22 марта 2019  01:18 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Кавказские родники № 48 Грузинские мотивы
 
 
Общественно художественное издание Русский Клуб 

«Я ЛЮБЛЮ – И, ЗНАЧИТ, Я ЖИВУ»

Представляем видеозапись музыкального вечера, посвященного 70-летию Владимира Высоцкого «Я люблю – и, значит, я живу». Вечер организован в 2008 году Международным культурно-просветительским Союзом «Русский клуб» (режиссер – Роберт Стуруа, художник-постановщик – Мириан Швелидзе).
Приводим также выдержки из телемоста между Россией, Грузией и Азербайджаном, который состоялся накануне концерта в Тбилисском международном пресс-центре «РИА Новости».  В нем участвовали: с грузинской стороны – ведущий, президент «Русского клуба» Николай Свентицкий, Роберт Стуруа, Вахтанг Кикабидзе, Кахи Кавсадзе, Гоги Кавтарадзе, Гуранда Габуния, известные эстрадные певцы и журналисты. В России телемост вел Юрий Рост, выступали Михаил Шемякин, Лариса Лужина и другие.
Говорилось том, сколько связывало Владимира Семеновича с Грузией: свадебное путешествие, друзья, альпинизм, съемки «Вертикали» в Сванети… Участники телемоста в Москве напомнили, что одна из первых публикаций Высоцкого была именно в Тбилиси — в журнале «Литературная Грузия», еще при жизни поэта, в 1978–79-е годы. На телемост принесли гитару Высоцкого, которая была подарена художественным руководителем Театра на Таганке Юрием Любимовым на 100-летие театра Руставели и хранится в его музее. «Эта гитара — один из символов вечера памяти Высоцкого 25 января,— сказал Николай. Свентицкий.— Песни Владимира Высоцкого в исполнении звезд грузинского театра и эстрады. Такой подарок мы приготовили тбилисцам».

Роберт Стуруа
: «Я вспомнил гастроли 1964-го года. Тогда еще не очень известный театр на Таганке приехал в Тбилиси и произвел ошеломляющее впечатление. Мы подружились. И когда мы поехалина гастроли в 1965 году, нам устроили прямо на сцене необыкновенный концерт и банкет – все вместе. И тогда впервые я услышал Высоцкого. Он пел «Очи черные». На меня это произвело впечатление, которое нельзя ни с чем сравнить. Я вообще с недоверием отношусь к тому, когда его песни исполняют другие, потому что очень гармонично сочетается со стихами его мелодия, сила исполнения, 50% исчезает в записях. Но с вечером что-то у нас получается достаточно интересное, неожиданное. Грузины вообще неплохо поют русские песни, романсы… Но петь Высоцкого сложнее. Просто это наша скромная дань памяти великого барда».
Гуранда Габуния: «Мы на репетиции приходили, заходили за кулисы, смотрели какие-то отрывки. Хорошо помню «Гамлета». Много разных «Гамлетов» видела, большое впечатление произвел Лоуренс Оливье. Но Высоцкий играл как бы простого, современного нам парня. И то, что он пел, было естественно и трагично. И вообще, в спектаклях все внимание было направлено на него. Этот занавес Боровского, когда он две шпаги воткнул в занавес и пел, облокотившись на подручники… Впечатление было совершенно потрясающее. Высоцкий все мог. Все говорят о песнях, а он ведь был замечательным актером. Очень жаль, что не стал кинозвездой… В фильме «Служили два товарища» он играет потрясающе».

Михаил Шемякин
: «У нас с Высоцким прежде всего была дружба творческая, плодотворная. Я окончил курсы операторов, чтобы профессионально записывать Володю. Семь лет сидел в наушниках, записывая его песни. Накупил лучшую аппаратуру. Помогал нам очень известный болгарский певец Константин Казанский, такой болгарский Высоцкий. Володя очень интересовался изобразительным искусством. У меня сохранились его письма, где он просит: «Мишуня, милый, образовывай меня, ибо я темени неуч». Когда он поселялся у меня, он обычно останавливался в небольшой комнате моей дочери и еще отгораживал это пространство диваном. И вот за диваном он садился и читал книги, рассматривал репродукции. И, конечно, туда входила запрещенная литература. Специально к приезду Володи я подготавливал тех мастеров слова, которые были запрещены. Это была и поэзия,и философия: Бердяев, Шестов и т. д.  Володя писал песни, посвященные моим работам. Сейчас я воздаю дань своему другу. 25 января в Самаре открывается памятник.  Он настолько предчувствовал свою смерть, что в Париже, в моей мастерской написал прощальное стихотворение. Оно кончается такими словами: «Как хороши, как свежи были маки,/ Из коих смерть схимичили врачи!».



Вечер Высоцкого в Тбилиси



Свернуть