18 января 2019  19:06 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
История

 
Светлана Логинова

Бандитский Ида-Вирумаа
 
 

Глава 4: Героиновый "пирог"


Игорь Гузаиров

В 1997 году в Эстонию пришла героиновая чума, быстро захлестнувшая не только Ида-Вирумаа. Суперприбыли от торговли героином не шли ни в какое сравнение с доходами от проституции, “металлического” бизнеса, торговли оружием. Это стало определяющим в выборе дальнейшего пути преступных группировок, лидеры которых быстро наладили контакты с поставщиками “белой смерти” с Востока. Значительная часть героина, идущего транзитом из бывших южных республик СССР на Запад, оседала в Эстонии. Но Эстония - не безграничная Россия, поэтому в скором времени между группировками началась жесточайшая война за рынки сбыта. 

Жертвой передела сфер влияния пал и Игорь Гузаиров – один из самых верных и жестоких членов банды Сачуков, освободившийся из зоны раньше Василия Сачука. 

... Гузаиров оказался на свободе без денег, а жить хотелось на широкую ногу: чтоб и машина была красивая, и бары с обильной выпивкой и закуской, поэтому он сразу начал активные поиски средств к существованию. Самую безбедную жизнь ему сулила наркоторговля. Говорят, Гузаиров спросил у Сачука, стоит ли ему лезть в наркобизнес. Лидер группировки высказался против, но выбор оставил все-таки за Гузаировым. Тот решился. И попал в самую гущу разборок за передел сфер влияния среди наркодельцов. 

Но самой первой в этой жестокой войне меж ОПГ была убита – ее задушили - обычная наркодилерша Светлана Фюкова, не внявшая предупреждениям конкурентов бросить героиновый бизнес. В организации ее смерти полиция подозревает Валентина Родичкина, который, по сведениям преступного мира, явился к Светлане домой с наемным убийцей.
 
 
Автомобиль Валентина Родичкина с пулевыми отверстиями,
 
Затем у входа в бильярдный бар «Менго» два киллера буквально в упор расстреляли садившегося в машину Родичкина. Убийство организовал Игорь Гузаиров, ожидавший киллеров в автомобиле неподалеку от места преступления. Сам Гузаиров оказался третьей по счету жертвой. Его схватили в Йыхви, рядом с лютеранской церковью. Братки, приехавшие на захват Гузаирова на автомобиле «БМВ», за рулем которого сидел близкий друг погибшего Родичкина Эдуард Берзин (кличка - Индюк), обманом заманили Игоря Гузаирова в салон машины, где и расстреляли. После расправы пришлось заделывать дыру в обшивке «БМВ». Труп Гузаирова так и не был найден. Известно лишь, что убитого вывезли в лесной массив и закопали.
Центральная криминальная полиция задержала Берзина по подозрению в соучастии в убийстве Гузаирова, однако добиться каких-либо показаний от задержанного полиции не удалось, и его отпустили.
Кровавые междоусобицы из-за дележа героинового “пирога” то усиливались, то утихали, достигнув апогея в августе 1999 года, когда, освободившись из заключения двумя месяцами раньше, на свободу вышел Александр Митрохин, известный в криминальных кругах под кличкой Дед. Из своих неполных пятидесяти лет он отсидел за решеткой в общей сложности более тридцати. Дед – полный отморозок, неопрятный внешне, недалекий и кичливый, не признававший никаких авторитетов, - быстро сколотил вокруг себя банду молодняка, решив заняться наркобизнесом. Он не учел одного – для этой сферы преступной деятельности недостаточно иметь ствол и, размахивая им на каждом углу, орать, что он расправится со своими противниками. В таком деле, как наркобизнес, нужны еще и мозги, а их у Митрохина не было. 

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ

По выходе на свободу Дед не скучал. Буквально черед пару недель после освобождения он устроил в Кохтла-Ярве, на крыльце бара “Мария”, расположенном на улице Калеви, разборки по-дедовски - с оружием и угрозами. Причина разборок – выяснение отношений с сыном владелицы бара Валентином Родичкиным. По мнению осведомленных источников из полиции и криминальных кругов (в данном случае их точки зрения совпали), причиной шумного, со стрельбой, скандала могла быть попытка со стороны Деда установить «крышу» над увеселительным заведением, имевшем в городе недобрую славу. Плохая репутация закрепилась за «Марией» после убийства на крыльце бара молодого мужчины, которого прикончили прямо на глазах у массы свидетелей. Кроме того, многим было известно, что в баре ошиваются молодые проститутки, подливающие попавшимся на крючок подвыпившим клиентам клофелин.
Дед наехал* на Родичкина, известного в преступном мире под именем Валек. Он обвинил его в убийстве в мае 1998 года Анатолия Сироткина, последнего лидера “жесткой руки”. Наехал с присущим его шумом – выкрикивая угрозы, размахивая стволом. Прибывшая по звонку кого-то из посетителей бара, полиция схватила Родичкина на предмет дачи показаний, но Валек отказался писать заявление. Ответом на все вопросы была улыбка до ушей и молчание.
Хорошо знавшие необузданный нрав Деда, деятели криминального мира сразу поняли, что вслед за этой попыткой Деда пробить себе любым путем источники существования последуют и другие, и предсказали, что одна из них закончится для него трагически. Они не ошиблись.
В мае 1999 года, незадолго до гибели Деда, была взорвана “Тойота Карина” самого серьезного регионального авторитета Александра Конюхова (Конюх), считавшегося преемником Сироты.
...Замечательным майским утром Конюх направился к своей машине, припаркованной по договоренности с начальством на территории спасательного департамента, расположенного примерно в двухстах метрах от Йыхвиского отделения полиции. Едва авторитет повернул ключ зажигания и нажал на педаль газа, как прогремел взрыв. Взрывное устройство большой мощности, начиненное аммонитом и заложенное под днище “Тойоты” искорежило автомашину до неузнаваемости. Сам Конюх чудом выжил, хотя и остался инвалидом – ему ампутировали обе ноги.
Спасла Конюха открытая дверца, в которую его в буквальном смысле слова вышвырнуло из автомобиля. До сих пор неизвестно, кто пытался покончить с Конюхом, но говорили, что после взрыва Дед по пьяному делу хвастал, что взрыв – его рук дело. 
 

Машина Александра Конюхова после взрыва

 
После расправы с Александром Конюховым Дед неожиданно затих. Возможно, до него дошло, что, показав себя, надо на какое-то время угомониться. Митрохин успокоился и начал разгуливать по улицам города без охраны. Надеялся, видно, на свою неприкосновенность, но просчитался. Авторитетом в преступном мире он не пользовался, к тому же сильно досаждал своей отмороженностью и склонностью к непредсказуемым поступкам. Его надо было убрать…
Убили Александра Митрохина 17 августа 1999 года. Около одиннадцати часов утра в центре Кохтла-Ярве, примерно в десяти метрах от здания мэрии, раздались автоматные очереди. Свидетели, чудом не угодившие под пули, сообщили полиции, что проезжавший мимо автомобиль серого цвета (то ли “Ауди 100”, то ли “Форд”) остановился возле группы мужчин, среди которых был и Дед. Из салона автомашины выскочил мужчина в маске и начал стрелять. Двое попутчиков Митрохина рванули в разные стороны. Один - по направлению к ресторану “Трилобит”, на стене которого остались следы от пуль, другой - в противоположную, к магазину “Таллиннский”. На месте остался лишь тот, за кем охотились наемные киллеры – Александр Митрохин.
…Раненый Дед упал на траву. Киллер спокойно подошел и хладнокровно выпустил в него еще одну автоматную очередь. Сидевший в автомобиле мужчина - в маске, скрывавшей лицо, и свисавшими из-под нее на плечи длинными белыми волосами (очевидно, в парике, чтобы сбить следствие с пути) – дождался, когда напарник покончит с Дедом. После этого они уехали. Спустя час после убийства, в 11 часов 45 минут, в деревне Арвела, что расположена в трех километрах от Кийкла (близ Мяэтагузе) был обнаружен сожженный “Форд Сиера”. Как выяснилось позже, госномер автомобиля принадлежал «Запорожцу» некоего Мухина из Йыхви, а не «Форду». «Форд» же числился в угоне.


Арвила

 
 
За сутки до убийства Деда полицейские из Ийзаку задержали этот «Форд» и взяли показания с находившихся в его салоне мужчин, которых после допроса… отпустили на свободу. Ночью автомобиль, оставленный у Ийзакуского отделения полиции, был угнан. Кем – не известно.
Не отрицая версию убийства Деда за его «художества» на воле, нельзя сбрасывать со счетов и другую версию: не исключено, что Деда убили за какие-то старые, тюремные грехи. Рассказывали, что Митрохин своими задолбами настолько достал всех на зоне, что ему приходилось периодически ложиться в больничку*. Достоверно известно, что за три недели до выхода на свободу Дед, опасаясь покушения на свою жизнь, снова загасился в больничке. По слухам, он в очередной раз не поладил с кем-то из тюремных авторитетов. Чтобы его не грохнули прямо в зоне, начальству пришлось вывозить Деда тайком, ночью, на специально присланной для этого машине.
Полиция, приехавшая на место убийства Митрохина, обнаружила восемь пустых гильз, еще семь гильз отыскали в траве вездесущие пацаны, бывшие свидетелями расстрела Деда. Когда киллеры уехали, посторонняя женщина подошла к убитому и закрыла ему глаза. Но до этого к Деду подбежала молодая девица – Ирина, и, упав перед ним на колени, стала рыдать. Она же его и хоронила. Эта девица – дочь убитой наркоторговки Елены Эрлих, красивой аферистки, которая сожительствовала с Митрохиным и возила ему в тюрьму деньги и передачки. Однако делала она это не из соображений альтруизма. Им-то Елена как раз не страдала.
Эта особа прославила себя тем, что хитростью и обманом выманивала у людей деньги. Нет-нет, не гаданием в карты. Она брала деньги в долг, обещая вернуть с процентами. Я немного знала Эрлих и помню, с каким внутренним убеждением и непоколебимой честностью в глазах она чревовещала о каком-то своем прибыльном бизнесе, который надо развивать. Все это, безусловно, было чистой ложью. Враньем во имя обмана же. Эрлих никогда и никому не собиралась возвращать долги. Но ей верили! И давали взаймы.
Аферистка собрала со знакомых и приятелей свыше полумиллиона крон. Жила она припеваючи, ни в чем себе не отказывала, но понимала, что рано или поздно хорошая жизнь закончится. Найдется заимодавец, который начнет трясти ее, как грушу.
Шашни с Дедом Эрлих завела не только для того, чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей с кредиторами. Ей, кроме этого, нужна была крыша для наркобизнеса, которым она занялась самостоятельно, не согласовав это с теми представителями криминального мира, которые поделили рынок сбыта меж собой. Полиция предполагала, что рано или поздно какая-нибудь наркогруппировка прикончит Елену Эрлих, но смерть нашла ее раньше, чем ожидалось. Мошенницу застрелили в однокомнатной квартире, которую она использовала как подпольный притон для торговли левым алкоголем и наркотиками. К сожалению, вместе с ней были убиты и невольные свидетели убийства – две женщины и один молодой мужчина, компаньоны Эрлих по бизнесу.
Киллер настолько мастерски прикончил из пистолета «ТТ» Елену и свидетелей, что у полиции появилась версия о наемном профессионале высокой квалификации. Позже выяснилось, что мошенницу-наркоторговку убил собственный муж, человек, безумно любивший ее и прощавший Эрлих любые выкрутасы. Все, кто знал мужа Елены, очень хорошо отзывались о нем. Даже полицейские, занимавшиеся расследованием преступления, сожалели о том, что ему придется идти в тюрьму. Что же касается меткости выстрелов, говорящей о профессиональных навыках обращения с огнестрельным оружием, то эти навыки он приобрел во время прохождения срочной службы в десантных войсках.
 
КОНЮХОВ И ЦИТТЕРКОПФ

Имя первого знакомо многим. Александр Конюхов начинал свою преступную деятельность вместе с Сергеем Сачуком и Василием Климовичем. Климовича считают наемным киллером, услугами которого пользуются бандиты. После трагедии, лишившей Александра Конюхова обеих ног, полиция рассчитывала, что он не сможет руководить группировкой, но ошиблась. Он по-прежнему оставался (и остается по сей день) одной из самых видных фигур в криминальном мире Ида-Вирумаа. 
 

Александр Циттеркопф он же - Рейнхольд Ермолаев
 
 
…В апреле 2000 года в Ида-Вируском уездом суде рассматривали наркодело о большой партии амфетамина, оптовая стоимость которого составляла почти триста тысяч крон. Один из подсудимых – Александр Конюхов – был оправдан, а второй – Александр Циттеркопф – приговорен к двум годам тюремного заключения.
По стройной и логичной версии полиции, изложенной в обвинительном заключении, Конюхов и Циттеркопф решили совместно провернуть одну наркосделку. С этой целью 8 июня они встретились на автозаправочной станции в Йыхви, и Конюхов передал Циттеркопфу полиэтиленовый пакет с амфетамином. Последний спрятал пакет в багажнике своей машины. И тут оба заметили ведущееся за ними оперативное наблюдение с использованием видеокамеры. Циттеркопф и Конюхов поторопились отъехать от бензозаправки, но были задержаны полицией.

Несмотря на столь красивую версию и тот факт, что спецоперацию вели профессионалы высочайшего класса из ЦКП, дело в суде рассыпалось. Один из самых интересных эпизодов в уголовном деле - момент передачи наркотиков - никто из участвовавших в операции полицейских не смог подтвердить в суде. Мало того, оказалось, что даже на видеопленке этот эпизод – самый важный в деле - не зафиксирован! Но и это еще не все проколы следствия. До сих пор не ясно, где был задержан Циттеркопф. В материалах дела точное место задержания не указано, а сам Циттеркопф утверждал в суде, что успел съездить в поселок Тойла и был задержан командой «К» уже на обратном пути в город. Короче, белых пятен слишком уж много, чтобы уложить их в понятие «случайность»...

Итак, начнем с Александра Циттеркопфа. Чтобы как-то объяснить наличие в багажнике амфетамина, Александр изложил следствию несколько версий, по одной из которых он пользовался чужим автомобилем и не знал, что его владелец хранит в багажнике. По другой - пакет с наркотой принадлежал убитому Анатолию Сироткину, по предсмертной просьбе которого он должен был взять пакет и передать неустановленному следствием лицу, имя которого Циттеркопфу назвал Сироткин. И, наконец, по третьей версии, Циттеркопф ехал с амфетамином, чтобы передать партию в несколько сот тысяч крон… Центральной криминальной полиции. Для того, чтобы оформить явку с повинной! Скажете – бред сивой кобылы и окажетесь не правы – просто фантазия у человека бескрайняя и воображение беспредельное... Но доля правды в отношении ЦКП в его словах есть.

Во время судебного процесса Циттеркопф сказал мне, что в тот день он четырежды звонил одному сотруднику ЦКП, но слышимость была плохая и разговора не получилось. Он не солгал – звонки зафиксированы в материалах дела. Но они не являются доказательством того, что он ехал сдавать наркоту. Тем более, что при задержании у него не нашли заявления, о котором он, имея при себе такое количество амфетамина, должен бы был побеспокоиться заранее. По логике…

Но в данном случаем о логике лучше забыть. До сих пор не понятно, как в багажнике циттеркопфовской “Ауди 80” оказалось такое количество амфетамина? Кто и когда положил туда наркотик? Вряд ли это сделал сам Александр Циттеркопф, потому что проведенная экспертиза не обнаружила на пакете отпечатков его пальчиков. 

Сотрудники полиции показали в суде, что еще 4 июня получили информацию о том, что 8 июня с пяти до шести часов дня на автозаправке должна состояться передача крупной партии амфетамина. По всему выходит, что эти сведения мог сообщить полиции либо информатор, либо… сам Циттеркопф, который в суде полностью отрицал, что получил от Конюхова наркотики.

Что оставалось делать суду? Все сомнения, как известно, трактуются в пользу подсудимого. Раз на пакете нет отпечатков пальцев Циттеркопфа, но есть один-единственный отпечаток большого пальца Александра Конюхова (да и то на внутренней стороне запаянного полиэтиленового пакета - как он туда попал, одному Богу вестимо!), дело начало разваливаться прямо на глазах.

Конюхова оправдали вчистую, Циттеркопф – другое дело. Как ни крути, а наркоту нашли в его автомобиле, и подсудимый так и не смог дать следствию однозначного ответа на вопрос: «Как амфетамин оказался в багажнике?». Буйная фантазия и хорошо подвешенный язык не спасли его от тюрьмы, хотя Александр Циттеркопф стопроцентно был уверен в оправдательном приговоре, заявив мне по окончании судебного следствия, что скоро окажется на свободе.

Увы, он сильно заблуждался. Циттеркопфа приговорили к двум годам тюрьмы, добавив в качестве довеска два с половиной года неотбытого наказания за вымогательство и подделку документов. После оглашения приговора Александр Циттеркопф был в шоке…

В следующий раз мы встретились с ним в тюрьме. Мне хотелось кое-что выяснить по делу с амфетамином и узнать, если удастся, почему он загасился в Эстонии, и чем запятнал свое реноме в российских криминальных кругах, которые, по слухам, очень усердно разыскивали беглеца. Не менее прочего меня интересовала блестящая афера с поставкой в Эстонию белорусских тракторов, в которой фигурировало имя сынка одного из министров Белоруссии. 

Гарантии в том, что Циттеркопф, пригласивший меня на разговор в тюрьму, пойдет на откровенность, разумеется, не было, но я отправилась на встречу и узнала много интересного. 

ПРИЗРАК ВО ПЛОТИ

Един во всех лицах. Это – про Циттеркопфа. Он - Руслан Молдыевич Сайдулаев (12 декабря 1955 года рождения), он же – Александр Георгович Циттеркопф, а еще – Руслан (Рейнхольд) Ермолаев (13 января 1946 года рождения). Сайдулаев – фамилия отца, Циттеркопф – фамилия матери. Третья фамилия принадлежит нарвитянину, паспортом которого пользовался мошенник. В жилах Руслана-Александра-Рейнхольда играет гремучая смесь немецкой и чеченской крови.

Он появился в Эстонии в середине девяностых годов и был известен в своей среде под кличкой Циклоп. В свое время Александр жил в Краснодаре. Будучи полностью уверенным, что я «проглочу», не проверяя, его легенду, Циттеркопф представился мне как положенец Краснодарского края, державший общак. Говорил долго, убедительно и интересно. На самом деле Циттеркопф никогда не был положенцем, а представлял собою типичного афериста, но высокого класса – из разряда авторитетов. Наследив в Краснодаре, он дал деру в Москву, где его тоже чуть не грохнули за какие-то делишки. Кто желал его смерти, достоверно не установлено. ЦКП считает, что криминальный мир, но последний, насколько мне известно, открещивается от этой версии. Представители российского криминального мира поговаривают о том, что Циттеркопф умыкнул у спецслужб какой-то важный архив, благодаря которому он жив по сей день.




В руках Натальи Циттеркопф свидетельство о смерти мужа Александра в Чечне.
 

Попав в Эстонию, он, благодаря своей хватке, быстро стал подниматься вверх по криминальной лестнице. Недаром его считают одной из ключевых фигур преступного мира Ида-Вирумаа. Он обладает удивительным красноречием, изрядной долей интеллигентности, даром убеждения и абсолютным чутьем на приближающуюся опасность. В последнее время он ходил, по словам знающих его людей, в окружении двух наемных киллеров - Юры и Сережи. Дуэт сопровождения, оберегающий хозяина от слишком докучливых лохов*, Циттеркопфу любезно предоставил Таллиннский авторитет Валера Кот. Циттеркопфа поддерживал нарвитянин Сергей Федоров, бывший сотрудник Нарвской префектуры полиции, а затем - Полиции безопасности. Федоров живет ныне в Финляндии и имеет в центре Хельсинки свой мебельный магазин. 

Сергей Федоров – фигура неординарная. По словам его бывшего начальника Валерия Кивисельга и сослуживцев, он был толковым полицейским, неглупым, расторопным, исполнительным. Одна беда – слишком уж близко контачил с криминальным миром. Настолько близко, что эти контакты никак не укладывались в схему сбора оперативной информации.

Во время беседы в тюрьме Циттеркопф (под этим именем он проходил по уголовным делам в Эстонии, под этим же именем был осужден и находится в настоящее время в заключении) признался, что перебраться в Эстонию ему помог Александр Конюхов. Будучи поразительно коммуникабельным и бесконфликтным человеком, Циттеркопф (настоящего имени Циттеркопфа, я уверена, не знали его ближайшие партнеры по криминальному бизнесу – для них он был Русланом Ермолаевым) умудрился официально числиться в группировке Деда.

На самом деле Циттеркопф, пользуясь ограниченностью Митрохина и зная сумасшедший характер и полную обезбашенность Деда, просто использовал его в качестве «крыши». Такая крыша как нельзя лучше играла на руку Циттеркопфу, потому что в случае наезда всегда можно было прикрыться именем Митрохина, слывшего за отморозка, хватающегося за ствол по любой причине и без оной. Циттеркопф даже пересылал Деду в тюрьму деньги, чтобы при случае, если таковой представится, Митрохин убрал бы любого, кто попытается помешать планам Циттеркопфа, а, вернее... Сергея Федорова, умело руководившего его действиями. Кое-кто из авторитетов уверен, что Федоров вел Циттеркопфа по жизни и держал его под колпаком. Не исключено, что Сергей был в курсе исчезновения архива, о котором ходят слухи среди братков.

Кроме того, что скрывавшегося в Эстонии Циттеркопфа разыскивали - то ли преступный мир России, то ли КГБ, - он был объявлен еще и во всесоюзный розыск. Говорили, что за соучастие в убийстве. Розыск был прекращен, когда жена Циттеркопфа предоставила правоохранительным органам России справку о смерти мужа, погибшего в Чечне. В результате детально продуманного сценария – с опознанием и похоронами - жена “убитого” стала получать пенсию по потере кормильца. А сам кормилец, живой и невридимый, вынырнул, как вы уже догадались, в Эстонии. 

…В Йыхви, а затем в Нарве энергичный деловой мужчина – Рейнхольд Ермолаев, «двойник» настоящего безработного нарвитянина, так и не сумевшего объяснить полиции, каким образом его паспорт оказался у Циттеркопфа. При встрече в тюрьме последний признался, что платил настоящему Ермолаеву за “аренду” паспорта пятьсот крон ежемесячно. Полиция почему-то сказала мне, что настоящий Ермолаев – безработный и чуть ли не бомж. На самом же деле «оригинал» работал бухгалтером в фирме «двойника» - новоиспеченного лже-Ермолаева. 

Прожив в Эстонии какое-то время, Циттеркопф помог нелегально проникнуть в страну – попытка удалась лишь с третьего захода – своим жене, дочери и сыну. Чтобы не вызывать подозрений, супругу он “выдал замуж”, обеспечив ей фиктивный брак. Сам тоже женился, но уже по-настоящему, на молодой женщине, родившей ему ребенка.

Преступная деятельность Циттеркопфа-Ермолаева в Эстонии началась с подделки паспорта. Кроме смены фотографии, лже-Ермолаев подделал и водяные знаки (высший пилотаж, хотя не исключено что все это делал не сам Циттеркопф) и получил по этому паспорту водительские права (попадаясь за нарушения правил дорожного движения, лже-Ермолаев называл адрес своего двойника).

В январе 1997 года лже-Ермолаев, используя поддельную ксиву, заявился в один из йыхвиских магазинов и, представившись директором фирмы «Маклео» (Macleo), приобрел три мобильных телефона на сумму двенадцать тысяч крон. Вместо наличных он вручил представителям торгующей телефонами фирмы (они и во время следствия были уверены, что Циттеркопф являлся директором – вот, что значит - уметь подать себя!) доверенность, по которой товар должны были оплатить в течение пятнадцати дней. Деньги, естественно, не перечислены и поныне… 

Слева направо - Раухияйнен, второй Кивиоя, четвёртый Кайва.

Примерно через неделю после аферы с телефонами Александр Циттеркопф провернул еще одно дело: разработал и осуществил план похищения большой партии леса. В качестве помощников он взял с собой известных в криминальной среде Александра Кайва, Владимира Раухияйнена (кличка Рахит) и Антона Кивиоя, и вместе с ними уговорил водителя лесовоза вывезти лес, не поставив последнего в известность, что лес – ворованный.

...Немного о помощниках Циттеркопфа. Все они – из бывшей группировки Сироты, а после смерти лидера перешли под крыло сачуковской ОПГ. Самая колоритная фигура из троицы – Раухияйнен, который осенью 1999 года во время бандитской стрелки был ранен в живот, но выжил. Во время задержания у него изъяли пистолет «ТТ», а при обыске на квартире – боевую гранату РГД-5 и самодельное приспособление для стрельбы в виде ручки. В настоящее время Рахит, по сведениям из криминального мира, является правой рукой Василия Сачука.

На беду Циттеркопфа в ту же самую ночь, когда он наметил кражу леса, настоящий хозяин послал вывозить бревна своего водителя. Но Циттеркопф не растерялся. Хозяина вызвали в лес и заставили отдать водителю распоряжение вывезти бревна туда, куда укажут похитители. «Лесная» операция Циттеркопфа обернулась для владельца леса ущербом в семьдесят пять тысяч крон.

Однако все эти художества – бледные цветочки на фоне двух блестящих афер - с белорусскими тракторами и рамками для фотографий, - благодаря которым в кармане Циттеркопфа осело, по приблизительным подсчетам, более полутора миллионов крон. Первая из них - непревзойденная по изощренности афера с нарвским цехом по выпуску деревянных багетов (рамок для картин и фотографий). Полиция отказалась давать комментарии по этому делу. Вероятно потому, что оно было спущено на тормозах. 

До сих пор не понятно, на каком основании цех, принадлежащий отделу культуры и образования Нарвской горуправы, отдали Владимиру Филимонову - гражданскому мужу одной влиятельной нарвской особы, - быстро нашедшему общий язык с Циттеркопфом. Смысл «багетного» мошенничества заключался в том, что новое руководство цеха занялось поисками инвестора, готового вложить деньги в развитие производства. Найденные десять тысяч долларов «случайно» взял под отчет Филимонов и так же «случайно» передал их Циттеркопфу. Инвестор, которого они кинули по полной программе, чуть не повесился, а разоренный цех... благополучно вернули городским властям.



Член банды Сачуков - Кайва
 
 
Вторая афера – гениальная по своей простоте и размаху сделка с белорусскими тракторами, сценарий которой, как я думаю, имея отдельные разрозненные сведения, придумал не он, а все тот же Сергей Федоров, сотрудник Полиции безопасности. Но, предупреждаю, насчет Федорова - лишь мои предположения. Идея сделки состояла в том, что крупный тракторостроительный завод в Белоруссии продал в Эстонию десять новеньких, прямо с конвейера, тракторов, которые, кстати, и до сих пор благополучно бороздят эстонские пахотные земли. Тракторы были получены, а вот денежки в сумме свыше миллиона крон до поставщика так и не дошли. Через западные банки (вероятно, через швейцарские), они были переведены не в Белоруссию, а в Эстонию. Большая часть денег осела, по моим сведениям, в кармане главного организатора аферы, живущего ныне в Финляндии. Часть была распределена Циттеркопфом среди членов бригады, осуществлявшей техническую часть сделки.

Итак, афера с тракторами (уголовное дело по которой тоже было спущено на тормозах) прошла без сучка-без задоринки, деньги были получены. И вот тут-то и началась катавасия. Бригада, занимавшаяся самой черной работой, узнала, что Александр Циттеркопф не доплатил им триста тысяч крон. Деньги эти, как заявил он сам, пошли Деду. Циттеркопф представил дело так, будто Дед потребовал деньги за крышевание, и другого выхода, кроме как отдать Митрохину требуемую сумму, не было. Он действительно отправил Деду в тюрьму немалую сумму, а эти триста тысяч просто замылил. 

Но браткам было не успокоиться – какая им разница, куда ушли деньги. Триста тысяч - сумма немалая, из-за нее стоило поднять шум. В Нарва-Йыэсуу назначили стрелку, на которую должны были приехать с одной стороны Александр Циттеркопф, с другой – недовольные «зарплатой» члены бригады. Стрелка состоялась, только до переговоров не дошло, потому что автомобиль с братками, недовольными лидером группировки, был расстрелян.

Единственным человеком в этой истории, кому было явно на руку помочь отправиться своим бойцам на тот свет, мог быть только Александр Циттеркопф...

Но в живых оставались еще двое или трое членов бригады, имевшие покровительство у Таллиннских авторитетов. Как-то раз ночью они ворвались к Циттеркопфу домой и, взяв его, как говорится, тепленьким из постели, посадили в машину и поехали в Таллинн, где уже была назначена стрелка с Таллиннцами. Дело должно было решиться в пользу обманутых членов бригады, но судьба сыграла с ними злую шутку. Как уж там получилось, точно не знаю, но столичные авторитеты переиграли свое решение по ходу встречи. Установить причину, заставившую Таллиннцев изменить намеченное решение в пользу афериста, сейчас невозможно, но могу предположить, что те триста тысяч, которые Циттеркопф умыкнул из денег, предназначенных на оплату своей бригаде, каким-то образом плавно перекочевали в общак. Только такой расклад мог повлиять на решение лидеров преступного мира Эстонии уберечь Циттеркопфа от серьезных последствий. 

…Слушать Александра Циттеркопфа – одно удовольствие, хотя иногда ловишь себя на мысли - особенно, когда его несет на откровенность – что он вешает лапшу на уши, потому что излагаемые им факты абсолютно не укладываются в рамки нормальной логики. Рассказчик он великолепный и, понимая это, сползает порой на самолюбование, веря при этом, что любому собеседнику, если он слушает не перебивая, можно заморочить голову. 

Довольно скоро заканчивается срок тюремного заключения, назначенного Александру Циттеркопфу Ида-Вируским уездным судом. Любопытно будет узнать, в какую сферу деятельности после освобождения двинет Циттеркопф и сможет ли восстановить свои позиции в криминальном мире...

ПИТЕРСКИЕ КУРСАНТЫ

Из сообщения Балтийской службы новостей (с купюрами): «В обвинении, предъявленном Юрию Устименко, перечислены 24 преступных эпизода, в том числе, пять убийств и два покушения на убийство, совершенные в Эстонии. Одно из ранее числившихся за Устименко убийств полиция отнесла на счет действовавшего вместе с ним Дмитрия Медведева, который погиб в перестрелке с латвийской полицией. По 13 преступлениям, совершенным Устименко, полиция еще не получила разрешения от властей Польши, поэтому материалы по ним выделены в отдельное делопроизводство. Отложено и рассмотрение обстоятельств убийства полицейского, произошедшего во время перестрелки с сотрудниками латвийской полиции.

 Устименко обвиняется в Эстонии в групповом вооруженном ограблении, подделке документов и их использовании, умышленном уничтожении имущества, а также хранении и использовании взрывчатых веществ, запрещенных в быту. Полиция также обвиняет Устименко в изготовлении взрывных устройств, похищении огнестрельного оружия и боеприпасов, убийстве нескольких человек при отягчающих обстоятельствах в целях наживы. Суд Польши, куда бежал Устименко и где был задержан, приговорил его к краткосрочному лишению свободы за незаконный переход границы и незаконное владение огнестрельным оружием, чтобы таким образом упростить его передачу эстонским властям. В Эстонию Устименко был возвращен 12 ноября 2002 года и был помещен в арестантский дом...» в Таллиннском районе Рахумяэ.

Практически всю работу в расследовании целого клубка зверских преступлений, совершенных Юрием Устименко и Медведевым, выполнил комиссар Идаского центра ЦКП Александр Жегулов, проявивший себя при общении с Устименко (друзья называли его просто Устимычем) непревзойденным психологом. Юрий открылся ему, хотя за всеми его откровениями стояло явное желание оправдать свои кровавые деяния.

...Вырос Юра в нормальной семье. На просьбу письменно рассказать о своей семье, Юрий Устименко был предельно лаконичен: «Какое у меня было детство? - Полноценное (не все!) Семья положительная. О семье – все». 

В все последующие кадры из передачи "Честный детектив: Курс смерти"

Кроме него, мать воспитывала еще и его брата. Несмотря на полное взаимопонимание в семье, детские годы Юрия были омрачены – в школе он был отверженным. Но самое сильное негативное влияние на психику подростка оказало общение с одним из родственников, благодаря которому у Устименко развился и укрепился комплекс неполноценности, преследовавший его всю жизнь и сделавший его таким, каким он проявил себя впоследствии. Всю жизнь Юрий доказывал другим, что он – личность.

Первое осознание своего «я» как личности пришло к Устименко в Санкт-Петербургском высшем военно-морском институте имени Петра Великого, куда он поступил, сдав сложные экзамены и пройдя не менее сложные тесты. Поступление в военный ВУЗ должно было доказать всем знакомым, что он, Юрий Устименко, стоит большего, чем они считали. Поступив в институт, Устименко узнал, что в числе его однокурсников оказались молодые люди (в том числе некто Нуркеев), которым не пришлось потеть, подобно ему, над тестами и экзаменационными вопросами. Эти молодые ребята оказались в числе студентов не за ум, а за принадлежность к высокопоставленным чинам российской армии. Невысокий ростом, худощавый Устименко обладал гибким и живым умом и прекрасно понимал, что силой или положением родителей он себе авторитет не заработает, поэтому и пошел на завоевание «твердыни» нетрадиционным для военного ВУЗа путем – интеллектуальным.

Открыв в себе несомненный талант психолога, он к каждому приятелю подбирал ключик и безошибочно определял, какие слова, какая тема может того заинтересовать. Довольно скоро Устимыч стал одним из лидеров среди курсантов. Точно таким же лидером был еще один бывший курсант ВМИ – Телепин Андрей (Телепат), прославившийся своими кровавыми деяниями в Северной столице России. Устименко был с ним связан, знал о страшных преступлениях Телепата, хотя напрямую и не принимал в них участия. Когда Телепат оказался в трудном материальном положении, Устименко помог ему деньгами.

"Телепат" или Андрей Телепин.

Медведев в отличие от Устименко был медлительным и ведомым по характеру, поэтому быстро попал под влияние друга Устимыча и готов был перегрызть глотку каждому, кто представлял последнему хоть какую-то угрозу.

Когда российские правоохранительные органы стали наступать Телепату на пятки и расследовать убийства, совершенные его бандой, Устименко и Медведев последовали совету бывшего курсанта ВМИ Валентина Олейникова из Силламяэ: скрыться на время за пределами России. Олейников настойчиво упрашивал их перебраться в Эстонию.

Поздней осенью 2001 года Устименко и Медведев перешли границу Эстонии и оказались в Нарве, где пару дней отсиживались в развалинах гостиницы в центре города, а затем переправились с помощью того же Олейникова в Силламяэ. Валентин, уговаривая приятелей лечь на дно в Эстонии, рисовал им красочную картину. Говорил, что они будут жить на роскошной даче его отца, не зная никаких проблем. На деле все оказалось гораздо прозаичнее: роскошная дача - обычным летним домиком в садовом кооперативе, беспроблемная жизнь – полным неожиданностями и материальной необеспеченностью существованием. Устименко и Медведев были вынуждены беспокоиться о своей безопасности о добывании денег на еду и одежду самостоятельно. 

Найденный труп Олейникова

Юрий Устименко признался Александру Жегулову, что они с Медведевым предполагали отсидеться в Эстонии до окончания суда над бандой Телепата, а затем надеялись вернуться в Россию и восстановиться в ВМИ. Самое страшное, что им грозило – трибунал за дезертирство, что не исключало впоследствии успешного окончания ВУЗа. И тут вновь вмешался Олейников, насаждающий им мысль: ни в коем случае нельзя возвращаться в Россию. Олейников привозил Устименко и Медведеву российские газеты, в которых описывались преступления, совершенные бандой Телепата и внушал беглецам мысль, что они подвергнут себя смертельной опасности, если вернутся в Питер. Но время шло. Устименко и Медведев стали обузой для Олейникова. Поняв, что их кинули, Устименко жестоко рассчитался с Валентином - заманил на дачу и застрелил. Такая же участь постигла еще одного силламяэсца, наркомана Зудина, который в любой момент мог вломить Устименко и Медведева, а потому представлял реальную опасность.

…Уже значительно позже, Устименко, при ответе на вопрос, не снятся ли ему погубленные им жертвы, откровенничал: «Нет! А почему они должны мне сниться? Я просто остался один в живых. Не я создавал причины тех событий, хоть и имею к ним непосредственное отношение». Нет, угрызений совести он не испытывал, хотя с каждым месяцем, по словам Александра Жегулова, все больше и глубже осознает то страшное и непоправимое, что осталось в виде крестов и памятников на кладбищах Эстонии. 

силламяэсц Зудин.

Его не мучили кровавые мальчики по ночам и образ Христа, взывающего к справедливости: «Я атеист с детства. И это не означает «хорошо» или «плохо». Вспомните историю: под знаменами Христа натворили больше зла, чем под какими-либо другими стягами. Любая религия несет в себе зло. Пример тому – сегодняшний ислам».

Устименко - личность по-своему неординарная. По мнению Жегулова, поступление в ВМИ предопределило жизненный путь Юрия сразу и навсегда. Попав в атмосферу дедовщины и насилия, поистине криминальных разборок, граничащих с цинизмом и крайней жестокостью, он постарался взобраться на самый верх этой системы. Из него мог бы выйти неплохой военный, тем более что учеба давалась Юрию успешно. Честолюбивый и легко ранимый, он гордился своей принадлежностью к курсантам ВМИ и, говоря о ВУЗе, был краток и корректен: «Ничего об училище говорить не буду. Могу лишь сказать, что там готовят высококвалифицированных военных, профессионалов широкого профиля». Последнее, пожалуй, не нуждалось в подтверждении. Достаточно вспомнить, как Устименко и Медведев оказались в Эстонии: они проскользнули под самым носом у пограничников, одолев несколько десятков метров в ледяной воде Наровы.

Говоря об Устименко как о человеке, нелишне будет заметить, что он - неглупый парень, неплохо разбирающийся в литературе и истории, что, несомненно, делает ему честь на фоне других дуболомов из ВМИ и вообще нынешней молодежи, не знающей, кто такие Иван Бунин и Вильям Шекспир. Вспоминая о любимых писателях и поэтах, Юрий сказал: «Я ценю не имя, а произведение. Есть писатели, которых я люблю, но их немного. Саббатини нельзя сравнивать с Гюго, и кто из них любимей, не скажешь. Это два разных «пера». Нравится также Мамин-Сибиряк, Померанцев, Островский. Из поэтов – Шиллер, Гете, Лермонтов, Маяковский и другие».

Курсанты.
 
В рассуждениях Устименко о России поразительным образом органично сочетаются великорусский шовинизм и редкое здравомыслие: «Особенность истории России заключаются в ее географическом положении, то есть в геополитике. Расположенность между Европой и Азией означает и влияние культур Запада и Востока. Беды русского народа выражены в постоянной агрессии, направленной на него извне, начиная со времен княжеств. Это и повлияло на характер русского человека. Его характер – основная особенность России. Русские – обособленный народ. И это бесспорно. Есть европейцы, есть азиаты и есть русские. Исчезнет Россия – исчезнут русские. Исчезнет Германия – европейцы, как стереотип мышления, не исчезнут. Вы стремитесь сейчас в Европу, стремитесь жить, как европейцы, а, значит, стремитесь – хотите вы этого или нет – мыслить по-европейски. И вы ими станете. Все европейцы похожи друг на друга - лишь немного своей специфики, но основа одна. У русских своя специфика, где бы они ни были. Они настолько же друг друга любят, насколько и ненавидят. Половина бед от этого…» 

Возможно, рассуждения Устименко покажутся кому-то не очень зрелыми и наивными... Но за несколько неуклюжими фразами – способность мыслить и оценивать происходящее, неплохое знание истории вообще и русской в частности. И, если угодно, – патриотизм. У него свое, индивидуальное отношение к великим деятелям истории: “Я уважаю всех, кто сделал для России что-то существенное – Петра Первого, Александра Второго, Екатерину Вторую, Ленина. Допетровское время трогать не будем…” 

ДНЕВНИК УСТИМЕНКО И МЕДВЕДЕВА

Я прочла его, что называется, от корки до корки, но ясности в вопрос, что же толкнуло их на злодеяния, дневник практически не добавил. А ведь за Устименко и Медведевым числится более десятка преступлений.

В одно время их имена тесно связывали с именем питерского убийцы Телепата, но обо всем - по порядку…

...Более всего эстонских следователей мучил вопрос мотивации преступлений печально известной пары из Питера. Почему они с такой легкостью шли на убийства? Вопрос не праздный, поскольку немотивированные убийства – явление нечастое. Особенно, если они совершаются людьми, далекими от наркотиков, весьма неглупыми и относительно благополучными в социальном плане. Оставалось предположить, что ими могло двигать либо тщеславие (то есть стремление прославиться, пусть даже и таким ужасным способом), либо безусловная необходимость подчиняться чьим-то приказам.

Начнем со второго. Какое-то время Устименко и Медведева связывали с кровавой бандой Телепата (Андрея Телепина). Все они – бывшие курсанты Санкт-Петербургского военно-морского института имени Петра Великого - тесно общались друг с другом. В пользу этой версии говорил и тот факт, что Устименко и Медведев совершили ряд абсолютно немотивированных убийств, подобных тем, что лежат на совести Телепата. 

Тем не менее, российские правоохранительные органы не подтвердили связь Телепина с «нашими» морячками, она обнаружилась позднее, уже в 2003-м году… Пока арестованный в польском городе Сувалки Устименко не заговорил, следствие пыталось определить реальный мотив убийств по дневнику, найденному на месте перестрелки на латвийской границе, в ходе которой погиб Дмитрий Медведев. 

Дневник – обычная школьная тетрадь в мелкую клетку, заполненная вклеенными в нее журнальными и газетными вырезками кумиров, любительскими фотоснимками и прочими, сопутствующими дневнику атрибутами. В том числе – записями. Их немного, как и личных любительских фотографий. Последних вообще всего четыре, причем на трех из них изображены Устименко и Медведев, порознь и вместе, а на четвертой – маршируют в рядах стройных колонн курсантов ВМИ имени Петра Великого.

Страница из дневника. Кадр из передачи "Очевидец"

На одном из снимков высокий красивый Медведев (рост выше 190 сантиметров) стоит рядом с Устименко. Сверху над фото - вырезанный откуда-то текст: «МОЙ СТАРШИЙ БРАТ». Вот только не понятно, кто в понимании пары являлся старшим братом? Очевидно, судя по взаимоотношениям, все-таки Юрий Устименко, который был для Дмитрия Медведева образцом для подражания, учителем и наставником. Устименко лидерствовал настолько, что даже следил за речью своего «брата», нещадно обрывая его в присутствии посторонних, если тот говорил лишнее.

На двух страницах дневника вклеены детальные карты – Эстонии и Таллинна. На карте города кружком обведено место на улице Роозикрантси, где произошел взрыв, организованный Устименко-Медведевым с целью добыть себе оружие. Дополняет картину другая газетная вырезка - со снимком места происшествия уже после взрыва: стена дома, выбитые глазницы окон…

На многих, аккуратно вклеенных в дневник фотовырезках, – любимые группы. В их числе «Наутилус Помпилиус» и «БИ-2», которая озвучивала все фильмы Бодрова-младшего. С ними мирно соседствует, правда, на разных страницах, Александр Розенбаум. Любопытно, что оба его снимка – реклама к песне «Одинокий волк». Не ясно: то ли Устименко и Медведеву нравился сам Розенбаум как исполнитель, то ли его песня, то ли их внимание привлекла морда матерого волка с янтарными глазами. Быть может – кто знает? – они считали себя сродни этому одинокому волку. Предположений много…

Страница из дневника. Кадр из передачи "Очевидец"

Отдельные страницы дневника вызывают недоумение. Например, застывший в стойке на вышке пловец – молодой, мускулистый, подтянутый, а рядом - синий от татуировок парень с самоуверенным взглядом, и другой – с зажженной сигаретой. Оба выглядят как-то неуместно на фоне пловца. Портретов Иосифа Виссарионовича Сталина, которого так почитали Устименко и Медведев, как ни странно, в дневнике нет. Зато присутствует портрет одного из самых кровавых харизматиков прошлого столетия - Адольфа Гитлера в парадной форме. А через пару страниц – Юрий Гагарин с обаятельной улыбкой и совсем молодой Владимир Высоцкий. 

Возле некоторых снимков аккуратным каллиграфическим, почти женским почерком, принадлежавшим убитому Медведеву, выписаны высказывания знаменитых людей минувших эпох – маршала Георгия Жукова, Оноре де Бальзака, Эрнеста Хемингуэя и других. 

Хемингуэй: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

Жуков (рядом - фото военного в камуфляже): «Человек, переживший однажды большие испытания, будет всю жизнь потом черпать силы в этой победе». 

Без авторства: «Если воли, то - максимум». 

О. Бальзак: « Любовник чаще думает о том, как проникнуть к любовнице, чем о том, как уберечь жену. Узник чаще думает о бегстве, чем тюремщик об охране дверей. Следовательно, несмотря на препятствия, любовник и узник должны добиться успеха».

В.Маяковский: «Женщину ль опутываю в трогательный роман, просто на прохожего гляжу ли – каждый опасливо придерживает карман. Смешные! С нищих – что с них сжулить!» 

Всего в дневнике около шестидесяти «картинок», в том числе и американские башни-близнецы в момент взрыва. Зная, как Устименко и Медведев ненавидели Америку, можно предположить, что разрушение башен – бальзам на их души. 

Страница из дневника
 
Все высказывания, как правило, касаются ЛИЧНОСТИ. Именно с большой буквы. Очевидно, Устименко и Медведев стремились стать ЛИЧНОСТЯМИ или считали себя таковыми, безусловно желая, что-бы о них говорили. И не сиюминутно, не местечково, а на века и глобально. Не только дневник, но и все их поведение наводило на мысль о том, что они мечтали о славе, известности. Недаром на прощальной встрече с друзьями, состоявшейся в одном из Таллиннских бильярдных клубов, предполагаемые убийцы высокопарно произнесли сакраментальную фразу: «Вы еще о нас услышите!» Правда позже, во время следствия, Устименко скажет: «Это не мои слова».

Но тогда все, кто праздновал отбытие из Эстонии бывших курсантов, не стали спрашивать, по какому поводу и где о них еще можно будет услышать, хотя эту фразу Устименко и Медведев произнесли не единожды. Желание спрашивать пропало после того, как Медведев на второй день банкета немного перебрал горячительного и, достав ствол, похвастал перед друзьями, среди которых были две девушки – Эля из Силламяэ и Светлана из Таллинна, - что оба они вооружены: «У Устимыча тоже есть пистолет…»

Кстати, о женщинах в жизни Устименко. В период их совместного с Медведевым пребывания в Эстонии все особы женского пола при первом знакомстве западали на высокого симпатичного Медведева. Но в конечном итоге дарили свою благосклонность Устименко, как более сообразительному и обаятельному собеседнику и кавалеру, представлявшемуся при знакомстве то журналистом, то путешественником… Одной Таллиннской приятельнице Юрия Устименко - Светлане - было всего семнадцать лет, поэтому знакомство со словоохотливым «журналистом-путешественником» наложило определенный отпечаток на образ мышления юной особы. Она не подозревала, что красивые слова - не всегда отражение красивой личности говорящего. Она не знала, что в жизни у Устименко и его приятеля было все гораздо мелочнее, чем на словах, прозаичнее, и что порой их поступки были до неприятного непорядочными.

Взять хотя бы отношение Устименко и Медведева к тем людям, которые сдавали им квартиры в Силламяэ, в Йыхви и в Кохтла-Ярве. Одна из этих квартир, кстати, располагалась недалеко от моего дома, так что, не исключено, что пара не раз попадалась мне навстречу... Устименко и Медведев, как принято выражаться в криминальной среде, просто держали этих людей за лохов: проживут месяц, а когда приходит срок платить, смываются. Это было для них обычной практикой. Но один раз им не обломилось смыться, не заплатив. Владелец квартиры решил-таки взять ребят в оборот на предмет получения денег, на что те ответили омерзительной пакостью - выезжая из квартиры, оставили включенным газ, горевший две недели подряд. Только по счастливой случайности в этот промежуток времени газовики не занимались ремонтными работами и не отключали сеть. В противном случае на воздух взлетел бы пятиэтажный дом…

КРОВАВЫЙ ПУТЬ СЕРИЙНЫХ УБИЙЦ

…В Эстонии Устименко и Медведев объявились осенью 2001 года. Они, как вы помните, бежали из России, где были объявлены в розыск в связи с дезертирством с третьего курса военного элитарного вуза. 

Все кадры из передачи "Честный детектив: Курс смерти"

Той осенью, когда они перебрались в Эстонию, Питер потрясла серия немотивированных убийств, очень похожих на те, которые совершали Юрий Устименко и Дмитрий Медведев в Эстонии. Эти убийства связывали с бандой Телепата. Расследование деятельности последнего доказало, что его банда совершила в городе на Неве пять убийств, в их числе - одного ребенка.

Первое убийство было совершено 9 сентября 2001 года, когда выстрелом из «Беретты» в затылок был застрелен двадцатилетний Виталий Нерубащенко, курсант ВМИ, в котором учились Телепат, Устименко и Медведев. Той же ночью пропал и таксист Аркадий Новиков, обнаруженный позже на Шуваловском проспекте. И в этом случае жертва была застрелена из «Беретты», причем прямым выстрелом в голову. Труп таксиста после убийства, похоже, заморозили - либо в холодильной камере, либо где-то еще.

«Волгу» Новикова обнаружили рядом с тонированным «Лэндкрузером», на пассажирском сиденье которого находился уткнувшийся в бардачок мертвый хозяин – Роберт Доброжанский. Доброжанский - профессиональный телохранитель, человек очень осторожный и физически сильный, но это не спасло его от трех выстрелов в голову, сделанных в упор. 

Взорванный оружейный магазин в Таллине. 2002 год.

Спустя полторы недели второклассник Дима, сын питерского ювелира, пришел домой и увидел убитых сестру и бабушку, причем пожилую женщину убили все из той же «Беретты», а двухлетнюю малышку сначала душили, а потом закололи ножом в горло.

Последней жертвой оказался известный кикбоксер Коба Горделадзе, не пожелавший отдать убийцам бесплатно свой джип. На стеклах его машины висело объявление: «Продаю…» Кобе позвонили и попросили встретиться на предмет продажи автомобиля, но вместо денег выстрелили прямо в лицо. Кобе крупно повезло: пуля скользнула по лбу, а ствол «Беретты» заклинило. Убийцы скрылись…

Начался розыск. С помощью Агентства журналистских расследований (АЖУР) удалось вычислить звонившего и выйти на след банды Телепата. Один из сотрудников АЖУРа, представившись тренером Горделадзе, уговорил Андрея по кличке Телепат на встречу в гостинице «Прибалтийская». Телепат разговорился и рассказал о своих преступлениях, а затем сообщил и о ближайших планах. Оказывается, он хотел организовать в Питере серию терактов. Не простых, а с целью вымогательства: принес деньги – взрыва не будет, не принес – пеняй на себя. По делу Телепата задержали четырех человек.

Убийство таксиста в Таллине. 2002 год.

... Путь, которым Устименко и Медведев попали в Эстонию, по мнению эстонских пограничников, лежит на грани возможного. В середине октября 2001 года, используя навыки, полученные в военно-морском институте (экипировались в ласты и маску, намазав тело жиром в целях предупреждения переохлаждения и черной краской, чтобы стать более незаметными в темноте), Устименко и Медведев переплыли российско-эстонскую границу в районе между электростанцией и крепостью. То есть там, где пограничный контроль был слабым, так как осуществлялся пешим патрулем. Они покрыли ночью расстояние под водой почти в двести метров, что один из эстонских офицеров-пограничников назвал фантастикой. Увы, фантастикой их действия показались нашим пограничникам, но не самим курсантам. Не надо забывать, что эта пара училась у лучших военных специалистов России почти три года и за это время приобрела навыки, которых не дают в эстонской армии. Пробыв два дня в нарвской заброшенной гостинице, называемой «Дудаевской», Устименко и Медведев перебрались в Силламяэ, откуда начали свое кровавое шествие по Эстонии. На первых порах им помогал уже упомянутый выше Валентин из Силламяэ. Он помогал паре Устименко-Медведев перебраться в Эстонию, переносил их вещи из Ивангорода в Нарву, а затем перетащил их на какое-то время в свой родной город. Этот молодой человек – в прошлом курсант ВМИ. Устименко защищал его от нападок старшекурсников.

Убийство продавщицы в Тарту. 2002

Чуть позже Валентин, а вместе с ним еще один курсант ВМИ Руслан, нелегально перебравшийся в Эстонию из России, где он числился в розыске, пропадут. 12 мая 2002 года труп двадцатилетнего Руслана, которому на днях должно было бы исполниться двадцать один год, был обнаружен на российской стороне Наровы. По данным Центральной криминальной полиции, на которую легла основная нагрузка по поимке предполагаемых серийных убийц, на трупе Руслана виден след от удара, от которого он, вероятно, и умер. По всей видимости, ориентировочной датой смерти можно считать 5-6 апреля - время, когда, по данным ЦКП, Руслан и его сокурсник Дмитрий, родом из Питера, нелегально перешли (или пытались перейти) российско-эстонскую границу. О том, что случилось с Русланом, следствие узнало лишь спустя несколько месяцев…

Машина  силламяэского филиала Таллинской фирмы
«Вильяд парадиис» (Viljad Paradis) после нападения. 2002 год

…А пока полиция занималась поисками убийц, совершивших за короткое время пять преступлений – в Тарту и в Таллинне были застрелены продавцы, в Ида-Вирумаа двое рыбаков и молодой сотрудник одной из силламяэских фирм, - четыре из которых были немотивированными. Эти преступления натолкнули полицию на мысль, что в стране действует пара серийных убийц. Только последнее – убийство сотрудника силламяэского филиала Таллиннской фирмы «Вильяд парадиис» (Viljad Paradis) двадцатичетырехлетнего Анатолия Бахматова и тяжелейшее ранение бухгалтера этой же фирмы тридцатишестилетней Елены Зуевой - было совершено с явной целью ограбления, поскольку бухгалтер направлялась в банк с большой суммой денег. Остальные преступления носят скорее личностный характер: кто-то из жертв не так посмотрел, не то или не так сказал. Например, в Таллинне, убийцы расправились с молодым продавцом только потому, что тот был с ними недостаточно вежлив, посмел «огорчить».

Убийство продавца оружейного магазина "Küti" в Таллине. 2002 год

После того, как в дело включились сыщики ЦКП, земля стала гореть под ногами у Медведева и Устименко. Они решили рвануть через Латвию в Литву, а оттуда - в Польшу. План сорвался, поскольку эстонская полиция разослала ориентировки на предполагаемых убийц своим коллегам из соседних стран, а также пограничникам. В ночь на 5 мая 2002 года в районе местечка Валка (Латвия) были замечены двое мужчин, внешне похожих на разыскиваемых. Пограничники отдали им приказ остановиться, но мужчины - ими оказались Устименко и Медведев - открыли стрельбу, смертельно ранив одного из офицеров. В перестрелке погиб и Дмитрий Медведев. Юрию Устименко удалось скрыться. Полиция не исключала возможности того, что предполагаемый убийца остался в Эстонии, поэтому была разработана беспрецедентная по своему масштабу операция «Сеть», в ходе которой проверили тысячи автомобилей и людей. Однако Устименко как сквозь землю провалился.

События, связанные с преступлениями, совершенными курсантами ВМИ Устименко и Медведевым и их поимкой облетели практически все европейские газеты и здорово озаботили полицейские структуры западных стран, опасавшихся, что серийные убийцы объявятся в одной из них...

Поиск преступников.

«Всплыл» он только 10 мая в небольшом польском городке Сувалки, что в двадцати километрах от литовской границы. Польские пограничники задержали Устименко, назвавшимся Юрием Хабаровым, за незаконное ношение оружия - у него изъяли пистолет «Вальтер» калибра девять миллиметров. Чуть позже, проверив полицейские ориентировки, поляки убедились, что Хабаров и Устименко, несмотря на то, что тот перекрасил осветленные волосы в темный цвет – одно и то же лицо. Польскому правосудию осталось осудить Устименко за незаконное ношение оружия и решить вопрос, какой из стран – России, Эстонии или Латвии – выдать беглеца. В России его ожидало тюремное заключение сроком от трех до пяти лет за самовольную отлучку из Петербургского ВМИ. В Эстонии и Латвии его судили бы за убийства. 


Пара Устименко-Медведев – в высшей степени любопытная. Не только в психологическом плане, но и в быту. Словно сиамские близнецы - везде вместе, неприхотливы в еде, амбициозны, великолепно подготовлены физически. Даже в марте месяце они купались в заливе, не говоря о том, что постоянно бегали и подтягивались на турнике. При этом… красили ногти и спали в одной постели, хотя была возможность ночевать отдельно. Утверждать, что ребята имеют определенную сексуальную ориентацию, никто не рискнул. Впрочем, предположения насчет ориентации не подтвердились в дальнейшем. Ногти – обычная блажь. А то, что Дмитрий Медведев стелил своему приятелю постель, мыл за него посуду и вообще ухаживал за Устименко, выполняя за него все домашние обязанности, говорит лишь о том, что Дмитрий почитал Юрия, как отца и Бога.

Одна из свидетельниц, Наталья В., которую абсолютно незаслуженно окрестили укрывательницей преступников, сказала, что если бы во время перестрелки на латышской границе убили бы не Медведева, а Устименко, то она не ручается за поведение оставшегося в живых: «Мне кажется, что он вышел бы на людное место и в отмщение за Юру стрелял бы во всех подряд».

Дмитрий Медведев

Для Натальи, между прочим, известие о том, что пара является предполагаемыми серийными убийцами, было не менее шокирующим, чем и для других знакомых Устименко-Медведева. Наталья - женщина в высшей степени душевная и интеллигентная - помнит, что ее семья познакомилась с бывшими курсантами через дочь Элю. Ребята произвели благоприятное впечатление: вежливые, корректные, весьма неглупые. Особенно Юрий Устименко, который много читал и досконально знал период истории времен Иосифа Виссарионовича Сталина. Устимыч и Медведь (так они называли друг друга) со знанием дела говорили об эпохе Сталина, делая акцент на том, что он был единственным советским вождем, поднявшим страну из праха. Они считали, что если бы Иосиф Виссарионович и дальше правил страной, Россия давно бы стала самой передовой мировой державой, оставив Америку далеко позади себя. При этом Устименко отлично владел предметом разговора – фактами и цифрами, подтверждающими его слова. Его аргументы были настолько грамотными, что могли убедить любого собеседника. Из рассуждений Устименко следовало, что для него важны не средства, которыми Сталин достиг стабильности в стране, а конечная цель – быть сверхдержавой, что явно граничит с великодержавным шовинизмом.

Как-то во время очередного разговора с курсантами Наталья спросила:
- Что мне до всеобщего благоденствия, если мои родные и близкие могли бы пасть жертвой сталинских репрессий?

Устименко ответил:
- Проблемы отдельных людей на фоне общей цели не имеют значения. 

В разговорах о былом могуществе Советского Союза Устименко и Медведев неоднократно высказывали прямо-таки патологическую ненависть к Америке и евреям. А на вопрос, почему они покинули Россию, ребята неизменно отвечали: «Убежали от системы», - подразумевая нынешний политический режим в России. В противовес этому строю Устименко и Медведев ставили режим, существовавший при Иосифе Сталине, которого они просто боготворили. А вот насчет преклонения перед Гитлером, которое им пытались навесить – неправда. Ни в одном из разговоров Устименко и Медведев не выражали своего восхищения Адольфом Шикльгрубером, хотя, возможно, где-то в глубине души и почитали фюрера за несомненный дар харизматика. 

Юрий Устименко. Суд зачитывал приговор два дня.
Postimees.

Наталья долго размышляла о том, почему пара, останавливавшаяся у них на ночлег не более пяти раз (каждый раз выдвигалась очень убедительная версия – дескать, из одной квартиры съехали, другую еще не нашли), могла пойти на убийства? «Наверное, они считали, что физическими тренировками они укрепляют тело, а убийствами - дух». Только этим можно объяснить тот факт, что Устименко и Медведев спокойно разрядили обойму в беременную женщину, «интересное положение» которой просто нельзя было не заметить. 

Между прочим, в уголовном деле фигурируют две беременных женщины. Одна из них – бухгалтер из Силламяэ, выжившая после тяжелого ранения, вторая – жена убитого работника оружейного магазина в Таллинне, которая в день смерти мужа собирала вещи, чтобы отправиться в роддом, еще не зная, что ребенок уже лишился отца…

Отношения бывших курсантов ВМИ со слабым полом так и остались для Натальи белым пятном. Она говорит, что Устименко явно нравилась их пятнадцатилетняя знакомая из Силламяэ - Ольга, а Медведев явно ревновал Устименко к этой юной особе. В Таллинне у Устименко, как вы помните, была другая молодая подруга – Светлана, которую он пригласил на прощальную вечеринку, устроенную в бильярдном клубе. Наталья и следствие сомневаются, что Юрия с этими девушками связывали отношения интимного характера.

У Дмитрия, похоже, тоже что-то не ладилось со слабой половиной человечества. Как-то он признался Наталье, что в Питере ему нравилась девушка, которой он написал картину и посвятил стихи, но она не ответила взаимностью. Похоже, эта история неудавшейся любви наложила определенный отпечаток на отношения с противоположным полом. 

Из письма матери во предварительного заключения

Кстати, о художественных наклонностях Дмитрия Медведева, более резкого и жестокого в высказываниях и примитивного в суждениях… Он как-то заикнулся Наталье о том, что пишет картины. «Наверное, абстрактные?»- отреагировала последняя. «А как вы догадались?» - удивился Медведев и добавил, что через цвет пытается выразить свои эмоции и чувства. Стоит ли напоминать, что выражение самое себя через абстракцию и цвет присущи большинству людей с отклонениями в психике В любом случае, так говорят психотерапевты...

Приходя к Наталье, Устименко и Медведев, чтобы не обременять хозяев, просили разрешения самим готовить еду. Их обычной пищей были макароны и сосиски. Но это не от безразличия к еде, а по другой причине. Они любили вкусную домашнюю пищу, и с огромным удовольствием и благодарностью могли съесть предложенный Натальей домашний борщ. Относительно одежды – та же картина. Когда курсанты впервые появилась в квартире Натальи, они были одеты довольно бедно, хоть и чистенько. Порой брали у силламяэских знакомых поносить какие-то тряпки. Затем, когда появились деньги, Устименко и Медведев стали жить на широкую ногу: покупали хорошую одежду, ездили только на такси, питались в барах и ресторанах. Словом, тратили деньги, не жалея. Было видно, что они не делают из них культа.

Наталья неоднократно пыталась узнать у ребят о социальном положении их семей, поскольку от ее внимания не укрылись некоторые детали, свидетельствующие о безотцовщине. Так и оказалось: оба росли в неполных семьях. И еще. У Медведева был старший брат-алкоголик, о котором Дмитрий отзывался вскользь и уничижительно: «этот…», «он…»

Через секунду закроется дверь одиночной камеры... навсегда.
 
По всему было видно, что Устименко и Медведев воспитывали себя – по их понятию – как личность. Сильную, несгибаемую личность, которую должны уважать и бояться. В свете этой жизненной установки не совсем понятна реакция Юрия на эпизод фильма «Сестры» Бодрова-младшего, в котором отморозки-бандиты жестоко убивают раненого милиционера, скрывающего местонахождение сестер. Наталья вспоминает, что после просмотра этого эпизода Устименко вдруг заявил: «Надо было сказать, где девчонки, тогда бы, может, остался жив». Эта фраза несопоставима с понятием «сильная личность». Очевидно, где-то в душе Юрия (не Медведева - тот априори принимал на веру все сказанное другом), жила половинчатость, проявляющаяся в таких мелочах. Ему хотелось быть непоколебимым и сильным, но в случае беды, грозящей болью и кровью (своими, не чужими!), эти принципы отодвигались на задний план.

Это предположение подтверждает следующий факт. Оба они – Устименко и Медведев – не раз повторяли, что предательство должно караться смертью. И если кто-то один из них погибнет, второй должен лечь рядом, то есть, убить себя. Исходя из этого их постулата, Устименко должен был после гибели Медведева совершить акт самоубийства. Но он остался в живых. Спасовал, струсил. Следовательно - совершил предательство. 

УБИЙСТВО ДЕПУТАТА

Одно из самых нашумевших преступлений последних лет – похищение и убийство весной 2001 года депутата Кохтла-Ярвеского городского собрания и руководителя водной фирмы сорокадвухлетнего Николая Князева. Это преступление вполне вписывается в рамки определения «организованная преступность», однако, на мой взгляд, ею там и не пахнет. Никакой, в отличие от банды Сачуков, дисциплины, четкого руководства и беспрекословного подчинения, никакой проработки деталей преступления и предвидения последствий, никакого сокрытия улик. 

Основных подельников - исключая второстепенных фигурантов уголовного дела, прошедших зоновскую школу и отвечающих за свой базар*, - оказавшихся людьми случайными и недалекими, не имеющими сплоченной системы и жесткого подчинения лидеру, справедливее было бы назвать группой либо жадных и упрямых, либо мягкотелых до трусости людей.

УБИЙЦАМ КНЯЗЕВА ПРЕДЪЯВЛЕНО ОБВИНЕНИЕ

…29 мая 2001 года Николай Князев – депутат и директор водной фирмы «Виру коммунаалтеэнусте» (Viru Kommunaalteenuste) не пришел домой. На работе его тоже не оказалось. Поначалу думали, что он завис у очередной любовницы или ударился в запой. Но эти версии не подтвердились. Начались поиски. Полиция стала детально выяснять, кто из друзей, знакомых или сослуживцев последним видел Князева. Подчиненные Князева вспомнили, что возле главного здания водной фирмы стояла машина, у которой крутился мужчина с густой шевелюрой седых волос. ЦКП приложила массу усилий, чтобы отыскать Князева живым или мертвым, но он словно в воду канул. 

Спустя несколько дней после его исчезновения полиция нашла в лесном массиве сожженный автомобиль Князева «Опель Астра», а спустя пару недель, в болоте Сели был обнаружен его труп с привязанным к шее «блином» от штанги. Практически все дни после исчезновения депутата стояли жаркая погода, поэтому труп успел здорово разложиться и всплыть на поверхность благодаря раздувшим его газам.

20 июня ЦКП арестовала четырех подозреваемых: Алексея Максимова (1965 г.р.) - эксполицейского, занимавшегося в 2001 году мелким бизнесом, Сергея Ильянова (1981 г.р.), Сергея Голубятникова (1959 г.р.) и Валерия Лойдапа (1950 г.р.). Последнего, в прошлом председателя Кохтла-Ярвеского горисполкома, ушедшего позже в бизнес, полиция долгое время считала ключевой фигурой преступления. Ему отводилась самая важная роль – заманить Николая Князева, полностью доверявшего Лойдапу, в недостроенный дом Максимова, расположенный по Карья Пыйк, 13 в деревне Ярве. В доме жертву поместили в комнату без окон и приступили к допросу, который одновременно записывался на видеокассету. Позже, в начале осени, ЦКП арестовала еще одного подозреваемого – и опять-таки, бывшего полицейского, работавшего до своего ареста сотрудником охранной фирмы «Секьюритас» (Sekuritas), Юрия Петрова. Его удалось вычислить по защитному IMEI-коду мобильного телефона, принадлежавшего Николаю Князеву. Как выяснилось позже, во время следствия, телефон этот Алексей Максимов подарил Петрову после убийства депутата, но не предупредил, что IMEI-код надо снять с помощью хакера*. В суде Максимов объяснил, что о наличии защитного кода знает каждый полицейский, поэтому он и не говорил с Петровым о том, что телефон надо раскодировать. Несмотря на это заявление, создалось впечатление, что Алексей Максимов блефует, потому что не сказать подельнику о риске, которому он подвергает себя, пользуясь телефоном с защитным кодом - все равно, что броситься под движущийся поезд.

Дом по Карья-пыйк, 13, где нашли видеокассету.

Видеозапись во время допроса Николая Князева вел Юрий Петров, облаченный в спортивный костюм и черную шапочку с прорезями для глаз, полностью закрывающую лицо. Маскировка нелишняя, потому что Князев и Петров отлично знали друг друга по хоккейному клубу. Вопросы, на которые Князев должен был ответить, составил Максимов. Депутату было предложено дать имеющийся у него компромат на чиновников Кохтла-Ярвеской горуправы и крупных идавируских бизнесменов, связанный с проведением конкурсов на строительство муниципальных объектов, то есть, на государственные поставки.

После ареста Валерия Лойдапа и Алексея Максимова (двое других арестованных существенной роли в преступлении не сыграли), полиция в течение длительного времени еще не ведала о существовании видеозаписи. Ее нашли в доме Максимова лишь в январе 2002 года при странных обстоятельствах, так и оставшихся не выясненными. По материалам дела получается, что собака Максимова услышала на втором этаже, в недостроенной части дома, какой-то шум и, рванув наверх, задержала человека, забившегося в темный угол комнаты. Отсутствие света помешало жене Максимова – Марине Быковой, разглядеть и запомнить этого человека. Полиция приехала по ее вызову, но по какой-то причине не подстраховала себя, установив пост под окнами того помещения, где спрятался неизвестный. И тот рискнул: спрыгнул вниз и был таков. Полицейские обыскали комнату, где прятался мужчина, и нашли видеокассету, после просмотра которой окончательно прояснился мотив убийства. Он оказался старым, как мир – корысть. С помощью компромата преступники мечтали шантажом выкачать из чиновников и бизнесменов, фигурирующих на видеопленке, более двух с половиной миллионов крон.

Видеокассета... Одна из самых первостепенных улик. До января 2002 года, как вы помните, ЦКП, расследовавшая это дело, ничего об этой видеопленке не ведала. Зато два журналиста (в том числе и я) уже знали о видеозаписи, но, поскольку полиция не разглашала собранные следствием факты, ни я, ни второй мой коллега не предполагали, что видеокассета – непаханная тема. Главный режиссер преступления Алексей Максимов, мягко говоря, фраернулся, написав нам из Централа (так называют тюрьму в Таллинне, расположенную на улице Магасиини, 35А), в конце ноября (!) письма, в которых, помимо стихов собственного сочинения, он сообщал и о видеокассете. Вот текст письма - с несущественными купюрами и редакторской правкой, а также и выделением фраз, свидетельствующих, что Максимов, несмотря на утверждение о том, что ознакомился с содержанием кассеты лишь после того, как она попала в руки следствия, отлично знал, что на ней записано задолго до того, как она была найдена:

«Здравствуйте, уважаемая Светлана Логинова!

Пишет вам из Таллиннской тюрьмы Алексей Максимов. Может быть, помните меня, я у вас принимал заявление, когда у вас украли магнитную карточку у магазина «Калев» в Кохтла-Ярве.
Как говорится, от тюрьмы да от сумы...

Вот и случилось все в один год, помните, наверное, на Калеви, 33 был магазин «Bakardi» - теперь там черная дыра – остатки городской приватизации. А в городе все так же воруют или что-то изменилось в лучшую сторону? Как там господин Корб В.Н.?


Находясь в тюрьме, мы продолжаем борьбу с коррупцией, так как имеется много фактов коррупции, которыми, кстати, располагает и ЦКП, но удивительно, что материалы не переданы в другие ведомства, не заведены уголовные дела на бизнесменов, которые выигрывали через Князева (он был связующим звеном между бизнес-элитой города и городскими властями, читайте – Корбом В.Н.). Объем коррупции просто сногсшибательный, так как г-жа Иванцова Светлана, директор «Eestirem», должна была Князеву 600 тысяч крон за ремонт больницы. Город выдели 6 400 000 на больницу. Конкурс выиграла Светлана Иванцова (без помощи Князева, точнее, без 10% премиальных ему, она бы никогда не выиграла). Когда же Князев у нее просил вернуть обещанные 10%, то есть 640 000, она вернула 40 000 крон, осталось 600 000. Об этом говорят сами письма и видеоматериал, которыми располагает ЦКП, но удивительно – тишина. Никаких дел о коррупции, о взятках. На все мои 19 ходатайств следователь Голубьев ответил: мол, коррупции в городе нет, все ваши ходатайства, господин Максимов, безосновательны.

А тем делом имеются еще факты, когда г-н Шлык Вячеслав, директор фирмы «Силбет» (SILBET) - помните фирму, которая строила спортхолл в 32-м квартале, то есть, в Ийдла? Шлык слезно умолял г-на Князева подкинуть ему работу, так как в данное время он на нуле. Обязался отдать пресловутые 10% от стоимости, то есть 400 000 от 4 000 000 крон. Вряд ли он получил бы заказ, то есть, «выиграл» бы конкурс. А вот рассчитаться «забыл», да еще вдобавок на того же Князева завел дело в полиции.

Другу своему Ренату Хамидуллину, директору фирмы «Сикфорд» (здесь у Максимова немного несвязно, но он имеет в виду тот факт, что Князев и Хамидуллин были приятелями, и первый из них помог второму выиграть один из конкурсов – авт.), - та самая фирма, которая «честно» выиграла за 1000 крон аренду и АТП (автотранспортное предприятие, принадлежащее городу – авт.), которое уже набило всем оскомину. На той же кассете Князев рассказывает о том, что Ренат Хамидуллин остался ему должен еще 80 000 за то, что именно фирма Рената «выиграла» конкурс по укладке трубы по улице Калеви, 33.

Еще можно много перечислять, бумаги, боюсь, не хватит, но хочу добавить, что и Водоканал(«Виру коммунаалтеэнустес» – авт.) «честно» выигран за 1000 крон в аренду. А где же прокуратура? Куда же орган надзора смотрит, почему не реагирует на происходящее? Почему пресса не пишет, хотя имеет информацию? Боится отцов города, которые могут все? Но вряд ли на выборах они победят, так как их срок закончился уже давно.

А как же работает полиция с их техникой, новыми автомашинами, видеоаппаратурой и т.д.?

А они работают, да еще как. Если есть еще время прочитать пару строк, то добавлю, что по делу Князева арестовали пять человек - между собой не знакомых. Двое из них передали конверты с письмами и видеокассетами, в которых просили Корба уйти в отставку, а бизнесменов – вернуть деньги, обещанные Князеву за это или за что другое, чтобы люди были более сговорчивыми. Одного, например, били электрошоком на болоте, загоняя его по пояс, после этого на ночь пристегнули к дереву – мол, до утра подумай. Так сейчас работает ЦКП, когда расследует дело по какому-то вопросу. Мне, как бывшему работнику полиции, были сделаны скидки: всего-то пообещали изнасиловать в камере и убить до суда третьей инстанции. Делов-то: попугали и всего! А ты сиди, думай: когда придут тебя бить? Все рассчитано на то, что человек будет либо дрожать, как осиновый лист, либо на него будет оказано давление.

Для себя я выбрал борьбу с беспределом, так как сам для себя хочу разобраться, что происходит в нашем обществе. Я пишу заявление в прокуратуру, но у меня такое впечатление, что там работают либо слепые, либо глухие, не желающие что-либо проверить, выяснить. Пишу в прокуратуру о тех бесчинствах, которые творит следователь (так как он ответственен за данное дело: ведь именно он говорит своим помощникам, какие следственные действия надо проводить), но госпрокурор пересылает заявление в местную прокуратуру, местная прокуратура спрашивает следователя, а следователь заявляет, что все хорошо, процесс идет, все сознались. А на деле человек после ночи в лесу подписывает несколько протоколов (вдруг в ходе следствия придется версию поменять).

Место отбывание наказания Алексея Максимова. Тартуская тюрьма.

На все мои возмущения следователь только улыбается и говорит мягким голосом: «Такого быть не может в наших рядах, может, это вы так работали, гражданин Максимов?»

В дополнение: мое письмо по поводу коррупции директору ЦКП, г-ну Андресу Анвельту, было переслано Жегулову Александру, и тот прислал мне ответ на эстонском языке (интересно, почему?), в котором пишет, что, мол, факты не подтвердились. Коррупцией здесь не пахнет, все в городе хорошо.

Факты же говорят обратное, и в ходе следствия я на своей шкуре испытал, что дело могут повернуть, куда захотят (точнее, кому куда выгодно).

Все это было написано мною в газеты, канцлеру права, в госпрокуратуру, в дальнейшем я собираю материалы для передачи в Евросоюз, чтобы там знали наши беды, наши проблемы.

Жить в городе (Кохтла-Ярве – авт.) все хуже и хуже, народ нищает, работы нет, а председатель(горсобрания – авт.) хочет брать дополнительные кредиты: на ремонт крыш в школах, на ремонт бассейнов – через своих людей. Короче, все по старой схеме. Опять те же 10% премиальных и вперед к победе капиталистического труда.

Для себя я решил, что надо искать другую страну проживания, может быть, там будет возможность жить и работать, растить детей. Здесь же будущего нет с такими законами и «хозяевами города».

А у нас в тюрьме все по-старому – день за днем, люди отвыкли работать. А государство тратит в месяц на человека здесь 5200 крон, а на воле бедные бабушки и дедушки живут на пенсию 1200 крон. Из них надо и за квартиру, и за лекарства. Как люди живут? Что будет дальше? Как жить нашим детям, и как будут эти дети жить с такой властью, которая «слушает да ест».

Как сказал один человек г-ну Корбу В.Н.: «Валера, так дальше жить нельзя! Твой семейный бюджет превышает городской». Хочется кричать: «За кого вы голосуете, подумайте, люди? Неужели вы еще не поняли?»

За все свои слова в этом письме несу ответственность, можете ссылаться на меня, если будете писать. Факты за мной. Неоспоримые факты есть и в ЦКП, может, они чем помогут...

В заключение хочу сказать горожанам:

Ведь если я гореть не буду,
И если ты гореть не будешь,
И если мы гореть не будем,
То кто рассеет эту тьму?

Нас, людей меж собой незнакомых, обвинили по статье 196 прим. «Организованная преступность». В газетах идет уже прессинг, подогрев мнения народа, разводят страсти.

А я в тюрьме стихи пишу, хочется написать про наши все проблемы в стихах, но пока еще не могу. Обидно, что арестовали Валерия Лойдапа, не имеющего к делу отношения. Обидно, что Калеви, 33 стоит черной стеной – для города потеряно много рабочих мест, закрыты фирмы. Страдают жены, дети, а взрослые люди бесцельно тратят время в тюрьме, многие уже не вернутся на нормальный путь, будут потеряны для общества. Жаль. А жизнь проходит... Кто поможет людям, кто даст работу, кто решит проблемы? Только ты сам! Как говорится: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Или как на воротах немецких концлагерей - «каждому - свое». Это – про нашу жизнь. Вот и нам выпала доля нести бремя: кто-то выдержит, а кто-то кого-то оговорит, чтобы выжить. Многие понимают, что на воле все пальцы гнут, а здесь сдать товарища по несчастью для некоторых – нормальное дело. Кого растит это общество, опять предателей? Мысли, мысли... да, есть над чем подумать. 

С уважением – А.Максимов 

Светлана, я тут пару строчек написал, может они вам понравятся – это про наш город:

Тартуская тюрьма

Мы не сеем, мы не пашем,
Мы валяем дурака.
Иногда бывает, пляшем - 
Жизнь на это и дана

Мы чиновники лихие,
Тихо грабим мы народ, 
У нас правила простые:
Кто не с нами – идиот.

И работать мы не будем,
Пусть работает пила,
Она сделана с железа
И такая ей судьба.

Тихо деньги прилипают
К нам со всех сторон земли,
Мы кредиты выбиваем –
Они городу нужны.

А народу обещанья
Просто на уши мы льем:
Жизнь прекрасна будет скоро –
Мы гарантию даем.

А тех, кто в это не верит –
Единицы, посчитай.
Мы для них закроем двери,
Пусть хлебают только чай.

Ни за что никто ответа
Не несет перед собой,
Хочешь – покупаешь смело
Городской объект любой.

Хочешь – баню за бесценок,
Хочешь – весь Водоканал.
Ты мне скажешь - это бредни,
Я скажу, что сам читал.

В нашем городе за тыщу
Можешь многое купить.
В Таллинне за эту тыщу
Прыщик можно удалить.

Расцветай ты, край родимый,
Все мы сможем пережить.
Наркоман на наркомане...
На чиновнике – бандит...

Вряд ли стоит всерьез воспринимать все то, что написал в письме Алексей Максимов, хотя доля правды в его послании есть. Это касается и проведения конкурсов, которые уже стали притчей во языцех, и пресловутой «тыщи», за которую оказалось возможным взять в аренду муниципальное водное предприятие, и многое другое. Вот только доказательств – тех самых, которые смогли бы упечь в «края не столь отдаленные» чиновников, стоящих за финансовыми махинациями и скользкими сделками, у Алексея Максимова нет. Но даже если бы и были, не настолько эти самые чиновники болваны, чтобы не суметь обосновать любой свой шаг с точки зрения закона. Никогда не забуду фразу, сказанную мне одним из госпрокуроров: «Если мы признаем виновным вашего Корба, то придется сажать каждого второго чиновника городских управлений в Эстонии. Но показательный процесс нужен. Приговор – дело второе...» 

Здание по адресу  Калеви 33 сегодня, фото 2011
 
Пафосная бутафория письма – несправедливость, тьма, бабушки-дедушки и прочее – из раздела низкопробной лирики, способной вышибить слезу разве у совсем полных кретинов. А если еще знать при этом, что Максимов никогда не относился к разряду альтруистов и бессребреников, то и вообще не стоит обращать внимания на его «боль» за судьбу родного города и стариков, в нем живущих. При совершении преступления он руководствовался отнюдь не благородными целями борьбы с коррупцией, а своими, чисто материальными интересами. По отношению к Князеву и остальной верхушке Кохтла-Ярвеской горуправы Алексей Максимов не питал нежных чувств, что вполне понятно, если знать, как они его обидели – за бесценок продали девятиэтажку на Калеви, 33, где Максимов держал небольшой магазин по продаже алкогольных напитков. Здание продали со всеми потрохами, то есть с правом по своему усмотрению решать вопросы с арендаторами. Последних просто попросили убраться восвояси, и Алексею пришлось переносить магазин в другое место – в свой недостроенный двухэтажный дом. Именно по этой шкурной причине адрес «Калеви, 33» белой нитью проходит в его письме. Валерию Лойдапу, продуктовый магазин которого примыкал к Калеви, 33 в качестве пристройки, тоже было о чем сожалеть... 

Стихотворные же экзерсисы Максимова оставлю без комментариев - чем бы дитя ни тешилось на нарах...

... Центральная криминальная полиция, расследуя преступление, столкнулась, по словам комиссара Александра Жегулова, с одной серьезной проблемой: кроме того, что дело оказалось очень запутанным, так еще нашлись люди, пытавшиеся помешать выяснению обстоятельств совершенного злодеяния. Из достоверных источников удалось узнать, что одним из этих людей оказался ида-вируский бизнесмен, имя которого назвал Николай Князев на видеокассете – Н.О.

В уголовное дело по убийству Князева вошли десять отдельных уголовных дел. Обвинения были предъявлены по ряду самых суровых статей уголовного кодекса, в том числе за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, за угон автомобиля, за захват заложника, за вымогательство, за кражу, за уничтожение чужого имущества. Но особо надо отметить статью 196 прим. Уголовного кодекса «Преступное сообщество», крайне редко применяемую в обвинениях и, как это ни странно, ни разу в судебной практике Эстонии не устоявшую под напором адвокатов.

Свернуть