16 июня 2019  03:45 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА? № 45


Поэты Урала

 Людмила Татьяничева
 
Людмила Татьяничева
 
Людмила Константиновна Татьяничева родилась 19 декабря 1915 года в Ардатове (Мордовия) в семье сельской учительницы, Агриппины Степановны Татьяничевой и студента-медика. Мать была литературно одарённой женщиной: вела дневник, писала стихи. В 1919 году умирает отец. Мать с дочерью уехала учительствовать в село Хлыстовка Чамзинского района. В 1926 году осталась сиротой; жила на Урале у родственников отца. В 1931 году окончила школу-семилетку, пошла работать токарем на вагоностроительный завод. В 1932 году поступила в Свердловский институт цветных металлов В 1934 году прервав учёбу, приехала на строительство Магнитогорска, где её в 112-м «писательском» бараке приютила семья поэта Михаила Люгарина. Впоследствии об этом периоде своей жизни поэтесса напишет:

Там чуть не каждый мой сосед
Был журналист или поэт…
В рассветный час, в полночный час
В бараке том огонь не гас…

Работала в газетах «На рельсах гиганта», «Магнитогорский рабочий» и была участницей литературного объединения «Буксир». В том же году в журнале «Штурм» появились первые стихи Татьяничевой. Познакомилась со своим будущим мужем — тогдашним заведующим промышленным отделом газеты «Магнитогорский рабочий» Николаем Смелянским В 1934—1944 годах работала сотрудником редакции газеты «Магнитогорский рабочий» В 1941 году окончила Литературный институт имени А. М. Горького, вступила в КПСС. В 1943—1953 годах работала ответственным секретарём Челябинской писательской организации. В 1944 года в Челябинском книжном издательстве вышла первая книга стихов, «Верность». В 1945 году в том же издательстве вышла вторая книга, «Стихи». Вступила в Союз писателей СССР. В 1956—1958 годах работала собкором «Литературной газеты» по Уралу. В 1965 году переехала в Москву. В 1965—1975 годах работала секретарём правления Союза писателей РСФСР.
В 1971 году за книгу стихов «Зарянка» удостоена Государственной премии РСФСР имени А. М. Горького Скончалась 8 апреля 1980 в Москве после тяжёлой болезни. Похоронена на Кунцевском кладбище в Москве


Козы шли к водопою

Что творится со мною, 
Что со мною творится! 
Козы шли к водопою — 
Растеряли копытца. 
А еловые шишки 
Превратились в тюльпаны. 
Тургояк и Инышко* 
Разрослись в океаны. 
По тайге без дорожек 
Я иду, как по саду. 
Все на сказку похоже, 
Все похоже на правду. 
Сердце будто хмельное. 
Мне ночами не спится... 
Козы шли к водопою — 
Растеряли копытца. 

I960

Сыновья

Два хороших сына у меня.
Две надежды,
Два живых огня.
Мчится время по великой трассе.
У меня -
Две юности в запасе. 
Жизнь горит во мне, неугасима
У меня две вечности-
Два сына.

I960

* * *

Коль сердце и разум затеяли  спор, 
Не жди для себя добра. 
Любовь отгорит, как ночной костер, 
Едва дотянув до утра. 
Случается в жизни такая беда... 
Не сразу узнать нам дано, 
Что сердце и разум 
Сильны лишь тогда, 
Когда они заодно.

1960

После грозы

Своенравное, как море, 
В стороне от светлых дач, 
Дождь и ветер переспоря, 
Отдыхает Кисегач*.

Лишь о каменные глыбы 
Еле слышно волны бьют, 
Да серебряные рыбы 
Возле берега снуют.

Да смуглянке возле сходней 
Смотрит юноша в глаза. 
— Хорошо-то как сегодня. 
Я люблю, когда гроза...

Платье вымокло до нитки. 
Косы — темных два ручья.
— Ты откуда?
— Из Магнитки.
— Чья?
— Пока еще ничья!

Разговор их стал невнятен.
Тишина.
Но слышно мне,
Как выстукивает дятел
Телеграммы на сосне.

Я иду тропинкой узкой. 
Камни катятся, шурша. 
Красотою щедрой, русской 
До краев полна душа.

Через хвойные ресницы 
Смотрит солнце с высоты. 
...Этот край мне будет сниться 
Неотступно, словно ты.

1961

Гордые

Гордым — легче. 
Гордые —не плачут. 
Ни от ран,
Ни от душевной боли. 
На чужих дорогах не маячат. 
О любви, как нищие, не молят. 
Широко раскрылены их плечи, 
Не гнетет их зависти короста... 
Это правда — 
Гордым в жизни легче, 
Только гордым сделаться 
Непросто.

1961

Нет, не одинока

Есть несовместимые слова.
Например,
Невеста и вдова,
Засуха и ливень,
Снег и лето.
Но еще несовместимей это:

— Баю, баю, зорька моя, дочка...
Мать.
Не просто мать,
А одиночка!
Это кто-то выдумал жестоко.
Разве мать с ребенком
Одинока?
Материнство —
Радость, сила, почесть,
Выход навсегда из одиночеств!

1961

Ребенок

Маленький Антошенька,
Антон,
Свежесть яблока в этом имени. 
В мир,
Открытый со всех сторон, 
Смотрит он глазищами синими. 
Отразилось в его зрачках 
Солнце,
Свет и тепло дающее... 
Держит в крепеньких кулачках 
Мальчик Прошлое 
И Грядущее.

1961

* * *    

Я вглядываюсь в прошлое без грусти.
Оно мое.
И не мое уже.
...Живет девчонка в тихом захолустье,
Где все родное,
Все ей по душе.
Но май махнул ей веткою зеленой.
И вот среди разбуженных полей
Я вижу эту девочку влюбленной,
Доверчивой,
Веселой, 
Окрыленной,
Ей невдомек, что я слежу за ней. 
Ей невдомек,
Что будет в жизни густо 
Сомнений. 
И ошибок. 
И утрат... 
Кипят желанья. 
Вызревают чувства. 
Взрослеют мысли. 
А года — 
Летят!
Мелькают кадры вечной киноленты, 
То красочны, 
То стерты добела, 
Сгорают чувства, 
Но зато бессмертны 
Ими порожденные дела.

1962

* * *    

Неужели были лживы 
Наши прежние слова? 
Оба мы с тобою живы,
А любовь-
Любовь мертва.
Что ж случилось в самом деле? 
Неужель расстаться нам? 
Только как же мы разделим 
Сердце сына пополам?!

1963

Сон-трава

Очень плохо,
Когда не спится.
Ночь на дыбы становится.
Рыжей хитрой лисицей
Глядит на меня бессонница.
Опять она мне помешает
Увидеть тебя во сне.
Серебряная
Большая
Лунища в моем окне.
...Очень плохо,
Когда не спится.
Камнем от дум голова.
А где-то в урманах
Таится
Волшебная сон-трава.
Всю ночь,
До восхода солнца,
Чтоб людям прибавить сна,
В лиловые колокольца
Беззвучно звонит она.

1963

Дорога

Мы с тобой, дорога, квиты! 
Ты вела меня, вела 
Через черные граниты, 
Где и вьюга не мела. 
Через луг осеребренный, 
Через радугу-дугу. 
Лишь у пропасти бездонной 
Ты сказала:
— Не могу! 
И тоскою человечьей 
Душу мне ты потрясла. 
Я взяла тебя за плечи 
И над бездной пронесла.

1965

Суровый танец

И на току,
И в чистом поле
В войну я слышала не раз:
— А ну-ка, бабы, 
Спляшем, что ли! 
И начинался сухопляс. 
Без музыки.
Без вскриков звонких, 
Сосредоточенны, строги, 
Плясали бабы и девчонки, 
По-вдовьи повязав платки. 
Не павами по кругу плыли, 
С ладами чуткими в ладу. 
А будто дробно молотили 
Цепями горе-лебеду. 
Плясали, словно угрожая 
Врагу:
— Хоть трижды нас убей, 
Воскреснем мы и нарожаем 
Отечеству богатырей! 
Наперекор нелегкой доле, 
Да так, чтобы слеза из глаз, 
Плясали бабы в чистом поле 
Суровый танец — 
Сухопляс.

1965

Высокие полдни

Есть особая прелесть 
В стоцветье заката. 
Есть спокойная гордость 
В молчанье полей... 
Кто не знает,
Какою была ты когда-то, 
Пусть посмотрит хоть раз 
На твоих сыновей. 
Сыновья у тебя — 
Как высокие полдни. 
И душою светлы. 
И добры. 
И сильны...
Чтобы вырастить их,
Ты ходила голодной,
Замерзала
На страшных кочевьях войны.
...Даже, если осенний свежак
На свободе,
Перед нами все те же
Земные пути...
Красота не уходит.
Она переходит,
Было б только к кому
Красоте перейти!

1966

Зимние строфы

Говорили: зима суровая — 
Белокосая северянка. 
А пришла она хвойнобровая, 
Разудалая, как цыганка! 
У нее все наряды— 
Новые.
Шали яркие, нелинючие. 
Снегопады лепестковые. 
Губы жаркие. 
Ветры жгучие...
То ль к весне зима 
Бьет по льду лещом? 
То ли я сама 
Молода еще?

1967

* * *

Когда любовь — 
Подобье плена, 
Когда она—
Глухой тупик, 
То отреченье не измена, 
А избавленье от вериг. 
...Омоет ветер реактивный 
Твою судьбу со всех боков, 
Возникнут, как мотив старинный, 
Седые копны облаков. 
И ты,
На грани тьмы и света, 
Начнешь все с чистого листа. 
Земля -
Погасшая планета. 
И все-таки она — 
Звезда!

1967

Мой возраст

Мне нравится мой возраст. 
Так просторно 
В лесу осеннем, 
Так отчетлив путь, 
Что даже года— 
Это непритворно — 
Я в прошлом 
Не хочу перечеркнуть. 
Ведь каждый год 
По-своему мне дорог. 
Он неотрывен от моей судьбы. 
В нем ветер века. 
Вспыльчивый, как порох, 
В нем кровь моя— 
Живая кровь борьбы! 
И, память
Невозвратностью тревожа, 
Звучат шаги 
И музыка его... 
Металл застывший 
Переплавить можно, 
А в прошлом — 
Не изменишь ничего! 
Да и к чему?
Мне нравится мой возраст. 
И мысль ясна, 
И взгляд еще остер.
Лучей осенних собираю хворост,
Чтобы высокий
Распалить костер.

1967

Рыжая девушка

Хорошо на острых лыжах 
Ей пронизывать леса! 
Ноги быстры. 
Кудри рыжи. 
Зелены ее глаза. 
Разогнав шальные вьюги, 
Солнце движется за ней, 
Грея зябнущие руки 
В рыжем пламени кудрей.

1968

Спящий ребенок

Нет ничего доверчивей ребенка,
Когда он спит,
К твоей груди припав.
Его дыханье трепетно и тонко,
Оно нежнее,
Чем дыханье трав.
Как шар земной наш
С матерью-вселенной,
С твоей судьбой он нераздельно
Слит...
Комочек жизни,
Теплый и бесценный,
Так сладостно
Мне руки тяжелит...

1970

* * *

Пылающих туч гряда, 
Похожих на корабли. 
Это горят города
Чьей-то большой любви. 
Грома сухой раскат 
Бьет,
Как электроток. 
Это не просто закат, 
А чьей-то судьбы 
Итог.
...Звонких лучей провода 
Над утренним Иртышом. 
В небе
Растут города 
Чьей-то любви большой. 
За первой зарей вослед 
Солнце шагнуло в лог. 
Это
Не просто рассвет, 
А чьей-то судьбы 
Пролог!

1970

* * *

Любовь без страсти — 
Это дружба. 
Страсть без любви — 
Почти вражда. 
Ей все,
Чем жил доныне, 
Чуждо. 
Ей мысль, 
Ей боль твоя 
Чужда! 
Страсть, 
Даже долгая, 
Мгновенна, 
Как взрыв,
Что рушит 
корабли. 
...Мы славим, 
Преклонив колена, 
Единство страсти 
И любви!.. 
Союз любви... 
С какою силой, 
Надеждой, 
Верностью живой 
Мы говорим любимым:
«Милый», 
«Люблю», 
«Твоя», 
«Навеки твой»...
И убеждать себя 
Не нужно,
Что нам такая речь 
Чужда.
.  .  .  .  .  .  .  .
Любовь без страсти — 
Это дружба. 
Страсть без любви — 
Почти вражда.

1971

Ириски

Все это было в самом деле. 
В войну
В приволжском городке 
Погиб ребенок при обстреле 
С ириской
В смуглом кулачке. 
И мать,
Не только в 
годовщину, 
Все эти тридцать 
Долгих лет 
Приносит на могилку сыну 
Кулечки простеньких конфет: 
Отмерив путь, 
Теперь неблизкий, 
У вечной памяти в плену, 
На чистый дерн 
Кладет ириски 
Она ребенку своему.

1972

Женская сила 

Наталье Кончаловской

Сила без нежности — 
Грубо.
Нежность без силы -
Бескрыла.
Врачуя, творя и голубя,
Действует женская сила.
В песни, в пословицы входит.
И если сказать открыто,
Она на земле верховодит
Не только в стихиях быта.
Добрей нашей силы нету.
И нет ее терпеливей.
Стремимся
Мы нашу планету
Взрастить и сделать
Счастливой.
Мы — большая часть народа,
С детства усвоили твердо:
Отчизна,
Земля,
Свобода —
Тоже женского рода!
С упорством неодолимым
Зреет в нас жизни завязь.
И даже в любви
К любимым
Нам сила нужна,
Не слабость!

1972

Мадонна

Наперекор
Изменчивой молве
Художники
Прославили в веках
Не девушку
С венком на голове,
А женщину
С младенцем на руках.
Девичья красота 
Незавершенна:
В ней нет еще 
Душевной глубины. 
Родив дитя, 
Рождается мадонна. 
В ее чертах 
Миры отражены.

1973

***

Как иголку
В стоге сена,
Я ищу в дали туманной
Ту звезду,
Что неизменно
Посылала свет свой
Странный.
Мне казалось,
Что не очень
Я звездою дорожила.
Отчего же этой ночью
Без нее мне
Все постыло?
Тонкий луч ее зеленый
Все ищу я,
Беспокоясь,
Что из глуби отдаленной
Не подаст она мне голос...

1973

* * *

Да здравствует святое безрассудство,
Свободное от выгод и вериг,
Когда и мысли,
И дела,
И чувства
Неповторимый обретают лик.
Он — непривычен.
И не сразу ясен.
Глупцов,
Ханжей
Он повергает в дрожь.
Но приглядитесь:
Этот лик прекрасен.
На детство первозданностью
Похож!
Давно ли называли безрассудством
Любовь,
Что отвергает берега?
И страстное служение искусству,
Связующему страны
И века?

1973

Стихи о матери

В моем дому 
Есть хитрое окно. 
Глядеть в него 
Лишь мне одной дано. 
Для остальных 
И нет того окна:
Стена,
Всего лишь белая стена.
Когда все спят,
Я створки распахну,
Увижу четко
Девушку одну. 
Она плывет 
В вечерней синеве. 
Цветной платок 
На русой голове. 
Зачем ей знать, 
Что через много дней 
Я буду жадно 
Наблюдать за ней! 
В тревоге замирать:
— Не оступись,
Не оброни —
В твоих ладонях жизнь
Твоя, моя
И сыновей моих,
А если дальше,
То и внуков их!
Но девушке
Все это ни к чему.
К любимому торопится,
К тому,
Кто так пригож
И нравом,
И лицом,
Кого я позже
Назову отцом.

1974

* * *

Одиночество звезд?
Но, минуя разлуку,
Звезды могут лучом
Прикоснуться друг к другу.
Может каждая
Всех своих дальних сестер
Отыскать
И в душевный вовлечь
Разговор...
Ни измены,
Ни ложь,
Ни обвалы обид —
Их сближенью мешают
Границы орбит.
Потому-то меня
И волнуют до слез
Одинокие судьбы
Людей,
А не звезд.

1977

На катке

Каток провинциальный 
Среди снегов и вьюг. 
Пластинкой музыкальной 
Мне льда казался круг. 
Мохнатые снежинки 
Роились надо мной. 
По ледяной пластинке 
Скользила я иглой. 
Мелодий нежных звуки 
Лились со всех сторон. 
А ты, раскинув руки, 
Летел за мной в догон.

1977

* - озера на Южном Урале
Свернуть