21 марта 2019  10:42 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Путешествия № 46

 
Владимир Кабаков

Страна восходящего солнца
 

Как обычно Су, (Сюзи, сокращенно Су, - моя жена) готовила эту поездку за несколько месяцев до отлёта в Токио: заказывала квартиры по Би энд Би, то есть «Бед энд брейкфаст» (Ночлег и завтрак); исходя из плана поездки, заказывала билеты на разные виды транспорта; купила за несколько сотен фунтов проездные билеты по железной дороге в Японии во всех направлениях, какие мы пожелаем. Стоят эти проездные дорого, но в итоге получается значительно дешевле, чем покупать билеты отдельно, на каждый рейс. А купив эти проездные, вы можете чуть ли не ночевать в поездах, пересаживаясь с одного на другой в течение трёх недель. Именно на этот срок наши проездные были действительны.
День отлёта приближался, а я не горел желанием путешествовать, потому что дома было хорошо, наступала тихая, теплая осень и, как обычно в это время, на меня напала страсть писать и я заканчивал несколько эссе, задуманных уже давно.
Между делом, прочитал книжку Владимира Кантора «Крушение кумиров», в которой автор клянёт и Ленина, и Сталина и восхваляя «свободную» монархию, цитирует Степуна, Соловьёва, Бунина и Шпета и ни слова не говорит об олигархическом капитализме, выстроенном в современной России. Странная и подозрительная позиция философа, который отказывается говорить критично о современности, восхваляя «Россию, которую мы потеряли». Вижу в этом восхвалении желание вернуть в стране сословную систему привилегий, и потому начинаю писать опровержения с энтузиазмом обиженного в своих лучших чувствах подростка…
Улетали из лондонского аэропорта Хитроу-2. Громадный, светлый зал терминала с колодцом посередине, откуда виден первый этаж, заполненный магазинами и магазинчиками, расположенными по кругу.
Рейс в Токио летел с посадкой и пересадкой во Франкфурте. Мы изготовились к длинному и трудному перелёту. Рейс немного запоздал с вылетом, и ещё немного пришлось ждать на пересадке. Отсюда нервное ожидание и боязнь опоздать.
Конечно, в Хитроу порядок и дисциплина, потому что столица и потому что все привычно говорят на английском, а это нам понятно. Во Франкфурте больше суеты ещё и потому, что многие по-английски не говорят. 
Вспомнилась истерика незнакомого иностранца в Питере на переполненном железнодорожном вокзале. Он, вращая глазами, спрашивал всех говорят ли они по-английски и все отрицательно качали головами. Видимо он опаздывал на поезд и не знал когда и как на него попасть! 
…Полёт до Токио длился почти десять часов и показался нам почти бесконечным… Летели через короткую ночь – потому что на восток, навстречу солнцу. Зато краски утра в иллюминаторе - замечательные: от серого к розовому, а ночью, серебряная луна, глядящая с черно - синего неба, отражается на серебристом крыле!  Восторг, но от сидения в тесном кресле с поджатыми ногами сильно устаёшь!
Наконец солнечное утро, завтрак, кофе и чай, после которых все приободрились. Летели над Сибирью, по дуге и мне вспомнились прошлые, частые перелёты из Питера в Иркутск. Сгорая от нетерпения прилетели в аэропорт Канеда, выстроенный на насыпном острове в океанском заливе. Токио видели с моря на подлете и убедились, что это большой город с множеством небоскрёбов в центре. Садились, снижаясь, над водой и только в последний момент под нами появилась суша. Немножко похоже на Венецию…
Аэропорт Канеда, большой, современный. Кругом японцы и совсем немного европейцев. Это вначале напрягает, но потом быстро привыкаешь.
Из аэропорта, на «монорельсе», доехали до метро. Удобно, просторно, есть места для багажа. Виден японский конструкторский талант, с первых шагов. Всё сделано для удобств клиентов, то есть простых людей. Это в Японии бросается в глаза!
Из монорельса - виды на залив и на каналы, как в Венеции, но только все новое и современное. Дома вокруг недавно выстроены, состоят из прямых углов. Никаких балкончиков или башенок – никаких излишеств – трезвость!
Метро просторное, чистое, вагоны удобные, мягкие. Невольно вспомнились металлические коробки, оглушительно дребезжащих вагонов в Нью – Йорке. Люди кругом хорошо светло и чисто одеты – на улице плюс тридцать.
Приехали в свой район Нипури в четыре часа дня. Вышли на улицу увидели солнце и почувствовали ароматный ветерок. Улицы узкие и много разного рода кафе и ресторанов с вывесками расположенными перпендикулярно из иероглифов. Наш дом из пяти этажей с лифтом. Квартира 402 с небольшой прихожей – балконом откуда видны, стоящие по соседству жилые высотки – район спальный.
Нас встретил Майк – японец лет сорока, инженер-химик, общительный, улыбчивый и неплохо говорящий по-английски.
Квартира небольшая, чистая, ничего лишнего: кондиционер, душ, ванна, холодильник, стиральная машина. Большое окно на улицу над изголовьем низкой постели, маленький балкон, где можно посидеть и даже выпить чаю. На полу татами и подушки перед низким столиком, за которым сидят на коленях. Стульев нет и я сразу насторожился – у меня по временам болят колени.
Майк все нам показал, объяснил, как что работает. Роутер для наших компьютеров оказался переносным – можно брать с собой и не беспокоиться о связи с интернетом!
Оставшись одни, восторгаясь тишиной и чистотой, попили чаю и пошли гулять – осматривать окрестности. Нам здесь предстояло жить несколько дней…
Поднялись на холм над станцией метро и увидели старинный буддистский храм с статуей сидящего Будды в тени плакучей ивы у входа. Дворик храма зелёный, мощёный и почти игрушечное здание в китайском стиле, в глубине. Кругом тишина и покой. 
Выйдя на улицу, увидели, что дальше по дорожке, расположено старинное кладбище. Позже узнали, что храм появился здесь почти тысячу лет назад и вокруг него постепенно строился Токио! 
Кладбищенские надгробия вырублены из гранита и состоят из прямоугольных столбов и столбиков. Каждая могила это несколько таких прямоугольных, симметрично поставленных столбиков.
Иногда вместо столбиков, большая глыба гранита с надписью состоящей из иероглифов. Мы охали и ахали – совсем другая, незнакомая европейцам цивилизация со своими понятиями о жизни и смерти, о красоте и безобразии!
По-прежнему было тепло и в воздухе появилась мошка, больно кусающаяся. Но мы, по мощёным дорожкам, среди надгробий, пошли вглубь кладбища, в сторону парка Уэно. Неожиданно встретили молодого француза, который назвался Августином. Он объяснил нам дорогу к парку. По окончанию института Августин путешествует по Азии и уже неделю как в Японии… По пути встретили много уличных туалетов и это, тоже внимательное отношение к человеческим потребностям, на которых нельзя экономить!
Парк оказался открытым и посещаемым местом. Многие отдыхающие лежат или сидят на бортике большого бассейна, посередине парка. Вокруг, много разных музеев, в некоторые мы обязательно сходим…
Погуляв часа два, возвратились в свой район и пошли в ресторан, рекомендованный нашим хозяином, Майком.  Ещё не успели заказать еду, когда в ресторан вошёл он сам. Оказалось, что, увидев нас в окно, он решил зайти и посоветовать нам что выбрать на ужин.
Напротив нас, в углу, группа молодых японцев пили саке и закусывали, разговаривая слишком громко, было видно, что они «под мухой». Я заказал себе японские пельмени, а Су что-то вегетарианское. В добавление я попросил принести саке и меня спросили какое – холодное или подогретое. Остановился на привычном, холодном варианте. Оказалось, что саке имеет сладковатый вкус и, несмотря на свою прозрачность, имеет градусы крепкого пива. Пил с удовольствием и ждал расслабления – длинная дорога заставила много нервничать!
Вся еда здесь подается в нарезанном виде, даже бифштексы, потому что все едят палочками. Интересно, в Азии, многие едят палочками с самого детства и настолько к этому привыкают, что никаких неудобств не чувствуют. А я, сколько не старался, не мог освоить эту нехитрую технику и впредь, обедая в ресторанах, просил принести нож и вилку!
Придя домой, быстро приготовили себе зелёный чай и пили уже с трудом, борясь со сном. Мы, по настоящему, не спали около двух суток и потому, как только голова коснулась подушки, я сразу заснул мёртвым сном без сновидений. Разница во времени между Лондоном и Токио восемь часов.
Утром проснулись рано, сходили в душ и позавтракали, обсуждая, куда пойдём сегодня. Третье сентября это годовщина нашей свадьбы и Су, как обычно, подарила мне открытку с поздравлениями. 
Мы познакомились в Ленинграде тридцать пять лет тому назад, у нас уже двое взрослых детей. Как-нибудь, я расскажу об этой романтической истории, потому что наш случай выпадает из общей череды браков…
Уже ближе к двенадцати часам дня вышли из дома и пошли снова через кладбище в сторону парка Уэно. Не удержавшись, зашли ещё раз в ближний храм, полюбовались статуей Будды, медитирующего. Кланяясь вошли в храм, сняв обувь на пороге. Посидели в тишине на ступеньках при входе, послушали тишину и далёкое пение птиц на кладбище. Вокруг все пусто и чисто, застелено циновками и татами. Во дворе, возле храма любовались на старые деревья с причудливо изогнутыми стволами. Перед входом стоит большая «ванна» с водой и деревянные черпачки, которыми набираешь воду и делаешь омовение рук и лица. Перед молитвой надо омыть руки и прополоскать рот. Потом, подойдя к алтарю, надо позвонить, потянув за верёвку от язычка колокола дважды. Привлекая внимание духов, надо дважды хлопнуть в ладоши а потом прошептать молитвы, кланяясь…
После посещения храма, направились в парк. Пришли к фонтану посередине парка и долго сидели там, наслаждаясь теплом и солнцем. Затем пошли в сторону высокой пагоды, видимой издалека и по пути осмотрели несколько храмов.
Возвращаясь домой из парка, свернули вправо и пришли к двум храмам стоящим один против другого. Во дворе одного из них рядами стоят небольшие изображения Будды, часто с красными, матерчатыми нагрудниками, как у малых детей. Таков Джизо – Будда – покровитель здоровья и детей. Делается он из прямоугольного камня, высотой около пятидесяти сантиметров, на одной стороне делается горельеф – изображающий Будду с животиком и длинными мочками ушей. Такие Джизо стоят рядами спина к спине. Всего в этом храме около двадцати тысяч таких каменных изображений! Тут есть старые, полуразрушенные временем со стёршимися изображениями, но есть и совсем новые…
Через дорогу стоит второй храм, сделанный из дерева, с большим садом, в котором растут большие старые деревья. Храм действующий и в это время там шла служба. Внутри большого пространства в дальней стороне зала стоят позолоченные статуи Будд. Монахи, одетые в одеяния наподобие древнеримских тог, пели славословия Будде и ритм отбивали деревянной палкой. В воздухе ощутимо пахло ладаном, а на входе в храм, за столиком, сидел художник-каллиграф и на белом листе бумаги писал красивые иероглифы. Такие надписи на бумажных полотнах украшали раньше традиционный японский дом и заменяли в нем картины. Искусство каллиграфии ценилось в Японии наряду с художеством и такие «росписи» были предметами обладающими не только эстетической, но и сакральной ценностью!
Дальше, снова по парку, пошли в другой храм. Крыши храмов сделаны в форме традиционной пагоды и, наверное, такой стиль пришёл из Китая. Рядом с входом в храм – стенд с поминальными дощечками и иероглифами, написанными сверху вниз. Это молитвы за здравие ближних и друзей. Попадались дощечки написанные по-русски!
В парке, на склоне спускающемся к озеру, вошли в ещё один храм с террасой, откуда открывался замечательный вид на водную поверхность озера, почти полностью заросшую лотосом. Сезон цветения уже закончился, но кое-где мы видели большие розовые бутоны лотоса. Цветы большие, величиной с голову ребёнка, с множеством лепестков и коротким стеблем, выходящим из больших плоских листьев, лежащих на воде. Глядя на эту красоту, начинаешь понимать, почему лотос стал символом красоты и вечности! Именно на лотосе восседает медитирующий Будда! Там, где нет зарослей лотоса, на острове стоит храм, выкрашенный в красный цвет. Это синтоистский храм. Синтоизм - древняя национальная религия, сосуществует в Японии с традиционным буддизмом. Синтоизм культивируется со времен революции Мэйдзи и его возрождение обусловлено стремлением восстановить национальные корни!
В парке живёт много ворон с большими твердыми клювами, которые в отличие от европейских или русских ворон, не каркают, а «поют»: А – А - А…
Народу в парке много, в основном это японцы. По открытой части пруда плавают прогулочные лодки, сделанные в форме уток, а пассажирами в них предстают благообразные японские семейства с детьми.
Погуляв по парку, зашли в крошечное кафе на красивом холме и попили там традиционный японский зелёный густой чай и съели по вкусному кусочку торта. 
Отдохнув, отправились пешком в сторону императорского дворца. Начался мелкий дождик и японцы, вокруг раскрыли зонтики. Зонтик для японца, как бы является частью его одежды и потому они красивы. Через некоторое время, идя по одной из центральных улиц Токио, вошли в район небоскрёбов. И чем ближе мы подходили к дворцу, тем выше и массивнее становились здания из стекла и бетона.
На улицах все больше становилось велосипедистов и часто они ездят без шлемов, а на стоянках, замки ставят только на колеса велосипедов, не прикрепляя велосипеды к металлическим конструкциям
Токио все больше нравился нам своей чистотой, уютными маленькими ресторанчиками, магазинчиками, кафе и закусочными… Часто попадались магазины фирмы «Фэмили март».
Люди на улицах и в магазинах доброжелательные и вежливые – постоянно кланяются и искренне улыбаются. Несколько раз подходили к нам, видя, что мы разбираемся с картой, и спрашивали, чем могут помочь! В центре города, длинные и просторные подземные переходы. Станции метро, тоже подземные, большие с множеством торговых точек и даже закусочных. Там мы и стали покупать продукты на ужин и завтрак. Это удобно и, выходя из вагонов попадаешь в оживлённый торговый центр, где можно даже наскоро перекусить. Народу в метро очень много, даже вечером. Японцы-горожане одеты прилично в чистые лёгкие одежды. Мужчины, в основном, в чёрных брюках, чёрных башмаках и белых рубашках. Пиджаки не носят из-за жары, потому что даже вечером около тридцати градусов и очень влажно. Это как дресс-код для служащих. Женщины одеты разнообразнее, но почти не видно женщин в брюках… В метро, почти у всех, мобильники, но громко никто не разговаривает. Много вокруг и бытовой электроники. Ведь Япония родина электронной промышленности. Даже дома у нас домофон, который показывает лицо входящего. Машин на улицах немного и это тоже отличие от того же Нью–Йорка или Лондона. Японцы давно  решают проблемы пробок, строя транспортные развязки в трёх уровнях: под землёй, на земле и наверху, на эстакадах, стоящих на бетонных опорах. Ну и конечно, удобное и разветвлённое метро: мягкие удобные вагоны, светлые просторные станции с невысокими потолками. Светает здесь рано – около пяти часов утра, но и темнеет тоже рано – около шести вечера. К такому распорядку мы приспособились быстро! Ужинали в китайском ресторанчике рядом с домом. Я взял уже привычные жареные пельмени, а Су - огромную чашку лапши с кусочками тоффу в бульоне. Я снова выпил бутылочку холодного саке, Это совсем не горькая водка, она как вино, но пьется из маленьких рюмочек. Когда едят лапшу, затягивают её в рот, громко «швыркая» и подхватывая снизу палочками. Бульон едят фарфоровыми ложечками с плоским дном. Действие саке на меня совсем не заметил. Зато еда с соусами: соевым соленым и другим – сладким, очень вкусная.
Пришли домой около девяти часов вечера, по хорошо освещённым рекламами улицам и, попив чаю с плюшками, которые купили в метро, легли спасть. Заснул сразу, но уже к часу ночи проснулся и ворочался – не мог заснуть. В Англии  ведь сейчас чуть больше полудня и потому организм первое время реагирует на смену часовых поясов - идет акклиматизация! 
Проснулись в пять часов утра и больше не смогли заснуть. В это время по скайпу из Лондона позвонил мой друг и соредактор Лёша Рацевич и мы весело поговорили об особенностях японской жизни…
Завтракали в шесть часов утра с чаем и приготовленным Су обычным английским завтраком с овсянкой. Потом я писал эти дневники, а Су, как обычно, читала путеводители, которые мы взяли с собой из Англии…

Сегодня четвертое сентября. После завтрака вышли на площадь перед метро, зашли в магазинчик и положили на свой счёт, а точнее на счёт наших проездных билетов метро ещё пару тысяч йен. Так можно делать в кассе, почти каждого городского магазина и это тоже удобно и не отнимает лишнего времени. Метро тут дешевое и каждая поездка обходится около фунта. В Лондоне в несколько раз дороже. Фунт здесь стоит около ста девяносто йен.
В этот раз поехали на метро в Асакусо - район храмов. Там с утра полно туристов и людей европейской внешности часто значительно больше, чем самих японцев. К храму ведёт широкая аллея с магазинчиками, торговыми палатками и закусочными по обе стороны улицы, в которых продают разнообразные сувениры. Вскоре вышли к многоэтажной пагоде и храму, перед которым стоит большая красивая металлическая жаровня с горячим песком, в который втыкают пучки тонких, ароматных свечек. Дым от них ест глаза и застревает в горле. В храме, под мерное уханье барабанов, идет служба. Толстый монах в глубине храма, сидя спиной к туристам и лицом к алтарю, произносит молитвы громким речитативом. Толпы людей вокруг подходят к решетчатым ящикам, встроенным в лицевую стену храма и бросают туда монетки, а потом хлопают два раза в ладоши, призывая духов внимательно отнестись к их молитвам-просьбам! Тут же, тоже за монетки, из ящика на стене, достают записки-предсказания судьбы. Мы не захотели узнать свою, потому что зная будущее жить не интересно!
Этот монастырь состоит из комплекса зданий. Перед одним из них есть уютный зелёный «уголок поэтов», где стоят гранитные глыбы камня с высеченными именами известных японских поэтов и их стихами-хайку... Неподалёку японский мостик через каменистый поток, в небольших омутах которого плавают крупные ленивые рыбы с белыми спинами и красными пятнами на боках. Их тут много и они привыкли попрошайничать у проходящих по мостику туристов. Вдали, за частоколом небоскрёбов, высится серебристая телевизионная башня под названием «Небесное дерево» - одна из самых высоких в мире! Храмы вокруг красивые с крышами-пагодами, со стенами из древнего, потемневшего от времени дерева. Деревянное зодчество носит в Японии своеобразный азиатский характер и раньше было распространено повсеместно ещё и по причине тёплого, влажного мягкого климата. Возвращаясь к метро, перед входом в аллею, ведущую к храмам, увидели на обочине дороги крепконогих рикш с повозками для пассажиров. Они возят их, держа повозки за своеобразные «оглобли»... Вспомнились лондонские рикши, которые крутят педали велосипедных повозок.
После Акасуко, пошли пешком к мемориалу сорока семи ронинов, которые в 1702-ом году покончили с собой после смерти их лорда! Самураи - искусно сделанные муляжи со свирепыми лицами, с мечами и пиками в руках, сидят и стоят в витринах музея и каждый наверное имеет своё имя. Этот музей прославляет мужество и верность самураев, своему господину. Они, в те давние свирепые годы, отомстили за смерть своего господина, а потом сделали себе «сеппуку», то есть харакири! Наверху невысокого холма, могилы этих ронинов и рядом под навесом горит «вечный» костёр, который поддерживает специальный служащий. У могил ронинов можно поставить ароматные свечи – дань почитания верности и мужеству японских воинов. В музее рассказывают и показывают на видео, как ронины отомстили за своего лорда. Тут же, обрамлённый в камень, струится источник, в котором недруги мыли отрубленную голову господина самураев…
Невольно вспомнилась повесть Толстого и эпизод, когда отрубленную голову Хаджи Мурата, возят и показывают в казацких станицах.
Выйдя из музея, пошли в сторону дзенского монастыря и долго его искали, блуждая по окрестностям. Забрели случайно в район богатых и модных гостиниц с садами, чайными домиками, с озёрами и даже пляжами для постояльцев этих гостиниц. Тут живут, путешествуя, богатые японцы и иностранцы. Комфорт здесь по самому высокому классу. Мне подумалось, что в Японии нет такой разницы в образе жизни между богатыми и бедными, как, допустим, в Нью Йорке или в Сан-Франциско и вообще в Америке. Отель называется Гранд Принц Токугава. Раньше на этом месте стоял дворец принца Такеды, а сейчас выстроены три роскошных гостиницы… 
Мы долго ходили вокруг да около, пока какая-то пожилая японка не согласилась проводить нас прямо к храму. Я уже говорил о доброжелательности и любезности многих японцев к иностранцам.
Уже на закате вышли к этому старинному дзенскому храму, но он оказался пустынным и закрытым. Мы постояли перед воротами, поцокали языками, сожалея – я интересуюсь религией и философией дзен – и гонимые злыми комарами, направились в сторону станции метро.
История этого храма описана в путеводителе и интересна ещё и тем, что здесь, в своё время, размещалось английское посольство. На него дважды нападали японские фанатики. Однажды они ворвались внутрь, но посол спрятался в одной из комнат и его не нашли. Причиной нападения послужило то, что посол поднимался на вершину священной горы Фудзи, куда был закрыт доступ иностранцам…
После храма, в который мы так и не попали, вернулись на станцию метро и поехали в сторону модного района Токио – Шибуя. Этот район – как Таймс–Сквер для Нью Йорка или Пикадилли - для Лондона. Тут большие магазины, рестораны, красивая реклама на громадных экранах. Но главное, знаменитый перекрёсток, где сотни людей под зелёный свет переходят улицы с четырёх сторон одновременно! В магазинах этого района многоэтажные переходы, соединяющие рестораны, художественные выставки, кафе и торговые залы. Внутри кондиционеры, прохладно и можно отдохнуть от влажной жары на улице!
Возвращались домой на метро и в очередной раз я радовался тому, как все здесь удобно устроено. Это то, что создается для людей и для каждого отдельного человека удобства и комфорт. Поезда в метро, как я уже говорил, мягкие, бесшумные с экранами в вагонах, на которых показывают и температуру воздуха и рекламу товаров, и прогнозы погоды. Поезда идут почти бесшумно и в вагонах прохладно - работают кондиционеры. На станциях у каждого вагона стоят люди в униформе и белых перчатках, помогают садиться в вагоны, регулируя потоки пассажиров. У каждого входа в вагон выстраивается очередь и никто даже не пытается пройти без очереди. Дисциплина и коллективизм японцев, проявляются даже в таких мелочах! 
Зашли в одно из кафе в большом магазине, пообедали и поехали домой… Выйдя из поезда, тут же в магазинчике купили хлеба и плюшек и уже дома с удовольствием попили чаю, обсуждая все увиденное за день!
Прошедшую ночь спал плохо. Разница во времени и привыкание к новому месту, сказывается!

Пятое сентября. Утром встали в восемь часов и завтракали «домашним завтраком» с зелёным сладким чаем и овсяной кашей. Потом писал свой дневник… Посмотрели по карте, что императорский дворец не так далеко от нас и пошли пешком. По пути, в пригороде, встречали много маленьких храмов и деревянных старых домов, словно составленных из тонких ширм. Во время пожаров такие строение, основные жилища японцев ещё сто лет назад, горели как порох. По пути, зашли в кафе и попили чаю. На улицах жарко и душно, а в кафе с кондиционером – благодать.
Часа через два пришли к «острову», на котором стоит императорский дворец и парк. Почему остров? Да потому, что дворец окружен глубоким рвом с водой и стенами, выложенными большими обработанными валунами. Ширина рва около пятидесяти метров. Вода глубокая, но от жары зацвела и появился неприятный запах. Кладка стен крепости, в которой стоит дворец, сделаны из гигантских гранитных глыб в несколько тонн весом, обработанных и подогнанных совсем без щелей между ними. Непонятно, как строили из таких глыб высокие стены длиной в сотни метров, если не в километрах?!
Шли по парку в сторону дворца среди японских сосен с густыми шапками хвои на ветках. Стволы многих деревьев с искусственно обрезанными вершинами. Это некое развитие древнего японского искусства выращивать карликовые деревья – бансай. 
Вскоре, пришли к старым казармам гвардии, то есть охраны дворца, выстроенных их досок, собранных  наподобие больших ширм, соединённых перекладинами…
Потом снова парк, с разными видами растений. В парке много изумрудно-зелёных луговин и фруктовых деревьев; в основном, вишен и слив. Прошли по замечательно красивому японскому садику с озером, ручейками и китайскими «горбатыми» мостиками. Я охал и ахал от восторга, потому что долго мечтал увидеть настоящие японские сады. Было время, когда я увлекался изучением таких садов, читал книжки и смотрел фото и картины.
…Дворец в эти дни был закрыт для посетителей и мы вошли в центр парка, где на насыпном холме раньше стояла башня, охранявшая дворец. Оттуда открывается красивый вид на район небоскрёбов, стоящих сразу за крепостным рвом. Такое сочетание старины и модерна не всем нравится, но я в восторге, потому что модно сравнивать прошлое и настоящее, а когда это видишь в одном месте, то ощущаешь дыхание истории и движение времени! 
Императорский дворец – справка из «Википедии»:

«…Императорский дворец Токио — дворец Императора Японии в специальном районеТиёда метрополии Токио. Расположен на территории бывшего замка Эдо. Используется со второй половины XIX века как резиденция Императоров и Императорского двора. Находится под контролем Управления Императорского двора Японии. Общая площадь вместе с садами составляет 7,41 кв. км. Архитектура зданий комплекса является смешанной: некоторые здания построены в европейском, а другие в традиционном стиле…»
«…Древние императорские дворцы «мия» строились из дерева и не имели каменного фундамента. Столбы, на которых держалось здание, сгнивали со временем. Поэтому в период правления одного императора дворцы неоднократно перестраивали на новом месте. Их также переносили в случае смерти императора. Крышу первых дворцов покрывали соломой. С 642 её заменил деревянный гонт. До VII века дворцы были частными домами императоров. С 603 года они стали выполнять новую функцию места заседаний японского правительства. Так, в конце VII века под дворцом понимали не только жилище императора, а комплекс правительственных зданий, центром которых выступала эта обитель. Жилище императора окружала стена, на юге которой находились Большие ворота. За ними простирался сад с правительственными домами и амбарами, также окружённый стеной. На юге сада располагались Южные ворота. В саду проходили приёмы посольств и государственные церемонии. В VIII веке в Японии начался курс реформирования страны по образцу китайской общественно-политической системы. В 704 году, под влиянием этой системы, была построена первая японская столица Фудзивара-кё. В северной части этой столицы находился Императорский дворец. Его ширина с севера на юг составляла 1,6 км, а с запада на восток, 1,1 км. Дворец состоял из Внутренних императорских покоев, где жил монарх, Династического зала, где он занимался государственными делами вместе с министрами, зданий министерств и центральных правительственных ведомств. Территория дворца была окружена большой стеной и рвом. Весь комплекс назывался Дворцовым замком или Большими внутренними императорскими покоями. В широком смысле Императорский дворец обозначал Дворцовый замок, политический центр страны, а в узком смысле — Внутренние покои, место жительства императора…»
«…Идея дворцового замка Фудзивара была унаследована следующими японскими столицами. Так в древней Наре существовал дворец Хэйдзё, а древнем Киото — дворец Хэйан. Их дворцовые здания имели одинаковые названия, но разное размещение. В частности, Династический зал в Наре располагался южнее Внутренних покоев, а в Киото находился на юго-западе. В случае, когда императорский дворец подвергался разрушениям от пожаров, землетрясений или износу, резиденцию монарха переносили во временный императорский дворец. Он устраивался на территории крупных усадеб подчинённых или буддистских монастырей. Такая временная императорская резиденция называлась Сельскими внутренними покоями. В частности, в 960 году, после пожара, который уничтожил внутренние покои Хэйанского дворца, покои Императора временно перенесли в Зал холодного источника. В 976 году произошёл очередной пожар, и Императорский дворец установили в усадьбе Хорикава, которая принадлежала Фудзиваре-но Канэмити. После большого пожара 1227 года, который испепелил весь Дворцовый замок столицы, императорский дворец не восстанавливался. Для императоров стало привычным проживать во временных дворцах, построенных в домах столичной аристократии. В 1331 году, один из таких дворцов — Цутимикадо — был преобразован в постоянное жилище монарха. С 1392 он получил название Киотский императорский дворец. Этот дворец также неоднократно горел и перестраивался. Последняя крупная реставрация имела место в 1855 году…»
«…В 1868 году, в результате свержения сёгуната и реставрации прямого императорского правления, состоялся очередной перенос столицы. Город Эдо — центр сёгуната и крупнейший населенный пункт Японии, переименовали в Токио — «Восточная столица». В 1869 году городской замок превратили в Императорский дворец, а Императорский дом разместили в Западном замковом дворе. В 1873 году этот двор сгорел, поэтому Император некоторое время проживал во временном дворце в районе Акасака. В 1879 году японское правительство решило восстановить Западный двор бывшего замка Эдо, построив в нём новые монаршие апартаменты. В 1888 году на территории двора появился так называемый Дворец Мэйдзи. Он состоял из Тронного зала, Зала фениксов для аудиенций, Западной и восточной приёмных, Урожайного зала и зала Тысячи блюд  для банкетов, а также Дальнего. В мае 1945 года Дворец Мэйдзи сгорел во время бомбёжки Токио силами ВВС Армии США в ходе Второй мировой войны...»

Я специально даю такие длинные цитаты из «Википедии», чтобы читатели почувствовали своеобразие японской культуры и очарование древности, сохранённой в традициях народа… 

…После прогулки по саду, вышли через другие ворота и пошли вдоль рва с водой. Все входы во дворец закрыты ещё и потому что там и сегодня живет император с семьёй. Вокруг крепости бегают «джоггеры» и с одного из мостов, через ров, увидели стены дворца, внутри крепости. В округе много красивых мостов и мостиков и ещё один старый парк, под названием Хибоя. Это первый парк в Японии, сделанный в европейском стиле. Тут, в одном месте видны остатки стен старинной крепости Эдо – старой столицы Японии. От крепости направились в известный торговый центр японской столицы – Гиндзу, по пешеходной улице и посередине которой стоят «зонтики», под которыми можно посидеть в удобных креслах. Мы  там посидели, попивая воду и отдыхиваясь. Очень жарко и влажно!
Потом пошли в сторону знаменитого театра «Кобуки» и случайно попали на представление. Зал большой, многоярусный и сцена широкая. Смотрели страшную историю про отравление вместо Лорда, то есть Господина - главы клана, сына кормилицы, матерью. Мораль – спасётся Господин, значит и клан останется не разрушенным! Чтец с выражением читал комментарии на происходящее под бряцанье струн сямисэна, японского национального инструмента… Актеры, исполняющие и мужские и женские роли – мужчины. Все одеты в яркие торжественные наряды с набелёнными лицами! Наверное так древний театр старался  привлечь внимание рассеянных зрителей.  Чтец ведёт спектакль и сама пьеса похожа на русскую былину. Зрители напряжённо смотрят и слушают комментарии чтеца. А мы читали комментарии на английском. Театр, выстроен в классическом японском стиле совсем недавно…
После театра, обсуждая увиденное, ужинали в «европейском» ресторане с пиццей и жаренными сосисками.
Выйдя на улицу любовались яркими огнями и экранами реклам. Была суббота и для многих молодых японцев, ночь только начиналась!
Приехали домой уставшие от дневной ходьбы и впечатлений. Попив чаю, уснули…

Шестое сентября. Утром обсуждали планы поездки в Киото и на Хоккайдо… Вспоминая увиденное здесь, снова отмечали доброжелательность японцев, которые помогали нам найти дорогу. Не сказал, что вчера мы ещё побывали в токийском университете. Это целый город из факультетов и студенческих кампусов-общежитий, а посередине заросший старинный пруд в форме иероглифа – сердце. Кругом много студентов, но и комаров, особенно если выйти на берег с крупными деревьями у пруда.

…С утра поехали на метро в Национальный музей, который расположен рядом с станцией Уэно. Уже идя пешком, вдруг услышали шум толпы. Оказалось, что в том районе проводили праздник искусств и ярмарку одновременно. Много еды, сувениров. Толпы возбужденных, празднично настроенных людей. Продают изделия народных промыслов: фигурки животных и людей. Были даже большие скульптуры из папье-маше мифических животных, быков и кажется носорогов! Юные студентки института искусств продают картинки, предметы рукоделия. И тут же студент, нарядившись снежным человеком, лапой красит картину…
Войдя в Национальный музей, купили за два фунта билеты и вошли и внутрь большого плоского здания. Начали осмотр со второго этажа. Тут все артефакты расставлены по эпохам жизни японцев. А таких временных исторических отрезков в истории Японии было много! Поразила керамика с пятитысячелетней историей. Потом была японская каллиграфия с иероглифами на тонкой материи. А потом, конечно самурайские мечи-катаны и тачи – длинные мечи. А рядом, мудрёно сделанные доспехи самураев с металлическими шлемами разных форм. Луки очень высокие и стрелы тоже длинные. Пики разных форм – есть с лезвиями, а есть с острыми наконечниками.
Потом был зал картин, заметно в «китайском стиле», выполненные тушью портреты и иероглифы с молитвами или афоризмами великих людей. Понравились портреты красавиц с вытянутыми лицами и чудными причёсками.
Ну и конечно выставка старинных кимоно, как предмет искусства. Крой кимоно всегда прост, но рисунок и краски удивительные! Сразу вспомнился театр «Кабуки», где актёры одеты в кимоно ярких цветов и такие же накидки.
Были в музее и маски, которые представляли не только пол героев, но и возраст, и настроение!
Ведь кабуки – театр для простонародья, а не для воинов аристократов. Здесь все просто и часто символично. Невольно вспомнился театр «Глобус» в Лондоне, в котором в давние времена для народа ставили в том числе и пьесы Шекспира.
…Потом были залы, представляющие племена первопоселенцев в Японии. Это айны и викью. Только первые жили на Сахалине и на северных островах, а вторые на южном архипелаге.
И тут же экспозиция маленьких фигурок - нэцкэ, так популярных одно время в Европе. Фигурки искусно вырезанных из слоновьих бивней животных, людей и демонов-чертей, - это и есть нэцкэ! 
…После Национального музея, перешли в музей азиатского искусства и пообедали там в хорошем ресторане. Незаметно начался тёплый дождь. Пошли под дождём через парк мимо музея западного искусства. Перед зданием скульптуры известных скульпторов, в том числе «Мыслитель» Родена. Между прочим, эта скульптура стала символом нашего литертурно-исторического интернет-журнала «Что есть Истина?», котрый вы сейчас читаете.
…Спустившись из парка в город, поехали на вокзал регистрировать нашу поездку в Киото. В кассах работают только мужчины. Тот, что обслуживал нас, молодой но уже полный, немного говорил по-английски. По проездному железно-дорожному билету, купленному по интернету ещё в Англии, зарегистрировали места на три поездки. Под дождём пошли искать отель-капсулу, чтобы переночевать ночь между поездками. 
Выехав из Киото, пересаживаться надо было снова в Токио. Зарегистрировав места, поехали в свой район Нипури, там поужинали в «Бюргере» - европейском ресторане с простой пищей. Съели вполне английский бюргер в булочке - только я с котлетой, а Су с овощами.
Пришли домой и долго читали – я свои сообщения на ай-паде, а Су, как всегда, путеводители. Жить здесь уютно и удобно. Центр рядом, но толкучки нет и все под руками.Мы уже привыкли к этой квартире и жаль уезжать. Завтра едем в Киото… Ночью в комнате, благодаря кондиционеру, прохладно и спится хорошо!

Седьмое сентября. Утро пасмурное с мелким дождичком. Быстро собрались к отъезду. Вещей у нас не так много.
Очень довольны квартирой. Хозяев не видели со дня заезда, а в квартире все есть: от утюга до записной книжки и авторучек.
Токио поражает скрупулёзностью подхода к особенностям и деталям жизни человека. Например, когда рабочие на улице открывают люк канализации, то рядом ставят человека с флажками, чтобы предупреждал прохожих и велосипедистов!
На вокзалах и метро лестницы, пандусы и лифты для колясочников. Даже в Лондоне ещё нет таких удобств для человека-клиента. Тем более в Москве или в любом другом городе России. Вспоминаю, как мы, с английским фотографом Продиптой Дас, когда делали книгу о России, приехали из Москвы во Владивосток. Там надо было с платформы, с тяжёлыми чемоданами, подниматься на виадук над путями, а потом, тоже по крутой лестнице, спускаться на вокзал! 
…Ещё многое можно перенять России у своего восточного соседа, да и не только в быту. Можно позавидовать Японии, в которой бизнесмены- патриоты, все заработанные деньги, и не только в самой Японии, вкладывали и вкладывают в развитие собственного производства, в создание машинно-электронной цивилизации… 
Как это не вяжется с тем, что российские олигархи ежегодно уводят из страны десятки, если не сотни, миллионов долларов заграницу. 
Успехи Японии в экономике, наверное, можно объяснить не только восточным менталитетом, но и островным географическим расположением страны. Я обратил внимание, что в похожем положении пребывает и Америка, которая долгое время самоизолировалась и развивала внутренние потребности, исповедуя стратегию «изоляционизма».
Ещё одна особенность Японии – здесь нет проблемы эмиграции, как в Европе или даже в Америке. Своеобразие Японии делает её менее привлекательной для переселенцев…
Я уже говорил, что мы ещё в Англии купили проездные билеты по железным дорогам страны, за триста с небольшим фунтов. Но за эти недели, вы можете в общей сложности наездить на тысячи фунтов, и потому экономически такие проездные очень выгодны.
Ещё одна особенность Японии – народ здесь очень дисциплинирован и законопослушен. На работу ходят в униформе и это, как мне кажется, проявление общества, построенного по строгой иерархической схеме. В таком обществе и уровень ответственности перед властями и перед совестью много выше, чем обычно. Такое законопослушание и внутренняя дисциплина поведения помогает не только продуктивно работать, но и соблюдать чистоту и порядок вовне и внутри человека. Недаром кто-то из японцев сказал, что для соблюдения гармонии в обществе и в душе каждого человека надо затратить много душевных сил и физической энергии! Иначе говоря, само собой ничто в жизни не делается! Япония, благодаря своему экономическому прорыву, показала пути развития для многих азиатских стран…
Перед отъездом в Киото купили в станционном киоске так называемые «бенто» - обед, упакованный в специальную коробку: кусочек рыбы, овощи и рис. На платформах есть комнаты отдыха, в которых работают кондиционеры и где в ожидании поезда можно отдохнуть от дневной жары. 
Как только поезд тронулся и все успокоились, мы достали эти коробки и пообедали рыбными деликатесами с рисом.
Поезд быстрый и прибывает в Киото через два часа сорок пять минут, следуя вдоль побережья и минуя большие города, городки и деревни. Вагон большой, с пятью рядами кресел: два ряда с одной, и три с другой стороны. Есть багажные полки наверху вдоль сидений, которые, как в самолёте, откидываются. Ехать удобно и просторно. Забыл сказать, что наш поезд – супер-экспресс и поэтому, идёт намного быстрее обычных поездов. По вагонам ходит разносчица, у которой можно заказать чай-кофе и даже мороженое, чем мы и воспользовались! Поезд в начале шёл медленно вдоль пригородов Токио, а потом ускорился и мимо окон стали проноситься города и городки с зелёными квадратами и прямоугольниками рисовых полей между ними. Недалекие горы вокруг покрыты лесом и кустарником, а слева, иногда мелькает море. В основном, на этом экспрессе едут служащие в командировки. Много туристов, таких как мы, путешествующих по Японии на поездах… Два часа пролетели незаметно. В городках, которые мы проеезжали, стоят лёгкие двухэтажные домики близко друг к другу, как ласточкины гнёзда. На рисовых полях множество, кормящихся личинками, белых цапель. На дорогах, идущих параллельно полотну железной дороги, много чисто японских машинок – фургончиков…
Вокзал в Киото замечательной архитектуры, новый и большой, где много чего есть для удобства пассажиров и можно даже заблудиться, потому что много уровней-этажей, как вверх, так и под землю...
Сам город состоит из тех же, словно слепленных вместе, лёгких домов практически без дворов. В городе, как мы заметили, много стариков, иногда с палочками. Создаётся впечатление, что если Токио является городом молодёжи, то Киото - город стариков. Но, наверное, так оно и есть. Ведь Киото старая столица Японии, а Токио – молодая.
Автобусы маленькие и тесные.  Перед выходом платят водителю наличными,…
Доехали до нашей остановки в районе буддистских храмов Дайтокуджи и, выйдя, спросили нужный адрес у прохожих.
Устроившись в съёмной квартире, не увидев хозяина – ключи лежали в почтовом ящике, - мы пошли погулять по окрестностям. Все храмы окружены каменными невысокими стенами и в каждом есть свой садик. В одном из храмов первый раз воочию увидел знаменитый японский сад камней с «расчёсанной» граблями мелкой галькой. Я сел на деревянную приступку и тут же погрузился в медитацию…
В свое время, ещё живя в Сибири, в Иркутске, я читал много книг о буддизме, в том числе о дзен-буддизме в Японии. Видел и фотографии японских садов при монастырях и восхищался их красотой и наполненностью символических смыслов. И вот, я в таком древнем храме и обстановка соответствует - кругом храма чайные домики и гулко ударяет колокол отмечающий шесть часов вечера! Сумерки, тишина, редкие посетители, каменные светильники в человеческий рост и глухая стена за садиком, которая ограничивает обзор и не дает отвлечься от созерцания символов обозначающих Землю, с морями, океанами, лесами горами и равнинами…  За стенами храмов, часто видны бамбуковые тёмно-зелёные рощи. Моё сознание, сосредотачиваясь на увиденном, ещё какое-то время замечало горы вокруг и розоватые облака на закате. А потом я «отключился» и стал думать о древности всего увиденного, о тех поколениях монахов, которые здесь жили и медитировали так же как и я на закате длинного дня… Издалека доносились весёлые крики и стук теннисных мячей со школьных теннисных площадок, а здесь, за стенами старинного монастыря, было тихо и я погрузился в размышления-воспоминания. 
…Вспомнились  походы и одиночество в сибирской тайге, переезд и жизнь в Питере, отъезд в Англию, где меня ждала жена-англичанка, с двумя детьми, ожидавших долгие годы моего приезда … Именно тот переезд стал отправным моментом, после которого через долгие годы я  смог приехать в Японию и сюда, в Киото  Вспоминая, я не замечал ни редких гуляющих, ни медленных сумерек, опускавшихся на тихие монастырские дворы. Только когда жена коснулась моего плеча, я встрепенулся и прекратил медитацию… 
Возвратились домой уже в полутьме, попили чаю, сидя на футоне – японском матрасе на полу, застеленном рогожными матами – татами. Их количество определяет и размеры комнаты. То есть, в Японии размер жилья меряют не квадратными метрами, а числом таких татами…
После пошли поужинать и недалеко от нашего нового дома зашли в маленький ресторанчик, где на глазах у посетителей суровый японец-повар готовил японские блюда, действуя размеренно и слаженно, как опытный жонглёр! Для Су он приготовил жаренные овощи, завернутые в блин, а для меня - кусок мяса, поджаренный на гриле.
Мы сидели на низких скамьях и ели свою еду прямо с плиты, играющей роль стола.
Несколько японцев, сидевших рядом, ели и запивали еду, каким-то розовым напитком. Оказалось, что это саке, разведённое вином. Заметив наши любопытные взгляды, они предложили нам попробовать, и я не отказался.
Су ела свой блин с овощами, а я – вкусный бифштекс, запивая предложенным гостеприимными японцами напитком. Ничего подобного я не пробовал прежде и потому этот ужин остался в моей памяти.
После ресторана, зашли в соседний небольшой магазин и купили продукты для завтрака. Цены умеренные и может даже меньше, чем в Англии. Хотя перед приездом сюда нам говорили, что Япония  страна дорогая …

Восьмого сентября, проснулись на новом месте в восемь часов утра и, плотно позавтракав, пошли осматривать район храмов, которых здесь, очень много. По дороге, идя по улицам между стенами, огораживающими сады соседних храмов, снова вспомнил театр Кабуки и сюжет спектакля, в котором кормилица, жертвует своим сыном ради сохранения главы Клана. На таких картинах воспитывался и воспитывается патриотизм японцев и их уважение к старшим, в том числе старшим по чину. Именно национальный характер, выработанный за тысячелетия истории страны, позволил японцам, не только пережить страшное поражение во Второй мировой войне, но и восстановить, а потом и приумножить национальные богатства… 
По аналогии вспомнилась история Павлика Морозова, рассказавшего правду о своём дедушке-кулаке и потому убитого ими. Сегодня из Морозова нынешние «либералы»-антисоветчики, сделали социального монстра, потому что для них ни понятие народ, ни понятие страны ничего не значат. Главное, чтобы было хорошо им и их родственникам. А остальное – «гори синим пламенем»! Эти российские образованцы ошельмовали имена Павлика Морозова и Зои Космодемьянской, но всячески возвеличивают имя предателя Власова и его приспешников и коллаборационизм РПЦЗ. 
…Вскоре сели в автобус и поехали в известный храм, куда устремляются многие туристы, особенно из Европы и Америки…  Этот храмовый комплекс расположен на склоне горы и все идут по узкой улице – кто вверх к храму, а кто уже вниз, после посещения святыни. Ворота из дерева, громадные и красивые. Но и сам храм с его крышей-пагодой и смотровой площадкой наверху смотрится как чудо азиатской архитектуры. Многие туристы, как и мы, воспринимают этот храм как феномен из прошлого, хотя в нём идут и современные службы. Весь комплекс начинали строить в восьмом веке и храм был реставрирован после очередного пожара в семнадцатом веке. Сегодня это самое посещаемое место в Киото. Сотни, тысячи туристов приходят сюда каждый день и этот поток не скудеет ни весной, ни осенью. На улочках, ведущих к храмовому комплексу множество лавочек и магазинчиков, в которых продают сувениры, сделанные японскими мастерами  для любопытных туристов!
Шёл мелкий дождик, мы промокли, но это не охладило нашего восторженного отношения к увиденному. В магазинчиках мы не только смотрели сувениры, но и купили для себя пару рюмочек для саке.
…Следующим местом нашего «паломничества» было кладбище-мемориал с статуей сидящего Будды высотой около двадцати метров. На этом мемориале павшим поговорили с монахом, который приветлив, открыт для вопросов, но плохо говорит по-английски. Мы купили и поставили две свечки в память о погибших, в честь тех, ради кого и создан этот мемориал!
Следующим храмом, который мы осматривали, был не менее интересен Мы ходили по аллеям храмового пространства и, несмотря на дождь, радовались и восхищались красотой и храмов, и садов, которые их окружали.
И снова вспомнились времена, когда я жил в Сибири, ходил по лесам, а, отдыхая дома, читал книжки с описаниями японских храмов дзен и садов в них. И вот теперь, я видел и сады мхов, и сады камней, и сады с мостиками и зарослями бамбука на фоне деревянных, почерневших от времени храмовых стен и крыш!
Я думал тогда, а теперь убедился в том, что красота окружающего нас мира играла особую роль в доктрине учения дзен и воспитании его адептов! Когда-нибудь, вспоминая нашу поездку в Киото и восторг переполнявший меня там, я напишу эссе об этой особенности дзен буддизма! 
Дальше пошли по указателям и вышли на красивейшую улицу Киото. Она состояла из старинных построек в китайском стиле и была уютна и тиха. Деревянные ворота из старого потемневшего дерева, философские, зелёные садики внутри, едва слышный шум льющейся воды – все это наполняло душу покоем и настраивало на глубокие размышления о сущности бытия…
Пока дошли до метро промокли, но войдя на станцию, окунулись в море света и уютную атмосферу. Тут, как и везде в Японии, все приспособлено к человеческим нуждам и очень удобно.
Думаю, что у людей, побеждённой в войне Японии, сохранилось чувство сострадания и сопереживания, с которым в Америке напряжёнка. Именно страдания после поражения в войне, после ужасов, пережитых жертвами атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, делают японцев такими внимательными друг к другу, но любезными и к нам, иностранцам! И ещё подумалось, что строить «новое» иногда легче, чем пытаться переделать «старое»! 
Ужинали в очередном ресторане, который искали на нашей улице. Заглядывали в меню уличных ресторанов и то-то не нравилось, то это. Наконец зашли в очередной ресторан и остались там. Су ела холодную лапшу с тоффу, а я скумбрию с рисом и овощами…
Домой возвратились рано, попили чаю. Я стал писать дневники, усевшись на свёрнутый футон – в комнате больше не было мебели.
…Важная для воспитания национального характера, деталь – в Японии не берут и не дают чаевых! Меня это поразило очень… Вспомнил, что и в Советском Союзе чаевых не давали. Считалось, что чаевые унижают человеческое достоинство! Только подпольные богачи и пижоны в те времена делали это. Сегодня и в России все переменилось – если ты не даешь чаевых, то ты жадина и деревня. Но на этой традиции, возрождённой в России, сегодня стоит вся коррупция, чиновная в том числе! Теперь же «чаевые» берут и в школах, и в больницах, и это стало отвратительной привычкой. А я до сих пор чувствую себя неловко, когда сую чаевые где-нибудь в ресторане. Уж лучше бы они включали эти подачки в выписанный чек!
…Ночью шел дождь, за окном что-то капало и булькало. Утром дождь продолжался и пришлось одевать башмаки и куртки. Сегодня едем в Северный район монастырей. Стоит отметить, что монастыри здесь в основном Дзен, и ранних сект буддизма. Выясняется, что «ортодоксальный» буддизм мало кого устраивал и устраивает в Японии. 

Девятое сентября на дворе. Первый монастырь куда мы приехали назывался Нандзерджи. Громадные ворота из толстых деревьев и монастырь построили на месте императорской дачи, бывшей здесь в тринадцатом веке. Ворота производят впечатление своими масштабами и представляется, что раньше здесь молились и жили сотни, и сотни монахов. Дерево, из которого строили храм, потемнело от времени, выгорело и покрылось мелкими трещинами, но по-прежнему крепко и устойчиво. Наверху, метрах в двадцати от земли, под изогнутой крышей, покрытой черепицей – смотровая площадка. Туда поднимались по крутой лестнице и конечно изумились открывшемуся на город виду. Обошли смотровую площадку по кругу и на севере от монастыря увидели крутые склоны холмов, покрытые лесом. Киото городок сравнительно с Токио небольшой и вся его слава и богатство – в прошлом! Но сам храм и сад при нём – чудо эстетики. Осматривая сад, невольно вспомнил тайгу в Забайкалье, горные реки и курумники,- лавины больших камней, покрывающих русло ручьев и речек по берегам, и покрытых толстым слоем зелёного мха. Игра света и тени, в этих влажных местах, создают незабываемые картины! Но здесь похожие сады в монастырях сделаны руками человека и ухаживают за ними сами монахи. Эти сады, через символы, отражают красоту и величие земли. На клочке земли, часто не больше теннисной площадки, огороженной каменными стенами, древние садовники старались через камни, заросшие мхом, через траву и небольшие, но старые деревья, через воду в пруду и ручейки вытекающие из них, показать все величие и красоту природы, окружающую человека, способного эту красоту отличить от безобразия первородного хаоса! В этом монастыре находится известный всему миру сад камней и мха, по имени «Прыгающий тигр». Я ещё в далекой молодости видел фотографии этого сада в книгах и потому, сев и сосредоточившись, стал медитировать, думая о роли красоты в жизни и воспитании человека - монаха!
…Человеческое одиночество и оторванность от коллектива требуют компенсации и эти сады, на которые мы смотрим, как смотрели и они, древние монахи с старых деревянных галерей, окружающих сад, невольно заставляют задуматься о смысле жизни, о красоте природы, выраженной в буддистских символах. Камни - это горы и скалы. Вода - это моря и океаны. Деревья – это леса, а мхи – это трава и кустарники…
Уходил из монастыря, от этого магического сада, в восхищении, потому что воочию увидел памятник религиозного поклонения природной красоте и человеку!
Пройдя под десятиметровой высоты акведуком, доставлявшим воду в монастырь с гор, пошли в сторону монастырского кладбища по разбитой дороге через лес. На кладбище обычные саркофаги из прямоугольных гранитных колонн над могилами. Но есть и совсем свежие, богатые захоронения. Тут совсем не было людей и мы посидели, отдохнули в тишине, слушая пение птиц. Понравилась могила, сделанная из полированного чёрного гранита в стиле модерн, совсем недавно, в 2013 –ом году, сыном для отца, автомобильного магната…
Потом пошли ещё выше и вышли к красивому водопаду, над которым стоит пещера, где жили и молились древние монахи старцы-отшельники. 
Тропа все время шла вверх по крутому берегу потока и привела нас к водопаду, падающему белопенным потоком с обрыва высотой метров в десять. А ещё выше, куда надо было подниматься по каменным, вырубленным в горе ступенькам – пещера с буддистским алтарём и горящими свечками, зажжёнными паломниками. Огибая эту пещеру, тропа поднимается по правому берегу реки ещё выше, через лес, на гребень хребта. Тропа завалена буреломом и редкий прохожий сюда поднимается. Но там, вверху, на вершине горы, стоят несколько маленьких монастырей, куда к сожалению мы не смогли попасть – дело было к вечеру и нам пора возвращаться в город!
Устроившись на буреломе, мы достали «пикник» и перекусили, думая каждый о своём под шум бегучей быстрой воды…
Потом спустились вниз и пошли осматривать монастырь Эйкондо, который был основав в одиннадцатом веке. В монастыре тоже был садик и два горбатых мостика над прудом и ручьём. А вокруг сада, стояли кельи монахов и в монастырском зале проходила конференция - слышались гортанные голоса говорящие по-японски. Потом голоса запели и в этом воодушевлённом религиозным сознанием хоре-единении человеков, я различил часто повторяемое слова Амитабха - то есть земное воплощение Будды!
Сумерки медленно спускались с гор в долину и этот хор, казалось славил ещё один прожитый нами день!
Сад в этом монастыре был объединением обычного и сада камней. Где-то это был гравий, расчёсанный под волны, а с другой стороны стоял пруд, и располагался сад мхов. В пруду медленно плавали большие рыбы и при нашем приближении, они приплывали к нам, ожидая кормления….
А хор все продолжал петь, завораживая однообразием ритма отбиваемого деревом о дерево!
Вообще, японцы не только хорошие каменщики, но и замечательные плотники. Все древние монастыри сделаны из громадных деревьев и половицы шириной по полметра и длиной метров в пятнадцать иногда достигают десятисантиметровой толщины. Интересно и удивительно, что этим монастырским половицам уже несколько сотен лет!
Надо отметить, что как и при входе в дома, японцы, входя в храм, снимают обувь и остаются или босиком или одевают специальные тапочки и сады обходят по деревянным галереям, прикрытым сверху краями изогнутых крыш.
Японские города и особенно территории храмов, необычайно чисты и ухожены. Это национальная черта, традиция точно такая, как палочки для еды, которые здесь заменяют вилки, как велосипеды на улицах, как множество дзенских монастырей, особенно в старых городах!
После храмов прошли вдоль неглубокого канала несколько километров, по вишнёвой аллее, которая весной наверное выглядит божественно! Можно представить себе, какая здесь открывается красота во время цветения японской вишни – сакуры!  Эта дорожка создана уже около ста лет назад и очень популярна среди европейских туристов.
Уже направляясь домой, нашли уютный ресторан, в котором поужинали в комфорте и довольстве, отдыхая и вспоминая увиденное здесь!
Ехали домой на автобусе, в темноте ночи и в который раз добродушная японка помогла нам найти дорогу до остановки и даже посадила нас на нужный автобус. Удивительно доброжелательные люди – японцы! 

Десятое сентября. Встали в семь часов утра. На улице солнце в облаках. Сегодня по железной дороге едем в старинную столицу Японии, город Нара.
Вчера на вокзале зарегистрировали места в обычном поезде – «хикари». Наши проездные не действительны только в суперскоростных поездах. А всего видов поездов движущихся по Ж-Д с разной скоростью и остановками, тут, около десяти - от электричек, до сверх скоростных экспрессов, идущих через всю Японию…
С утра на метро доехали до современного вокзала в Киото, точно в десять часов четыре минуты сели в поезд и через сорок минут были уже в Нара.  Этот город был столицей Японии в семисотые-восьмисотые годы первого тысячелетия новой эры и сохранил древнее своеобразие, хотя и утратил столичный вид. Кругом много иностранных туристов, но большинство прохожих все-таки школьники-японцы, которые едут сюда знакомиться с собственной историей. Городок этот небольшой, но, благодаря нашествию туристов, богатый, чисто-ухоженный и современный, несмотря на свою древнюю историю…
Помимо храма Тодойджи есть здесь и синтоистские храмы.
Но главная достопримечательность Нары – это полуторатысячное поголовье оленей, которые стали со временем святыми животными и заполнили все рощи и даже проспекты города.
По пути к Тодойджи мы видели их сотнями и они, совсем не боясь людей, ходят, лежат и пасутся часто посередине проезжих путей. Увидев, как пожилой японец кормит их орехами, мы тоже в этом поучаствовали и покормили с руки доверчивых животных. Ощущения запоминающиеся!
Храм Тодойджи громадный и старинный, выстроенный около тысячи трёхсот лет тому назад. И главной достопримечательностью храма, является статуя сидящего внутри зала на бронзовых лепестках лотоса, громадного чёрно-бронзового Будды! По сторонам от этого древнего Будды, расположены статуи его покровителей Всевидящего и Всеслышащего.
На входе в храм, нас встретили гиды–добровольцы и один из них рассказал, что дорожка к храму недаром состоит из трёх цветов. В середине - большая дорожка-линия, которая означает родину Будды – Индию. А по бокам от неё, отличаясь по цвету, две другие: одна означает Китай, а вторая уже собственно Японию! Ещё он говорил, что столицу перевели в Киото из-за внешней незащищённости и больших наводнений, по временам случавшихся здесь, в Наре.
Громадность храма, его внутреннее убранство, оставляет неизгладимое впечатление. Мы обошли его по кругу и восхищались сохранностью и чистотой вокруг…
После этого храма, по пешеходной дорожке, прошли дальше и побывали в ещё нескольких храмах поменьше, но, не менее красивых. Но обо всем не расскажешь!
Вскоре пришли к храму синтоистскому, на территории которого растут тысячелетнего возраста громадные деревья. И тысячи золотых светильников в этом храме тоже производят впечатление. Эти светильники – символ памяти поколениям предков. А почитание предков и старших – одна из основных черт национального характера японцев.
Народу в этом городке с утра до вечера очень много и в основном это приезжие.
Нара своими великолепными старинными храмами и ручными оленями притягивает туристов со всех концов света и конечно из Японии. 
Надо заметить, что перед тем, как прийти к Тодойджи, мы, психологически настраиваясь, вошли в ещё один дзенский сад. И, как всегда, при виде его красоты, философские настроения захватили меня.
Сидя на насыпном холме с беседкой наверху, осматривая сад сверху, я стал размышлять о том, что Будда при жизни был, что называется «эстетом» и потому в его учении красота форм вмещает, выражает внутреннюю красоту мира и человека.
Любование красотой, лежащей вокруг человека, не чуждо буддизму, в отличие от аскетизма первоначального христианства. И, вместе с тем, современный буддизм сохранил любовь к отсутствию вещей. А красочная православная служба в русских храмах, иногда напоминающая парад одетых в расшитые золотом мантии священников, разительно отличаются от строго «пустых» и просторных дзенских монастырей и храмов.  Так и сады в этих монастырях поражают скромной красотой и выбором многозначительных символов, по сравнению с европейскими тяжеловесными парками, изукрашенными стриженными шпалерами кустарников, разноцветными клумбами и скульптурными фонтанами…
Уже ближе к вечеру, пройдя через синтоистский храм, состоящий из комплекса строений и череды ворот своеобразной формы, окрашенных в оранжевый цвет, пошли в сторону вокзала…
И тут начался розовый закат, словно отмытый от дневных туч, с ярким солнцем посередине, под лучами которого и здания, и зелень вокруг заиграли яркими красками! Пагода на входе в комплекс храмов пятидесяти метров высотой и с пятью «этажами», как –то особенно торжественно и величественно предстала перед нами во всей своей причудливой сложности и философской многозначительности. Мы долго стояли, рассматривая это творение древнего зодчества, а потом подошли к колокольне очередного храма, где висел большой, с рост человека колокол, и рядом подвешено «било», кусок круглого бревна на цепи, с обмотанным кожей, торцом. Было пять часов вечера и монах раскачивая било, стал ударять этим торцом в край колокола. Мощный плотный звук разносился по окрестностям и какая-то его часть улетала в далекое небо, тревожа слух небесных жителей! Показалось, что и внутри нас что-то стало настраиваться на благостный лад от этого вибрирующего всепроникающего звука издаваемого колоколом…  Возникло чувство сопричастности всему увиденному и услышанному здесь!
Потом, уже почти придя к вокзалу, зашли в настоящую торговую улицу, перекрытую сверху от дождя выгнутым наружу пластиковым перекрытием.
Выбирая в череде закусочных, зашли в понравившийся ресторан и вкусно недорого поужинали. На десерт я выпил чудный коктейль, называемый здесь «московским шумом», и меня от этого напитка крепко «торкнуло» в самое сердце и я действительно почувствовал шум в ушах!
Обеды в здешних ресторанах дешевле, чем в Европе раза в два и каждая еда стоила от силы десять-двенадцать английских фунтов. 
Приехали в Киото уже глубоким вечером и выпив чаю с коньяком, я заснул "как убитый"!

Одиннадцатое сентября – пятница. После завтрака поехали на автобусе смотреть знаменитый Золотой павильон – храм на берегу круглого озера, который не так давно сжёг какой-то монах-фанатик. Его судили и казнили, но он утверждал, что сжёг этот храм, защищая древние устои буддистской веры. Недавно этот храм восстановили и он стоит во всей красе, сверкая золотым отражением в водах пруда. Этот храм, являющийся хранителем мощей Будды, окружен дзенским садом с ручьями, мхом на камнях и кривыми японскими соснами с шапками хвои на вершинах.
Мы приехали туда к открытию и тем не менее уже несколько сотен туристов, в большинстве школьников, поделённых на отряды в различной униформе, толпились перед воротами, ожидая открытия. Они давно ждали, когда отворят ворота и после открытия, потоком хлынули внутрь, мешая сосредоточиться и, остановившись, обдумать увиденное. 
Но, несмотря на многолюдье, мешающее рассмотреть детали и подробности этой буддистской реликвии, сад храма, произвёл на нас сильное впечатление, хотя пришлось, почти проталкиваясь, идти в толпе нетерпеливых туристов!
По пути, услышав русскую речь в группе туристов, что здесь не так часто случается, познакомились. Оказалось, что это люди из Хабаровска, которые в Японии уже во второй раз и им здесь все нравится: и богатство городов и деревень, и чистота на улицах! И они естественно хотят, чтобы и в России так стало! Об этом и поговорили, качая головами и вздыхая…
После осмотра «Золотого павильона», (хотя внутрь никого не пускали), пошли в соседний храм Руанджи, где находится знаменитый сад «Пятнадцати камней». Этот сад я тоже, не один раз видел в книжках об Японии – настолько он знаменит!
И вот здесь, присев на край помоста, в тени от кривой крыши, я углубился в медитацию, рассматривая этот сад, славящийся своими идеальными пропорциями и загадочным расположением больших и малых гранитных глыб среди «волн» не крупной серой гальки, «расчёсанной» специальными граблями.
Эти камни, словно острова в океане жизни, расположены группами. На меня этот сад действует как медитативная музыка. Я углубляюсь в себя, начинаю думать о суете и тщете жизни, сожалею об упущенных возможностях или бездарно проведенных годах, утекающей жизни… В этот момент мои глаза автоматически смотрят в одну точку видимого пространства, мышцы расслабляются и я, начинаю дышать глубоко и ритмично… Первое время присутствие праздных и шумных людей вокруг отвлекает и раздражает, но потом, перестаёшь замечать и на них реагировать. Остаешься наедине с собой и мысли ровным потоком текут в голове.
Вдруг, в шуме разговоров вокруг, различил русскую речь, а потом моё сосредоточение прервал китаец-фотограф, долго клацкающий затвором аппарата у меня под ухом. Подумалось, что китайцы, по сравнению с выдержанными японцами, напоминают индейцев из северной Америки. Многие из них шумливы, невоспитаны и даже грубы. А дзен, в этом смысле, сделал из японцев особую нацию. Китайская революция вытолкнула на поверхность политической активности миллионы и миллионы простых людей и этим можно гордиться, правда не забывая об исправлении плохого воспитания…
После сада «пятнадцати камней» казалось нас уже трудно было чем-то удивить. Однако, перейдя в храм Нинаджи, мы увидели ещё один замечательный образец «философского» сада с озером, подходящим прямо к помосту. В саду, под присмотром садовника-архитектора, рабочие обрезали ветки на деревьях и эта работа требовала большого внимания, потому что в японском саду всякая деталь «интерьера» важна!
Потом, на «трамвайчике», состоящем из двух вагонов на рельсах, проехали в сторону бамбуковой рощи, одной из достопримечательностей древней столицы. Идя по смотровой тропе, мы видели стену зелёных бамбуковых стволов, через которую и солнечный луч не проникает. Потом, в продолжении тропы поднялись на холм, на виллу знаменитого киноактёра тридцатых годов, Окочи, и увидели там со смотровой площадки, замечательный вид Киото, раскинувшегося внизу, в долине. В этом поместье, выстроенном по желанию киноактёра, есть ещё и красивый дом с лужайкой, часовня и тропы с тропинками, которые проложены среди зарослей садовых деревьев. Очарование этого поместья трудно описать - это надо видеть и представлять, как знаменитый актёр, прославившийся ролями самураев-героев, жил здесь в одиночестве и, сидя на террасе дома, на закате дня, смотрел на долину, в которой среди лесных рощ проглядывал город. Там же, в поместье, в красивом чайном домике, мы посидели на воздухе и выпили особого японского зелёного чаю, разговаривая с пожилой японской парой. Мы расхваливали Японию вполне искренне, а японцы радовались нашей похвале и было видно, что они гордятся своей страной.
Я уже отмечал, как черту национального характера, стремление японцев к порядку. Тут никто не лезет вперёд, а все, почти везде, встают в очередь по мере «прибытия» и терпеливо ждут. Даже на железной дороге, имея билеты с обозначенными местами, они встают в очередь в свой вагон, а служащие в униформе и с повязкой на руке, регулируют очередь и стараются услужить нуждающимся в помощи... Во многом такой порядочности способствует религия дзен, в которой, вместе с непротивлением злу насилием, предусматривается и ответственность за личное поведение.
Интересная деталь. В автобусах и в метро молодые сидят спокойно и не предлагают свои места пожилым. Это оттого, что есть специальные места для таких пассажиров, и молодые на них не садятся, даже если автобус переполнен… Через дорогу, на красный светофор, никто не переходит и ждут, даже если дорога пуста! Я уже не говорю о поклонах вежливости, которыми, здесь, переполнены отношения между людьми!
Метро в Киото новое, с лифтами, эскалаторами и пандусами. Станции просторные и рационально спланированные, а в вагонах кондиционеры и экраны, на которых дается информация по поездке и даже прогнозы погоды…
Дома в городах стоят почти впритык один к другому, а улицы узкие и почти без тротуаров. Мы первое время пугались, проходя мимо едущих рядом, машин. 
Много людей в повязках скрывающих рот и нос. Я так и не разобрался, почему, особенно молодые, носят такие повязки? Боятся заразиться или боятся заразить?
Ещё одна особенность Японии – проведение транспортных магистралей в городах на трёх уровнях: под землёй, на земле и над землёй. Многие железные дороги, проходят через города по длинным виадукам на мощных бетонных опорах, над проезжими улицами и прохожими…
Проблему пробок и транспорта в больших городах, надо будет решать и в России. Хотя начать строительство магистралей в трёх уровнях надо было уже «вчера»!
На мой взнляд, Япония сегодня, по настоящему современная страна и её успехи в экономике и промышленности, как я понял, анализируя увиденное, во многом обусловлены патриотизмом и доверием своей родной стране! Японские кампании и бизнесмены, часто зарабатывая деньги заграницей, приводят их в страну, чтобы можно было строить и развиваться у себя на родине. В России, к несчастью, сегодня для многих «элитариев» - патриотизм бранное слово!
Кажется, что повышенная регламентация жизни тоже происходит из географических особенностей Японии. Здесь земли не так много для населения, сравнимого с населением России и потому, живя бок о бок, японцы изобретают способы жить в мире и согласии, через следование и выполнение определённых законов и регламентов, регулирующих жизнь в такой «тесноте».  Поэтому, тут выстраивается порядок, который требует ограничения эгоизма общими задачами и целями! В социальном плане здесь больше социализма чем даже в Англии! Поэтому, выстраивая новую Россию, надо учитывать опыт соседей и в частности опыт социализации жизни в Японии!
Путешествуя, мы видим в большей части Японии горы-холмы, покрытые лесом. А в долинах – поля, чаще рисовые, которые заменяют поля пшеницы, такие как в Европе и в России.
Старые дома и даже громадные храмы, выстроены, в основном, из дерева и в этом Япония похожа на Россию. 
Поэтому очень важно научиться строить в России жилые дома по новым технологиям, особенно в сельской местности. К сожалению, власти на эту особенность страны не обращают внимания. Однако, это, на мой взгляд, именно те резервы, которые помогут решить в России извечную жилищную проблему…

Тринадцатое сентября. С утра ходили смотреть местные храмы Дайтокуджи, расположенные совсем рядом с нашим домом, чуть вглубь от главной улицы предместья.
Хорошо, когда рядом совсем нет туристов, и можно спокойно посмотреть и подумать о высоком без шума и толкотни. Кругом тихо, сосредоточенно и влажный прохладный воздух… 
Тут тоже садики рядом с храмами, в которых изредка можно увидеть монахов. Хотелось поговорить хотя бы с одним из них, расспросить о внутренней жизни, но проблема с языком не позволяла этого сделать.
Видели одного старого монаха – настоятеля храма, который сидел у себя в келье и что-то писал. Такими мне и представлялись древние насельники этих монастырей!
И сами мы были довольны и спокойны, когда, не торопясь, ходили по монастырю, снимая башмаки и оставаясь босиком или надевая «казённые», без задников, шлёпанцы.
Храмы достаточно похожи и разнятся только деталями. Но надо различать, что тут есть храмы, основатели определённой ветви буддизма, а есть храмы «дочерние», возникшие уже позже, как продолжение и развитие старых храмов…

(Продолжение следует)
Свернуть