимание, которое он проявил, не поленившись ознакомиться со всеми аспектами жизни своей подопечной Лисбет Саландер.

Но настоящим кладезем информации оказались две записные книжки в твердых переплетах, хранившиеся в картонке у одного из служащих социального ведомства. Книжки эти содержали записи, сделанные предшественником Бьюрмана, адвокатом Хольгером Пальмгреном, который, судя по всему, узнал Лисбет лучше, чем кто-либо другой. Пальмгрен добросовестно каждый год представлял в социальную службу положенный краткий отчет, но, кроме того, он тщательно записывал свои собственные соображения в форме дневника, и об этом, как полагал Бьюрман, Лисбет Саландер ничего не знала. Очевидно, это были личные рабочие записи Пальмгрена, которые, после того как его поразил инсульт, попали в социальное управление и остались там лежать, никем не прочитанные.

Это были оригиналы. Копий не существовало.

Прекрасно!

Из записей Пальмгрена вставал совсем другой образ Лисбет Саландер, совершенно не похожий на тот, какой рисовали отчеты социального ведомства. Он смог проследить нелегкий путь, который прошла Лисбет Саландер, превращаясь из неуправляемого подростка в молодую женщину, поступившую на работу в частное охранное агентство «Милтон секьюрити» — туда она устроилась благодаря личным связям Пальмгрена. Со все возрастающим удивлением Бьюрман убеждался в том, что Лисбет Саландер вовсе не была умственно отсталой помощницей в офисе, которая сторожила копировальный аппарат и заваривала кофе: напротив, она выполняла высококвалифицированную работу, состоявшую в проведении расследований для «Милтон секьюрити» по заданиям вице-директора Драгана Арманского. Бьюрман также убедился в том, что Арманский и Пальмгрен были знакомы и обменивались между собой информацией о своей общей подопечной.

Драган Арманский — это имя Нильс Бьюрман взял себе на заметку. Из всех людей, упоминавшихся в биографии Лисбет Саландер, только эти два человека могли считаться ее друзьями, и оба, судя по всему, смотрели на нее как на свою подопечную. Пальмгрен исчез со сцены. Из тех, кто мог представлять собой потенциальную опасность, оставался только Арманский. Бьюрман решил держаться подальше от Арманского и не искать с ним встреч.

Записные книжки многое ему объяснили. Бьюрман теперь понял, почему Лисбет так много о нем знает. Он по-прежнему не мог взять в толк, каким образом ей удалось узнать о его пребывании в марсельской клинике пластической хирургии, которое он держал в секрете. Однако многие из ее тайн он уже разгадал. Ее работой было раскапывание подробностей чужой личной жизни, и он тотчас же удвоил осторожность, с которой вел собственное расследование. При том, с какой легкостью Лисбет Саландер проникала в его квартиру, здесь было самое неподходящее место для хранения документов, содержащих сведения о ее жизни, и он, собрав всю документацию, перевез ее в картонной коробке на дачу в районе Сталлархольма, где все чаще проводил время в одиноких размышлениях.

Чем больше он читал о Лисбет Саландер, тем больше приходил к убеждению, что она патологически ненормальная, психически больная, асоциальная личность. Его охватывала дрожь при одном воспоминании, как он лежал, целиком находясь в ее власти, прикованный наручниками к собственной кровати. Бьюрман не сомневался, что она исполнит свою угрозу и убьет его, если он даст ей для этого хоть малейший повод.

У нее не было никаких сдерживающих понятий о поведении в обществе, никаких тормозов. Она — дрянь, больная и опасная для окружающих сумасшедшая. Граната с сорванной чекой. Шлюха.

 

Дневник Хольгера Пальмгрена дал ему ключ и к последней загадке. Пальмгрен неоднократно делал в своем дневнике записи очень личного характера о своих беседах с Лисбет Саландер. Малахольный старикашка! В двух таких записях он приводил ее выражение: «Когда приключился Весь Этот Кошмар» — было очевидно, что так говорила сама Лисбет Саландер, однако Бьюрман так и не выяснил, что именно это означает.

Озадаченный Бьюрман отметил для себя выражение «Весь Этот Кошмар». Что это было? Год, проведенный в приемной семье? Какое-то одно непозволительное действие? Где-то среди огромного количества уже собранной им информации должно было содержаться объяснение.

Он раскрыл отчет о психиатрической экспертизе, проведенной, когда Лисбет Саландер исполнилось восемнадцать лет, и внимательно перечитал его в пятый или шестой раз. И тут он понял, что в уже имеющихся у него сведениях о Лисбет Саландер есть один пробел.

У него были выписки из школьной характеристики, где содержалась запись о том, что ее мать была не в состоянии ее воспитывать, имелись отчеты из нескольких приемных семей, относящиеся к годам перед ее совершеннолетием, и данные психиатрического освидетельствования, проведенного в связи с ее восемнадцатилетием.

Когда ей было двенадцать лет, произошло какое-то событие, давшее толчок к ее помешательству.

В биографии Лисбет Саландер обнаружились и другие пробелы.

Впервые он, к своему удивлению, узнал, что у Лисбет была сестра-близняшка, о которой ни словом не упоминалось в имевшихся у него материалах. Господи! Оказывается, их таких две! Однако он так и не смог найти никаких сведений о том, что случилось с этой сестрой.

Ее отец был неизвестен, отсутствовали также какие бы то ни было объяснения, почему мать была не в состоянии ее воспитывать. До сих пор Бьюрман предполагал, что Лисбет заболела и в связи с этим была направлена в детскую психиатрическую клинику и так далее. Теперь же у него возникло убеждение, что в возрасте двенадцати-тринадцати лет с Лисбет Саландер что-то случилось, она перенесла какое-то потрясение, иначе говоря, Весь Этот Кошмар. Но нигде не было указания на то, в чем именно этот кошмар заключался.

В отчете судебно-психиатрической экспертизы он наконец обнаружил ссылку на прилагаемый документ, которого в деле не оказалось: это был номер записи дежурного в полицейском журнале от 3 февраля 1991 года. Номер записи был проставлен от руки на полях копии, найденной им в хранилище Управления по социальному обеспечению. Но, сделав запрос на этот документ, он столкнулся с препятствием — по королевскому указу документ был засекречен. Ему ответили, что он может обратиться в правительство и обжаловать это постановление.

Нильс Бьюрман пришел в недоумение. В том, что материалы полицейского расследования по делу, в котором фигурировала двенадцатилетняя девочка, оказались засекречены, не было ничего странного — этого требовала забота о неприкосновенности личности. Но он как официальный опекун Лисбет Саландер имел право затребовать любой документ, относящийся к его подопечной. Почему отчету о расследовании был присвоен такой уровень секретности, что разрешение на доступ нужно было запрашивать в правительстве?

Он автоматически подал заявку. На ее рассмотрение ушло два месяца, и, к своему крайнему удивлению, Бьюрман получил отказ. Он никак не мог понять, что же такого драматического могло содержать в себе полицейское расследование пятнадцатилетней давности по делу двенадцатилетней девочки, чтобы его понадобилось охранять с такой же тщательностью, как ключи от Росенбада.[Здание в центре Стокгольма, в котором размещается правительство.]

Он снова вернулся к дневникам Пальмгрена и перечитал их, не пропуская ни строчки, пытаясь разгадать, что же скрывается за словами «Весь Этот Кошмар». Но текст не давал никакой подсказки. Очевидно, что Пальмгрен и Лисбет Саландер обсуждали между собой эту тему, но это никак не отражалось в записях. Кстати, упоминания обо «Всем Этом Кошмаре» появлялись в самом конце длинного дневника. Возможно, Пальмгрен просто не успел сделать соответствующую запись, прежде чем умереть от кровоизлияния в мозг.

Все это навело Бьюрмана на новые мысли. Хольгер Пальмгрен был наставником Лисбет Саландер начиная с тринадцатилетнего возраста и стал ее опекуном, когда ей исполнилось восемнадцать лет. Иначе говоря, Пальмгрен оказался с ней рядом вскоре после того, как приключился «Весь Этот Кошмар» и когда Саландер поступила в детскую психиатрическую больницу. Поэтому, по всей вероятности, он знал, что с ней случилось.

Бьюрман снова отправился в Главный архив социального ведомства. На этот раз он не стал запрашивать документы из дела Лисбет Саландер, а заказал только воспитательский отчет, который составлялся социальной службой, и получил на руки материал, на первый взгляд показавшийся сплошным разочарованием. Всего две странички краткой информации: мать Лисбет Саландер не в состоянии воспитывать своих дочерей, по причине особых обстоятельств девочек пришлось разделить, Камилла Саландер была направлена в приемную семью, Лисбет Саландер помещена в детскую психиатрическую клинику Святого Стефана. Возможность альтернативных решений не обсуждалась.

Почему? Ничего, кроме загадочной формулировки: «По причине событий, случившихся 3.12.91, Управление по социальному обеспечению приняло решение…» Далее опять упоминался номер дежурной записи засекреченного полицейского расследования. Однако на этот раз приводилась еще одна деталь — имя полицейского, составлявшего отчет.

Увидев это имя, адвокат Бьюрман долго не мог оправиться от неожиданности. Оно было ему знакомо. Хорошо знакомо.

Теперь все предстало перед ним в совершенно новом свете.

Еще два месяца ушло у него на то, чтобы уже другими путями заполучить в свои руки искомый документ. Это был краткий и четкий полицейский отчет, насчитывавший сорок семь страниц формата А4, плюс шестьдесят страниц приложений и дополнений, присоединенных к делу за последующие шесть лет.

Сперва он не понял, что к чему.

Затем взял снимки судебно-медицинского исследования и еще раз проверил имя.

Господи боже! Не может быть!

Тут он вдруг понял, почему дело было засекречено. Адвокату Нильсу Бьюрману выпал джекпот!

Еще раз внимательно перечитав документы строчка за строчкой, он осознал, что на свете есть еще один человек, у которого имеется причина ненавидеть Лисбет Саландер так же страстно, как он.

Бьюрман был не одинок.

У него нашелся союзник. Самый неожиданный союзник, какого только можно себе представить!

И он принялся без спешки составлять свой план.

 

На столик в кафе «Хедон» легла чья-то тень, и Нильс Бьюрман очнулся от задумчивости. Подняв голову, он увидел светловолосого… великана. На этом слове он в конце концов остановился. От неожиданности он даже отпрянул на долю секунды, прежде чем пришел в себя.

Человек, глядевший на него сверху, был ростом выше двух метров и очень могучего сложения. Определенно культурист. Бьюрман заметил, что в нем нет ни жиринки, ни малейшего признака слабости. Напротив, от него исходило ощущение страшной силы.

У пришельца была по-военному короткая стрижка и овальное лицо с неожиданно мягкими, почти детскими чертами, зато глаза ледяной голубизны смотрели жестко. На нем была короткая черная кожаная куртка, голубая рубашка, черный галстук и черные брюки. В последнюю очередь адвокат Бьюрман обратил внимание на его руки — несмотря на высокий рост, огромные ручищи этого человека даже для него казались слишком велики.

— Адвокат Бьюрман?

Он говорил с выраженным акцентом, но голос оказался неожиданно тонким, и адвокат Бьюрман едва удержался от невольной усмешки.

— Мы получили ваше письмо, — продолжал незнакомец.

— Кто вы такой? Я хотел увидеться с…

Человек с огромными ручищами не стал слушать, о чем его хочет спросить Бьюрман. Усевшись напротив, он оборвал собеседника на полуслове.

— Повидаетесь вместо него со мной. Говорите, чего надо!

Адвокат Нильс Эрик Бьюрман немного поколебался. Ему была ужасно неприятна мысль о том, чтобы выдать себя с головой совершенно незнакомому человеку. Однако этого требовала необходимость. Он еще раз напомнил себе, что он не единственный человек, кому ненавистна Лисбет Саландер. Ему нужны союзники. Понизив голос, он начал объяснять, по какому делу пришел.

 

Глава 03

Пятница, 17 декабря — суббота, 18 декабря

Лисбет Саландер проснулась в семь утра, приняла душ, спустилась в холл к Фредди Мак-Бейну и спросила, найдется ли для нее свободный багги,[Багги (англ. buggy — кабриолет, легкая коляска). Изначально — спортивный экипаж, фаэтон в конном спорте. Сейчас употребляется для названия внедорожника для езды по песку.] она хочет взять его на весь день. Через десять минут залог был заплачен, сиденье и зеркало заднего вида подогнаны, сделана пробная поездка и проверено наличие бензина в баке. Она пошла в бар, взяла на завтрак кофе с молоком и бутерброд с сыром, а также бутылку минеральной воды про запас. Время за едой она посвятила тому, чтобы исписать цифрами бумажную салфетку и подумать над задачкой Пьера Ферма: (х3 + y3 = z3).

Едва пробило восемь, как в баре появился доктор Форбс — свежевыбритый, одетый в темный костюм и белую рубашку с голубым галстуком. Он заказал яйцо, тост, апельсиновый сок и черный кофе. В половине девятого он встал и вышел к ожидавшему его такси.

Лисбет последовала за ним, держась на некотором расстоянии. Доктор Форбс вышел из такси напротив Морской панорамы в начале бухты Каренаж и прогулочным шагом двинулся по берегу. Она проехала мимо него, припарковалась в середине приморского бульвара и стала терпеливо ждать, когда он пройдет, чтобы тронуться следом.

К часу дня Лисбет уже вся вспотела и ноги у нее опухли. Битых четыре часа она провела, прохаживаясь по улицам Сент-Джорджеса. Темп прогулки был неспешным, но за все время они ни разу не остановились, и бесконечные крутые подъемы и спуски уже сказывались на ее мышцах. Допивая последний глоток минеральной воды, она только удивлялась энергии Форбса. Лисбет уже стала подумывать о том, не бросить ли эту затею, как вдруг дорога свернула в сторону «Черепашьего панциря». Выждав десять минут, она зашла в ресторан и устроилась на веранде. Они оказались в точности на тех же местах, что и в прошлый раз, и он точно так же пил кока-колу и смотрел вдаль на воду.

Форбс был одним из очень немногих людей на Гренаде, носивших пиджак и галстук. Лисбет отметила, что он словно бы и не замечает жары.

В три часа он расплатился и вышел из ресторана, и Лисбет пришлось прервать свои размышления. Доктор Форбс медленно брел вдоль бухты Каренаж, затем вскочил в один из мини-автобусов, идущих в сторону Гранд Анс. Лисбет подъехала к отелю «Кейс» за пять минут до того, как он вышел из автобуса. В своем номере она налила ванну и окунулась в холодную воду. Ноги ныли, а на лбу у нее пролегли глубокие морщины.

Но эту долгую прогулку Лисбет проделала ненапрасно и кое-что узнала. Каждое утро доктор Форбс выходил из отеля свежевыбритый, с портфелем под мышкой, будто на службу, — и вот он провел целый день, не делая ровно ничего, а только убивая время! Какие бы причины ни привели его на Гренаду, это явно были не переговоры о постройке новой школы, но почему-то он притворялся, будто приехал сюда с деловыми целями.

Для чего весь этот театр?

Единственным человеком, от которого он по каким-то соображениям хотел скрыть что-то связанное с этой поездкой, могла быть только его жена. Он хотел создать у нее впечатление, будто весь день занят важными делами. Но почему? Может быть, сделка провалилась, а он из гордости не хотел в этом признаться? Или он приехал на Гренаду с какой-то другой целью? Уж не дожидается ли он здесь кого-то или чего-то?

 

Проверяя электронную почту, Лисбет Саландер обнаружила четыре послания. Первое пришло от Чумы и было отправлено уже через час после того, как она ему написала. Зашифрованное сообщение содержало один вопрос из двух слов: «Ты жива?» Чума никогда не отличался склонностью к длинным и прочувствованным посланиям. Впрочем, как и сама Лисбет.

Два следующих были отправлены в два часа ночи. В одном тот же Чума написал, не поленившись его зашифровать, что один знакомый по Интернету, известный там под именем Бильбо и живущий в Техасе, клюнул на ее запрос. Чума приложил адрес Бильбо и PGP-ключ. Через несколько минут после письма Чумы прибыло послание от самого Бильбо. Краткое сообщение содержало только обещание в течение следующих суток прислать ей сведения о докторе Форбсе.

Четвертое послание, также от Бильбо, было отправлено уже вечером. В нем содержался зашифрованный адрес банковского счета и ftp-адрес с приложением в виде zip-файла[Zip — популярный формат сжатия данных и архивации файлов.] на 390 kВ. В нем Лисбет обнаружила папку, включавшую четыре jpg-изображения низкого разрешения и пять текстовых документов.

Две фотографии представляли собой портреты доктора Форбса, на одной он был заснят с женой на премьере в театре, еще на одной — в одиночку на церковной кафедре.

Первый документ представлял собой отчет Бильбо на одиннадцати страницах, второй состоял из восьмидесяти четырех страниц, скачанных из Интернета. Два оставшихся документа содержали отсканированные и обработанные при помощи программы OCR[OCR (Optical Character Recognition) — компьютерная программа для конвертации символов и букв в текст, редактируемый на компьютере.] газетные вырезки из местной газеты «Остин америкэн стейтсмен», а последний являлся очерком, посвященным религиозной общине доктора Форбса под названием пресвитерианская церковь Остина.

Хотя Лисбет Саландер наизусть знала Третью Книгу Моисея (в прошлом году у нее были причины изучить библейский свод уголовных законов), по истории религии в целом она обладала весьма скромными познаниями. Она смутно представляла себе разницу между иудейской, пресвитерианской и католической церковью — она знала только то, что еврейская церковь называется синагогой. В первый момент она испугалась, что придется детально вникать в теологические вопросы, но тут же подумала, что ей совершенно без разницы, к какой там церкви принадлежит доктор Форбс.

Доктору Ричарду Форбсу, иногда именуемому преподобным Ричардом Форбсом, было сорок два года. На домашней страничке церкви Остин Саут сообщалось, что у нее имеется семь постоянных служителей. Первым в списке шел преподобный Дункан Клегг, являвшийся, надо думать, ведущим богословом этой церкви. На фотографии можно было видеть крепкого мужчину с седой шевелюрой и ухоженной седой бородой.

Ричард Форбс шел в списке третьим, он отвечал за вопросы образования. После его имени стояло в кавычках название «Фонд Холи Уотер».

Лисбет прочитала вступительную часть послания этой церкви. Оно гласило:


...

«Своими молитвами и благодарениями мы будем служить приходу Остин Саут, предлагая ему ту стабильность, богословие и идеологию надежды, которую проповедует пресвитерианская церковь Америки. Будучи служителями Христовыми, мы предлагаем приют страждущим и надежду на прощение через молитву и благодатное баптистское учение. Возрадуемся же любви Господней! Наш долг — устранять преграды между людьми и убирать препятствия, стоящие на пути понимания заповеданного Богом Евангелия любви».

 

Сразу же после вступительной части шел номер банковского церковного счета и призыв претворить свою любовь в деяние.

Бильбо прислал Лисбет превосходную краткую биографию Ричарда Форбса. Отсюда она узнала, что Форбс родился в Неваде, в городке Седарс-Блафф. Он занимался земледелием, коммерцией, работал корреспондентом в газете, выходящей в Нью-Мексико, и менеджером христианского рок-бенда и затем в возрасте тридцати одного года примкнул к церкви Остин Саут. Он получил специальность ревизора и, кроме того, изучал археологию. Однако Лисбет так и не нашла нигде упоминания о том, когда он получил официальное звание доктора.

На религиозных собраниях Форбс познакомился с Джеральдиной Найт, дочерью владельца ранчо Уильяма Е. Найта, как и он — одного из ведущих деятелей церкви Остин Саут. Ричард и Джеральдина поженились в 1997 году, после чего церковная карьера Ричарда Форбса быстро пошла в гору. Он стал главой фонда Девы Марии, задачей которого было «вкладывать божьи деньги в образовательные проекты для нуждающихся».

Форбса дважды арестовывали. В 1997 году, когда ему было двадцать пять лет, он был обвинен в причинении тяжких телесных повреждений в связи с автомобильной аварией. Суд его оправдал. Насколько Лисбет могла судить по газетным вырезкам, он тогда действительно был не виноват. В 1995 году он обвинялся в хищении денег христианского рок-бенда, в котором работал менеджером, но и в этот раз его оправдали.

В Остине он стал заметной фигурой и членом правительства штата в департаменте образования. Он был членом демократической партии, усердно участвовал в благотворительных мероприятиях и собирал средства для оплаты школьного обучения детей из малоимущих семей. Церковь Остин Саут в своей деятельности уделяла большое внимание испаноговорящим семьям.

В 2001 году на Форбса пали подозрения в экономических нарушениях, связанных с деятельностью фонда Девы Марии. Так, в одной из газетных статей высказывалось мнение, что Форбс вложил в доходные предприятия большую часть поступлений, чем это позволял делать устав. Церковь выступила с опровержением этих обвинений, и в последовавших затем дебатах пастор Клегг открыто стал на сторону Форбса. Против него не было выдвинуто официального обвинения, и проведенная ревизия не выявила никаких нарушений.

С особым вниманием Лисбет изучила отчет о денежных делах Форбса. Он получал неплохое жалованье — шестьдесят тысяч долларов в год, каких-либо доходов сверх того не имел. Финансовое благополучие семье обеспечивала Джеральдина Форбс — в 2002 году скончался ее отец, и дочь стала единственной наследницей примерно сорокамиллионного состояния. Детей супружеская пара не имела.

Итак, Ричард Форбс целиком зависел от своей жены. Лисбет нахмурила брови. Обстоятельства мало способствовали тому, чтобы муж имел право избивать Джеральдину.

Войдя в Интернет, Лисбет отправила на адрес Бильбо краткое зашифрованное сообщение с благодарностью за присланные им материалы, а заодно перевела пятьсот долларов на указанный им банковский счет.

Потом она вышла на балкон и прислонилась к перилам. Солнце садилось. Усиливающийся ветер шумел в кронах пальм, окружавших каменную ограду, которая отделяла отель от пляжа. Лисбет вспомнила совет Эллы Кармайкл и, уложив компьютер, «Измерения в математике» и смену одежды в нейлоновую сумку, поставила ее на полу возле кровати. Затем она спустилась в бар и заказала себе на обед рыбу и бутылку «Кариба».

В баре Лисбет не заметила ничего интересного, кроме того, что у барной стойки Форбс, одетый на этот раз в теннисную рубашку, шорты и спортивные башмаки, увлеченно расспрашивал Эллу Кармайкл о «Матильде». Судя по выражению его лица, он ни о чем не тревожился. На шее у него висела золотая цепочка, и он выглядел веселым и привлекательным.

 

Целый день унылого хождения по Сент-Джорджесу вымотал Лисбет. После обеда она вышла немного прогуляться, но сильно дуло, и температура заметно понизилась, поэтому она ушла к себе в комнату и улеглась в постель уже в девять часов вечера. За окном шумел ветер. Она хотела немного почитать, но почти сразу же заснула.

Разбудил ее какой-то неожиданный грохот. Лисбет бросила взгляд на наручные часы — четверть одиннадцатого вечера. Пошатываясь, она поднялась на ноги и открыла балконную дверь — порыв ветра толкнул ее с такой силой, что она невольно отступила на шаг. Придерживаясь за дверной косяк, она осторожно высунула голову на балкон и огляделась.

Развешанные над бассейном лампы раскачивались на ветру, и по саду метались беспокойные тени. В проеме ворот столпилась кучка разбуженных постояльцев — все смотрели в сторону пляжа. Другие жались поближе к бару. На севере виднелись огни Сент-Джорджеса. Небо было затянуто тучами, но дождь не шел. В темноте Лисбет не могла разглядеть море, но волны шумели гораздо громче обычного. Еще сильнее похолодало, и впервые за все время пребывания на Карибах она почувствовала, что замерзла до дрожи.

Стоя на балконе, Лисбет услышала громкий стук в свою дверь; завернувшись в одеяло, она отворила и увидела встревоженного Фредди Мак-Бейна.

— Прости, что потревожил, но, похоже, надвигается шторм.

— «Матильда».

— «Матильда», — кивнул Мак-Бейн. — Вечером она налетела на Тобаго, и получены сообщения, что там были большие разрушения.

Лисбет порылась в памяти, припоминая свои познания по географии и метеорологии. Тринидад и Тобаго находились примерно в двухстах километрах к юго-востоку от Гренады. Тропический ураган мог запросто захватить площадь радиусом в сто километров, а его центр способен перемещаться со скоростью тридцать — сорок километров в час. А это означало, что «Матильда» могла заявиться в гости в Гренаду и сию минуту уже быть на пороге. Все зависело от того, в какую сторону она направилась.

— Сейчас непосредственной опасности нет, — продолжал Мак-Бейн. — Но мы решили на всякий случай принять меры. Я хочу, чтобы ты собрала самые ценные вещи и спустилась в холл. Мы угощаем бутербродами и кофе за счет отеля.

Лисбет последовала его совету. Она ополоснула лицо, чтобы прогнать сон, надела джинсы, ботинки и фланелевую рубашку и повесила через плечо нейлоновую сумку. Перед тем как выйти из номера, она вернулась, открыла дверь ванной комнаты и зажгла свет. Зеленой ящерицы нигде не было видно: должно быть, спряталась в какой-нибудь щелке. Умница!

В баре она направилась к своему обычному месту и оттуда стала наблюдать, как Элла Кармайкл раздает указания своему персоналу. Сейчас все наполняли термосы горячим питьем. Вскоре Элла присоединилась к Лисбет в ее уголке.

— Привет. Ты, похоже, только что проснулась.

— Я спала. И что теперь?

— Пока посмотрим, что будет происходить дальше. На море сейчас шторм, и мы уже получили из Тринидада предупреждение о надвигающемся урагане. Если станет хуже и «Матильда» направится в нашу сторону, мы спустимся в подвал. Ты не могла бы помочь?

— Что нужно делать?

— У нас тут в вестибюле лежит сто шестьдесят одеял, их надо отнести в подвал. И кроме того, нужно убрать много всяких вещей.

Следующий час Лисбет помогала носить в подвал одеяла и собирать расставленные вокруг бассейна цветочные горшки, столики, шезлонги и прочие предметы. Когда Элла сказала, что хватит, и отпустила ее, она прошлась по дорожке, ведущей на пляж, и даже выглянула за ворота. Во тьме яростно гремел прибой, и гневные порывы ветра грозили свалить с ног, так что приходилось напрягать силы, чтобы устоять. Пальмы у ограды тревожно раскачивались.

Она вернулась в бар, заказала кофе с молоком и села у стойки. Уже перевалило за полночь. Постояльцев и служащих отеля наполняло тревожное ожидание. Сидящие за столиками разговаривали приглушенными голосами, время от времени посматривая на небо. Всего в зале собрались тридцать два постояльца и человек десять обслуживающего персонала. Лисбет неожиданно обратила внимание на Джеральдину Форбс — та сидела за самым дальним столиком в углу с бокалом в руке и напряженным выражением на лице. Ее мужа нигде не было видно.

 

Попивая кофе, Лисбет уже углубилась было в теорему Ферма, как вдруг Фредди Мак-Бейн вышел из-за конторки на середину зала.

— Прошу внимания! Я только что получил сообщение, что шторм ураганной силы достиг Пти-Мартиники. Попрошу всех присутствующих немедленно спуститься в подвал.

Пти-Мартиникой назывался маленький островок, относящийся к Гренаде и расположенный в нескольких морских милях к северу от главного острова. Не вступая ни в какие разговоры, пресекая все попытки задавать вопросы, Фредди Мак-Бейн решительно направил своих гостей к лестнице в подвал, расположенной за стойкой администратора. Лисбет покосилась на Эллу Кармайкл и навострила уши, увидев, что та подошла к Фредди.

— Как дела? Очень плохи? — спросила Элла.

— Не знаю. Телефонная связь прервалась, — ответил Фредди, понизив голос.

Лисбет спустилась в подвал и поставила свою сумку на постеленное в углу одеяло. Немного подумав, она опять встала и пошла наверх, навстречу спускающемуся по лестнице потоку. Поднявшись в вестибюль, она приблизилась к Элле Кармайкл и спросила, не надо ли еще чем-нибудь помочь. Элла посмотрела озабоченно и покачала головой:

— Посмотрим, что будет дальше. Эта «Матильда» — та еще стерва.

Лисбет увидела, как с улицы торопливо вошли пятеро взрослых с десятком ребятишек. Их встретил Фредди Мак-Бейн и направил в сторону подвала.

Внезапно Лисбет вздрогнула от тревожной мысли.

— Я правильно думаю, что сейчас все на Гренаде прячутся в какой-нибудь подвал? — спросила она приглушенным голосом.

Элла Кармайкл проводила взглядом спускающееся по лестнице семейство.

— К сожалению, у нас тут один из немногих подвалов, какие есть на Гранд Анс. Придут еще люди, чтобы спрятаться здесь.

Лисбет тревожно заглянула Элле в глаза:

— А как же остальные?

— Те, у кого нет подвала? — Элла горько усмехнулась. — Засядут у себя в домах или в каком-нибудь другом убежище. Большинство надеется только на Бога.

Джордж Бленд!

Лисбет стремительно повернула к выходу и бегом бросилась на улицу.

Она слышала, как Элла ее звала, но даже не обернулась.

Он живет в жалкой лачуге, которая развалится от первого же порыва урагана!

Выскочив на дорогу, ведущую в Сент-Джорджес, она тотчас же зашаталась от налетевшего ветра, но продолжала упрямо продвигаться вперед. Порывы встречного ветра чуть не сбивали ее с ног. Ей потребовалось почти десять минут, чтобы преодолеть четыреста метров до жилища Джорджа Бленда. На всем пути она не встретила ни души.

 

Свернув в сторону лачуги Джорджа Бленда, она увидела сквозь щель в окне свет его керосиновой лампочки. И в тот самый миг хлынул дождь, словно холодный душ из шланга. За несколько секунд она промокла до нитки, а видимость сократилась до нескольких метров. Лисбет забарабанила в дверь, и появившийся на пороге Джордж Бленд вытаращил на нее глаза.

— Что ты здесь делаешь? — закричал он, стараясь перекрыть шум ветра.

— Пошли! Надо идти в отель. Там есть подвал.

Джордж Бленд смотрел на нее с изумлением. Внезапно буря захлопнула дверь, и ему пришлось несколько секунд бороться с ветром, прежде чем снова удалось ее отворить. Лисбет отерла воду с лица, ухватила его за руку и бегом припустила обратно.

Они выбрали путь через пляж, так было метров на сто ближе, чем по дороге, которая делала в этом месте крутой поворот в сторону от воды. На полпути Лисбет поняла, что совершила ошибку — на пляже было негде укрыться от непогоды. Дождь и ветер так резко били им навстречу, что несколько раз пришлось остановиться. В воздухе носились песок и обломанные ветки, грохотал прибой. Казалось, целая вечность миновала, когда Лисбет наконец увидела проступившую во мраке каменную ограду и прибавила шагу. Когда они добежали до двери, она оглянулась в сторону пляжа. И застыла на пороге.

 

Сквозь завесу дождя она внезапно разглядела на пляже, метров за пятьдесят отсюда, две человеческие фигуры. Джордж Бленд тянул ее за руку, чтобы поскорее втащить в вестибюль, но она высвободила свою руку и, прижавшись к стене, стала вглядываться в даль. На несколько секунд пара исчезла из вида, затем все небо ярко озарилось молнией.

Она уже поняла, что это были Ричард и Джеральдина Форбс. Они находились приблизительно на том же месте, где она вчера вечером видела прохаживающегося взад и вперед Ричарда Форбса.

При следующей вспышке молнии ей показалось, что Ричард насильно тащит за собой упирающуюся жену.

И тут отдельные кусочки головоломки вдруг сложились в цельную картину. Финансовая зависимость. Обвинения в мошенничестве в Остине. Его беспокойное хождение по городу и неподвижное сидение в ресторане «Черепаший панцирь», когда он, казалось, был погружен в тяжкие раздумья.

Он задумал убийство, чтобы заполучить сорок миллионов. Ураган для него прикрытие. Сейчас он дождался своего шанса.

Лисбет Саландер впихнула Джорджа Бленда в вестибюль и огляделась по сторонам. На глаза ей попался забытый под дождем расшатанный стул ночного сторожа. Она схватила его, с размаху ударила о стену дома и вооружилась отломанной ножкой. Джордж Бленд, ничего не понимая, кричал ей вслед, чтобы она вернулась, но она уже во весь дух мчалась к пляжу.

Шквалистый ветер так и валил с ног, но Лисбет, стиснув зубы, пробивалась шаг за шагом все дальше. Она уже почти поравнялась с Форбсами, когда следующая молния осветила пляж и она увидела Джеральдину Форбс, стоящую на коленях у самой кромки воды. Склонясь над ней, Ричард Форбс уже замахнулся, чтобы нанести удар, в руках у него было что-то похожее на железную трубу. Лисбет увидела, как его рука, описав дугу, опустилась над головой жены. Женщина перестала биться.

Ричард Форбс не заметил Лисбет Саландер.

Лисбет ударила его по затылку, ножка стула разлетелась пополам, а он ничком рухнул на песок.

Нагнувшись, Лисбет взяла Джеральдину Форбс за плечи и под хлещущим дождем перевернула на спину. Руки ее внезапно окрасились кровью. На виске у Джеральдины Форбс темнела открытая рана. Тело женщины показалось тяжелым, словно налитое свинцом, и Лисбет в отчаянии стала оглядываться, гадая, как дотащить это бесчувственное тело до ограды отеля. Но в следующий момент на помощь подоспел Джордж Бленд. Он крикнул ей что-то, чего Лисбет не могла разобрать сквозь завывание ветра.

Лисбет кинула взгляд на Ричарда Форбса. Тот уже встал на четвереньки, но она видела только его спину. Обвив левую руку Джеральдины вокруг своей шеи, она сделала знак Джорджу Бленду, чтобы тот подхватил женщину с другой стороны, и они с трудом поволокли тело по пляжу.

Не пройдя и половины пути, остававшегося до ограды, Лисбет почувствовала, что совершенно выбилась из сил. И тут она вдруг почувствовала на своем плече чью-то руку. Отпустив Джеральдину, она пнула Ричарда Форбса в пах, и он упал на колени. Разбежавшись, она ударила его ногой в лицо и тут поймала испуганный взгляд Джорджа Бленда. Но времени уделять ему внимание у нее не было, и Лисбет, вновь подхватив Джеральдину, потащила ее дальше.

Через несколько секунд она оглянулась через плечо. Ричард Форбс, спотыкаясь, тащился сзади, отстав на десять шагов, шатаясь под порывами ветра, как пьяный.

Еще одна молния расколола небо, и у Лисбет глаза полезли на лоб.

Впервые она окоченела от страха.

За спиной Ричарда Форбса, в открытом море, на расстоянии ста метров от берега, она увидела Божий перст.

Словно моментальный снимок, в свете молнии перед ней мелькнул гигантский угольно-черный столп и тут же исчез из ее поля зрения, растворившись в пространстве.

«Матильда»!

Этого не может быть!

Ураган — да.

Но не торнадо!

В Гренаде никогда не бывало торнадо.

Причуда урагана на острове, где не бывает торнадо.

Торнадо не образуются над водой.

Это против всех законов природы.

Это нечто небывалое.

«Он пришел по мою душу», — мелькнуло в мыслях.

Джордж Бленд тоже увидел вихрь. В один голос они закричали друг другу: «Скорей, скорей!» — но оба не услышали, что кричит другой.

До ограды еще двадцать метров. Десять. Лисбет споткнулась, и у нее подломились колени. Пять. Уже в воротах она в последний раз посмотрела через плечо. На миг перед ней мелькнула фигура Ричарда Форбса, и в тот же момент он, словно схваченный невидимой рукой, исчез, увлеченный под воду. На пару с Джорджем Блендом они кое-как втащили свой груз в ворота. Пока они, шатаясь, брели через двор, Лисбет слышала звон бьющихся оконных стекол и жалобный скрип отдираемых ставней. Одна оторванная доска пролетела у нее перед самым носом. В следующий миг она ощутила болезненный удар — что-то стукнуло ее по спине. Возле дома напор ветра сделался слабее.

Лисбет остановила Джорджа Бленда и схватила его за ворот. Притянув к себе его голову, она крикнула ему в самое ухо:

— Мы нашли ее на пляже. Мужа мы не видели. Ты понял?

Он кивнул в ответ.

Они подтащили Джеральдину Форбс к лестнице, и Лисбет ногой забарабанила в дверь. На пороге показался Мак-Бейн. От неожиданности он вытаращил глаза, затем подхватил бесчувственную женщину, впустил их в подвал и закрыл за ними дверь.

В тот же миг невыносимый грохочущий шум урагана стих, превратившись в далекое ворчание и постукивание. Лисбет перевела дух.

 

Элла Кармайкл налила в кружку кофе и протянула Лисбет. От усталости та чувствовала себя такой обессиленной, что, казалось, не могла даже двинуть рукой. Она как села, прислонившись к стене, так и сидела на полу без движения. Кто-то укутал ее и Джорджа Бленда в одеяла. Она промокла до костей, и под коленкой у нее была рана, из которой обильно сочилась кровь. Одна штанина на джинсах была порвана, но она не могла вспомнить, откуда взялась эта десятисантиметровая дыра. Фредди Мак-Бейн и несколько постояльцев хлопотали над Джеральдиной Форбс, перевязывали ей голову, и Лисбет равнодушно наблюдала за этим. Какие-то обрывки фраз дошли до ее сознания, и она поняла, что среди собравшихся нашелся врач. В подвале народу было битком; кроме постояльцев отеля здесь спасались и посторонние люди.

Наконец к Лисбет подошел Фредди Мак-Бейн и присел перед ней на корточки.

— Она жива.

Лисбет ничего не ответила.

— Что там случилось?

— Мы нашли ее на пляже за оградой.

— Впуская в подвал гостей, я не досчитался троих. Не хватало тебя и супругов Форбс. Элла сказала, что ты выбежала на улицу как сумасшедшая как раз тогда, когда начинался шторм.

— Я побежала за моим другом Джорджем, — сказала Лисбет, кивая в сторону парня. — Он жил неподалеку в лачуге, которую, наверное, уже унесло ветром.

— Глупый, но очень смелый поступок, — сказал Фредди Мак-Бейн, взглянув на Джорджа Бленда. — Вы не видали там ее мужа, Ричарда Форбса?

— Нет, — равнодушно ответила Лисбет.

Джордж Бленд покосился на нее и тоже покачал головой.

Элла Кармайкл посмотрела на Лисбет с сомнением и пристально взглянула ей в глаза. Лисбет бесстрастно выдержала ее взгляд.

Джеральдина Форбс очнулась в три часа ночи. Лисбет в это время уже спала, прислонившись к плечу Джорджа Бленда.

 

Каким-то чудом Гренада пережила эту ночь. К рассвету ураган улегся и сменился самым отвратительным моросящим дождем, какой когда-либо видела Лисбет. Фредди Мак-Бейн выпустил постояльцев из подвала.

Гостинице «Кейс» требовался серьезный ремонт — как и все побережье, она претерпела страшные разрушения. От бара Эллы Кармайкл, стоявшего возле открытого бассейна, не осталось вообще ничего, одна веранда была полностью разрушена. Оконные проемы по всему фасаду зияли пустотой, и крыша над выступающей вперед частью здания была наполовину содрана. В вестибюле царили разгром и хаос.

Лисбет забрала Джорджа Бленда и поковыляла с ним в свою комнату. В качестве временной меры от дождя она занавесила открытый оконный проем одеялом. Джордж Бленд поймал ее взгляд.

Не дожидаясь его вопроса, она пояснила:

— Если мы скажем, что не видели ее мужа, то придется давать меньше объяснений.

Он кивнул. Она стянула с себя одежду, оставила ее кучей на полу и похлопала по кровати, приглашая его к себе. Он снова кивнул, разделся и тоже забрался под одеяло. Они уснули почти мгновенно.

Когда она проснулась, был уже день и в разрывы туч светило солнце. Все мышцы у нее болели, а колено так распухло, что еле сгибалось. Она вылезла из постели, встала под душ и на стене увидела вернувшуюся ящерку.

Элла Кармайкл все еще оставалась на ногах. Выглядела она уставшей, но бар уже заработал, переехав в вестибюль. Лисбет села за столик рядом со стойкой, заказала пиво и попросила к нему бутерброд. Незаметно взглянув в сторону разбитых окон возле входной двери, она увидела стоящий у подъезда полицейский автомобиль. Ей выдали заказанное, и в это время из служебного помещения, расположенного за стойкой администратора, вышел Фредди Мак-Бейн, а следом за ним полицейский. Заметив ее, Мак-Бейн что-то сказал полицейскому, и они оба направились к Лисбет.

— Это констебль Фергюсон. Он хочет задать несколько вопросов.

Лисбет вежливо кивнула. У констебля Фергюсона был усталый вид. Достав блокнот и ручку, он записал фамилию Лисбет.

— Мисс Саландер, мне сказали, что вы и ваш знакомый нашли миссис Форбс во время ночного урагана.

Лисбет кивнула.

— Где вы ее нашли?

— На пляже напротив ворот. Мы, можно сказать, наткнулись на нее по дороге.

Фергюсон записал ответ.

— Она что-нибудь сказала?

Лисбет отрицательно помотала головой.

— Она была без сознания?

Лисбет покивала в знак согласия.

— На голове у нее была свежая рана?

Лисбет снова кивнула.

— Вы не знаете, как она получила это ранение?

Лисбет потрясла головой. Фергюсон, казалось, был недоволен ее молчанием.

— В воздухе летало множество всяких обломков, — подсказала она любезно. — Я сама чуть было не получила по голове летящей доской.

Фергюсон понимающе кивнул.

— У вас ранена нога? — Он указал на ее повязку. — Как это случилось?

— Не помню. Я заметила рану, только когда спустилась в подвал.

— Вы были с молодым человеком?

— С Джорджем Блендом.

— Где он проживает?

— В лачуге позади «Кокосового ореха». Это недалеко, по дороге в сторону аэропорта. Если, конечно, лачугу не унесло ветром.

Лисбет не стала уточнять, что в настоящий момент Джордж Бленд спит на втором этаже в ее постели.

— Видели ли вы ее супруга, Ричарда Форбса?

Лисбет потрясла головой.

Очевидно, констебль Фергюсон больше не мог придумать, о чем еще спросить. Он захлопнул блокнот.

— Спасибо вам, мисс Саландер! Мне придется писать рапорт о смертельном случае.

— Разве она умерла?

— Миссис Форбс? Нет, миссис Форбс находится в больнице в Сент-Джорджесе. Вероятно, вам и вашему другу она обязана тем, что осталась жива. Погиб ее муж. Его нашли на автопарковке возле аэропорта два часа тому назад.

Примерно за шестьсот метров отсюда к югу от отеля.

— Судя по его виду, ему очень крепко досталось, — добавил Фергюсон.

— Очень печально, — сказала Лисбет без малейших признаков душевного волнения.

Когда Мак-Бейн и констебль Фергюсон удалились, Элла Кармайкл вышла из-за стойки и подсела к Лисбет. Она поставила на стол две рюмки с ромом, и Лисбет взглянула на нее вопросительно.

— После такой ночки необходимо чем-нибудь подкрепиться. Я угощаю. Весь завтрак — за мой счет.

Женщины переглянулись. Затем подняли рюмки и чокнулись.

 

В дальнейшем урагану под названием «Матильда» суждено было надолго стать предметом изучения и ученых дискуссий метеорологов стран Карибского моря и США. Таких мощных торнадо в этом регионе раньше никогда не отмечалось. Образование торнадо над водной поверхностью прежде считалось чем-то теоретически невозможным. В конце концов эксперты пришли к единому мнению, что к возникновению подобного «псевдоторнадо» привело особое сочетание погодных фронтов, то есть здесь наблюдался не настоящий торнадо, а лишь что-то внешне на него похожее. Инакомыслящие выступали с теориями, винящими в произошедшем парниковый эффект и нарушения природного баланса.

Лисбет Саландер не интересовалась теоретической дискуссией. Ей было достаточно того, что она видела, и она решила впредь по возможности не попадаться на пути братцев или сестричек «Матильды».

В ту ночь пострадали несколько человек. И можно было считать чудом, что погиб только один.

Никто не понимал, что заставило Ричарда Форбса отправиться куда-то в самый разгар урагана. Скорее всего, решили люди, это было проявлением бестолковости, свойственной всем американским туристам. Джеральдина Форбс тоже не могла сказать ничего в объяснение случившегося. Она перенесла тяжелое сотрясение мозга, и у нее сохранились только отдельные бессвязные воспоминания о событиях той ночи.

Зато она безутешно оплакивала гибель своего мужа.

 

Часть 2

From Russia with love

10 января — 23 марта

Обыкновенно уравнение содержит одно или несколько так называемых неизвестных, обозначаемых, как правило, буквами х, y, z и так далее. Про такие величины, при которых обе части уравнения действительно равны друг другу, говорят, что они удовлетворяют условиям уравнения или представляют собой решение уравнения.

Пример:

3х + 4 = 6х ? 2 (х = 2)

Глава 04

Понедельник, 10 января — вторник, 11 января


Самолет Лисбет Саландер приземлился в аэропорту Арланда в половине седьмого утра. Путешествие заняло двадцать шесть часов, девять из которых она провела в барбадосском аэропорту Грантли Адамс. «Бритиш эруэйз» не разрешали вылета, пока не будет обезврежен предполагаемый террорист, и один пассажир с арабской внешностью был препровожден для допроса. По прибытии в Лондон она опоздала на вылетавший из Гэтвика последний рейс в Швецию и прождала несколько часов, прежде чем ей поменяли билет на завтрашний день.

Лисбет чувствовала себя как мешок бананов, слишком долго пролежавший на солнце. При ней не было ничего, кроме ручного багажа с ноутбуком, «Измерениями» и плотно утрамбованной сменой одежды. Через «зеленый коридор» она беспрепятственно прошла к эскалатору, а на площади, где останавливались автобусы, ее встретила нулевая температура и снежная каша под ногами.

Она немного поколебалась в нерешительности. Всю жизнь ей поневоле приходилось выбирать более дешевую альтернативу, и она с трудом привыкала к мысли, что теперь является обладательницей трех миллиардов крон, которые она собственноручно похитила путем хакерской интернет-комбинации, а попросту говоря, тем способом, который издавна называется мошенничеством. Через пару минут она махнула рукой на свои привычные правила и подозвала стоящее такси. Назвав таксисту адрес на Лундагатан, она почти тут же и заснула на заднем сиденье.

Только когда такси остановилось на Лундагатан и шофер ее растолкал, она поняла, что сказала ему не тот адрес. Она исправила свою ошибку и велела шоферу ехать дальше до Гётгатсбаккен. Выдав ему хорошие чаевые в американских долларах, она, чертыхнувшись, высадилась прямо в глубокую лужу у тротуара. Лисбет приехала одетая в джинсы, майку и тонкую ветровку, с сандалиями и тонкими гольфами на ногах. Доковыляв через дорогу к магазину, она купила шампунь, зубную пасту, мыло, кислого молока, сыру, яиц, хлеба, замороженные фрикадельки, кофе, чай в пакетиках, консервированные огурцы, яблоки, большую упаковку пиццы и пачку сигарет «Мальборо лайт», за каковые приобретения расплатилась карточкой «Виза».

Выйдя снова на улицу, она не сразу решила, куда свернуть. Можно было пойти по Свартенсгатан в одну сторону или по Хёкенсгата в другую, в направлении Шлюза. Выбери она Хёкенсгата, ей пришлось бы пройти мимо редакции «Миллениума», где был риск встретиться нос к носу с Микаэлем Блумквистом. В конце концов Лисбет решила не делать крюк только ради того, чтобы избежать с ним встречи. Поэтому она направилась в сторону Шлюза, хотя этот путь был немного длиннее, и затем свернула на площадь Мосебакке. Она прошла наискосок мимо статуи Сестер у «Сёдра театерн» и поднялась по ступенькам, ведущим к Фискаргатан. Наверху Лисбет остановилась и задумчиво посмотрела на дом. Здесь она не чувствовала себя «дома».

Она огляделась по сторонам. Переулок был расположен изолированно в центре Сёдермальма,[Сёдермальм (сокр. разг. Сёдер) — самый крупный из стокгольмских островов, расположенный в южной части города.] здесь не было транзитных магистралей, и это ей как раз нравилось. Тут удобно было наблюдать за тем, что делается на улице. Летом эта улица, возможно, и становилась популярным местом прогулок, но зимой по ней ходили только те, у кого имелись дела по соседству. Нигде не видно было ни души и, самое главное, не было никого, кого бы она знала и кто, соответственно, мог бы узнать ее. Лисбет поставила покупки прямо на снежную кашу и стала искать ключ. Поднявшись на верхний этаж, она отперла дверь с табличкой, на которой было написано «В. Кюлла».

 

Став владелицей большой суммы денег и тем самым обеспечив себе финансовую независимость до конца своих дней (или до тех пор, пока не кончатся почти три миллиарда крон), Лисбет первым делом занялась поисками нового жилья. Заботы, связанные с приобретением квартиры, были для нее чем-то совершенно новым. Никогда в жизни ей еще не доводилось тратить деньги на что-то большее, чем простые потребительские товары, которые можно купить за наличные или в рассрочку под небольшие проценты. Самые крупные ее расходы были связаны с покупкой компьютеров и легкого мотоцикла «кавасаки». Последний она приобрела за семь тысяч крон — огромную сумму, по ее меркам. Приблизительно на такую же сумму она накупила к нему запчастей и затем несколько месяцев посвятила тому, чтобы собственноручно перебрать мотоцикл по деталям и привести его в порядок. Она мечтала об автомобиле, но не решилась его купить, не зная, как собрать такие деньги.

Покупка жилья была, как она догадывалась, делом значительно более сложным. Она начала с того, что стала читать объявления о продаже квартир в вечерних выпусках газеты «Дагенс нюхетер», и вскоре обнаружила, что это само по себе целая наука.

Ничего не поняв в таинственных аббревиатурах, которыми полны были объявления, она, почесав в затылке, на пробу позвонила по нескольким телефонам, не зная заранее, о чем нужно спрашивать. Скоро она почувствовала себя такой дурочкой, что прекратила эти попытки, а вместо этого решила пойти и посмотреть на то, как это выглядит, своими глазами. В первое же воскресенье Лисбет побывала по двум адресам, где продавались квартиры. Первая находилась на Виндрагарвеген на острове Реймерсхольм — это оказалась светлая четырехкомнатная квартира в доме с видом на Лонгхольмен и Эссинген, и здесь ей бы понравилось жить. Другая, расположенная на Хеленеборгсгатан в районе Хорстюлла, представляла собой убогую дыру с видом на дом напротив.

Трудность заключалась в том, что Лисбет, в сущности, сама не знала, где она хочет жить, как должно выглядеть ее жилье и какие она обязана выставлять требования при покупке. До сих пор она еще никогда не задумывалась над тем, какова должна быть альтернатива тем сорока семи квадратным метрам, на которых она провела свое детство и которые стараниями Хольгера Пальмгрена перешли в ее собственность, когда ей исполнилось восемнадцать лет. Усевшись на продавленный диван в комнате, служившей одновременно гостиной и кабинетом, Лисбет стала думать. Квартира на Лундагатан выходила окнами в узкий двор и была тесной и неуютной. Окно спальни смотрело на брандмауэр щипцовой стены. Из кухни видна была стена дома, выходящего фасадом на улицу, и дверь, ведущая в подвал, где располагался какой-то склад. Из окна гостиной можно было видеть уличный фонарь и несколько веток березы.

Итак, первым требованием будет, чтобы из ее новой квартиры открывался хороший вид.

Она всегда мечтала о балконе и завидовала более удачливым соседям с верхнего этажа, которые могли в жаркие летние дни посидеть с бутылочкой пива под маркизой на своем балконе. Поэтому вторым требованием будет, чтобы в квартире имелся балкон.

Как должно выглядеть ее жилье? Она вспомнила квартиру Микаэля Блумквиста на улице Белльмансгатан. Это была мансарда, переоборудованная из чердачного помещения, вся квартира представляла собой единое пространство в шестьдесят пять квадратных метров без перегородок. Из окон открывался вид на ратушу и Шлюз. Лисбет там очень нравилось. Ей хотелось жить в уютной, не заставленной мебелью квартире, в которой не нужно подолгу возиться с уборкой. Это будет ее третьим требованием.

На протяжении многих лет она все время жила в тесноте. Площадь ее кухни составляла около десяти квадратных метров, в ней помещались небольшой кухонный столик и два стула. Гостиная была размером в двадцать метров, спальня — двенадцать. Четвертым требованием будет, чтобы квартира была просторной, с несколькими гардеробами. Ей хотелось иметь настоящий кабинет и большую спальню, чтобы было где повернуться.

Ее нынешняя ванная комната была тесной каморкой без окон, с четырехугольными цементными плитами на полу, с неудобной сидячей ванной и моющимися обоями на стенах, которые никакими усилиями не удавалось по-настоящему отчистить. Она хочет, чтобы сама ванна была большая, а в ванной комнате была плитка на стенах, чтобы там пахло свежестью и чтобы ее можно было проветривать. И стиральная машина должна быть прямо в квартире, а не где-то там в затхлом подвале.

Обдумав все хорошенько, Лисбет вышла в Интернет и ознакомилась со списком посреднических контор. На следующий день она встала пораньше и отправилась в агентство «Нобель», которое показалось ей самым лучшим в Стокгольме. Она пришла одетая в поношенные черные джинсы, свою старую черную кожаную куртку и в простых ботинках. Остановившись возле одного окошечка, она рассеянно посмотрела, как за ним блондинка лет тридцати пяти, открыв домашнюю страничку агентства «Нобель», начала размещать на ней снимки домов. Наконец к Лисбет подошел сорокалетний толстячок с поредевшими рыжими волосами. Она спросила его, какие здесь предлагаются квартиры. Сначала он воззрился на нее с изумлением, потом заговорил тоном доброго дядюшки:

— А скажите-ка, милая барышня, ваши родители знают, что вы собираетесь переезжать в отдельную квартиру?

Лисбет Саландер молча посмотрела на него пристальным взглядом и, подождав, пока он перестанет смеяться, выразилась более ясно:

— Мне нужна квартира.

Он кашлянул и переглянулся со своей сослуживицей.

— Понятно. И какую же квартиру вы ищете?

— Мне нужна квартира в районе Сёдера. Квартира должна быть с балконом и с видом на воду. В ней должно быть не менее четырех комнат и ванная с окном, такая, чтобы в ней было место для стиральной машины. Необходимо также запирающееся помещение, где можно держать мотоцикл.

Женщина, сидевшая за компьютером, оторвалась от работы и с любопытством уставилась на Лисбет.

— Мотоцикл? — повторил толстячок.

Лисбет Саландер кивнула.

— Простите… как вас зовут?

Лисбет Саландер представилась и в свою очередь спросила, как зовут его. Он назвался Йоакимом Перссоном.

— Тут ведь, понимаешь, такое дело: купить квартиру в Стокгольме стоит некоторую сумму денег…

Лисбет не стала отвечать на эту реплику. Она уже спросила, какие квартиры предлагаются на продажу, так что замечание о необходимости платить деньги было излишним.

— Кем ты работаешь?

Лисбет немного подумала. Формально она считалась индивидуальным предпринимателем, в действительности же работала только на Драгана Арманского и «Милтон секьюрити», однако весь последний год она выполняла задания только от случая к случаю, а вот уже три месяца вообще не брала никаких поручений.

— Сейчас я не выполняю никакой определенной работы, — ответила Лисбет чистую правду.

— Так-так… Я полагаю, ты учишься в школе.

— Нет, я не учусь в школе.

Йоаким Перссон вышел из-за перегородки, дружелюбно приобнял Лисбет за плечики и повел к выходу.

— Так вот что я скажу вам, юная особа. Через несколько лет мы с удовольствием поговорим с тобой, но для этого нужно, чтобы ты имела при себе немножечко больше денег, чем помещается в свинье-копилке. Понимаешь ли, в карманные деньги тут не уложишься. — Толстячок добродушно потрепал ее по щечке. — Так что добро пожаловать, барышня, через несколько лет, тогда мы и для вас как-нибудь подыщем небольшую квартирку.

Лисбет Саландер остановилась на улице перед агентством «Нобель», раздумывая над тем, как понравится Йоакиму Перссону, если запустить ему в витрину бутылку с коктейлем Молотова. Постояв немного, она вернулась домой и включила компьютер.

Ей хватило двадцати минут, чтобы войти во внутреннюю сеть агентства «Нобель» с помощью паролей, которые она нечаянно подглядела, рассеянно наблюдая за тем, как их набирала женщина за перегородкой. Еще через три минуты Лисбет поняла, что компьютер, на котором работала дама, одновременно служил сервером всего предприятия. Это же надо быть такими тупыми! А еще через три минуты она получила доступ ко всем четырнадцати компьютерам, входившим в локальную сеть. Часа за два Лисбет просмотрела бухгалтерию Йоакима Перссона и сделала вывод, что за последние два года он скрыл от налоговой службы около семисот пятидесяти тысяч крон черного нала.

Она скачала все нужные файлы и переслала их в налоговую службу через анонимный электронный адрес на сервере, находившемся в США. Сделав это, она выбросила из головы все мысли о Йоакиме Перссоне.

Остаток дня она посвятила тому, чтобы изучить перечень наиболее дорогостоящих объектов, предлагаемых к продаже агентством «Нобель». Самым дорогим оказался небольшой замок близ Мариефреда, но у нее не было желания там поселиться. Тогда она назло врагам выбрала из списка предложений второй по стоимости объект — это была квартира возле площади Мосебаккеторг.

Неторопливо рассмотрев фотографии и изучив планы, она наконец решила, что квартира в районе Мосебакке[Мосебакке — холм в Стокгольме.] более чем отвечает всем ее требованиям. Раньше эта квартира принадлежала одному из директоров компании ABB,[«АВВ» — «Asea Brown Boveri» — энергетический концерн, образованный в 1988 г. в результате слияния шведского предприятия «ASEA» со швейцарским «Brown Boveri».] который ушел в тень, успев обеспечить себе «золотой парашют»[Договор найма с руководителями компании, предусматривающий выплату им крупной компенсации в случае изменения контроля над компанией и/или увольнения.] на сумму в миллиард, что привлекло большое внимание прессы и вызвало резкую критику.

Вечером она сняла телефонную трубку и позвонила Джереми Мак-Миллану, совладельцу адвокатского бюро «Мак-Миллан & Маркс» в Гибралтаре. Ей уже приходилось вести дела с этой конторой. Некогда он за щедрое вознаграждение согласился открыть ряд фиктивных юридических адресов, на которые затем были зарегистрированы счета, обслуживавшие состояние, которое она украла у финансового воротилы Ханса Эрика Веннерстрёма.

И вот она снова обратилась к услугам Мак-Миллана. На этот раз она дала ему поручение вести от имени ее предприятия «Уосп энтерпрайзис» переговоры с агентством «Нобель» и купить у них понравившуюся ей квартиру на улице Фискаргатан близ площади Мосебакке. Переговоры заняли четыре дня, и когда договор был заключен, проставленная в нем сумма заставила ее поднять брови. Плюс пять процентов как вознаграждение Мак-Миллану. Не прошло и недели, как она, прихватив с собой две картонные коробки с одеждой, постельным бельем, матрасом и кухонными принадлежностями, уже въехала в новое жилище. Три недели она так и спала на матрасе, посвящая все время изучению клиник пластической хирургии, завершению работы над рядом рутинных дел (включая ночную беседу с неким адвокатом Нильсом Бьюрманом) и счетам за жилье, за электричество и все в этом роде, за что она заплатила авансом.

 

Покончив со всем этим, она заказала билет и отправилась в итальянскую клинику. После завершения лечения и выписки Лисбет, оставшись одна в номере римской гостиницы, задумалась о том, что же ей делать дальше. Следовало бы вернуться в Швецию и начать устраивать свою жизнь, но по ряду причин ей даже думать не хотелось о Стокгольме.

У нее не было настоящей профессии. Работа в «Милтон секьюрити» не сулила ей в будущем ничего интересного. Драган Арманский в этом не виноват: он-то хотел, чтобы она поступила к нему на постоянной основе и стала эффективным винтиком рабочего механизма, но она, дожив до двадцати пяти лет, не имела никакого образования, и ей не хотелось до пятидесяти лет раскапывать персональные сведения о разных жуликах. Это было для нее забавным хобби, но не годилось для того, чтобы стать главным делом ее жизни.

Второй причиной, почему ей претила мысль о возвращении в Стокгольм, был Микаэль Блумквист, иначе «этот чертов Калле Блумквист». В Стокгольме она наверняка рискует столкнуться с ним, а в данный момент ей этого совершенно не хотелось. Он обидел ее. Если по совести, то она признавала, что он сделал это без злого умысла. Он был человек что надо. Она сама виновата, что влюбилась в него. Само слово это казалось какой-то дикой нелепостью, когда речь шла о бестолковой курице Лисбет Саландер.

Микаэль Блумквист славился как дамский угодник. Она оказалась для него в лучшем случае временной забавой, однажды он снизошел до нее из жалости, когда она была ему нужна и когда под рукой не нашлось ничего лучшего, но быстро забыл о ней, как только вернулся в более интересное общество. Она проклинала себя за то, что ослабила защиту и впустила его в свою жизнь.

Когда наваждение прошло, она оборвала с ним всякие контакты. Это далось ей не очень легко, но она держалась твердо. В последний раз она видела его с платформы метро на станции «Гамла стан», когда он проехал мимо нее по направлению к центру. Она глядела на него целую минуту и решила для себя, что не хочет больше сохнуть по нему. Иди ты к черту! Он заметил ее, как раз когда закрывались двери, и смотрел пристальным взглядом, пока не тронулся поезд, а она повернулась к нему спиной и пошла прочь.

Лисбет не могла понять, почему он по-прежнему старается возобновить отношения с таким упорством, словно речь с его стороны шла о каком-то социальном проекте. Она сердилась на его недогадливость и каждый раз, как он писал ей по электронной почте, она, стиснув зубы, удаляла его послание, не читая.

Короче, в Стокгольм ее совершенно не тянуло. Кроме работы по заданиям «Милтон секьюрити», нескольких прежних сексуальных партнеров и девчонок из бывшей группы «Персты дьявола», ничто не связывало ее с родным городом.

Единственным человеком, к которому она питала известное уважение, был Драган Арманский, хотя она с трудом могла бы определить свои чувства к нему. Она сама немного удивлялась, осознавая, что испытывает некоторое влечение к своему начальнику. Не будь он женатым, семейным человеком и в придачу таким консерватором, она, пожалуй, могла бы сделать шаг ему навстречу.

В конце концов она достала свой календарь и открыла раздел, в котором находились географические карты. Она никогда еще не бывала в Австралии или в Африке. Она читала про пирамиды и Ангкор-Ват,[Ангкор-Ват — знаменитый древний храм в Камбодже.] но никогда их не видела. Она никогда не каталась на пароме «Стар ферри», который ходит между Коулуном[Коулун — полуостровная часть Гонконга.] и Викторией[Виктория — морская бухта в Гонконге.] в Гонконге, никогда не занималась подводным плаванием на Карибах и не загорала на пляжах Таиланда. Если не считать нескольких коротких командировок по работе, во время которых ей довелось побывать в Прибалтике и соседних скандинавских странах, да еще, разумеется, в Цюрихе и Лондоне, она за всю свою жизнь почти никуда не выезжала за пределы Швеции. А если подумать, то почти нигде не бывала за пределами Стокгольма.

Раньше это было ей не по карману.

Лисбет подошла к окну своего гостиничного номера и стала глядеть на протянувшуюся внизу улицу виа Гарибальди. Рим походил на гору развалин. Приняв решение, она надела куртку, спустилась в вестибюль и спросила, есть ли поблизости какое-нибудь туристическое бюро. Она заказала один билет до Тель-Авива и провела несколько дней, гуляя в Иерусалиме по Старому городу, осматривая мечеть Аль-Акса[Мечеть Аль-Акса — одна из главных мусульманских святынь, расположена на Храмовой горе в Иерусалиме.] и Стену Плача. На вооруженных солдат по углам улиц она поглядывала с опаской. После этой поездки она полетела в Бангкок и затем весь остаток года продолжала путешествовать.

У нее было только одно неотложное дело, по которому она дважды съездила на Гибралтар. В первый раз для того, чтобы углубленно изучить человека, которому она собиралась поручить управление своими деньгами, а второй раз для острастки, чтобы прибавить ему усердия.

 

Странное чувство испытываешь, впервые за такое долгое время поворачивая ключ в замке собственной квартиры!

Войдя в прихожую, Лисбет поставила сумку и пакет с продуктами, а потом набрала четырехзначный код, отключавший электронную сигнализацию. Затем сняла с себя всю одежду и, бросив ее на пол в холле, раздетая пошла на кухню, включила холодильник, убрала в него все продукты и сразу же отправилась в ванную, чтобы следующие десять минут провести под душем. Подкрепившись яблочными дольками и разогретой в микроволновке пиццей, она открыла коробку с вещами, достала подушку, простыню и одеяло — после целого года хранения от них подозрительно попахивало. В комнате, смежной с кухней, она расстелила на полу матрас.

Через десять секунд, едва положив голову на подушку, она заснула и проспала почти двенадцать часов, почти до полуночи. Поднявшись, Лисбет включила кофеварку, завернулась в одеяло и, подложив подушку, удобно устроилась с сигаретой у окна, из которого открывался вид на Юргорден[Юргорден — остров в Стокгольме, на котором в старину находился королевский охотничий заказник, сейчас — зона отдыха и развлечений, где находятся музей под открытым небом «Скансен» и парк аттракционов «Грёна лунд».] и на море. Как зачарованная, она глядела вдаль, размышляя в темноте над своей жизнью.

 

Весь следующий день после возвращения в Стокгольм у Лисбет Саландер был расписан по минутам. В семь утра она уже закрыла за собой дверь квартиры. На площадке она немного задержалась и, отворив лестничное окно, прикрепила между стеной и водосточной трубой подвешенный на медной проволочке запасной ключ. Наученная опытом, она оценила пользу запасного ключа, хранящегося в легкодоступном месте.

На улице ее встретил пронизывающий холод. Лисбет была одета в старые, поношенные джинсы, продранные пониже ягодицы, сквозь дырку просвечивало голубое трико. Для тепла она натянула поверх майки джемпер-поло, воротник которого растянулся и не хотел прилегать к шее, и достала из запасов старую меховую куртку с заклепками на плечах. Надевая куртку, она подумала, что надо бы отнести ее в починку, чтобы заменить изодравшуюся в клочья подкладку внутри карманов. На ногах у нее были теплые чулки и ботинки — в общем, оделась она довольно-таки подходяще для Стокгольма.

По Санкт-Паульсгатан она дошла пешком до Цинкенсдамма, а оттуда до своего прежнего дома на Лундагатан. Там она начала с того, что зашла в подвал и проверила в чулане свой старенький «кавасаки». Похлопав его по седлу, она поднялась по лестнице и, переступив через громадную кучу рекламных листовок, вошла в старую квартиру.

Перед тем как уехать из Швеции, она, не придумав еще, как поступить со старой квартирой, оставила распоряжение по перечислению денег на коммунальные платежи. В квартире по-прежнему оставалась вся обстановка, старательно собранная по мусорным контейнерам: надбитые чашки, два старых компьютера и куча всякой бумаги — ничего ценного.

На кухне она нашла черный мусорный мешок и потратила пять минут на то, чтобы выбрать рекламные буклеты и побросать их в него. Почты как таковой оказалось не много: главным образом банковские выписки, бланки налоговых квитанций от «Милтон секьюрити» и разного рода замаскированная реклама. Одним из преимуществ официальной недееспособности было то, что Лисбет никогда не приходилось заниматься налоговыми расчетами: такого рода официальные бумаги блистали своим отсутствием. В остальном же за год лично ей пришло только три письма.

Первое письмо прислала адвокат Грета Моландер, которая была официальным куратором матери Лисбет. В кратком послании Грета Моландер информировала Лисбет о том, что была произведена опись оставшегося после ее матери имущества и обеим дочерям, Лисбет и Камилле Саландер, причитается получить в наследство по девять тысяч триста двенадцать крон каждой. Соответствующая сумма переведена госпоже Лисбет Саландер на ее банковский счет. Просьба подтвердить получение. Лисбет засунула это письмо во внутренний карман меховой куртки.

Второе письмо пришло от дамы по фамилии Микаэльссон, заведующей эппельвикенским приютом для престарелых, и содержало любезное напоминание о том, что в приюте для Лисбет лежит коробка с оставшимися после ее матушки вещами. «Просим вас по возможности связаться с эппельвикенским приютом и сообщить, как вы намерены поступить с наследством», — говорилось там. В конце письма заведующая сообщала, что, если в течение года от Лисбет или ее сестры (адресом которой она не располагает) не поступит никаких известий, личные вещи покойной будут выброшены. Лисбет посмотрела на дату вверху письма, увидела, что оно было написано в июне, и взялась за мобильный телефон. Через две минуты она узнала, что коробка до сих пор цела и никуда не делась. Попросив извинения за то, что долго не давала о себе знать, Лисбет пообещала завтра же приехать за вещами.

Последнее письмо было от Микаэля Блумквиста. Подумав немного, она решила бросить его в мешок, не открывая.

Набрав целый ящик нужных и ненужных вещей, которые она хотела сохранить, Лисбет на такси вернулась на Мосебакке. Там она сделала макияж, надела очки и светлый парик с волосами до плеч и положила в сумочку норвежский паспорт на имя Ирене Нессер. Посмотрев на себя в зеркало, Лисбет отметила, что Ирене Нессер очень похожа на Лисбет Саландер, но в то же время это совершенно другой человек.

Наскоро закусив багетом с сыром бри и чашкой кофе с молоком в кафе «Эдем» на Гётгатан, она пошла на Рингвеген в агентство по аренде автомобилей. Там Ирене Нессер арендовала машину марки «ниссан микра». Она поехала в торговый комплекс «ИКЕА» возле гостиницы «Кунгенскурв» и провела там три часа, знакомясь с ассортиментом и помечая номера нужных товаров. Без долгих раздумий она навыбирала много всего.

Она купила два дивана с обивкой песочного цвета, пять мягких кресел, два круглых кофейных стола натуральной лакированной березы, диванный столик и несколько непарных столиков. В отделе книжных полок и шкафов она заказала два гарнитура разных шкафов и две книжные полки, тумбочку для телевизора и закрытые полки. В завершение она выбрала трехстворчатый гардероб и два маленьких комода.

Выбору кровати она уделила много времени и в конце концов остановилась на кровати «Хемнес» с матрасом и прочими принадлежностями. На всякий случай она купила еще одну кровать для гостевой комнаты. Лисбет не рассчитывала, что ей когда-нибудь придется принимать в доме гостей, но раз уж в квартире имелась гостевая комната, то отчего было не обставить и ее заодно.

Ее ванная была уже полностью оборудована, в ней имелся подвесной шкафчик, шкафчик для хранения полотенец и оставшаяся от прежнего владельца стиральная машина, поэтому для ванной она прикупила только корзину для белья.

Зато кухня еще требовала вложений. Немного поколебавшись, Лисбет выбрала кухонный стол из массивного бука со столешницей из особо прочного стекла и четыре стула веселенькой расцветки.

Ей нужна была мебель для кабинета, и она удивлялась, разглядывая разные «рабочие уголки» с хитроумными подставками для компьютеров и боковыми столиками. Наглядевшись, она покачала головой и заказала обыкновенный письменный стол, облицованный буком, с закругленными краями и входящим в комплект большим шкафом для бумаг. Стул к нему она выбирала долго и тщательно: ведь на этом стуле ей, скорее всего, придется просиживать часами, и выбрала одну из самых дорогих моделей.

В заключение она прошлась по разным отделам и набрала солидный запас простыней, наволочек, полотенец, покрывал, одеял, подушек, столовых приборов, кухонной посуды и кастрюлек, а еще разделочные доски, три больших ковра, несколько настольных ламп и большое количество канцелярских принадлежностей — папок, корзинок для бумаг, разных ящичков и тому подобного.

Закончив обход, она направилась со списком к кассе, где расплатилась карточкой, выданной компанией «Уосп энтерпрайзис», и предъявила паспорт на имя Ирене Нессер. Общая сумма чека — за сами покупки, доставку и сборку мебели — составила девяносто с лишним тысяч крон.

К себе в Сёдер Лисбет вернулась к пяти часам вечера и успела по пути заскочить в «Электронику» Аксельссона, где приобрела восемнадцатидюймовый телевизор и радиоприемник. Уже перед самым закрытием она попала в хозяйственный магазин на Хорнсгатан и раздобыла там пылесос. В «Мариахалле» она обзавелась половой тряпкой, мылом, ведром, моющими средствами, жидким мылом, зубными щетками и большим рулоном туалетной бумаги.

После этой шопинг-оргии она устала до изнеможения, но осталась очень довольной. Запихав все покупки в арендованный «ниссан микра», Лисбет без сил рухнула на стул в кафе «Ява» на Хорнсгатан. Из взятой с соседнего столика вечерней газеты она узнала, что социал-демократы по-прежнему остаются правящей партией и что за время ее отсутствия в стране вроде бы не произошло никаких крупных перемен.

Домой она пришла вечером, около восьми, под покровом тьмы выгрузила из машины все свои приобретения и перетаскала их в квартиру с табличкой «В. Кюлла». Свалив все в одну высокую кучу в прихожей, Лисбет полчаса потратила на поиски места для парковки в соседних переулках, а затем пустила воду в джакузи, в которой могли свободно поместиться по крайней мере три человека. Сперва она стала думать о Микаэле Блумквисте. До того как ей сегодня утром попалось на глаза его письмо, она не вспоминала о нем несколько месяцев. Она подумала, что сейчас он, наверное, дома, а с ним, может быть, Эрика Бергер.

Наконец она набрала побольше воздуха, перевернулась лицом вниз и погрузилась с головой в воду. Она положила руки себе на грудь, крепко защемила пальцами соски и задержала дыхание на три минуты, до тех пор, пока ей не показалось, что легкие сейчас разорвутся.

 

Редактор Эрика Бергер мельком взглянула на часы: Микаэль Блумквист опоздал на редакционный совет, посвященный планированию следующего номера, почти на пятнадцать минут. Редакционный совет неизменно собирался в десять часов утра во второй вторник каждого месяца. На нем принимался в общих чертах план следующего номера и предварительно намечалось, что попадет на страницы журнала «Миллениум» в ближайшие несколько месяцев.

Микаэль Блумквист извинился за свое опоздание, которое было неслыханным нарушением свято соблюдаемого распорядка, буркнул что-то невнятное в свое оправдание, но этих слов никто не расслышал и не обратил на них внимания. В заседании совета кроме Эрики принимали участие секретарь редакции Малин Эрикссон, совладелец и художественный редактор Кристер Мальм, репортер Моника Нильссон и работающие неполный день Лотта Карим и Хенри Кортес. Микаэль Блумквист сразу заметил, что семнадцатилетняя практикантка отсутствует, зато за столом для совещаний в кабинете Эрики появился совершенно незнакомый мужчина. Это было очень необычно; как правило, Эрика не пускала посторонних на заседания, где решались вопросы, касающиеся состава будущих номеров «Миллениума».

— Это Даг Свенссон, — представила незнакомца Эрика. — Независимый журналист. Мы собираемся купить один его текст.

Микаэль Блумквист кивнул и пожал протянутую руку. У Дага Свенссона были голубые глаза, коротко подстриженные белокурые волосы и трехдневная щетина на щеках. Выглядел он лет на тридцать, и его отличная физическая форма могла внушить зависть.

— Обычно мы выпускаем в год один или два тематических номера, — продолжала Эрика. — Этот материал я хочу поставить в майский номер. В типографии у нас забронировано время до двадцать седьмого апреля. Это дает нам три месяца на подготовку текстов.

— Какая там тема? — спросил Микаэль, наливая себе кофе из термоса на столе.

— Даг Свенссон принес мне на прошлой неделе свою тематическую заявку. Я пригласила его на наше заседание. Представишь сам свою тему?

— Трафик[Трафик — в криминологии так называется постоянный канал поставки нелегальных товаров.] секс-услуг, — сказал Даг Свенссон. — То есть торговля секс-рабынями. В данном случае главным образом девушками из Прибалтики и Восточной Европы. Если рассказать все по порядку, то я пишу книгу на эту тему и поэтому обратился к Эрике. Ведь вы открыли собственное небольшое издательство.

На всех лицах появилось довольное выражение. На счету издательства «Миллениум» имелась пока что только одна выпущенная книга, а именно — прошлогодний «кирпич» Микаэля Блумквиста о финансовой империи миллиардера Веннерстрёма. В Швеции тираж допечатывался пять раз, а кроме того, книга вышла на норвежском, немецком и английском языках, сейчас готовился французский перевод. Рост продаж казался необъяснимым, поскольку рассказанная в книге история была уже известна по бесчисленным газетным публикациям.

— В области книгоиздания наши достижения, пожалуй, не так уж и велики, — осторожно заметил Микаэль.

Даг Свенссон улыбнулся:

— Я знаю. Но у вас все же есть издательство.

— Есть другие издательства, побольше нашего, — продолжал Микаэль.

— Несомненно! — вступила Эрика Бергер. — Но мы уже целый год обсуждали вопрос о том, чтобы наряду с основной деятельностью начать издавать книги, заняв определенную нишу. Мы говорили об этом на двух заседаниях, и все эту мысль одобрили. Мы представляем это себе как очень ограниченную по объему деятельность — три-четыре книжки в год, в которых в основном будут представлены очерки на различные темы. Иными словами, типично журналистская продукция. А это станет отличным началом.

— Трафик секс-услуг, — задумчиво повторил Микаэль и кивнул, обращаясь к Дагу: — Рассказывай!

— Темой торговли секс-рабынями я занимался четыре года. Я натолкнулся на нее благодаря моей подруге Миа Бергман. Ее специальность — криминология и гендерные[Гендер, иначе — социальный пол, то есть социально детерминированные роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин, зависящие не от биологических половых различий, а от социальной организации общества.] исследования. Раньше она работала в Совете по профилактике преступности и занималась законом о запрете сексуальной эксплуатации.

— Я ее знаю, — обрадовалась Эрика. — Я брала у нее интервью два года назад по поводу ее доклада об отношении судебных инстанций к мужчинам и женщинам.

Даг Свенссон с улыбкой кивнул.

— Это вызвало много возмущенных откликов, — сказал он. — Но вот уже пять или шесть лет она занимается темой трафика секс-услуг. Это и свело нас. Я писал очерк о торговле сексуальными услугами через Интернет, и мне кто-то подсказал, что она об этом кое-что знает. Она действительно знала! Короче говоря, мы начали работать совместно, я — как журналист, она — как исследователь, понемногу мы сблизились, а через год съехались и стали жить вместе. Она работает над докторской диссертацией, весной у нее защита.

— Так значит, она пишет докторскую, а ты?

— А я популярную версию плюс мои собственные расследования. А также краткий вариант в виде статьи, которую я передал Эрике.

— О'кей. Значит, вы работаете одной командой. И о чем же вы пишете?

— Наше правительство ввело суровый закон против торговли сексуальными услугами, у нас есть полиция, которая следит за тем, чтобы этот закон проводился в жизнь, и суды, которые должны судить преступников. Мы объявляем преступниками клиентов, покупающих секс-услуги, и у нас есть средства массовой информации, которые пишут на эту тему и всячески выражают возмущение по этому поводу и так далее. В то же время Швеция входит в число стран, в которые покупается самое большое число шлюх на душу населения из России и Прибалтики.

— И ты можешь доказать это фактами?

— Это отнюдь не секрет. Это даже не новость для газеты. Ново здесь то, что мы встретились и поговорили с десятком девушек типа «Лилия навсегда».[«Лилия навсегда» — название фильма реж. Мудиссона.] Большинству из них от пятнадцати до двадцати лет, и происходят они из неблагополучных социальных слоев восточных стран. Их заманили в Швецию, пообещав им здесь ту или иную работу, но тут они попали в лапы ни перед чем не останавливающейся секс-мафии. По сравнению с некоторыми вещами, которые пришлось пережить этим девушкам, «Лилия навсегда» может показаться невинным фильмом для семейного просмотра. То есть я хочу сказать, что эти девушки пережили такое, что невозможно изобразить даже в кино.

— О'кей.

— Это является главной темой диссертации Миа. Но моя книга не об этом.

Все посмотрели на него с новым интересом.

— Миа брала интервью у девушек. Я же изучал поставщиков товара и клиентуру, которую они обслуживают.

На лице Микаэля появилась улыбка. Он никогда раньше не встречался с Дагом Свенссоном, но внезапно понял, что Даг такой журналист, какие ему нравятся: журналист, который смотрит в самый корень проблемы. Для Микаэля главное правило репортера гласило, что в любом деле есть тот, на ком лежит за это ответственность. The bad guys.[Плохие парни (англ.).]

— И ты раскопал интересные факты?

— Я могу, например, документально подтвердить, что один чиновник департамента юстиции, имеющий отношение к разработке закона о секс-торговле, сам использовал по крайней мере двух девушек, попавших сюда через каналы секс-мафии. Одной из них было пятнадцать лет.

— Ого!

— Я работал над этой темой в общей сложности три года. В книге содержится ряд примеров конкретных судеб отдельных девушек. В ней фигурируют три полицейских, один из которых работает в службе безопасности, а другой в полиции нравов. Пять адвокатов, один прокурор и один судья. Есть также три журналиста, один из которых является автором нескольких публикаций о секс-торговле. В частной жизни он воплощает в реальность свои фантазии насильника с несовершеннолетней проституткой из Таллинна… И в этом случае речь идет отнюдь не о сексуальных играх по обоюдному согласию. Я намерен предать их имена гласности. Все полностью подтверждено документальными свидетельствами.

Микаэль Блумквист присвистнул.

— Поскольку я опять стал ответственным редактором, я еще раз просмотрю весь документальный материал под увеличительным стеклом, — сказал он. — Однажды я допустил небрежность, не проверил со всей тщательностью источник информации и заработал три месяца тюрьмы.

— Если вы возьметесь напечатать очерк, ты получишь всю документацию, какую только пожелаешь. Но у меня тоже есть свое условие, на котором я соглашусь продать материал «Миллениуму».

— Даг требует, чтобы мы напечатали и его книгу, — пояснила Эрика Бергер.

— Вот именно. Я хочу, чтобы ее публикация произвела впечатление разорвавшейся бомбы, а в данный момент «Миллениум» — это самый честный и смелый журнал в Швеции. Не думаю, чтобы у нас нашлось много издательств, которые решились бы сейчас выпустить книгу такого рода.

— Итак, не будет книги — не будет и статьи, — подвел итог Микаэль.

— По-моему, то, что мы слышали, звучит очень здорово, — сказала Малин Эрикссон.

Хенри Кортес поддержал ее одобрительным бурчанием.

— Статья и книга — это две разные вещи, — заметила Эрика Бергер. — В первом случае ответственность за публикацию ложится на Микаэля, во втором — на автора книги.

— Знаю. — Даг Свенссон кивнул. — Меня это не беспокоит. Как только выйдет книга, Миа тотчас же подаст в полицию заявление на всех лиц, которых я там называю.

— Это все равно что разворошить осиное гнездо, — сказал Хенри Кортес.

— Это еще не все, — подхватил Даг Свенссон. — Кроме того, я раскопал часть той сети, которая зарабатывает деньги на секс-торговле. Таким образом, речь идет об организованной преступности.

— И кого же ты там обнаружил?

— В этом-то и трагедия! Секс-мафия — это жалкое сборище шестерок. Сам не знаю, что я ожидал увидеть, начиная расследование, но в каком-то смысле мы все — или, по крайней мере, я — почему-то представляли себе, что мафия — это такая гламурная компания, обретающаяся в верхах общества и лихо раскатывающая в шикарных лимузинах. Наверное, такому представлению поспособствовали американские фильмы. Твоя история о Веннерстрёме, — Даг Свенссон бросил взгляд на Микаэля, — доказывает, что иногда это действительно так. Но Веннерстрём в известном смысле представлял собой исключение. Я же обнаружил шайку грубых негодяев с садистскими наклонностями, не умеющих толком читать и писать, полных идиотов в том, что касается организационных и стратегических вопросов. Отчасти они как-то связаны с байкерами и другими, более организованными кружками, но в общем и целом секс-торговлей занимается всякий грязный сброд.

— Это очень хорошо видно из твоей статьи, — согласилась Эрика Бергер. — У нас есть законодательные органы, полицейский корпус и органы правосудия, которые мы из года в год финансируем миллионными отчислениями из наших налогов ради того, чтобы они положили конец этой секс-торговле, а они не могут найти управы даже на кучку каких-то идиотов.

— Происходит вопиющее нарушение прав человека, но девчонки, которых это касается, занимают в обществе такое низкое положение, что находятся как бы вне правовой системы. Они не голосуют, они почти не говорят по-шведски, их словарного запаса только-только хватает на то, чтобы договариваться о цене. Девяносто девять целых и девяносто девять сотых процента всех преступлений, связанных с секс-торговлей, не становятся предметом разбирательства, так как о них не поступает заявлений в полицию, по ним не предъявляется обвинений. В криминальном мире Швеции это, по-видимому, самый огромный айсберг. Если бы речь шла об ограблении банка, то такого безразличного отношения к делу невозможно даже представить себе. К сожалению, я пришел к выводу, что такого положения дел никто не потерпел бы ни дня, если бы у наших правоохранительных органов действительно было желание с ним покончить. Преступления против несовершеннолетних девчонок из Таллинна или Риги никого не интересуют. Шлюха есть шлюха — это часть системы.

— И ни для кого это не секрет, — добавила Моника Нильссон.

— Ну и что же вы скажете? — спросила Эрика Бергер.

— Мне нравится эта идея, — отозвался Микаэль Блумквист. — Этой публикацией мы потревожим тихое болото, а ради этого мы и затеяли когда-то издавать «Миллениум».

— А я ради этого и работаю до сих пор в этом журнале. Ответственный редактор должен иногда выкидывать неожиданный кульбит, — заявила Моника Нильссон.

Все, кроме Микаэля, засмеялись.

— Он был единственный, у кого хватило глупости стать ответственным редактором, — сказала Эрика Бергер. — Мы пустим это в майский номер. Одновременно выйдет и твоя книга.

— А книга готова? — поинтересовался Микаэль.

— Нет, — сказал Даг Свенссон. — У меня есть готовый синопсис, однако книга написана только наполовину. Если вы дадите согласие выпустить ее и заплатите мне аванс, я смогу полностью посвятить себя этой работе. Расследование в целом уже закончено. Остались лишь отдельные мелочи, чтобы дополнить картину. В сущности, весь материал уже у меня в руках. И еще нужно провести встречи с клиентами этого бизнеса, имена которых я собираюсь раскрыть.

— Мы сделаем все в точности так же, как с книжкой о Веннерстрёме, — кивнул Кристер Мальм. — Макет можно сделать за неделю, и две недели потребуется, чтобы напечатать тираж. Встречи мы проведем в марте и апреле, это даст нам последние пятнадцать страниц текста. Таким образом, рукопись будет готова в окончательном виде пятнадцатого апреля, и тогда мы успеем пройтись по всем источникам.

— Как насчет договора и всего прочего?

— Я еще никогда не составляла контракта на книгу, так что мне придется сперва переговорить с адвокатом. — Эрика озабоченно наморщила лоб. — Но я предлагаю оформить его как договор на работу по данному проекту в течение четырех месяцев, с февраля по май. Мы не платим завышенных ставок.

— Я согласен. Мне нужна финансовая база, чтобы я мог, не отвлекаясь на что-то другое, сосредоточиться на работе над книгой.

— В остальном наше обычное правило — это прибыль пополам, после вычета расходов на издание книги. Как ты на это смотришь?

— По мне, это чертовски хорошее предложение, — одобрил Даг Свенссон.

— Теперь конкретные рабочие поручения, — сказала Эрика Бергер. — Тебя, Малин, я хочу назначить редактором по планированию тематического номера. Это будет твоим главным заданием начиная с первого числа следующего месяца; ты будешь работать непосредственно с Дагом Свенссоном и редактировать статью. И это значит, Лотта, что временно, на период с марта и по май включительно, тебе достанутся обязанности секретаря редакции. Ты получаешь полную ставку, Малин или Микаэль в случае необходимости тебе помогут.

Малин Эрикссон кивнула.

— Тебя, Микаэль, я хочу видеть редактором книги. — Тут Эрика взглянула на Дага Свенссона. — Микаэль этого не афиширует, а между тем он редактор каких поискать, а кроме того, собаку съел на работе с документами. Он прошерстит твой текст и под микроскопом проверит каждый слог. Он как ястреб схватит каждую деталь. Я очень польщена тем, что ты решил издавать книгу у нас, но у «Миллениума» есть свои проблемы. У нас немало врагов, которые только и мечтают сжить нас со света. Уж коли мы потревожим тихое болото, то наша публикация должна быть такой, чтобы в ней ни к чему нельзя было придраться. Все должно быть выверенным на сто процентов, иного мы не можем себе позволить.

— Я и сам не хочу ничего другого.

— Отлично. Но ты-то выдержишь, если всю весну кто-то будет стоять у тебя над душой и критиковать все подряд?

Даг Свенссон усмехнулся и переглянулся с Микаэлем:

— Валяй, критикуй!

Микаэль кивнул.

— Если мы выпускаем тематический номер, то нам нужны еще статьи. Микаэль, я поручаю тебе написать об экономической стороне секс-торговли. Каков ее годичный денежный оборот? Кто зарабатывает на торговле сексуальными услугами и куда уходят деньги? Можно ли найти доказательства, что часть дохода идет в государственную казну? От тебя, Моника, я надеюсь получить статью, в которой ты сделаешь обзор по преступлениям, связанным с сексом в целом. Побеседуй с дежурными женских кризисных центров, с учеными, врачами и представителями власти. Вы обе и Даг пишете главные тексты. Хенри потребуется взять интервью у подруги Дага Миа Бергман, сам Даг этого не может сделать. Нам нужен ее портрет: кто она такая, чем занимается как исследователь и каковы ее выводы. Затем тебе надо будет ознакомиться и дать примеры отдельных случаев полицейских расследований. Кристер — с тебя фотографии. Я не знаю, какие тут должны быть иллюстрации. Подумай над этим сам.

— Наверное, это единственная тема, где иллюстрации воспринимаются как художественные работы. Так что никаких проблем.

— Позвольте мне сделать одно замечание, — вмешался Даг Свенссон. — Среди полицейских встречаются такие, которые действительно на совесть выполняют свою работу. Может быть, стоило бы взять интервью у кого-нибудь из них.

— Ты можешь дать их фамилии? — спросил Хенри Кортес.

— И номера телефонов, — кивнул Даг Свенссон.

— Прекрасно. Итак, тема майского номера — торговля сексуальными услугами. Главная идея, которую должны выразить все материалы: трафик секс-услуг — это преступление против прав человека, виновников преступления нужно назвать по именам и обращаться с ними как с военными преступниками, или эскадронами смерти, или с теми, кто применял пытки. А теперь за дело!

 

Глава 05

Среда, 12 января — пятница, 14 января

Когда впервые за восемнадцать месяцев Лисбет подъезжала на арендованной машине «ниссан микра» к Эппельвикену, все вокруг показалось ей чужим и незнакомым. С пятнадцати лет она регулярно, несколько раз в год, посещала приют, в котором жила ее мать с тех пор, как приключился «Весь Этот Кошмар». Несмотря на то что она бывала там редко, посещение Эппельвикена стало неотъемлемой частью ее существования. Здесь ее мать провела последние десять лет своей жизни и вот наконец скончалась от кровоизлияния в мозг в возрасте всего лишь сорока трех лет.

Ее мать звали Агнета София Саландер. Последние четырнадцать лет ее жизни были отмечены повторяющимися небольшими мозговыми кровоизлияниями, которые сделали ее неспособной самой заботиться о себе и справляться с обычными повседневными делами. Временами больная выпадала из реальности и не всегда узнавала дочь.

При мысли о матери у Лисбет всегда возникало ощущение беспомощности и непроглядного мрака. В ранней юности она часто мечтала, как мама вдруг выздоровеет и между ними возникнет взаимное доверие. Но разумом она всегда понимала, что этого никогда не случится.

Мама была маленькой и худенькой, но далеко не таким дистрофиком с виду, как Лисбет Саландер. Напротив, она могла считаться по-настоящему красивой и хорошо сложенной женщиной. Точь-в-точь как сестра Камилла.

Камилла…

О сестре Лисбет вспоминать не любила.

Их разительное несходство между собой самой Лисбет всегда казалось какой-то иронией судьбы. Они родились двойняшками, с разницей в каких-то двадцать минут.

Лисбет была старшей. Камилла была красавицей.

Они совершенно не походили друг на друга и с трудом верилось, что они вышли из одной матки. Если бы не какой-то неведомый сбой в генетическом коде, Лисбет могла бы стать такой же писаной красавицей, как ее сестра.

И наверное, такой же дурой.

С самого раннего детства Камилла отличалась общительностью, пользовалась популярностью и хорошо успевала в школе. Лисбет была молчалива, замкнута и редко отвечала на вопросы учителей, что самым плачевным образом отражалось на ее отметках. Еще в начальной школе Камилла начала отдаляться от Лисбет. Сначала это проявлялось лишь в незначительной степени — девочки стали ходить в школу разными маршрутами. Учителя и одноклассники замечали, что сестры никогда не общаются друг с другом и никогда не садятся рядом. Начиная с третьего года обучения они разошлись по параллельным классам. С двенадцати лет, когда случился «Весь Этот Кошмар», они росли врозь, в разных приемных семьях. До семнадцати лет они не встречались, и первое же свидание кончилось тем, что Лисбет заработала фонарь под глазом, а Камилла осталась с разбитой губой. Лисбет не знала, где сейчас находится Камилла, и даже не пыталась что-нибудь о ней узнать.

Сестры Саландер не любили друг друга.

В глазах Лисбет Камилла была лживой, испорченной девчонкой, которая стремилась манипулировать людьми. Однако судебное решение об умственной неполноценности было вынесено в отношении Лисбет.

Оставив машину на парковке для посетителей и наглухо застегнув кожаную куртку, Лисбет под дождем направилась к парадному входу. Возле садовой скамейки она остановилась и огляделась по сторонам. Как раз на этом месте восемнадцать месяцев назад она в последний раз видела свою мать живой. Тогда она под влиянием какого-то наития наведалась в эппельвикенский приют по пути на север, куда направлялась, чтобы помочь Микаэлю Блумквисту в охоте за предусмотрительным, но безумным серийным убийцей. Маму она застала в тревожном настроении. Агнета София, казалось, не узнала дочку, но все равно не хотела ее отпускать, она держала ее за руку и со смятением заглядывала ей в лицо. Лисбет почувствовала, что с нее хватит. Она вырвала руку, поцеловала мамочку и умчалась на своем мотоцикле.

Как показалось Лисбет, директриса Агнесс Микаэльссон была искренне рада ее приходу. Она приветливо встретила ее, проводила в камеру хранения и достала там большую картонную коробку. Лисбет приняла из ее рук свое наследство. Коробка весила два-три килограмма, и если учесть, что здесь находились все приобретения человека за целую жизнь, то итог выходил довольно жалкий.

— Я не знала, что мне делать с вещами твоей мамы, — сказала госпожа Микаэльссон. — Но я всегда чувствовала, что ты когда-нибудь вернешься за ними.

— Я уезжала, меня не было в Швеции, — ответила Лисбет.

Она поблагодарила, что эту картонку сберегли до ее приезда, отнесла ее в машину и навсегда уехала из Эппельвикена.

 

На Мосебакке Лисбет вернулась в начале первого и отнесла картонку с мамиными вещами к себе в квартиру. Она оставила ее в холле, не распечатывая, и снова вышла на улицу.

Когда она выходила из парадного, мимо неспешно проехала полицейская машина. Лисбет остановилась и настороженным взглядом проводила представителей власти, оказавшихся по соседству с домом, в котором теперь жила она. Однако полицейские не проявляли ничего похожего на враждебность, и она решила: пускай себе катятся, куда хотят.

В течение дня Лисбет прошлась по магазинам и оделась с головы до ног, приобретя полный набор каждодневной одежды — брюк, джинсов, кофточек и чулок. Она не стремилась покупать вещи дорогих марок, но испытала некоторое удовольствие от того, что могла не моргнув глазом купить сразу шесть пар джинсов. Самую экстравагантную покупку она совершила в «Твильфит», где набрала множество комплектов нижнего белья. В основном она и тут отдала предпочтение каждодневным моделям, но потом, после получасовых поисков, со смущением выбрала один комплект, который можно было назвать словом «секси». Возможно, он даже относился к категории эротического белья, короче, такую вещь она раньше ни за что не решилась бы купить. Примерив вечером этот комплект, Лисбет почувствовала себя в нем страшно глупо. В зеркале она увидела загорелую девушку с татуировками, нарядившуюся в какой-то дурацкий костюм. Она стащила с себя белье и бросила его в мусорное ведро.

В магазине «Дин ско»[«Твой башмак» (шв.).] она купила хорошие зимние сапожки и две пары туфель, чтобы носить в помещении. Затем под влиянием внезапного порыва она приобрела выходные сапожки на высоком каблуке, которые прибавляли ей несколько сантиметров роста. Кроме того, она присмотрела еще хорошую зимнюю куртку из коричневой замши.

Привезя покупки домой, Лисбет сварила себе кофе и приготовила бутерброды и только потом отправилась сдавать арендованную машину в агентство на Рингене. Домой она пришла пешком и весь остаток вечера просидела у окна, любуясь на море.

 

Миа Бергман, докторантка, пишущая диссертацию по криминологии, нарезала творожный торт и украсила его сверху малиновым мороженым. Сначала она подала тарелочки с десертом Эрике Бергер и Микаэлю Блумквисту и уж только потом поставила угощение Дагу Свенссону и себе. Малин Эрикссон наотрез отказалась от сладкого, ограничившись черным кофе, который был подан в необычных старомодных чашечках с цветочками.

— Это сервиз моей бабушки, — пояснила Миа Бергман, заметив, как Малин разглядывает чашку.

— Она ужасно боится за эти чашки, — добавил Даг Свенссон. — Их ставят на стол только в исключительных случаях для особенно важных гостей.

Миа Бергман улыбнулась:

— Несколько лет я воспитывалась у бабушки, а этот сервиз, в общем-то, единственная вещь, которая у меня сохранилась после нее.

— Просто прелесть, — сказала Малин. — Моя кухня на сто процентов вся из магазинов «ИКЕА».

Микаэлю Блумквисту кофейные чашечки с цветочками были совершенно неинтересны, его гораздо больше привлекал торт. Он уже подумывал, не распустить ли пошире ремень. Эрика Бергер, судя по всему, разделяла его чувства.

— Ой, господи! Надо бы и мне воздержаться от сладкого! — сказала она и, бросив виноватый взгляд на Малин, вооружилась ложечкой.

Первоначально эта встреча задумывалась как простой рабочий обед, имевший целью отметить начало сотрудничества и продолжить обсуждение тематического номера журнала «Миллениум». Даг Свенссон предложил устроить скромное застолье у него дома, и цыпленок в кисло-сладком соусе, приготовленный Миа Бергман, оказался вкуснее всего, что Микаэль когда-либо пробовал. За обедом они выпили две бутылки испанского крепкого красного вина, а к десерту Даг Свенссон предложил гостям «Тулламор Дью» и достал из буфета бокалы. Только Эрика Бергер, как дурочка, отказалась.

Даг Свенссон и Миа Бергман жили в квартире-двушке в стокгольмском пригороде Энскед. Они были вместе уже несколько лет и вот наконец год назад решили съехаться.

Застолье началось в шесть часов вечера, но до половины девятого, когда был подан десерт, о главном поводе для встречи никто еще не сказал ни слова. Зато Микаэль понял, что Даг Свенссон и Миа Бергман ему симпатичны и их общество ему приятно.

В конце концов Эрика Бергер взяла инициативу на себя и завела речь о том, что они собирались обсудить. Миа Бергман достала отпечатанную копию своего труда и положила ее на стол перед Эрикой. У этой научной работы оказалось неожиданно ироничное название — «From Russia with love»,[«Из России с любовью» (англ.).] — которое, конечно же, возникло по ассоциации с классической серией Яна Флеминга об агенте 007. Подзаголовок гласил: «Нелегальные каналы поставки секс-услуг, организованная преступность и ответные действия общества».

— Вам нужно учитывать, что моя диссертация и книга Дага — это разные вещи, — сказала она. — Книга Дага — скорее пропаганда, направленная против тех, кто извлекает выгоду из трафика секс-услуг. Мой труд включает статистику, полевые исследования, цитаты из текста законов и анализ того, как общество и суды ведут себя по отношению к жертвам.

— То есть по отношению к девушкам.

— Молоденьким девчонкам, как правило, от пятнадцати до двадцати лет, малообразованным, по своему происхождению принадлежащим к низшим классам. Зачастую эти девушки вышли из неблагополучных семей и подвергались той или иной форме насилия еще в детстве. В Швецию они устремились, потому что кто-то их сюда заманил, наврал с три короба и наплел всяких небылиц.

— Вероятно, это и были торговцы секс-услугами.

— В проблеме присутствует своего рода гендерный аспект, и моя работа это учитывает. Редко бывает, чтобы роли участников так точно распределялись в соответствии с их полом. Девушки — жертвы, мужчины — преступники. За исключением отдельных женщин, извлекающих выгоду из секс-торговли, невозможно найти больше ни одной формы криминальной деятельности, где половая принадлежность служила бы предпосылкой преступления. Нельзя также указать больше ни одной формы криминальной деятельности, к которой общество проявляло бы такую терпимость и так мало делало бы для того, чтобы покончить с ней.

— Если я не ошибаюсь, то в Швеции все же существуют довольно суровые законы, направленные против торговли секс-услугами, — сказала Эрика.

— Не смешите меня! Ежегодно в Швецию привозят несколько сотен девушек (здесь отсутствуют точные статистические данные) для того, чтобы они занимались проституцией, и в данном случае это означает, что они за плату предоставляют свое тело для изнасилования. Со времени введения закона он всего несколько раз давал основания для судебного процесса. Впервые это случилось в мае две тысячи третьего года, когда рассматривалось дело по обвинению одной сумасшедшей бандерши, сделавшей себе операцию по изменению пола. И конечно же, она была оправдана.

— Постой, мне казалось, что ее признали виновной?

— Осудили за содержание борделя. Но оправдали по обвинению в поставке секс-рабынь. Дело в том, что девушки, ставшие ее жертвами, одновременно были свидетелями обвинения. А они исчезли, вернувшись к себе в Прибалтику. Власти пытались вернуть их для выступления в суде, их даже разыскивали через Интерпол. Розыски продолжались несколько месяцев, но результатов не дали.

— Что же с ними случилось?

— Ничего. Телевизионная программа «Инсайдер» провела собственное расследование, послав своих представителей в Таллинн. Им потребовалось всего несколько часов для того, чтобы выяснить, что две из этих девушек живут на родине в своих семьях, а третья уехала в Италию.

— Иными словами, таллиннская полиция действовала не очень эффективно.

— С тех пор у нас было вынесено еще несколько обвинительных приговоров, но во всех случаях речь шла о лицах, задержанных за другие преступления, или исключительно бестолковых преступниках, которые не сумели избежать задержания. Этот закон — чистая формальность. На деле он не применяется.

— О'кей.

— Проблема в том, что преступление в данном случае представляет собой грубое насилие, часто в сочетании с нанесением телесных повреждений, тяжких телесных повреждений, с убийством посредством огнестрельного оружия, в некоторых случаях в сочетании с разного рода лишением свободы, — вставил Даг Свенссон. — Для таких девушек это самое привычное дело, когда их, накрашенных и одетых в короткие юбчонки, отвозят на какую-нибудь виллу в пригороде. У девушек нет выбора, ехать им или не ехать: либо они едут и трахаются с пьяным мужиком, либо сутенер подвергает их побоям и пыткам. Сбежать они не могут — не зная языка, не имея понятия о законах и порядках, они даже не представляют, куда нужно обращаться. Они не могут уехать домой — здесь у них первым долгом отбирают паспорта, а в деле бандерши их вдобавок держали взаперти в квартире.

— Похоже на невольничий лагерь. А девушки что-нибудь получают за свои услуги?

— Кое-что получают, — сказала Миа Бергман, — в утешение за страдания им перепадает некоторое вознаграждение. Как правило, им приходится отработать несколько месяцев, прежде чем их отпускают на родину. Иногда они увозят с собой приличную пачку денег: две, а то и три тысячи крон, что в пересчете на российскую валюту представляет собой целое состояние. Но в придачу они часто успевают нажить тяжелую алкогольную или наркотическую зависимость и привычку к такому образу жизни, при котором деньги очень быстро заканчиваются. Благодаря этому система становится самовоспроизводящейся: спустя некоторое время они возвращаются сюда на заработки, так сказать добровольно отдаваясь в руки своих мучителей.

— Сколько денег оборачивается в этой сфере за год? — спросил Микаэль.

Миа Бергман посмотрела на Дага Свенссона и немного подумала, прежде чем ответить:

— Трудно сказать точно. Мы много раз пытались делать расчеты, но в большинстве случаев наши цифры достаточно приблизительны.

— Ну хотя бы примерно!

— Хорошо. Мы знаем, например, что у бандерши, которую приговорили за сводничество, но оправдали по обвинению в поставках секс-рабынь, за два года были использованы тридцать пять женщин из Восточной Европы. Их срок пребывания составлял от нескольких недель до нескольких месяцев. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что за эти два года они заработали в общей сложности около двух миллионов крон. Исходя из этого, я вычислила, что одна девушка приносит приблизительно пятьдесят тысяч крон в месяц. Из этой суммы следует вычесть примерно пятнадцать тысяч крон на расходы — поездки, одежду, жилье и тому подобное. Условия, в которых они живут, далеки от роскоши, часто банда держит их по углам в какой-нибудь квартире. Из оставшихся тридцати пяти тысяч крон бандиты берут себе от двадцати до тридцати тысяч. Половину — тысяч пятнадцать — главарь банды забирает себе, остальное раздает своим подручным: шоферу, бойцам и другим. Девушке остается десять — двенадцать тысяч крон.

— Тогда в месяц…

— Если, скажем, у одной шайки есть две или три девушки, которые на нее вкалывают, то в месяц они зарабатывают около пятидесяти тысяч. В среднем каждая банда состоит из двух-трех человек, которые за счет этого кормятся. Вот так приблизительно выглядит экономика секс-бизнеса.

— И сколько же примерно человек этим охвачено, если взять в целом?

— Можно исходить из того, что в каждом конкретном случае так или иначе жертвами сексуального рабства являются около сотни девушек. Отсюда следует, что общий оборот, если взять всю Швецию в целом, составляет приблизительно полтора миллиона крон, то есть в год около ста миллионов крон. Речь идет только о девушках, вовлеченных в поставки секс-услуг.

— Сущая мелочь!

— Действительно мелочь. Но для того, чтобы получить эту сравнительно скромную прибыль, сотню девушек подвергают насилию. Меня это просто бесит.

— Что-то ты не похожа на беспристрастного исследователя. Но если на одну девушку приходится три бандита, это значит, что на эти деньги живут пятьсот человек.

— На деле их, вероятно, меньше. Я бы сказала, что их человек триста.

— Не такая уж, казалось бы, неразрешимая проблема, — заметила Эрика.

— Мы принимаем законы, бьем тревогу в средствах массовой информации, но почти никто ни разу не поговорил с проституткой из стран Восточного блока и не имеет представления о том, как она живет.

— И как же все происходит? Я имею в виду, на практике. Ведь, наверное, очень трудно вывезти из Таллинна шестнадцатилетнюю девушку так, чтобы никто этого не заметил. И что происходит, когда она приезжает сюда? — спросил Микаэль.

— Когда я начинала исследование, я думала, что речь идет о какой-то строго организованной деятельности, что этим занята какая-то мафиозная структура, которая более или менее продуманным способом провозит девушку через кордон.

— А на самом деле это не так?

— Процесс в целом действительно происходит организованно, но постепенно я разобралась, что участвуют в нем в основном множество мелких, никак не организованных банд. Забудьте о костюмах от Армани и спортивных автомобилях! Средняя банда состоит из двух-трех человек, половина из них русские или прибалты, половина — шведы. Портрет главаря: ему сорок лет, он сидит в майке, пьет пиво и ковыряет пупок. Он не получил никакого образования и в некоторых отношениях может считаться социально неполноценной личностью, всю жизнь у него были какие-то проблемы.

— Весьма романтично!

— На женщину он смотрит с позиций каменного века. Он часто дерется и напивается и даст в морду тому, кто скажет слово ему поперек. Порядок в банде держится на кулаках, и подчиненные часто его боятся.

 

Через десять дней в квартиру Лисбет привезли купленную ею мебель. Два крепких парня из фирмы «ИКЕА» пожали руку белокурой Ирене Нессер, та, не смущаясь, шпарила по-норвежски. Поздоровавшись, они по частям переправили мебель наверх с помощью маловместительного лифта и провели весь день за сборкой столов, шкафов и кроватей. Они работали очень ловко и, судя по всему, проделывали все это не в первый раз. Ирене Нессер сходила в супермаркет «Сёдерхалларна», купила там греческой готовой еды и позвала работников за стол.

Ребята из «ИКЕА» управились к пяти часам. Закрыв за ними дверь, Лисбет Саландер сняла парик и принялась неторопливо расхаживать по квартире, гадая, приживется ли она в новой обстановке. Кухонный стол выглядел так элегантно, что казался каким-то чужим. Комната рядом с кухней, с двумя входами — одним из холла и другим из кухни, — теперь стала ее новой гостиной с современным диваном и мягкими креслами вокруг кофейного стола, который находился ближе к окну. Спальня ей понравилась: она осторожно присела на краешек кровати и попробовала рукой матрас.

Заглянув в кабинет с видом на море, она сказала себе: «Йес! Это эффективно. Здесь мне хорошо поработается».

Над чем она будет работать, Лисбет еще точно не знала. Критически осмотрев мебель, она почувствовала некоторое сомнение, но в конце концов решила: «Ладно, поживем — увидим, что из этого получится».

Остаток вечера Лисбет провела, распаковывая и разбирая свое имущество. Она разложила в шифоньере полотенца, простыни, скатерти и салфетки, вынула из мешков и развесила в платяном шкафу новую одежду. Хотя покупок была целая куча, шкаф не заполнился и наполовину. Лампы и кухонные принадлежности — кастрюльки, сервизы и столовые приборы — Лисбет тоже расставила по местам.

Окинув критическим взглядом голые стены, она подумала, что надо было купить постеры, или картины, или еще что-нибудь в этом роде. У нормальных людей положено, чтобы на стенах висели такие штучки. Не помешал бы и горшок с цветами.

Затем она открыла картонки со своими вещами, привезенными из старой квартиры на Лундагатан, и разместила в шкафах книги, журналы, клипы и записи старых расследований, которые, наверное, лучше было выбросить. Заодно она широким жестом выкинула изношенные майки и продырявленные чулки. Внезапно ей попался под руку фаллоимитатор, вызывающий подарок на день рождения от Мимми, так и лежавший нераспакованным в магазинной коробке, и она скривила губы в усмешке. Лисбет начисто забыла о его существовании и ни разу так и не испробовала. Решив, что исправит эту ошибку, она поставила фаллоимитатор на комод возле кровати.

Затем она снова посерьезнела. При мысли о Мимми Лисбет почувствовала укол совести. Целый год они были не разлей вода, а затем она совершенно забросила Мимми ради Микаэля Блумквиста, даже без всяких объяснений. Она не попрощалась, не предупредила, что уезжает из Швеции. С Драганом Арманским и девушками из «Перстов дьявола» она тоже не попрощалась и не сообщила о своем отъезде. Наверное, они думают, что она умерла, а может быть, забыли ее: она никогда не играла заметной роли в этой компании. Она словно отвернулась от всех. Вдруг Лисбет вспомнила, что и с Джорджем Блендом не попрощалась, уезжая с Гренады, и подумала — вдруг он там ищет ее на пляже? Ей пришли на память слова Микаэля Блумквиста: дружба строится на уважении и доверии. «Я разбрасываюсь друзьями», — подумала Лисбет. Интересно, где сейчас Мимми и даст ли она о себе знать?

Она засиделась за полночь, занимаясь разборкой бумаг в кабинете, установкой компьютера, а затем бродя по Интернету. Проверив, в каком состоянии находятся ее вклады, она увидела, что за год ее богатства еще выросли.

Произведя рутинную проверку компьютера, принадлежащего адвокату Бьюрману, она не обнаружила ничего интересного в его корреспонденции и решила, что он ведет себя смирно и не высовывается.

Ей не попалось на глаза никаких признаков того, что он возобновил связь с марсельской клиникой. Судя по всему, Бьюрман свел свою профессиональную и частную деятельность почти к нулю. Он редко пользовался электронной почтой, а выходя в Интернет, в основном посещал порносайты.

Только в два часа ночи она отключилась. Сначала Лисбет прошла в спальню, разделась и повесила одежду на стул, затем направилась мыться в ванную. В углу около прихожей были два больших зеркала от пола до потолка, расположенные под углом друг к другу. Она остановилась и долго себя разглядывала, внимательно изучила свое угловатое ироничное лицо, свою новую грудь и татуировку на спине. Это был красивый рисунок — длинный дракон, выполненный красной, зеленой и черной тушью, начинающийся от плеча и протянувшийся через всю спину. Его узкий хвост, спустившись по ягодице, заканчивался на правом бедре. За год путешествий она отпустила волосы до плеч, но под конец в один прекрасный день перед отъездом с Гренады взяла ножницы и остригла их. Короткие пряди опять топорщились в разные стороны.

Вдруг Лисбет осознала, что в ее жизни произошла или начала происходить какая-то основополагающая перемена. Возможно, виновато было внезапное приобретение миллиардного состояния, благодаря которому она перестала считать каждый грош. Возможно, она наконец утвердилась в мире взрослых, а может быть, смерть матери подвела окончательную черту под ее детством.

За год, проведенный за границей, она избавилась от целого ряда татуировок. В генуэзской клинике по медицинским соображениям в связи с операцией пришлось ликвидировать черное кольцо вокруг соска на груди. Затем она убрала пирсинг из нижней губы, а на Гренаде — и пирсинг на левой части половых губ — он ей мешал, и она сама не понимала, зачем когда-то его вставила.

Широко открыв рот, она вывинтила клинышек, который проносила там семь лет, и положила в мыльницу на полочке над умывальником. Во рту стало как-то пусто. Теперь, если не считать нескольких сережек в ушах, у нее осталось только два пирсинга: одно колечко на правой брови и второе в пупке.

Наконец она ушла в спальню и улеглась под новенькое, только что купленное одеяло. Приобретенная ею кровать казалась огромной, Лисбет занимала в ней лишь маленькую часть пространства — будто лежишь на краю футбольного поля. Лисбет плотнее завернулась в одеяло и долго еще не спала, а все думала.

 

(Продолжение следует)

Свернуть