23 января 2019  00:19 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Дебют № 46


Сергей Луценко

 

Луценко Сергей Евгеньевич родился в 1980 году в городе Павловске Воронежской области. Окончил Современную гуманитарную академию и Воронежский государственный аграрный университет. Работал машинистом, оператором, слесарем, юристом, журналистом, мастером, преподавателем. Публиковался в литературных и научных журналах, газетах («Российский писатель», «МолОко», «Наследник», «Камертон», «Охотничьи просторы» (Москва), «Берегиня», «Подъем», «Евразийский форум», «Коммуна» (Воронеж), «Берега» (Калининград), «Испанский переплет (Мадрид) и др.), многих коллективных изданиях. Автор поэтических сборников «Стихи» (2010), «Дом на камне» (2012), книги рассказов и очерков «К неведомым берегам» (2013), краеведческой книги «Казанский храм. Летопись трёх веков» (2013). Лауреат Исаевской премии, литературной премии «Кольцовский край», лауреат издания «Российский писатель» (2015). Член Союза писателей России. Живет в Павловске.


Судьба и сердце

 

Судьба висит на волоске,

Ей всё на свете нипочём,

А сердце мечется в тоске,

Как под дамокловым мечом.

 

Судьба висит на волоске,

Во все века, не обессудь,

А сердце мечется в тоске,

Ведь у него – иная суть.

 

«Спаси, спаси! – оно кричит. –

Хотя б на миг, мне всё равно!..»,

Но мудрая судьба молчит,

Быть не желая заодно,

 

И ждет, не плача, не ропща

Касанья Божьего луча.

 

 

* * *

 

То сходит ночь, ясна, тиха,

То рёв распарывает высь…

Душа моя, не отдыхай,

Трудись, душа моя, трудись!

 

В любой дороге, в дне любом

Ищи заветные слова –

Чтоб в них резвился вешний гром

И ликовала синева.

 

А если дождь – пусть рыщет дождь,

И пусть туман ползет в жильё…

Душа моя, не уничтожь

Предназначение своё!

 

Всплакнёт собака на цепи,

Вздохнёт встревоженный камыш –

Не спи, душа моя, не спи

И Божий зов во всём услышь…

 

 

* * *

 

Когда-то схлёбывали пену,

Теперь строжимся, Боже мой,

И, зная будущего цену

С пиров торопимся домой…

 

Пусть продолжается попойка,

А мы гульнули – и добро!

Для нас Судьба – бродяга-сойка –

Уронит пёстрое перо, –

 

И все лесные души вскрикнут,

И вспыхнет месяца ладья,

И на лету стихи возникнут

Легко-легко, как бы шутя…

 

 

* * *

 

Где-то ангелы кочуют

Парами, поодиночке,

Души запросто врачуют

Безо всякой проволочки;

 

Где-то черти залихватски,

Воя, пляшут трепака

И срываю лихо маски

И с царя, и с мужика…

 

Аккуратно тьмой настырной

Свет теснится год от года.

Где же видано, чтоб мирно

Уживались антиподы?

 

Мир жестокий, мир лукавый

Сходу жертвует детьми

И бормочет: «Боже правый…»,

И хохочет: «Черт возьми!».

 

Где-то ангелы кочуют,

Где-то в погребе ночуют,

Где-то дни не убывают,

Где-то крышку забивают…

 

 

Заблудился…

 

Лес неузнанный, чужой

Обступил со всех сторон…

Царь лесной! Наверно, он

Бедной тешится душой…

 

– Вот, монетку в дар прими!

За слова не обессудь:

Хороша лесная чудь,

Но светлей между людьми…

 

– За помин живой души

Выберешься, не горюй!

Да попомни: к сентябрю

Затоскуешь о глуши…

 

 

* * *

 

Срывалась ночь на крик.

От ярости багровый,

Кривился лунный лик,

И лес к стеклу приник,

Ропща во тьме сурово…

 

С тех пор душа больна:

Лихое бремя мира

Вошло в нее сполна;

Легла плитой вина,

Родное бремя мира!

 

И рёв войны, и свист,

И блеск её мертвящий,

И ливень слёз, и лист,

О смерти говорящий,

Жгут душу…

 

 

* * *

 

Вот и снег снизошел –

И лоскутница Осень

Залатала подол

И заснула меж сосен…

 

Полно старой бродить

По земле обветшалой,

Полно чушь городить

Из дождя и металла!

 

Нет, довольно, шалишь!

Сердцу надобен отдых

И от сереньких крыш

И от луж безысходных…

 

Пусть мороз бьёт под дых,

Пусть метель входит в город,

Сонмы звёзд ледяных

Насыпает за ворот!

 

Обещаю не ныть

И не сетовать всуе…

За январь голосую!

Подпись – вечно хранить.

 

Эй, январь!

Непростой

Норов свой покажи нам –

Пусть струится по жилам

Хмель зимы молодой!

 

 

* * *

 

Полно праздновать лентяя,

Пробудись – и звонко пой!

Бог, душа моя родная,

Надзирает за тобой…

 

Март снежок колючий мечет –

Только птичка на сосне

Зачарованно щебечет

Гимны солнцу и весне!

 

 

Юному Вертеру

 

1

Только смерть непоправима,

Остальное – ерунда!

Все печали легче дыма

Разлетятся – без следа.

 

Не печалься, Бог с тобою!

Пусть клевещут эти, те –

Бейся, сердце молодое

Вопреки любой беде…

 

Бейся, сердце молодое,

Злых не ведая обид –

И за мужество такое

Бог тебя благословит.

 

2

Неоглядно дали распахнулись –

Не сдавайся. Радуйся. Иди.

Сколько светлых, сколько славных улиц,

Сколько добрых тропок впереди!

 

Не томи себя тоской напрасной

И тревогой не казни пустой:

Это полдень, это полдень ясный,

Это праздник жизни молодой!

 

 

* * *

 

Завидую графоманам –

Их лёгкости продувной,

Несметным стихам, романам,

Их книгам, таким нежданным,

По триста страниц в одной!

 

Везде им теперь дорога,

Везде им зелёный свет.

Всяк – гений за ради Бога,

И бред, что звучит убого,

Никто не сочтёт за бред.

 

А мы так устало пишем,

Так трудно, так мало пишем!

И даже, бывает, странно,

Что помнят порой о нас…

Какие-то звёзды ловим,

Какие-то бури слышим

И Родиной жадно дышим,

Как будто в последний раз…

 

 

Шахматы шагают по Земле

 

Даже век для человека – много.

Но для шахмат – разве это срок!..

Двухтысячелетняя дорога

Нас опять уводит на Восток –

 

В Индию, а может быть, и дальше,

К Золотому веку… Где-то там

Всё цветут без горечи и фальши

Времена, неведомые нам…

 

Ну, а если в будущность умчаться?

Неужели – пусто и мертво?

Нет, не верю в неизбежность часа,

Где прервётся жизни торжество!

 

Рвёт и мечет дикий ветер встречный,

Но и всё же, как ты не крои,

Вечна мысль – и ожиданье вечно,

Ожиданье Света и Любви.

 

Потому от Кубы до Памира

В час рассветный и в вечерней мгле,

Укрепляя в битвах дело мира,

Шахматы шагают по Земле.

 

 

Всё стало музыкой и словом

 

Взметнулась музыка – и голос

Унёс в неведомую даль…

Как будто сердце раскололось!

Но сердце не было мне жаль.

 

Как будто сердце раскололось –

Хрустально, сладостно, светло.

И то, что горестно боролось,

От сердца тотчас отлегло.

 

И в мире грозном и суровом

Тревог, сомнений и разлук

Всё стало музыкой и словом –

И тихо засветилось вдруг…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Свернуть