23 мая 2018  00:24 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Поэты Избы-Читальни № 47

Евгений Юшин
 
ЮШИН Евгений Юрьевич родился в городе Озёры Московской области. Окончил историко-филологический факультет пединститута в Улан-Уде. После службы в армии работал редактором в Центральном Доме культуры железнодорожников в Москве, вёл литературное объединение «Магистраль». Сейчас главный редактор журнала «Молодая гвардия», секретарь Правления Союза писателей России. Руководитель Всероссийского поэтического конкурса имени С. Есенина, который журнал «Молодая гвардия» ежегодно проводит с Фондом подддержки творческой личности. Автор поэтических сборников: «На расстоянии дыхания» (1980), «На весь далёкий путь» (1983), «Душа ведёт» (1987), «Троица» (1991), «Ржаная кровь» (1993), «Домотканая провинция» (1993, «Поэтический Олимп» (1999), «Родина – смородина» (2002), «Мещёрские броды» (2005), «За околицей рая» (2006), «Родные дожди» (2010), «Избяная заповедь» (2010). Стихи поэта переведены на французский, немецкий, болгарский, сербский языки. Кроме стихов Юшином написаны киноповесть «Есенин», рассказы о сельской жизни, литературно-критические статьи и эссе. Лауреат премии имени А. Твардовского, лауреат Всероссийского Пушкинского конкурса, премии имени Александра Невского «России верные сыны», имени А. Платонова, Большой литературной премии России. Живёт в Москве.


На Покров

Бор певучий, бор колючий,
Снега раннего посол.
Но светло в ночи дремучей
От мерцанья дальних сёл.

Потому тепло салазкам 
У двора в сенцо прилечь,
Что звезда расскажет сказку
Про Емелю и про печь.

Ветер голосом утробным
Дышит в трубы – снега свист.
Разворачивает рёбра
У гармошки гармонист.

-Покрова! - поёт хрипато.-
Выйди, милка, обними!
Мы и пряником богаты,
И богатые плетьми.

У тебя - в молитве губы.
У меня душа – в разбой.
Постели медвежью шубу 
Полюбиться нам с тобой!

От полей простором веет,
Дышат снедью погреба.
У меня, что крест на шее,-
Деревянная изба.

Мне по сердцу наша местность
В золочёном блеске зим.
По дороге скачет месяц - 
Волки гонятся за ним.

Пьёт просторы ветер дикий. 
Осветила сердце Русь!
Я умоюсь земляникой, 
А метелью оботрусь.-

Гармонист о кнопки точит 
Пальцы грубые – А-ха! –
И горит гармонь, клокочет -
Задыхаются меха.

Над вихрастою сосною

Над вихрастою сосною 
Солнце облако пушит. 
Под вихрастою сосною 
Хвоя мёртвая лежит. 

А трава – в рассветной ризе 
Раскалилась добела. 
А похмельная Раиса 
По малину побрела. 

Полюбовник бросил Раю, 
Ненадолго, на три дня. 
После выпьют за сараем 
И прилягут у плетня. 

–Забери меня отсюда, 
Забери меня туда, 
Где за мельничной запрудой 
Расцветают города. 
Там любому хватит хлеба, 
И на улицах – огни. – 

Над сосною плачет небо. 
Под сосною пляшут пни. 

Вспоминает бабу Нюшу 
У которой нос торчком.
-Почему я вся в веснушках?
-Загорала под сачком.

Захмуряется округа, 
Зябко Раиной душе. 
Как подбитая пичуга 
Ковыряется в меже.

Всё забыла, то, что было, 
Как любила и ждала, 
Как от пьяного дебила 
Сына Стёпку родила. 

Как оскалились жестоко 
И соседи, и родня. 
Вот лежит теперь глубоко 
В стылой яме у плетня. 

Во хмелю душа коптится.
До сарая доползёт
И замыслит удавиться
Вязкой ночью у ворот.

А над ней берёза плачет:
-Рая, солнышко в сачке,
Видишь, Стёпка слёзы прячет
В горемычном кулачке?
Увези его отсюда, 
Увези его туда, 
Где за мельничной запрудой 
Расцветают города. 
Там любому хватит хлеба
И не надо печке дров.-

Разревелось в соснах небо,
Поит дождиком коров.

С комаром паук играет
В перекрестье пыльных рам.
То на рюмку смотрит Рая,
То украдкою на храм.

.Голосит у прясел кошка. 
Птичий щебет – гнёзда вить! 
Смотрит Стёпка из окошка – 
Не умеет говорить. 

Замело, замело...

Замело, замело… Это март. А чего ж вы хотели?..
Но угасло, утихло, разливом пошли небеса.
Я срываю сосульку, проталины пахнут апрелем,
И апрелем зовут говорливых грачей голоса.

Начинается жизнь. Прошлогодние снеги по крышам
Истекают слезою - подставлю ладони, взгрустну,
Потому, что последние вёсны становятся ближе,
И видна уже та, за которой не встречу весну.

Но к чему нам печали! Ты слышишь, грачи прокричали:
«Гнёзда! Гнёзда!»
И вьют
из обломанных прутиков дом.
Волны лодку смолёную кличут на тихом причале,
И луна, как цыплёнок, под облачным жмётся крылом.

Начинается жизнь. Неторопко, раскисшей дорогой,
Опушонною ивой, живительным пульсом ручья.
А на самом-то деле от жизни нам надо не много,
Лишь обняться с любимой, дышать у родного плеча.

Словно юность вернулась. Резвятся капелей звоночки.
И хоть мартовской ночью студёные ветры резки,
Но на ивушке нашей зелёные теплятся почки,
С каждым днём прорезаются, словно тугие соски.

НА ЗАРЕ 

Красный конь летит по небосводу,
Поджигает гривой облака,
А наступит по колени в воду –
Белым паром выдохнет река.

Жадно бархатистою губою
Поднимает лёгкую волну.
Я люблю рассветным водопоем
Посмотреть на талую луну.

Конь ступает в реку глубже, глубже, 
Камышами, омутом плывёт.
На травинке, на крыльце, на луже
Золотой его мерцает пот.

Выскочил и над просёлком взмытым 
Поскакал, сминая мрак и тень.
Бьёт по окнам бронзовым копытом:
–Эй, вставайте, люди! Новый день!
Не о том ли Бога вы просили?
Вот Господь и даровал – иди! –

Бьют колокола по всей России
Жарко, словно солнышко в груди.

–Пить-попить! – попросит перепёлка.
Но по лугу сочному скользя,
Режет травы знающе и тонко
Смертью заострённая коса.

Помню, помню: ходим все под Богом,
Все пришли сюда на краткий срок,
Чтобы в мире красном и жестоком
Развязать узлы своих дорог.

В ГРОЗУ

–Ты чего не спишь?
–Не спится… Ты иди, ложись…–
Мчится в небе колесница, 
Вздрагивает высь.

Блещут сабли над рекою –
Темноту разят. 
У порога дремлют двое
Рыженьких котят.

Фотографии на стенке
Изжелта-рябы.
Глаши, Маши, Коли, Стеньки
Не ушли в гробы.

Вот они страдают, пляшут –
Всё им нипочём.
Мне рукой оттуда машут,
Манят куличом.

Дед Иван пришёл солдатом,
Шепчет, как ручей:
–Хоть война и жарковата,
Встречи горячей.–

Долго вглядываюсь в лица
За его спиной.
Не дают им спать ордынцы,
Поднялись на бой.

Пряный запах потной кожи,
Бегич кровью сыт.
–Речку Вожу я стреножу! –
Карбулаг кричит.

Гарь полей и гарь селений,
Гарь – под небеса.
Рать прошедших поколений
Голубит глаза.

Вас-то, давних, что тревожит?
Дождевая грусть?
Смертный бой у речки Вожи
За родную Русь?

Почему я это вижу
Через сонмы лет?
Облизал котенок рыжий
Дедовский кисет.

Хорошо б смежить ресницы
Ночью ветровой.
Но изба, что колесница,
Под коньком на крыше мчится,
Мчится, словно колесница,
Тащит землю за собой.

Веслом листаешь волн страницы

Веслом листаешь волн страницы…
А прочитаешь, и поймёшь 
Осоки шепот, свист синицы, 
И леса утреннюю дрожь.

И путь полей меж перелесков,
Дороги пыльной непокой,
Герань за чуткой занавеской
И голос церкви за рекой.

И в этом голосе услышишь 
И журавлиный переклик, 
Молитву бора над кладбищем 
И песни пращуров своих. 

А путь земной, где ветер свищет, 
Где славят юность соловьи,
Доверь просёлку. Он отыщет
Дорогу к людям и к любви,

К стогам смиренным, к отголоску
Пичуг, ныряющих в полях, 
К себе,
к нетающему воску 
У ветхой бабки на губах.

Увидишь вдруг: за красноталом,
За камышовым ветерком
Заря - лоскутным одеялом,
Туман поречный – рушником.

Жизнь, любовь моя, откуда.

Жизнь, любовь моя, откуда 
Ты пришла ко мне, зачем?
Или это просто чудо
Богом созданных поэм? 

Радость жизни славят травы. 
Оглянись – увидишь вдруг, 
Что иной не надо славы, – 
Лишь бы цвёл певучий луг. 

Лишь бы яблоня и груша, 
И травинка при луне
И твою живую душу 
Услыхали в тишине. 

Слава озеру и пуще, 
Засиявшей от росы! 
Слава ласточке, стригущей 
Полю рыжему усы! 

В сердце – солнечным сияньем
Дом над речкою и храм.
Но утраты и страданья
Выжигают души нам. 

Плачут зори, сохнут травы. 
Оглянись – увидишь вдруг:
В мире все достойны славы,
Даже муха и лопух.

Все ведь Божии творенья,
Радость жизни всем дана.
И ползут в земле коренья,
Чтобы жизнь испить до дна.

Окрапивит морось щёки.
Жизнь дождинки – только миг!
Мир прекрасный, мир жестокий –
Каплею за воротник.


Свернуть